Богородск-Ногинск. Богородское краеведение

«Так говорит Господь: остановитесь на путях ваших и рассмотрите,
и расспросите о путях древних, где путь добрый, и идите к нему»
Книга пророка Иеремии. (6, 16)

Мы в социальных сетях:
 facebook.com/bogorodsk1781
 vk.com/bogorodsk1781
Дата публикации:
16 января 2016 года

Свидетельствуют старые документы. Был дом у фабриканта Лабзина

(Опубликовано в газете «Колокольня» №15 за 2002 г.)

Виктор Ситнов

Вохонский край № 8

Потомственный почетный гражданин, купец 1-й гильдии Яков Иванович Лабзин (1827-1891) был в Павловском Посаде в свое время одним их самых заметных и влиятельных лиц. Он владел крупнейшим в посаде текстильным предприятием, много и успешно занимался благотворительной деятельностью, построил на свои средства Покровско-Васильевский храм, ставший позднее женским монастырем. Об отношении к Я.И. Лабзину свидетельствует тот факт, что его портреты, как и императорские, висели во многих общественных учреждениях посада. По архивным документам в 1880-х годах около сотни посадских домов и построек принадлежала Лабзиным и их родственникам. Возможно, еще и поэтому в народе, посад того времени назывался "лабзинским". Была даже улица Лабзинская (ныне Каляева).

Безусловно, о Якове Ивановиче Лабзине следует рассказывать отдельно и подробно, – его жизнь и деятельность того заслуживают. Но сегодня мы остановимся только на одном моменте, касающемся купеческой благотворительности. В нашей предыдущей публикации "Ходили слухи о Грязнове и Лабзине…" (см. «Колокольня» №13-14 за 2002 г.) рассказывалось о разборе дела о принадлежности Я.И. Лабзина (предположительно) к некоей религиозной секте. В связи с этим разбором по указанию Московской духовной консистории Благочинным Воскресенской церкви Павловского Посада протоиереем Сергием Цветковым в соприсутствии священника погоста Вырки Василия Стрельцова была проведена негласная проверка одного из домов Лабзина и составлен соответствующий акт.

Ворота бывшей лабзинской усадьбы и одна из алей её парка. Фото 1932 г.

Похоже, что речь идёт о доме, построенном на территории, приобретенной под будущий монастырь, который здесь так и не был устроен, поскольку не было разрешения от властей. Позднее, как мы знаем, монастырь был устроен при Покровско-Васильевском храме рядом с новым городским кладбищем. А дом, о котором идет речь, находился в зеленом массиве, в который упирался конец Царской (ныне Кирова) улицы.

На фотографии начала 1930-х годов: вид с южной стороны на бывший дом Я.И. Лабзина, в котором разместился городской тубдиспансер.

Здесь же в большом усадебном доме после кончины Я.И. Лабзина жила его дочь Ольга Яковлевна, а в советское время, как помнит среднее и старшее поколение, здесь располагался городской тубдиспансер. Здание было снесено лишь в 1986 году. До недавнего времени это была живописнейшая территория с прудом, яблоневым садом, липами и соснами, выходящими на высокий правый берег Клязьмы. (Сейчас на территории бывшей лабзинской усадьбы выстроен первый в городе 16-этажный дом – В.С.).

А что было в первом доме, построенном для братии во времена Лабзина, мы узнаем из акта, составленного 8 апреля 1874 года двумя вышеназванными священниками, которые подробнейшим образом описали, что:

   "... осмотрели дом, в котором находится молельня. Он разделен на две половины, и 2 сеней. В одной комнате (сенях) стоит стол. На стене против стола находится икона Св. Евангелиста Иоанна Богослова большого размера и четыре картины с разными изображениями духовного содержания. Из этих сеней направо входная дверь в первую половину дома, в которой устроена передняя, из передней направо и налево устроены две небольшие комнаты, в которых находятся две небольшие односпальные кровати. Из передней – вход в зало, которое довольно просторное. В нем действительно есть два аналогия складные, обтянутые кожей, употребляемые в церквах для чтения при Богослужениях.

В переднем углу – икона Св. Архистратига Михаила большого размера, поставленная на деревянном, так называемом, подиконнике, употребляемом в обыкновенных домах, потом иконы – в простенках – большого размера: образ Иоанникия Великого и преподобного Василия, а постника Прокопия, Святителя Митрофана, Антония Великого и Макария Египетского, писанные на полотнах, икона Божией Матери, именуемой "Всех скорбящих радость", икона меньшего размера Преподобнаго Сергия, написанная на доске.

Из залы налево есть небольшая комната, в которой также находится односпальная кровать, в переднем углу – икона Коронование Божией Матери; Матерь Божия, окруженная небесными силами, Тайная вечеря – также написаны на полотне. А по стенам есть бумажные картинки с изображением старцев, подвизавшихся во благочестии. Еще находятся две грамоты: одна на получение золотой медали, которою награжден был Василий Иванов Грязнов за тщательное и ревностное прохождение должности старосты церковного три трёхлетия при Воскресенской в Павловском посаде церкви, которую он проходил до самой своей смерти, другая грамота, именуемая похвальный лист.

Из первых сеней есть проход во вторые сени, так называемые, черные, в которых лежат дрова, приготовленные для топки печей. Поперек сеней выше входной двери протянута толстая сутуга, поименованная в указе струною. К этой струне или проволоке протянуты тоненькие бичевки для повешания мытого белья во время зимы. Из черных сеней есть сход в нижний этаж, так как означенный дом устроен в 2 этажа, нижний этаж устроен в земле.

В нижнем этаже устроена кухня с большим столом. Из сеней нижнего этажа есть вход в комнату, в которой живет деревни Сауровой прихода села Уполоз крестьянин Иоаким Михеев 44 лет, который занимается наклеиванием бумажных картин духовного содержания на доски, имеющие вид икон. Эти бумажные картины покупались в Сергиевой Лавре, как о сем заявил Михеев.

В прочих местах нижнего этажа находятся пустые комнаты с печами, в которых находятся разные домашние принадлежности и съестные припасы. В верхнем этаже второй половины – четыре комнаты, к которых помещаются ...)»

Далее в акте перечисляются крестьяне разных волостей и уездов, живущие в доме, готовясь к монастырской жизни. Мы называли их в предыдущей публикации. «...все они занимаются рукоделием,  обшиванием платков». В акте отмечено также, что (перешедший позднее к Лабзину) «означенный дом устроен Василием Грязновым для монастырского жительства, потому что Василий Иванов Грязнов имел желание устроить монастырь на означенном месте. В доказательство сего при сем представляется копия с указа Московской Духовной консистории от 20 февраля прошедшего 1868 года за №971. Фотографические карточки Грязнова – во всех комнатах, есть и письмо его, писанное из Москвы пред своею смертию собранной братии, в котором ничего не усматривается противного христианской религии.

Дом в усадьбе Лабзина, в котором жил старец Василий Грязнов. Снимок начала ХХ в. (Из фотоархива Марковых).

Под домом никакого нет колодца, а есть колодец в сорока шагах от означенного дома, устройство этого колодца самое обыкновенное с насосом. Книг противных вере и христианскому благочестию в доме Лабзина не нашлось, кроме книг духовно-нравственного содержания и Богослужебных книг, которые куплены еще при жизни Василия Иванова Грязнова для употребления монастырского в том предположении, что устроенный монастырь будет разрешен". (Приложен подробный список из 21 книги). Про собранных в доме крестьян сказано в акте, что "поименованные выше лица... кроме рукоделия, занимаются чтением Акафистов и Канонов, положенных Уставами церковными каждодневно".

Акт подписан протоиереем Сергием Цветковым и священником Василием Стрельцовым.

 

(ЦИАМ, Ф.203, оп.346, д.16).

 
При использовании материалов сайта ссылка категорически приветствуется.
© Богородск-Ногинск. Богородское краеведение. 2004-2019
Политика конфиденциальности
Яндекс цитирования Check PageRank