Богородск-Ногинск. Богородское краеведение

«Если мы не будем беречь святых страниц своей родной истории,
то похороним Русь своими собственными руками»
Епископ Каширский Евдоким. 1909 г.

Мы в социальных сетях:
 facebook.com/bogorodsk1781
 vk.com/bogorodsk1781
Дата публикации:
04 декабря 2020 года

Годы трудных решений. Годы славных побед

Н Жданов

Центральный Аэрофототопографический… - Ногинск. 2005. С. 52-71.

 

В 70-х годах XX века в США и СССР интенсивно велись разработки нового вида оружия: стратегических крылатых ракет наземного, воздушного и морского базирования с большой дальностью полёта и высокой точностью наведения на цель. Эти ракеты, летящие на малых высотах, огибая рельеф местности, были малоуязвимы для обнаружения и уничтожения средствами ПВО, что делало их грозным оружием в современных боевых действиях.

Коррекцию полёта ракеты в заданном направлении и наведение её на цель планировалось осуществлять не только использованием традиционных инерциальных систем и радиодальномеров-альтиметров, но и цифровой информации о рельефе местности и высотах искусственных объектов, которая в виде матрицы высот вводились в память бортовой ЭВМ. Таким образом, практическое использование этого грозного оружия предполагает наличие подробной и точной информации о рельефе местности и высотах искусственных сооружений в виде цифровых карт местности (ЦКМ).

К сожалению, разработчики и заказчики крылатых ракет (КР) не представляли сложности этой проблемы и поэтому своевременно не поставили для проработки этот вопрос. Он был поднят, когда разработка КР находилась на завершающем этапе.

Только в 1977 году во исполнение Постановления ЦК КПСС и Совета Министров СССР приказом министра обороны СССР на Военно-топографическое управление Генерального штаба была возложена эта новая важная задача - организовать серийное производство ЦКМ для разрабатываемых КР воздушного, морского и наземного базирования. Автору этих строк посчастливилось быть одним из организаторов решения этой проблемы.

Это была сложная, комплексная научно-техническая и организационная проблема, включающая в себя:

  1. Проведение комплекса научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ по разработке методов, технологий и технических средств создания цифровых карт по картографическим материалам и космическим фотоснимкам, а также комплекса программных и технических средств формирования, хранения и выдача потребителям этих карт (комплекс БЦКД).
  2. Ускоренную разработку космических топогеодезических комплексов второго поколения.
  3. Создание материально-технической базы: реконструкцию существующих и строительство новых производственных зданий и сооружений; организацию серийного производства специальной техники, оснащение производственных центров электронно-вычислительной картографической, фотограмметрической и геодезической техникой, кодировщиками и средствами машинной графики.
  4. Укомплектование создаваемых производств специалистами необходимой численности и квалификации, организацию подготовки и переподготовки личного состава топографических частей.

В разработке комплекса картографического обеспечения КР было задействовано около 50 НИИ и конструкторских бюро одиннадцати министерств и ведомств. Головной организацией по разработке комплекса технических и программных средств создания цифровых карт по топографическим картам комплекса БЦКД был определён Институт технической кибернетики Академии наук Белорусской ССР (директор Института - О.И. Семенков). Разработка фотограмметрической техники поручалась Центральному конструкторскому бюро "Пеленг" Белорусского оптико-механического объединения. Идеологом разработки этой проблематики являлся 29 НИИ ВТС (начальник института - генерал-майор Н.Н. Воронков).

Для отработки совместно с 29 НИИ ВТС и согласования с заинтересованными министерствами и ведомствами необходимых директивных документов и организации их выполнения в ВТУ ГШ был создан отдел цифровых карт и введена должность помощника начальника управления. Меня назначили на должность заместителя начальника отдела цифровых карт.

Помимо офицеров, на которых были возложены обязанности по организации взаимодействия ВТУ ГШ с другими органами управления Министерства обороны, организациями и учреждениями оборонного комплекса, в состав отдела входила инженерно-техническая группа, которая занималась вопросами капитального строительства новых объектов. Начальником этой группы был грамотный, настойчивый и исключительно ответственный офицер полковник Ю.К. Татаринцев. В составе этой группы трудились имеющие большой практический опыт полковник М.Н. Потемкин и подполковник Н.Е. Радченко.

Ю.К. Татаринцев очень внимательно прислушивался к нашим предложениям и делал все для того, чтобы претворять их в жизнь. Он обладал исключительной настойчивостью в достижении цели. Ежедневно работал до 22-23 часов. Он умел получать положительные решения на самом высоком уровне по, казалось бы, нерешаемым вопросам.

Спустя некоторое время на должность заместителя начальника ВТУ ГШ вместо убывшего в Военно-инженерную академию им. В.В. Куйбышева полковника И.Я. Плешакова был назначен Н.А. Кошняков, ранее возглавлявший отдел цифровых карт. Теперь отделом предстояло руководить мне - с помощью вновь назначенного заместителя полковника А.Р. Понуровского. Позднее в отдел влились молодые грамотные офицеры: майор Ю.С. Александров и майор А.М. Абросимов.

Генератором всех идей по проблеме в целом, организатором их реализации был начальник Военно-топографического управления генерал-полковник Б.Е. Бызов - талантливый руководитель, в высшей степени государственный человек, ответственный и целеустремленный.

Учитывая большой объём предстоящих работ по цифровому картографированию территории, было принято решение создать шесть специализированных производств в различный городах СССР. Но первоочередным, приоритетным, самым мощным объектом должен был стать объект, который предстояло развернуть на базе Ногинского ЦАФТО.

На территории ЦАФТО планировалось построить современный пятиэтажный корпус площадью около 15 000 кв. м, оснащенный самой производительной электронно-вычислительной техникой, средствами машинной графики, прецизионным картографическим и фотограмметрическим оборудованием. Кроме того, проектом предусматривалось построить кинозал на 500 мест, магазин, столовую и котельную. Одновременно планировалось реконструировать три существующих в расположении части здания. ЦАФТО предстояло оснастить:

самыми мощными в то время ЭВМ - спаркой из двух ЕС ЭВМ-1066 для универсального комплекса БЦКД, а также еще двумя ЕС ЭВМ-1036;

21 автоматизированным рабочим местом картографа (АРМ-К) - для считывания графической информации с топографических карт и преобразования её в цифровую форму;

6 прецизионными аналитическими стереофотографическими комплексами "Ортомат" - для изготовления цифровых карт, ортофотопланов и графических оригиналов рельефа по космическим фотоснимкам;

20 стереопроекторами СПА - для стереоскопической съёмки рельефа в графической и цифровой форме.

Такой мощный, оснащенный самой современной электронно-вычислительной и специальной техникой объект в Военно-топографической службе создавался впервые. Отмечу, что коллектив отряда во главе с полковником Г.Ф. Шаповаловым с воодушевлением воспринял решение о создании в Ногинске нового производства. Впоследствии офицеры и служащие отряда с не меньшим воодушевлением трудились во имя воплощения этого решения в жизнь.

Между тем, нашему отделу совместно с 29 НИИ ВТС и ЦАФТО предстояло отработать тактико-технические требования к проектируемому новому производственному комплексу. Нужно было не только определить для каждого помещения оптимальный климатический режим, вес и габариты устанавливаемой аппаратуры, потребляемую ею электроэнергию, но и дать подробный поэтажный план с указаниями местоположения каждого устройства, каждой розетки. По существу, мы должны были участвовать в проектировании здания. Это сделать было не так просто, так как в натуре не было ни одного специального комплекса, даже опытного образца - всё это еще находилось в разработке.

Вся предусматриваемая к установке в проектируемом корпусе техника предъявляла очень высокие требования к климатическому режиму, чистоте воздуха. В связи с этим в корпусе была предусмотрена централизованная вентиляция и кондиционирование воздуха. С этой целью во всех коридорах и большинстве помещений предусматривались фальш-полы и фальш-потолки. Таким образом, внутри корпуса должна быть сооружена густая паутина из труб разных диаметров и кабелей.

Отработка исходных данных для проектирования нового корпуса - весьма важный и ответственный этап. В нашем отделе этими вопросами занимались Н.А. Кошняков, Н.Д. Жданов, А.Н. Клюкин, Ю.Р. Желиховский, А.А. Дорохов, Д.М. Парыгин, в 29 НИИ ВТС - Е.А. Жалковский, М.Е. Белецкий, В.Н. Александров, в ЦАФТО - Г.Ф. Шаповалов, И.П. Ладыка, А.В. Казакевич, Г.Б. Кресальный, Н.Ф. Фролов, А.И. Нарожный, О.Н. Коломейщук, А.В. Барауля, П.Д. Гурманов, Н.С. Акименко. В целом, исходные данные были отработаны качественно. В ходе строительства в них были внесены незначительные уточнения.

Организация строительства зданий и сооружений в городе Ногинске для БЦКД в 1979-1981 гг. возлагалась на заместителя министра обороны по строительству и расквартированию войск. Непосредственной организацией капитального строительства в ВТУ ГШ и в первую очередь ногинского объекта занимался генерал-лейтенант И.И. Максимов и инженерно-техническая группа во главе с полковником Ю.К. Татаринцевым.

В ЦАФТО строительство курировал лично командир части полковник Г.Ф. Шаповалов. Кроме того, с началом строительства каждое помещение строящегося корпуса было закреплено за офицерами ЦАФТО, которые быстро установили со строителями хороший контакт. Это помогало оперативно решать возникающие вопросы и устранять недочёты ещё до окончания строительства.

Для решения перспективных задач была значительно - на 260 человек - увеличена численность личного состава ЦАФТО, который укомплектовывался выпускниками ЛВВТКУ, геодезического факультета ВИА им. Куйбышева, других училищ и академий: в Ногинск прибывали электронщики, программисты, механики, кибернетики, оптики. ВТУ ГШ разрешалось призывать специалистов из запаса. Большую работу по укомплектованию офицерскими кадрами частей ТС ВС, задействованных в решении новый задачи, провели офицеры отдела кадров ВТУ ГШ и лично его начальник полковник В.В. Слепов.

Одновременно активизировался прием на работу в ЦАФТО гражданского персонала - картографов, программистов, инженеров и техников по обслуживанию вычислительной техники, вспомогательного оборудования. В результате проделанной работы ЦАФТО был укомплектован молодыми, энергичными, высококвалифицированными кадрами.

В целях заблаговременной подготовки специалистов для работы на технических средствах создания ЦКМ, технического обслуживания этих средств, освоения технологии изготовления ЦКМ по топографическим картам и космическим фотоснимкам в ЦАФТО было организовано опытное производство. Для этого силами отряда были переоборудованы помещения в одном из существующих зданий. Для опытного производства были поставлены 5 комплексов АРМ-М, опытные образцы аналитического фотограмметрического комплекса "Фотокарт" и стереопроектора аналитического СПА.

В процессе подготовки базы для развертывания опытного производства офицеры отряда трудились плотниками, штукатурами, малярами и т.п. Все работали с подъёмом. Никакого ропота - что, дескать, офицеров используют не по назначению - не было. Все понимали важность поставленной перед отрядом задачи.

В пуско-наладочных работах ЭВМ и специальной техники, наряду с наладчиками, принимали самое активное участие офицеры и служащие отряда. При испытаниях опытных образцов техники и экспериментальной технологии специалисты ЦАФТО стремились не только выявить недостатки и недоработки, но, главным образом, дать предложения по усовершенствованию техники и технологии. Таким образом, они фактически становились соавторами этой техники и технологии.

Благодаря предпринятым усилиям в конце третьего квартала 1978 года опытное производство начало функционировать. Огромный личный вклад в становление опытного производства внесли: в ВТУ ГШ - полковники Н.А. Кошняков, Ю.Р. Желиховский, А.Н. Клюкин, А.А. Дорохов, В.И. Лазарев; в 29 НИИ ВТС - начальник института генерал-майор Н.Н. Воронков, заместители начальника института полковники С.П. Малинин, Ю.Г. Бугаев, начальники отделов полковники Е.И. Халугин, В.И. Смирнов, О.Н. Кузовков, начальники лабораторий подполковники М.Е. Белецкий, С.А. Жарков, Е.А. Жалковский, В.И. Каменский; в ЦАФТО - его командир Г.Ф. Шаповалов, начальники подразделений И.П. Ладыка, А.В. Казакевич, А.И. Нарожный, Н.С. Акименко, Г.Б. Кресальный, Н.В. Фролов, О.Н. Коломейщук, В.П. Павлов, П.Д. Гурманов, А.В. Барауля.

Созданное в ЦАФТО опытное производство позволило не только заблаговременно подготовить специалистов к эксплуатации разработанного многофункционального комплекса БЦКД, но и высветило необходимость решения еще двух принципиальных проблем программно-технологического содержания. По сути, речь шла о необходимости оперативной доработки нового СПО для создания ЦКМ. Но возникли эти проблемы уже в процессе опытной эксплуатации новой технологии.

С завершением организации опытного производства ЦАФТО была поставлена задача изготовить ЦКМ на согласованные районы для разработки и испытания автоматизированного комплекса выработки полётных заданий КР воздушного базирования ВВС. Использовалась при этом опытная технология, разработанная 29 НИИ ВТС с участием ЦГЧ и ЦАФТО.

При входном контроле первой партии ЦКМ заказчиком было выявлено в них много мелких недочётов, не позволяющих производить машинную обработку цифровой информации. На некоторых номенклатурных листах таких «мелочей» оказалось до сотни и более.

Недочеты заключались, в основном, в незамкнутости замкнутых объектов (горизонталей, контуров, береговой линии озёр и т.д.). Дело в том, что при цифровании оператор не мог глазомерно обеспечить совпадение начала цифрования горизонтали (контура, береговой линии) с его окончанием. Таким образом, получался незаметный для глаза разрыв (незамкнутость) либо повторное цифрование микроскопического участка - т.н. "бантик".

Математическим признаком незамкнутости замкнутых объектов является несовпадение координат начальной и конечной точек цифрования. При работе на обычной карте эти недочёты не влияют на результаты. При машинной обработке информации по ЦКМ эти недочёты, как выяснилось, недопустимы. Таким образом, срочно потребовалось разрабатывать автоматическую процедуру соединения начала и конца цифрования замкнутых линий (их замыкания) и удаления "бантика".

Другая проблема проявилась в следующем. При машинной обработке информации очень важно, чтобы линейные объекты, переходящие на другой номенклатурный лист карты обрывались непосредственно на математической рамке листа (примыкая к ней, но не пересекая ее), то есть изображение должно находиться внутри рамки. Но и здесь оператор не мог глазомерно обеспечить выполнение этого требования.

Тем более, что при создании карт масштаба 1:50000 и крупнее северная и южная рамки принимались прямыми линиями, хотя теоретически они являлись дугами окружности (очень большого радиуса). И в этом случае потребовалось разработать специальную программу для автоматического вывода объекта на математическую рамку.

Был выявлен и целый ряд других недочётов, которые - в силу новизны решаемых задач - предотвратить на этапе проектирования технологии создания ЦКМ было невозможно. Помог, как сказано у А.С. Пушкина, «опыт - сын ошибок трудных». Этап опытной эксплуатации позволил своевременно - до запуска массового производства ЦКМ - выявить наиболее серьезные технологические проблемы и разрешить их. Огромная заслуга в этом - непосредственных организаторов опытного производства и всех его участников.

Возникавшие в ходе опытной эксплуатации проблемы постоянно находились в центре внимания ВТУ ГШ. Их организационным разрешением занимались непосредственно генерал-полковник Б.Е. Бызов, его заместитель генерал-майор Н.А. Кошняков, офицеры отдела цифровых карт. Большую помощь в этой работе оказывали и специалисты 29 НИИ ВТС.

Подчеркну, что выявившиеся ошибки не смутили коллектив ЦАФТО. Напротив, это прибавляло людям задора, энергии, разумной инициативы в работе. Выполняя столь сложное задание, люди проявляли свои лучшие профессиональные и личностные качества, действовали вдохновенно, руководствуясь при этом высшими интересами страны и общества. Огромное спасибо им за это!

Напряженная работа продолжалась и на других участках опытного производства. Так, по качеству ЦКМ был проведен целый ряд серьезных организационно-технических мероприятий. Был, в частности, составлен подробный график разработки алгоритмов и программ. Алгоритмы контрольных программ отработали сотрудники 29 НИИ ВТС, а сами программы - например, программу контроля высот абсолютных КWА - специалисты ЦАФТО. Впрочем, отдельные (весьма важные) алгоритмы отрабатывали и специалисты ЦАФТО.

Отдельного упоминания в этой связи заслуживают и усилия 29 НИИ ВТС, в котором в ту пору царил необыкновенный патриотический и творческий подъем. Его сотрудники трудились, не считаясь со временем, понимая, что речь идёт о чести всей Военно-топографической службы, о вкладе службы в достижение паритета современных вооружений между США и СССР, военно-политическое противостояние которых достигло в описываемый период наивысшего накала. И с этим - учитывая многострадальную историю нашего Отечества - необходимо было считаться.

Достойно исполняли свой воинский и научный долг сотрудники 29 НИИ ВТС. Многие из них - Жарков, Дивеев, Каминский, Сердюков, Евтушенко, Селюх - чуть ли не постоянно находились в ЦАФТО (подобный способ взаимодействия наших ученых и производственников-ногинчан оказался в тех условиях особенно эффективным). Это, без сомнения, был лучший пример взаимодействия науки и производства за всю историю Военно-топографической службы. Столь тесное сотрудничество института и части сокращало время разработки и внедрения новой техники и технологий, взаимно обогащая его организаторов и участников новыми продуктивными идеями.

Основной причиной выявленных на этапе опытной эксплуатации недочётов явилось, на мой взгляд, то обстоятельство, что за основу контроля цифровой информации в новой технологии был принят визуальный метод, столь распространенный в традиционной картографии, первоначально предполагалось, что суть контроля результатов цифрования должна сводиться к визуальному сравнению графической копии, полученной на средствах машинной графики по цифровой информации, с исходным картографическим материалом.

Действительно, по такой копии можно проверить точность планового положения объектов и их полноту. Но выявить специфические недочёты - незамыкание объектов, невыход на рамку номенклатурного листа - подобными методами контроля не представлялось возможным.

То же самое можно сказать и о контроле других недочетов - определении правильности выбора направления цифрования, согласования отметок высот с горизонталями, правильности семантики (описательной информации о картографируемых объектах) и т.п. Выявить подобные ошибки оказалось возможным только с использованием средств машинного контроля - специальных программ.

Новый программный комплекс контроля качества ЦКМ разрабатывался более года с привлечением большого количества специалистов. При этом бок о бок с математиками и программистами трудились топографы и картографы. Подобная кооперация позволяла верно сформулировать задание и обеспечить на этой основе составление оптимальных алгоритмов и программных тестов.

Разработанные для опытной технологии программные комплексы контроля были в дальнейшем положены в основу контроля ЦКМ в БЦКД. Они активно применялись и другими частями ВТС, на которых впоследствии разворачивалось производство ЦКМ.

Следует подчеркнуть, что программы контроля позволяли выявить некоторые ошибки и на изданных топографических картах (рассогласованность отметок высот с горизонталями, наличие излишних основных горизонталей между утолщенными - например, пять вместо четырех, и т.п.). По результатам выявленных ошибок было направлено письмо в Госгеодезию СССР, в котором речь шла о необходимости усиления контроля качества топографических карт. Соответствующие директивы были адресованы и частям ВТС, осуществлявшим составление топографических карт.

Отдельно следует сказать и еще об одной сложной проблеме, на первых порах затруднявшей работу по созданию ЦКМ. Это - большой объём информации, включавшийся в детальные (крупномасштабные) ЦКМ. Использование «перегруженных» информацией ЦКМ для подготовки полетных заданий для КР требовало неоправданных затрат машинного времени самых мощных ЭВМ на этапе создания продукции.

В этой связи требовалось изыскание взаимоприемлемых путей резкого сокращения объёма цифровой картографической информации, используемой при выработке полётных заданий для КР. После интенсивных дискуссий с заказчиком и разработчиками комплексов для ВВС и ВМФ было найдено согласованное решение: в дополнение к детальным ЦКМ создавать разреженные - обзорные цифровые карты местности (ОЦКМ).

Замечу, что согласование требований к ОЦКМ и структуре их представления проходило очень непросто. По замыслу, ОЦКМ должны были использоваться для прокладки маршрута полета КР и выбора участков коррекции, на которые требовались детальные ЦКМ. В результате время на выработку полетных заданий сокращалось на порядки. Однако одновременно усложнилась задача, возложенная на Военно-топографическую службу и прежде всего ногинский ЦАФТО: в дополнение к детальным ЦКМ сплошного покрытия намеченных районов работ необходимо было теперь изготовить и ОЦКМ (также сплошного покрытия).

Технология создания ОЦКМ была оперативно разработана 29 НИИ ВТС. К набору информации (картографическим методом) было привлечено несколько топогеодезических отрядов. А перевод информации на машинные носители и формирование заданной структуры ОЦКМ на ЭВМ-1036 осуществлял ЦАФТО. Эту работу выполняли вновь сформированные подразделения ВЦ под руководством офицеров Каптилова В.Г., Алексеева И.В., Волгина А.К.

При создании ОЦКМ так же возникло много "подводных камней" и неожиданных вопросов. Но ученые и производственники решали их - успешно и оперативно.

Между тем, в Ногинске полным ходом шло возведение нового производственного корпуса. Здесь, впрочем, тоже имели место заминки - несмотря на то, что этот объект находился под личным контролем заместителя Министра обороны по строительству и расквартированию войск, а его заместитель генерал-лейтенант В.И. Иванков ежемесячно контролировал на месте ход работ и по результатам контроля принимал соответствующие меры. Эффективно взаимодействовали с военными строителями и заместитель начальника ВТУ генерал-лейтенант И.И. Максимов, и командир ЦАФТО полковник Г.Ф. Шаповалов.

Чтобы выиграть время, со строителями была достигнута договоренность сдавать помещения под монтаж технологического оборудования поэтажно, а в отдельных случаях - и по частям этажа (делившимся с этой целью на т.н. «холодную» и «теплую» зоны). Чтобы не загубить строительной пылью дорогостоящее прецизионное фотограмметрическое оборудование и электронно-вычислительную технику, коридоры разделяли влажной тканью, а перед каждой комнатой постоянно сменяли влажные коврики. В рабочие помещения, подготовленные к монтажу техники, в этот период можно было входить только со сменной обувью и в белом халате.

Пуско-наладочные работы велись практически круглосуточно, то есть обстановка была приближенной к боевой. Работы эти были организованы таким образом, что с завершением строительства производственного корпуса вся техника была уже установлена и смонтирована.

С завершением строительства в октябре 1982 г. был предъявлен на государственные испытания универсальный автоматизированный комплекс БЦКД в составе спарки из двух ЕС ЭВМ-1061, 47 СМ ЭВМ, 43 кодировщиков (комплексов АРМ-К), 26 фотограмметрических комплексов. Всей этой технике, сопряженной по замыслу проектировщиков, в интегрированный производственный комплекс, теперь предстояло заработать как единому организму.

Возглавить государственную комиссию по приемочным испытаниям было доверено мне. Моими заместителями были назначены доктор технических наук, профессор Е.И. Халугин - начальник управления 29 НИИ ВТС, доктор технических наук, профессор Г.Г. Маньшин - заместитель директора ИТК АН БССР, Г.Ф. Шаповалов - командир ЦАФТО. В состав комиссии входили около 40 специалистов и ученых. Со стороны разработчиков также участвовали в испытаниях до 40 человек. В небольшом городе разместить такое количество командировочных - это уже проблема. Ее успешно решал на протяжении испытаний И.П. Ладыка, начальник вычислительного центра ЦАФТО.

Испытания проходили трудно. Специалисты ЦАФТО, "набив мозоли" на опытном производстве, за короткий период выявили много недостатков в испытываемом комплексе. Эти недочеты касались, прежде всего, системных вопросов: одновременная передача информации с десятков СМ ЭВМ в центральный информационно-вычислительный комплекс (ИВК), одновременное решение нескольких задач в спарке из двух ЕС ЭВМ и т.п. Выявились ошибки и в формировании штатной структуры ЦКМ. И, по-прежнему, слабым местом оставался машинный контроль качества новой продукции.

Промежуточные заседания государственной комиссии проходили бурно, в трудных дискуссиях. Некоторые члены комиссии предлагали прекратить испытания, а комплекс - отправить на доработку. Но большинство членов комиссии склонялись к продолжению испытаний - тем более, что зачастую специалисты ЦАФТО не только выявляли недостатки, но и предлагали очень разумные пути их искоренения. Слаженная работа специалистов головного разработчика ИТК АН БССР, ЦКБ "Пеленг", 29 НИИ ВТС и ЦАФТО позволяла не накапливать замечания, а устранять их во время испытаний, что ускорило ввод в эксплуатацию комплекса БЦКД в целом.

Начальник Военно-топографического управления генерал-полковник Б.Е. Бызов постоянно держал на контроле ход испытаний. Как председатель комиссии, мне не менее двух раз в месяц нужно было докладывать ему о ходе испытаний - и о положительных результатах, и о возникших проблемах. Примечательно, что Борис Ефимович требовал не создавать тупиковых ситуаций, а искать эффективные пути преодоления «узких мест».

За многолетнюю службу мне неоднократно приходилось выступать в роли председателя государственных комиссий по испытаниям технических средств и технологий для ВТС, а также участвовать в комиссиях видов Вооруженных сил по испытаниям ракетных и других комплексов. Постепенно я пришел к глубокому убеждению: без компромиссов между разработчиком и заказчиком невозможно создать современные изделия. Ведь именно в ходе испытаний разработчик становится мудрее, у него появляются новые идеи. В результате можно получить на выходе изделие, которое по своим тактико-техническим характеристикам фактически превзойдет первоначальный замысел.

Конечно, закрывать глаза на недостатки, тем более, принимать «сырые» объекты ни в коем случае не следует. Но, безусловно, следует всесторонне оценивать складывающуюся во время испытаний обстановку, учитывать реальные возможности разработчиков и оказывать им в процессе испытаний действенную помощь в поисках оптимальных технических решений.

Государственные испытания комплекса БЦКД были завершены с положительными результатами во втором квартале 1983 года. После некоторых доработок комплекс БЦКД в конце 1983 года был передан в опытную эксплуатацию.

Отмечу, что в ходе ногинских испытаний руководство и специалисты ВТУ ГШ, 29 НИИ ВТС, ЦАФТО, ИТК АН БССР, ЦКБ "Пеленг" БелОМО, ЦКБ АН БССР получили неоценимый опыт организации и проведения подобных мероприятий. Ведь это были исключительно масштабные испытания, объектом которых выступал многомашинный технический комплекс, не имевший тогда аналогов не только в стране - в мире! Испытания позволили найти новые пути эффективного взаимодействия больших коллективов, решающих во взаимодействии самостоятельные задачи, неординарные, но при этом весьма действенные методы оперативного решения возникающих проблем.

Итог испытаний был успешным. В 1983 году впервые в нашей стране Военно-топографическая служба начала серийное производство ЦКМ на большие территории. Они изготавливались по заявкам ВВС, ВМФ и в соответствии с планом специальных работ ВТУ ГШ, утвержденным руководством Генерального штаба ВС СССР.

По долгу службы мне и далее постоянно приходилось взаимодействовать с командованием и начальниками подразделений ЦАФТО: один-два раза в день - по телефону, два раза в неделю - с выездом на место для оценки обстановки и решения текущих вопросов.

Это деловое взаимодействие, а, вернее сказать, сотрудничество, оставило самые теплые воспоминания, самые глубокие чувства. Четкость, организованность, деловитость, исполнительность, высокая ответственность и взаимная требовательность царили во всех подразделениях ЦАФТО. Выражаю искреннюю благодарность всем офицерам и служащим ЦАФТО, с которыми в эти годы довелось сотрудничать при выполнении столь важной задачи.

Особая моя благодарность - командиру ЦАФТО полковнику Г.Ф. Шаповалову, опытному и талантливому организатору, специалисту высшего класса, ответственному, обязательному и доброму человеку. Геннадий Федорович умел в критической ситуации найти особый подход к людям, снять напряжение и остроту момента. Люди уважали его за то, что он уважал их.

Я благодарен начальнику вычислительного центра полковнику И.П. Ладыке, вынесшему на своих плечах основную тяжесть организации принципиально нового производства. Любым вопросом по состоянию дел на том или ином участке Ивана Петровича невозможно было застать врасплох.

Все подразделения вычислительного центра работали слаженно, инициативно и квалифицированно, как хороший оркестр во главе со своим дирижером. Но Иван Петрович не только профессионально руководил вычислительным центром, но и... умело выращивал великолепные помидоры - весом, думается, не менее полкило каждый. Когда он впервые показал эти помидоры, мне показалось, что они не настоящие (будто из воска). Проба сняла все сомнения - помидоры оказались самыми настоящими и, к тому же, очень вкусными.

Важную роль в организации выполнения заданий ВТУ ГШ сыграл высокоорганизованный коллектив планового отдела ЦАФТО, возглавляемый в ту пору подполковником А.В. Казакевичем - нынешним командиром отряда, полковником, заслуженно удостоенным за ратный труд многих наград. Руководимый им отряд продолжает следовать лучшим своим традициям, преумножая их - несмотря на сложности современного этапа развития ЦАФТО.

Я искренне благодарен Александру Владимировичу за плодотворное сотрудничество, оперативное и квалифицированное решение стоящих задач. Я благодарен за совместную работу и его ближайшим коллегам - офицерам отряда И.С. Курневу, В.А. Раудику, А.И. Нарожному, Н.В. Фролову, Г.Б. Кресальному, О.Н. Коломейщуку, Н.С. Акименко, П.Д. Гурманову.

Мне хотелось бы выразить свою благодарность молодым офицерам той незабываемой эпохи - лейтенантам, старшим лейтенантам и капитанам, которые трудились самоотверженно, инициативно, с большой эффективностью. Многие из них впоследствии достигли значительных успехов в службе.

Воспитанники ногинского ЦАФТО, прошедшие горнило тех суровых испытаний, ныне достойно представляют Топографическую службу ВС РФ. Командирами частей стали «те самые лейтенанты»: Семененко А.Ю., Перепечаев Н.Ф., Галеев В.И. Трудятся в ВТУ ГШ Иванушкин А.Н. и Потапов С.Л., в свое время руководившие в ЦАФТО, соответственно, небольшими подразделениями по производству ЦКМ и его техническому обеспечению. Н.И. Конон, сделавший в свое время немало - как программист - для усовершенствования технологий отряда, ныне возглавляет 29 НИИ.

И, конечно, самых добрых слов заслуживает гражданский персонал отряда. В ногинском ЦАФТО трудится много замечательных женщин. Мой низкий поклон им за самоотверженный труд и верность профессии.

Кстати, когда я посещал ЦАФТО уже после ввода в эксплуатацию комплекса БЦКД, то обязательно заходил в подразделения, где изготавливали оригиналы служебной информации. Там работали молодые, красивые, задорные девочки. Они были всегда со вкусом и опрятно одеты, красиво причесаны и приятно улыбались. Я выходил из этих подразделений изрядно помолодевшим. Спасибо вам, девчонки!..

Труд коллектива отряда был по достоинству оценен руководством страны и ее Вооруженных сил. За успешное решение задачи по организации серийного производства ЦКМ для систем управления КР немало офицеров и служащих ЦАФТО были награждены орденами и медалями СССР. Авторскому коллективу разработчиков БЦКД в 1985 году была присуждена Государственная премия. А полковники Г.Ф. Шаповалов и И.П. Ладыка в составе авторского коллектива стали лауреатами Государственной премии СССР в области науки и техники.

Поздравляю всех офицеров и служащих ЦАФТО с 60-й годовщиной образования части. Желаю доброго здоровья, личного счастья, успехов и удач во всех ваших делах. Выражаю уверенность в том, что ЦАФТО по-прежнему будет занимать ведущие позиции в Топографической службе ВС РФ.

Об авторах

Жданов Николай Дмитриевич,

с 1989 по 1991 гг. - заместитель начальника Военно-топографического управления Генерального штаба. Первый руководитель Роскартографии, лауреат Государственной премии СССР, действительный член Технологической академии России, почётный академик Академии космонавтики России.

 
При использовании материалов сайта ссылка категорически приветствуется.
© Богородск-Ногинск. Богородское краеведение. 2004-2021
Политика конфиденциальности
Яндекс цитирования Check PageRank
На верх страницы