Богородск-Ногинск. Богородское краеведение

«Если мы не будем беречь святых страниц своей родной истории,
то похороним Русь своими собственными руками»
Епископ Каширский Евдоким. 1909 г.

Мы в социальных сетях:
 facebook.com/bogorodsk1781
 vk.com/bogorodsk1781

Г. С. ДОРОШЕНКО,

кандидат философских наук, доцент ОЗПИ

ПОРТРЕТЫ МОРОЗОВЫХ В ТВОРЧЕСТВЕ В. А. СЕРОВА

Выдающийся русский живописец Валентин Александрович Серов (1865—1911) родился в семье известного композитора, автора "Рогнеды", "Юдифи", "Вражьей силы" и многих других музыкальных сочинений. Мать тоже была композитором и пианисткой. В доме постоянно царила атмосфера высокого искусства.

После смерти отца семилетний мальчик попадает в Мюнхен, где мать отдает его учиться рисованию к художнику Кеппингу. Позже, уже в Париже, он будет брать уроки у Репина, который посоветует Тоше поехать учиться у Чистякова в Петербургской академии художеств.

С детских лет большое место в становлении богатой духовной культуры В. А. Серова занимала старинная подмосковная усадьба Абрамцево (бывшее имение С. Т. Аксакова) и ее владелец С. Мамонтов, а также имение его тверских друзей — Домотканово.

Серов был организационно и образно-стилистически связан с художниками "Мира искусства". Но прочными в его творчестве оставались и традиции передвижничества. Серову никогда не жилось легко: большая семья (пятеро детей) требовала немалых материальных средств. Не прожив и полувека, художник оставил целую галерею образов своих современников.

Начиная со второй половины 1890-х годов, В. А. Серов все чаще пишет портреты представителей крупной буржуазии.

Первым заказным портретом крупнейших в России богачей (заводчиков, купцов, фабрикантов) Морозовых был портрет М. Ф. Морозовой, жены Тимофея Саввича Морозова. "Мамаша" последних московских архимиллионеров — Саввы и Сергея Тимофеевичей Морозовых, по словам современников, была настолько богата, что ее любимая приживалка топила печку пачками ценных бумаг.

На портрете В. Серова перед нами "крепкая умная старуха", которая явно держит в руках и мужа, и сыновей. Она сидит в кресле золоченого дерева с синей бархатной обивкой. Темная масса одежды придает ее фигуре устрашающую монументальность, а причудливый силуэт, напротив, делает ее смешной и жалкой. Сверкающий левый глаз и прищуренный правый: посмотришь на левую половину — одно лицо, на правую — совсем другое. И когда видишь все: и лицо, и глаза, и руки, в которых она держит очки (то ли роман читала, то ли счета проверяла?), — удивляешься, как Серову удалось, будучи объективным в своей оценке, передать свое неприязненное отношение к изображаемой.

Кисти В. Серова принадлежат портреты и других представителей "династии" Морозовых.

В 1902 году он написал Михаила Абрамовича Морозова. О портретируемом и картине И. Грабарь сказал: "Московский купец, сын одного из Тит Титычей Островского, но уже приват-доцент Московского университета, стоит посреди своей гостиной "в китайском вкусе". Серов создает портрет образованного человека, собирателя, ценителя и знатока русской и французской живописи конца прошлого—начала нынешнего века. Но... И здесь, как в портрете М. Ф. Морозовой, замечаешь скрытую бомбу замедленного действия. Понимаешь, насколько ярко охарактеризовала Н. Я. Симонович-Ефимова, хорошо знавшая В. Серова, созданный им образ. Она пишет:

" Блестящий и парадный большой портрет, в котором ясно, что тончайшее сукно на этом выхоленном дяде и под сукном чистейшее подкрахмаленное тончайшее полотно, а поза — огородное чучело, кабан, выскочивший на охотника и остановившийся с разгону". М. А. Морозов у Серова и злой, напыщенный, и добродушный, смешной. В этом портрете художник пророчески уловил какую-то эфемерность монументальной личности, остановившейся у самого края пропасти. В 1903 году М. А. Морозов умер в возрасте 33 лет. Кстати, по воспоминаниям самого В. А. Серова, Михаил Абрамович был единственным из портретируемых, кто остался очень доволен своим портретом и считал художника своим близким другом.

Сыну Михаила Абрамовича Морозова Серов сделал такой портрет ("Мика"), о котором знает весь мир. Михаил Михайлович Морозов (1897—1952) прожил прекрасную жизнь, став выдающимся знатоком литературы и искусства, известным всему миру шекспироведом. В этом большом, немного грузном человеке самым существенным было ощущение радости жизни и незаменимости каждой человеческой судьбы, необходимости счастья. Только талант такого художника-психолога, как В. А. Серов, мог запечатлеть в четырехлетнем мальчике Мике непоседливость, неуемное любопытство и детскую непосредственность — качества, оставшиеся у М. М. Морозова на всю жизнь. Добиться у зрителя ощущения необыкновенной взволнованности ребенка помогает художнику композиционное построение картины по диагонали и приемы контраста. Светящийся взгляд ярких карих глаз, чуть приоткрытые губы, стремительная поза, своеобразное движение рук, и все это — в пределах большого неподвижного дедовского кресла, которое мешает маленькому человечку ускользнуть.

В 1910 г. В. А. Серов написал портрет брата М. А. Морозова — И. А. Морозова, тверского текстильщика. Портрет написан темперой на картоне. Изображен Морозов на фоне натюрморта Матисса. Насколько ярко все у Матисса и как все лаконично и сдержанно у Серова! Плотная фигура сидящего с расставленными широко локтями и сжатыми в кистях руками создает ощущение стабильности (готов часами сидеть в этой устойчивой позе). Обведя фигуру по контуру черной линией, Серов как бы отделяет портретируемого от всего мира: только он и вы. Основную часть лица занимает высокий лоб с залысинами на висках. Дуги бровей повторяют линию уложенных по моде того времени волос. Форма усов напоминает очертание всей фигуры, а бородка — копия выреза пиджака. Яркое пятно губ, запонка, золотое кольцо на пальце — то немногое, что отвлекает внимание от взгляда портретируемого. Этот человек вас завораживает своим умением слушать, смотреть на вас зеркально чистыми, ясными, добрыми и в то же время умными и лукавыми глазами.

На первый взгляд кажется, что портрет написан с огромным чувством симпатии к И. А. Морозову. Но и в этой своей работе Серов верен себе. Он настолько проникается характером модели, настолько тонко понимает ее сущность, что незаметно становится сатириком, бытописателем нравов. Перед нами очень подтянутый, очень вылощенный европеец, который демонстрируется на фоне принадлежащей ему картины Матисса и как бы мощью своего тела старается выйти на передний план, заслонить собой великое творение.

Изысканность, точность, поразительная экономичность просматриваются и в графике Серова. Примером такого изящного рисунка служит портрет Ю. М. Морозова (1905 г.), где каждая линия имеет значение, где нет ни одного лишнего штриха, где "даже точки живут".

Многочисленные хранящиеся в частных художественных коллекциях произведения В. А. Серова дают возможность предполагать, что существуют и другие портреты "династии" Морозовых, о которых широкой публике пока ничего не известно.

 

 
При использовании материалов сайта ссылка категорически приветствуется.
© Богородск-Ногинск. Богородское краеведение. 2004-2018
Политика конфиденциальности
Яндекс цитирования Check PageRank