Богородск-Ногинск. Богородское краеведение

«Так говорит Господь: остановитесь на путях ваших и рассмотрите,
и расспросите о путях древних, где путь добрый, и идите к нему»
Книга пророка Иеремии. (6, 16)

Мы в социальных сетях:
 facebook.com/bogorodsk1781
 vk.com/bogorodsk1781

Война и армия. Воспоминания ветеранов трудового фронта. Обуховский коврово суконный комбинат

Образование нынешнего ОАО «Ковры Обухова» относится к 1852 году, когда житель деревни Следово Богородского уезда Московской губернии Пимен Тюляев основал в поселке Обухово суконную фабрику. Эта фабрика изготовляла главным образом сукна для азиатских регионов, вывозя их в такие города, как Ташкент и Кяхта (пограничный пункт торговли с Китаем). Производство сравнительно быстро набирало силу, и уже в 1871 году на нем было занято около 1500 рабочих. В их числе было 530 женщин и 90 детей.

В 1860 году богатый купец Михаил Брунов построил в Обухове небольшую ковровую фабрику. Производство ковров на механических станках началось в 1890 году, что дало возможность резко увеличить их выпуск. Для механического коврового производства построили первый кирпичный корпус. Заказчиками продукции этой фабрики были члены царской фамилии, князья, тузы-промышленники, купцы-толстосумы.

Освещались фабрики небольшими керосиновыми лампами. Производственные увечья среди рабочих были обычным явлением: никакой техники безопасности не существовало. Заработки были низкие, жилищно-бытовые условия скверные: многие жили в казарменных каморках по две-три семьи.

В годы Советской власти оба предприятия претерпели серьезную реконструкцию, оснастились новой техникой; усовершенствовалась технология производства; неизмеримо возрос общеобразовательный и профессиональный уровень их рабочих и инженерно-технических работников. Выпуск продукции постоянно увеличивался. В 1940 году, например, суконных изделий было произведено 1849 тысяч погонных метров, что в два раза больше, чем вырабатывалось в дореволюционные годы, а ковровых изделий - 609 тысяч квадратных метров, на 93 процента больше, чем вырабатывалось в среднем за год до революции.

Вероломное нападение фашистской Германии прервало мирный труд обуховчан.

Сотни мужчин были призваны в Красную Армию. Их заменили пенсионеры, домохозяйки, учащиеся старших классов, которых пришлось срочно обучать рабочим профессиям. Оба предприятия сразу же были перестроены на выпуск продукции, нужной фронту: на суконной фабрике стали вырабатывать шинельное сукно, на ковровом комбинате - искусственный мех.

Так всю войну работали коллективы двух родственных предприятий легкой промышленности на оборону страны, на Красную Армию, которая громила немецко-фашистских захватчиков и освобождала народы Европы от коричневой чумы.

А когда враг угрожал столице нашей Родины, 750 человек работали на трудовом фронте: сооружали оборонительные укрепления, рыли окопы и противотанковые рвы.

В 1958 году суконная фабрика и ковровый комбинат были объединены в одно предприятие - Обуховский коврово-суконный комбинат имени В.И.Ленина. Директором был назначен Г.И.Ходоров.

В эти и последующие годы объединенное предприятие работало рентабельно, получало высокую прибыль. Выпускаемые им ковры много раз демонстрировались на международных выставках в Брюсселе, Дамаске, Токио, Белграде, Милане, Измире, Монреале. На выставке в Брюсселе обуховские ковры были отмечены дипломом 2-й степени и Большой серебряной медалью.

Это был период наиболее успешного развития производства, крепкого сплочения трудового коллектива, где человек человеку был поистине друг, товарищ и брат. Особую роль при этом играли сложившиеся за полтора века такие рабочие династии, как:

Зуевы, Яшкины, Чундаковы, Фомины, Максимовы, Фрыгины, Потаповы. Неоднократно Обуховский коврово-суконный комбинат занимал классные места в социалистическом соревновании среди предприятий шерстяной промышленности Мособлсовнархоза.

Весомые успехи были достигнуты и в жилищно-бытовом строительстве. Достаточно сказать, что только за одиннадцатую пятилетку (1980-85 гг.) жилой фонд комбината пополнили пять семидесятиквартирных домов. Полностью была решена проблема с детскими учреждениями.

В настоящее время Обухово представляет собой современный благоустроенный поселок с многоэтажными жилыми домами, прекрасным Домом культуры, двумя средними школами, предприятиями бытового обслуживания, магазинами, рынком. Есть больница, общая и стоматологическая поликлиники с полным штатом медицинского персонала.

Недалеко от поселка, в сосновом бору, на берегу реки Клязьмы расположен хорошо оборудованный пионерский лагерь, где каждое лето отдыхают сотни детей рабочих и служащих.

В 1999 году Обуховское производственно-ковровое объединение было преобразовано в открытое акционерное общество «Ковры Обухова». Администрация ОАО взяла курс на специализацию коврового производства. С этой целью был построен современный цех, в котором установлены двухполотенные челночные и рапирные жаккардовые ткацкие станки. Суконное производство ликвидировано полностью.

Оправдался ли расчет руководства ОАО? Вряд ли. Ковровое производство лихорадит плохое снабжение сырьем. Из-за этого оно полностью не загружено и часто простаивает. К тому же, продукция плохо реализуется из-за большой конкуренции иностранных ковровых фирм, наводнивших наш внутренний рынок своими изделиями, а также из-за низкого прожиточного минимума подавляющего большинства народа.

В связи с этим ОАО приостановило строительство жилых домов, ликвидировало детские сады и ясли, породило безработицу. В поселке снизилась рождаемость и увеличилась смертность населения.

Акционерные общества по западному образцу не оправдали социальных надежд трудящихся. ОАО «Ковры Обухова» - тому доказательство.

К.Захаров

 

 

КАРЖЕВ АЛЕКСЕЙ ИВАНОВИЧ

 

Руководитель Обуховского коврового комбината в военные и послевоенные годы. До директорства Каржев занимал должность начальника прядильного производства. Это был классный специалист, окончивший Ленинградский текстильный институт, однокурсник А.Н.Косыгина, ставшего впоследствии Председателем Совета Министров СССР.

Специфику коврового производства Каржев знал в совершенстве. Был общительным, воспитанным человеком, умел найти подход к любому труженику.

Работница А.М.Литвина вспоминала: «Бывало подойдет Алексей Иванович к прядильщице, спросит, как, мол, живется, как работается? Красивый был человек, доступный как руководитель, простой. Если и не поможет, все равно на душе легче становится. Любили его рабочие».

В 1947 году, демобилизовавшись из Советской Армии, я вернулся на родной ковровый комбинат. В разговоре с А.И.Каржевым поинтересовался, как жил и работал коллектив в войну.

- Для выпуска военной продукции пришлось срочно перестраивать производство, - вспоминал Алексей Иванович. - Небольшие конструктивные изменения, внесенные нашими рационализаторами в режущий механизм станка, позволили цеху №1 вырабатывать искусственный мех для шапок-ушанок. Его тогда требовалось очень много.

Был критический момент в октябре 1941 года, комбинат тогда подготовился к эвакуации в город Барнаул. Но разгром немцев под Москвой снял эту проблему. Вновь установили оборудование и приступили к выпуску продукции.

Всем стало трудно, а у меня, как у руководителя, образовались трудности особые. В армию ушли квалифицированные, опытные ткачи и поммастера мужчины. На их место пришли пенсионеры и подростки или просто не-работавшие женщины. Их нужно было учить профессии. Но это еще не все. Надо было создать такие условия труда, при которых неопытные работники поверили бы в свои силы. Для этого пришлось вносить существенные изменения в нормирование труда, устанавливать такие нормы выработки, которые были бы посильны начинающим рабочим. Иначе завышенными нормами можно было загнать, то есть переутомить ослабленных недоеданием людей. А это грозило невыполнением плана.

Далее. Приходилось искать разные пути для того, чтобы к скудной продовольственной карточке добавить какое-то дополнительное питание, подкормить людей. Не помню, кому пришло в голову в нерабочее время вязать шерстяные носки, шить трехпальчатые рукавицы для воинов. Дело это было добровольное, но хорошо оплачиваемое, и стало как бы дополнительным «приварком» к основной зарплате.

Когда случались вынужденные простои, мы посылали рабочих на помощь в колхозы, а там платили овощами.

Еще один пример. Наши умельцы из ОГМ смонтировали мельницу для помола зерна. Мельница работала на нужды колхозов. Комбинат получал определенный процент от смолотого зерна мукой, которая передавалась в столовую.

- Надо в пояс поклониться нашим женщинам, - сказал в заключение беседы Алексей Иванович. - Дела производства, забота о семье, горе от утраты родных и близких на фронте - все это лежало на их плечах. При этом они, особенно молодежь, находили еще силы участвовать в художественной самодеятельности, ухаживать за ранеными в госпитале.

После тяжелой и продолжительной болезни Алексей Иванович Каржев умер, и похоронен в Москве.

К. Захаров

 

 

СЕМЬЯ ВОИНОВ

 

Ковровщику Петру Иосифовичу Чундакову 62 года. Он полвека беспрерывно проработал на Обуховском комбинате. За 50 лет Петр Иосифович обучил ковровому делу множество людей. Сотни его учеников работают в разных уголках Советского Союза, они славно трудятся и вспоминают своего учителя.

Многолюдный митинг. Выступавшие стахановцы комбината приветствовали создание народного Фонда обороны страны и здесь же называли сумму своего отчисления. В речах каждого оратора звучала жгучая ненависть к бандиту Гитлеру и его шайке.

- Слово имеет старший стригальщик ковров товарищ Чундаков, - заявил председательствующий.

Появление на трибуне Петра Иосифовича было встречено дружными аплодисментами. Речь тов. Чундакова была короткой:

- Сейчас на фронтах Отечественной войны находятся пять моих сыновей, которые бьют фашистских мерзавцев. Гитлеровские палачи мечтают отнять у нас жизнь, свободу, счастье, но этому не бывать никогда. Я от всего сердца приветствую создание Фонда обороны страны и вношу в него тысячу рублей облигациями госзаймов.

Петр Иосифович Чундаков и его жена Мария Павловна гордятся своими сыновьями-воинами, все они у них коммунисты и комсомольцы.

Когда супруги Чундаковы слушают по радио вести о героизме и бесстрашии советских воинов, то их сердца наполняются гордостью и радостью. Ведь их сыновья, Владимир и Геннадий - командиры, Петр и Николай - политруки, а Григорий - рядовой боец тоже являются участниками боевых сражений.

Семья Чундаковых часто получает письма от своих воинов. Эти письма читаются родными и знакомыми с огромным вниманием и интересом. В письмах на фронт своим сыновьям Петр Иосифович пишет: «Мои сыновья, бейте по фашистской сволочи без промаха, уничтожайте фашистов, как ползучих гадов, а мы здесь, в тылу, стахановской работой поможем вам в окончательном разгроме гитлеровских бандитов. Несмотря на мой возраст, я даю продукцию сверх плана и одновременно состою бойцом добровольной противопожарной дружины. Ваши братья Сергей, Борис и сестра Лидия работают на производстве также успешно».

Все члены семьи Чундаковых являются бойцами: одни - на фронте, другие - в советском тылу.

А. Некрасов.

«Голос рабочего»

16.09.41 г.

 

 

ЧУНДАКОВ ПЕТР ИОСИФОВИЧ

(1883-1954)

 

Родом из деревни Ельня Богородского уезда.

К концу девятнадцатого века обуховские ковры получили всероссийскую известность, и хозяин фабрики В.И.Брунов, расширяя производство, набирал рабочую силу. Вместе со взрослыми мужиками пришел на фабрику и пятнадцатилетний Петя Чундаков, который сам захотел делать красивые ковры.

В отделочном производстве деревенский парень на первых порах был на побегушках, случалось, получал подзатыльники, но от своего не отступал и упорно осваивал технологию рождения ковра - разбраковку, штопку, аппретирование, стрижку. Постепенно Петр Иосифович овладел всеми профессиями отделочного цеха, стал классным специалистом - практиком, дорос до мастера цеха. «Тут и вся моя жизнь прошла, - говорил Чундаков. Сюда и сыновей своих Петра и Николая определил, и опыт им передал».

В военные годы, кроме повседневных забот, сверх всякой меры хватало и забот личных. Пятеро сыновей Петра Иосифовича и его жены Марии Павловны были в действующей армии. Чем измерить горе родителей, когда на Сергея, Григория и Владимира, одна за другой стали приходить похоронки? Но пережили и эту страшную беду. Вместе с такими же осиротевшими семьями изо всех сил трудились ради победы над лютым врагом. И она пришла.

 

 

ЧУНДАКОВ БОРИС ПЕТРОВИЧ

 

В 1941 году Борис, окончивший семь классов, пришел на Обуховский ковровый комбинат. Работая электромонтером, проявил недюжинные способности в самостоятельном изучении электротехники, в умении организовать производство и в 1943 году был назначен начальником электроотдела.

На этой ответственной должности Б.П.Чундаков проработал все военные и первые послевоенные годы, обеспечивая ритмичную работу коврового производства. Не раз пытался уйти в армию, но был забронирован и получал отказ.

После войны с ростом коврового производства, с оснащением его импортным оборудованием, потребовались новые специалисты ковровщики, С этой целью в 1952 году при комбинате открылся филиал Московского текстильного техникума. Окончив его с отличием без отрыва от производства в 1957 году, Борис Петрович получил звание техника по шерстоткачеству и был назначен начальником нового аксминстерского цеха по выработке ковров и ковровых дорожек.

В новом цехе все было новым, интересным - английское оборудование, закупленное по инициативе А.Н.Косыгина, молодые кадры, уже со средним образованием. Руководство новым производством и молодым коллективом представляло определенные сложности, но молодой энергичный специалист успешно их преодолел.

Награжден медалями «За доблестный труд», «За оборону Москвы», «Ветеран труда».

 

 

ЯШКИНА ПЕЛАГЕЯ АКИМОВНА

(1902-1989)

 

29 лет с конца двадцатых годов проработала прядильщицей Пелагея Акимовна, супруга Василия Прохоровича Яшкина, специалиста суконного производства Обуховской фабрики. Вместе они вырастили троих дочерей и четырех сыновей, положили начало династии Яшкиных. Многие из взрослых потомков продолжили работу на том же производстве, где трудились дед и бабушка.

И в тридцатые годы нелегко было обихаживать да содержать такую семью, а что уж говорить о военном времени. Но все невзгоды одолела простая русская женщина, у которой сейчас, будь она жива, насчитывалось бы пятнадцать внуков и четыре правнука.

 

 

ЯШКИНА МАРИЯ ВАСИЛЬЕВНА

 

Старшая дочь Василия Прохоровича и Пелагеи Акимовны Яшкиных, в семье которых было семеро детей, родилась в 1923 году.

На Обуховскую тонкосуконную фабрику Мария Васильевна поступила в семнадцать лет перед началом Великой Отечественной войны. Много лет работала сновальщицей в приготовительном отделе ткацкого цеха. С возрастом была переведена на склад готовой продукции, откуда и ушла на пенсию.

Награждена медалями «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.», «Ветеран труда».

 

 

КОРОЧКИНА АНТОНИНА ВАСИЛЬЕВНА

 

Антонина Васильевна Корочкина - вторая дочь Василия Прохоровича и Пелагеи Акимовны Яшкиных. Родилась в 1924 году.

Поступила в красильно-отделочный цех Обуховской тонкосуконной фабрики им. В.И. Ленина. Но тут началась война. Вместе со многими работниками предприятия Антонина Васильевна оказалась на трудовом фронте. Рыла окопы, пилила лес. А когда враг был отброшен далеко от столицы, вернулась на фабрику, где и работала до ухода на пенсию.

Муж Антонины Васильевны Николай Иванович Корочкин - ветеран Великой Отечественной войны. До ухода на пенсию работал мастером при ОГМ коврового комбината.

У четы Корочкиных выросли две дочери. Есть внуки и правнуки. Одна из дочерей Галина по направлению производства окончила Московский текстильный институт.

Работала на комбинате инженером по организации труда. В так называемое перестроечное время для новомодного ОАО «Ковры Обухова» отдел организации труда стал не нужен. И Галина Васильевна была переведена в охрану.

А.В.Корочкина награждена медалями «За доблестный труд в Великой Отечественной воине 1941-1945 гг.», «Ветеран труда».

 

 

ЯШКИН ВЛАДИМИР ВАСИЛЬЕВИЧ

(1926-1968)

 

Старший из сыновей Василия Прохоровича и Пелагеи Акимовны Яшкиных. Окончил семь классов. На Обуховскую тонкосуконную фабрику им.В.И.Ленина поступил на втором году Отечественной войны.

На первых порах занимался тем делом, которое поручили, - был слесарем. Но молодого человека больше тянуло к работающим машинам и механизмам. Перешел в прядильный цех и вскоре стал помощником мастера, В этом деле Владимир Васильевич проявил себя смелым новатором, инициатором перехода на сверхтиповое обслуживание прядильных машин.

В 1944 году В.В. Яшкин был призван в Рабоче-Крестьянскую Красную Армию. На фронте быть ему не пришлось. Но солдатскую лямку тянул долго целых семь лет. После службы вернулся на родное предприятие.

В 50-е годы Обуховский комбинат закупил в Англии аксминстерские ковровые станки и приготовительное оборудование к ним. Образовался цех №4 по выпуску аксминстерских многоцветных ковров. Новое всегда привлекало Владимира Васильевича.

Он перешел в этот цех и в числе первых освоил заграничные сновальные машины приготовительного отдела.

Скромный и трудолюбивый, чуткий и доброжелательный - таким остался рано ушедший из жизни Владимир Васильевич в памяти всей семьи Яшкиных, его друзей и товарищей.

 

 

ЯШКИН НИКОЛАЙ ВАСИЛЬЕВИЧ

 

Обезлюдевшее с началом войны производство нуждалось в рабочей силе, И Коля Яшкин, окончивший в 1942 году семилетку, как и его старший брат Володя, поступил на Обуховскую тонкосуконную фабрику им.В.И.Ленина.

Начинал учеником слесаря, а потом стал помощником мастера ткацкого цеха. Без отрыва от производства окончил филиал Московского текстильного техникума и был назначен мастером по оборудованию.

Наблюдательный и всесторонне развитый Н.В.Яшкин был всегда в творческом поиске, в постоянном стремлении совершенствовать ткацко-суконное производство. Особенно ценным было его рационализаторское предложение, которое называлось «Прибор для измерения длины фона и бахромы на ткацком станке «Б-3». Оно позволило ткачихам перейти на многостаночное обслуживание, значительно повысило производительность труда. За это и многие другие новшества Н.В.Яшкин заслужил звание «Лучший рационализатор комбината».

В настоящее время Николай Васильевич на заслуженном отдыхе. Награжден медалями «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.», «Ветеран труда».

 

 

ПРИОБРЕТАЮТ ВТОРЫЕ ПРОФЕССИИ

Десятки работниц фабрики имени В.И.Ленина, желая приобрести вторые профессии, обучаются на курсах помощников мастеров по ткачеству, прядению, аппретуре.

Некоторые женщины решили стать токарями, электриками, шоферами.

На курсах шоферов занимается работница Брыкина - командир санитарной команды фабрики. Она заявила:

- В ближайшие дни приобрету знания шофера и смогу боевую команду медсестер везти на фронт.

Успешно овладевает автоделом нормировщица тов. Стулова.

«Голос рабочего»

31.07.41 г.

 

 

ВОХОНЦЕВА КЛАВДИЯ НИКОЛАЕВНА

(1901-1990)

 

Родилась в деревне Шалово Богородского уезда.

Семья Николая Степановича Маякова, в которой родилась Клавдия, как и многие другие семьи, жила в постоянной нужде: едоков много, а работников мало. Земельный участок при доме небольшой

Одиннадцатилетней девочкой, едва научившись грамоте, поступила Клава на Обуховскую ковровую фабрику купца Брунова. Работала мотальщицей приготовительного отдела, потом стала ткачом-ковровщиком. В этом цехе проработала 21 год.

В начале тридцатых годов на комбинат прислали группу подростков для производственного обучения. В большинстве своем это были ребята из детских домов, бывшие беспризорники. Для них комбинат открыл школу ФЗУ, куда потребовались производственные инструкторы - наставники. И тут администрация комбината увидела в Клавдии Николаевне не только специалиста - ковровщика, но и подающего надежды педагога. Ее назначили инструктором-наставником.

Вот что рассказывал один из ее бывших воспитанников Иван Николаевич Косичкин:

«Любовь к человеку, большая выдержка, умение просто и доходчиво объяснять работу оборудования, учить житейской мудрости - неотъемлемые черты характера Клавдии Николаевны. Мы ее звали мамой. В нашей учебной группе был мальчик Сережа. Он не чурался ткацкого дела, но, как говорится, спал и видел себя шофером. Так наша любимая Клавдия Николаевна все пороги обила в кабинетах администрации и общественных организаций, а своего добилась. Сережу перевели в гараж, он изучил автодело, стал водителем. Впоследствии Сергей Китаев работал в Кремле, ездил на «Волге». Вот какая она была, наша мама Клавдия Николаевна, посвятившая свою жизнь далеко не послушным, озорным ребятам».

В 1936 году Клавдия Николаевна вышла замуж за Григория Васильевича Вохонцева и с тех пор носила его фамилию.

В 1942 году К.Н.Вохонцевой из-за болезни пришлось оставить любимую работу инструктора-наставника. Переведена на должность кладовщика ткацкого цеха, через четыре года уволена, в связи с переходом на инвалидность.

Награждена медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.».

 

 

В ФОНД ОБОРОНЫ

 

Коллектив Обуховского коврового комбината горячо одобрил и поддержал предложение краснопролетарцев о создании Фонда обороны.

Во всех цехах прошли многолюдные собрания. Начальник приготовительного отдела фабрики П.Круглов одобрил предложение коллектива завода «Красный пролетарий» и заявил, что вносит в Фонд обороны серебряный портсигар и 1050 рублей облигациями госзаймов. Одновременно он просил производить с него вычет однодневного заработка ежемесячно до окончания войны.

- Мой муж борется на фронте с фашистской гадиной, - говорит смотритель т. Юрина. - Я вместе со своим коллективом буду всеми средствами крепить тыл, помогая этим фронту. Я отчисляю в фонд обороны ежемесячно до окончания войны однодневный заработок.

Стригальщик фабрики т. Чундаков сказал:

- Фонд обороны ускорит окончательную расправу с Гитлером и его шайкой, стремящейся поработить свободный советский народ. Пять моих сыновей сражаются на фронте. Я же со своей стороны вношу в фонд обороны облигаций госзаймов на 1000 рублей.

 

 

ХОДОРОВ ГРИГОРИЙ ИВАНОВИЧ

(1912-1993)

 

В 1930 году окончил школу ФЗУ при Румянцевской фабрике имени В.И.Ленина по специальности ткача. Направлен на Измайловскую текстильную фабрику имени Свердлова.

В дальнейшем Григорий Иванович без отрыва от производства окончил филиал Московского текстильного техникума в группе экономистов. С 1939 года руководит Белостокской фабрикой №23, а с начала войны - Обуховской тонкосуконной фабрикой имени В.И.Ленина.

Моя беседа с Григорием Ивановичем состоялась уже в мирное время.

- Что больше всего вам помнится из военных лет? - задал я вопрос.

- Многое, но больше всего два первых, самых трудных года. Мало было перестроить производство под военные нужды. Требовалось еще приучить людей к мысли о неизбежных трудностях, к нормируемому обеспечению, постоянному недоеданию, к чувству голода, если сказать проще. А тут еще сводки с фронтов идут одна хуже другой.

Особенно трудно приходилось тем, кто не имел огородов. А таких было абсолютное большинство. И люди шли по деревням, меняли все, что было нажито, на картошку, муку или овощи.

А знаете ли вы, что такое «тошнотики»? - вдруг спросил Григорий Иванович. Я смущенно пожал плечами. - Это оладушки, испеченные из гнилой и промерзшей картошки, собранной весной 1942 года. Наевшийся этих «тошнотиков» человек потом жестоко страдал расстройством желудка. Да что было делать - не зря же говорится: голод не тетка.

Но жизнь впроголодь никому не давала поблажки. Предприятие работало на оборону, выпускало шинельное сукно для Красной Армии, и надо было делать все, чтобы выполнять военные заказы. И люди делали.

Работали по 10-12 часов без выходных и отпусков. И понимали, что партия и правительство примут меры для того, чтобы накормить работников тыла. Вскоре эти меры были приняты. В апреле 1942 года ЦК ВКП(б) и СНК СССР приняли постановление «О выделении земель для подсобных хозяйств и под огороды рабочих и служащих». С наступлением тепла труженики фабрики получили землю, посадили картофель и осенью собрали хороший урожай. Это стало большим подспорьем в питании.

И еще. Неплохие результаты давало содружество с Балобановским колхозом. Фабрика оказывала ему посильную помощь в ремонте техники, давала рабочую силу во время весенне-посевной и уборочной поры. Колхоз в свою очередь выделял землю под огороды, помогал семенами, расплачивался за работу картофелем и овощами. Все это поступало в фабричную столовую. Так что постановление партии и правительства в смысле обеспечения трудящихся в военные годы нельзя переоценить.

Другая трудность, а может быть, не другая, а самая первая - это неимоверная сложность набора, обучения и воспитания кадров. Война вызвала серьезные качественные изменения в составе рабочих фабрики. Многие ушли на фронт, на строительство оборонительных сооружений, на уборку урожая в другие области. Места ушедших занимали женщины, молодежь, ветераны.труда, домохозяйки, школьники. Постановлением Правительства СССР от 20 мая 1942 года разрешалось в военное время принимать для обучения и последующей работы подростков 14-летнего возраста, установив для них 6-часовой рабочий день. Уровень производственной квалификации этого контингента на первых порах был невысок. Нам грозило невыполнение военных заказов.

Если говорить образно, то фабрика в военные годы для подростков была подобно детскому дому, а для рабочих преклонных лет - домом престарелых. У тех и у других был посильный полезный труд на благо Родины в сочетании с личными интересами; им выдавали рабочие продовольственные карточки. За сохранность здоровья молодежи, обучение специальности, за соответствующую оплату их труда ответственность несла администрация фабрики. И я как директор эту задачу целиком взял под свой контроль.

На голом энтузиазме высокой производительности не достигнешь. Задача заключалась в том, чтобы нормы выработки за смену приближались к плановому заданию, чтобы оба показателя были сопряжены. Покажу это на примере. Выполнение нормы выработки передовыми рабочими на 110 процентов, что равно плановому заданию, поощрялось премиями, в том числе и за качество продукции, экономию сырья и материалов. За счет передовиков производства, перекрывающих нормы выработки, обеспечивалось выполнение планового задания, установленного фабрике, по выпуску военного заказа - шинельного сукна. В этом заключался смысл грамотного, научно обоснованного планирования.

Я благодарен инженерно-техническим работникам, помощникам мастеров, производственным инструкторам, которые проделали огромную работу по планированию и обучению кадров в военные годы, - сказал в заключение Григорий Иванович. - Решение этих задач позволило коллективу Обуховской тонкосуконной фабрики занимать классные места во Всесоюзном социалистическом соревновании среди предприятий текстильной промышленности.

К. Захаров

 

 

БУКИНА ВЕРА ВАСИЛЬЕВНА

 

Родилась в 1897 году в семье рабочего Обуховской суконной фабрики Василия Полетаева. Отец работал лампочником, мать - прачкой у хозяина фабрики. Жили в казарме.

Родители Веры умерли рано, и с пятнадцати лет ей пришлось работать прислугой в трактире. В 16 лет поступила на фабрику ученицей ткача. В 1920 году вышла замуж за Ивана Васильевича Букина, работника пожарной команды суконной фабрики. За годы совместной жизни у Букиных родилось двенадцать детей, из которых в живых осталось пятеро.

В довоенные годы многодетная семья жила трудно, порой не хватало самого необходимого. А с началом Великой Отечественной войны стало еще труднее. В мае 1942 года глава семьи И.В.Букин, имевший отсрочку от призыва, добровольно ушел в Красную Армию, а в декабре погиб под Сталинградом.

Опытная ткачиха В.В.Букина, выполняя оборонные заказы, стала многостаночницей, вырабатывая техническую ткань и шинельное сукно. Рабочий день на суконной фабрике, как и везде, длился по 12-14 часов, а питание в столовой было скудным. Но и тут Вера Васильевна умудрялась что-нибудь выкроить для полуголодных детей, сидящих в нетопленом жилище.

Без малого полвека проработала В.В.Букина на Обуховской тонкосуконной фабрике. Медаль «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.» - достойная награда за все, что она смогла сделать за свою жизнь. И еще одно, может быть самое главное, - у Веры Васильевны восемь внуков и семь правнуков.

 

 

ШАПКИНА КЛАВДИЯ ПРОКОФЬЕВНА

(1900-1980)

 

В дореволюционный период на Обуховской ковровой фабрике купца В.И.Брунова было много тяжелого ручного труда: накладка и съем громадных навоев, что делалось с помощью ткача соседа, заточка бруском режущих ножей на стальном прутке, закладка большого мокрого початка в челнок при помощи ручной колотушки. Поэтому специальность ткача-ковровщика была уделом только мужчин.

И надо было быть смелой, решительной женщиной, чтобы пойти работать ткачом-ковровщиком в те времена. Именно такой решительной женщиной и оказалась К.П.Шапкина, которая еще в пятнадцать лет изъявила желание стать таким ткачом. Высокая, стройная, физически развитая, она ни в чем не уступала ткачам-мужчинам, а когда тяжелые операции были механизированы, стала легко обходить и признанных мастеров.

В годы Отечественной войны Клавдия Прокофьевна вырабатывала искусственный мех, который шел на шапки-ушанки для воинов Красной Армии. За ударный труд она неоднократно награждалась Почетными грамотами, поощрялась денежными премиями.

Трудовой стаж у нее 55 лет. Награждена медалями «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.» и «Ветеран труда».

Личная жизнь Клавдии Прокофьевны сложилась печально. Перед Отечественной войной она схоронила уже взрослых сына и дочь. А после войны совсем осиротела - умер муж.

 

 

ЗУЕВА МАРИЯ ИВАНОВНА

(1907-1989)

 

Ткачиха. На Обуховскую тонкосуконную фабрику поступила в 13 лет. Была инструктором производственного обучения. Избиралась секретарем комсомольской организации. Много лет была членом профсоюзного комитета тонкосуконной фабрики, а потом и коврово-суконного комбината.

Производству и общественной работе Мария Ивановна отдала полвека. Последние годы трудилась контролером готовой продукции.

Награждена медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.».

 

 

ЗУЕВ ВАСИЛИЙ ИВАНОВИЧ

(1910-1997)

 

Рос в многодетной семье. Был крепким, здоровым ребенком. Тянулся к грамоте, любил книги. Но учиться довелось мало. С 15 лет Василий, как его сестры Таня и Аня, вынужден был начать трудиться - поступил на Обуховскую тонкосуконную фабрику.

Индустриализация страны, осуществленная Советской властью в 30-е годы, в полную силу сказалась и на Обуховской фабрике. Отжила свой век водяная турбина. Ушли в прошлое канатные и ременные передачи, уступив место электромоторам. Отпала надобность в обводном канале, пропускавшем в Клязьму отработанную воду.

Не мог не заинтересоваться в эти годы пытливый молодой человек электрической энергией. Обслуживая энергетическое хозяйство фабрики, он внимательно читал специальную литературу, мечтал поступить в институт.

Однако жизнь распорядилась по-своему. В начале тридцатых годов Зуева призвали в Рабоче-Крестьянскую Красную Армию. Отслужив положенный срок, он вернулся на свою фабрику и занялся привычным делом - обслуживанием энергетического хозяйства. Потом была война с Финляндией, в которой Василию Ивановичу пришлось принимать активное участие.

Перед Великой Отечественной войной тонкосуконная фабрика продолжала интенсивно обновляться. Внедрялась новая техника, совершенствовалась технология, механизировались трудоемкие операции. Электромонтеру высшего разряда В.И.Зуеву в эти годы дел хватало: обеспечивал работу фабричного оборудования, обслуживал с бригадой воздушную электролинию, монтировал проводку в новых жилых домах. Так бы и трудился теперь уже зрелый специалист-практик, может быть, осуществил бы и свою мечту - учиться. Но грянула война, нам стало не до учебы. Пришлось перестраивать рабой на новый лад, подчинять ее законам военного времени. Не стало прежней, обеспеченной жизни, нормирование го рабочего дня. Ушли на фронт многие специалисты, взамен которых пришлось срочно учить новичков из молодежи или неопытных женщин. Не считаясь со временем как и все советские люди той поры, работал Василий Иванович на войну, на фронт, ради победы над врагом, пока в его судьбе не произошел коренной поворот: в январе 1943 года он был призван в Красную Армию.

На трех фронтах - Волховском, Ленинградском, 3-м Прибалтийском довелось воевать В.И.Зуеву. Особенным след в его военной судьбе оставили жестокие бои за древний Новгород. Всем бойцам и командирам воинских частей, участвовавших в освобождении и спасении исторических ценностей города, было присвоено звание его почетных граждан. Звание «Почетный гражданин г.Новгород» получил и наш земляк-обуховец.

В боях за Новгород В.И. Зуев потерял правую ногу и долго лечился в госпитале. Став инвалидом второй группы, Василий Иванович много лет потом работал в охране Обуховского коврово-суконного комбината.

Награжден орденом Отечественной войны 2-й степени и многими медалями.

К. Захаров

 

 

ЗУЕВА АНТОНИДА ИВАНОВНА

(1916-1995)

 

Труд ткачихи - физически тяжелый, она все время на ногах, в постоянном напряжении, в грохоте станков. Особенно тяжело досталось Антониде Ивановне военные полуголодные годы с их длинными рабочими днями. Но все выдюжила, выстояла опытная ткачиха, вырабатывая так нужное для Красной Армии шинельное сукно.

На Обуховском коврово-суконном комбинате А.И.Зуева отработала 41 год. Награждена медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.».

 

 

ЗАХАРОВА НАТАЛИЯ ИВАНОВНА

(1918-1943)

 

Наташа родилась в казарме, которую построил купец В.И.Врунов. Ее родители были коренными рабочими Обуховской ковровой фабрики. Семья состояла из пяти человек.

Кроме Наташи, были еще дочь Нина и сын Борис.

Живя в одном доме, я хорошо знала Наташу. От природы она была наделена типичной русской красотой, обладала каким-то особым очарованием. Казалось, эта улыбчивая и добрая девушка рождена для счастья, но счастье обошло ее стороной. У Наташи рано умерли родители. С Борисом пришлось расстаться: его определили в детский дом.

И разлука оказалась вечной - в годы войны Борис пропал без вести. А над сестрой Ниной Наташа взяла опекунство.

Пришлось идти работать. В шестнадцать лет она определилась ученицей ткача-ковровщика, а освоив специальность, стала одной из лучших работниц коврового цеха.

Таля (почему-то ее так звали) увлекалась спортом, была постоянной участницей общекомбинатовских спартакиад и имела хорошие результаты в различных видах легкой атлетики. А в баскетбол играла так хорошо, что ее, случалось, приглашали играть за мужскую команду.

В 1937 году Таля вышла замуж за друга детства Константина Захарова - механика Обуховского комбината. Жить бы молодой семье да радоваться. Но вскоре радости пришел конец. Началась Великая Отечественная война. Константина призвали в армию. Убитая горем Таля осталась одна. К тому же, она ждала ребенка.

Константину Романовичу повезло. Он выжил в этой проклятой войне. А вот Таля себя не сберегла. В ковровом цехе ее станок, я помню, стоял против окна. Оттуда постоянно сквозило холодом. И Таля простудилась. Она заболела воспалением почек. Медицина ничего не смогла поделать. Таля умерла.

 

 

ПЫШКОВА МАРИЯ ВАСИЛЬЕВНА

 

В середине тридцатых годов, окончив школу ФЗУ, начала работать ватерщицей в прядильном цехе Обуховского коврового комбината. Цех выпускал льняную пряжу, которая шла на производство ткани для палаток и пожарных рукавов.

Осенью 1941 года, когда враг подходил к Москве, пришлось оставить свое производство и работать на строительстве оборонительных сооружений в районе города Серпухова.

Военные годы характерны напряжением всех сил тружеников тыла, скудным питанием, неустроенностью быта, недостатком отдыха. Все это полной мерой пришлось на долю молодой женщины-труженицы, которая работала помощником мастера, а затем мастером прядильного цеха.

Награждена медалями «За оборону Москвы» и «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.».

В послевоенные годы, когда выпуск льняной пряжи был прекращен, М.В.Пышкову перевели в ковровый цех, где она стала помощником мастера.

На Обуховском ковровом комбинате Мария Васильевна отработала 60 лет.

 

 

КОМКОВА МАРИЯ ВАСИЛЬЕВНА

 

Родилась в деревне Шалово в 1918 году.

С 1941 по 1943 год работала копировщицей в отделе главного механика Обуховской тонкосуконной фабрики имени Ленина.

- Условия труда и жизни были очень тяжелые, - рассказывала Мария Васильевна. - Но мы с девчатами не унывали. Следили за событиями на фронте, каждую неделю выпускали стенную газету, где отражали жизнь нашей фабрики и поселка, писали о войне, о том, как наши войска гонят врага все дальше от Москвы. Ночами ходили по поселку - дежурили, а утром, почти не отдохнувши, бежали на работу. Трудились без выходных.

Часто ходили на разгрузку вагонов с торфом, потом возвращались на свои рабочие места.

В 1943 году я перешла в военный госпиталь №2727. В конце того же года вышла замуж за офицера и уехала с ним на фронт.

В поселок Обухово вернулась после войны, в 1947 году.

 

 

САДКОВА АНАСТАСИЯ АЛЕКСЕЕВНА

 

- Родилась в 1923 году в деревне Марьино-2 Ногинского района в семье крестьянина, - рассказывала Анастасия Алексеевна. - Окончила четыре класса Калонтаевской начальной школы. Работала в колхозе.

В 1938 году поступила на Обуховский ковровый комбинат оверлогницей (бахромщицей) ковров. Затем была ткачихой на станках, вырабатывающих хлопчатобумажную ткань.

В годы войны по производственной необходимости меня переводили на другие работы - мотала початки, проклеивала уток. А когда комбинат готовился к эвакуации, перевели ткачом на тонкосуконную фабрику им. Ленина, Но проработала там недолго.

Поступила на курсы шоферов. И с 1942 по 1947 годы работала водителем. Вначале меня посадили на газогенераторную машину. Ох, и хлебнула я от нее горюшка!.. В далекие рейсы меня не посылали, потому что машина постоянно ломалась. Возила торф из Монино или какие-нибудь мелкие грузы по территории комбината. А дальше - ни-ни!

Но однажды на этой колымаге меня направили в Волоколамск за сеном. (Там работала наша бригада). Меня сопровождал представитель Ногинского горисполкома (фамилию забыла). И тут быть беде - машина испортилась, сгорели колосники. Даже до места не доехали. Представитель поездом вернулся в Ногинск, а мы с женщиной-грузчицей остались «загорать».

Но мир не без добрых людей. Из ближнего села к нам подошел пожилой мужчина и сказал: «Доченька, есть возможность тягачом поставить твою машину ко мне во двор. В нем она будет цела. А на шоссе ее разуют». Я согласилась. Мужчина подогнал тягач, я села за руль. Тронулись. И тут трос лопнул. Я, чтобы избежать столкновения с тягачом, свернула под откос. С большим трудом машину потом удалось вытащить на шоссе, но от добрых намерений пришлось отказаться.

Грузчица уехала домой. А я потом целых четыре дня «куковала» в своей машине, в обнимку с кочаном капусты, своей единственной едой. На пятый день приехал наш шофер Василий Русаков. Он взял машину на буксир, и мы благополучно доехали до комбината.

После всех мытарств мне дали хорошую машину с бензиновым двигателем. Я на ней возила фрезер по маршруту: комбинат - Монино - комбинат. За сутки делала по 7-8 рейсов.

С техникой связана и дальнейшая моя жизнь. Работала даже шофером на пожарной машине.

Последние годы была занята в подсобном хозяйстве. Работать на земле - дело привычное с детства.

- Как сложилась личная жизнь, Анастасия Алексеевна?

- Была замужем. Муж умер в 1979 году. Вырастили с ним двух дочерей и сына. Теперь у меня шесть внуков.

- Есть награды?

- Наград много. Но особенно ценю медали «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.», «Ветеран труда». О многом говорят они, о многом напоминают.

К. Захаров

 

 

ВИДОВА ТАИСИЯ ИВАНОВНА

 

Таисия - коренная обуховчанка. Родилась в 1923 году.

- В 1940 поступила курьером в фабком Обуховского коврового комбината, - рассказывает Таисия Ивановна. - С началом войны работа курьера стала тревожной, беспокойной, потребовалась скорость в беге, выносливость. Часто поднимали ночью.

Когда враг подходил к Москве, пришлось работать на строительстве оборонительных сооружений под Тулой, у села Михайловского. Спали мы у жителей этого села на соломе или на сене, прямо на полу, не раздеваясь. От непривычной физической работы так уставали, что готовы были спать где угодно. В нашей группе находились тульские коммунисты - стойкие, мужественные люди. Они во всем были примером. К сожалению, я не удержала в памяти их фамилии. Питанием нас обеспечивали удовлетворительно, даже горячие обеды привозили к месту работы.

После Тулы я вернулась на комбинат и продолжала исполнять обязанности курьера.

А в 1946 году перешла в ткацкий цех. Работала шпулярницей с одной из лучших ткачих - Анастасией Фрыгиной. Моим наставником была Лидия Соколова. Я благодарна им за все, чему они научили, за все, что умею.

С 1973 года я ушла с производства, оформив пенсию. Но не осталась без дела - пошла работать техничкой (няней) в Обуховскую больницу. Общий трудовой стаж у меня 60 лет. Есть награды - медали «За оборону Москвы» и «Ветеран труда». Вырастила дочь. Она учительница в Обуховской школе.

 

 

СЕСТРЫ ГОРИНЫ

 

В военные годы на ковровом производстве работала школа ФЗО. Сроки обучения в ней были предельно сокращены. Обученные подростки своим беззаветным трудом помогали ковать победу над врагом. Среди таких подростков- ковровщиков я особенно выделил бы сестер Марию и Валентину Гориных.

Не знаю доли более печальной и трогательной, чем та, которая досталась этим девочкам - сиротам. Отец Маши и Вали - Горин Михаил Александрович, призванный в Красную Армию, погиб под Смоленском. А в начале 1943 года умерла мать - Надежда Николаевна.

Вале назначили пенсию в размере 7 рублей. Маша устроила ее в детский садик. Валя была сильно ослаблена голодом. И тогда на помощь пришла Варвара Владимировна Рябкова - заведующая детским садом. Она сумела выхлопотать для Вали путевку в Болшевскую детскую больницу. Там ее и вынянчили. «Варвара Владимировна - это наша вторая мама», - говорят об этой доброй, отзывчивой женщине сестры Горины.

- Однажды я повезла в больницу для сестренки четвертинку молока и кусочек хлеба, - вспоминает Мария Михайловна. - Идя по тропинке, споткнулась, упала и разбила бутылку. Сижу и плачу с горя. И тут, откуда ни возьмись, незнакомый офицер авиации (про себя я назвала его ангелом спасителем).

- Почему, доченька, плачешь? - спросил он. А узнав про мою беду, сказал: - Вот тебе деньги. Купи молока, хлеба - и марш к сестренке! А мне пора на службу.

Валю мне предложили устроить в детский дом. Но она не захотела, очень боялась разлуки.

Учитывая наше тяжелое материальное положение, Е.М.Барсукова, зав. детским садом, приняла Валю на работу ночной няней.

Проработав два года в детском садике, Валентина поступила на ковровый комбинат. Работала мотальщицей в приготовительном отделе, отсюда и ушла на пенсию.

- А как сложилась Ваша дальнейшая жизнь? - спросил я Марию.

- Первого января 1944 года я поступила в школу ФЗО при ковровом комбинате, в мае закончила. В те годы школа ФЗО для таких, как я, была спасением. Иначе бы мы не выжили. Преподаватели для нас были как родители: обучали профессии, заботились, кормили, обували, одевали. Школа ФЗО оставила хороший след в моей жизни. Этого я никогда не забуду.

Уже работая мотальщицей, я закончила семь классов вечерней школы. Трудно было учиться в войну. Учителя требовали запомнить формулы, правила. Но как запомнишь, если все мысли только о еде. Мало помогали и дополнительные 50 граммов хлеба и десертная ложка песка.

Учились и работали по 8 часов. За выполнение производственного плана выдавали 100 граммов хлеба. А я выполняла, благодаря помощи таких передовых работниц, как тетя Клавдия Дрягина, как тетя Груня Быкова. Это были профессионалы своего дела, к тому же добрые, отзывчивые люди. Они относились ко мне как к дочери. Спасибо им большое.

За самоотверженный долголетний труд сестрам Гориным присвоены почетные звания, утвержденные в текстильной промышленности. В настоящее время они, как и прежде, вместе. Воспитывают внуков и племянников,

К. Захаров

 

 

ГОРШКОВА АННА АЛЕКСЕЕВНА

 

Родилась в 1915 году в деревне Бездедово Ногинского района.

Рано лишилась отца - он погиб в гражданскую войну. Трудиться начала в 14 лет бахромщицей на Обуховской суконной фабрике.

В 1931 году Анна Алексеевна (девичья фамилия Быкова) перешла на ковровый комбинат в ОТК. Начинала с малого, а когда достигла совершеннолетия, начальник отдела С.Н.Флягин доверил ей ответственный участок - вести разбраковку на 2-ом разбраковочном столе.

- Вот вам, Анна Алексеевна (начальник впервые назвал ее по имени-отчеству), постоянное место работы. Будьте строги, но и справедливы, - напутствовал он.

В работе разбраковщика нужен глаз да глаз. Надо хорошо чувствовать цвет ковра, замечать искажение рисунка, определять допустимую высоту ворса и другое. По сути дела разбраковка - это борьба за добротность продукции, ее высокое качество.

- Не смогу я здесь работать, Сергей Николаевич. - Опыта мало, - отказывалась оробевшая Анна.

- Раз доверяю, значит, справишься, - настаивал начальник.

Анна Алексеевна оправдала доверие Флягина, опытнейшего руководителя, большого специалиста коврового производства. Неуклонное следование «Инструкции по качеству выпускаемой ковровой продукции» было главным принципом ее работы.

40 лет проработала А.А.Горшкова браковщицей в ОТК. Ее трудовая книжка заполнена многими видами поощрений, которыми отмечались передовики производства в советские времена.

В числе других есть у нее особо ценная награда -Почетная грамота Президиума Верховного Совета РСФСР. Ею Анна Алексеевна была награждена в 1960 году в связи со 100-летием Обуховского коврово-суконного комбината имени В.И.Ленина и за многолетний самоотверженный труд.

Красивая в юные годы, Анна Алексеевна привлекала внимание молодых людей, но никому не отвечала взаимностью.

- Что ты сидишь маком (то есть красуешься в девках)? Пора и замуж выходить, - говорили ей молодухи.

- Женихов много, да милого нет, - отвечала Анна. Она ждала единственного, своего суженого. И дождалась. Это был красивый, энергичный, всеми уважаемый человек, который ходил по ее родному переулку, - Порфирий Горшков. Однажды он взял да и сказал без всякого предисловия.

- Аня, будь моей женой.

- Женой, так женой, - ответила Аня.

Так просто и скромно в 1934 году образовалась новая семья. Молодожены были счастливы. Жили душа в душу, родили и вырастили четырех детей. Все они стали тружениками Обуховского коврово-суконного комбината.

К. Захаров

 

 

ФОМИНА АННА ПЕТРОВНА

 

Из известной династии ковровщиков, родоначальниками которой были Петр Степанович Фомин и его жена Пелагея Кузьминична.

Аня росла чувствительной, одаренной девочкой, с великолепным музыкальным слухом, мягким красивым голосом- сопрано.

- Было время школьных каникул, - вспоминает Анна Петровна. - Мы не вылезали из Клязьмы - беззаботное, счастливое детство. И вдруг - война.

Помню, как комендант проверял светомаскировку в окнах нашей квартиры, как гудели фабричные гудки, когда объявлялась воздушная тревога, как испуганные родители хватали своих детей, заготовленные узлы и бежали в рощу - там было бомбоубежище.

Пролетая над нами, немецкие самолеты сбрасывали листовки на русском языке. В них призывали не бояться немцев, переходить на их сторону. Отношение к листовкам-пропускам было однозначно: мы рвали их в клочки.

А жизнь становилась все труднее, заболела мама, вскоре умер отец. Мы с мамой получали по 300 граммов хлеба. Летом собирали щавель и возили в город Подлипки. За мешок проданного щавеля мы могли купить буханку хлеба да стакан соли. И тому радовались.

В 1942 году, посоветовавшись с мамой, я поступила в ремесленное училище при военном заводе города Подлипки. Кормили, обували, одевали учеников там очень хорошо. Но из училища пришлось уйти, так как не обеспечили общежитием, хотя обещали.

А поездки в Подлипки меня просто изматывали.

В 1943 году открыли школу ФЗУ при Обуховском комбинате. И я с радостью, как и мои сверстники из казармы, поступила в училище. Даром хлеб мы там не ели. В ответ на заботу Советского правительства ребята учились отлично, затем, наравне со взрослыми, работали на производстве. А когда наступала страдная пора, дружно помогали колхозам и фабричному подсобному хозяйству в уборке урожая.

Конечно, забот и тревог еще хватало, когда мы закончили обучение и стали работать самостоятельно, но уже было ясно: война идет к концу и недалек день нашей Победы.

В послевоенные годы ткачиха А.П.Фомина неизменно находилась в числе передовиков социалистического соревнования, неоднократно была отмечена грамотами и почетными званиями. Награждена медалями «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг. «Ветеран труда».

В настоящее время Анна Петровна на заслуженном отдыхе. Но не на покое. Она активная общественница, постоянный участник женского хора при Обуховском доме культуры, его солистка.

К. Захаров

 

 

ПОТАПОВ АЛЕКСАНДР АЛЕКСЕЕВИЧ

(1905-1947)

 

Принадлежит ко второму поколению династии Потаповых.

Подростком в 14 лет пришел он в механическую мастерскую коврового комбината.

Шла гражданская война, Любознательный паренек по душе пришелся тогдашнему руководителю мастерской, великолепному практику по холодной обработке металлов.

- Запомни главное, Саша, - говорил он. - Слесарь нашего производства должен быть выше, многограннее слесаря, работающего на заводском конвейере. Тот имеет дело лишь с одной деталью, а наш слесарь сегодня делает одну деталь, завтра - другую. И к каждой надо найти свою, наиболее рациональную технологию. Это сложнее, но интереснее. Присматривайся, вникай в наше дело. Только тогда ты будешь толковым, разносторонним мастером - таким, какой нужен нашему производству.

И Александр Алексеевич стал им. Он мог работать на любом металлообрабатывающем станке - токарном, сверлильном, фрезерном. Был слесарем-инструментальщиком, по цвету искры мог определить марку стали и способ ее закаливания, владел всеми видами пайки.

В годы Великой Отечественной войны металл шел в первую очередь на предприятия, производившие вооружения. Снабжение же таких производств, как Обуховское, велось, как бы теперь сказали, по остаточному принципу. Поэтому работникам ОГМ приходилось изыскивать всякие пути экономии металла, находить резервы в самых неожиданных местах. Особенно изобретательным в этом деле был сам мастер А.А.Потапов.

- Однажды, - рассказывал знакомый слесарь, - я получил наряд на изготовление болтов. А проката нужной толщины не нашлось. Иду к дяде Саше, спрашиваю, как быть. А он мне и говорит: «Сынок, а ты сбегай на свалку, что в поле у сосны. Там валяются железные кровати, много добра из них можно наделать. Сначала я принял это за шутку, но дядя Саша настоял. И оказался прав. Я легко справился с заданием.

После Великой Победы, для которой не жалел ни сил, ни времени, Александр Алексеевич прожил всего два года. У него осталось трое детей, которые сейчас работают на комбинате.

 

 

ПОТАПОВ ГЕРМАН АЛЕКСАНДРОВИЧ

 

Принадлежит к третьему поколению династии Потаповых.

В 1941 году четырнадцатилетним подростком поступил учеником слесаря на ковровый комбинат. Отец, А.А.Потапов, мастер РМО, не баловал сына. Наравне с другими подростками он посылал его работать туда, где было нужно. А нужно было везде: расчищать снег на аэродроме, разгружать вагоны, помогать колхозам. На эту работу подростки шли особенно охотно; колхозы худо-бедно давали дополнительную еду, которая была хорошим подспорьем, к скудному заводскому питанию

- Первые ученические работы у меня принимал отец, - вспоминал Герман Александрович. - Бывало дважды, трижды заставит переделать, пока не добьется точности. «Запомни, говорил, слесарная работа - это работа с микрометром». Так приучал меня мастер к трудолюбию, к ответственности за порученное дело.

Как-то поступил срочный заказ на большую партию «ежей» против вражеских автомашин. Работа грубая, но ответственная и срочная. Ее поручили нам, ученикам-подросткам. За дело мы взялись охотно и, когда изготовили первую партию, ребята говорят: «Гера, иди к дяде Саше, доложи, что работа выполнена». Пошел. Доложил официально.

Посмотрел мастер нашу работу. «Ну и молодцы же вы ребята, - говорит с иронией. - Хорошо фашистов ублажили. Да на эти «ежики» не страшно голой попой сесть... Вот каким должен быть «ежик» - добавил он, быстро сделав нужный образец. - Усекли?»

Мы, конечно, «усекли» и всю партию переделали. А вскоре пришло письмо из воинской части: нас благодарили за отличных «ежиков», которые, как оказалось, неплохо «работали» на дорогах в тылу противника.

От слесаря до мастера РМО - таков трудный путь Германа Потапова. Производству он отдал 50 лет. И продолжает работать.

 

 

БЕССУДНОВА АНФИСА ИВАНОВНА

(1910-1981)

 

Ткацкий цех №2 Обуховского коврового комбината в довоенные годы вырабатывал технические ткани назначения, которые назывались башмочка, бельтинг, кирза, плащ-палатка. И тогда, и в годы войны в этом цехе трудилась А.И.Бессуднова - ткачиха-многостаночница, первая из работниц комбината, награжденная в 1939 году орденом Знак Почета.

Семнадцатилетней пришла Анфиса на Обуховский ковровый комбинат. В ее трудовой книжке, в графе «Сведения о работе» всего одна запись: 1927 год, принята в ткацкий цех ткачихой. Зато графа «Сведения о поощрениях» исписана вся. Трудовой стаж - свыше 60-ти лет.

Давно ушли в прошлое станки, на которых работала Анфиса Ивановна. Их место заняло новое, высокопроизводительное оборудование. Комбинат стал унифицированным предприятием - выпускает только ковровые изделия. Обновился, профессионально вырос его трудовой коллектив. Определенную лепту в этот рост внесла и передовая ткачиха А.И.Бессуднова, наставница, обучившая сотни молодых рабочих сложной профессии ткача-ковровщика. А учила она не только профессии. Учила жизни, труду, чувству хозяина, который в ответе за все, что делается в коллективе.

 

 

МАКСИМОВА НИНА АЛЕКСАНДРОВНА

 

Тринадцатилетним подростком пришла на ковровый комбинат в начале войны Н.А.Максимова. Как не имеющая специальности какое-то время была при штабе противовоздушной обороны, потом ее определили в мотальщицы приготовительного отдела, затем - в прядильщицы на сухие ватера.

В послевоенные годы Нина Александровна трудилась стригальщицей в отделочном цехе коврового производства. Отсюда она и ушла на заслуженный отдых, проработав на предприятии 42 года. Имела много благодарностей и других поощрений. В числе первых в отделочном производстве получила почетное звание ударника коммунистического труда.

 

 

ФРЫГИН ГЕРМАН ИВАНОВИЧ

 

Ему было шестнадцать лет, когда пришел в механическую мастерскую коврового производства. Шла Великая Отечественная война.

Научившись слесарному делу, Герман решил освоить еще и специальности кузнеца и электросварщика - стать специалистом широкого профиля. И стал им. В этом ему помог замечательный наставник Василий Петрович Комиссаров.

Специалистов широкого профиля в годы войны было мало. Поэтому Герману Ивановичу приходилось, кроме своего производства, часто работать еще и в подшефном колхозе на ремонте сельхозтехники.

Вдумчивый и наблюдательный, Г.И.Фрыгин вникает в процессы и технологию производства, стремясь изменить их к лучшему. Он становится рационализатором. На его счету десятки рационализаторских предложений, которые позволили облегчить условия труда и поднять его производительность.

И еще об одном деле, которое стало добрым увлечением молодого человека. О спорте. К 18-ти годам он считался лучшим футбольным вратарем района. Высокий, стройный, с золотой шевелюрой, юноша покорял болельщиков футбола не только внешней красотой, но и расчетливой, мужественной игрой в воротах.

Не был он обойден и любовью. Лучшая ткачиха -ковровщица А.Ф. Дедовских стала его женой. Она подарила Герману Ивановичу сына Александра, который сейчас работает мастером по ремонту швейного оборудования.

К сожалению, жизнь Г.И.Фрыгина - большого труженика и замечательного человека преждевременно оборвалась.

 

 

СЕСТРЫ БАКУРСКИЕ

 

Анастасия и Евдокия Александровны - из Саратовской области. Первая родилась в 1912 году, вторая на три года позже. На Обуховскую тонкосуконную фабрику им.В.И.Ленина поступили в 1932 году.

Анастасия стала обвязывальщицей платков в красильно-аппаратном цехе. Трудолюбивая и сообразительная, она быстро зарекомендовала себя отличной работницей и через три года была переведена в крутильщицы бахромы. В 1943 году Анастасию назначили помощником мастера сухой аппаратуры по изготовлению платочных изделий. Через четыре года она стала бригадиром контролеров готовой продукции.

В 1967 году Анастасия Александровна ушла на заслуженный отдых, отдав производству 35 лет.

Евдокия вначале работала в красильно-аппаратном цехе бахромщицей на изготовлении платков. В 1935 году переведена присучалыцицей в аппаратно-прядильный цех. Со следующего года и вплоть до ухода на пенсию работала прядильщицей. Умерла в 1993 году.

Анастасия и Евдокия Бакурские награждены медалями «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.», «Ветеран труда».

Как уроженки степного края оказались в наших местах?

- В 1932 году сильная засуха охватила Поволжье, в том числе и нашу Саратовскую область, - рассказывает Анастасия Александровна. - Она принесла огромные бедствия. Гонимые голодом жители оставляли выжженную землю, заколачивали дома и уходили в поисках куска хлеба. В те годы у Советской власти еще не было сил бороться с засухой. Это потом появились план преобразования природы и другие меры против засухи.

Родители наши умерли и мы с сестрой Евдокией решили покинуть отчий дом. Добрались до Купавны, где жила наша сестра Елена. Муж у нее был военный. Вот они и приютили нас на первых порах.

- Что можно сказать о военных годах? - продолжала Анастасия Александровна. - Работали, сколько было нужно. И бедовали, как все рабочие фабрики. Но эти беды были цветочками по сравнению с засухой, которую мы перенесли в Саратовской области.

Жизнь в войну, конечно, была очень тяжелой, треножной. Но мы не унывали. И в часы отдыха собирались на вечеринки, где было все: и танцы, и песни, и слезы. Были и другие радости. Так, незадолго до окончания войны, 25 марта 1945 года нам выдали по шесть метров материала - премию за перевыполнение производственного плана.

День Победы жители Обухова встретили восторженно. Состоялся торжественный митинг на стадионе. И радость, и горе - все перемешалось на этом народном ликовании. Но было главное: мы победили!

К. Захаров

 

 

САВНИНА НИНА ИЛЬИНИЧНА

 

Родилась в 1930 году в поселке Обухово.

В 1943 году лишилась матери, а вскоре умер и отец

Какое-то время Нина побыла няней у знакомых, а потом ее приняли в школу ФЗУ.

Поселили в общежитие. - Школа ФЗУ в военные годы для нас, подростков-сирот, была настоящим спасением, - говорит Нина Ильинична. - Нас кормили, одевали, учили профессиям.

После окончания школы ФЗУ работала в мотальном цехе. Смотрителем у нас был Василий Павлович Горсков, доброй души человек. Как-то подошел он ко мне, посмотрел, а потом и говорит: «Ловкая ты, девочка. И руки у тебя проворные. Но вот росточком еще не вышла - на цыпочках к нитке тянешься. Это мешает. Ну да не беда. Что-нибудь придумаем».

На другой день Василий Павлович раньше меня пришел на работу. Ждет. Смотрю - в руках у него небольшая, только что сделанная скамеечка. «Ну-ка, малышка, попробуй со скамейки. Может, понравится». Попробовала, понравилось. И работа стала спориться. Плановые нормы стала перевыполнять и дополнительные 100 граммов хлеба получать. Полгода я дружила с этой скамеечкой. Выросла - раздружилась.

Когда училась в школе ФЗУ, питание было нормальное. Потом жила впроголодь, как и все рабочие. Приспосабливались, кто как мог.

Под нашим цехом была столовая, и мы точно знали, и какое время она сбрасывала картофельные очистки по трубе. Подставляли под трубу дуршлаг. Вода стекала, а очистки оставались в нем. Эту трубу мы называли «родником жизни». Дома очистки сушили, перетирали в муку и пекли что-то похожее на оладушки. - Да что говорить, заключила Нина Ильинична. - В войну всем было тяжело, голодно и холодно, особенно детям.

В настоящее время Н.И.Савнина на заслуженном отдыхе и помогает растить внуков.

Награждена медалями «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.», «Ветеран труда».

 

 

ВЫПОЛНЯЕМ СВОЙ ДОЛГ

 

В.И.Ленин учил, что производительность труда - это самое важное, самое главное для победы нового общественного строя.

Наш коллектив никогда не забывает этого завета Ильича, повседневно борясь за повышение производительности труда. Если производительность труда, показанную в первом квартале прошлого года, взять за 100 процентов, то в четвертом квартале мы уже имели 150,5 процентов, дав продукции против 1943 года на 10 процентов больше.

Коллектив нашей фабрики только за 1944 год выработал сукна столько, что можно одеть 281 тысячу бойцов.

Честно и самоотверженно для фронта и страны трудится весь коллектив. Многие женщины заменили в работе мужчин, ушедших на защиту Родины. Так, А.С.Федоровичева первая освоила мужскую профессию аппаратчика, а сейчас работает старшим мастером. Смена ее систематически перевыполняет план. Тов. Федоровичева награждена орденом Знак Почета. Ткачиха Баранова К.А. освоила профессию помощника мастера, за отличную работу награждена орденом Знак Почета. За самоотверженный труд награждены орденами пять человек, медалями - 150 человек.

Ф. Галочкин, секретарь партбюро

Обуховской фабрики имени Ленина.

«Голос рабочего»

25.01.45 г.

 

 

СЕРДЦЕ МАТЕРИ

 

Откуда, из каких источников берет свою силу сердце матери, свою мудрость, свою любовь? Откуда в нем столько терпения, той неизмеримой силы, которая способна преодолеть все горести и трудности?

Живет в нашем поселке старая женщина, мать. Низкий поклон ее материнскому подвигу, ее сединам, ее рабочим рукам!

В далеком 1942 году стала она матерью сразу шестерых детей. Погиб брат, вскоре умерла его жена, и остались на руках у Клавдии Васильевны Батариной шесть племянников. Старшему, Андрюше, было шестнадцать, а маленькой Люсе - два года. И в эти трудные военные годы она заменила им мать. Все делала так, чтобы не чувствовали дети утраты. И на всех хватало ее любящего сердца.

- Что я могу сказать, - говорит Клавдия Васильевна. Жили как все. Ждали Победу.

Работали, растили ребятишек. Не знала я тогда, что такое усталость. Было слово: надо.

И стала Клавдия Васильевна любимой мамой для этих ребят, лучше которой и не бывает. Она мало говорит о себе, все больше о своих детях. О себе же сказала вот что:

- Мечтала с детства стать ткачихой Обуховского коврового комбината. И стала. Тридцать восемь лет отдала производству. И, говорят, неплохо работала.

Клавдия Васильевна достает из заветной коробочки свою высшую награду - орден Ленина, долго на него смотрит.

О чем думает она в эти минуты? Может о трудных военных годах или о радостях, что были в ее жизни. Или о своих детях, которым отдала все, что могла. Сейчас они выросли, у всех уже свои дети. И что бы ни случилось в их жизни, они знают: есть на земле человек, который и в горе, и в радости всегда будет рядом, к которому можно прийти и просто сказать - мама.

В. Слепнев

 

 

БЕССУДНОВА КЛАВДИЯ НИКОЛАЕВНА

 

Родилась в 1916 году в семье рабочих Обуховского коврового комбината. Отец был токарем, хорошим специалистом по ремонту швейных машин. Увлекался музыкой - играл в духовом оркестре предприятия. От него и унаследовала Клавдия разносторонние способности.

После окончания семилетки в 1935 году К.Н.Бессуднова четыре года работала управделами комбината. Увлекалась музыкой - играла в духовом оркестре, была азартной спортсменкой, непременной участницей всех общекомбинатовских спартакиад; танцевала красиво. Все у нее получалось.

В 1941 году Клавдия Николаевна окончила курсы шоферов и пять лет работала на автомашине при пожарном депо Обуховского комбината. Известно, что лучшая техника, запасные части, резина в войну в первую очередь отдавались фронту. Тыловые предприятия снабжались, как сказали бы мы сейчас, по остаточному принципу. Но и в этих условиях Бессуднова умела содержать свою машину готовой к выезду на пожар в любое время. С ноября 1946 года Клавдия Николаевна работала токарем. Причем токарем она была отличным: могла выточить любую деталь к любому ткацкому станку. К тому же умела отлично паять, лудить, выполнять жестяные работы.

- У Клавдии Николаевны были замечательные человеческие качества, - вспоминала Анна Фомина, жительница дома №1 (казармы). - В войну у нас трудно было с посудой. «А ну, бабоньки, - слышался ее голос в коридоре, - кому надо что запаять - несите!» И паяла всем, кому, что нужно. И все бесплатно. Светлая голова, золотые руки.

В 1972 году Бессуднова оформила пенсию, но еще долго трудилась на разных хозяйственных должностях. Ее сын Александр окончил Текстильный институт и работал главным инженером Обуховского коврово-суконного комбината».

Награждена К.Н.Бессуднова медалями «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.» и «Ветеран труда».

К.Захаров

 

 

ИСАЕВА ВЕРА НИКОЛАЕВНА

 

Коренная обуховчанка. Родилась в 1931 году в семье рабочих Обуховской тонкосуконной фабрики. Мать была ткачихой, отец - сукновальщиком в промывном отделе. Кроме Веры, у Исаевых было еще четверо ребят. Так что особого достатка семья не имела. Но и не бедствовала. На жизнь вполне хватало. Трудности, а затем и несчастья обрушились на Исаевых вместе с войной. На фронте погибли старшие братья Веры. Заболел и вскоре умер не старый еще отец.

- И осталось от нашей большой семьи всего три человека, - рассказывала Вера Николаевна. - Мама, я и младший брат. Я ходила в школу. Кроме учебы, мы, школьники помогали Шаловскому колхозу - пололи грядки, сушили сено, собирали колоску. Когда мне исполнилось четырнадцать лет, поступила на тонкосуконную фабрику ученицей прядильщицы. Нас, молодежь, часто снимали с основной работы и посылали на разгрузку фрезера. Тяжелыми совковыми лопатами, черенки которых были выше нас, подростков, грузили мы торфяную массу. Уставали сильно, но не унывали. Шутили, смеялись - молодость брала свое. Да и война шла к концу.

После войны Вера и ее младший брат совсем осиротели: умерла мать. Но жизнь постепенно налаживалась. А в умелых рабочих руках Веры Николаевны всякое дело спорилось. К тому же она, как и погибшие старшие братья, любила спорт - коньки, хоккей. Но больше всего увлекалась волейболом, любовь к которому не остыла и по сей день: в группе «Здоровье» она бессменный капитан волейбольной команды.

Другое увлечение Веры Николаевны - цветы. Их она успешно выращивает на маленьком клочке земли под окном своей квартиры.

Награждена В.Н.Исаева медалями «Ветеран труда» «За доблестный труд. В ознаменование 100-летия со дня рождения В.И.Ленина».

К.Захаров.

 

 
При использовании материалов сайта ссылка категорически приветствуется.
© Богородск-Ногинск. Богородское краеведение. 2004-2018
Политика конфиденциальности
Яндекс цитирования Check PageRank