Богородск-Ногинск. Богородское краеведение

«Так говорит Господь: остановитесь на путях ваших и рассмотрите,
и расспросите о путях древних, где путь добрый, и идите к нему»
Книга пророка Иеремии. (6, 16)

Мы в социальных сетях:
 facebook.com/bogorodsk1781
 vk.com/bogorodsk1781
Дата публикации:
16 января 2016 года

Свидетельствуют старые документы. Ходили слухи о Грязнове и Лабзине

(Опубликовано в газете «Колокольня» №№13-14 за 2002 г.)

Виктор Ситнов

Вохонский край № 8

7 августа исполняется три года со дня канонизации как местно-чтимого святого Василия Ивановича Грязнова (1816-1869) – уроженца дер. Евсеево, что близ Павловского Посада. Как полагается, ко дню канонизации было составлено и напечатано житие этого подвижника веры, утверждённое Синодальной Комиссией. Это в полтора десятка страничек текста с 4 иллюстрациями житие, составленное по каноническим правилам (без подписи), вкратце отражает чудотворения и миссионерскую деятельность В.И. Грязнова, его духовные искания. В конце текста приведено 9 источников, использованных для составления жития.

На самом деле документов, где отражены различные эпизоды из жизни Василия Ивановича и его родственников, значительно больше, поскольку и сам Грязнов, и его родственное окружение (в основном Лабзины) были в посаде людьми весьма заметными и значительными. Думается, что со временем местные историки и краеведы возьмут на себя труд написать более фундаментальную монографию о яркой личности своего земляка, удостоенного канонизации в качестве "вдохновляющего примера для всех, кто будет впоследствии прибегать к его молитвенному предстательству". Не исключено, что по-настоящему драматическая биография В.И. Грязнова вдохновит творческих людей на использование этого неординарного образа при создании литературных произведений или исторического художественного фильма.

Для воплощения подобных проектов, вероятно, житийной брошюры в несколько страниц будет недостаточно. Понадобятся дополнительные документальные свидетельства, конкретные факты, помогающие восстановить и понять образ времени и героя. Это всегда сложнее, чем кажется на первый взгляд. Но зато важнее и интереснее. Кому? Да всем искателям истины, в том числе и художникам, которых все меньше устраивают как житейские, так и житийные трафареты и стереотипы.

В распоряжении местных историков и краеведов имеются не только фонды городского музея, но и прекрасно сохранившийся архив Московской духовной консистории (1726-1916 гг.), а также Богородского духовного правления. Мы постараемся периодически знакомить читателей с документами из этих источников, касающимися истории нашего края. Сейчас мы взяли для знакомства одно из дел, связанное с именами наших знаменитых земляков – В.И. Грязнова и Я.И. Лабзина. (ЦИАМ, Ф.203, оп.346, д.16).

Название у этого дела (1874-1875) довольно интригующее: "Об открывшихся при следствии признаках существования в Павловском Посаде Богородского уезда новой секты". Впрочем, сразу обнаруживается и другой (снижающий детективный накал) подзаголовок: "Об оставлении без последствий дела о Почетном Гражданине Якове Лабзине по подозрению в принадлежности его к какой-то секте". Мы сразу открыли читателю этот подзаголовок, поскольку мы не интриганы и детективы, а краеведы. (Стиль и орфография подлинника из-за малограмотности его автора частично адаптированы к современной грамматике. Документ в оригинале написан с многочисленными грамматическими ошибками. Большинство грубейших орфографических ошибок, мешающих смысловому восприятию текста, нами исправлены). Итак...

"Докладная записка, 12 мая 1875 г. Святейшего Правительствующего Синода Члену Высокопреосвященнейшему Митрополиту Московскому и Коломенскому Святотроицкия Сергиевы Лавры Священноархимандриту Иннокентию и разных орденов Кавалеру.

 По вашему словесному приказанию изложить на бумаге что я передавал вам словесно Честь имею объяснить следующее. В 1867 году по совету Высокопреосвященнейшего Митрополита Филарета подана нами Васильем Иванычем Грязновым и мною Лабзиным прошение об устройстве мужского общежительного монастыря на 15 братий с обязательством выстроить на собственный свой капитал и обеспечить тридцати тысячным капиталом, процентами коего содержать церковные нужды и монастырские потребности, и братия могут заниматься рукоделием, свойственным монашескому порядку; с тем, чтобы братия монастырствующая за сбором по миру не должны ходить, и сам Василий Иваныч Грязнов имел намерение поступить в монашество и набрать братию из известных ему благонамеренных людей. Высокопреосвященнейший митрополит Филарет принял наше прошение и сказал: я имею намерение открыть вам Монастырь, в этом надеюсь и святейший Синод со мною согласен будет; и обращается к Василью Иванычю и говорит: а ты набирай братию, пускай оне обучаются монашеской жизни.

Вы можете совершать Службу утренню, часы, вечерню. Так по благословению Высокопреосвященнейшего митрополита Филарета и собраны были благонамеренные люди, заявившие свое расположение посвятить себя монашеской жизни. Которые и теперь живут при мне, пользуясь от меня пищею, одеждою и помещением. Занимаются они рукоделием, чтением Священных Книг, Молитвою, нередко в будничные дни, а неупустительно в дни праздничные во вновь устроенном мною Храме при посредстве местного причетника на клиросе приучаются отправлять церковную Службу, оставаясь и после время в полной уверенности на помощь Божию, что будет в своё время по благоусмотрению Высшей Власти дозволено устройство предполагаемого монастыря.

Посему всепокорнейше прошу Вашего отеческого архипастырского Благословения Дозволить мне набранных означенных людей содержать в моем помещении, обучаясь монашеской жизни. С надеждою ожидая Дозволения означенного предположения Потомственный Почетный Гражданин Павловского посада 1-й гильдии Купец Яков Иванов Лабзин. 13 мая 1875 г.".

Настоящая докладная записка была затребована от Лабзина в Московскую духовную консисторию в связи с делом, которое разбиралось еще с февраля 1874 года. На секретный запрос Московского губернатора от 20 мая 1875 г. консистория представила дело, где заслушивалось "Отношение Товарища прокурора Московского Окружного Суда от 4 февраля 1874 г. №83, коим ... уведомил, что при дознании обстоятельств перенесения Почетным Гражданином Лабзиным в Павловском посаде гробов своих родственников из одного склепа в другой, оказались признаки принадлежности Лабзина к какой-либо секте почитателей как святых покойных: жену Лабзина и Тестя его – мещанина Грязнова; а именно: могилы разрывались усердием народа, думавшего, что за это будут прощены грехи, а земля и песок разбирались многими с набожным благоговением в уверенности, что если они будут приложены к ногам больных детей, то исцелят их; в процессии же носился портрет Грязнова с надписью "Василий спасы мя"; по слухам Грязнов был основателем секты, и последователи его для отправления Богослужений вначале собирались в лесу, а затем перешли в дом Лабзина.

У Лабзина есть моленная, никому из посторонних не показываемая, и при ней монахи, которые во время бываемых в ней богослужений одеваются в монашеское платье, а по окончании надевают обыкновенное светское. Под моленной в пещере колодец, в котором Лабзин и другие омываются во время болезни, веруя в чудотворную целительность его воды; служба в молельне происходит ежедневно и заключается в том, что братия, живущая в кельях, читает какие-то книги; всех участвующих 7 человек, и посторонние, кроме известных Лабзину, не допускаются. В молельне есть образа, два аналогия, и по стенам протянуты струны, заменяющие колокола.

Крестятся молящиеся всею ладонью, не складывая пальцев. Посетителями молебствий Лабзина бывают живущие в посаде фабриканты и купцы: Чугайкин Никита Ефремов, Иван Иванов Серебряков, Осип Тимофеев Тихомиров и Иван Михайлов".

 

Помимо приведенного документа, в деле представлено и "донесение Благочинного Богородского уезда Воскресенской Павловского посада церкви Протоиерея Сергия Цветкова, который на предписание Консистории от 2 марта 1874 г. сделать совершенно негласное, но строго внимательное дознание с одним из священников ближайшей церкви, об обстоятельствах, изложенных в Отношении Товарища Прокурора Окружного Суда относительно возникшей секты, которой будто бы принадлежит Почетный Гражданин Павловского посада купец Яков Иванов Лабзин и прочие, находящиеся у него в доме, 29 апреля того года донес, что:

I. Дом Лабзина, в котором, как упомянуто в Отношении Товарища Прокурора, совершается ежедневное моление с участвующими 7-ю человеками, им Благочинным с Священником погоста Вырки Василием Стрельцовым тщательно осмотрен и по осмотре составлен акт с описанием всех предметов, находящихся в поименованном доме (каковой акт представлен).

2. Купец Лабзин, по замечанию местного духовенства, усерднейший христианин ко Храму Божию, все обязанности христианские исполняет с усердием, в церковь на Богослужение является первый, в посты исповедывается и Святых Тайн cообщается; при богослужении в церкви не бывает только тогда, когда отлучается в Москву или другие места по свои коммерческим делам и то на самое короткое время; об усердии к Святому Храму могут свидетельствовать как местное духовенство с прихожанами, так и отец его духовный Павловского посада Священник Павел Доброклонский, который свидетельствует с отличной стороны о его религиозно-нравственной жизни и в сектаторстве Лабзина духовенство не подозревает; при сем приложил он Благочинный сведение священника Доброклонского.

Василий Иванович Грязнов и Яков Иванович Лабзин.

3. Разрывались ли могилы Василия Грязнова, его отца и жены Лабзина, брался ли песок и земля с набожным благоговением народом с уверенностью будто взятый песок и земля исцелят больные ноги детей, – духовенству не известно и даже не слыхали ни от кого из прихожан о сем происшествии, и вероятно, этот слух произошел от того, когда была закладка храма, народ заявлял свое усердие ко вновь созидаемому Храму своими трудами по обычаю православных; кто рыл землю, кто носил землю и песок, кто кирпич, кто известь. Между тем, могилы, оставшиеся внутри вновь созидаемого храма, были не тронуты до тех пор, когда нужно было настилать полы, так как могилы приходились против Царских Дверей, и могилы не были бы тронуты, если бы новосозидаемый храм не был двухэтажный. Нижний этаж углублен в землю, и одни окна вышли на поверхность земли; и когда нужно было также вынимать песок и землю из внутри храма для настилки полов, народ опять заявлял свое усердие трудами – выносили песок и землю, и когда обнаружены были склепы умерших, и тогда склепы не были тронуты, а на время были обшиты досками до тех пор, когда испрошено было дозволение от Епархиального Начальства передвинуть гробы к сторонам храма со средины, и прежде передвижки гробов были вновь приготовлены могилы, и тогда приглашено было местное духовенство все три причта для служения панихиды вместе с полициею.

По совершении панихиды гроба в несколько минут положены были в новые могилы, и духовенство, не выходя из храма, тотчас приказало рабочим принести подольского мрамора плиты, для сего приготовленные, так как весь пол сделан из этого мрамора, и при духовенстве заложены были могилы. При этой передвижке гробов из духовенства никто не видал портрета Грязнова с надписью: "Василий спасы мя". И приглашенная Полиция, вероятно, заметила бы, если портрет Грязнова носился бы между народом и сообщила бы духовенству, и духовенство не допустило бы подобных суеверий".


Первоначальный вид храма Покровско-Васильевского монастыря. Фото 1903 года.

Следующие пункты донесения благочинного Воскресенской церкви Павловского Посада протоиерея Сергия Цветкова на запрос консистории от 2 марта 1874 г. содержали следующее:

«4. О причинах, от чего произошел слух, что Грязнов был основатель секты, он Благочинный, объясняет следующее: прихожане Павловского посада и прочих соседних приходов более держатся раскольнических обрядов, молятся двуперстно и ознаменовать себя крестным знамением трехперстно по Преданию Православной церкви почитают ересью; на священство смотрели с недоверием, и богатые люди из православных, любя раскольнические обряды, отдавали в замужество своих дочерей за раскольников. И, наконец, прихожане Павловского посада, бывшего тогда села Павлова, подали прошение чтобы переименовать православную церковь в Павлове в Единоверческую; в 1824 году от 19 Декабря за №7582 последовал указ из Московской Духовной Консистории с резолюцией Высокопреосвященнейшего Филарета Митрополита Московского, коею предписано было – объявить прихожанам – оставить Священнослужение по общему чину Православной церкви, а священнослужителям вразумлять кого нужно, что сие Священнослужение есть истинное православное, и книги не поврежденные и с греческими древними согласные, и что непокорные ложно клевещут на церковь и суд свой на себе понесут.

Василий Иванов Грязнов возрос в этих же раскольнических обрядах и при своей болезни, которая постигла его, Грязнова, в молодых летах, он искал себе облегчения в этих раскольнических обрядах, но болезнь время от времени усиливалась. Он по совету некоторых благочестивых людей обратился в Берлюковскую пустынь к чудотворной иконе, от которой получил в своей болезни исцеление, жил несколько времени в монастыре и желал остаться в оном навсегда, но по домашним делам как старший в семействе должен был выйти из монастыря. По выходе из оного совершенно убедился в Православии, оставил все раскольнические обряды, переменил крестное знамение, – вместо двуперстного начал молиться трехперстным; каждый пост исповедывался и Святых Таин сообщался.

Богатые жители посада, видя перемену его жизни с оставлением всех раскольнических обрядов, особенно двуперстного крестного знамения, ревнуя по старине, распустили молву, что Грязнов хлыст и ему многие последуют, потому что приобщается каждый пост, а между православными, держащихся раскольнических обрядов, был тогда такой обычай – чтобы только исповедаться, а Святых Тайн не сообщаться. В следствие распущенной худой молвы в Павлово приезжала комиссия, и все семейство отца Грязнова вместе с ним было взято под арест и осмотрено, и комиссией ничего не наблюдено. Это было в 1845 году, многие и теперь еще находятся в живых, которые могут передать о всём бывшем в то время происшествии; причем для примера Благочинный указывает на одного деревни Евсевьевой крестьянина Василия Ильина Короткого. Оттого и носится слух до сего времени будто Грязнов был основатель какой-то секты (...)

(...) по своей религиозности и высоконравственной жизни Грязнов был известен в Бозе почившему Высокопреосвященнейшему Филарету, в чем может служить указ Московской Консистории о построении Монастыря, в котором он желал принять сан монашества. Пожелание не исполнилось за болезнью, и умер он самою Христианскою кончиною, приняв с полным сознанием Святые Тайны не более, как минут за 20 до своей кончины.

Что касается того, что будто последователи Грязнова после перешли на жительство в дом Лабзина, то это суть собравшиеся для поступления в монашество в 1868 году. До 1868 года в доме Лабзина никого не было, и тот корпус, о котором составлен акт, выстроен для монастыря на той самой земле, которая назначена под монастырь, и собравшиеся всегда исполняют Христианский долг, как о сем свидетельствует отец их духовный священник Доброклонский. А в монашеском платье собравшихся в доме Лабзина духовенство никогда никого не видало.

Из его Протоиерея прихожан живут двое деревни Евсевьевой крестьян: Яков Нефедов, родившийся в 1817 году февраля 18 дня, – глухой и нездоровый, а другой – деревни Юдиной Петр Андреев родился 1826 года Декабря 17 дня, убогий, и живут ради Христа. Рождены от православных родителей и крещены в церкви и всегда исполняют долг Христианский, и все крестятся не ладонью, а по обряду Православной Церкви трехперстно.

5. В отношении Товарища Прокурора прописано, что посетителями молебствий Лабзина бывают фабриканты: купцы Павловского посада Иван Иванов Серебряков, Никита Ефремов Чугайкин, Иван Михайлов; но им, Благочинным Протоиереем, негласно дознаваемо было, посещают ли означенные лица моленную Лабзина? И утвердительно ни от кого он не мог о сем узнать. Серебряков со своим семейством и Чугайкин весьма часто бывают при Богослужении в Церкви и в будничные дни, так как в их Воскресенской церкви ежедневно неопустительно совершается Богослужение.

Чугайкин и Серебряков духовные дети священника Михаила Беляева, который с отличной стороны свидетельствует о их религиозно-нравственной жизни, о чем и представил объяснение священника Беляева, равно и отзыв Священника села Уполоз Богородицерождественской Церкви Ильи Тупталова, который объяснил о поименованных в акте крестьянах Алексее Фролове, Иоакиме Михееве и Евстигнее Викторове, принадлежащих приходу села Уполоз (...)

К сему Благочинный присовокупил, что Василий Иванов Грязнов родился 1816 года 17 февраля, отец его Иван Семенов в метрических книгах не значится. Жена Лабзина, Акилина Ивановна, родилась 1829 года июня 2 дня. Погребены они по обряду православной церкви. Василий Иванов Грязнов помер 1869 года февраля 16 дня. Иван Семенов 1869 года Апреля 9 дня, и все записаны в метрических книгах и похоронены на приходском кладбище, где ныне сооружена каменная двухэтажная церковь".

 

Таким образом, отвечая на секретный запрос Московского губернатора, консистория сделала вывод по рассмотренному делу, что "нет основания Почетного Гражданина Павловского посада Якова Иванова Лабзина и прочих лиц, поименованных в Отношении Товарища Прокурора Московского Окружного Суда от 4 февраля 1874 года на основании статей 1005 и 1006 Устава Судебных Учреждений, подвергать дальнейшему преследованию. О сем уведомить Тов. Прокурора Окружного Суда, равно: 2. Уведомить Г-на Московского гражданского Губернатора на секретное его отношение 20 минувшего мая, что дело о принадлежности Почетного Гражданина Лабзина якобы к какой-то раскольнической секте и об устроении в своем доме молельни, по произведенному тщательному дознании, что он, Лабзин, есть усердный православный Христианин, и в доме его ничего противного христианской религии не усмотрено, Епархиальным начальством оставлено без последствий". Документ подписан 20 июня 1875 г.

Как указывалось выше, в деле фигурирует несколько справок, объяснительных записок, характеристик и донесений с информацией о личностях и занятиях В.И. Грязнова и Я.И. Лабзина. В частности, представлено объяснение священника Павла Петровича Доброклонского «Его Высокоблагословению Благочинному Воскресенской Павловского посада церкви Протоиерею Сергию Стефановичу Цветкову и Кавалеру" следующего содержания:

"Объяснение. На основание Ваше от 28 марта 1874 года за №123 имею честь объяснить следующее: Потомственный Почетный Гражданин и 1-й гильдии купец Павловского посада Яков Иванов Лабзин, как значится в метрических книгах №26, родился 1827 года Октября 18 дня, крещен 20-го, сочетался браком с крестьянскою девицею деревни Евсевьевой Акилиною Ивановною 1860 года №34 октября 23 дня, которая умерла 1867 года Августа 4 дня, погребение ея записано в метрических книгах под № 114.

От сего брака в живых имеет при себе трех дочерей: Анну 11 лет, Ольгу – 9 и Наталью 8 лет. С издетства ревнуя об исполнении христианских обязанностей, особенно по смерти жены своей, Яков Иванов Лабзин всецело посвятил себя на служение Богу. Лишившись супруги, он немедленно обратился к Духовному начальству с просьбой дозволить ему построить монастырь близ своего заведения, желая там остаться в числе монастырствующих. Но когда сие доброе желание его почему-то не увенчалось успехом, с разрешения начальства соорудил великолепный храм при кладбище Воскресенской Павловского посада церкви единственно на собственные средства.

По выбору и усердной просьбе прихожан при означенной Воскресенской церкви с 1869 года проходит должность старосты церковного с неутомимою ревностию и усердием, так что никто прежде его не является на молитву в Храм Господень, и присутствует при Богослужении почти каждодневно, не исключая будничных дней. Храм при нем сравнительно с прежним своим состоянием значительно украсился не столько от посторонних приношений, сколько от собственных его пожертвований. Благотворительность его к бедным, можно сказать, не имеет даже границ. Ибо не одна сотня беднейших семейств пользуется его пособием, если не постоянным, то временным.

На собственные его средства содержатся две больницы: одна при заведении, другая в Павловском Посаде и богадельня, где живут более 30 человек обоего пола пристарелых и увечных. На исповеди и у Святого Причастия он неопустительно бывает во все посты года, установленные Церковью, в посты Великий и Рождественский как более продолжительные по времени даже по два раза: на первой и последней неделях. Вообще ведет жизнь примерную, достойную подражания.

При нем на жительстве находятся следующие лица, бывшие у меня на исповеди: Богородского уезда Зуевской волости деревни Демидовой крестьянин Алексей Фролов 45 лет; Иоаким Михеев – Богородского уезда Игнатьевской волости дер. Саурова – 44 лет; Евстигней Викторов – крестьянин Богородского уезда Теренинской волости деревни Щекутова – 44 лет; Петр Васильев – крестьянин Рязанской губ. Егорьевского уезда Лелецкой волости... 63 лет, при нем сын его Григорий 40 лет; Иосиф Тимофеев – крест. Серпуховского уезда Семено-Отрадинской волости, дер. Привалова – 34 лет.

Все они собрались жить вместе в то самое время, когда купец Лабзин утруждал начальство просьбою дозволить ему построить монастырь, и собрались для того во вновь устроенном монастыре посвятить себя монастырской жизни. И ныне все они, живя в одном доме на содержании Лабзина, занимаются рукоделием, чтением Святого Писания, молитвою, по примеру своего благодетеля неоднократно в продолжение года бывают на исповеди и причащаются Святых Христовых Тайн. Крестьянин Бронницкого уезда деревни Новомарьиной Иван Михайлов Диричев 57 лет вместе с женою своею Ксениею Петровой 56 лет живет в Павловском посаде в собственном доме, занимается портным ремеслом. На исповеди и у Святого Причастия каждый год по однажды бывает.

1874 год, Августа 8 дня. Священник Павел Доброклонский».

 
При использовании материалов сайта ссылка категорически приветствуется.
© Богородск-Ногинск. Богородское краеведение. 2004-2019
Политика конфиденциальности
Яндекс цитирования Check PageRank