Богородск-Ногинск. Богородское краеведение

«Если мы не будем беречь святых страниц своей родной истории,
то похороним Русь своими собственными руками»
Епископ Каширский Евдоким. 1909 г.

Мы в социальных сетях:
 facebook.com/bogorodsk1781
 vk.com/bogorodsk1781
Дата публикации:
14 января 2021 года

У истоков цифровой картографии

А.Семененко

Центральный Аэрофототопографический… - Ногинск. 2005. С. 101-106.

 

С нашим 38 отрядом многие офицеры и служащие связали свою судьбу, разделили и тяжесть выполнения сложных работ, и радость громких успехов. Я с гордостью могу сказать "наш отряд", поскольку более 18 лет служил в этой прекрасной воинской части. С коллективом отряда не прерываю отношений и сегодня, хоть и возглавляю родственную часть - 185 ЦАФГО.

...А началась моя офицерская служба в далеком 1980 олимпийском году. В тот год завершалось формирование Вычислительного центра Центрального аэрофототопографического отряда, и в июле в подмосковный Ногинск для прохождения службы прибыла довольно большая группа выпускников Ленинградского высшего военно-топографического командного училища. Среди 17 молодых лейтенантов-выпускников ЛВВТКУ оказались пятеро геодезистов: Бондарчук Василий Николаевич, Задубин Александр Сергеевич, Иванов Александр Анатольевич, Карнов Владимир Владимирович и я. Представившись командиру отряда полковнику Шаповалову Геннадию Федоровичу, все выпускники были направлены в Вычислительный центр. После месячного курса обучения азам подготовки оригиналов служебной информации (ОСИ) номенклатурных листов (НЛ) цифровых карт местности (ЦКМ) под руководством капитана Жданова Виктора Ивановича, мы успешно сдали испытания на допуск к самостоятельной работе и были вызваны к начальнику Вычислительного центра полковнику Ладыке Ивану Петровичу. В кабинете начальник ВЦ и его заместитель подполковник Нарожный Альберт Иванович предложили пятерым геодезистам не в приказной форме, а (как мне тогда показалось), скорее в виде просьбы, дополнительно изучить технологию обработки ЦКМ на ЕС ЭВМ. Причем начальник ВЦ для усиления эффекта сообщил, что работать в качестве операторов ЭВМ нам придется недолго - буквально до нового 1981 года, а в январе в ближайшем ПТУ состоится выпуск операторов ЭВМ специально для нашего ВЦ, после чего мы, если пожелаем, будем переведены в любую часть отряда (так раньше назывались нынешние отделы). Вот так, одним решением, все молодые геодезисты были назначены в 9-ю часть ВЦ, занимавшийся созданием программного обеспечения и обработкой цифровых карт местности на ЕС ЭВМ.

В отделе, который тогда возглавлял подполковник Бутымов Леонид Михайлович, нас вначале поразила какая-то непонятная суета - практически никто из офицеров и служащих более 10 минут не сидел на одном месте, все куда-то спешили, звонили, что-то выясняли и лихорадочно листали какие-то толстенные, размером с энциклопедический словарь книги в траурном черном переплете. Начальник отдела пригласил молодую сотрудницу (это оказалась Блажина Г.П.), представил нас ей и добавил, что Галина Павловна обладает уникальными педагогическими способностями, в совершенстве знает английский язык и с этого дня она будет нашей наставницей. А причем здесь английский язык мы поняли, открыв один из устрашающих черных гроссбухов: более половины текста в нем оказалось напечатанным по-английски, а в немногих русских вкраплениях тут и там встречались непонятные слова типа "инициализация", "фрагментация", "файл" и т.п. Нашему удивлению не было предела! Как в этой книге можно разобраться? Тем более что огромные книги, стоявшие на длинной полке, внешне совершенно одинаковые, оказались по содержанию абсолютно разными! Однако даже удивляться нам пришлось недолго. Галина Павловна сообщила, что на изучение необходимой документации (а черные книги и были документацией по операционной системе ОС ЕС) нам отводится две недели, после чего нас ждет очередной экзамен, допуск к самостоятельной работе и непосредственно обработка ЦКМ на ЕС ЭВМ. Нам выдали по 96-листовой тетради, сообщили, в какой последовательности и какие конкретно книги нужно изучить, после чего новоявленные офицеры отдела с энтузиазмом приступили к изучению документации. Ровно через две недели мы с гордостью предъявили начальнику отдела пять полностью исписанных тетрадей, ответили на несложные вопросы и, таким образом, защитили свои теоретические знания.

На календаре уже давно красовался сентябрь, когда Галина Павловна торжественно привела нас в святую святых - операционный зал ЭВМ ЕС-1035, где операторами работали Ирина Зубарева и Татьяна Логинова. После краткого практического курса работы за пультом ЭВМ (общение с машиной происходило через посредство обычной электрической пишущей машинки), объяснения, как правильно устанавливать на стойках пакеты магнитных дисков, бобины с магнитной лентой, запускать перфокарточный ввод и т.п., мы наконец-то получили допуск к самостоятельной работе. Нас разбили на две пары (первая - лейтенанты Задубин и Бондарчук, вторая - лейтенанты Иванов и Семененко) и назначили в ночные смены. Лейтенант Карнов В.В. возглавил участок подготовки семантики на перфокартах. Днем на ЭВМ работали программисты, а в ночные смены две пары лейтенантов, сменяя друг друга, неустанно вели обработку номенклатурных листов ЦКМ. Каждое утро начальник отдела лично принимал доклад о количестве обработанных "четвертушек" НЛ ЦКМ (возможности ЭВМ не позволяли обрабатывать лист целиком и еще при создании ОСИ его делили на 4 части), выявленных ошибках, проблемах и наработке ЭВМ; тут же сдавались протоколы обработки. В первые смены и докладывать особенно было нечего: то при наличии магнитных лент с метрикой не оказывалось колод перфокарт с семантикой или наоборот; то не совпадало количество объектов, то неправильно был заполнен паспорт, то неожиданно "зависала" машина и т.д., и т.п. С трудом удавалось обрабатывать по несколько "четвертушек" за всю бессонную ночь. Но постепенно приходил опыт. Мы научились общаться на равных с машиной и уже не впадали в легкий ступор, когда в 2 часа ночи ЭВМ задавала каверзные вопросы, а в документации содержалась лишь инструкция "Обратитесь к системному программисту". На глаз находили ошибки в набивке перфокарт (даже иногда заклеивали или прорезали ланцетом необходимые отверстия в них). Освоили диспетчеризацию процесса обработки, ближе познакомились с офицерами-электронщиками, которые тоже ходили в смены, разрабатывали и совершенствовали плановую и отчетную документацию. И постепенно обработка наладилась. Мы чувствовали себя героями, если за смену успевали обработать все НЛ ЦКМ, метрическую и семантическую информацию на которые готовили несколько отделов ВЦ. При таком режиме работы на ЭВМ (ночная вахта длилась с 22 до 8 часов, затем доклад начальнику; смены были через ночь без выходных и праздников) нам приходилось участвовать и в командирской подготовке, и в совещаниях, и в военном параде на 63-ю годовщину Революции. Устали, конечно, но ведь была и гордость за хорошо сделанную работу, нас вдохновляло участие в новом ответственном коллективном труде. Да и выпуск операторов из ПТУ должен был вот-вот состояться.

Однако в канун Нового Года нас вызвал заместитель начальника ВЦ и сообщил, что операторов в ПТУ подготовили недостаточно, поэтому придется поработать до Международного женского дня. Делать нечего - работаем операторами дальше; правда, смена сократилась с 22 до 6 утра, а краткий отчет начальнику отдела мы передавали в письменном виде.

После 8 марта подполковник Бутымов нам объявил, что операторы появятся после Дня международной солидарности трудящихся. Прошел День Победы, но нас уже никто по поводу предстоящего выпуска операторов из ПТУ не вызывал и все пять лейтенантов-геодезистов остались служить в 12 отделе.

Так складывался коллектив отдела. А начинался он с отделения, которое возглавил майор Петрик Александр Феодосиевич. Включались в работу молодые девушки - операторы ЭВМ, расширялась диспетчерская служба, налаживались деловые связи со смежными отделами, совершенствовалось программное обеспечение, зарождался информационный архив, началась выдача ЦКМ потребителям. Особенность отдела состояла в том, что любая ошибка, допущенная при создании метрической или семантической составляющей НЛ ЦКМ, выявлялась на этапе обработки на ЕС ЭВМ. Контрольные программы в тот период еще не существовали, все проверки приходилось осуществлять вручную, сравнивая распечатки семантики с ведомостями кодирования, а контрольно-графические копии метрики - с ОСИ. Допустить брак в выпускаемой за пределы части продукции мы не имели права, поскольку пострадал бы не только авторитет отряда, но и всей Военно-топографической службы. Поэтому поневоле приходилось разбираться во всех процессах производства ЦКМ, самим создавать программы контроля, выявлять и устранять источники ошибок. Знания Владимира Петровича Павлова, Александра Сергеевича Задубина, Виктора Егоровича Петрушина были настолько глубокими, что с их мнением считались и специалисты 29 НИИ, и Института технической кибернетики АН БССР. А в отряде авторитет специалистов отдела в технологических вопросах был непререкаем. Благодаря такому подходу к делу ни одна выдача цифровой картографической информации потребителям за все годы производства не имела возвратов. Таким образом, 12 отдел ни разу не подвел командования отряда!

Много утекло времени с той поры, а традиции Центрального аэрофототопографического отряда продолжают жить в новых поколениях. По-прежнему каждый офицер и служащий считают за честь служить и работать в этом передовом отряде Топографической службы, отдавая часть своей души, знания и опыт общему великому делу. И в этом - залог будущего развития отряда, его процветания и дальнейших успехов!

Об авторах

Семененко Александр Юрьевич.

командир Центрального аэрофотогеодезического отряда. С 1980 по 1998 проходил службу в должностях от инженера отдела до начальника штаба ЦАФТО.

 
При использовании материалов сайта ссылка категорически приветствуется.
© Богородск-Ногинск. Богородское краеведение. 2004-2021
Политика конфиденциальности
Яндекс цитирования Check PageRank
На верх страницы