Богородск-Ногинск. Богородское краеведение

«Если мы не будем беречь святых страниц своей родной истории,
то похороним Русь своими собственными руками»
Епископ Каширский Евдоким. 1909 г.

Мы в социальных сетях:
 facebook.com/bogorodsk1781
 vk.com/bogorodsk1781

Дата публикации: 25 апреля 2021 года

Наши карты спасли жизнь многим российским парням...

М.Рогожин

Центральный Аэрофототопографический… - Ногинск. 2005. С. 179-190.

 

О продукции, выпускаемой ногинским ЦАФТО, за минувшие десятилетия сказано немало. Почти все - в превосходной степени. Результаты деятельности отряда многократно измерены и оценены - в номенклатурных листах и гигабайтах, баллах и процентах.

События второй (за последние 10 лет) чеченской кампании, стать участником которой - вместе с коллегами по 29 НИИ МО РФ и топографической службы Северо-Кавказского военного округа (СКВО) - мне было уготовано Судьбой, дают право на собственную оценку работы, проделанной нашим отрядом на рубеже 1999-2000 гг. Заимствуя название старого кинофильма, без тени лукавства скажу: карта - это больше, чем жизнь.

...Мы прибыли в Моздок ранним утром 15 ноября 1999 года. Задание нашей группе, условно говоря, группе геоинформационного обеспечения - было сформулировано в соответствующем документе предельно просто: продемонстрировать в штабе Объединенной группировки войск (сил) (ОГВ (с)) крупномасштабные электронные карты и цифровые фотопланы на территорию в пределах административных границ Чеченской Республики, а также возможности решения на их основе тактических задач в ГИС «Панорама». Допускалась - поначалу, правда, чисто теоретически - и возможность нашего участия в реальной подготовке данных о местности при принятии решений на огневое поражение противника (!). Постараюсь читателей хотя бы кратко познакомить с тем, что получилось на практике.

Руководил нашей группой полковник Долгов Е.И. (в то время - начальник отдела 29 НИИ МО РФ). Кроме него, в состав группы входили полковник Сидоров И.В. и подполковник Мироненко А.Н. (сотрудники НИИ, отвечавшие за демонстрацию возможностей применения цифровой фотопродукции военного назначения), а также капитан Яковлев Н.Н. (адъюнкт НИИ, отвечавший за работу автономных средств спутниковой навигации). Ну, а демонстрацией возможностей электронных карт, оперативно изготовленных ногинским ЦАФТО, предстояло заниматься автору этих строк.

В расположении топографического отдела штаба группировки нас встретил начальник окружной топослужбы полковник Васильевых В.А. Сразу же возникла проблема: расселять нас на общих основаниях (в ротной казарме) было нельзя, поскольку мы привезли с собой не только энное количество секретных материалов, но и дорогостоящее оборудование: ноутбук, проектор, фотопринтер и т.п.

Решил проблему представитель комендантской службы штаба группировки майор Денисовский («по жизни» - комендант курортной Анапы, и, как и мы, находившийся здесь в командировке). Он распорядился освободить... из камеры временно задержанных военнослужащих всех ее обитателей - в основном, дезертиров (отправив их под конвоем в менее «комфортабельные» помещения), а саму камеру (бывшую оружейную комнату) после уборки и дезинфекции любезно предоставил нам.

Такое начало одновременно и обнадеживало, и обескураживало. С одной стороны, мы оказались обладателями отдельного помещения, в котором нам хватило места не только для оборудования и личных вещей, но и для нескольких коек - в двух шагах от комнаты начальника топослужбы и под неусыпным оком комендантской охраны. С другой стороны, несколько смущал вид из окон - «небо в клеточку». Мощные решетки имелись и на металлических дверях, ведущих в комнату.

...Впрочем, обо всем, напрямую не связанным с нашей непосредственной работой, мы вскоре позабыли. Точно так же, как забыли на все время командировки о полноценном (хотя бы 6-часовом) сне и хоть о каком-то подобии выходных.

Работы и в самом деле ожидалось много - причем работы совершенно новой. Нашей группе предстояло (при активном участии окружной топослужбы) сыграть роль связующего звена между воюющим (в натуре) округом и частями центрального подчинения, обеспечивавшими штабы и войска цифровой картографической продукцией, в первую очередь крупномасштабными электронными картами (ЭК). Выполнение задачи осложнялось тем, что на тот момент системы централизованного снабжения штабов и войск ЭК, по сути, еще не существовало. Не было ни наставлений, ни нормативов, ни даже обыкновенной учетной документации (последнюю нам пришлось разрабатывать «на коленке» в последний момент перед выдачей ЭК).

По замыслу разработчиков системы обеспечения штабов и войск ЭК, в перспективе все это должно было происходить на основе современных средств коммуникации - защищенных каналов космической связи и соответствующей компьютерной аппаратуры, установленной в центрах боевого управления (на командных пунктах), на боевых машинах и т.п. (первые экспериментальные экземпляры этой аппаратуры поступили в ОГВ (с) в дни нашего пребывания на Северном Кавказе). Реализация этих завораживающих воображение перспектив во многом зависела от успеха работы нашей группы - в тесном сотрудничестве с оборонным предприятием «Системпром» (разработчиком аппаратуры) и отделом АСУ штаба группировки, офицерам которого - по крайней мере, на первых порах - предстояло осуществлять эксплуатацию этой аппаратуры и «загруженных» на нее ЭК.

Приближать «светлое будущее» пришлось довольно прозаическим способом - развозить ЭК по штабам групп войск в составе ОГВ (с). Так и получилось, что основным средством передвижения для нас на время командировки стали «вертушки» - вертолеты Ми-8. Компания в этих полетах подобралась очень дружная: начальник отдела АСУ штаба группировки полковник Семенченко Н.Г., начальник 8 отдела группировки полковник Платонов Б.Ф. и служащий «Системпрома» Челноков В.А. От каждого из нас зависела работоспособность апробируемой системы, продвигать которую в реальной боевой обстановке оказалось ох как нелегко.

Первый «визит вежливости» мы совершили в Северную группу (командующий - генерал Булгаков Н.А.), штаб которой тогда был развернут на Терском хребте, километрах в трех к северу от Грозного (в солнечную погоду окраины совершенно разрушенного города были видны как на ладони - при условии, что рядом не чадило какое-нибудь разбомбленное нашими «грачами» - Су-25 - нефтехранилище).

Чечня встретила нас тепло - в буквальном смысле слова: в начале декабря столбик термометра днем подпирал отметку +10.

Но на командном пункте «северных» было не тепло, а жарко: едва войдя в штабной кунг со своей аппаратурой, мы стали невольными свидетелями одного из многочисленных драматических моментов, перемежавших эту антитеррористическую операцию. Как позже объяснил нам управлявший боем начальник штаба полковник Евтушенко В.Н., колонна наших войск попыталась сходу пройти к городу Аргун (восточнее Грозного), но при въезде на мост, по которому можно было подобраться к городу, минуя одноименную реку, была встречена фронтальным огнем спрятавшихся в опорах моста боевиков. Головной БМП был подбит, погиб находившийся в ней командир мотострелковой роты, несколько солдат были тяжело ранены.

После того, как вражеский дот был по указанию Евтушенко расстрелян - прямой наводкой - из танковых орудий и в сражении на время наступило настороженное затишье, у начальника штаба нашлось время заняться нами. Расселив нас в своем кунге (в сцепке с тем, откуда велось управление боем), он уже вскоре заинтересованно рассматривал высвеченные на экране ноутбука электронные карты.

Особенно обрадовала Евтушенко возможность моментально и с большой точностью получать по электронным картам координаты целей. Практически каждый день, проведенный у «северных», на основе наших ЭК мы производили определение координат целей - в основном, разведанных огневых точек и скоплений живой силы противника.

Установленные по электронным картам координаты передавались артиллеристам... Подобным образом, в частности, были нанесены упреждающие огневые налеты на скрытые позиции вражеских «охотников» (вооруженных «Стингерами») за нашими самолетами и район сосредоточения чеченского батальона особого назначения «Байсунгур».

Так впервые довелось убедиться воочию, что наши, ногинские карты - это больше, чем жизнь. А первая выдача ЭК, изготовленных в Ногинске, воюющим в Чечне войскам была произведена с обыкновенного компакт-диска 29 ноября 1999 года офицеру по АСУ штаба группы войск «Северная» в составе ОГВ (с) капитану Спириденкову С.А.

Мы улетали от «северных», выполнив свои задачи. Аппаратура работала устойчиво и по выделенному нам каналу космической связи мы передали в штаб ОГВ (с) - за сотню с лишним километров отсюда - нанесенную на ЭК реальную оперативную обстановку, которая легла тютелька в тютельку на точно такую же карту в моздокском Центре боевого управления (ЦБУ). Этот успех нас всех очень обрадовал и воодушевил.

После суточного пребывания в Моздоке нашу «команду» перебросили в Западную группу, которую возглавлял легендарный генерал Шаманов В.А., впоследствии - Герой России. Штаб группы стоял под Алхан-Калой. Начальник штаба - полковник Кондратенко В.Ф. - встретил нас хорошо и, разместив, сразу озадачил. В частности, пришлось две ночи подряд переносить оперативную обстановку по западному направлению на электронную карту, а днем - обучать азам работы с «Панорамой» «местного» автоматизатора - капитана Алексеева Э.А., оказавшегося, кстати, весьма способным учеником.

В один из дней с разрешения начальника штаба мы всей группой выбрались к «соседям» - прикрывавшим нас с востока артиллеристам. Поездка наша носила сугубо служебный характер - нас интересовали средства автоматизации, имевшиеся в артполку, и их возможности по использованию информации с ЭК для решения задач управления огнем.

Стоял полк от нас километрах в трех (ближе к Грозному). Встретили нас Боги войны очень радушно - провели по расположению, показали свое шумное хозяйство (при нас 152-миллиметровые САУ «Мета» долбали своими 43-килограммовыми снарядами по Урус-Мартану - было очень похоже на небольшое землетрясение), потом накормили обедом (с шашлыком и коньяком!) и повели по расположению дивизионов.

Порядок в расположении был потрясающий. Несмотря на декабрьскую распутицу, солдаты, свободные от караулов и стрельб, внутри палаток ходили в тапочках (настолько все было продумано!). В подсобном полевом хозяйстве у них жили кролики (!). Под конец артиллеристы проявили верх гостеприимства - пригласили нас в баню (это на самой передовой!). Соблазн был очень велик (на шамановском КП ни о какой бане и речи не могло идти - там сидели на привозной воде, которой и умыться-то по утру хватало не всем), но мы все же отказались - время, отведенное нам начальником штаба, почти истекло.

Возвращались от «западных» на «попутке». В районе несколько дней были сильные туманы, и вертолеты почти не летали. Нам нужно было позарез вернуться в Моздок, и мы уже было решили двигаться туда в составе какой-нибудь автоколонны, но начальник штаба нас отговорил - слишком много мин ежедневно взрывалось на дорогах... Тут на КП «западных» как раз прилетел начальник штаба ОГВ (с) генерал-полковник Баранов А.И. с плановой проверкой. Кое-как уговорили его взять нас с собой в Моздок, после чего перегруженный Ми-8, уже в вечерних сумерках, доставил нас по назначению...

В Моздоке сразу после возвращения пришлось в срочном порядке «обносить» картами все управления и отделы штаба ОГВ (с), да еще и учить (на скорую руку) офицеров, которым было поручено отвечать за работу с ЭК. Увы, не все оказались такими понятливыми, как упоминавшийся мной Алексеев. Проще всех было найти общий язык с ракетчиками. А вот самым тупым - не в обиду будь сказано - оказался десантник...

Больше всего хлопот было с установкой карт на ноутбук командующего ОГВ (с) генерал-полковника Казанцева В.Г. Отправившись в ЦБУ сразу после прибытия от «западных» (и не слишком позаботившись о приведении в порядок внешнего вида), я получил от адъютанта командующего - полковника Костылева - выволочку за... неаккуратную стрижку. Пришлось срочно стричься, а затем повторно прибывать в ЦБУ.

Помню, поразил поступок офицера-оператора, отвечавшего за работоспособность ноутбука командующего. Высветив на экране фрагмент Грозного, подполковник, поглядывая в список с координатами, недрогнувшей рукой промаркировал условным знаком «Цель» одно из зданий, в котором, как он сказал чуть позже, скорее всего, все еще находились его отец и мать (!), и которое, как оказалось, было облюбовано боевиками под огневую точку...

Электронные карты, изготовленные нашим отрядом, заслужили самую высокую оценку командующего ОГВ (с) генерал-полковника Казанцева В.Г. и начальника Главного оперативного управления (ГОУ) ГШ ВС РФ генерал-полковника Балуевского Ю.Н. (в настоящее время - начальник Генерального штаба ВС РФ). В подтверждение сошлюсь еще на два примечательных эпизода той памятной командировки.

Первый из них произошел во время демонстрации возможностей ЭК и цифровой фотопродукции военного назначения в штабе группировки. На ней присутствовали генералы Балуевский Ю.Н., Баранов А.И., Тимченко В.А. (начальник оперативного управления группировки), Марусин Е.Е. (начальник разведуправления группировки), Боковиков В.В. (начальник ракетных войск и артиллерии группировки), а также начальник штаба Ленинградского военного округа (прибывший в Моздок в ознакомительную командировку).

После доклада руководителя нашей группы полковника Долгова Е.И. последовали вопросы о возможностях электронных карт. Выслушав наши ответы, генерал-полковник Балуевский Ю.Н. решил устроить инструментальную поверку точности наших карт. Тут же на столе был расстелен огромный план Грозного, на котором номерами были обозначены цели для огневого поражения, разведанные накануне.

По команде (названному Балуевским Ю.Н. номеру) офицер оперативного управления обозначал указкой на плане объект, который предстояло сразу же отобразить на электронной карте (в зале для этой цели был развернут ноутбук, подключенный к проектору с большим экраном), после чего вслух назвать координаты объекта. Озвученные данные Балуевский Ю.Н. лично (!) сверял со списком целей, где были указаны координаты, определенные поданным разведки. Под диктовку начальника ГОУ мы «прошли» с десяток объектов. Координаты, определенные по ЭК, совпадали с разведанными, в некоторых случаях отклоняясь не более, чем на 2-3 метра.

Однако на очередном объекте - площадном здании, по-видимому, школе - расхождение в координатах (х и у) составило 30 и 70 (!) метров. Сразу после этого Балуевский Ю.Н. прервал проверку и с озабоченным лицом присел за стол, склонившись над документами. Предстояло, собравшись с духом, докладывать начальнику ГОУ причину расхождения, догадываться о которой пришлось молниеносно.

Дело в том, что данные об объектах передавались нашими лазутчиками после обхода объектов с ОР8-приемником в кармане. Понятно, что боевики никому бы не дали - у себя под носом - залезать на самую середину крыши многоэтажного здания. Поэтому координаты «школы», скорее всего, были определены по одному из ее углов - видимо, наиболее доступному для лазутчика. Но по законам топографии координаты таких объектов определяются от центра знака.

Обо всем этом мне удалось коротко доложить Балуевскому Ю.Н. Он внимательно выслушал, устало улыбнулся и сказал, что ему, «простому пехотнику», мои доводы представляются убедительными, а достоинства ЭК, как и высокая репутация всей нашей Топографической службы - вполне очевидными. После этого в злополучный список координат были внесены соответствующие уточнения...

За несколько дней до возвращения в Москву вся наша группа (вместе с командованием окружной топослужбы) убыла в Гизель, под Владикавказ для проведения занятий с вертолетчиками полка знаменитого Николая Майданова, получившего геройское звание еще в Афганистане. Мы показали построенные по ЭК и фотоснимкам пространственные модели местности, на основе которых вертолетчики смогли получить ясное представление об условиях выполнения предстоящего задания. Позднее выяснилось, что мы вместе с ними готовили десантную операцию по «оседланию» Итум-Калинской горной дороги вдоль границы с Грузией. Эта операция прошла очень успешно - во многом благодаря тому, что экипажи вертолетов, доставлявших десант, заранее смогли «облететь» район высадки по ЭК и безошибочно, сходу сесть на площадки среди горных вершин.

Вернувшись в Моздок вместе с офицером топослужбы (но по специальности - АСУшником) ст. лейтенантом Приходько А.Н., мы ближе к ночи получили через того самого Костылева приказ командующего - срочно подготовить крупномасштабный фрагмент плана Грозного (район Ханкалы), на основе которого через несколько часов генерал-полковник Казанцев В.Г. будет докладывать решение на развертывание передового пункта управления начальнику Генерального штаба ВС РФ Квашнину А.В. (тот уже как раз вылетал в Моздок).

Пришлось, как старшему по званию (руководство топослужбы и группы осталось ночевать в Гизели), принимать решение об изготовлении плана на основе увеличенного фрагмента ЭК 1:50 000. По данным, оставленным Костылевым, прикинули размер склейки. Получилось 20 листов формата А4. Мелькнула мысль: «Только бы хватило картриджа в принтере...». К счастью, его хватило (только-только), и уже через пару часов аккуратно схваченный декстриновым клеем, обрезанный по рамкам, снабженный необходимыми подписями и даже учтенный как секретный документ (!) план на район Ханкалы был торжественно вручен Костылеву, который, сломя голову, побежал на доклад к «шефу». Часы показывали четвертый час утра... Перед самым отъездом Костылев от имени командующего ОГВ (с) отблагодарил создателей плана за «проявленную сноровку и профессионализм».

...Все изложенное выше написано автором не ради красного словца и не похвальбы ради. Окажись на его месте другой офицер - уверен, он тоже справился бы с поставленной задачей как надо. Но случилось так, что спустя пять лет после проведения (в конце 1994 года) заключительного этапа опытной эксплуатации комплекса создания электронных карт АРМ-КР (заводской №1), после организации (в составе отдела электронных карт под руководством подполковника Шаповалова С.Г.) их производства, после приобщения к штабной работе в отряде (под началом полковника Семененко А.Ю.) именно мне довелось принять участие в самом первом опыте реального применения нашей, ногинской продукции.

Насколько известно, этот опыт оказался успешным. Благодаря нашему отряду ОГВ (с) получила только в ноябре-декабре 1999 года в свое распоряжение:

49 НЛ ЭК 1:50 000 и 10 НЛ ЭК 1:200 000, отражавших самые последние изменения в состоянии местности;

35 вариантов исходных данных для организации комплексного огневого поражения противника в условиях сильно пересеченной местности (с определением координат десятков, если не сотен целей);

86 схем населенных пунктов 1:10 000 - 1:25 000, изготовленных на основе ЭК (в бумажном виде) общим тиражом 6000 экз.;

28 схем участков местности 1:10 000 - 1:25 000, изготовленных на основе ЭК (в бумажном виде) общим тиражом 1500 экз.;

106 профилей и зон максимальной видимости, определенных для командных и командно-наблюдательных пунктов ротных и взводных опорных пунктов;

47 профилей и зон радиолокационной видимости, определенных для средств ПВО и армейской авиации;

12 трехмерных гипсометрических моделей местности на предполагаемые районы высадки вертолетного десанта.

...И много чего еще (кому сильно интересно - спрашивайте).

Позвольте в заключение искренне поблагодарить всех, кто так или иначе принимал участие в создании электронной картографической продукции - писал программы для ГИС «Панорама», готовил РТУ на районы работ, сгущал опорную сеть, изготавливал оригиналы изменений, цифровал (!), редактировал, формировал и выдавал номенклатуры... Номенклатуры карт! спасших жизни не одной сотне, а то и тысяче российских парней! Низкий всем вам поклон за это!

Слова глубокой благодарности - сослуживцам и коллегам по всей нашей Топографической службе за совместно прожитое и пережитое - в Ленинграде-Петербурге, Ногинске, Москве, Моздоке и окрестностях.

Об авторе

Рогожин Михаил Юрьевич,

с 16.08.1985 по 16.06.2001 - инженер, старший инженер отдела, начальник отделения, старший помощник начальника штаба, заместитель начальника штаба отряда.

 
При использовании материалов сайта ссылка категорически приветствуется.
© Богородск-Ногинск. Богородское краеведение. 2004-2021
Политика конфиденциальности
Яндекс цитирования Check PageRank
На верх страницы