Богородск-Ногинск. Богородское краеведение

«Так говорит Господь: остановитесь на путях ваших и рассмотрите,
и расспросите о путях древних, где путь добрый, и идите к нему»
Книга пророка Иеремии. (6, 16)

Мы в социальных сетях:
 facebook.com/bogorodsk1781
 vk.com/bogorodsk1781

Война и армия. Центральный аэрофототопографический: сборник статей и воспоминаний о 38 Центральном ордена Трудового красного знамени аэрофототопографическом отряде Топографической службы Вооружённых Сил Российской Федерации.. 60-тилетию 38 ЦАФТО посвящается. г. Ногинск, 2005.

 

Центральный Аэрофототопографический

60-тилетию 38 ЦАФТО посвящается

г. НОГИНСК, 2005

 

Центральный аэрофототопографический: сборник статей и воспоминаний о 38 Центральном ордена Трудового красного знамени аэрофототопографическом отряде Топографической службы Вооружённых Сил Российской Федерации.

Составители: Роженко А.Г. (руководитель), Кичатов И.П. (заместитель руководителя), Иванов В.В. (компьютерная вёрстка), Соколовский В.М. (художественное оформление), Рогожин М.Ю. (корректор), Дмитриев А.Н. (печать). Отдельное спасибо Совету ветеранов части и лично Шаповалову Г.Ф., Ладыке И.П., Раудику В.А., Нарожному А.И., Балдову Н.И., Барауле А.В./, войсковая часть 43651, 2005 г ., 300 экз.

 

Книга посвящена 60-летию образования отряда, составлена по архивным материалам, воспоминаниям ветеранов, генералов и офицеров Топографической службы ВС РФ, личного состава части, иллюстрирована фотографиями из музея части и личных альбомов.

Войсковая часть 43651, г . Ногинск

 

К читателям

 

Предлагаемая вашему вниманию книга - плод напряженного труда авторов, редакторов и издателей. Все они имеют то или иное отношение к Топографической службе и ее любимому детищу - Ногинскому ЦАФТО, отмечающему 1 января 2006 года свое 60-летие. С праздником, друзья!

Присоединяясь к поздравлениям и добрым пожеланиям в адрес отряда, мы хотели бы надеяться, что чтение данного сборника воспоминаний доставит вам немало приятных минут, пробудив столь дорогое каждому россиянину чувство гордости за Отечество и его Вооруженные силы, искрометной частицей которых продолжает на протяжении более полувека оставаться наш отряд.

Это чувство - патриотизм - было главной движущей силой тех, кто в конце победного 1945 года приступал к созданию на гостеприимной ногинской земле непризнанного Чуда света, именовавшегося первоначально Особым аэрофототопографическим отрядом. Позже название изменилось, ну, а Чудо, как видите, сохранилось и доныне.

Сказанное о нашем ЦАФТО - не преувеличение. Ибо нет на белом свете (да и будет ли?) другого такого места, где бы было сосредоточено сегодня такое обилие геоинформационных ресурсов. Ведь за 60 лет работники отряда сначала голыми руками (читай - пером и тушью), а потом и с помощью прирученной «умной» техники, по сути, воссоздали - в обычных и цифровых картах, планах, матрицах и т.п. - наглядную, точную и достоверную копию планеты Земля. Во всяком случае, подавляющей части ее суши - что подтверждается приведенными в этой книге сведениями.

Титанический труд, выполненный за эти десятилетия «ногинчанами», не поддается описанию. Даже в чисто математическом выражении - ведь только на одной «четвертушке» номенклатурного листа масштаба 1:50 000 протяженность оцифрованных объектов, иногда исчисляется чуть ли не километрами (в натуральную величину). А ведь таких «четвертушек» были созданы многие и многие тысячи, причем в подавляющем большинстве - нежными женскими руками. То же, кстати, можно сказать и о квадратных декамилях ортофотопланов, и о терабайтах цифровых моделей местности.

За минувшие годы частью - в целях выполнения задач государственной важности (и, следовательно, на законном основании) - были израсходованы Египетские Пирамиды бумаги и пластика, Вавилонские Башни магнитных носителей, озёра разноцветной туши и целые реки спирта. Взамен страна получила в свое безраздельное пользование... весь мир, аккуратно закартографированный в «цифре». Благодаря этому мы и сегодня имеем возможность - не без некоторого самодовольства - посматривать на сопредельные страны чуть свысока, используя созданные карты и планы (в зависимости от геополитических обстоятельств) то в качестве подобия «навороченной» подзорной трубы, то в качестве аналога обыкновенного... оптического прицела.

Но - полно, предоставим теперь слово авторам: очевидцам, первопроходцам и рядовым участникам Великого (отнюдь не бархатного) пути ногинского ЦАФТО. Как водится, на окончательную доводку сей краткой отрядной летописи чуть-чуть не хватило времени - традиция завершать авралы лишь после того, как на праздничном столе начали хлопать бутыли с шампанским, в нас по-прежнему жива.

Стиль книги кому-то покажется чуть шероховатым, а на некоторых ее страницах наиболее дотошные читатели, возможно, обнаружат лишние (или недостающие) запятые. Мы будем рады откликам на книгу и отнесемся к ним с пониманием.

Да простится авторам некоторый субъективизм - они, как и в дни горячей молодости, по-прежнему слишком влюблены в нашу часть. Да воздастся редакторам и издателям за недосланные ночи - они работали над книгой взахлёб, и не за страх, а за совесть. А все вместе мы, создатели этой книги, просто исполнили свой долг. Так же, как исполняли ушедшие и продолжают его исполнять нынешние отрядные поколения.

Но за написанные строки не придется краснеть - ибо строки эти исполнены исторической Правды. Правды, обжигающей нам сердца. Правды, осеняющей отрядное Знамя и укрепленный на нем орден. Правды, озаряющей неровным светом крестный путь ногинского ЦАФТО в едва начавшемся тысячелетии. Что ж, с Богом!..

С уважением, творческий коллектив сборника.

 

 

Филатов Валерий Николаевич, генерал-лейтенант, начальник Военно-топографического управления Генерального штаба ВС РФ - начальник Топографической службы ВС РФ, доктор военных наук, профессор.

От простого к сложному

 

«Ведущая роль в освоении стерео-топографических методов создания топографических карт на удаленные районы принадлежит отряду, командиром которого с 1947 по 1967 год был полковник Никитин Д.И. Отряд, оснащенный новейшей фотограмметрической техникой, укомплектованный хорошо подготовленными инженерами-геодезистами, топографами, фотограмметристами, выполнял самые сложные работы по созданию топографических карт стерео-топографическим методом на любой район СССР».

Так писал 25 лет назад генерал-лейтенант технических войск в отставке Кудрявцев М.К. (начальник Военно-топографической службы Советской Армии в 1938-68 гг.) об Особом аэрофототопографическом отряде, которому ныне исполнилось 60 лет, и переформированному в 1981 году в Центральный аэрофототопографический отряд. Эта оценка деятельности коллектива отряда по созданию топографических карт справедлива и сегодня с некоторыми дополнениями. Шесть десятилетий напряженного труда офицеров, инженерно-технических работников отряда позволили ликвидировать в первые послевоенные годы «белые пятна» на территории страны, а позднее - создавать специальные и топографические карты по самым современным материалам на недоступные территории.

За прошедшие десятилетия в отряде сменилось не одно поколение специалистов. Уточнялась его организационно-штатная структура, обновлялись средства и методы создания карт. Неизменным оставалось одно - сформировавшийся в отряде коллектив единомышленников, обладающих глубокими знаниями, профессиональным мастерством, бесценным опытом. Их самоотверженный труд был отмечен высокой государственной наградой СССР - орденом Трудового Красного Знамени.

И когда перед Военно-топографической службой была поставлена новая сложная задача - создание цифровой картографической информации для обеспечения перспективных систем вооружения, к ее решению был в первую очередь привлечен Центральный аэрофототопографический отряд. От цифровых матриц рельефа до электронных карт - таков славный путь отряда на этом поприще.

За успешное решение поставленных задач ряду офицеров и служащих отряда вручены ордена и медали, присвоены почетные звания лауреатов Государственной премии СССР и Российской федерации, Заслуженного работника геодезии и картографии, Почетного геодезиста. Коллектив отряда достойно представлял и представляет Топографическую службу ВС делегациям родственных служб армий иностранных государств.

К сожалению, в истории отряда были не только радостные события. Сложные 1990-е годы еще раз проверяли на прочность и выдержку личный состав отряда. Отсутствие свежего исходного космофотоматериала, снижение финансирования, противоречие между высокоинтеллектуальным трудом и низкой его оплатой (да еще и с задержкой), порождали апатию, неуверенность в завтрашнем дне.

Не все сумели выдержать этот трудный период. Но в целом коллектив выстоял. Сохранился в отряде и мощный производственно-научный потенциал.

Сегодня Центральный аэрофототопографический отряд живет не только настоящим - он с обоснованным оптимизмом смотрит в будущее. А оно у него, несомненно, есть.

Со своей стороны, руководство ВТУ, как и прежде, будет делать все от него зависящее для того, чтобы ногинский ЦАФТО развивался, крепнул, преумножал свои славные традиции - во имя и во благо нашей службы, нашей горячо любимой матери-России.

С юбилеем, дорогие друзья! Будьте здоровы, счастливы, удачливы во всех начинаниях. От души желаю всем вам успехов и благополучия.

1 января 2006 года Центральному аэрофототопографическому отряду исполняется 60 лет.

История становления нашего отряда неразрывно связана с историей Топографической службы, развитием Вооруженных Сил. Понять всю сложность успешного становления части, ее сегодняшнее ведущее положение в топослужбе, можно только перелистав пожелтевшие от времени страницы исторического формуляра, где сухо, в фактах и цифрах перечислены наши наиболее значимые достижения, вехи нашего славного пути.

За минувшие десятилетия в отряде сформировались славные традиции, которыми мы гордимся и которые известны всей Топографической службе. Предшествующие поколения сделали очень много для утверждения авторитета отряда: в 1961 году наша часть первой в Московском военном округе была удостоена почетного звания «Предприятие коммунистического труда», в 1964 году - занесена в Книгу Почета Московского военного округа, а впоследствии неоднократно награждалась Центральным Комитетом Профсоюзов геологоразведочных работ. В 1978 году отряд награждён орденом Трудового Красного Знамени. Мы всегда будем помнить об этом и на примерах наших ветеранов воспитывать молодых.

За выдающиеся воинские и трудовые свершения многие офицеры и служащие отряда были удостоены высоких званий, награждены орденами и медалями.

Время неумолимо идет вперед. В часть поступает современная техника, требующая от личного состава глубоких специальных знаний, постоянного самосовершенствования. Хочется верить, что самые трудные времена в истории страны и Вооруженных Сил нами достойно преодолены. Но если сложности и будут возникать вновь, уверен, что коллективу отряда по плечу с ними справиться.

Я благодарен судьбе за то, что мне выпала честь служить и руководить этим воинским и трудовым коллективом. Здесь всегда трудились и трудятся, служили и будут служить по-настоящему инициативные, творческие, неравнодушные и ответственные люди.

Многие офицеры, прошедшие школу ЦАФТО, достойно держат марку отряда на высоких должностях в ВТУ ГШ, смежных воинских частях и организациях, успешно работают в администрации Ногинска, на ведущих предприятиях города и района.

Хотелось бы, пользуясь случаем, выразить слова благодарности всем ветеранам за неоценимый вклад в развитие ЦАФТО, всем офицерам, с которыми проходил службу - за понимание, поддержку и помощь, всему личному составу части - за совместную работу.

Сердечно поздравляю всех с 60-летием родного отряда. Желаю всем крепкого здоровья, счастья, творческих успехов в труде на благо нашей Родины.

Командир отряда полковник А.Казакевич

 

 

Город, в котором мы живем

 

5 октября 1781 года императрица Екатерина II именным указом, «Об учреждении Московской губернии», данным Сенату, повелела: «... Генералу, в Москве главнокомандующему, князю Долгорукову-Крымскому в конце будущего 1782 года исполнить по Учреждениям, изданным для управления губерний, в коих столицы, в Московской губернии, составя оную из 14 уездов, а именно... Богородского..., вследствие того переименовать городами... ямское село Рогожу... под названием... Богородск». Как и полагалось, число «душ» на территории будущего уезда составляло около 30-ти тысяч.

20 декабря 1781 года Екатерина II начертала «Быть по сему» на докладе Сената, которым на усмотрение императрицы были представлены описания гербов новых городов Московской губернии. Герб Богородска определенно отражал распространенность шелкоткачества в уезде - в 44 селениях работали тогда шелковые фабрики. Население города Богородска в это время составляло чуть меньше 500 жителей.

К 1815 году городское население увеличилось до 596 жителей, в том числе: мужского пола - 350, женского - 246. Преобладание числа мужчин объяснялось присутствием военнослужащих, расквартированных в городе - 135 человек. Домов в городе было 78, все они были деревянные и размещались на площади в 55 соток. Можно предположить, что размещался город в квадрате (приближенно) между современными улицами Трудовой, 9 января, Рабочей и III Интернационала.

Развитие промышленности, проводимые в стране реформы, ввод в эксплуатацию в середине XIX века Нижегородской дороги привели к тому, что в 1896 году в Богородске насчитывалось уже 111 каменных и 1930 деревянных зданий, в том числе жилых домов соответственно: каменных - 65, деревянных - 790.

В мае 1913 года в уезде была пущена первая турбина первой в России районной электростанции на торфе «Электропередача», вблизи которой возник поселок, ставший 25 апреля 1946 года городом Электрогорск.

С началом строительства в 1916 году снаряжательного и электрометаллургического заводов в Затишье близ Богородска возникло новое поселение, получившее в 1925 году название Электросталь (с 1938 - город).

Сразу после революции рассматривался вопрос о создании Павлово-Посадского уезда. В частности, сам город Павловский Посад на некоторое время выводился под непосредственное управление Губернией. В дальнейшем был, действительно, образован Павлово-Посадский район, который, однако, периодически объединялся и разъединялся с Богородским (Ногинским) районом.

К 1928 году в Богородский уезд входило 6 волостей: Аксеновская, Васильевская, Ивановская, Карповская, Павлово-Посадская, Пригородная. В апреле 1928 года Постановлением ВЦИК СССР о районировании Московской губернии в новых единицах - районах - были образованы районные исполнительные комитеты. Так Богородский уезд стал Богородским районом Московской области. В черту города Богородска вошли селения Благовещенье, Успенское, Доможирово, Жуково, Новое и Старое Торбеево, Панфиловка, Малое Буньково, Лапино.

20 января 1930 года Президиум ВЦИК СССР постановил: город и станцию Богородск переименовать в город и станцию Ногинск, а Богородский район переименовать в Ногинский район. 100-тысячный рубеж численности населения город Ногинск перешагнул в первые минуты 1964 года - родился Костя Комиссаренко из Успенского. В настоящее время в Ногинском районе проживает более 205 тысяч человек, в Ногинске - около 104 тысяч.

В наши дни муниципальное образование «Ногинский район Московской области» расположено в междуречье Клязьмы, Вори и Шерны. Занимает восточную часть Московской области. Площадь района - 1005 кв. км. По объему выпускаемой промышленной продукции Ногинский район находится на третьем месте в области, по количеству промышленных предприятий - лидирует.

Промышленно-хозяйственный комплекс района включает, в основном, предприятия легкой, пищевой, химической, нефтехимической, химико-фармацевтической промышленности, машиностроения и металлообработки, стройиндустрии, деревообрабатывающей и целлюлозно-бумажной промышленности.

В районе разводят ценные породы рыб (форель, зеркальный карп), пушных зверей (лиса, песец).

Уникальные породы быков-производителей содержатся в Ногинском межрайонном филиале по племенной работе.

С 1996 года проводится работа по созданию в Ногинском лесхозе уникального участка по воспроизводству дикой фауны.

Разводится поголовье диких кабанов, пятнистых оленей, бобров и глухарей.

В Ногинске насчитывается 6 средних специальных образовательных учреждений, в том числе медицинское училище, политехнический техникум, торгово-экономический техникум, колледж технологии управления, педагогическое училище, функционируют филиалы Московского государственного открытого университета,

Московского современного гуманитарного института, Московского государственного института экономики и статистики, Московского городского университета.

В качестве муниципального компонента образования в школах района преподаются курсы «Экология», «Краеведение», «Основы православной культуры», школьного - курсы «Мировая художественная культура», «Психология», «Экономика», «Риторика».

По традиции в районе (уже на протяжении 10 лет) проводится региональный детский конкурс на знание английского языка « Good Luck » и конкурс по курсу «Основы православной культуры», по итогам которых дети-финалисты с педагогами выезжают соответственно в Великобританию и по Святым Местам.

На территории Ногинского района расположено 30 православных храмов.

В Ногинске и Ногинском районе функционирует свыше 100 учреждений культуры: массовые библиотеки, школа искусств, музыкальные и художественные школы, парки культуры и отдыха, кинотеатры. Гордость ногинчан - Московский областной государственный драматический театр, Дом художника, Краеведческий музей.

Очаровательна и природа Ногинского района. Красивейшие водоемы, окруженные реликтовыми лесами, способствовали строительству туристических баз, домов отдыха, пансионатов, которые с удовольствием посещают не только жители Москвы и Подмосковья, но и представители дальних регионов России.

 

Топографический Ногинск

 

Исторически земля Богородская благосклонно относилась к представителям трудной, но благородной топографической профессии. Вряд ли найдется в России иной город, с которым были бы связаны судьбы стольких военных топографов.

Память человеческая, к сожалению, несовершенна, как несовершенны и те архивные материалы, которые нам удалось разыскать. Надеемся, что работа по восстановлению исторической роли Богородска в топогеодезическом обеспечении России и её Вооруженных Сил будет продолжена.

Отмечая 60-летие Центрального аэрофототопографического отряда, мы не имеем права забывать о тех ногинчанах, которые ранее обеспечивали страну и ее вооруженные силы достоверной информацией о местности. Важно это не только для топографов, но и для нашего города. Не может быть полной его история, если из нее изъять судьбы тысяч горожан, внесших громадный вклад в обороноспособность страны, развитие топографии в России.

В разные годы в Богородске (Ногинске) располагались части корпуса военных топографов (КВТ) и Военно-топографической службы (ВТС) (с 1992 года - Топографическая служба ВС РФ). По тем материалам, которые удалось разыскать, мы выяснили, что до 1938 года в нашем городе размещался Разведывательный фотограмметрический центр. Судьбу всех тех, кто служил в нем, проследить невозможно, но о некоторых хотелось бы кратко рассказать.

Так, в 1935-1936 гг. командиром отделения Центра проходил службу Петров Григорий Николаевич - выпускник Военно-топографической школы РККА 1926 года. Великую Отечественную войну Григорий Николаевич встретил заместителем командира 5-го топографического отряда. Воевал с отрядом на Западном, Крымском и Северо-Кавказском фронтах. Закончил войну в должности начальника топографической службы Северо-Кавказского фронта. С 1953 по 1959 год руководил отделом топографического обеспечения боевых действий войск 29 НИИ ВТС.

В 1934-36 гг. топографом Центра служил Поройков Юрий Владимирович - делегат первого слета стахановцев военно-топографических частей РККА (1936 год). С отличием закончил геодезический факультет ВИА РККА имени В.В. Куйбышева. Сталинский стипендиат. Принимал участие в войне с Финляндией. Приказом наркома обороны ему было досрочно присвоено звание «капитан». Автор разработки и внедрения простейшего способа сгущения плановых и высотных точек местности по аэроснимкам горных районов.

В 1948 году вернулся в Ногинск, где уже был сформирован наш Центральный аэрофототопографический отряд (тогда он, впрочем, назывался Особым). Во время службы в отряде Юрий Владимирович стал победителем смотра-конкурса Московского военного округа по изобретательству и рационализации.

В 1954 году он переведен в Ленинградское военно-топографическое училище, где возглавил творческий коллектив по созданию учебника «Топография» в трех частях (изд. 1961-63 гг.). Труд этот долгое время служил одним из основных учебных пособий при обучении этой специальности в СССР.

Начальником Центра в 1930-34 гг. был герой Гражданской войны Григорий Флегонтович Климов, участник боевых действий против войск генералов А.И. Деникина, Н.Н. Юденича, П.Н. Врангеля, отрядов Н.И. Махно. Был дважды ранен.

Таковы некоторые факты из истории одного из предшественников нашего ЦАФТО - Разведывательного фотограмметрического центра.

В 1936 году был сформирован и активно функционировал в Ногинске 4-й топографический отряд Московского военного округа. С началом Великой Отечественной войны отряд был переведен на Дальний Восток, где участвовал в подготовке и ведении войны с Японией. С 1955 года этот рожденный в Ногинске отряд дислоцирован и успешно выполняет возложенные на него задачи в г. Иваново. В период нахождения на Богородской земле в отряде проходили службу офицеры, впоследствии прославившие ТС ВС СССР. Достаточно упомянуть лишь несколько фамилий.

С 1936 по 1942 год сначала старшим топографом, а затем начальником штаба отряда был Николаев Алексей Степанович, который, пройдя ногинскую закалку, в 1968 году стал генерал-лейтенантом технических войск и до 1974 года возглавлял Военно-топографическую службу ВС СССР.

Командиром 4-го топографического отряда в 1938-40 гг. был Шоленинов Алексей Андреевич, который в годы Великой Отечественной войны возглавлял Высшие офицерские курсы ВТС.

Ильин-Тихомиров Федор Георгиевич проходил службу в Ногинске с 1936 по 1938 год. Воевал на Южном, Калининском и 1-ом Прибалтийском фронтах. Закончил службу в 1970 году в должности начальника 1 отдела ВТУ ГШ, которым руководил с 1952 года. Ранее, чем 4-й топографический, в Ногинске дислоцировался 1-й аэротопографический отряд (АТО) Московского военного округа. Топограф отделения высотно-воздушной съемки этого отряда Григорий Владимирович Редченко впоследствии воевал на Северо-Западном, Западном фронтах. Награжден боевыми орденами.

Командиром 1-го АТО в 1935-36 гг. был Георгий Федорович Гапочко, который за внедрение методов и приемов аэрофототопографической съемки в частях службы в 1936 году был награжден орденом Ленина. В 1941-42 гг. Георгий Федорович был начальником топографической службы Калининского фронта, а с 1942 по 1950 год возглавлял геодезический факультет ВИА имени В.В. Куйбышева. Генерал-майор с 1943 года.

С 1933 по 1936 год в отряде на должности топографа аэросъемочного отделения с исполнением обязанностей летчика-наблюдателя служил Иван Никанорович Истомин - впоследствии один из ведущих фотограмметристов СССР. Выполнял работы в самых трудных районах страны (Карелия, Закавказье, Каракумы, Приморье, Чукотка). Автор внедрения в аэрофотосъемку инструментального самолетовождения.

До 1936 года командиром отделения 1-го АТО в Ногинске служил Васильев Георгий Сергеевич, который впоследствии был назначен командиром 19-го топографического отряда Одесского военного округа.

До 1936 года командиром 1-го АТО был Герасимов Федор Яковлевич - герой Гражданской войны. Будучи еще курсантом Петроградской военно-топографической школы, был ранен в боях против войск генерала Н.Н. Юденича.

Принимал участие в Таджикско-Памирской экспедиции Академии наук СССР. После службы в Ногинске был назначен командиром 2-го АТО (г. Иркутск), где за работу по обеспечению в топогеодезическом отношении территорий Монголии и Китая был награжден орденом «Знак Почета». В 1937 году командовал экспедиционным топографическим отрядом в Монголии. Награжден орденом Боевого Знамени МНР.

Службу закончил в 1961 году генерал-майором технических войск в должности начальника геодезического факультета ВИА имени В.В. Куйбышева. Один из разработчиков теории и технологии аэротопографической съемки. Автор многих научных трудов, в том числе инструкций и наставлений по аэрофототопографическим работам, а также справочника по военной топографии, имевшего большое значение для повышения топографической подготовки офицеров сухопутных войск во время Великой Отечественной войны.

В 1938 году в Ногинске был сформирован 81-й фототеодолитный отряд (ФТО) Московского военного округа. Для этого отряда было построено первое в городе 5-этажное здание. Одна часть его была предназначена для штаба, служб и топографических отделений отряда, другая - для квартир семей командиров. В настоящее время в этом здании на улице 9 января размещена Ногинская КЭЧ района. Кстати, первое высотное 14-этажное здание в Ногинске также было построено для топографов (ул. Леонова, д. 5).

Отряд выполнял работы по созданию топографических карт масштаба 1:50000 вдоль западных границ СССР. В отряде проходили службу многие офицеры, впоследствии занимавшие высокие посты в ВТС.

Так, в 1939 году в Ногинск для прохождения службы прибыл лейтенант Минеев Николай Николаевич. В предвоенный период выполнял работы вдоль границ с Латвией и Венгрией. С первых дней фашистской агрессии против СССР участвовал в Великой Отечественной войне. Награжден орденами Красной Звезды, «Отечественной войны» 2 степени, «За службу Родине в Вооруженных силах СССР», «Знак Почета», многими медалями. Службу закончил в должности заместителя начальника ВТУ ГШ по боевой подготовке и научно-исследовательской работе.

Интересна судьба еще одного ногинского топографа - Александра Александровича Саврана. В 1939 году он прибыл в наш город по окончании академии на должность начальника отделения. Во время войны Александр Александрович командовал 2-м топографическим отрядом (в составе войск Юго-Западного, Северо-Кавказского и Закавказского фронтов). В это время в его подчинении служил ст. лейтенант Б.Е. Бызов (впоследствии - начальник Топографической службы ВС СССР, генерал-полковник, Лауреат Государственной премии СССР, кавалер ордена Ленина и многих других государственных наград). Борис Ефимович отзывается о своем боевом начальнике с чувством глубокого уважения и теплоты.

По окончании войны А.А. Савран вернулся в Ногинск, где прослужил ещё несколько лет. С 1956 по 1969 год - начальник топографической службы Белорусского военного округа. В настоящее время проживает в Минске.

До 1941 года в отряде проходил службу Иосиф Иоганович Бориневский. Войну прошел в должности командира 25-го топографического отряда в составе войск Сталинградского, Донского и Юго-Западного фронтов. После войны вернулся в Ногинск на должность заместителя командира - главного инженера ЦАФТО.

К сожалению, не все топографы, некогда служившие в Ногинске, закончили свою карьеру подобающим признанием своих заслуг. Так, командиром 81 ФТО в 1939-1940 гг. был Николай Николаевич Любимцев. В 1942 году, будучи командиром 25-го топогеодезического отряда в составе 6-й армии Юго-Западного фронта, попал в окружение и при выполнении боевого задания 31 мая 1942 года пропал без вести.

Был в плену. Остался жив. После окончания войны приговорен к расстрелу. Приговор был заменен отбыванием наказания в исправительно-трудовых лагерях сроком на 25 лет. Дальнейшая его судьба неизвестна.

По мобилизационному плану в 1941 году на базе расквартированного в Ногинске 45-го топографического отряда был сформирован 47-й учебный топографический отряд, готовивший младших специалистов для пополнения Красной Армии весь период Великой Отечественной войны. В 1952 году отряд был переведен из Ногинска в Звенигород, где находится по настоящее время.

Формирование 38-го Особого аэрофототопографического отряда осуществлялось в конце 1945 - начале 1946 года на базе еще одного Ногинского 9 топографического отряда Московского военного округа. Этот отряд воевал на Юго-Западном и Сталинградском фронтах. В 1941 по 1943 год этим отрядом командовал Бехтерев Герман Васильевич, который по окончании войны был назначен начальником Высших офицерских курсов ВТС при ВИА имени В.В. Куйбышева.

В 1945 году командиром 9 ТО (вошедшего в состав Московского военного округа) стал Бобров Степан Федорович, впоследствии - начальник топографической службы Туркестанского военного округа. Степану Федоровичу выпало проводить расформирование 9 ТО и организовывать работу по формированию 38 ОАФТО, что отражено в Историческом формуляре отряда.

Свое современное наименование - ЦАФТО - наш отряд обрел в 1981 году. К сожалению, в ходе создания этой книги не удалось получить доступ к архивным материалам дореволюционного периода. Надеемся, что к 70-летию нашего ЦАФТО этот пробел все же будет восполнен.

 

Кратко об истории отряда

 

В связи со славным юбилеем будет уместно хотя бы вкратце вспомнить о непростом пути, пройденным ЦАФТО за минувшие десятилетия. Мы вправе гордиться историей нашей части, слава о которой разнеслась не только по бескрайним просторам матушки-России, но и далеко за ее пределы.

Обратимся теперь к самым первым дням отрядной биографии. Формирование войсковой части 43651 проводилось на базе 9-го топографического отряда, прибывшего в Ногинск из Польши в начале октября 1945 года.

Доукомплектование личным составом и специальным оборудованием осуществлялось в соответствии с Директивой заместителя начальника Генерального штаба Красной Армии от 9 октября 1945 года и распоряжением начальника Военно-топографического управления Генерального штаба Красной Армии.

С 1 декабря 1945 года часть вошла в подчинение начальника топографической службы Московского Военного округа, и ей был присвоен номер полевой почты 43651, под которым 9-й топографический отряд прошел всю войну.

30 декабря 1945 года в командование отрядом вступил генерал-майор технических войск Харин Константин Николаевич. 1 января 1946 года приказом начальника Военно-топографической службы (ВТС) было установлено датой организации части и ее ежегодным праздником.

На начальном этапе комплектование части офицерским составом происходило за счет полевых отрядов. Среди прибывших в Ногинск было немало участников Великой Отечественной войны, обладающих солидной практической подготовкой в области топогеодезического обеспечения боевых действий войск: Савран А.А., Зданчук Е.П., Токарев А.Д., Поройков Ю.В., Демин Д.И., Векслер М.А.

Большая группа офицеров, имевших практический опыт работы на всех универсальных приборах (стереопланиграфах, стереометрах, мультиплексах, фототрансформаторах), прибыла в часть после службы в 29 НИИ ВТС. Это Будылов П.В., Рау Ю.Ф., Кораблев В.И., Упит А.П., Каменский Г.А., Виноградов М.И., Заволокин Н.И., Ракунов П.Н.

Гражданский технический персонал готовился непосредственно в части - на организованных ею курсах производственного обучения.

Первый выпуск молодых специалистов состоялся досрочно в сентябре 1946 года. Выпускниками, в частности, стали Амелюшкина Т.А., Власова Н.М., Логинов С.И., Королева М.С., Твильховская Н.И., Турлупова Л.П., Александрова Н.А., Вострухина А.Ф., Гаврилина З.В., Кузнецова Л.Г., Крылова А.С., Прокофьева З.И., Пастухова Н.И., Суздальцева Р.И., Чистякова Л.М. Эти специалисты впоследствии проработали в нашей части по 40 и более лет, навсегда вписав свои имена в отрядную летопись. Трудились они самоотверженно, умело, а, кроме того, не скупясь, передавали накопленный опыт следующим поколениям специалистов.

Организационная структура части на протяжении всей истории периодически изменялась, следуя за изменениями в характере задач, ставившихся перед частью. Параллельно изменялись и методы создания топографических и специальных карт, совершенствовалась технология производства, обновлялся и укрупнялся парк специальной техники.

Первоначальная структура части выглядела следующим образом:

1-я стереофотограмметрическая часть (начальник - подполковник Будылов П.В.);

2-я стереофотограмметрическая часть (начальник - полковник Рау Ю.Ф.);

3-я картографическая часть (начальник - полковник Алпатов);

4-я топографическая часть (начальник - подполковник Зданчук Е.П.).

С марта 1947 года в должность командира вступает полковник Никитин Дмитрий Иосифович, руководивший нашей частью в течение 20 лет. Этот этап занимает по своей значимости исключительное место в истории части. Именно в этот период сформировался ее производственный потенциал, сложились замечательные ратные и трудовые традиции.

Первоначально на вооружение части поступили новейшие для того времени стереофотограмметрические приборы - стереопланиграфы, стереопроекторы, стереометры, мультиплексы, фототрансформаторы.

В период с 1946 по 1964 гг. частью были в совершенстве освоены классические методы составления топографических карт - комбинированным дифференцированным и стереотопографическим методами. При этом удалось достигнуть отличных производственных показателей, обеспечить высокое качество продукции - точность, достоверность и наглядность топографических карт.

Производительность труда в описываемый период возросла более чем в два раза. Отработанные в части нормы времени и выработки на все виды стереофотограмметрических работ стали эталоном для других частей ВТС.

За два послевоенных десятилетия частью была составлена карта масштаба 1:25000 на районы Закарпатья, Сахалина, Кавказа, Черноморского побережья, а также масштаба 1:100000 на полуостров Таймыр, Чукотку, Корякский национальный округ и многие другие районы страны. При исполнении составительских работ совершенствовались и применялись новые способы составления карт. Так, карта масштаба 1:100000 на Таймыр была составлена без обычной полевой подготовки снимков на основе свободных пространственных сетей, развитых на мультиплексах и средуцированных оптическим путем к нужному масштабу всего лишь по пяти астропунктам, опознанным на аэроснимках.

Карта масштаба 1:100000 на Чукотку была составлена без полевой подготовки и привязки аэроснимков. Пространственные сети фототриангуляции были развиты и привязаны к пунктам государственной триангуляции, камерально опознанным на аэроснимках офицерами части Заволокиным Н.И., Яскевичем Н.М., Коробейниковым Г.С.

В процессе выполнения этих сложных задач в части были взращены замечательные руководители производства: Будылов П.В., Рау Ю.Ф., Упит А.П., Кораблев В.И., Каменский Г.А., Лучинкин В.И., Виноградов М.И., Демин Д.И., Трусов И.А., Шмидт И.А., Векслер И.А., Галков П.А., Титов Н.П., Шнитин В.Ф., Шарков В.С., Конощенок Н.Г., Заволокин Н.И., Ткачук Н.Ф., Суслов В.Ф., Пелевин Д.В., Иванов А.П., Соколов Н.И., Любомирский С.С., Артемьев А.З., Малыгин К.И., Бублейник А.М., Замышляев Н.Н., Митянин П.А., Альтерман И.А., Жигаров П.Ф. и многие другие.

Усилиями части было своевременно завершено создание топографической карты масштаба 1:100000 на всю территорию бывшего СССР. В период с 1948 года по 1958 год объем выпуска продукции увеличился в 2,8 раза, а трудовые затраты на единицу измерения уменьшились в 2,2 раза.

Начало следующего этапа истории части почти совпало со сменой на ее «капитанском мостике». В 1967 году отряд принял под командование полковник Манкевич Дмитрий Александрович, прибывший в Ногинск из Иркутска.

Незадолго до этого в часть начали поступать материалы космического фотографирования, а также электронно-вычислительная техника для их обработки. На основе материалов космического фотографирования и принципиально новых технологий создания планово-высотной основы в период с конца 1960-х до начала 1980-х гг. стало возможным создание топографической карты масштаба 1:100000 на недоступные территории, а фактически - на всю территорию земного шара.

Применение космических снимков для развития пространственных сетей триангуляции на длительные по протяженности маршруты и для составления карт на любую территорию земного шара потребовало существенной организационно-технической реорганизации отрядного производства. В этой связи возникла необходимость в проведении масштабных научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ (НИОКР) для обоснования и разработки теории космических снимков и способов их стереотопографической обработки. В этой работе, наряду с сотрудниками 29 НИИ ВТС, самое активное участие принимали и специалисты части.

Несмотря на то, что решение задач картографирования земной поверхности по космическим снимкам с применением ЭВМ проводилось в нашей стране впервые, все возникшие проблемы были успешно разрешены. Это позволило еще более укрепить части свой авторитет и на долгие годы (вплоть до сегодняшних дней) занять лидирующие позиции в Топографической службе.

Уже в 1964 году часть приступила к составлению фотопланов масштаба 1:100000 и планов городов масштабов 1:10000, 1:25000 с использованием космических снимков, а с 1965 года - к сгущению пространственных сетей на маршруты большой протяженности.

На базе части были проведены летно-конструкторские испытания космических аппаратов, предназначенных для получения фотоматериалов, на основе которых в дальнейшем изготавливались специальные и топографические карты. Совместно с 29 НИИ ВТС были успешно выполнены работы по практическому применению программ определения координат центров фотографирования космических снимков.

Примерно в это же время была полностью отработана методика построения фотограмметрических сетей с использованием ЭВМ и досконально изучены особенности составления карт по материалам с принципиально новыми качественными характеристиками. Были обучены первые наши программисты, вычислители, операторы, прошли соответствующую переподготовку фотограмметристы и составители.

Освоение новых методов создания карт стало выдающейся победой коллектива части. Особого признания в этой связи заслуживают офицеры Кошняков Н.А., Булушев М.Н., Понуровский А.Р., Ладыка И.П., Чекусов Ю.В., Сергеев В.С., служащие Ларионова Н.А., Крупнова В.К., Краснов С.В. Свой вклад в эту победу внесли сотрудники 29 НИИ ВТС, профессорско-преподавательский и слушательский состав Военно-инженерной академии им. В.В. Куйбышева.

В части продолжала улучшаться организация производства, росло мастерство ее специалистов. Увеличился и объем выпускаемой продукции - в 1968 году он стал больше в 3,7 раза по сравнению с 1958 годом. А в следующем десятилетии этот показатель возрос уже в 5 раз. За достигнутые успехи отряд в 1964 году был занесен в Книгу Почета Московского военного округа, а в 1966-67 гг. - награжден грамотами ЦК Профсоюзов геологоразведочных работ.

В 1975-79 гг. частью были созданы мировые фотограмметрические сети на два континента (Евразия и Африка). На основе этих сетей в дальнейшем были развернуты и успешно выполнены специальные работы другими аналогичными частям ВТС. В 1973 году часть возглавил новый командир - полковник Шаповалов Геннадий Федорович. Под его руководством часть успешно продолжила выполнение ранее возложенных задач, а спустя несколько лет приступила к освоению и развертыванию производства принципиально нового вида продукции - цифровых карт местности (ЦКМ). На посту командира отряда Геннадий Федорович Шаповалов проявил незаурядные волевые и организаторские способности. Он исключительно умело руководил коллективом части, в сложной обстановке принимал взвешенные, порой единственно верные решения.

Под руководством Геннадия Федоровича Шаповалова часть достигла качественно нового состояния, сумев на практике - в форме массового производства нового вида специальных карт (цифровых) - реализовать лучшие отечественные научно-исследовательские и опытно-конструкторские разработки. Заслуги Геннадия Федоровича Шаповалова были отмечены высокими наградами Родины.

Добрых слов и глубокого уважения заслуживают и его соратники. Это - заместители командира Курнев Иван Степанович, Казакевич Александр Владимирович, Раудик Владимир Александрович, Михайлин Владимир Сергеевич, Зимин Вадим Николаевич, Нарожный Альберт Иванович, Волгин Анатолий Константинович, Искоростинский Александр Иннокентьевич, Эрмурзаков Адель Суинович, начальник ВЦ Ладыка Иван Петрович.

В этом смысле рубежным - и одновременно особо знаменательным для части стал 1978 год. За достигнутые успехи часть была награждена орденом Трудового Красного Знамени.

Последующие 10 лет истории части ознаменовались бурным развитием научно-технического прогресса. В конце 1970-х гг., в условиях ожесточенного военно-политического противостояния со странами НАТО, изменяются потребности Вооруженных Сил в обеспечении новых образцов вооружения исходной топогеодезической информацией.

В связи с этим ВТУ ГШ вырабатывает концепцию создания, хранения и обеспечения войск цифровыми картами местности (ЦКМ). Размах перспективных задач был колоссальным - для их реализации был, по сути, привлечен научный потенциал всей страны. А вот апробация результатов НИОКР - методов и средств создания новой продукции - вновь производилась на базе нашей части.

Огромная заслуга в организации и координации действий военных и гражданских ведомств принадлежит возглавлявшему в тот период Военно-топографическую службу генерал-полковнику Бызову Борису Ефимовичу. Он внес исключительно весомый вклад в развитие службы в целом и ее признанного авангарда - нашего отряда. Заслуги многоуважаемого Бориса Ефимовича были высоко оценены - он стал лауреатом Государственной премии СССР, кавалером ордена Ленина.

Организаторский талант, энергичность, эрудиция, не показная забота о нуждах службы, в том числе и нашей части, снискали Борису Ефимовичу огромное уважение среди топографов - офицеров и служащих ВТС. Он всегда - самый желанный гость в стенах части.

Но вернемся к прозе тех горячих дней и лет. В том же 1978 году Директивой начальника Генерального штаба части было предписано развернуть вычислительный центр в составе части цифровых карт и трех отделений: эксплуатации вычислительной техники и аппаратуры; программного обеспечения; цифровых карт местности.

Для дальнейшего размещения средств вычислительной техники и подразделений вычислительного центра был построен технический корпус с машинным залом для ЭВМ ВК-2Р-60. С июня по сентябрь 1979 года частью были проведены пуско-наладочные работы по установке трех комплексов АРМ-М и выполнено учебное цифрование нескольких номенклатурных листов карты масштаба 1:50000.

Во взаимодействии с 29 НИИ ВТС и институтом технической кибернетики Академии Наук Белоруссии (ИТК БАН) был разработан комплекс программно-аппаратных средств создания, хранения и выдачи ЦКМ. Офицерами и служащими части была проделана огромная работа по его внедрению и усовершенствованию, после чего началась опытно-производственная эксплуатация комплекса. Результаты этой работы уже вскоре позволили части приступить к массовому изготовлению ЦКМ на заданные районы. В 1981 году частью было создано 312 номенклатурных листов ЦКМ. Вроде бы немного, но, как говорится, «лиха беда начало».

С целью обеспечения сохранности цифровой информации о местности (ЦИМ) в части развернулись работы по созданию базы цифровых картографических данных (БЦКД). Для обеспечения надежности хранения каждый сформированный в установленном формате номенклатурный лист ЦКМ дублировался на три магнитные ленты, периодически подвергавшиеся ревизии, которые хранились в системно-управляемом информационном архиве (СУИА).

С 1983 года в части разворачивается работа по совершенствованию программного обеспечения методов контроля детальных и обзорных цифровых карт местности, направленных на сокращение ручного труда. Эта работа со временем дала неплохие результаты, но на первых порах трудностей было предостаточно. С этого же года часть приступает к выдаче ЦИМ по заявкам Вооруженных сил.

Примерно в это же время завязывается тесное сотрудничество части с научно-производственным объединением (НПО) «Рубин» (г. Пенза). На протяжении последующих лет НПО осуществляло разработку перспективных программно-технических средств хранения больших объемов цифровой информации на оптических дисках. Эти средства эффективно применялись частью в интересах решаемых ею задач.

До середины 1980-х гг. производственные мощности части по выпуску ЦКМ последовательно возрастали. Плановое задание выполнялось своевременно и качественно. Коллектив части работал слаженно, с большим подъемом.

С июня 1989 года командиром отряда становится полковник Казакевич Александр Владимирович. На отряд, на страну надвигалось «смутное время», отголоски которого слышны и поныне. Без преувеличений можно сказать, что для части с наступлением 1990-х гг. начался самый трудный период ее развития. И в том, что этот период частью был успешно (хоть и не без потерь) преодолен - заслуга командования части, не спасовавшего перед разверзнувшимися катаклизмами, и отстоявшим часть.

Развал СССР больно ударил по сложившимся производственно-научным связям части. Были утрачены враз оставшиеся за пределами России многие традиционные исходные материалы для создания карт, а о новых, космических - современных и пригодных для обработки - до поры, до времени пришлось забыть.

Мучительным был финансовый голод, который вместе с Вооруженными силами сполна испытала на себе в 1990-е гг. наша часть. Средств не было ни на выплату достойного вознаграждения за труд, ни на строительство жилья.

К счастью, «голодный обморок» не погубил отряд, хотя именно в описываемый период существенно пострадал его людской потенциал. Пострадал, но все же сохранился - что и стало предпосылкой для нового, еще более высокого взлета части, для взятия ею новых, казавшихся неприступными рубежей. Впору вспомнить здесь слова великого А.В. Суворова: «Мы русские - все преодолеем!..»

Новые проблемы решались командованием сообразно обстановке, исходя из интересов части. Во многом это стало возможным благодаря более тесному взаимодействию с довольствующими органами Вооруженных сил, администрацией Ногинска и его главой Лаптевым Владимиром Николаевичем.

Огромную помощь части в этот исключительно непростой период развития оказали новые начальники ТС ВС - генерал-лейтенант Лосев Алексей Иванович, а позднее генерал-лейтенант Хвостов Виталий Владимирович. Последний на протяжении 10 лет опекал (не в ущерб другим) нашу часть, проявляя о ее нуждах должную заботу и действенно помогая в решении наиболее насущных проблем.

Постепенно было налажено сносное финансовое обеспечение, возобновилось и жилищное строительство. А параллельно, ценой неимоверных усилий, решались производственные задачи, которые к описываемому периоду еще более усложнились.

Начиная с 1989 года и по настоящее время коллектив части под руководством полковника Казакевича А.В. освоил новые технологии и виды техники, а именно:

1989 год - принято на вооружение специализированное программное обеспечение создания планово-высотной основы СПВО- II , разработанное 29 НИИ;

1995 год - поступили на вооружение комплексы АРМ-Д, разработанные 29 НИИ и ЦКБ «Пеленг» (Республика Беларусь);

2000 год - поступили на вооружение комплексы АЦФС, разработанные 29 НИИ и ЦКБ «Пеленг» (Республика Беларусь);

2001 год - поступили на вооружение комплексы АРМ-ЭК, разработанные 106 ЭОМЗ;

2001 год - принято на вооружение специализированное программное обеспечение создания цифровых ортофотопланов (ЦОФП), разработанное 29 НИИ;

2002 год - принят на вооружение фотограмметрический прибор для создания цифровых матриц рельефа (ЦМР) «Стереоанаграф-8» (Республика Украина);

2003 год - принята на вооружение система военного назначения «Глухов»;

2005 год - принят на вооружение фотограмметрический прибор для создания цифровых матриц рельефа (ЦМР) «Леграндит»;

2005 год - проходит испытание интегрированная картографическая система «Апшеронск-2001».

Нынешняя годовщина - неплохой повод для подведения наиболее важных промежуточных итогов. За 60 минувших лет часть выполнила колоссальный объём работ по обеспечению штабов и войск топогеодезической информацией:

с 1946 по 2006 год составлено 57 627 номенклатурных листов топографических карт различного масштаба на общую площадь 47 920 376 кв. км;

с 1983 по 2006 год создано 36 825 номенклатурных листов цифровых карт местности на общую площадь 11 047 500 кв. км;

с 1993 по 2006 год создано 6 159 номенклатурных листов электронных карт местности на общую площадь 40 967 212 кв. км.

Для сравнения приведём площади континентов: Европа - 10 млн. кв. км, Азия - 43,3 млн. кв. км, Африка - 30,3 млн. кв. км, Северная Америка - 24,2 млн. кв. км, Южная Америка - 18,3 млн. кв. км, Австралия - 8,9 млн. кв. км.

За прошедшие годы часть стала не только флагманом ТС ВС в освоении новой техники и современных технологий, но и кузницей руководящих и научных кадров для частей и учреждений службы. На различных должностях продолжили службу воспитанники нашего отряда:

в Военно-топографическом управлении ГШ ВС РФ - генерал-майор Кошняков Н.А., полковники Понуровский А.Р., Макрицкий Г.П., Тихонравов Е.Н., Гурманов П.Д., Алиев Д.Ф., Орлов Г.Н., Иванов М.Д., Константинов В.А., Иванушкин А.Н., Потапов С.Л., Расторгуев В.А., Бобров И.Н., Терехов А.П., Мухудинов А.И., Софинов Р.Э., подполковники Третяк А.В., Широкопетлев С.В. и др.

в научно-исследовательских и учебных заведениях - генерал-майор Конон Н.И., доктор технических наук, профессор полковник Алчинов А.И., доктора технических наук полковники Булушев М.Н. и Мышляев В.А., кандидаты технических наук полковники Комаров А.И., Козлов Н.А., Бобряшов А.М., Тыняный В.С., Соколов Н.И., Сюняев Ш.И., Шалимов В.А., Аковецкий В.Г., Колесников В.Н., Лазарев А.Г., Моисеенко В.А., Задубин А.С., Глазов С.А. и др.

Командирами воинских частей в разное время были назначены «ногинчане» - полковники Демин Д.И., Нарожный А.И., Балдов Н.И., Богданов Е.А., Шурпицкий Э.К., Сергиенко А.П., Семененко А.Ю., Перепечаев Н.Ф.

Такова - вкратце - история части, которая, верим, будет иметь не менее славное и впечатляющее продолжение. Ведь 60 лет для человека - это возраст зрелости, осмысления прожитого, возраст, когда сочетание заложенных природой возможностей и жизненного опыта постепенно достигает вершины своей гармоничности.

Современный этап развития нашей части непрост. Часть, преодолевшая трудности минувшего десятилетия, сравнима сейчас с лайнером, оторвавшимся от взлетной полосы (в самом ее конце) и стремительно набирающим высоту. Так пожелаем же нашему чудо-лайнеру чистого неба, высокой слаженности и мастерства его экипажу. Пусть этот полет будет благополучным и никогда не прерывается.

 

 

ЦАФТО в воспоминаниях

 

 

Бызов Борис Ефимович, генерал-полковник, лауреат Государственной премии СССР, в 1972-89 гг. - начальник Военно-топографического управления Генерального штаба Вооруженных сил СССР - Начальник Топографической службы ВС СССР

Важный этап развития Военно-топографической службы

 

В конце 60-х начале 70-х годов прошлого века в США и СССР активно проводились исследования по разработке нового класса высокоточного оружия - крылатых ракет (КР) воздушного и морского базирования с большой дальностью полета и высокой точностью наведения на цель. Эти ракеты, летящие над поверхностью земли, становились грозным оружием нападения, поскольку на низких высотах были малоуязвимы для обнаружения и уничтожения средствами ПВО.

Навигацию (полет по заданному направлению и наведение на цель) КР предполагалось осуществлять с использованием не только обычных данных, поступающих от инерциальных систем и радиодальномера-альтиметра, но и цифровой информации о рельефе, которая в виде матрицы высот на заданный маршрут полета и участки коррекции вводилась в память бортовой ЭВМ.

В связи с этим требовалось иметь подробную и точную информацию о рельефе и контурах местности в виде цифровых карт. Так в программе разработки КР появилась новая проблемная задача - задача высокоточного картографического обеспечения систем навигации КР.

В июне 1976 года начальник Генерального штаба ВС СССР В.Г. Куликов провел совещание, в котором приняли участие заместители министра авиационной промышленности, заместители главкома ВВС, руководители НИИ и КБ - разработчики систем навигации КР. Руководством Минавиапрома был поставлен вопрос о том, чтобы информацию о рельефе и контурах местности в цифровой форме готовили организации Минобороны и, в частности, Военно-топографическая служба.

Выступив на совещании, я сообщил, что ранее ВТС не занималась изготовлением такого вида продукции. При этом акцентировал внимание на том, что картографическое обеспечение КР, автоматизированных систем управления войсками и оружием цифровыми картами местности (ЦКМ) - сложная научно-производственная задача, включающая в себя большой комплекс НИОКР, на проведение которых требуется значительное время.

По результатам совещания мне было дано указание подготовить обстоятельный доклад министру обороны.

В сентябре 1976 года по вопросу картографического обеспечения систем навигации КР на первом совещании по данной проблематике в Минобороны был заслушан мой доклад. В докладе была изложена сущность проблемы картографического обеспечения систем навигации КР, требования разработчиков и заказчиков к содержанию и точности цифровой информации о местности. Отметив, что ЦКМ на ряд территорий можно изготовить по имеющимся у нас топографическим картам крупного масштаба или по материалам вновь разрабатываемого космического топографического комплекса, я подчеркнул, что для этого требуется ускорить его разработку, а также разработать методы и средства цифрования карт и фотоснимков.

Разработчики и заказчики КР не вполне представляли себе сложность поднятой проблематики и поэтому не поставили данный вопрос своевременно. В результате было упущено драгоценное время. Мы не имели серийно выпускаемых технических средств и технологий создания ЦКМ. Не располагали мы в это время и грамотными специалистами, способными в сжатые сроки приступить к созданию ЦКМ на большие участки земной поверхности.

С целью своевременного и качественного решения поставленной задачи мной было предложено:

1. Выполнить комплекс НИОКР по разработке методов и средств создания ЦКМ и базы (банка) цифровых картографических данных (БЦКД). Это возможно только с широким привлечением к решению данной задачи НИИ, КБ и предприятий оборонных отраслей промышленности, академических и вузовских институтов.

2. Ускорить разработку космических топогеодезических комплексов второго поколения, по материалам которых будет возможно создание топографических и цифровых карт в масштабе 1:50 000, отвечающих предъявляемым разработчиками требованиям к точностным характеристикам получаемых матриц высот.

3. Реконструировать материально-техническую базу частей ВТС, оснастить топографические части электронно-вычислительной, фотограмметрической, картографической и геодезической техникой. Существенно увеличить капиталовложения по лимиту ВТУ ГШ.

4. Усилить ВТС личным составом. Организовать обучение личного состава топографических частей работе на новой технике, по новым технологиям.

В декабре того же года вышло Постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР, в одном из пунктов которого Министерству обороны (ВТУ ГШ, ВВС, ВМФ) совместно с другими министерствами было предписано рассмотреть в трехмесячный срок вопросы разработки методов и средств картографического обеспечения систем управления КР и в двухмесячный срок после принятия технических решений представить, в установленном порядке, необходимые предложения.

В феврале 1977 года на очередном совещании в Министерстве обороны СССР по проблемам КР мной был изложен замысел картографического обеспечения КР, который предусматривал:

1. Создание ЦКМ и БЦКД в частях ВТС по топографическим картам крупного масштаба и материалам космических комплексов второго поколения. Части ВТС оснащаются вновь разрабатываемой электронно-вычислительной, фотограмметрической техникой. Программное обеспечение для создания и хранения ЦКМ разрабатывается академическими и минвузовскими институтами по заданиям ВТУ ГШ, 29 НИИ ВТС и ЦАФТО.

Строительство и реконструкция материальной базы в топографических частях выполняются строительными организациями Минобороны СССР, для чего дополнительно по лимиту ВТУ ГШ выделяется 10-15 млн. рублей капитальных вложений. Численность офицерского состава ВТС необходимо увеличить на 1000 человек. Специалистов следует готовить в ВУЗах Министерства обороны, в первую очередь в ЛВВТКУ и на геодезическом факультете ВИА, а также призывать из числа офицеров запаса, окончивших гражданские ВУЗы.

2. Использование ЦКМ в системах навигации КР организовать Главными штабами ВВС и ВМФ и осуществлять в специально создаваемых ими центрах (пунктах) подготовки полетных заданий. Разработку необходимой техники и соответствующего программного обеспечения выполнить силами НИИ и КБ оборонных отраслей при участии 29 НИИ ВТС.

Министр обороны СССР Д.Ф. Устинов, учитывая особую важность и трудности решения этой задачи в сжатые сроки, принял решение подготовить отдельное постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР «О разработке методов и технических средств картографического обеспечения систем навигации КР», возложив его подготовку на Генеральный штаб (ВТУ ГШ), заместителя министра обороны по вооружению, ВВС, ВМФ с участием оборонных отраслей промышленности.

Работа ВТУ ГШ и 29 НИИ ВТС по подготовке и согласованию директивных документов оказалась наиболее сложным и ответственным этапом в организации выполнения поставленных задач.

Генеральным штабом в феврале 1977 года была увеличена численность ВТУ на 13 человек, в штат были введены отдел цифрования карт и должность помощника начальника ВТУ по НИОКР, одновременно были созданы новые отделы по цифровой проблеме в 29 НИИ ВТС и Центральной геодезической части. На должность помощника начальника управления назначили полковника И.Я. Плешакова (в дальнейшем - заместитель начальника ВТУ ГШ) начальником нового отдела - полковника Н.А. Кошнякова, а его заместителем - полковника Н.Д. Жданова.

Отдел был укомплектован грамотными и компетентными офицерами и служащими, способными организовать решение поставленных проблем по своим направлениям работы. Среди них - подполковники А.Н. Клюкин, Ю.Р. Желиховский, А.А. Дорохов, В.И. Лазарев, В.С. Заломский, старший инженер Д.М. Парыгин и помощник начальника отдела А.С. Заря.

В состав нового отдела входила инженерно-техническая группа (ИТГ) по вопросам капитального строительства объектов ВТС. На коллектив отдела, вместе с командованием ВТУ ГШ и 29 НИИ ВТС легла основная нагрузка в подготовке и согласовании директивных документов по разработке средств и методов создания ЦКМ, а дальнейшем - и по организации их исполнения.

В проект Постановления были включены пять тем ОКР и три НИР.

Академия наук БССР дала свое согласие на разработку наиболее важных вопросов - БЦКД (головной исполнитель - Институт технической кибернетики АН БССР), автоматизированного рабочего места картографа (АРМ-К) и вновь разрабатываемого планшета для цифрования графической информации (разработчик - ЦКБ АН БССР).

Разработка фотограмметрической техники - в частности, ОКР по созданию прецизионного фотограмметрического аналитического комплекса "Ортомат" и стереопроектора аналитического СПА - поручалась КБ "Пеленг" Белорусского оптико-механического объединения. К разработке этих ОКР привлекались НИИ математических машин Минрадиопрома (г. Пенза) и 29 НИИ ВТС, которые отвечали за алгоритмическое обеспечение создаваемых комплексов.

В августе 1977 года подготовка постановления «О разработке методов и технических средств картографического обеспечения систем навигации КР» была завершена. В нем определялись задачи оборонным отраслям министерств, Академии наук БССР, Минвузу РСФСР и другим ведомствам по разработке методов и технических средств картографического обеспечения систем управления КР, поставкам серийно изготавливаемых в нашей стране ЭВМ, определены конкретные исполнители и заказчики ОКР и НИР, а также некоторые вопросы обеспечения НИОКР.

На Министерство обороны СССР была возложена задача создания ЦКМ. Военному ведомству разрешалось строительство зданий и сооружений в городе Ногинске Московской области для находящегося здесь аэрофотограмметрического отряда общей площадью 15 тыс. кв. м.

Сразу после выхода в свет постановления (это произошло 2 сентября 1977 года) министр обороны СССР своим приказом ответственным за строительство производственного комплекса в Ногинске назначил своего заместителя по строительству и расквартированию войск.

Необходимо отметить, что все министерства и ведомства, организации и предприятия, которым было поручено решение проблемы навигационного обеспечения КР, отнеслись к своим задачам исключительно добросовестно.

Генеральным штабом ВС СССР был решен вопрос увеличения численности офицерского состава ВТС: в 1978-1979 гг. - на 250 и в 1980-1981 гг. - на 500 человек, в том числе для Ногинского ЦАФТО на 260 человек. На базе отряда было развернуто опытное производство (вычислительный центр) в составе части цифровых карт и трех отделений: эксплуатации вычислительной техники и аппаратуры, программного обеспечения, цифровых карт местности.

Подготовка специалистов для работы на автоматизированных комплексах цифрования карт (АРМ) и стереопроекторах аналитических (СПА) первое время была организована на курсах и сборах в Ногинске, а также на курсах Минрадиопрома и Минприбора. Организацией этой работы непосредственно занимались офицеры Н.Д. Жданов, Ю.Р. Желиховский, И.П. Ладыка, И.С. Курнев, В.А. Раудик, О.Н. Коломейщук, П.Д. Гурманов, В.Г. Каптилов, О.Л. Дремлюх, В.И. Жданов и многие другие.

Подготовка офицерских кадров по прежнему осуществлялась, в основном, в ЛВВТКУ и на геодезическом факультете ВИА имени В.В. Куйбышева, которыми в связи с новой проблемной задачей, были переработаны учебные программы и учебные планы. Специальные кафедры были оснащены новой фотограмметрической, геодезической и картографической техникой.

Большой вклад в организацию подготовки офицеров в ВУЗах ВТС, подбора и расстановки их в частях и органах управления службой в эти годы внесли: заместители начальника ВТУ ГШ генералы А.А. Псарев, В.В. Шилов, А.И. Лосев, А.З. Щеглаков, И.В. Болтовский, офицеры отделов боевой подготовки и кадров полковники В.Н. Лапов, В.А. Арестенков, В.В. Слепов, начальники ЛВВТКУ генералы В.Д. Баранов, В.А. Антюфеев, О.И. Ануфриев, В.А. Ухлинов, начальники геодезического факультета полковники Н.А. Чаплинский, Н.С. Лукин, А.Ф. Шебалин.

Необходимые меры по строительству и реконструкции объектов ВТС своевременно принимались аппаратом заместителя министра обороны по строительству и расквартированию войск, где нашими объектами непосредственно занимался и оказывал большую помощь генерал-лейтенант В.И. Иванков.

Действенная помощь оказывалась со стороны руководства Генерального штаба ВС СССР и лично министра обороны Д.Ф. Устинова, который регулярно заслушивал меня, как начальника ВТУ ГШ, и принимал меры по своевременному выполнению НИОКР Академией Наук БССР и оборонными отраслями промышленности.

Благодаря целеустремленной и слаженной работе частей и организаций ВТС (ВТУ ГШ, 29 НИИ, АФТО, ЦГЧ и др.), Института технической кибернетики и Центрального конструкторского бюро АН БССР, конструкторского бюро «Пеленг» БелОМО, военных строителей задачи по разработке методов и технических средств картографического обеспечения систем навигации КР и обеспечения их летных испытаний ЦКМ были выполнены своевременно и качественно, а именно:

1. В 1978-1979 гг. в топографических частях Центрального подчинения (АФТО - г. Ногинск и ЦГЧ - г. Москва) по технологии, разработанной специалистами 29 НИИ ВТС, было создано опытное производство по изготовлению детальных и обзорных цифровых карт местности. Это позволило своевременно обеспечить необходимой топогеодезической информацией трассы летных испытаний КР, а также другие территории, важные в стратегическом отношении.

2. К 1984 году была завершена разработка методов и технических средств промышленного изготовления цифровых карт, заданных Постановлением ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 2 сентября 1977 года. Организовано серийное производство разработанной техники и технологии, а так же поставка их в части ВТС.

В эти годы были поставлены, прежде всего, в БЦКД г. Ногинск: автоматизированные рабочие места картографа АРМ-К, предназначенные для считывания графической информации о местности с топографических карт и преобразования ее в цифровую форму (головные исполнители - ИТК и ЦКБ АН БССР, принят на вооружение приказом МО СССР от 5 октября 1981 года);

универсальный комплекс базы цифровых картографических данных и технология изготовления, хранения и выдачи цифровых карт (головной разработчик - ИТК АН БССР, принят на вооружение Постановлением ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 5 марта 1984 года и приказом МО СССР от 6 апреля 1984 года);

прецизионный аналитический стереофотограмметрический комплекс "Ортомат" (головной разработчик - КБ "Пеленг" БелОМО, принят на вооружение приказом МО СССР от 30 марта 1984 года);

стереопроектор аналитический СПА (головной разработчик - КБ "Пеленг" БелОМО) для стереоскопической съемки рельефа в графической и цифровой форме (принят на вооружение приказом МО СССР от 4 декабря 1978 года).

Большой вклад в разработку перечисленной техники, ее испытания и постановку на вооружение в 1976-1983 гг. внесли (по линии ВТС) полковники Н.А. Кошняков, А.П. Живичин, А.Р. Понуровский, П.С. Павлов, С.В. Филимонов, офицеры Ногинского ЦАФТО Г.Ф. Шаповалов, И.С. Курнев, И.П. Ладыка, А.И. Нарожный, В.А. Раудик, Казакевич А.В., Гурманов П.Д., Волгин А.К., Фролов Н.В., Кресальный Г.Б., Братунов В.Г. и многие другие.

3. Одновременно с разработкой средств и методов создания ЦКМ по предложениям ВТУ ГШ Миноборонпромом были приняты меры по ускорению разработки космических топогеодезических комплексов второго поколения:

космического геодезического комплекса для создания космической геодезической сети повышенной точности и выводов параметров гравитационного поля Земли (головной разработчик - НПО ПМ МОМ, генеральный конструктор академик М.Ф. Решетнев). Летные испытания начались в 1980 и завершились в 1984 году. За своевременное решение задач с помощью КГК "Геоид" в 1987 году я был награжден орденом Ленина;

космического картографического комплекса для создания топографических цифровых карт масштаба 1:50 000 (головной разработчик - ЦСКБ МОМ, генеральный конструктор член-корреспондент АН СССР Д.И. Козлов).

4. В 1982 году в г. Ногинске было завершено строительство здания для комплекса средств БЦКД и начат монтаж технологического оборудования. Ежегодное освоение капитальных вложений по лимиту ВТУ ГШ в 1979-1984 гг. составляло 9-11 млн. рублей, в то время как до 1978 года оно не превышало 2 млн. рублей. После Ногинска началось активное строительство объектов ВТС в Ленинграде, Малых Вяземах, Иркутске, Симферополе, Киеве, Машково и др.

5. С 1983 года впервые в нашей стране в Ногинском ЦАФТО было начато серийное изготовление цифровых карт местности на большие территории.

6. За успешное решение проблемной задачи по разработке методов и средств картографического обеспечения КР и своевременный ввод в эксплуатацию в г. Ногинске БЦКД в 1984 году орденами и медалями были награждены 170 человек. Авторскому коллективу разработчиков БЦКД в 1985 году была присуждена Государственная премия. В числе лауреатов этой премии - полковники Н.Д. Жданов, А.Н. Клюкин, Е.И. Халугин, С.А. Жалковский, Е.В. Филимонов, Г.Ф. Шаповалов, И.П. Ладыка.

7. В ходе решения этой важной задачи сложилась хорошая кооперация ВТС, многих коллективов оборонных отраслей промышленности и академических институтов по разработке средств и методов создания ЦКМ, что позволило уже в 1983 году начать разработку автоматизированных средств создания топографических и цифровых карт на более высоком научно-техническом уровне. Особый вклад в решение этой проблемной задачи внес личный состав Центрального аэрофототопогеодезического отряда под командованием полковника Шаповалова Г.Ф.

В целом Топографическая службы ВС СССР за 1970-1989 гг. поднялась на качественно новый уровень своего развития, что позволило и позволяет в настоящее время успешно осуществлять топогеодезическое обеспечение Вооруженных Сил нашей страны.

Организация надежного картографического обеспечения систем навигации КР была главным итогом моей напряженной работы на посту начальника Военно-топографической службы ВС СССР.

 

 

Жданов Николай Дмитриевич, с 1989 по 1991 гг. - заместитель начальника Военно-топографического управления Генерального штаба. Первый руководитель Роскартографии, лауреат Государственной премии СССР, действительный член Технологической академии России, почётный академик Академии космонавтики России.

Годы трудных решений. Годы славных побед

 

В 70-х годах XX века в США и СССР интенсивно велись разработки нового вида оружия: стратегических крылатых ракет наземного, воздушного и морского базирования с большой дальностью полёта и высокой точностью наведения на цель. Эти ракеты, летящие на малых высотах, огибая рельеф местности, были малоуязвимы для обнаружения и уничтожения средствами ПВО, что делало их грозным оружием в современных боевых действиях.

Коррекцию полёта ракеты в заданном направлении и наведение её на цель планировалось осуществлять не только использованием традиционных инерциальных систем и радиодальномеров-альтиметров, но и цифровой информации о рельефе местности и высотах искусственных объектов, которая в виде матрицы высот вводились в память бортовой ЭВМ. Таким образом, практическое использование этого грозного оружия предполагает наличие подробной и точной информации о рельефе местности и высотах искусственных сооружений в виде цифровых карт местности (ЦКМ).

К сожалению, разработчики и заказчики крылатых ракет (КР) не представляли сложности этой проблемы и поэтому своевременно не поставили для проработки этот вопрос. Он был поднят, когда разработка КР находилась на завершающем этапе.

Только в 1977 году во исполнение Постановления ЦК КПСС и Совета Министров СССР приказом министра обороны СССР на Военно-топографическое управление Генерального штаба была возложена эта новая важная задача - организовать серийное производство ЦКМ для разрабатываемых КР воздушного, морского и наземного базирования. Автору этих строк посчастливилось быть одним из организаторов решения этой проблемы.

Это была сложная, комплексная научно-техническая и организационная проблема, включающая в себя:

1. Проведение комплекса научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ по разработке методов, технологий и технических средств создания цифровых карт по картографическим материалам и космическим фотоснимкам, а также комплекса программных и технических средств формирования, хранения и выдача потребителям этих карт (комплекс БЦКД).

2. Ускоренную разработку космических топогеодезических комплексов второго поколения.

3. Создание материально-технической базы: реконструкцию существующих и строительство новых производственных зданий и сооружений; организацию серийного производства специальной техники, оснащение производственных центров электронно-вычислительной картографической, фотограмметрической и геодезической техникой, кодировщиками и средствами машинной графики.

4. Укомплектование создаваемых производств специалистами необходимой численности и квалификации, организацию подготовки и переподготовки личного состава топографических частей.

В разработке комплекса картографического обеспечения КР было задействовано около 50 НИИ и конструкторских бюро одиннадцати министерств и ведомств. Головной организацией по разработке комплекса технических и программных средств создания цифровых карт по топографическим картам комплекса БЦКД был определён Институт технической кибернетики Академии наук Белорусской ССР (директор Института - О.И. Семенков). Разработка фотограмметрической техники поручалась Центральному конструкторскому бюро "Пеленг" Белорусского оптико-механического объединения. Идеологом разработки этой проблематики являлся 29 НИИ ВТС (начальник института - генерал-майор Н.Н. Воронков).

Для отработки совместно с 29 НИИ ВТС и согласования с заинтересованными министерствами и ведомствами необходимых директивных документов и организации их выполнения в ВТУ ГШ был создан отдел цифровых карт и введена должность помощника начальника управления. Меня назначили на должность заместителя начальника отдела цифровых карт.

Помимо офицеров, на которых были возложены обязанности по организации взаимодействия ВТУ ГШ с другими органами управления Министерства обороны, организациями и учреждениями оборонного комплекса, в состав отдела входила инженерно-техническая группа, которая занималась вопросами капитального строительства новых объектов. Начальником этой группы был грамотный, настойчивый и исключительно ответственный офицер полковник Ю.К. Татаринцев. В составе этой группы трудились имеющие большой практический опыт полковник М.Н. Потемкин и подполковник Н.Е. Радченко.

Ю.К. Татаринцев очень внимательно прислушивался к нашим предложениям и делал все для того, чтобы претворять их в жизнь. Он обладал исключительной настойчивостью в достижении цели. Ежедневно работал до 22-23 часов. Он умел получать положительные решения на самом высоком уровне по, казалось бы, нерешаемым вопросам.

Спустя некоторое время на должность заместителя начальника ВТУ ГШ вместо убывшего в Военно-инженерную академию им. В.В. Куйбышева полковника И.Я. Плешакова был назначен Н.А. Кошняков, ранее возглавлявший отдел цифровых карт. Теперь отделом предстояло руководить мне - с помощью вновь назначенного заместителя полковника А.Р. Понуровского. Позднее в отдел влились молодые грамотные офицеры: майор Ю.С. Александров и майор А.М. Абросимов.

Генератором всех идей по проблеме в целом, организатором их реализации был начальник Военно-топографического управления генерал-полковник Б.Е. Бызов - талантливый руководитель, в высшей степени государственный человек, ответственный и целеустремленный.

Учитывая большой объём предстоящих работ по цифровому картографированию территории, было принято решение создать шесть специализированных производств в различный городах СССР. Но первоочередным, приоритетным, самым мощным объектом должен был стать объект, который предстояло развернуть на базе Ногинского ЦАФТО.

На территории ЦАФТО планировалось построить современный пятиэтажный корпус площадью около 15 000 кв. м , оснащенный самой производительной электронно-вычислительной техникой, средствами машинной графики, прецизионным картографическим и фотограмметрическим оборудованием. Кроме того, проектом предусматривалось построить кинозал на 500 мест, магазин, столовую и котельную. Одновременно планировалось реконструировать три существующих в расположении части здания. ЦАФТО предстояло оснастить:

самыми мощными в то время ЭВМ - спаркой из двух ЕС ЭВМ-1066 для универсального комплекса БЦКД, а также еще двумя ЕС ЭВМ-1036;

21 автоматизированным рабочим местом картографа (АРМ-К) - для считывания графической информации с топографических карт и преобразования её в цифровую форму;

6 прецизионными аналитическими стереофотографическими комплексами "Ортомат" - для изготовления цифровых карт, ортофотопланов и графических оригиналов рельефа по космическим фотоснимкам;

20 стереопроекторами СПА - для стереоскопической съёмки рельефа в графической и цифровой форме.

Такой мощный, оснащенный самой современной электронно-вычислительной и специальной техникой объект в Военно-топографической службе создавался впервые. Отмечу, что коллектив отряда во главе с полковником Г.Ф. Шаповаловым с воодушевлением воспринял решение о создании в Ногинске нового производства. Впоследствии офицеры и служащие отряда с не меньшим воодушевлением трудились во имя воплощения этого решения в жизнь.

Между тем, нашему отделу совместно с 29 НИИ ВТС и ЦАФТО предстояло отработать тактико-технические требования к проектируемому новому производственному комплексу. Нужно было не только определить для каждого помещения оптимальный климатический режим, вес и габариты устанавливаемой аппаратуры, потребляемую ею электроэнергию, но и дать подробный поэтажный план с указаниями местоположения каждого устройства, каждой розетки. По существу, мы должны были участвовать в проектировании здания. Это сделать было не так просто, так как в натуре не было ни одного специального комплекса, даже опытного образца - всё это еще находилось в разработке.

Вся предусматриваемая к установке в проектируемом корпусе техника предъявляла очень высокие требования к климатическому режиму, чистоте воздуха. В связи с этим в корпусе была предусмотрена централизованная вентиляция и кондиционирование воздуха. С этой целью во всех коридорах и большинстве помещений предусматривались фальш-полы и фальш-потолки. Таким образом, внутри корпуса должна быть сооружена густая паутина из труб разных диаметров и кабелей.

Отработка исходных данных для проектирования нового корпуса - весьма важный и ответственный этап. В нашем отделе этими вопросами занимались Н.А. Кошняков, Н.Д. Жданов, А.Н. Клюкин, Ю.Р. Желиховский, А.А. Дорохов, Д.М. Парыгин, в 29 НИИ ВТС - Е.А. Жалковский, М.Е. Белецкий, В.Н. Александров, в ЦАФТО - Г.Ф. Шаповалов, И.П. Ладыка, А.В. Казакевич, Г.Б. Кресальный, Н.Ф. Фролов, А.И. Нарожный, О.Н. Коломейщук, А.В. Барауля, П.Д. Гурманов, Н.С. Акименко. В целом, исходные данные были отработаны качественно. В ходе строительства в них были внесены незначительные уточнения.

Организация строительства зданий и сооружений в городе Ногинске для БЦКД в 1979-1981 гг. возлагалась на заместителя министра обороны по строительству и расквартированию войск. Непосредственной организацией капитального строительства в ВТУ ГШ и в первую очередь ногинского объекта занимался генерал-лейтенант И.И. Максимов и инженерно-техническая группа во главе с полковником Ю.К. Татаринцевым.

В ЦАФТО строительство курировал лично командир части полковник Г.Ф. Шаповалов. Кроме того, с началом строительства каждое помещение строящегося корпуса было закреплено за офицерами ЦАФТО, которые быстро установили со строителями хороший контакт. Это помогало оперативно решать возникающие вопросы и устранять недочёты ещё до окончания строительства.

Для решения перспективных задач была значительно - на 260 человек - увеличена численность личного состава ЦАФТО, который укомплектовывался выпускниками ЛВВТКУ, геодезического факультета ВИА им. Куйбышева, других училищ и академий: в Ногинск прибывали электронщики, программисты, механики, кибернетики, оптики. ВТУ ГШ разрешалось призывать специалистов из запаса. Большую работу по укомплектованию офицерскими кадрами частей ТС ВС, задействованных в решении новый задачи, провели офицеры отдела кадров ВТУ ГШ и лично его начальник полковник В.В. Слепов.

Одновременно активизировался прием на работу в ЦАФТО гражданского персонала - картографов, программистов, инженеров и техников по обслуживанию вычислительной техники, вспомогательного оборудования. В результате проделанной работы ЦАФТО был укомплектован молодыми, энергичными, высококвалифицированными кадрами.

В целях заблаговременной подготовки специалистов для работы на технических средствах создания ЦКМ, технического обслуживания этих средств, освоения технологии изготовления ЦКМ по топографическим картам и космическим фотоснимкам в ЦАФТО было организовано опытное производство. Для этого силами отряда были переоборудованы помещения в одном из существующих зданий. Для опытного производства были поставлены 5 комплексов АРМ-М, опытные образцы аналитического фотограмметрического комплекса "Фотокарт" и стереопроектора аналитического СПА.

В процессе подготовки базы для развертывания опытного производства офицеры отряда трудились плотниками, штукатурами, малярами и т.п. Все работали с подъёмом. Никакого ропота - что, дескать, офицеров используют не по назначению - не было. Все понимали важность поставленной перед отрядом задачи.

В пуско-наладочных работах ЭВМ и специальной техники, наряду с наладчиками, принимали самое активное участие офицеры и служащие отряда. При испытаниях опытных образцов техники и экспериментальной технологии специалисты ЦАФТО стремились не только выявить недостатки и недоработки, но, главным образом, дать предложения по усовершенствованию техники и технологии. Таким образом, они фактически становились соавторами этой техники и технологии.

Благодаря предпринятым усилиям в конце третьего квартала 1978 года опытное производство начало функционировать. Огромный личный вклад в становление опытного производства внесли: в ВТУ ГШ - полковники Н.А. Кошняков, Ю.Р. Желиховский, А.Н. Клюкин, А.А. Дорохов, В.И. Лазарев; в 29 НИИ ВТС - начальник института генерал-майор Н.Н. Воронков, заместители начальника института полковники С.П. Малинин, Ю.Г. Бугаев, начальники отделов полковники Е.И. Халугин, В.И. Смирнов, О.Н. Кузовков, начальники лабораторий подполковники М.Е. Белецкий, С.А. Жарков, Е.А. Жалковский, В.И. Каменский; в ЦАФТО - его командир Г.Ф. Шаповалов, начальники подразделений И.П. Ладыка, А.В. Казакевич, А.И. Нарожный, Н.С. Акименко, Г.Б. Кресальный, Н.В. Фролов, О.Н. Коломейщук, В.П. Павлов, П.Д. Гурманов, А.В. Барауля.

Созданное в ЦАФТО опытное производство позволило не только заблаговременно подготовить специалистов к эксплуатации разработанного многофункционального комплекса БЦКД, но и высветило необходимость решения еще двух принципиальных проблем программно-технологического содержания. По сути, речь шла о необходимости оперативной доработки нового СПО для создания ЦКМ. Но возникли эти проблемы уже в процессе опытной эксплуатации новой технологии.

С завершением организации опытного производства ЦАФТО была поставлена задача изготовить ЦКМ на согласованные районы для разработки и испытания автоматизированного комплекса выработки полётных заданий КР воздушного базирования ВВС. Использовалась при этом опытная технология, разработанная 29 НИИ ВТС с участием ЦГЧ и ЦАФТО.

При входном контроле первой партии ЦКМ заказчиком было выявлено в них много мелких недочётов, не позволяющих производить машинную обработку цифровой информации. На некоторых номенклатурных листах таких «мелочей» оказалось до сотни и более.

Недочеты заключались, в основном, в незамкнутости замкнутых объектов (горизонталей, контуров, береговой линии озёр и т.д.). Дело в том, что при цифровании оператор не мог глазомерно обеспечить совпадение начала цифрования горизонтали (контура, береговой линии) с его окончанием. Таким образом, получался незаметный для глаза разрыв (незамкнутость) либо повторное цифрование микроскопического участка - т.н. "бантик".

Математическим признаком незамкнутости замкнутых объектов является несовпадение координат начальной и конечной точек цифрования. При работе на обычной карте эти недочёты не влияют на результаты. При машинной обработке информации по ЦКМ эти недочёты, как выяснилось, недопустимы. Таким образом, срочно потребовалось разрабатывать автоматическую процедуру соединения начала и конца цифрования замкнутых линий (их замыкания) и удаления "бантика".

Другая проблема проявилась в следующем. При машинной обработке информации очень важно, чтобы линейные объекты, переходящие на другой номенклатурный лист карты обрывались непосредственно на математической рамке листа (примыкая к ней, но не пересекая ее), то есть изображение должно находиться внутри рамки. Но и здесь оператор не мог глазомерно обеспечить выполнение этого требования.

Тем более, что при создании карт масштаба 1:50000 и крупнее северная и южная рамки принимались прямыми линиями, хотя теоретически они являлись дугами окружности (очень большого радиуса). И в этом случае потребовалось разработать специальную программу для автоматического вывода объекта на математическую рамку.

Был выявлен и целый ряд других недочётов, которые - в силу новизны решаемых задач - предотвратить на этапе проектирования технологии создания ЦКМ было невозможно. Помог, как сказано у А.С. Пушкина, «опыт - сын ошибок трудных». Этап опытной эксплуатации позволил своевременно - до запуска массового производства ЦКМ - выявить наиболее серьезные технологические проблемы и разрешить их. Огромная заслуга в этом - непосредственных организаторов опытного производства и всех его участников.

Возникавшие в ходе опытной эксплуатации проблемы постоянно находились в центре внимания ВТУ ГШ. Их организационным разрешением занимались непосредственно генерал-полковник Б.Е. Бызов, его заместитель генерал-майор Н.А. Кошняков, офицеры отдела цифровых карт. Большую помощь в этой работе оказывали и специалисты 29 НИИ ВТС.

Подчеркну, что выявившиеся ошибки не смутили коллектив ЦАФТО. Напротив, это прибавляло людям задора, энергии, разумной инициативы в работе. Выполняя столь сложное задание, люди проявляли свои лучшие профессиональные и личностные качества, действовали вдохновенно, руководствуясь при этом высшими интересами страны и общества. Огромное спасибо им за это!

Напряженная работа продолжалась и на других участках опытного производства. Так, по качеству ЦКМ был проведен целый ряд серьезных организационно-технических мероприятий. Был, в частности, составлен подробный график разработки алгоритмов и программ. Алгоритмы контрольных программ отработали сотрудники 29 НИИ ВТС, а сами программы - например, программу контроля высот абсолютных К W А - специалисты ЦАФТО. Впрочем, отдельные (весьма важные) алгоритмы отрабатывали и специалисты ЦАФТО.

Отдельного упоминания в этой связи заслуживают и усилия 29 НИИ ВТС, в котором в ту пору царил необыкновенный патриотический и творческий подъем. Его сотрудники трудились, не считаясь со временем, понимая, что речь идёт о чести всей Военно-топографической службы, о вкладе службы в достижение паритета современных вооружений между США и СССР, военно-политическое противостояние которых достигло в описываемый период наивысшего накала. И с этим - учитывая многострадальную историю нашего Отечества - необходимо было считаться.

Достойно исполняли свой воинский и научный долг сотрудники 29 НИИ ВТС. Многие из них - Жарков, Дивеев, Каминский, Сердюков, Евтушенко, Селюх - чуть ли не постоянно находились в ЦАФТО (подобный способ взаимодействия наших ученых и производственников-ногинчан оказался в тех условиях особенно эффективным). Это, без сомнения, был лучший пример взаимодействия науки и производства за всю историю Военно-топографической службы. Столь тесное сотрудничество института и части сокращало время разработки и внедрения новой техники и технологий, взаимно обогащая его организаторов и участников новыми продуктивными идеями.

Основной причиной выявленных на этапе опытной эксплуатации недочётов явилось, на мой взгляд, то обстоятельство, что за основу контроля цифровой информации в новой технологии был принят визуальный метод, столь распространенный в традиционной картографии, первоначально предполагалось, что суть контроля результатов цифрования должна сводиться к визуальному сравнению графической копии, полученной на средствах машинной графики по цифровой информации, с исходным картографическим материалом.

Действительно, по такой копии можно проверить точность планового положения объектов и их полноту. Но выявить специфические недочёты - незамыкание объектов, невыход на рамку номенклатурного листа - подобными методами контроля не представлялось возможным.

То же самое можно сказать и о контроле других недочетов - определении правильности выбора направления цифрования, согласования отметок высот с горизонталями, правильности семантики (описательной информации о картографируемых объектах) и т.п. Выявить подобные ошибки оказалось возможным только с использованием средств машинного контроля - специальных программ.

Новый программный комплекс контроля качества ЦКМ разрабатывался более года с привлечением большого количества специалистов. При этом бок о бок с математиками и программистами трудились топографы и картографы. Подобная кооперация позволяла верно сформулировать задание и обеспечить на этой основе составление оптимальных алгоритмов и программных тестов.

Разработанные для опытной технологии программные комплексы контроля были в дальнейшем положены в основу контроля ЦКМ в БЦКД. Они активно применялись и другими частями ВТС, на которых впоследствии разворачивалось производство ЦКМ.

Следует подчеркнуть, что программы контроля позволяли выявить некоторые ошибки и на изданных топографических картах (рассогласованность отметок высот с горизонталями, наличие излишних основных горизонталей между утолщенными - например, пять вместо четырех, и т.п.). По результатам выявленных ошибок было направлено письмо в Госгеодезию СССР, в котором речь шла о необходимости усиления контроля качества топографических карт. Соответствующие директивы были адресованы и частям ВТС, осуществлявшим составление топографических карт.

Отдельно следует сказать и еще об одной сложной проблеме, на первых порах затруднявшей работу по созданию ЦКМ. Это - большой объём информации, включавшийся в детальные (крупномасштабные) ЦКМ. Использование «перегруженных» информацией ЦКМ для подготовки полетных заданий для КР требовало неоправданных затрат машинного времени самых мощных ЭВМ на этапе создания продукции.

В этой связи требовалось изыскание взаимоприемлемых путей резкого сокращения объёма цифровой картографической информации, используемой при выработке полётных заданий для КР. После интенсивных дискуссий с заказчиком и разработчиками комплексов для ВВС и ВМФ было найдено согласованное решение: в дополнение к детальным ЦКМ создавать разреженные - обзорные цифровые карты местности (ОЦКМ).

Замечу, что согласование требований к ОЦКМ и структуре их представления проходило очень непросто. По замыслу, ОЦКМ должны были использоваться для прокладки маршрута полета КР и выбора участков коррекции, на которые требовались детальные ЦКМ. В результате время на выработку полетных заданий сокращалось на порядки. Однако одновременно усложнилась задача, возложенная на Военно-топографическую службу и прежде всего ногинский ЦАФТО: в дополнение к детальным ЦКМ сплошного покрытия намеченных районов работ необходимо было теперь изготовить и ОЦКМ (также сплошного покрытия).

Технология создания ОЦКМ была оперативно разработана 29 НИИ ВТС. К набору информации (картографическим методом) было привлечено несколько топогеодезических отрядов. А перевод информации на машинные носители и формирование заданной структуры ОЦКМ на ЭВМ-1036 осуществлял ЦАФТО. Эту работу выполняли вновь сформированные подразделения ВЦ под руководством офицеров Каптилова В.Г., Алексеева И.В., Волгина А.К.

При создании ОЦКМ так же возникло много "подводных камней" и неожиданных вопросов. Но ученые и производственники решали их - успешно и оперативно.

Между тем, в Ногинске полным ходом шло возведение нового производственного корпуса. Здесь, впрочем, тоже имели место заминки - несмотря на то, что этот объект находился под личным контролем заместителя Министра обороны по строительству и расквартированию войск, а его заместитель генерал-лейтенант В.И. Иванков ежемесячно контролировал на месте ход работ и по результатам контроля принимал соответствующие меры. Эффективно взаимодействовали с военными строителями и заместитель начальника ВТУ генерал-лейтенант И.И. Максимов, и командир ЦАФТО полковник Г.Ф. Шаповалов.

Чтобы выиграть время, со строителями была достигнута договоренность сдавать помещения под монтаж технологического оборудования поэтажно, а в отдельных случаях - и по частям этажа (делившимся с этой целью на т.н. «холодную» и «теплую» зоны). Чтобы не загубить строительной пылью дорогостоящее прецизионное фотограмметрическое оборудование и электронно-вычислительную технику, коридоры разделяли влажной тканью, а перед каждой комнатой постоянно сменяли влажные коврики. В рабочие помещения, подготовленные к монтажу техники, в этот период можно было входить только со сменной обувью и в белом халате.

Пуско-наладочные работы велись практически круглосуточно, то есть обстановка была приближенной к боевой. Работы эти были организованы таким образом, что с завершением строительства производственного корпуса вся техника была уже установлена и смонтирована.

С завершением строительства в октябре 1982 г . был предъявлен на государственные испытания универсальный автоматизированный комплекс БЦКД в составе спарки из двух ЕС ЭВМ-1061, 47 СМ ЭВМ, 43 кодировщиков (комплексов АРМ-К), 26 фотограмметрических комплексов. Всей этой технике, сопряженной по замыслу проектировщиков, в интегрированный производственный комплекс, теперь предстояло заработать как единому организму.

Возглавить государственную комиссию по приемочным испытаниям было доверено мне. Моими заместителями были назначены доктор технических наук, профессор Е.И. Халугин - начальник управления 29 НИИ ВТС, доктор технических наук, профессор Г.Г. Маньшин - заместитель директора ИТК АН БССР, Г.Ф. Шаповалов - командир ЦАФТО. В состав комиссии входили около 40 специалистов и ученых. Со стороны разработчиков также участвовали в испытаниях до 40 человек. В небольшом городе разместить такое количество командировочных - это уже проблема. Ее успешно решал на протяжении испытаний И.П. Ладыка, начальник вычислительного центра ЦАФТО.

Испытания проходили трудно. Специалисты ЦАФТО, "набив мозоли" на опытном производстве, за короткий период выявили много недостатков в испытываемом комплексе. Эти недочеты касались, прежде всего, системных вопросов: одновременная передача информации с десятков СМ ЭВМ в центральный информационно-вычислительный комплекс (ИВК), одновременное решение нескольких задач в спарке из двух ЕС ЭВМ и т.п. Выявились ошибки и в формировании штатной структуры ЦКМ. И, по-прежнему, слабым местом оставался машинный контроль качества новой продукции.

Промежуточные заседания государственной комиссии проходили бурно, в трудных дискуссиях. Некоторые члены комиссии предлагали прекратить испытания, а комплекс - отправить на доработку. Но большинство членов комиссии склонялись к продолжению испытаний - тем более, что зачастую специалисты ЦАФТО не только выявляли недостатки, но и предлагали очень разумные пути их искоренения. Слаженная работа специалистов головного разработчика ИТК АН БССР, ЦКБ "Пеленг", 29 НИИ ВТС и ЦАФТО позволяла не накапливать замечания, а устранять их во время испытаний, что ускорило ввод в эксплуатацию комплекса БЦКД в целом.

Начальник Военно-топографического управления генерал-полковник Б.Е. Бызов постоянно держал на контроле ход испытаний. Как председатель комиссии, мне не менее двух раз в месяц нужно было докладывать ему о ходе испытаний - и о положительных результатах, и о возникших проблемах. Примечательно, что Борис Ефимович требовал не создавать тупиковых ситуаций, а искать эффективные пути преодоления «узких мест».

За многолетнюю службу мне неоднократно приходилось выступать в роли председателя государственных комиссий по испытаниям технических средств и технологий для ВТС, а также участвовать в комиссиях видов Вооруженных сил по испытаниям ракетных и других комплексов. Постепенно я пришел к глубокому убеждению: без компромиссов между разработчиком и заказчиком невозможно создать современные изделия. Ведь именно в ходе испытаний разработчик становится мудрее, у него появляются новые идеи. В результате можно получить на выходе изделие, которое по своим тактико-техническим характеристикам фактически превзойдет первоначальный замысел.

Конечно, закрывать глаза на недостатки, тем более, принимать «сырые» объекты ни в коем случае не следует. Но, безусловно, следует всесторонне оценивать складывающуюся во время испытаний обстановку, учитывать реальные возможности разработчиков и оказывать им в процессе испытаний действенную помощь в поисках оптимальных технических решений.

Государственные испытания комплекса БЦКД были завершены с положительными результатами во втором квартале 1983 года. После некоторых доработок комплекс БЦКД в конце 1983 года был передан в опытную эксплуатацию.

Отмечу, что в ходе ногинских испытаний руководство и специалисты ВТУ ГШ, 29 НИИ ВТС, ЦАФТО, ИТК АН БССР, ЦКБ "Пеленг" БелОМО, ЦКБ АН БССР получили неоценимый опыт организации и проведения подобных мероприятий. Ведь это были исключительно масштабные испытания, объектом которых выступал многомашинный технический комплекс, не имевший тогда аналогов не только в стране - в мире! Испытания позволили найти новые пути эффективного взаимодействия больших коллективов, решающих во взаимодействии самостоятельные задачи, неординарные, но при этом весьма действенные методы оперативного решения возникающих проблем.

Итог испытаний был успешным. В 1983 году впервые в нашей стране Военно-топографическая служба начала серийное производство ЦКМ на большие территории. Они изготавливались по заявкам ВВС, ВМФ и в соответствии с планом специальных работ ВТУ ГШ, утвержденным руководством Генерального штаба ВС СССР.

По долгу службы мне и далее постоянно приходилось взаимодействовать с командованием и начальниками подразделений ЦАФТО: один-два раза в день - по телефону, два раза в неделю - с выездом на место для оценки обстановки и решения текущих вопросов.

Это деловое взаимодействие, а, вернее сказать, сотрудничество, оставило самые теплые воспоминания, самые глубокие чувства. Четкость, организованность, деловитость, исполнительность, высокая ответственность и взаимная требовательность царили во всех подразделениях ЦАФТО. Выражаю искреннюю благодарность всем офицерам и служащим ЦАФТО, с которыми в эти годы довелось сотрудничать при выполнении столь важной задачи.

Особая моя благодарность - командиру ЦАФТО полковнику Г.Ф. Шаповалову, опытному и талантливому организатору, специалисту высшего класса, ответственному, обязательному и доброму человеку. Геннадий Федорович умел в критической ситуации найти особый подход к людям, снять напряжение и остроту момента. Люди уважали его за то, что он уважал их.

Я благодарен начальнику вычислительного центра полковнику И.П. Ладыке, вынесшему на своих плечах основную тяжесть организации принципиально нового производства. Любым вопросом по состоянию дел на том или ином участке Ивана Петровича невозможно было застать врасплох.

Все подразделения вычислительного центра работали слаженно, инициативно и квалифицированно, как хороший оркестр во главе со своим дирижером. Но Иван Петрович не только профессионально руководил вычислительным центром, но и... умело выращивал великолепные помидоры - весом, думается, не менее полкило каждый. Когда он впервые показал эти помидоры, мне показалось, что они не настоящие (будто из воска). Проба сняла все сомнения - помидоры оказались самыми настоящими и, к тому же, очень вкусными.

Важную роль в организации выполнения заданий ВТУ ГШ сыграл высокоорганизованный коллектив планового отдела ЦАФТО, возглавляемый в ту пору подполковником А.В. Казакевичем - нынешним командиром отряда, полковником, заслуженно удостоенным за ратный труд многих наград. Руководимый им отряд продолжает следовать лучшим своим традициям, преумножая их - несмотря на сложности современного этапа развития ЦАФТО.

Я искренне благодарен Александру Владимировичу за плодотворное сотрудничество, оперативное и квалифицированное решение стоящих задач. Я благодарен за совместную работу и его ближайшим коллегам - офицерам отряда И.С. Курневу, В.А. Раудику, А.И. Нарожному, Н.В. Фролову, Г.Б. Кресальному, О.Н. Коломейщуку, Н.С. Акименко, П.Д. Гурманову.

Мне хотелось бы выразить свою благодарность молодым офицерам той незабываемой эпохи - лейтенантам, старшим лейтенантам и капитанам, которые трудились самоотверженно, инициативно, с большой эффективностью. Многие из них впоследствии достигли значительных успехов в службе.

Воспитанники ногинского ЦАФТО, прошедшие горнило тех суровых испытаний, ныне достойно представляют Топографическую службу ВС РФ. Командирами частей стали «те самые лейтенанты»: Семененко А.Ю., Перепечаев Н.Ф., Галеев В.И. Трудятся в ВТУ ГШ Иванушкин А.Н. и Потапов С.Л., в свое время руководившие в ЦАФТО, соответственно, небольшими подразделениями по производству ЦКМ и его техническому обеспечению. Н.И. Конон, сделавший в свое время немало - как программист - для усовершенствования технологий отряда, ныне возглавляет 29 НИИ.

И, конечно, самых добрых слов заслуживает гражданский персонал отряда. В ногинском ЦАФТО трудится много замечательных женщин. Мой низкий поклон им за самоотверженный труд и верность профессии.

Кстати, когда я посещал ЦАФТО уже после ввода в эксплуатацию комплекса БЦКД, то обязательно заходил в подразделения, где изготавливали оригиналы служебной информации. Там работали молодые, красивые, задорные девочки. Они были всегда со вкусом и опрятно одеты, красиво причесаны и приятно улыбались. Я выходил из этих подразделений изрядно помолодевшим. Спасибо вам, девчонки!..

Труд коллектива отряда был по достоинству оценен руководством страны и ее Вооруженных сил. За успешное решение задачи по организации серийного производства ЦКМ для систем управления КР немало офицеров и служащих ЦАФТО были награждены орденами и медалями СССР. Авторскому коллективу разработчиков БЦКД в 1985 году была присуждена Государственная премия. А полковники Г.Ф. Шаповалов и И.П. Ладыка в составе авторского коллектива стали лауреатами Государственной премии СССР в области науки и техники.

Поздравляю всех офицеров и служащих ЦАФТО с 60-й годовщиной образования части. Желаю доброго здоровья, личного счастья, успехов и удач во всех ваших делах. Выражаю уверенность в том, что ЦАФТО по-прежнему будет занимать ведущие позиции в Топографической службе ВС РФ.

Конон Николай Иванович, генерал-майор, доктор технических наук, начальник 29 НИИ МО РФ.

С 24.04.1984 по 25.07.1991 - старший инженер отдела, начальник отделения отдела математического моделирования вычислительного центра ЦАФТО.

Коротенькие воспоминания об отряде

 

...Нас, в ту пору ходивших в младших офицерских званиях, редко спрашивали, где хочется служить. По прибытии в ногинский отряд для дальнейшего прохождения службы командование, по-видимому, учитывая опыт, обретенный мной в стенах 29 НИИ ВТС, направило меня туда, где, возможно, более всего в тот момент нужны были молодые и образованные кадры.

Так я попал в подразделение подполковника Бутымова Л.М., которое занималось сопровождением внедрения технологий в производство, в том числе и по созданию цифровых карт местности (ЦКМ). Едва познакомившись со мной, Леонид Михайлович Бутымов задачу сформулировал предельно кратко и ясно: «Иди в отделение капитана Птушкина и разбирайся».

В то время в отряде полным ходом шло внедрение автоматизированной технологии создания ЦКМ «КАСИПР». ЦКМ предназначались для картографического обеспечения навигации крылатых ракет (КР). Технологию фактически с «чистого» листа создавали - вместе со специалистами из Института технической кибернетики Академии наук БССР (ИТК АН) - сотрудники 29 НИИ ВТС и программисты отряда.

Обычно днем выполнялась отладка программ, а вечером и ночью - счет и формирование ЦКМ. А поутру командование отряда и его вычислительного центра проводило летучку, на которой разбирались возникшие ошибки и ставились новые задачи. И так - изо дня в день.

Мы, молодые офицеры и программисты, учились и друг у друга, и у программистов ИТК АН, которые буквально дневали и ночевали вместе с нами. Одновременно офицеры отделения, в которое я был назначен, привлекались и к цифрованию, в связи с чем (частенько в ночную смену) приходилось собственноручно обводить на планшете контура и горизонтали, прорисованные на пластике. Такая практика на комплексе АРМ-К позволяла изучать технологию изнутри и в дальнейшем совершенствовать ее, исходя из требований производства.

Все районы, на которые создавались ЦКМ, условно разделялись на блоки. Сдача очередного блока считалась важным событием и отмечалась подведением итогов (летом - на берегу реки Клязьмы, зимой - на квартире офицера-холостяка), в котором участвовали практически все, кто не стоял в наряде или в смене.

Несмотря на то, что в отделении я был «без году неделя», скидок на неопытность и незнание технологии не делалось. Мне поручено было вести один из самых сложных и ответственных участков - сопровождение операционной системы ОС ЕС. Подспорьем здесь были не только учебники, инструкции и тексты программ. Прежде всего, большую помощь в освоении операционной системы мне оказывали программисты ИТК АН - Сергей Соколов, Александр Юхневич и другие.

Уже вскоре это «наставничество» принесло свои плоды. Через 5-6 месяцев в производственном процессе появились созданные нами «автоматы» - программы, которые в автоматическом режиме запускали пакеты заданий на формирование ЦКМ и позволяли одному оператору параллельно обслуживать две-три ЕС ЭВМ.

Внедрение таких рационализаций позволило значительно увеличить производительность труда операторов. Спустя еще примерно полгода программисты части самостоятельно генерировали операционные системы ОС ЕС и СВМ ЕС, что обеспечило своевременный ввод в строй новых электронно-вычислительные машин без привлечения заводских программистов.

Очень большую работу проводило наше отделение по разработке и внедрению различных программ контроля правильности формирования ЦКМ. Занялись мы этими проблемами не от хорошей жизни - технология машинного контроля качества ЦКМ находилась в зачаточном состоянии, что пагубно отражалось на пригодности выпускаемой продукции.

Нередки были дни, когда сам начальник Военно-топографической службы генерал-полковник Бызов Б.Е. находился в машинном зале и заслушивал командование отряда по вопросам обеспечения высокого качества ЦКМ. После таких заслушиваний работа в отделе закипала еще быстрей. Этот настрой передавался и программистам ИТК АН, особенно в дни совместного посещения отряда начальником ВТС и директором ИТК АН БССР.

По существу, тогда впервые в Военно-топографической службе создавалась система контроля качества создания ЦКМ. «Квакушки» и «ценеэльки» - программы контроля абсолютных высот, контроля выхода объектов на рамку номенклатурного листа ЦКМ - были известны в то время практически каждому в вычислительном центре. Совместная дружная работа способствовала не только достижению требуемых результатов, но и здорово сплачивала наш коллектив, в котором офицеры и служащие взаимодействовали весьма эффективно - зачастую не как начальники и подчиненные, а как коллеги (в истинном смысле этого слова).

Именно в это время мы научились на основе внедренных технологий создавать собственные программно-технологические комплексы. Уже к середине 1985 года подполковник Бутымов Л.М. доложил руководству отряда, что наше отделение почти разработало свою собственную технологию создания ЦКМ на ЕС ЭВМ - более совершенную и эффективную. Доводка этой технологии потребовала немалых усилий, но в конечном итоге они оказались не напрасны. Впрочем, финал технологической эпопеи застал меня уже в другом отделении отдела, которое 4 декабря 1 985 года мне - в качестве новоиспеченного начальника - довелось принять от майора Добрякова Н.К.

Подытоживая описание этого периода службы, отмечу, что в ходе совместной работы сложилась хорошая кооперация между программистами-минчанами (из ИТК АН БССР), программистами отделения, а также производственными и обслуживающими подразделениями вычислительного центра отряда.

Новый этап службы в отряде оказался не менее сложным и интересным. Принять отделение, которое разрабатывало программно-технологический комплекс системы создания планово-высотной основы (СПВО) топографических карт, было для меня и легко, и тяжело.

Несколько смущало то, что со многими офицерами и служащими этого отделения я находился в дружеских отношениях, а теперь мне предстояло выполнять функции начальника, т.е. строить отношения с коллегами на несколько иной основе. С некоторыми из них, кстати, мы работали вместе аж с 1980 года - тогда я служил в 29 НИИ ВТС и курировал разработку и внедрение программного комплекса привязки одиночных снимков для планово-высотной подготовки применения высокоточного оружия. Но я и по сей день благодарен моему первому подчиненному коллективу, который с пониманием и теплотой встретил своего молодого начальника.

Знакомство с обстановкой в отделении позволило составить объективное представление о состоянии дел. Несмотря на приближающиеся государственные испытания программно-технологического комплекса СПВО, анализ состояния разработки выявил серьезные недостатки. Почти сразу стали понятны и причины отставания работ отделения от графика. Основной из них была слабая увязка разрабатываемых отдельными исполнителями модулей между собой в единую систему, как по данным, так и по управлению ими.

Несмотря на качественную отладку каждого отдельного модуля, отладка системы в целом, за исключением СУБД «ИНЕС», которая была закуплена, застопорилась. И никто не мог с уверенностью указать на причину этого.

На активе отделения было решено повторить этапы системного анализа и технического проектирования, заново составив общую схему функционирования системы. Составление общей схемы взаимодействия модулей по разработанным уже алгоритмам позволило выяснить, что существуют определения данных, которые в обработке вообще не использовались. С другой стороны, для используемых в программах данных в ряде случаев не были определены источники, из которых они должны поступать.

Проделанная работа обеспечила оптимизацию по данным и управлению между модулями, позволив скорректировать базу данных. Результаты анализа были доложены руководителю разработки - сотруднику 29 НИИ ВТС Погорелову В.В. Сразу после этого, получив от института «добро», отделение начало устранять выявленные недостатки. Так на свет появилась мало-мальски работающая СПВО.

Психологически трудным процессом для отделения явился переход на интерактивные методы разработки программ. Но «борьба» молодого начальника с перфокартами, порой доводившая до слез женскую половину отделения, дала свои результаты. В отделении были установлены дисплеи, сидя за которыми, пусть и не находясь в машинном зале, исполнители могли автономно разрабатывать программы. Этот переход позволил резко поднять производительность труда отделения и обеспечить гораздо более быструю отладку программного обеспечения.

В итоге первый этап разработки одномаршрутной фототриангуляции был завершен - пусть с опозданием, но с качеством, позволяющем выполнять работы в производственных отделах. А на очереди уже стояла задача разработки многомаршрутной фототриангуляции, которая в таком масштабе решалась впервые.

В это время в отделение прибыли выпускники военных училищ и МИИГАиКа. Молодежь толковая, энергичная и самолюбивая, но неопытная и с недостаточной математической подготовкой. Для быстрого ввода пополнения в строй в отделении были организованы курсы с привлечением ведущих сотрудников 29 НИИ ВТС, ведущих специалистов отделения. «Преподавал» уроки новичкам и я, поскольку к этому времени уже закончил факультет прикладной математики при Московском институте электронного машиностроения и получил диплом инженера-математика.

Результатом интенсивного процесса обучения на рабочем месте стала надлежащая готовность молодых специалистов к решению сложных задач по разработке программного обеспечения. Теснейшее взаимодействие с учеными 29 НИИ ВТС, энтузиазм и профессиональное самолюбие молодых специалистов отделения, помноженные на опыт его ветеранов, позволили успешно преодолеть непростые проблемы в процессе разработки системы создания планово-высотной основы второй очереди (СПВО- II ).

А вскоре мне предложили возглавить другое отделение отдела, приняв его от майора Барыкина В.А. Я без колебаний согласился: ведь отделение занималось исключительно интересным делом - разработкой программного обеспечения на малых ЭВМ.

Отдел к описываемому моменту возглавил подполковник Петрик А.Ф. - опытный и энергичный руководитель. Программирование на малых ЭВМ, конечно, имело свои особенности. Однако подходы, которыми руководствовались исполнители моего прежнего отделения, здесь учитывались слабо.

Впрочем, уже через полгода и на малых машинах применялись современные методы программирования. А первоначально прохладное отношение моих новых коллег к нововведениям вскоре сменилось доброжелательностью.

... А в воздухе между тем вовсю витал дух перестройки. Нам хотелось по-другому разрабатывать АСУ отряда, браться за цифровую фотограмметрию и картографию, многие другие вопросы, о чем я и заявил с трибуны партийной конференции части. Чувствовалась поддержка политического отдела в лице его начальника полковника Искоростинского А.И.

Необходимо было, как казалось, перестраивать и систему социалистического соревнования в отряде, внести в нее дух искренней состязательности. Свои мысли я изложил начальнику отдела подполковнику Барыкину В.А. И эту перестройку социалистического соревнования попытался проводить в своем отделении.

В результате, однако, за реорганизацию социалистического соревнования я получил... строгий выговор. По этому вопросу меня вызвал командир отряда полковник Казакевич А.В. В беседе с ним я высказал просьбу о своем возвращении в 29 НИИ ВТС. В середине 1991 года состоялся приказ о моем переводе в институт, куда я и убыл. Что из этого получилось, вы знаете.

В заключение хотел бы выразить благодарность руководству отряда, отдела, всем своим бывшим коллегам за совместную службу в Ногинске. Всех, к сожалению, перечислить не удастся. Но имена и облики этих людей, достойно и честно исполнявших свой долг, сохранятся и в моей памяти, и в отрядной летописи, и на фотографиях того времени, которые я бережно храню.

 

 

Кошняков Николай Алексеевич, лауреат Государственной премии СССР, с 1981 по 1987 гг. - заместитель начальника Военно-топографического управления, генерал-майор. С 1 7. 08.1964 по 26.11.1968 - старший инженер ЦАФТО.

Благодарю ногинчан за науку

 

Заканчивая в 1964 году геодезический факультет Военно-инженерной академии им. В.В. Куйбышева, я представлял на защиту диплом об определении элементов ориентирования космических снимков по фотографиям звездного неба. Несмотря на сверхзакрытость диплома, ни я, ни мой руководитель - начальник кафедры полковник Лобанов А.А. - с реальными разработками, которые к тому времени опережали предложения диплома, к сожалению, знакомы не были. Впрочем, наведавшись в 29 НИИ ВТС, мне удалось просмотреть имеющиеся там космические фотоснимки, а также результаты их исследования. Это позволило мне существенно расширить знания и сделать правильные выводы в дипломе.

Незадолго до защиты диплома я накоротке побеседовал с командиром ногинского отряда полковником Никитиным Д.И., который при прощании сказал примерно следующее: «Ты мне подходишь. И хотя кончаешь академию с отличием, от других предложений советую воздержаться». Так после выпуска из академии я стал старшим инженером редакционного отделения первой части ногинского отряда.

Отряд этот, как оказалось, уже активно работал с космическими фотоснимками. Мне было поручено заниматься инструкциями, пособиями, руководствами по их использованию в качестве исходных материалов для создания топографических карт. Эти руководящие документы были тогда недостаточно конкретны для использования непосредственно в производстве.

Начальник отделения майор Иванов А.П., начальник части подполковник Малыгин К.И., технологи отряда подполковники Соколов Н.И. и Любомирский С.С. были опытными и грамотными специалистами, от которых я получал немало практических советов и рекомендаций, но на наиболее тонкие вопросы приходилось искать ответы за пределами отряда - в Центральной геодезической части, Редакционно-издательском отделе и 29 НИИ ВТС. Поездки в эти организации для меня были исключительно полезны, поскольку позволяли совершенствовать специальную подготовку, что, в свою очередь, способствовало более эффективному выполнению мной служебных обязанностей.

Однажды командир отряда поставил нашей части задачу по полученным описаниям отдешифрировать и определить координаты нескольких десятков объектов. Для работы была сформирована небольшая группа из специалистов экстра-класса. Контроль выполнялся в «три руки». По моему докладу о завершении работы командир лично написал донесение заказчику, а нас поощрил.

Через полтора года я был назначен старшим редактором первой части отряда. Подполковник Малыгин К.И. доверительно вводил меня в курс дела, учил самостоятельности и ответственности при анализе исходных материалов для проектов планов работ и подготовке предложений для штаба отряда ВТУ. Так, по указанию заместителя начальника ВТУ полковника Афанасьева Б.Г. в части были подготовлены несколько образцов грубого расхождения в плане и по высоте используемой карты и фотоснимка. Образцы в дальнейшем использовались при обосновании и разработке космического топографического комплекса.

В 1967 году главный плановик отряда подполковник Заволокин Н.И. поручил начальнику части подготовить необходимые материалы для ВТУ ГШ о нецелесообразности резкого увеличения отряду количества составляемых планов городов. Выполнив это поручение, я подробно доложил в плановом отделе ВТУ нашему направленцу полковнику Виноградову М.Г. и начальнику отдела полковнику Ильину-Тихомирову Ф.Г. о состоянии и перспективах получения качественных исходных материалов, об обязательной (ожидаемой) разбалансированности работ в подразделениях отряда и о невозможности кардинального увеличения количества чистых составителей.

Затем мы оказались в кабинете у начальника ВТУ ГШ генерал-лейтенанта Кудрявцева М.К., который попросил, как он выразился, «просветить его», сколько (в среднем) надо залетов по разным районам, и почему наши техники так узко обучены. В итоге он сказал: «Майор, кажется, убедительно говорил». После этого план отряду был уточнен и стал приемлемым.

В 1968 году, исполняя обязанности начальника части, я был вызван в топографический отдел штаба Московского военного округа. Мне предложили перейти на службу в топографический отдел. Согласия я тогда не дал, а командир отряда полковник Манкевич Д.А., узнав, в чем дело, на словах пообещал уже вскоре назначить меня на другую, более высокую должность, нежели ту, что предлагали в топоотделе. Однако продвижение это так и не состоялось. Но после повторной (строго партийной) беседы в топоотделе я в конце того же года оказался на службе в штабе округа, а через пять лет после этого - в ВТУ ГШ.

Я благодарен коллегам по ногинскому отряду за науку и доброе отношение. Я помню советы и поддержку служащих Анисовца П.К., Лебедева С.А., Боровского А.Ф., Лукьяновой В.Ф., Александровой Н.А., Молодых Э.Е., Зинченко Т.М., Маркиной А.Г. За время службы в отряде я, по сути, получил второе высшее образование. Приобретенные в Ногинске знания, умения, служебный опыт мне очень пригодились на протяжении последующих 35 лет службы и работы в Военно-топографической службе.

 

 

Минеев Николай Николаевич, Лауреат Государственной премии СССР, службу начал топографом 2-го разряда в Ногинске в 1939 году, завершил - заместителем начальника ВТУ ГШ ВС СССР в 1976 году. Полковник в отставке.

Дела давно минувших дней

 

4 сентября 1939 года я окончил ЛВТУ с присвоением звания «лейтенант» и был назначен топографом 2-го разряда в 25-й топографический отряд Московского военного округа (МВО). Отряд дислоцировался в г. Ногинске. В этот же отряд были назначены лейтенанты Ершов и Неелов.

По пути следования к месту службы нас принял начальник топографического отдела штаба МВО полковник А.А. Смирнов. Он коротко рассказал нам о работе, жизни и быте военных топографов. Более серьезного и образного рассказа по этой теме мне никогда больше не приходилось слышать.

Мы прибыли в отряд. Вскоре нам было приказано направиться в район полевых работ отряда к г. Себеж, расположенный на границе СССР с Латвией. Вдоль этой границы наш отряд выполнял топографическую съемку карты масштаба 1:10 000. Она требовалась для обеспечения создаваемого здесь укрепленного района.

В оставшийся до окончания полевых работ срок мне поручили выполнить съемку на площади в один квадратный километр для планшета лейтенанта Пискарева, поэтому жить мне с командой солдат пришлось на его базе.

Вспоминаю в этой связи такой казус. Мой участок съемки находился в полутора километрах от деревни, где мы жили. Вокруг нее рос сплошной лес. Обед приносил непосредственно в поле повар - красноармеец Вихорев.

Однажды, направляясь к нам с обедом, Вихорев встретил лейтенанта Пискарева и спросил, где мы находимся. Тот, видимо, пошутив, послал его в другую сторону. Вихорев послушно двинулся в заданном направлении, все более удаляясь от нас. Обеденное время меж тем миновало. Не дождавшись обеда, мы свернули работу и вернулись на базу. Но и на базе повара не оказалось.

Вскоре прибыл на базу и Пискарев, который рассказал о своей шутке. Тем временем приближалась ночь. Взяв в деревне четыре лошади, я с Пискаревым и двумя солдатами поехал на поиски Вихорева. В кромешной темноте, верхом на лошадях, мы пробирались по лесным тропам, больше всего опасаясь, как бы Вихорев случайно не перешел государственную границу.

Часа через два поисков я увидел какие-то проблески, двигавшиеся нам навстречу. Это оказался Вихорев с обедом в отсвечивающих медных котелках. Радости нашей не было предела.

... В конце сентября в район полевых работ прибыло большое количество войск Красной Армии. Настроение у воинов было приподнятое. Вечерами они собирались в сельском клубе, устраивали концерты самодеятельности, пели популярную песню «Катюша».

Как потом стало известно, готовилось вступление наших войск в Латвию. Учитывая обстановку, командование отряда решило всех топографов собрать со своих участков в штаб отряда, развернутого в г. Себеж. Там мы пробыли около недели. Но задание-то все равно надо было выполнять, и поэтому нас начали отправлять обратно на участки работ.

Перед выездом я соединил два планшета (свой и Пискарева) вместе и поставил к стенке кабины автомобиля. Вместе с нами ехал попутчик - лейтенант Иванов, который сел в кабину автомобиля. По прибытии на базу мы развернули планшеты и увидели, что карандашный рисунок на планшете Пискарева во многих местах затерся от соприкосновения со стенкой кабины.

Мы вдвоем стали восстанавливать чертеж. В это время к нам прибыли командир отряда майор Н.Н. Любимцев и начальник отделения майор Х.С. Резников. Увидев испорченный планшет, командир отряда впал в панику и, вышагивая по комнате, все повторял: «Трибунал, трибунал...».

Кого отдаст под трибунал, он не говорил, но я, стоя навытяжку, думал, что моя служба на этом, пожалуй, закончилась. Уезжая, отцы-командиры сказали, что завтра приедут принимать работу в поле. Мы всю ночь трудились над планшетом. Утром приехал начальник штаба отряда майор Н.И. Данилович. Весь день он принимал работу в поле и в итоге поставил нам оценку «отлично». Таким образом, от трибунала мы были избавлены.

В конце октября отряд вернулся в г. Ногинск. А в ноябре почти все топографы отряда были срочно отправлены в Польшу для съемки разделительной линии между войсками Красной Армии и войсками германского Вермахта. Из этой командировки мы в начале января 1940 года, наконец, вернулись на зимние квартиры. Тут нужно сказать, что еще в 1938 году для отряда в центре Ногинска было построено 4-этажное здание. Одна часть его была предназначена для штаба, служб и отделений, а другая - для квартир семей командиров. В квартирах были и 6-метровые комнаты без окон, предназначенные, видимо, для кладовок. В этих комнатках и поселили нас, холостых лейтенантов.

Вскоре в отряд поступило задание Генштаба РККА, в соответствии с которым нам предстояло создать топографическую карту масштаба 1:50 000 на район Карпат (вдоль границы СССР с Венгрией). Граница проходила по водоразделу Карпатских гор, где имелись вершины высотой 1700- 2100 м . На все высокогорье планировалось провести фототеодолитную съемку. В нашем отряде, который, кстати, до 1938 года именовался 81-м фототеодолитным, для этих целей имелись немецкие фототеодолитные комплекты, изготовленные на заводе «Карл Цейсс».

Для выполнения задания по фототеодолитной съемке было выделено топографическое отделение майора Х.С. Резникова. В его составе входил и мой расчет. Сразу после прибытия на зимние квартиры началась учеба по изучению комплекта инструментов, в который входило пять видов приборов. Одновременно нами изучались технологии съемки и методики геодезической привязки точек съемки.

Эта учеба продолжалась до конца апреля. В апреле в отряд прибыли солдаты-переменники - призванные на 3 месяца 30-40-летние мужики.

3 мая отряд эшелоном убыл в район полевых работ. Штаб отряда разместился в г. Коломыя. Базой отделения стал г. Делятин. Здесь мы в течение недели тренировались в производстве фототеодолитной съемки.

Уже первые восхождения на высоты до 600 м обессиливали нас до крайности, а ведь предстояли подъемы на горы высотой до 2 000 м ! Задание отделению было определено следующее: произвести съемку по фронту вдоль государственной границы на расстоянии 250- 300 км и в глубину - на 30- 40 км .

Через неделю нас развезли на отведенные участки, размер которых составлял примерно 30 на 30 км . За лето мой расчет отработал три таких участка с населенными пунктами Рафаилово, Лавочное, Славско и Тухля. На них были горные вершины Братковска, Гропа и Дурниа высотой 1 500- 1 800 м . Для съемки местности с одной станции осуществлялись ежедневные выходы с базы на расстояние до 20 км . Для съемки с границы мы отправлялись на 7-8 дней, прихватывая с собой питание в виде горного пайка.

Съемка местности проводилась со станции, на которой выбирался базис длиной примерно 700 м (длина его зависела от глубины съемки). Затем - способом обратной засечки - определялись координаты одного из концов базиса. Измерялась и длина базиса.

Фотографирование местности производилось с двух концов базиса фотокамерой, тремя скосами. Сектор съемки составлял 120-150°, экспозиция - 30 секунд. Съемка производилась так, чтобы не было теней от облаков на местности. Это требовало немалого времени: на завершение работы на одной станции уходило до 5-7 часов.

В июне мы вышли на съемку непосредственно с границы. Но появилась сплошная облачность с дождем, и нам в ожидании хорошей погоды пришлось 15 дней жить в брынзарне.

В верховьях гор, вдоль впадин, до конца июня лежал уплотненный снег, и мы, устав после работы, нередко при спуске с гор садились на этот наст, скатываясь на корточках вниз, как на коньках.

Когда мы работали на границе, к нам нередко подходили венгерские пограничники, четко отдавая честь оружием. К нам они относились очень дружелюбно. На поясах у них висели сетки с батонами белого хлеба.

От пограничников шел запах ароматного табака. Это раздражало моих курящих солдат. Им хотелось курить, но это было запрещено.

Дополнительные трудности в работе создавала замена солдат-переменников. Как раз в конце июня прибыла новая партия солдат, которых нужно было обучать полевой работе с самого сначала.

В период полевых работу нас сохранялись тесные, дружеские отношения и с нашими пограничниками. Нередко они оказывали нам существенную помощь.

Повседневная же наша жизнь проходила среди гуцул. Жили они тогда очень бедно: пахотной земли не имели, на семью была одна корова.

Гуцулы-лесорубы (с которыми мы нет-нет, да и встречались в лесу) обращались ко мне с вопросами вроде: «Пан лейтенант, почему нам не выплачивают зарплату?». Что я им мог ответить? От них требовали сдавать сельхозналог, а у них не было такой возможности.

Как-то в ближайшее к нам село обещали прислать фургон - продуктовую лавку. Она пришла, но вместо продуктов в ней оказались зубной порошок, одеколон и т.п.

В конце сентября я выполнил задание по фототеодолитной съемке местности. За все лето ко мне не приехал ни один начальник. Из-за постоянного хождения по горам в течение пяти месяцев я имел довольно подтянутый вид. Мой вес, наверное, не превышал 60 кг (при росте 176 см ).

Так завершилась первая в истории Военно-топографической службы фототеодолитная съемка местности в картографических целях. Вторая (и последняя) подобная съемка была выполнена группой офицеров под руководством майора Рапасова на Памире, вскоре после окончания Великой Отечественной войны. За эту работу часть офицеров группы была удостоена Сталинской премии.

А за нашу работу из топографов отряда был отмечен лишь я (получил в ноябре 1940 года от наркома обороны СССР знак «Отличник РККА»). В декабре того же года меня, кроме того, премировали путевкой на пять дней в санаторий «Архангельское», где я впервые увидел ванну с горячей водой и кафель на стенах.

Камеральная обработка материалов фототеодолитной съемки была возложена на научно-исследовательский институт (НИИ) ВТС. Для участия в этой работе из 25-го топографического отряда были прикомандированы к НИИ четыре лейтенанта: Новогран, Мотора, Тришкин и я. Работали мы в лаборатории упомянутого выше Рапасова под руководством капитана Ревкевича.

Обрабатывались снимки на двух стереоавтографах «Карл Цейсс». Операторами на приборах были девушки, сотрудницы института, а мы, лейтенанты, выступали в качестве ассистентов при планшетах, на которые наносилась карта местности. Нередко, когда из-за плохой видимости операторшу «заносило не туда» и она очередной горизонталью перечеркивала другие. Тогда мы приостанавливали съемку.

Работа по созданию новой карты шла в три смены. В результате обработки снимков, покрывающих планшет карты масштаба 1:50 000, рельеф местности был изображен примерно на 90% площади, а контурная часть - в пределах 50%. Таким образом, на всех трапециях предстояло производить полевое обследование карты и заполнять «мертвые пространства». Создание карты по материалам фототеодолитной съемки была завершена в апреле 1941 года.

Между тем, в нашей «институтской» жизни также случались казусы. Когда мы представлялись по прибытии начальнику НИИ майору П.С. Паше, все прошло хорошо и гладко. Когда же наступил вечер, мы вдруг опомнились, что ночевать нам негде. Ехать в Ногинск было далеко, да и поздно. Пришлось ночевать на Курском вокзале.

По молодости и неопытности мы не могли устроить наше проживание еще несколько дней и в течение этого времени ночевали в вестибюле гостиницы ЦДСА, сидя в креслах. Наконец, мы обратились по этому вопросу к майору Паше. Оказалось, что для нас была приготовлена комната в институтском доме на станции Удельная, что по Рязанской железной дороге.

Вечером мы сели в электричку, добрались до Удельной и отыскали нужный дом. Его жители дали нам ключ от комнаты, но при этом сказали, что жить в ней нельзя.

Вход в отведенное нам жилище вел с улицы. Мы открыли входную дверь и сразу оказались в комнате. Там стояли четыре кровати и ведро. Температура в комнате была не выше нуля, отопление не работало. Не раздеваясь, мы легли спать.

В НИИ мы сразу же зашли к майору Паше и доложили обстановку. Паша спросил, есть ли в комнате ведро, а затем пригласил в кабинет своего заместителя по хозяйству и велел поставить в нашей комнате... комнатные цветочки. Тот ответил, что цветы замерзнут, на что Паша ответил - надо сделать так, чтобы цветы выжили. Нас удивил оптимизм и юмор начальника, но вышли мы из его кабинета, по сути, ничего не добившись.

Переночевав очередную ночь на вокзале, утром мы вновь зашли к Паше, но уже с ультиматумом. Он вызвал своего комиссара полковника Тарасова и попросил его устроить наш быт. Вечером того же дня мы оказались в гостинице «Чапаевская» (около нынешней станции метро «Сокол»), где нас поселили в номер (на всю зиму).

На полевой период 1941 года 25-й топографический отряд получил задание продолжать топографическую съемку Карпат и полевое обследование карт, созданных по материалам фототеодолитной съемки. Отряд выехал в район полевых работ в начале мая.

Штаб отряда, как и в 1940 году, расположился в г. Коломыя. Нашему отделению поручили выполнить полевое обследование карт. Мне, в частности, было дано задание по обследованию карт в районе юго-западнее города Сколе, на участке, примыкающем к советско-венгерской границе. Я организовал базу для себя и шести красноармейцев в доме лесника в деревне, расположенной вдоль горной речки, примерно в 8 км от госграницы.

В деревне проживали гуцулы и евреи. Погранзастава находилась от нас примерно в 6 км , ближе к границе. После представления начальнику заставы младшему лейтенанту Рабовскому я начал выполнять задание.

Дорисовывал рельеф, наносил на карту отсутствующие контура и объекты местности. Часто выходил для работы на границу, чтобы дорисовать рельеф вершин гор. Там нередко встречался с венгерскими пограничниками.

В тот период над нашей пограничной территорией уже свободно летали немецкие самолеты. При выполнении этого задания, непосредственно на границе СССР с Венгрией, и застала меня Великая Отечественная война...

 

 

Перепечаев Николай Федорович, с 2000 года начальник Центральной геодезической части, г. Москва. Стаж службы в Ногинске 18 лет. Прошёл должности от инженера отдела до заместителя начальника вычислительного центра ЦАФТО.

В едином строю

 

После окончания ЛВВТКУ имени генерала-армии А.И. Антонова в июле 1982 года я прибыл для дальнейшего прохождения службы в войсковую часть 43651. После раскаленных столичных улиц и душной электрички Ногинск встретил загородной прохладой, толчеей привокзальной площади и летним равнодушием. Найти расположение отряда оказалось непросто, так как о «большой топографической части» на улице 9 Января никто из опрошенных мной ногинчан ничего не знал (а именно этот адрес был указан в моем предписании).

В конечном счете, выяснилось, что часть располагается на улице Советской. Представившись командиру части и его заместителям, мы (а в том году в часть прибыло пополнение офицеров-выпускников в количестве четырех топографов) были распределены по подразделениям. Троих из нас направили в вычислительный центр, одного - в составление.

Мне посчастливилось попасть в 8 отдел, который осуществлял подготовку оригиналов служебной информации для создания цифровых карт местности (ЦКМ). Отдел возглавлял подполковник Каптилов Владимир Григорьевич - отличный специалист, опытный руководитель и заботливый наставник. Органично дополнял его заместитель начальника отдела Ягубов Валерий Абдулханович. Во многом благодаря этому тандему в подразделении сформировалась деловая, творческая атмосфера, где взаимоуважение и субординация дополняли друг друга.

Основу офицерского коллектива отдела составляли выпускники ЛВВТКУ 1980-81 гг. Мухудинов А.И., Чиков Н.Н., Никольский В.В., Терский А.С., Ильин И.Н. А наиболее опытные офицеры - начальники отделений майор Барауля Александр Владимирович и капитан Жданов Виктор Иванович - представляли авангард ТС ВС в освоении новых технологий и организации производства ЦКМ.

На рубеже 1970-80-х годов войсковая часть 43651 из рядового отряда топографической службы становилась ее флагманом. Благодаря предвидению (или обоснованному расчету), подкрепленному доброй волей командира части полковника Шаповалова Геннадия Федоровича и под общим руководством начальника ТС ВС генерал-полковника Бызова Бориса Ефимовича производственный потенциал части начал кардинально перестраиваться - в техническом, технологическом и организационном отношении. После ввода в эксплуатацию нового корпуса, модернизации уже имевшихся помещений существенно увеличились производственные площади части. Одновременно началось ее переоснащение принципиально новыми техническими средствами - в производство внедрялись программно-технологические комплексы на базе вычислительной техники.

Цель перед частью была поставлена исключительно сложная - организация в кратчайшие сроки массового производства нового вида специальных карт - цифровых карт местности (ЦКМ). И уже в конце 1982 года первая партия новой продукции была передана потребителю для проведения летно-конструкторских испытаний современной авиационно-ракетной техники.

К сожалению, в этой продукции были обнаружены ошибки. С целью оперативной проверки всего объема переданной цифровой картографической информации (ЦКИ) были в сжатые сроки усовершенствованы программно-технические средства ее контроля.

Проверка ЦКИ выполнялась силами группы из 10-12 тщательно подготовленных в специальном отношении офицеров. Работы велись практически круглосуточно, с большим напряжением сил. Все понимали важность поставленной задачи. Сам факт того, что решение о порядке корректировки чуть ли не каждой ошибки принималось лично командиром части, говорит о многом.

Вскоре подлежащая проверке ЦКИ была отредактирована и вновь передана потребителю. На этот раз испытания прошли успешно, за что большая группа офицеров и служащих части в начале 1984 года была награждена правительственными наградами.

Напряженный ритм службы и выполнения специальных работ сохранялся в части и в дальнейшем. Приходилось задерживаться после окончания рабочего времени, выходить во внеурочное время - плановое задание непременно должно было быть выполненным в срок. Дополнительные сложности были обусловлены непрекращающимся процессом совершенствования технологии специальных работ.

Вот в таких непростых условиях проходило мое воинское и профессиональное становление. Но с самых первых дней службы в отряде я чувствовал поддержку своих коллег - и офицеров, и служащих. С особой теплотой хочется вспомнить пионеров нового производства: Червякову В.П., Глухову Г.А, Литвинову Р.Ф., Тисову Т.Н., Кошелеву Т.А., Скробову Л.П., Пронкину В.И., Кошурникова Н.И.

Информативность ЦИМ между тем постоянно увеличивалась, а ее качество постепенно улучшалось, что отвечало возрастающим потребностям штабов и войск. Позитивные перемены стали возможными благодаря совершенствованию системы контроля качества продукции, оптимизации технологий создания ЦКМ, разработке и внедрению более эффективного программного обеспечения. Можно сказать, что производство в Ногинске шло рука об руку с наукой и именно это во многом предопределило успех в развернутой тогда работе.

У руля управления новым производством в описываемую пору стояли начальник вычислительного центра полковник Ладыка Иван Петрович и его заместитель подполковник Нарожный Альберт Иванович. Этим замечательным руководителям и специалистам было присуще умение безошибочно выделять главное в работе, своевременно сосредоточивать на этом направлении усилия коллектива ВЦ и добиваться успеха.

В ВЦ детально анализировались и апробировались новейшие технологии, специальное программное обеспечение (СПО) и передовые технические средства. После соответствующих испытаний все это становилось неотъемлемым компонентом массового производства ЦКМ.

Запомнился случай, когда с целью проверки работы СПО начальник ВЦ поручил мне организовать создание «макета» всего объектового состава, предусмотренного технологией «КАСИПР». К этой сложной и ответственной работе были привлечены лучшие специалисты ВЦ - Демина О. и Мерзлякова О. В ходе выполнения задания была детально изучена работа СПО, соответствие технической документации программному обеспечению. Были выявлены и затем успешно устранены все присутствовавшие в технологии неточности и несоответствия. Полученный «макет» в дальнейшем сыграл огромную роль в проверке и отладке технологических маршрутов, СПО создания ЦИМ, а также в их совершенствовании и развитии силами части, Института технической кибернетики Академии Наук Белорусской ССР и 29 НИИ ТС ВС.

В марте 1987 года мне была предложена должность начальника 1 отделения 12 отдела (в то время - эксплутационное отделение ЭВМ ЕС 1060). Отдел возглавлял подполковник Фролов Н.В. - авторитетный офицер, Профессионал с большой буквы, человек широкой русской души, требовательный, но вмести с тем заботливый и чуткий начальник. Под стать начальнику был и коллектив 12 отдела - дружный, сплоченный и высокопрофессиональный. Костяк офицерского состава отдела составляли тогда капитаны Семененко А.Ю., Задубин А.С., Иванов А.А., Чамин С.В.

Задача передо мной вновь стояла непростая. Для начала предстояло в условиях жесткого дефицита машинного времени установить четкое и слаженное взаимодействие между моим новым отделением и смежными подразделениями ВЦ - подразделениями создания ЦКМ на комплексах АРМ-К и подразделением технического обслуживания ЭВМ, и на этой основе добиться своевременного и полного выполнения плана сдачи продукции.

Эта задача была успешно решена - благодаря самоотверженному труду коллектива отделения и подразделениям технического обслуживания ЭВМ, возглавляемых майорами Рыбаковым И.Г. и Агапкиным А.М. В принятом мной под начало отделении сложился крепкий коллектив, подход к которому мне, как начальнику, еще предстояло найти. Отделение подразделялось на две части: группа диспетчеров и группа операторов. Диспетчеры формировали задание на выполнение процедур по созданию и редактированию наборов данных ЦИМ, а операторы обеспечивали выполнение этого задания непосредственно на ЭВМ.

Костяк диспетчерского состава отделения составляли служащие, имеющие опыт работы и глубокие знания не только по своей, но и по смежным специальностям, а также хорошую производственную школу: Гольцова Л.А. (системный программист), Русакова Л.В., Абакумова Т.П., Будакова Т.А., Мурсякаева В.В., Новгородова В.В. Не отставали, а чаще работали с ними на равных Гришина Л.В., Давыденко И.А., Портнягина С.Н., Бессмертных И.В., Пелевина Н.В., Ежова Л.В., Демидова О.В. Но, несомненно, без взаимопонимания со старшими смен операторов Дворяниновой О.В., Ивановой Е.Н., Давыденко Л.А. и Шмелевой И.А., являвшихся на тот момент лучшими специалистами своей профессии и умелыми организаторами работы смены операторов, о нормальной работе в отделении не могло быть и речи.

Оплата труда служащих отделения была повременной, что не ставило количество и качество труда в прямую зависимость с материальным вознаграждением за него. Ведь проконтролировать эффективность работы каждого, не заинтересовав служащего в конечном результате, практически невозможно.

На первых порах добиться заметного наращивания объемов выполняемой работы не удавалось. Тогда было решено постепенно перейти к бригадной форме организации труда. В течение 3-4 месяцев было выполнено нормирование работ и утверждены нормы выработки, разработана система стимулирующих критериев оценки качества и количества труда, разработан весь комплект бригадной документации.

На общем собрании отделения был предложен переход на бригадную форму организации труда. И хотя предварительно служащие были проинформированы обо всем этом, идея перехода была поддержана в отделении не сразу и не всеми - так, диспетчерский коллектив решил работать по-старому.

Настороженность была и у операторов, но, тем не менее, работа на новых условиях организации труда началась. Итоги первого месяца оказались положительными - производительность труда за этот небольшой период увеличилась на 70-80% при отличном и хорошем качестве работ, практически также возросла и заработная плата служащих - членов бригады. А начиная со второго месяца, сама собой исчезла и проблема невыполненного или некачественно выполненного сменного задания.

Через два месяца в состав бригады влились и наши диспетчеры. В результате нововведений оперативность и эффективность управления технологическим процессом значительно возросла, а методы контроля за выполнением сменного задания существенно упростились. Теперь уже никого не надо было ни заставлять, ни упрашивать - все решал «рубль». Неоценимую помощь в организации производственного процесса в отделении оказывал старший инженер отдела старший лейтенант Малюков В.А. Во всех начинаниях он был моей поддержкой и опорой.

Но коллектив отделения - это не только группа людей, связанных между собой в течение рабочего времени общими профессиональными обязанностями, это еще и тесные человеческие отношения, и, конечно, совместный досуг. Как правило, общегосударственные праздники и наиболее значительные события в жизни каждого сотрудника отмечались всем отделением. Незабываемые новогодние вечера, выходы на природу, поздравления с днем рождения, походы, экскурсии, победы на спартакиадах и турслетах части - все это еще более сплачивало коллектив отделения, позволяло офицерам и служащим лучше узнать друг друга и, следовательно, больше доверять во время выполнения производственного задания, когда дружеская поддержка, чувство локтя и взаимовыручка ценились нами наравне с профессионализмом и опытом.

Вскоре, однако, в стране, уже охваченной Перестройкой, начали происходить перемены - и, увы, не всегда к лучшему. Постепенно с прилавков исчезали товары первой необходимости, от товарно-денежных отношений эпохи «развитого социализма» мы практически перешли на карточную систему. В обществе нарастало напряжение.

Это не могло не сказаться на морально-психологическом состоянии Вооруженных сил, отряда, частицей которого являлось и наше отделение. Но, несмотря ни на что, в отделении сохранялась деловая и взаимоуважительная обстановка. Люди не обозлились, а терпеливо переносили трудности.

В 1989 году на должность командира части был назначен полковник Казакевич Александр Владимирович. Ему довелось возглавить часть в исключительно непростое время. Но благодаря выдающимся организаторским способностям командира, его прозорливости, выдержке, чуткости в отношении к офицерам и служащим, часть продолжала динамично развиваться.

Это стало возможным еще и потому, что на наиболее ответственные посты по настоянию полковника А.В. Казакевича были своевременно выдвинуты самые способные и преданные службе офицеры - Фролов Н.В., Роженко А.Г., Братунов В.Г., Огибалов Н.В. На рубеже двух эпох в истории нашего Отечества - советской и российской - ценой невероятных усилий командования части удалось сохранить и человеческий, и боевой, и производственный потенциал отряда.

В 1996 году я был назначен на должность начальника 12 отдела. Сложность решаемых мной повседневных задач несравненно возросла. На базе 12 отдела формировался банк цифровых картографических данных (БЦКД) службы, активно шел процесс технического перевооружения подразделений вычислительного центра.

Процессы обработки ЦИМ требовали всеобъемлющей автоматизации. Одновременно было необходимо привести ранее созданную ЦИМ в соответствие с новыми, гораздо более жесткими требованиями.

Генераторами реализации этих задач в отделе стали заместитель начальника отдела подполковник Петрушин В.Е. и начальник 2 отделения майор Иванов В.В. (ныне - начальник ВЦ). Эти поистине талантливые программисты, опытные технологи, умелые организаторы сделали исключительно много для решения задач, поставленных перед 12 отделом, ВЦ и частью в целом. Свой вклад в развитие технологического потенциала отряда внесли и другие офицеры 12 отдела - Густинович В.С., Павлов В.В., Бобров И.Н., Ланцов В.А., Демидов И.В., Колесников Д.И., Портнягин Э.В., Иваницкий С.А., Полуботко О.В., Рубцов А.В. По-разному сложились их судьбы, но, думается, о 12 отделе у них остаются добрые воспоминания.

Значительную помощь в организации работы со служащими отдела, создании обстановки взаимоуважения и деловитости оказывала профсоюзная организация, возглавляемая Беляевой Г.И. В описываемый период начались перебои с выплатой заработной платы, достигавшие 3-4 месяцев.

Обстановка в коллективе была не лучшая, что, в общем, вполне объяснимо - ведь оплата труда должна соответствовать его результатам. В условиях финансового «голодания» на какое-то время ухудшилась производственная и технологическая дисциплина. Но помощь профсоюзного актива отдела помогала сглаживать «острые углы» во взаимоотношениях.

Взвешенный, спокойный подход к решению животрепещущих вопросов инициировался ветеранами отдела: Павловым В.П., Кондручиной Ф.В., Артемьевой Т.С., Варламовой Л.А. Их активная жизненная позиция, добросовестное исполнение трудовых обязанностей в значительной мере позволили сохранить в целом стабильный ритм работы отдела.

Организационно-технологическое обновление отдела повлекло за собой необходимость пересмотра функционального назначения его отделений. Так, на базе 2 отделения были развернуты работы по приведению к требованиям информационного картографического обеспечения (ИКО) ранее созданных электронных карт (ЭК).

На базе 3 отделения ранее сформированная в формате F 4 ЦИМ пономенклатурно преобразовывалась в формат SXF , после чего также приводились к ИКО. В 1 отделении формировались и отрисовывались машинно-графические оригиналы рельефа (МГОРы).

Но главное - вошел в режим производственной эксплуатации БЦКД, связанный теперь с внутренними абонентами части посредством локальной вычислительной сети (ЛВС), по которой с соблюдением мер информационной безопасности осуществлялся обмен данными. Техническое решение развития сети и ее администрирование было возложено на старшего лейтенанта Турко В.О., и эту задачу он выполнил успешно. Между тем, 4 отделение успешно справлялось с хранением и учетом нарастающего потока архивных материалов.

Таким образом, благодаря самоотверженному труду офицеров и служащих 12 отдел достаточно стабильно функционировал в соответствии со своим предназначением. Значительная поддержка в организации производственного процесса оказывалась 12 отделу главным инженером части полковником Фроловым Н.В. и начальником ВЦ полковником Бараулей А.В.

После назначения в 1998 году заместителем начальника ВЦ мои основные усилия были сосредоточены на оптимизации производства всех подразделений ВЦ, разработке новых технологических маршрутов, совершенствовании системы контроля качества. А в январе 2000 года я убыл для дальнейшего прохождения службы в войсковую часть 63708 (г. Москва). Вот где мне сполна пригодился запас знаний, навыков и умений, обретенных за 18 лет службы в ногинском отряде!

Подытоживая, замечу, что годы службы в Ногинске - это знаменательный этап в моей военной карьере, да и жизни в целом. И по сегодняшний день, заходя в часть, ощущаешь тепло родных стен, а в еще большей степени доброту человеческих душ - аура в части, как и прежде, светлая. В канун 60-летия от всего сердца желаю ногинскому отряду долголетия и процветания, командованию - настойчивости и терпения, офицерскому составу - служебного роста и новых звезд на погонах, служащим - хороших и добрых жизненных и профессиональных свершений, а всем вместе - здоровья, счастья и благополучия!

 

 

Семененко Александр Юрьевич. Командир Центрального аэрофотогеодезического отряда. С 1980 по 1998 проходил службу в должностях от инженера отдела до начальника штаба ЦАФТО.

У истоков цифровой картографии

 

С нашим 38 отрядом многие офицеры и служащие связали свою судьбу, разделили и тяжесть выполнения сложных работ, и радость громких успехов. Я с гордостью могу сказать "наш отряд", поскольку более 18 лет служил в этой прекрасной воинской части. С коллективом отряда не прерываю отношений и сегодня, хоть и возглавляю родственную часть - 185 ЦАФГО.

...А началась моя офицерская служба в далеком 1980 олимпийском году. В тот год завершалось формирование Вычислительного центра Центрального аэрофототопографического отряда и в июле в подмосковный Ногинск для прохождения службы прибыла довольно большая группа выпускников Ленинградского высшего военно-топографического командного училища. Среди 17 молодых лейтенантов-выпускников ЛВВТКУ оказались пятеро геодезистов: Бондарчук Василий Николаевич, Задубин Александр Сергеевич, Иванов Александр Анатольевич, Карнов Владимир Владимирович и я. Представившись командиру отряда полковнику Шаповалову Геннадию Федоровичу, все выпускники были направлены в Вычислительный центр. После месячного курса обучения азам подготовки оригиналов служебной информации (ОСИ) номенклатурных листов (НЛ) цифровых карт местности (ЦКМ) под руководством капитана Жданова Виктора Ивановича, мы успешно сдали испытания на допуск к самостоятельной работе и были вызваны к начальнику Вычислительного центра полковнику Ладыке Ивану Петровичу. В кабинете начальник ВЦ и его заместитель подполковник Нарожный Альберт Иванович предложили пятерым геодезистам не в приказной форме, а (как мне тогда показалось), скорее в виде просьбы, дополнительно изучить технологию обработки ЦКМ на ЕС ЭВМ. Причем начальник ВЦ для усиления эффекта сообщил, что работать в качестве операторов ЭВМ нам придется недолго - буквально до нового 1981 года, а в январе в ближайшем ПТУ состоится выпуск операторов ЭВМ специально для нашего ВЦ, после чего мы, если пожелаем, будем переведены в любую часть отряда (так раньше назывались нынешние отделы). Вот так, одним решением, все молодые геодезисты были назначены в 9-ю часть ВЦ, занимавшийся созданием программного обеспечения и обработкой цифровых карт местности на ЕС ЭВМ.

В отделе, который тогда возглавлял подполковник Бутымов Леонид Михайлович, нас вначале поразила какая-то непонятная суета - практически никто из офицеров и служащих более 10 минут не сидел на одном месте, все куда-то спешили, звонили, что-то выясняли и лихорадочно листали какие-то толстенные, размером с энциклопедический словарь книги в траурном черном переплете. Начальник отдела пригласил молодую сотрудницу (это оказалась Блажина Г.П.), представил нас ей и добавил, что Галина Павловна обладает уникальными педагогическими способностями, в совершенстве знает английский язык и с этого дня она будет нашей наставницей. А причем здесь английский язык мы поняли, открыв один из устрашающих черных гроссбухов: более половины текста в нем оказалось напечатанным по-английски, а в немногих русских вкраплениях тут и там встречались непонятные слова типа "инициализация", "фрагментация", "файл" и т.п. Нашему удивлению не было предела! Как в этой книге можно разобраться? Тем более что огромные книги, стоявшие на длинной полке, внешне совершенно одинаковые, оказались по содержанию абсолютно разными! Однако даже удивляться нам пришлось недолго. Галина Павловна сообщила, что на изучение необходимой документации (а черные книги и были документацией по операционной системе ОС ЕС) нам отводится две недели, после чего нас ждет очередной экзамен, допуск к самостоятельной работе и непосредственно обработка ЦКМ на ЕС ЭВМ. Нам выдали по 96-листовой тетради, сообщили, в какой последовательности и какие конкретно книги нужно изучить, после чего новоявленные офицеры отдела с энтузиазмом приступили к изучению документации. Ровно через две недели мы с гордостью предъявили начальнику отдела пять полностью исписанных тетрадей, ответили на несложные вопросы и, таким образом, защитили свои теоретические знания.

На календаре уже давно красовался сентябрь, когда Галина Павловна торжественно привела нас в святую святых - операционный зал ЭВМ ЕС-1035, где операторами работали Ирина Зубарева и Татьяна Логинова. После краткого практического курса работы за пультом ЭВМ (общение с машиной происходило через посредство обычной электрической пишущей машинки), объяснения, как правильно устанавливать на стойках пакеты магнитных дисков, бобины с магнитной лентой, запускать перфокарточный ввод и т.п., мы наконец-то получили допуск к самостоятельной работе. Нас разбили на две пары (первая - лейтенанты Задубин и Бондарчук, вторая - лейтенанты Иванов и Семененко) и назначили в ночные смены. Лейтенант Карнов В.В. возглавил участок подготовки семантики на перфокартах. Днем на ЭВМ работали программисты, а в ночные смены две пары лейтенантов, сменяя друг друга, неустанно вели обработку номенклатурных листов ЦКМ. Каждое утро начальник отдела лично принимал доклад о количестве обработанных "четвертушек" НЛ ЦКМ (возможности ЭВМ не позволяли обрабатывать лист целиком и еще при создании ОСИ его делили на 4 части), выявленных ошибках, проблемах и наработке ЭВМ; тут же сдавались протоколы обработки. В первые смены и докладывать особенно было нечего: то при наличии магнитных лент с метрикой не оказывалось колод перфокарт с семантикой или наоборот; то не совпадало количество объектов, то неправильно был заполнен паспорт, то неожиданно "зависала" машина и т.д., и т.п. С трудом удавалось обрабатывать по несколько "четвертушек" за всю бессонную ночь. Но постепенно приходил опыт. Мы научились общаться на равных с машиной и уже не впадали в легкий ступор, когда в 2 часа ночи ЭВМ задавала каверзные вопросы, а в документации содержалась лишь инструкция "Обратитесь к системному программисту". На глаз находили ошибки в набивке перфокарт (даже иногда заклеивали или прорезали ланцетом необходимые отверстия в них). Освоили диспетчеризацию процесса обработки, ближе познакомились с офицерами-электронщиками, которые тоже ходили в смены, разрабатывали и совершенствовали плановую и отчетную документацию. И постепенно обработка наладилась. Мы чувствовали себя героями, если за смену успевали обработать все НЛ ЦКМ, метрическую и семантическую информацию на которые готовили несколько отделов ВЦ. При таком режиме работы на ЭВМ (ночная вахта длилась с 22 до 8 часов, затем доклад начальнику; смены были через ночь без выходных и праздников) нам приходилось участвовать и в командирской подготовке, и в совещаниях, и в военном параде на 63-ю годовщину Революции. Устали, конечно, но ведь была и гордость за хорошо сделанную работу, нас вдохновляло участие в новом ответственном коллективном труде. Да и выпуск операторов из ПТУ должен был вот-вот состояться.

Однако в канун Нового Года нас вызвал заместитель начальника ВЦ и сообщил, что операторов в ПТУ подготовили недостаточно, поэтому придется поработать до Международного женского дня. Делать нечего - работаем операторами дальше; правда, смена сократилась с 22 до 6 утра, а краткий отчет начальнику отдела мы передавали в письменном виде.

После 8 марта подполковник Бутымов нам объявил, что операторы появятся после Дня международной солидарности трудящихся. Прошел День Победы, но нас уже никто по поводу предстоящего выпуска операторов из ПТУ не вызывал и все пять лейтенантов-геодезистов остались служить в 12 отделе.

Так складывался коллектив отдела. А начинался он с отделения, которое возглавил майор Петрик Александр Феодосиевич. Включались в работу молодые девушки - операторы ЭВМ, расширялась диспетчерская служба, налаживались деловые связи со смежными отделами, совершенствовалось программное обеспечение, зарождался информационный архив, началась выдача ЦКМ потребителям. Особенность отдела состояла в том, что любая ошибка, допущенная при создании метрической или семантической составляющей НЛ ЦКМ, выявлялась на этапе обработки на ЕС ЭВМ. Контрольные программы в тот период еще не существовали, все проверки приходилось осуществлять вручную, сравнивая распечатки семантики с ведомостями кодирования, а контрольно-графические копии метрики - с ОСИ. Допустить брак в выпускаемой за пределы части продукции мы не имели права, поскольку пострадал бы не только авторитет отряда, но и всей Военно-топографической службы. Поэтому поневоле приходилось разбираться во всех процессах производства ЦКМ, самим создавать программы контроля, выявлять и устранять источники ошибок. Знания Владимира Петровича Павлова, Александра Сергеевича Задубина, Виктора Егоровича Петрушина были настолько глубокими, что с их мнением считались и специалисты 29 НИИ, и Института технической кибернетики АН БССР. А в отряде авторитет специалистов отдела в технологических вопросах был непререкаем. Благодаря такому подходу к делу ни одна выдача цифровой картографической информации потребителям за все годы производства не имела возвратов. Таким образом, 12 отдел ни разу не подвел командования отряда!

Много утекло времени с той поры, а традиции Центрального аэрофототопографического отряда продолжают жить в новых поколениях. По-прежнему каждый офицер и служащий считают за честь служить и работать в этом передовом отряде Топографической службы, отдавая часть своей души, знания и опыт общему великому делу. И в этом - залог будущего развития отряда, его процветания и дальнейших успехов!

 

 

Гаврилина Зинаида Васильевна с 18.02.1946 по 05.07.1978 год - старший техник ЦАФТО; с 10.08.1978 по 24.09.1989 года - вахтер; с 25.09.1989 по 30.06.1998 года - гардеробщик.

Трудовой путь длиной в полвека

 

Зине Гаврилиной в 1941 году было всего восемнадцать. За год до этого Зина окончила восьмилетку в подмосковном Глухово. Казалось, впереди только счастье - учеба, работа, встреча с хорошим парнем, создание семьи.

Грянувшая 22 июня Великая Отечественная война все эти планы и надежды перечеркнула. «Жизнь в городе, - вспоминает Зинаида Васильевна, - очень изменилась». Посуровели лица горожан, разом повзрослели дети, отцы которых ушли на фронт, а матерям предстояло теперь работать за двоих.

Фашисты все ближе подходили к Москве. Зина с подругой поступили так, как подсказывала им совесть - отправились в военкомат, заявив там: «Мы хотим на фронт!». Данные девушек записали, после чего велели ждать вызова.

Через две недели они держали в руках повестки и, волнуясь, вчитывались в строчки - что с собой взять, куда и когда прибыть. На сборном пункте в Кунцево подруги и сотни других новобранцев прошли полное медицинское обследование.

Наверное, Зина обладала прекрасным зрением, да и образование у нее было неплохое. В итоге - направление в зенитно-артиллерийский полк. А потом - курс молодого бойца, в ходе которого досконально изучалось стрелковое оружие, зенитные пушки, боеприпасы, организация работы зенитных батарей. Одновременно проводились занятия по строевой и физической подготовке, стрельбы из личного оружия. Несли молодые бойцы и караульную службу.

По окончании учебы состоялось назначение по подразделениям полка. Зина Гаврилина была назначена в отделение разведки одной из батарей - большая честь и немалая ответственность!

Батарея располагалась недалеко от Звенигорода. Сейчас эти курортные места называют подмосковной Швейцарией из-за красивейшей природы и неповторимого холмистого рельефа. А тогда батарея прикрывала здесь, на западе области, воздушные доступы к Москве.

В 1941-42 годах наша столица подвергалась массированным бомбовым атакам. Налеты вражеской авиации происходили, в основном, ночью. Звучал сигнал воздушной тревоги - и зенитный расчет мигом занимал свои места.

Зина Гаврилина, приборист по боевой специальности, давала наводчику данные о высоте и дальности полета вражеского самолета. Правильно и быстро получить эти данные было очень непростой задачей - бомбардировщики шли к Москве на высоте 6- 8 километров .

Иногда плотный зенитный огонь заставлял вражеские самолеты свернуть с пути, но чаще враг лез напролом. Тогда после попаданий на землю вместе со своим смертоносным грузом валились вражеские самолеты.

И так изо дня в день, точнее - из ночи в ночь. Но более всего Зине врезалось в память совсем другое - то, как ей приходилось с винтовкой стоять в ночном карауле или ночью же, в одиночку, отправляться с донесениями за 6 км в штаб полка. Хоть и солдат - но все-таки девушка!

Фашистское наступление на Москву захлебнулось и количество вражеских налетов на столицу заметно уменьшилось.

А потом фронт ушел далеко на запад и вражеские налеты практически прекратились.

В начале 1945 года полк перебазировали ближе к Москве, в Жаворонки. Здесь Зинаида служила телефонисткой на наблюдательном пункте, обслуживала вместе с однополчанами ложные позиции зенитной батареи - война продолжалась и столицу продолжали бдительно охранять.

Весть о разгроме фашистской Германии застала полк именно в Жаворонках - и потому это название это навсегда остался в памяти Зинаиды Васильевны как символ победы. Во время торжественного митинга на лицах бывалых бойцов блестели слезы счастья.

Демобилизовалась ефрейтор Гаврилина в августе 1945 года. Что значит расставание для однополчан, воевавших плечом к плечу четыре года - этого не описать словами.

Наверное, незабываемое армейское братство, под знаком которого прошла юность Зинаиды Гаврилиной, повлияло на дальнейшую биографию нашей героини. Окончив в войсковой части 43651 курсы фотограмметристов, Зинаида Васильевна проработала у нас свыше 52 лет. Трудилась старшим техником, вахтером, гардеробщиком.

Вот такая непростая биография у нашей землячки, фронтовички, награжденной орденом Отечественной войны 2-й степени, медалью «За победу над Германией» и многими другими медалями. Есть у Зинаиды Васильевны и трудовые награды.

В ее судьбе, как в зеркале, отражается судьба военного поколения работников нашего отряда, которые трудились во имя славы, благополучия и могущества Родины честно и самоотверженно, пока позволяли силы.

 

Демин Дмитрий Иванович В 1953-58 и 1963-70 гг. начальник штаба ЦАФТО.

Отряд особого назначения

 

...Мое назначение в Ногинск состоялось при следующих обстоятельствах. Весной 1953 года я в должности заместителя командира 64-го топоотряда (место дислокации - г. Львов) готовил часть к полевым работам.

В отряд приехала комиссия ВТУ во главе с полковником Афанасьевым. В состав комиссии входил и полковник Урусов, начальник отдела кадров управления, который по завершении проверки сообщил, что планируется мое назначение на должность начальника штаба особого аэрофототопографического отряда, расквартированного в Ногинске.

Помнится, не сразу сообразил, где это - Ногинск, а когда узнал, что в Подмосковье, то воспринял это с удовлетворением, потому что сам я тульский, и, стало быть, после перевода оказывался ближе к своей малой Родине и родителям. А надо заметить, что за 15 предшествующих лет военной службы я пересек весь Советский Союз с востока на запад - от Камчатки и Колымы до Карпатских гор.

Как оказалось, возглавлявший в то время топослужбу округа генерал Степанов не знал о готовящемся назначении. Когда из Москвы во Львов пришел соответствующий приказ, Степанов, объявив мне его содержание, выразил искреннюю досаду - он, дескать, планировал назначить меня командиром отряда (о чем я, в свою очередь, тоже не знал).

Но, как говорится, не судьба. И потому осенью 1953 года я прибыл на подмосковную землю.

Между прочим, в семье сообщение о новом назначении тоже восприняли неоднозначно. Моей жене нравился Львов, его благоустроенный жизненный уклад, и отправляться в какой-то неизвестный, пусть и подмосковный городок, ей не очень-то хотелось.

Я, как мог, успокоил ее, хотя и понимал, что бесчисленными переездами семья сыта по горло. Впрочем, как оказалось впоследствии, и с Ногинском - пусть на время - мне также еще представало расставание...

Знакомиться с новым местом службы я отправился сначала в одиночку (нужно было на месте решить вопрос с местом проживания семьи). По прибытии представился командиру отряда полковнику Д.И. Никитину. Дмитрий Иосифович Никитин был к тому времени многоопытным руководителем-топографом. Ногинским отрядом он командовал с 1947 года, приняв должность от генерал-майора К.Н. Харина, самого первого его командира.

Должность начальника штаба на момент моего прибытия исполнял заместитель начальника штаба отряда подполковник Лубнин. Свое знакомство с отрядом я провел самостоятельно. И впечатления у меня от этого знакомства были, я вам доложу, не самые радужные.

Прежде всего, бросилось в глаза то, что офицеры имели, в основном, неудовлетворительный внешний вид. А ведь достойный внешний вид для любого человека (не только военного) - это свидетельство его культуры.

Так вот, многие офицеры - в том числе и высокопоставленные - ходили на службе в мятом обмундировании, с нечищенными, буквально позеленевшими пуговицами на кителях (в ту пору их еще не анодировали). Обувь, снаряжение у большинства офицеров тоже выглядели не ахти.

Во-вторых, смутил, мягко говоря, подход к организации внутренней службы. В отряде назначалось для ее несения два (!) дежурных. Один из них (по месту основного расквартирования отряда - на ул. Советской) подчинялся командиру, а тот, что нес службу в здании на ул. 9 Января - начальнику части (тогда отделы именовались частями). Это было нарушением устава внутренней службы.

Третий - и весьма существенный недостаток - заключался в дезорганизации боевой подготовки офицеров. Недостаточное внимание уделялось огневой и строевой подготовке.

В-четвертых, в неприглядном состоянии находилась документация по организации караульной и внутренней службы.

Были и другие, видимые невооруженным глазом упущения в работе штаба - не такие серьезные, но, тем не менее, требующие немедленного устранения.

Объяснение всему этому я нашел довольно быстро. В отряде «особого назначения» основную его массу уже в то время составляли гражданские служащие. Это невольно расслабляло офицеров в общении с подчиненными и, соответственно, сказывалось на отношении офицеров к своей службе.

Начал я наведение порядка с вещей довольно простых. Прежде всего объявил на совещании о требовании неукоснительно соблюдать надлежащий внешний вид.

После пары строевых смотров, убедившись, что внешний вид офицеров постепенно улучшается, я принялся за реорганизацию боевой подготовки. По огневой, в частности, были организованы тренировки - сначала без стрельбы (отрабатывали обращение с оружием при выполнении учебных упражнений). Затем были проведены учебные стрельбы.

В зимнее время была организована лыжная подготовка - ходили и на пять, и на десять, и на двадцать километров. Я организацией этих занятий занимался лично (на лыжах стоял всегда неплохо) и это, кстати, способствовало не только улучшению показателей физической подготовки офицеров, но и их самочувствия, здоровья, настроения.

Тут надо заметить, что у начальника штаба в ту пору было много и других служебных обязанностей - не только в области боевой подготовки и службы войск. Штабу нужно было еще заниматься и вопросами обеспечения режима секретности, и кадровой работой, и организацией обучения служащих на курсах производственного обучения. Впоследствии, помимо перечисленного, штаб занимался и планированием, и организацией выполнения производственного задания.

Я прослужил в этой части начальником штаба с осени 1953 года до осени 1958 года, точнее, до начала 1958 года. В начале 1958 года в связи с реорганизацией отряда меня вывели за штат (совершенно незаконно, но это отдельная тема), предложив или уйти в резерв (т.е. уволиться) или назначиться на должность начальника одного из отделов (т.е. с понижением).

Имея семью в четыре человека, я не рискнул уйти в резерв и потому согласился возглавить отдел по подготовке карт к изданию. Отстававшее по выполнению задания подразделение мне удалось - при поддержке его личного состава - за полгода вывести в передовые и даже завоевать переходящее Красное знамя.

...В декабре 1958 года я уехал к новому месту назначения - в поселок Титан Мурманской области. Там в ту пору располагался 40-й топографический отряд, а я был назначен его новым командиром. Командовал отрядом до весны 1963 года, после чего попросил назначить меня в Ногинск на должность начальника штаба по семейным обстоятельствам.

По возвращении в Ногинск меня, как и 10 лет назад, встретил полковник Д.И. Никитин. Встретил благожелательно.

Однако здоровье у Дмитрия Иосифовича к тому времени стало пошаливать (ему было уже под 60 лет) и потому, помимо выполнения своих обязанностей, мне приходилось теперь все чаще замещать его по службе. В должности начальника штаба я послужил (до ноября 1970 года) и вместе со сменившим вскоре Никитина новым командиром отряда - полковником Д.А. Манкевичем.

Спустя три месяца после увольнения со службы я поступил на работу в отряд. До октября 1985 года работал старшим инженером составительского отдела. Таким образом, с отрядом «особого назначения» меня связывают почти три десятка лет служебной и трудовой деятельности. И эти годы я и сегодня вспоминаю с чувством глубокого удовлетворения.

В заключение хотел бы с благодарностью вспомнить о некоторых своих коллегах: начальнике отделения планирования Заволокине Николае Ивановиче, начальнике секретного делопроизводства Высоковском Давиде Иосифовиче и старшем инспекторе по кадрам Чумичкиной Александре Андреевне. Они трудились исключительно добросовестно, благодаря чему штаб (и отряд в целом) успешно выполнял возложенные на него задачи.

 

 

Дмитриев Николай Илларионович. С 06.10.1962 по 16.08.1979 - инженер отделения, начальник отделения ЦАФТО.

Как мы осваивали ЭВМ

 

...Шел 1962 год. В стране активно велись работы по созданию электронно-вычислительных машин (ЭВМ), в ту пору представлявших собой громоздкие и очень сложные устройства на электронных лампах. Именно в том году я по окончании Академии им. Ф.Э. Дзержинского был направлен для дальнейшего прохождения службы в войсковую часть 43651.

Помнится, при прощании с академией нас, выпускников, наставляли крепить ее авторитет, не пасовать перед трудностями, а полученные знания полностью использовать для повышения обороноспособности страны. Под впечатлением этих напутствий я и прибыл в Ногинск.

В описываемый период ногинский отряд выполнял все вычисления на счетных электромеханических машинах. Но уже ожидалось поступление в часть первой ЭВМ. Теоретически я был знаком с устройством ЭВМ, но никакого практического опыта в области ее эксплуатации или обслуживания не имел.

После доклада командиру части о своем прибытии я был направлен в вычислительное отделение майора Маслова В.П. Он чуть ли не сразу выложил на стол гору книг по топографии, которые мне предстояло изучать.

Впрочем, мне сразу же пришлось решать совсем иные задачи - уже через два дня, выполняя указание ВТУ ГШ, я со служащим Видовым В.М. выехал в Ереван. Там, на заводе, нам предстояло выяснить, в каком состоянии находятся изготавливаемые для нужд Военно-топографической службы ЭВМ на полупроводниковых элементах «Раздан-2».

По прибытии выяснилось, что ЭВМ не готовы. В частности, машину, предназначенную для нашего отряда должны были дооборудовать устройством ввода информации с телеграфной ленты. С тем мы и вернулись в Ногинск.

Большую часть 1963 года пришлось заниматься подбором специалистов, которым впоследствии предстояло работать на ЭВМ и обслуживать ее, а также изучением машины. Не без труда мне все-таки удалось подыскать несколько человек, желающих изучать ЭВМ, но не имеющих о них никакого представления. В числе «первопроходцев» были уже упоминавшийся Видов В.М. (до этого отслуживший 5 лет во флоте), Бронников Е.В. (по специальности - радист), Барышников М.И. (студент 4-го курса энергетического института), Ладыка И.П. (студент-заочник, работавший на ногинском Полигоне после окончания техникума и затем поступивший на военную службу в часть).

Кроме того, в отряд прибыл лейтенант Мышляев В.А., хорошо подготовленный в теоретических вопросах электроники, но также не имевший представления об ЭВМ. Появились и кандидаты в программисты: Ларионова Н.К. (бывший учитель математики), Крупнова В.И. (ранее также работавшая на ногинском Полигоне). Более сложной оказалась организация изучения ЭВМ. Дело в том, что никакой документации, никакой литературы по ЭВМ «Раздан-2» у нас не было. А ведь ее уже вскоре предстояло эксплуатировать и обслуживать! По сути, изучать машину можно было только на заводе-изготовителе.

Осознав это, я обратился к командиру части с просьбой - отправить всю группу (см. выше) в Ереван для изучения ЭВМ. Командир, выслушав, предложил мне поехать на завод одному, с тем, чтобы лично изучить там машину, а потом на месте (в Ногинске) обучить своих подчиненных - тем более, что и денег на такие командировки у части нет.

Тогда я стал объяснять, что ЭВМ - это громадный завод в миниатюре и ни один человек не в состоянии за короткие сроки ее изучить, что изучают ЭВМ по отдельным устройствам, закрепляемым за соответствующими специалистами. Однако переубедить командира части мне не удалось.

На следующий день я прибыл в ВТУ ГШ на прием к полковнику Афанасьеву Б.Г., который курировал тогда вопросы оснащения частей ВТС электронно-вычислительной техникой. Он выслушал меня и обещал помочь. Вскоре меня пригласили в отделение кадров к майору Самарину В.С., который оформил нам командировочные документы. Еще через день мы, воодушевленные, выехали в Ереван.

По прибытии на место выяснилось, что на заводе-изготовителе велась доработка машины, но никаких описаний на нее не было (!). Никаких занятий с нами в Ереване не организовывалось. Нам давали отдельные схемы (по устройствам) с очень скудными пояснениями (и то с армянским акцентом). Бывало и такое: мы сидим и изучаем какую-нибудь схему, и вдруг подходит работник завода и говорит, что эта схема устарела, что ее уже заменили на другую и т.п. Вот в каких условиях мы изучали устройство ЭВМ на заводе.

Командировка закончилась, и мы возвратились в часть. А вскоре, в декабре 1963 года в Ногинск доставили нашу ЭВМ. Заводская бригада установила ее в отведенном для этой цели помещении и уехала. Мы остались одни у совершенно «сырой», недоработанной машины, которая постоянно давала сбои, так как из строя выходил то одна, то другая деталь.

С большим трудом - сначала медленно, а затем все увереннее и быстрее - мы стали устранять неисправности и отлаживать работу ЭВМ. Параллельно нужно было обучать персонал, которому предстояло эксплуатировать машину. Однако и здесь на первых порах дело шло не слишком гладко.

Дело в том, что работники части, которым мы с капитаном Булушевым М.Н. преподавали основы эксплуатации ЭВМ и программирования, на время обучения не освобождались от своих прямых обязанностей. После проходивших практически ежедневно двухчасовых занятий все они возвращались на свои рабочие места. Выделенного на обучение времени не хватало, а качество усвоения материала при подобной организации дела оставляло желать лучшего.

Так продолжалось несколько месяцев. Видя бесполезность наших усилий, я доложил командиру части обстановку.

На следующий день командир пригласил к себе электронщиков и программистов, а также подполковника Шмидта И.А., отвечавшего за организацию подготовки ЭВМ к работе и... попросил меня повторить сказанное накануне. Шмидт И.А. попытался оправдываться - мол, Дмитриев сгущает краски. Тогда командир попросил высказаться присутствующих на совещании. Их выступления оказались - и для командира, и для Шмидта И.А. - неожиданно откровенными и довольно резкими.

А на следующий день командиром был издан приказ, который закрепил за мной обязанности по обслуживанию ЭВМ, а за капитаном Булушевым - подготовку программ. Но главное - все обучавшиеся у нас специалисты на время обучения освобождались от выполнения других работ.

Не успели мы, однако, вздохнуть с облегчением, как на нас свалилась новая напасть - заработал мост через Клязьму, который до этого был на ремонте. Наша ЭВМ, установленная в здании по ул. 9 Января, стала давать сбои. Мы перебрали все устройства, но причин сбоев найти не смогли.

Подполковник Шмидт И.А., видя это, в категорической форме приказал исправить машину и даже несколько раз запирал нас, не отпуская по окончании рабочего дня домой (!). Этот аврал длился около месяца. Что характерно: вечером и ночью ЭВМ работала, а днем - постоянно сбоила.

Мы полностью сосредоточились на поисках неисправности. Сберегая драгоценное время, я даже решил как-то пропустить занятие по лыжной подготовке, просидев эти часы у машины. На следующий день мне был объявлен строгий выговор - за неявку на физическую подготовку. Впрочем, это не обескуражило - мы продолжали искать поиски неисправности с раннего утра и до позднего вечера...

В одно такое «вечернее сиденье» старший инженер Гузенко Ф.Н. заметил, что после прохода перед окнами машинного зала большегрузного автомобиля ЭВМ дала сбой, а потом (после перезагрузки контрольного теста) снова заработала. Тут, мы, наконец, поняли причину неисправности. Дело в том, что при дооборудовании машины устройством ввода с телеграфной ленты на заводе были использованы неэкранированные провода, в которых - под воздействием внешних сил - наводились токи. Эти «наводки» и заставляли ЭВМ хронически «сбоить».

На следующий день неэкранированные провода были заменены новыми. Добывать их, правда, пришлось в части связистов под командованием полковника Трифонова Н.И. Однако после замены проводов наша ЭВМ, наконец, заработала стабильно.

За время аврала другие наши дела были несколько подзапущены. Вскоре после описываемых событий в нашу группу наведался начальник штаба полковник Демин Д.И. - с проверкой правил хранения и использования спирта, выделявшегося нам для технического обслуживания ЭВМ. В результате у меня было обнаружено грамм 400 неиспользованного, но уже списанного спирта. Мне объявили второй строгий выговор - за неправильное хранение спирта.

Через день после этого в группу явился подполковник Шмидт И.А. с целью проверки правильности хранения приборов и запчастей к ЭВМ. Тут нужно пояснить, что в части действовал определенный порядок учета и списания материальных ценностей. Если, к примеру, в ходе работы была сломана отвертка, то на списание необходимо представить оба ее куска, и т.п. Если списывалась радиодеталь, то нужно было классифицировать причину выхода ее из строя. Поэтому мы собирали сгоревшие детали и хранили в коробке до момента списания.

Вот эта коробка и привлекла внимание Шмидта И.А. Вызвав учетчицу, он приказал оприходовать все эти делали. А мне пригрозил, что третьим строгим выговором я уже не отделаюсь. Тогда я взял коробку, высыпал весь мусор в ведро уборщицы и попросил выбросить ее все это «добро» на свалку. Горе-проверяющий ушел от нас с зубовным скрежетом.

После всего случившегося я поехал в ВТУ ГШ к полковнику Афанасьеву Б.Г. и прямо спросил его, когда же мы, эвээмщики, сможем спокойно работать. Афанасьев указал на дверь начальника управления генерал-лейтенанта Кудрявцева М.К. и пояснил: «Когда он уйдет в отставку, тогда и у вас наступят изменения». Потом, как мог, успокоил меня и пообещал все уладить. На следующий день на совещании офицеров отряда приказом командира с меня были сняты оба выговора - без объяснений...

Но трудности в работе - пусть и несколько иного рода - продолжали возникать. Однажды в устройстве ввода с телеграфной ленты из строя вышла эбонитовая шестеренка. Найти ей сразу замену мы не смогли, зато командование части тут же прислало в группу комиссию для расследования причин выхода ЭВМ из строя. Мне вновь пришлось обращаться к полковнику Афанасьеву Б.Г. Мой доклад заставил его побагроветь и на несколько минут лишиться дара речи от возмущения.

Отдышавшись, полковник сказал, что с этим беспределом надо кончать. После этого он отправил меня на 106 ЭОМЗ, где меня радушно встретили и за пару часов по предъявленному образцу сделали 10 шестеренок.

Принятые полковником Афанасьевым Б.Г. меры этим, однако, не ограничились. Спустя несколько дней на базе нашей группы была организована расчетно-аналитическая станция (РАС) - как отдельное подразделение с подчинением непосредственно командиру части. На этом все наши беды, наконец, прекратились, а вскоре стали появляться и благодарности.

...Через некоторое время в часть поступила новая ЭВМ «М-220», для которой предстояло оперативно подготовить соответствующие помещения. Для их ремонта военные строители стали нам выделять по 3-4 солдата. Те еще работнички: зайдешь в помещение - они работают, уйдешь - сидят целыми днями.

Дело подвигалось крайне медленно. Тогда я заключил с солдатами договор. Пишу мелом на стене в одной из ремонтируемых комнат: «1, 2, 3, 4» - номера комнат - и «4 д.», а ниже - «1б. + 1б.». Это означало, что за выполнение ремонтных работ в перечисленных комнатах в течение четырех дней они получат бутылку спирта и банку огурцов. Через три недели после этого нововведения все работы по ремонту помещений были выполнены с хорошим качеством. А вскоре заработала и новая ЭВМ.

Затем для нашей РАС настало время крупных реорганизаций. На ее базе было развернуто отделение электронно-вычислительных машин и приборов (ЭВМиП), которое я и возглавил - с присвоением воинского звания «подполковник». Обязанностей, правда, прибавилось - отныне отделение отвечало не только за техническое обслуживание ЭВМ, но и за профилактику и текущий ремонт другой специальной техники (в частности, фотограмметрической).

Укомплектование отделения производилось за счет прибывающих в часть офицеров (в том числе призываемых из запаса) и служащих соответствующих специальностей. Лейтенанта Коломейщука О.Н. я назначил старшим над группой механиков. Он, молодец, отлично справился тогда с поставленной задачей.

Лейтенантов Титова Г.А. и Литвинова А.А. я направил на новую ЭВМ «М-220». Лейтенанта Кресального Т.Б. я назначил ответственным за «Раздан-2». Там были отличные гражданские инженеры - Куракин Ю.Н. и Титов А.А. А капитан Ладыка И.П. стал моим заместителем, моей правой рукой во всех делах.

Словом, дела в отделении пошли на лад. Но тут новое испытание. На проверке мои офицеры-«пиджаки» получают неудовлетворительные оценки по строевой, физической и огневой подготовке. Что делать?

Тогда я организую для отстающих дополнительные занятия по строевой и физической подготовке, а, кроме того, договариваюсь о тренировочных стрельбах с тиром. Покупаем по 200 патронов на брата и самостоятельно учимся стрелять из малокалиберных пистолетов. После двух посещений тира мои «двоечники» стали стрелять на пять баллов.

На следующей проверке мы получили по строевой «удочку», но физо и стрельба были сданы на «отлично». Полный триумф! Мне от командования - благодарность и премия (30 рублей - по тем временам неплохие деньги).

А в часть между тем поступала новая техника, эксплуатацию и обслуживание которой надо было налаживать. Проблема возникла с оптико-механическими приборами, которые поначалу неоправданно долго держали на профилактике, «прикрываясь» старыми нормами времени и выработки. Это вызывало нарекания со стороны производственных подразделений. Как быть?

Тут в часть как раз прибыли (по разнарядке) инженеры оптико-механики Ульданов Р.А. и Гейвандова О.Н., которым я и предложил провести работу по сокращению сроков профилактики. Капитану Коломейщуку О.Н. с этой целью было поручено вести учет рабочего времени, фактически затрачиваемого на профилактику новыми специалистами, но никого другого к прибору при этом не допускать (хотя попытки со стороны «старых» механиков помешать проводимому опыту были). Так вот, Гейвандова О.Н. прекрасно справилась с поставленной задачей, сократив срок профилактического обслуживания «СПР-2» до 10 дней. После этого наши требования по срокам профилактики были приняты, как должное.

Особо отмечу, что между работниками отделения сложились и поддерживались хорошие товарищеские отношения. У нас был крепкий, здоровый, активный коллектив. На спортивных мероприятиях мои подчиненные частенько занимали первые места. Праздники мы старались встречать вместе, семьями.

...В 1979 году мне исполнилось 50 лет, и после 17-летней службы в ногинском отряде я был уволен по возрасту. Замечу в заключение, что многие работавшие со мной в отделении гражданские специалисты, закончив заочно ВУЗы и набравшись опыта, перешли затем в другие организации, где, как правило, возглавляли подразделения АСУ.

Так, например, Гузенко руководил одним из столичных вычислительных центров, Титов - подразделением АСУП в Храпуново, Барышников - замещал начальника подразделения АСУ на Глуховском комбинате в Ногинске (и потом, кстати, передал мне эту должность). Маликов и Смазнов работали на заводе НЗТА в отделе АСУП. Таким образом, наше отделение стало настоящей кузницей кадров для подразделений автоматизации предприятий Ногинска и близлежащих городов.

 

 

Зимин Вадим Николаевич. С 25.06.1964 по 22.08.1981-старший топограф, начальник отделения, заместитель начальника части, начальник части ЦАФТО; с 22.08.1981 по 05.12.1985-заместитель командира части по материально-техническому обеспечению.

Немного о демаркации

 

В канун юбилея ногинского отряда я коротко напомню об одном примечательном эпизоде своей службы. Речь пойдет о демаркации советско-монгольской границы в 1959-60 гг.

В связи с вхождением (в 1944 году) в состав СССР Тувинской автономной области была создана смешанная советско-монгольская комиссия по демаркации государственной границы между Тувинской АО и Монгольской Народной Республикой.

Государственная граница охранялась, но в натуре (на местности и картах) отсутствовала. Для выполнения этой задачи был привлечен личный состав 8 топографического отряда (г. Улан-Удэ), частично - силы 63-го геодезического отряда и 6 АФТО (г. Иркутск), а также особого АФТО (г. Ногинск). Район этот характеризуется наличием горного рельефа. Съемка полосы границы производилась стереотопографическим методом в масштабе 1:50000, пономенклатурно.

Ногинский ОАФТО должен был подготовить к изданию все номенклатурные листы карт с изображением данного участка государственной границы. Кроме того, на каждый погранзнак был составлен крок в масштабе 1:1000 (глазомерная съемка), которые также следовало подготовить к изданию. Задание выполнялось в период с октября 1959 по апрель 1960 года. Выполнено оно было с отличным качеством. Последующее исправление замечаний по протоколам прохождения государственной границы производилось с использованием фотонабора. Консультировали эти работы, отвечая на возникающие по ходу вопросы на протяжении 5 месяцев, сотрудники смешанной советско-монгольской комиссии - офицеры 8 топографического отряда старший лейтенант Старостин В.П. (впоследствии - начальник отдела войсковой части 43651), и старший лейтенант Зимин В.Н. Руководил нашей группой капитан Галеев И.Х.

 

 

Попов Виктор Егорович. С 12.08.1965 по 02.06.1981 - старший топограф, начальник отделения ЦАФТО.

У начальника отделения не было ни одной свободной минуты...

 

Я прибыл в Ногинск из войсковой части 31432 Дальневосточного военного округа. Был назначен в отделение подготовки карт к изданию, которое в ту пору возглавлял подполковник Постников Василий Григорьевич. Располагалось отделение в только что выстроенном корпусе напротив проходной. Всего таких отделений в ногинском ОАФТО было два (другое возглавлял Шаповалов Г.Ф.).

Работа отделения была организована следующим образом. От составителей к нам поступал готовый составительский оригинал, с которого в фототехническом отделении изготавливали негатив на стеклянной основе. Затем с негатива заказывались абрисные копии с гравировальным слоем. Наши служащие (в основном, девушки), гравировали на просветном столе отдельно контур, рельеф, гидрографию. Затем отгравированные абрисы возвращали в фототехническое отделение, где с них изготовляли рабочие (прозрачные) негативы. Кроме того, заказывали разного рода наклейки, которые изготовлялись в фотонаборе и затем наклеивались на рабочие позитивы.

Качество работ проверялось редакторами в отделениях и, конечно, старшими инженерами отделения и его начальником. Затем проверку проводил ОТК, где работали тогда настоящие «зубры»: Терлецкий Геннадий Николаевич, Коробейников Георгий Степанович, Барашков Виктор Иванович, Новицкий Геннадий Николаевич, Замышляев Валерий Николаевич и настоящая «гроза» Лаптева Нина Александровна. Эти специалисты не пропускали ни одного недочета, которые - в случае обнаружения - следовало устранять. Бывали и возвраты - правда, очень редко.

Затем рабочие позитивы вновь направлялись в фототехническое отделение для изготовления сдаточных позитивов в своих цветах: контур - черного цвета, рельеф - коричневого, гидрография - зеленого, а сборный (совмещенный) позитив - в цветах для производства сводок. Сводки производились по т.н. свободным рамкам, в том числе с другими частями и предприятиями службы: столичной ВКФ им. Дунаева, ленинградской, киевской, хабаровской и иркутской ФКФ.

Изготовленные сдаточные позитивы предварительно проверялись старшим инженером и начальником отделения, после чего предъявлялись в ОТК, где на продукции ставился штамп о приемке. Такая многоступенчатая система контроля способствовала выпуску высококачественной продукции.

Помимо ОТК, в технологическом процессе видное место занимало и фототехническое отделение, которым сначала руководил Комаров А.И. (впоследствии он перешел в 29 НИИ ВТС), а позднее - Девятов В.И. В фототехническом отделении в описываемое время трудились настоящие мастера: Путилина, Семикова, Попкова, Ягубова.

Следует подчеркнуть, что подготовка карт к изданию методом гравирования впервые было налажена именно в ногинском ОАФТО. Помню, будучи старшим инженером, я докладывал о ходе выполнения работ в отделении начальнику ВТУ ГШ Кудрявцеву Марку Карповичу. Он решил посмотреть, как это мы умудряемся столь качественно гравировать (даже на ВКФ им. Дунаева эта технология «прижилась» не сразу). Генерал присел за просветный стол, посмотрел на отгравированные абрисы, рабочие позитивы, сдаточные позитивы - и явно остался доволен нашей работой.

От подобной организации работ выигрывало не только качество - и производительность труда повышалась в несколько раз. Здесь следует пояснить, что вычертить тушью простым чертежным пером , а затем качественно отгравировать оригинал с плотным рельефом крайне сложно.

Наладкой чертежных и гравировальных инструментов в отделении занимался слесарь Ляпунов Григорий Прокофьевич. Он налаживал иглы, перья, тележки-кривоножки на колесиках, буквально творя чудеса. Во многом благодаря его усилиям качество гравирования было безупречным.

Впоследствии оба отделения, выполнявшие работы по составлению и гравированию, объединили под моим началом. План сдачи продукции вырос с 17-19 до 35-40 оригиналов, и у меня, как у начальника, не было ни одной свободной минуты - все рабочие дни были расписаны наперед по настольному календарю. Очень пригодился опыт, который я перенял у Постникова В.Г., Шнитина Ф.В., Жигарова П.Ф., Дмитрова В.Д. В отделении особенно выделялись - производительностью труда, прилежанием - служащие Филатова Любовь, Кузнецова Светлана, Сагдеева Галина, Демидова Лидия, Попова Лира, Лобанова Людмила, Лячикова Инесса, Федорова Тамара, Кошурников Николай, Четвергова Валентина. Со временем Ляпунова Г.П. заменил Иващенко Владимир. Кстати, впоследствии он, как гравер и наладчик инструментов, был приглашен на работу на ВКФ им. Дунаева.

Конечно, при выполнении работ отделением образовывалась уйма промежуточного материала. Я благодарен своим прилежным учетчицам - Протасовой, Рябовой, Рыбкиной, которые работали очень ответственно - своевременно и без ошибок составляли огромные акты на списание.

Заработок у служащих отделения обычно получался солидный. Нормировщик Конощенок Николай Георгиевич пытался чуть ли не каждый месяц «снижать расценки», но мои подчиненные могли легко прибавить темп (не теряя в качестве), и в результате цифры в платежной ведомости оставались прежними.

Много усилий требовала работа по поддержанию ритмичности сдачи продукции. Тем не менее, большая часть готовых оригиналов обычно сдавалась в последней декаде, поэтому с согласия начальника ОТК Терлецкого я периодически привлекал к приемке работ своих асов - Сагдееву, Демидову, Лобанову, Кошурникова - поскольку несвоевременная приемка могла привести к задержкам в работе фототехнического отделения. Вот так, в напряженном труде и пролетали, один за другим, дни, недели, месяцы, складываясь в годы. Менялись районы работ: страны Ближнего Востока. Египет, Турция, США...

Когда готовили к изданию карты на территорию МНР, то надписи пришлось оформлять в двух вариантах - на русском и монгольском языках. Алфавит для этой цели использовался русский (кириллица), но включавший и буквы, характерные для монгольского языка. Потом добрались и до Китая - произошло это после известных событий на полуострове Даманский.

Много с тех пор воды утекло. Спасибо всем коллегам за совместную работу и службу в Ногинске.

 

 

Раудик Владимир Александрович с 13.11.1964 по 18.11.1976 - инженер отделения, старший инженер отделения, начальник отделения, начальник части; с 18.11.1976 по 25.10.1985 - начальник штаба - заместитель командира ЦАФТО.

Из записок начальника штаба

 

...Последние погожие дни сентября 1964 года. В Гороховском переулке Москвы сдаю экзамены за 6-й курс института (МИИГАиК). Из ВТУ ГШ получаю телефонограмму: явиться к командиру войсковой части 43651 для... выяснения перспектив получения жилья.

После сессии и сдачи должности и дел в училище (ЛВТКУ) получаю предписание для дальнейшего прохождения службы в Ногинске. В штабе (тогда - на ул. 9 Января) предстаю перед очами полковника Никитина Д.И. - в партикулярном штатском платье. Между прочим, в те годы подобное считалось предосудительным поступком, поэтому и принял он меня неулыбчиво. Объясняю, почему не в военной форме одежды, задаю вопрос о возможности получения жилья. Командир обнадежил: вскоре будет готов к сдаче дом для части, и в нем, возможно, я получу квартиру, но... сначала - некоторое время - придется пожить на частной.

По возвращении в Ленинград стал готовиться к отъезду. Потом было прощание с друзьями по альма-матер и с городом на Неве... Расставание с Петроградом (или Москвой) - всегда драма. Такие уж это города.

Но неумолим бег времени. Вот уже более 40 лет прошло с того ноябрьского, послепраздничного дня, когда капитан Александров Борис Федорович, я с женой Валентиной и 4-месячной дочуркой Еленой прибыли из Ленинграда в Ногинск. В парадной форме одежды представились командиру части и заместителям. Город показался серым, неуютным - по главной улице III Интернационала студеный ветер гнал поземку и подсолнечную лузгу.

Ночь провели в производственном помещении первого этажа здания напротив КПП, где вскоре специалист из ГДР смонтировал стереопланиграфы. Утром следующего дня нас приютили, взяв к себе «на постой», работники части Гатилова В.А. и Бурдучкин А.А. В двухкомнатной малогабаритной квартире (ныне такие именуются «хрущевками») на ул. Климова они жили впятером, но... но в тесноте - да не в обиде.

К Новому (1965-му) году получили двухкомнатную квартиру на первом этаже в построенном для части доме на ул. Инициативной. После «прелестей» ленинградской коммуналки (на четыре семьи!) на территории Петропавловской крепости новая квартира показалась просторной. Почти одновременно с нами (на месяц-полтора пораньше) прибыли в часть выпускники ВИА им. Куйбышева В.В.: Кошняков Н.А., Комаров А.И., Комышенец В.И., Протасов Ю.А., Курнев И.С., Понуровский А.Р., Шаповалов Г.Ф. Все они с семьями поселились в этом же доме. Жилищные условия тогда улучшили и ветераны части - наши начальники: Дмитров В.Д., Виноградов М.И., Козлов Н.А., Кошелев В.И., Любомирский С.С., Сергеев В.С., Скляр Я.Г., Чекусов Ю.В.

Начальником части, в которую я был определен, являлся подполковник Емельяненко Ф.П., его заместителем - майор Шарков В.С. После освоения корректорской и редакторской работы и защиты диплома в МИИГАиКе весной 1965 года меня перевели в отделение стереофотограмметрических приборов стереопроекторов и стереопланиграфов (начальник - майор Кошелев В.И., старший инженер - капитан Комышенец В.И.).

То был период освоения технологий, разработанных НИИ ВТС. Освоив съемку рельефа по участкам (зонам), наши работники перешли на сдельную оплату труда и приступили к выполнению заданий по планам ВТУ ГШ.

Особо трудоемким и объемным было картографирование района «Г». Сложность заключалась в том, что высотная основа на район работ была недостаточной (разреженной), а во многих местах (пустынных, малоконтурных) - и не вполне достоверной. Ветераны части с недоумением, огорчением и сожалением вспоминали послевоенный период, когда в ВТС имелись в наличии картматериалы на многие участки данного района, которые были затем возвращены «друзьям» (по тогдашним представлениям) - а себе мы, как оказалось, даже фотокопий не оставили. Уместно припомнить тут народную мудрость: «Дружба дружбой, а табачок врозь».

Добрым словом хочу вспомнить специалистов своего дела, асов съемки рельефа: Бакуту Р.П., Дерегина В.П., Коршунову Р.И., Кручинову Е.В., Проценко Е.М., Щукина Б.П., Барокко Л.Г., а из молодого поколения - Алексееву, Галанову, Фролову и многих других. Нормирование работ профессионально выполняли Конощенок Н.Г., Терская Н.А. Скрупулезно и аккуратно вела учет материалов Семина Н.И.

Начальником части вскоре стал подполковник Галков П.А. - хороший организатор производства, грамотный, деятельный специалист и, выражаясь на современный манер, трудоголик.

Довелось мне возглавлять и отрядные курсы производственного обучения. На курсы набирали молодых ногинчан, преимущественно девушек. Многие из них до сих пор продолжают работать по специальности, повысив свою квалификацию до старших техников, инженеров.

При всех плюсах службы в стационарной части - где нет в подчинении «любимого личного состава» (солдат и сержантов срочной службы), где у офицеров был почти нормированный рабочий день - огорчало то, что вынужден был перехаживать в звании «капитан» три срока (и это при наличии высшего образования и положительных аттестаций).

Впрочем, в таком положении пребывал не я один. В аналогичной ситуации капитану Александрову Б.Ф. пришлось сменить эмблемы топографа на эмблемы ВОСО и реализовать свои профессиональные достоинства в военном училище железнодорожных войск. В марте 1968 года, после трех с половиной лет проживания в Ногинске без семьи, он, наконец, был переведен в Ленинград, где со временем стал старшим преподавателем, полковником - но, увы, не в родной ВТС.

В мае 1968 года меня, наконец, назначили старшим инженером отделения, а через полтора года - уже в майорском звании - утвердили в должности начальника отделения. В эти годы в части спонтанно организовалась группа энергичных, относительно молодых офицеров, которые самостоятельно готовились, а затем сдавали экзамены кандидатского минимума, чтобы попытаться претворить в жизнь афоризм физиков: «Ученым можешь ты не быть, но кандидатом быть обязан».

Сдав два экзамена, я поступил в заочную адъюнктуру при ВИА им. Куйбышева В.В. Составил и утвердил план написания диссертации, изучал литературу по теме, затем сдал экзамены кандидатского минимума, но из-за нехватки времени (вследствие занятости по службе) не уложился в срок и не представил работу к защите, огорчив профессора Лобанова А.Н. - моего руководителя, о чем сожалею. Между прочим, из той группы офицеров доктором технических наук стал Мышляев В.А., кандидатом технических наук - Комаров А.И., а Ладыка И.П. - лауреатом государственной премии СССР.

В 1970 году мне предложили перейти на преподавательскую работу в Ленинградское военно-топографическое училище. Поразмыслив, отказался: понимал, что на какое-то время вновь придется испытать неустроенность с жильем, биться за авторитет в новом коллективе. И - продолжил службу в отряде.

Четыре года (с 1973 по 1976) руководил сначала редакционной, а затем и стереофотограмметрической частью. Это был напряженный труд по картографированию различных районов земной поверхности. Выполнять задания ВТУ ГШ приходилось в сжатые сроки, в некоторых случаях - в оперативном режиме. Командир части полковник Манкевич Д.А. весьма строго спрашивал за выполнение плана, требуя своевременной сдачи продукции с надлежащим качеством. Неоценимую помощь в своевременном обеспечении свежими фотоматериалами оказывали полковники Лучинкин В.И. и Тимофеев Л.Ф., что позволяло нам не снижать темпов работы.

В октябре 1976 года начальник ВТУ ГШ генерал-полковник Бызов Б.Е. в ходе планового посещения части пригласил меня на беседу. Его интересовало состояние моего здоровья, положение в семье, служебная деятельность, выполнение заданий руководимым подразделением, настроение моих подчиненных. Беседа проходила в присутствии командира части полковника Шаповалова Г.Ф. А вскоре, с увольнением в запас начальника штаба подполковника Артемьева А.З., я был назначен на освободившуюся должность. Начальником штаба - заместителем командира части я прослужил 9 лет (до декабря 1985 года). Несколько слов об этом примечательном отрезке моей служебной карьеры.

Вскоре после моего вступления в должность начальника штаба в истории АФТО произошло весьма значимое событие награждение (Указом Президиума Верховного Совета СССР от 23 февраля 1978 года) орденом Трудового Красного Знамени. Поскольку в части уже почти три десятилетия отсутствовал рядовой и сержантский состав, ее знамя хранилось в Центральном музее Вооруженных сил. На основании указа о награждении части орденом и во исполнение требований Устава внутренней службы подполковник Богданов Е.А. по предписанию штаба МВО с вооруженной охраной получил в музее знамя и доставил его в часть. (Впоследствии Евгений Алексеевич Богданов стал начальником штаба ивановского АФТО а затем - и его командиром).

1 апреля в городском Дворце пионеров состоялось торжественное собрание личного состава части, на котором в присутствии представителей командования МВО, ВТУ ГШ, топографического отдела штаба МВО, политотдела спецчастей гарнизона г. Москвы, частей Ногинского гарнизона, партийных и общественных организаций города к знамени ЦАФТО были прикреплены орден и орденская лента. Это награждение способствовало активизации работы в части, которая уже подступала к очередному этапу своего организационно-технологического развития - развертыванию производства цифровых карт местности (ЦКМ).

В личном плане памятен февраль 1980 года, когда постановлением Военного Совета МВО моя фамилия была занесена в Книгу Почета МВО (с вручением соответствующего удостоверения). А в феврале 1981 года группу офицеров части наградили орденами СССР, и мне был вручен орден «Знак Почета» (в обиходе именуемый «Веселые ребята»). И, наконец, в ноябре того же года мне было присвоено воинское звание «полковник». Ежегодно в часть прибывали лейтенанты - выпускники ЛВВТКУ и других ВВУЗов (т.н. «электроники»). Для выполнения новых задач на вооружение отряда поступила сложная электронно-вычислительная техника, дополнительно формировались производственные отделы.

Прибывавшие в часть офицеры были грамотными, эрудированными инженерами. Тем не менее, по прибытии им предстояло усвоить специфику организации и технологии работ, выполнявшихся частью. В становлении молодых офицеров, их адаптации к условиям службы самое деятельное участие принимали наш командир полковник Шаповалов Г.Ф., его заместитель полковник Курнев И.С., начальник вычислительного центра Ладыка И.П. Это способствовало успешному выполнению офицерским составом своих служебных обязанностей, а в целом - своевременной и полной подготовке нового производства, его последующему надлежащему функционированию.

По долгу службы я, как начальник штаба, знакомил молодых офицеров с историей части, ее историческим формуляром, режимом и распорядком службы и работы, обязанностями помощника дежурного по части, расписанием командирской подготовки, приведением личного оружия (пистолетов Макарова) к нормальному бою, организовывал с ними сборы, включавшие занятия по строевой, огневой и физической подготовке, уставам. Много сил отнимала подготовка парадных расчетов для участия в праздничных мероприятиях с привлечением войск Ногинского гарнизона.

Особое место в работе начальника штаба занимала работа по организации периодических проверок состояния командирской подготовки. Такие проверки проводились топографическим отделом штаба МВО под непосредственным руководством его начальника полковника Орлова Г.Н., заместителя - полковника Гаврилова Б.С., старших офицеров отдела подполковников Жуковского И.Г., Тихонравова Е.Н. Начинались проверки со сбора (оповещения) офицерского состава по сигналу, а продолжались - контрольными занятиями по предметам командирской подготовки. Во время проверок практиковалось и проведение оперативных суточных учений с отработкой соответствующих документов в сжатые сроки.

Завершалась проверка подведением итогов, на котором, как правило, командование отмечало рост мастерства офицерского состава отряда, его хорошую выучку. Должным образом на подведении итогов отмечалось и надлежащее выполнение производственных заданий отделениями, отделами и частью в целом.

После перехода отряда в центральное подчинение регулярные проверки производились комиссией ВТУ ГШ под руководством генерал-лейтенанта Псарева А.А., генерал-майора Кошнякова Н.А., полковников Жданова Н.Д. и Понуровского А.Р. Результаты этих проверок были вполне удовлетворительны.

Эффективность работы штаба во многом определялась слаженностью действий его офицеров Ветрова А.И., Виноградова В.М., Медведева О.И., Винниченко М.А., Кулаженкова М.Д., Курилова А.В., Твердова О.В. и служащих Бахтиной А.А., Иванова Л.И., Панина В.М., Чумичкиной А.А., Шматко А.А., Рябиной О.И., Сукачевой Т.В., Калашниковой Ж.М., Уваровой Ф.И. За здоровьем офицеров и служащих части неусыпно следили врач части Кваша Л.К. и медсестра Гордеева Л.Я. Они содействовали обеспечению офицерского состава части путевками для санаторного лечения. Охрану территории части надежно осуществлял личный состав ВОХР, руководимый Листочкиным И.С.

Отдельного упоминания заслуживает, на мой взгляд, вклад в успехи части офицеров, поступивших на военную службу по окончании гражданских ВУЗов. Достойно исполняли свой служебный и профессиональный долг офицеры Гурманов П.Д. (впоследствии - полковник ВТУ ГШ), Тихонравов Е.Н. (впоследствии - полковник ВТУ ГШ), Григорьев А.Л., Левитский Б.Н., Малыгин А.И., Орлов Д.А., Зубов В.Г., Журик Н.А., Миронов В.А., Терентьев В.Н., Никишанов Е.В. и многие другие.

Пример в службе всегда показывали ветераны Альтерман И.А., Артемьев А.З., Анисовец П.К., Барашков В.П., Бабердин В.П., Брик С.Т., Бублейник А.М., Булушев М.Н., Баринов Г.А., Девятов В.И., Демин Д.И., Гордеев В.Ф., Заволокин Н.И., Жигаров П.Ф., Козлов Н.А., Козин И.Ф., Коробейников П.С., Кошелев В.И., Постников В.Г., Протасов Ю.А., Самарин В.С., Сергеев В.С., Скляр Я.Г., Ткачук Н.Ф., Трусов И.А., Тулаев В.Т., Чекусов Ю.В., Шмидт И.А., Яскевич Н.М., Яременко И.И.

Многие годы посвятили работе в части офицеры в отставке Боровский А.Ф., Лебедев С.А., Литвинов А.А., Конощенок Н.Г., Мартыненко В.С., Шнитин Ф.В., Терлецкий Г.Н., Терская Н.А., Синицын В.Л., Упит А.П., Косякин В.Г., Курнев И.С., Ляпустин О.С.

...Воспоминания человека - это искушение последней буквы алфавита. Этими строками отдаю должное тем, с кем довелось служить в конце 70-х - начале 80-х гг. прошлого столетия: командир части Шаповалов Г.Ф., его заместители Курнев И.С., Ладыка И.П., Шемякин А.Г., Зимин В.Н., Михайлин В.С., Форов И.Д., Кудряшов В.А., начальники отделов и отделений Акименко Н.С., Барауля А.В., Бутымов Л.М., Волгин А.К., Гришин Е.Н., Дмитриев Н.И., Дремлюх О.Л., Канищев Э.И., Кваша А.Н., Казакевич А.В., Литвинов А.А., Михайлов Е.А., Селиванов А.Н., Старостин В.П., Голенький В.П., Каптилов В.Г., Добряков Н.К., Вуколов С.В., Пугачев С.Б., Левитский Б.Н., Трубачев Е.И., Тимофеев В.П., Ягубов В.А., Сюняев Ш.И., Поликарпов А.В., Кочетков С.В., Шлепотин В.А., Москвичев Ю.В., Шемякин В.А., Эрмурзаков А.С., в том числе и мои однокашники по училищу Колесов Н.Е., Левин В.Н., Маркин А.Н.

Дело ушедших в запас и в отставку продолжили и продолжают лейтенанты 1980-х. Несколько фамилий из той когорты: Лощ А.И., Иванищев С.И., Карманов В.И., Круцких Ю.В., Прокофьев А.А., Соколовский В.М., Степанов В.М., Сидоров Н.Г., Рогожин М.Ю., Терский А.С., Рыбаков И.Г., Михайлов А.П., Нороха А.И.

Многие за прошедшие годы от лейтенантов выросли до полковников: Фролов Н.В., Братунов В.Г., Иванушкин А.Н., Мухудинов А.И., Потапов С.Л. Успешно командуют другими частями Топографической службы воспитанники ногинского ЦАФТО полковники Галлеев В.И., Семененко А.Ю. и Перепечаев Н.Ф. Николай Иванович Конон стал генералом, начальником 29 НИИ МО РФ.

Подытоживая, упомяну о двух главных постулатах военной службы, коим старался неуклонно следовать: присяга и устав. Служебные отношения старался строить на принципах уважения личности, проявляя требовательность, но взыскивая только за упущения по службе и, опять-таки, строго в рамках требований воинских уставов.

Не отрекаюсь и не стыжусь своего членства в КПСС на протяжении более трех десятилетий. Это была организация, причастная абсолютно ко всем делам и свершениям в стране, хотя во многих случаях и формально. Возможно, поэтому и запомнились мне ответственные, принципиальные, но и справедливые, небезучастные к запросам и нуждам людей партийные работники: начальник политотдела ЛКВТУ полковник Караваев С.Ф., замполит части подполковник Форов И.Д.

По большому счету, удовлетворен своей судьбой, служебной карьерой, работой. «Самой большой моей гордостью всегда будет то, что я служил с вами» - заимствуя эти слова, адресую их в канун 60-летия части и тем, кто уже оставил службу, и тем, кто продолжает носить армейскую форму с эмблемой военного топографа, кто и поныне трудится в ногинском ЦАФТО.

 

 

Трусов Иван Алексеевич с 1952 по 1974 - старший топограф, старший редактор части; с 1975 по 1980 - инженер; с 1980 по 1992 - старший инженер; с 1992 по 1996 - аэрофотогеодезист 10 разряда ЦАФТО.

Из разведчиков - в топографы

 

5 ноября 1949 года я, выпускник ЛВТУ, прибыл со своей боевой подругой в Ногинск, где в то время располагался 47 топографический отряд. Прослужил в этом отряде до осени 1952 года, после чего был переведен в Особый аэрофототопографический отряд. Службу в ОАФТО начинал в отделении мультиплексов (начальник - подполковник Борисов А.А.), где в то время совершенствовали технологию составления карт в камеральных условиях.

Позднее проходил службу в отделении стереопланографов (начальник - майор Манкевич Д.А.), отделении стереометров (начальник - подполковник Ткачук Н.Ф.), отделении (начальник - майор Важливцев П.Д.). В 1964 году (когда именно - уже не помню) меня вызвал командир отряда полковник Никитин Д.И. и сказал: «Будешь организовывать в отряде подготовку карт к изданию методом гравирования». Я убыл в командировку - на курсы при Ленинградской ВКФ., где прошел соответствующее обучение.

По возвращении с курсов был назначен начальником отделения, а затем - старшим редактором части. В октябре 1974 года был уволен по возрасту из Вооруженных Сил, но продолжил работу в части как служащий. Так я проработал еще 23 года, а в феврале 1996 года ушел на заслуженный отдых.

Вся моя жизнь была связана со службой Родине. Начало Великой Отечественной войны меня, мальчишку, застало в деревне Карандаши Варнавинского района Горьковской области, где я родился и рос в семье неграмотных колхозников. Спустя несколько дней в деревне не осталось ни одного мужчины - все ушли на фронт, а уже вскоре начали приходить похоронки...

Нас, подростков, поначалу привлекли к усиленной работе в колхозе, а в начале сентября 1941 года мобилизовали на труд фронту и отправили в Гороховский район (ст. Ильино). В глухом лесу мы копали противотанковые рвы, строили доты и дзоты. Жили в землянках на 50 человек, без отопления (хотя ближе к зиме ударили морозы под 30-35 градусов). Дневная норма выработки - 7 кубов земли на человека, а хлебная пайка - 600 граммов .

Так и трудился, пока в июне 1942 года меня не направили в школу разведчиков, что в Бронницах Московской области. Школу я закончил 18 марта 1943 года и был направлен в село Посол (под Саранск, в Мордовию), где формировался разведдивизион. В его составе я и убыл на фронт. Боевое крещение принял в июле 1943 года на Курской дуге. Мы освобождали Белгород и Харьков, форсировали Днепр, брали с боями Пятихатку, Кривой Рог, Казашку, Новый Буг, Старую Одессу. Затем продвигались в направлении Тирасполя, взяли Бендеры и Кишинев. Воевать продолжал на территории Румынии, Болгарии, Югославии, Венгрии.

Там, вблизи австро-венгерской границы, в ночь с 8 на 9 мая 1945 года - примерно в 4 часа утра - мы услышали интенсивную стрельбу. Нам сообщили, что война окончилась! Если в деталях описывать тот первый День победы, то воспоминаний хватит на целую книгу.

А 12 мая нам приказали уничтожить группировку немецко-фашистских войск близ австрийского города Граца, которая, несмотря на подписанную Германией капитуляцию, не сложила оружия. Здесь мы встретились с американцами и англичанами, с которыми оставались в Граце до 18 июня. Затем Грац перешел в зону оккупации американцев, которые попросили уйти оттуда наши войска. И мы пешком, по 50-градусной жаре, прибыли в Румынию.

Оттуда мой путь лежал в Ленинград, в топографическое училище, которое я успешно закончил в сентябре 1949 года. За время войны прошел с боями от Курска и Белгорода через Украину до Австрии - с полной солдатской выкладкой и стереотрубой ( 16 кг ). За эти годы ни одного раза не ночевал в хате - в лучшем случае, в землянке - и ни разу не помылся в бане. Был удостоен 25 наград, 13 благодарностей Верховного Главнокомандующего и многих благодарностей от командиров частей.

 

 

Литвинова Раиса Федоровна. В 1969-87 гг. - техник, ст. техник, инженер; с 1987-92 гг. - освобождённый председатель профсоюзного комитета; с 1992 г . - по настоящее время - картограф. с 1984 г . - по настоящее время - исполняет обязанности председателя профсоюзного комитета ЦАФТО.

Дорогие мои коллеги...

 

После окончания в 1969 году Московского топографического политехникума я получила распределение в войсковую часть 43651. В течение 10 лет работала на должности техника-картографа в составлении, а 1979 году перешла работать в только что созданный вычислительный центр части, где по новой технологии начинали создавать цифровые карты местности.

Спустя пять лет, во время очередных выборов профсоюзного комитета части мне было доверено возглавить его. Эту трудную и ответственную работу я продолжаю выполнять и сегодня.

Профсоюзная организация части насчитывает в своих рядах 785 работников. Это по-прежнему - самая большая профсоюзная организация в Топографической службе ВС РФ.

В канун 60-летия части будет уместным сказать несколько слов о достигнутых успехах в работе профсоюзного комитета. Несмотря на определенные сложности, наш профком в целом успешно выполняет возложенные на него функции, оказывая посильную помощь руководству части в решении текущих задач.

Главными направлениями работы профсоюзного комитета сегодня являются защита законных прав и интересов гражданского персонала части, помощь нашим труженикам в различных житейских ситуациях.

Значительное место в работе комитета, как и прежде, сохраняет выработка и отстаивание взаимоприемлемых условий коллективного договора, периодически перезаключаемого между руководством и трудовым коллективом части.

Наш профсоюзный комитет проводит большую работу по организации оздоровительного отдыха в летний период: ежегодно дети многих наших работников проводят каникулы на море и в подмосковных оздоровительных лагерях. Кроме того, по сложившейся традиции, в канун каждого новогоднего праздника дети наших работников обеспечиваются бесплатными подарками.

Для работников части, которые находятся ныне на заслуженном отдыхе, профсоюзный комитет совместно с командованием ежегодно организует к Международному женскому дню 8 марта праздничные встречи, а 1 октября - навещает инвалидов труда на дому.

Профсоюзный комитет части придает большое значение объективной оценке заслуг передовиков производства. Ежегодно по ходатайству профсоюзного комитета лучшие работники части награждаются знаками «Отличник геодезии и картографии Российской Федерации».

Следует упомянуть и о том, что за последние годы круг задач нашего профсоюзного комитета существенно расширился. Ввиду того, что в последние годы заработная плата значительно отстает от роста жизненного уровня, профком части неоднократно обращался к министру обороны Российской Федерации по этим вопросам. Увы, перелома к лучшему в укрепления материального благосостояния работников части пока добиться не удалось, хотя мы и сохраняем на это скромную надежду.

В этой связи не без горечи приходится сознавать, что наш трудовой коллектив, созданный усилиями нескольких поколений и прежде отличавшийся стабильностью, в настоящее время теряет лучших специалистов. Сохранение имеющегося у части трудового потенциала, повышение социальной защищенности наших работников - вот о чем, прежде всего, болит сегодня голова у нашего профкома.

Хотелось бы вы этой связи выразить от имени профсоюзного комитета глубокую признательность работникам части, которые в сегодняшних непростых условиях продолжают с достоинством выполнять свой профессиональный долг и вносить весомый вклад в поддержание обороноспособности страны. Спасибо вам от всего сердца!

Хотела бы от себя лично поблагодарить и своих наиболее активных помощников по профсоюзной работе. Это - служащие Житкова В.М., Ноздрунова Т.А., Хлебникова Н.В., Беляева Г.И., Зайцева О.С., Титова Н.В., Железнякова Т.В., Жупикова М.А., Макарова Е.В. и многие другие. Без их поддержки и участия не обходилось ни одно общественно значимое мероприятие, проведенное в части. Отмечу, что многие наши профсоюзные активисты заслуженно награждены Почетными грамотами Московской областной организации, Территориального комитета профсоюза. Не считаясь с личным временем, занятостью на работе, эти люди бескорыстно выполняют свой общественный долг.

Несмотря на тяжелое «перестроечное» время, наш коллектив не подвергся сокращению. Это, конечно же, большая заслуга руководства части, с которым профсоюзный комитет строит свои отношения на принципах взаимопонимания и делового сотрудничества. Думается, во многом именно поэтому до настоящего времени в части сохранился такой замечательный коллектив - дружный и высокопрофессиональный.

Пользуясь случаем, хотела бы поблагодарить тех, кто в различное время формировал трудовой коллектив и его славные традиции, руководил профсоюзной организацией части:

Александров Д.Д. (1958-1963 гг.);

Дмитричева Н.С. (1963-1964 гг.);

Рыжова Т.Н. ( 1965 г .);

Кузнецова А.П. (1966-1967 гг.);

Лебедева Н.М. (1968-1978 гг.);

Шлепотин В.А. (1979-1983 гг.).

В заключение от имени профсоюзного комитета поздравляю всех наших офицеров и служащих с 60-летием части. Желаю вам, дорогие мои коллеги, крепкого здоровья, удачи, любви, оптимизма и веры в лучшее будущее.

 

 

Долотов Сергей Юрьевич с 02.06.1987 по 26.05.2003 - инженер отдела, старший инженер отдела, начальник отделения отдела, начальник отдела ЦАФТО; с 26.05.2003 по настоящее время - заместитель командира отряда - главный инженер.

Мы видим перспективы развития отряда и располагаем для их воплощения значительным потенциалом

 

Моя судьба целиком и полностью связана с нашим ЦАФТО. Родился я в Ногинске. Учился в средней школе №6 вместе с детьми офицеров: Курневым Игорем, Дмитриевым Сашей, Богдановой Леной и многими другими. Вместе с ними занимался в волейбольной секции. От них и узнал, что есть в городе часть, которая занимается созданием карт.

Так школьная дружба привела меня в Ленинградское высшее военно-топографическое командное училище имени генерала армии Антонова А.И. В 1978 году вместе со мной в училище поступили Усов Александр, Явецкий Евгений, Комышенец Александр, Дмитриев Александр, Курнев Игорь. Спустя 4 года мы окончили училище - и разлетелись кто куда. Я был направлен для дальнейшего прохождения службы в войсковую часть 07694 (г. Франкфурт) Группы советских войск в Германии, где прослужил несколько лет.

2 июня 1987 года началась моя служба в войсковой части 43651, куда я был назначен на должность инженера отдела. Командовал частью полковник Шаповалов Г.Ф. После беседы с командиром меня определили в отдел к подполковнику Барауле А.В. Этот отдел создавал цифровые карты местности (ЦКМ) на комплексах АРМ-К и мне, офицеру-полевику, пришлось полностью погрузиться в освоение нового вида работ. Работа была интересной, коллектив отдела оказался сплочённым и дружным, что и помогло мне быстро освоиться на новом месте.

В 1993 году меня перевели в отдел, который занимался традиционным составлением карт по космическим снимкам. Мне было поручено принять участие в создании и внедрении в производство нового комплекса АРМ-Д, предназначенного для обновления топографических карт по космическим снимкам с использованием ПЭВМ.

Под руководством начальника отдела подполковника Ветрова А.И., совместно с разработчиками (ЦКБ «Пеленг», 29 НИИ МО РФ) эта задача была нами успешно решена. Можно сказать, что это был первый серьёзный прорыв в области автоматизации создания топографических карт, с которого началось развитие современных геоинформационных технологий, основанных на применении компьютеризованных комплексов. За создание комплекса АЦФС командир части полковник Казакевич А.В. и начальник отделения майор Юрченков С.В. вместе с остальными разработчиками стали лауреатами премии Правительства РФ.

Именно участие в научных разработках и освоении новых технологий подвигли меня на заочное обучение в Военно-инженерной академии им. В.В. Куйбышева. Это позволило мне продолжить служебный рост - в 1997 году я был назначен начальником отдела. А в 1998 году в должности начальника отдела я вернулся в отдел, где начинал службу в отряде.

К этому времени все отделы, за исключением моего, освоили создание электронных карт на ПЭВМ. Мне предстояло заниматься организацией переобучения личного состава, переводом отдела на новую (компьютерную) технологию создания карт и его перевооружением. К моему счастью, офицерский состав отдела к этому моменту остался прежним, что придало слаженности работе. Заместитель начальника отдела подполковник Лебедев Д.А., начальники отделений (майоры Дёмин В.Н., Чиков Н.Н., Карнов В.В., Мещеряков В.В.) оказали мне неоценимую помощь и большую поддержку. Мы успешно справились с поставленной перед нами задачей - уже через год отдел освоил новую технологию, выйдя на выполнение планового задания в полном объёме.

В мае 2003 года я был назначен главным инженером части. Напомню, что должность главного инженера введена в отряде 22 августа 1981 года. Первым на эту должность был назначен полковник Михайлин Владимир Сергеевич. В то время отряд приступал к созданию ЦКМ для обеспечения полетных заданий крылатых ракет. Потребовалось расширять производство, строить новые корпуса, устанавливать новую технику, налаживать коммуникации. Задачу обеспечения работоспособности всего этого комплекса вопросов и пришлось решать полковнику Михайлину В.С.

В июле 1989 года на должность главного инженера отряда был назначен полковник Фролов Николай Васильевич. К этому времени задачи технического обеспечения производства уже были решены, и на первый план встало наращивание выпуска ЦКМ на основе новых технологий.

Свои должностные обязанности полковник Фролов Н.В. исполнял ревностно, с огромной энергией, опираясь на свой большой опыт в вопросах организации производства. Не считаясь с личным временем, проявляя высочайшую требовательность к себе (и требуя при этом добросовестного отношения к службе от подчиненных), Николай Васильевич на протяжение многих лет бескомпромиссно и весьма успешно отстаивал интересы нашего отряда в ВТУ ГШ и других высоких инстанциях.

Следует особо подчеркнуть, что пребывание Николая Васильевича на посту главного инженера пришлось на самые трудные годы развития отряда, когда фактически речь шла о том, выстоит или не выстоит наша часть под натиском послеперестроечного лихолетья. Оглядываясь назад, просто поражаешься, как много сделано моим предшественником на должности главного инженера. Был, в частности, внедрен в производство целый комплекс современных технологий: по обработке космических фотоснимков, по созданию мировой космической геодезической сети, по получению рельефа на основе космических фотоснимков, создание электронных и цифровых карт и многое другое.

Вместе с командиром части полковником Казакевичем А.В. Николай Васильевич выступил инициатором проведения в мае 1997 года на базе нашего отряда крупной научно-практической конференции по проблематике состояния и перспектив развития отечественного военно-картографического производства. В этой конференции приняли участие представители десятков предприятий, организаций и учреждений оборонного комплекса и Министерства обороны.

Самоотверженный и доблестный труд Фролова Н.В. был отмечен Государственной премией, другими высокими государственными наградами. Он по-прежнему пользуется заслуженным авторитетом и глубоким уважением коллег, с которыми уже свыше 30 лет служит и работает в нашем отряде.

В связи с масштабностью задач, выполняемых частью, в июне 2001 года в ее штат были введены должности главного технолога и главного редактора. На них были назначены подполковники Круцких Ю.В. и Веселов К.Н., которые внесли достойный вклад в развитие нашей части.

Благодаря усилиям всего коллектива части успехи её вышли на мировой уровень. К нам в Ногинск зачастили иностранные делегации:

19 апреля 1994 года - Военно-картографического управления США;

13 июля 1994 года - Топографической службы Народно-освободительной армии Китая;

13 апреля 1995 года - Атташе по вопросам обороны при посольстве Египта в г. Москве;

20 апреля 1995 года - представителей федеральных служб геодезии и картографии от стран СНГ;

16 мая 1995 года - Объединённых Арабских Эмиратов; 19 июля 1995 года - Общевойскового Географического Центра Вооружённых Сил Франции;

29 ноября 1995 года - министерства обороны Греции;

7 июня 1996 года - Института картографии Каталонии;

25 октября 1996 года - Топографической службы Народно-освободительной армии Китая;

4 декабря 1996 года - Топографической службы Вооружённых Сил Словацкой Республики;

2 июля 1997 года - Международной картографической ассоциации (Шотландия) во главе с ее Президентом и Комиссии МКА по стандартам передачи пространственных данных (США) во главе с ее Председателем;

30 июня 1998 года - Топографической службы Вооружённых Сил Республики Беларусь;

29 июня 1999 года - Топографической службы Вооружённых Сил Республики Украина;

16 марта 2000 года - Топографической службы Вооружённых Сил Республики Беларусь;

22 июня 2000 года - министерства Революционных Вооружённых Сил Республики Куба;

5 декабря 2000 года - начальников Топографических Служб стран СНГ (Беларусь, Армения, Киргизия);

26 июня 2001 года - Военно-Географического управления министерства Революционных Вооружённых Сил Республики Куба;

27 июля 2001 года - Военно-картографического управления Генерального штаба министерства национальной обороны Социалистической Республики Вьетнам;

10 октября 2001 года - Общегеографического центра министерства обороны Французской Республики;

31 июля 2002 года - Военно-Топографического управления министерства обороны Румынии;

29 мая 2003 года - начальников Топографических Служб стран СНГ;

17 октября 2003 года - Топографической службы Вооружённых Сил Республики Беларусь;

28 мая 2004 года - военных атташе (20 представителей);

19 мая 2005 года - Службы географической и видовой разведки Вооружённых Сил Великобритании.

30 ноября 2005 года - Топографической службы Оборонительных Сил Финляндии.

 

 

Братунов Владимир Георгиевич. С 18.08.1980 по 11.06.1997 - инженер части, начальник смены отдела, начальник отделения отдела, начальник отдела; с 11.06.1997 по 21.11.1998 - заместитель начальника вычислительного центра; с 21.11.1998 по 03.02.2000 - начальник вычислительного центра; с 03.02.2000 по настоящее время - начальник штаба отряда.

Спасибо комбату

 

...Одна тысяча девятьсот восьмидесятый год, выпускной курс Вильнюсского высшего командного училища радиоэлектроники ПВО. Я, заместитель командира взвода курсантов, за десять дней до начала государственных экзаменов веду взвод с самоподготовки в расположение роты - на пять минут раньше установленного времени.

Как назло, навстречу идёт комбат. Подаю, как положено, команду. Сразу после этого комбат вызвал к себе и, не слушая моих объяснений о том, почему я вёл взвод раньше времени, начал отчитывать меня, пообещав в заключение устроить мне место по выпуску в "тьму-таракань".

На что я имел неосторожность ответить - что, дескать, не место красит человека, а человек место. Гневу комбата не было предела. В результате я не получил диплом с отличием (на государственных экзаменах по научному коммунизму поставили «хорошо») и получил... назначение не в г. Североморск (в часть, где я служил солдатом, и куда планировался по распределению).

За два дня до начала государственных экзаменов прошёл слух, что распределение закончилось. Помня обещание комбата, я попросил начальника кафедры, на которой занимался рационализаторской работой, узнать мою судьбу. Вечером он мне сообщил, что служить я буду в городе Ногинске, что это Подмосковье, что должность капитанская, но должностная категория - топограф.

Мои познания в топографии на тот момент ограничивались несколькими лекциями и практическими занятиями по привязке радиолокационных станций, а из приборов нам показывали только теодолит и буссоль. «Это всё», - подумал я, ставя крест на перспективах службы в радиотехнических войсках ПВО, которые я до этого себе рисовал.

23 августа 1980 года я (в парадной форме) вместе с женой прибыл в Ногинск. Нашёл часть, проходная которой оказалась закрыта. Вохровец преклонного возраста вызвал дежурного по части (службу в тот день нес майор Дудник Анатолий Степанович), который объяснил, что сегодня - суббота, выходной день, поэтому в части, кроме наряда, никого нет.

После этого он рассказал, как дойти до улицы 9 Января, где были оборудованы комнаты для прибывающих лейтенантов. Явиться на службу следовало к 8 часам утра в понедельник. «Ну и контора, - угрюмо подумал я. - Что за войска? Почему суббота - выходной, а не парково-хозяйственный день? Почему на проходной сторож, а не солдаты?..»

В конце концов, недобрым словом помянув комбата, я пошёл устраиваться в общежитие. А когда в понедельник увидел, сколько гражданского персонала идёт через проходную (и в основном - женщины), то настроение у меня совсем упало.

После представления командиру части полковнику Шаповалову Г.Ф. и заместителям командира началась моя служба в части. В тот год, кроме выпускников ЛВВТКУ, в часть прибыли и выпускники училищ по специальностям радиоэлектроники. Сборы со вновь прибывшими офицерами, знакомство с частью, людьми, техникой и технологиями, задачами, которые были на нее возложены, перспективами развития части - уже в то время одной из ведущих в Военно-топографической службе - позволили мне понять, что о лучшем месте службы и мечтать не стоит.

Первым начальником отделения у меня был подполковник Кресальный Г.Б. Опытный образец комплекса "Аналит" был первым фотограмметрическим прибором, который пришлось изучать. На то время это был совершенно новый комплекс, в котором взаимодействовали электроника, механика, сложная оптика и уникальная технология. Для меня всё это было ново и интересно. Большую помощь в освоении комплекса мне оказали служащие части Косичкин Ю.И., Ефремов И.Ю., Шмидт В.И., Зайцева А.С.

1980-е годы ознаменовались поступлением на вооружение части большого количества новой электронной и фотограмметрической техники. Часть развивалась организационно - в нее прибывали специалисты разных профессий, развертывались новые подразделения, велось строительство нового производственного корпуса.

Поставку техники и пуско-наладочные работы проводили представители Института технической кибернетики Академии Наук Белоруссии, Белорусского оптико-механического объединения, Ленинградского оптико-механического объединения, Научно-производственного объединения "Рубин" (г. Пенза), с представителями которых мне довелось поработать при установке техники. С некоторыми я и ныне поддерживаю связь.

Для поддержания в рабочем состоянии техники в части был создан отдел технического обслуживания, первым начальником которого назначили подполковника Акименко Н.С. В состав отдела входило и отделение, обслуживающее фотограмметрические комплексы "Аналит", впоследствии замененные на комплексы "Ортомат". Отделение возглавлял в то время капитан (впоследствии подполковник, заместитель начальника вычислительного центра части) Федоров А.Г., от которого в январе 1990 года я принял отделение.

В отделении собрались высококвалифицированные специалисты, способные решать сложные задачи. Это и ныне работающие в части майоры Чумак-Жунь В.В., Волков В.В., служащие Комкова Т.Ф., Гейвандова О.Н., Яланский В.С., Богуславский А.А., Рубан И.Н.

В марте 1993 года я был назначен начальником отдела технического обслуживания, сменив на этом посту своего первого начальника отделения подполковника Кресального Г.Б. Отдел насчитывал 32 офицера и 64 служащих - это был большой и сложный коллектив, обслуживающий ЕС ЭВМ, ПЭВМ, фотограмметрические комплексы АРМ-Д, АРМ-ДМ, АЦФС. Огромную помощь в руководстве отделом и организации технического обслуживания вычислительной техники мне оказывали офицеры отдела Агапкин А.М., Нефедьев Ю.А., Шамшин В.Ф., служащие Ларин А.А., Малыгина А.П., Колпакова Г.А. и многие другие.

В 1997 году меня назначают заместителем начальника вычислительного центра, а в ноябре 1998 года - начальником вычислительного центра. В этой связи хотелось бы сказать спасибо за совместную службу в ВЦ подполковникам Кочеткову С.В., Петрушину В.Е., Перепечаеву Н.Ф. (ныне - полковник, командир ЦГЧ).

Но волею судьбы (в лице командира части полковника Казакевича А.В.) с февраля 2000 года я начал заниматься боевой, мобилизационной и прочими подготовками, которые входят в обязанности начальника штаба.

В "Историческом формуляре части" содержатся сведения о начальниках штаба нашей части, которые я приведу в хронологической последовательности. Начальниками штабов на протяжение 60-летней истории нашего отряда были:

подполковник Зданчук Евгений Платонович - с июля 1947 г . по июнь 1949 г .;

полковник Токарев Алексей Дмитриевич - с июня 1950 г . по март 1953 г .;

подполковник Дёмин Дмитрий Иванович - с августа 1953 г . по январь 1958 г .;

полковник Упит Андрей Петрович - с февраля 1958 г . по февраль 1961 г .;

подполковник Сторн Александр Васильевич - с февраля 1961 г . по март 1963 г .;

полковник Дёмин Дмитрий Иванович - с марта 1963 г . по октябрь 1970 г .;

подполковник Артемьев Авенир Захарович - с декабря 1970 г . по август 1976 г .;

полковник Раудик Владимир Александрович - с ноября 1976 г . по октябрь 1985 г .;

полковник Нарожный Альберт Иванович - с октября 1985 г . по октябрь 1989 г .;

полковник Волгин Анатолий Константинович - с ноября 1987 г . по июль 1989 г .;

полковник Балдов Николай Иванович - с июля 1990 г . по январь 1991 г .;

полковник Роженко Александр Григорьевич - с февраля 1991 г . по февраль 1996 г .;

полковник Семененко Александр Юрьевич - с февраля 1996 г . по октябрь 1998 г .;

полковник Добряков Николай Константинович - с ноября 1998г. по январь 2000 г .

 

А теперь немного истории. Я выборочно процитирую записи из "Исторического формуляра части".

"1946 год, являясь первым годом существования отряда, был фактически годом формирования, подготовки кадров и сколачивания подразделений. Тем не менее, несмотря на большую текучесть личного состава, основная задача - подготовка квалифицированных кадров была решена успешно, и офицерский состав к концу года был полностью подготовлен к выполнению стоящих перед отрядом производственных задач".

"В период с 1 по 6 сентября 1953 года походное картографическое отделение принимало участие во фронтовом командно-штабном оперативном учении. С заданием по обеспечению учений боевой графической документацией отделение справилось успешно".

"В декабре 1963 года боевая подготовка была проверена комиссией топографического отдела штаба Московского военного округа, общая оценка боевой подготовки офицеров отряда признана ХОРОШЕЙ".

"Проверка состояния боевой и политической подготовки за 1973 год проводилась в присутствии начальника топографического отдела штаба ОЛ МВО. Общая оценка боевой и политической подготовки части ОТЛИЧНО. Оценка утверждена командующим войсками ордена Ленина Московского военного округа".

Замечу, что боевая подготовка - основной показатель готовности части решать задачи в соответствии с предназначением. В разные годы существования части за боевую готовность ставились оценки от УДОВЛЕТВОРИТЕЛЬНО до ОТЛИЧНО, было разное количество отличников боевой подготовки - от нескольких человек до 135 офицеров и до 140 классных специалистов. Но выводы всех комиссий были однозначны - "Войсковая часть 43651 боеспособна и готова решать поставленные задачи в соответствии со своим предназначением".

Таковой часть является и сегодня. Ну, а за назначение сюда - спасибо комбату.

 

 

Кичатов Игорь Петрович. С 18.06.1991 по 27.06.2001 - помощник начальника политического отдела по комсомольской работе, помощник начальника военно-политического отдела по работе среди молодежи, офицер по правовой работе, офицер по общественно-государственной подготовке; с 28.06.2001 года по настоящее время - заместитель командира отряда по воспитательной работе.

Надежный и сплоченный коллектив

 

...Заканчивая Минское высшее военно-политическое общевойсковое училище, я и представить себе не мог, что буду проходить службу в столь уникальной воинской части, как наша. Я был назначен в ЦАФТО (на конкурсной основе) на должность помощника начальника политического отдела по комсомольской работе в июне 1991 года. Назначение состоялось после беседы в политическом отделе специальных частей и подразделений

Центрального подчинения в связи с сокращением должности заместителя командира испытательной роты по политической части, на которой я отслужил почти 3 года.

После прибытия в ЦАФТО и знакомства с его личным составом (а произошло это в первые же выходные на, как оказалось, последнем в истории части туристическом слете, где я вместе с женой присутствовал по рекомендации начальника политического отдела полковника Искоростинского АИ.) я был крайне удивлен, что в наших Вооруженных Силах существуют воинские части, где нет ни солдат, ни прапорщиков, но зато имеется огромное количество офицеров и служащих.

На новой должности мне довелось прослужить всего два месяца, один из которых я находился в отпуске. За это время удалось только уточнить списки комсомольцев, многие из которых «сидели» в декретном отпуске, в то время как другие массово выходили из рядов ВЛКСМ. Успели мы провести и комсомольские собрания в отделах и части. А в августе 1991 года грянул путч, после которого и КПСС, и ВЛКСМ были объявлены вне закона, а политический отдел - в полном составе выведен за штат.

Мы находились в подвешенном состоянии почти до наступления нового, 1992 года. За это время мне удалось вернуть денежные средства, имевшиеся в части, бывшим членам ВЛКСМ и под руководством майора Архангородского Л.А. (бывшего старшего инструктора политотдела) научиться играть в бильярд. Турниры по бильярду в описываемое время проходили между экс-политработниками в клубе части почти каждый день.

Когда, наконец, с нами определились, в части был создан военно-политический отдел, начальником которого стал подполковник Тимофеев В.П. Я был назначен на должность помощника начальника военно-политического отдела по работе среди молодежи. Но не успели мы вникнуть в свои обязанности, как в начале 1992 года военно-политический отдел был расформирован - с одновременным включением в штат помощника командира части по работе с личным составом, психолога и офицера по правовой работе.

Так, под руководством помощника командира части по работе с личным составом (в шутку его называли "помкомпораблиСОС") полковника Балдова Н.И. мне пришлось штудировать многочисленные приказы министра обороны, юридическую литературу, изучать кодексы и даже судебную практику - с тем, чтобы грамотно давать консультации и обучать личный состав. Но и эта структура просуществовала недолго.

После очередной пертурбации с мая 1994 года в штате части осталась только должность офицера по общественно-государственной подготовке, которую я и исполнял до июня 2001 года, когда в части дополнительно ввели должность заместителя командира по воспитательной работе. На эту новую должность я и был назначен с легкой руки командира части полковника Казакевича А.В. и главного инженера части полковника Фролова Н.В.

Все это я вспомнил и рассказал не только для того, чтобы в очередной раз подтвердить слова мудреца о том, что нет ничего хуже, чем жить в эпоху перемен, но и затем, чтобы подчеркнуть: если у тебя заботливые командиры и начальники, верные друзья и товарищи, любящая семья, то и эпоху перемен можно прожить с пользой - для дела и для себя.

А служить все это время, действительно, было легко, потому что в нашей части был создан крепкий и здоровый коллектив, и не менее крепкие и здоровые традиции. За это мы должны сказать большое спасибо не только отцам-командирам, но и их заместителям по политической части, а именно:

подполковнику Алешкину Сергею Ивановичу (1946-1957 гг.);

подполковнику Кравченко Дмитрию Ивановичу (1957-1963 гг.);

подполковнику Елисееву Василию Константиновичу (1963-1967 гг.);

подполковнику Климову Николаю Петровичу ( 1967 г .);

подполковнику Милю-дину Степану Михайловичу (1967-1974 гг.);

подполковнику Форову Игорю Дмитриевичу (1974-1979 гг.);

полковнику Кудряшову Вячеславу Александровичу (1979-1986 гг.);

полковнику Искоростинскому Александру Иннокентьевичу (1986-1991 гг.);

подполковнику Тимофееву Валентину Петровичу (1991-1992 гг.);

полковнику Балдову Николаю Ивановичу (1992-1994 гг.);

полковнику Роженко Александру Григорьевичу, в разное время исполнявшему обязанности заместителя командира по воспитательной работе.

Конечно, в "доперестроечные" времена намного больше внимания уделялось политико-воспитательной работе с личным составом. Может быть, даже и излишне много, но с другой стороны, без этой работы в части не мог быть создан такой замечательный и сплоченный коллектив, который, несмотря на все невзгоды, продолжает трудиться.

В подтверждение сошлюсь на следующие факты. До 1960 года командование ногинского АФТО состояло из командира, заместителя по политической части и заместителя по снабжению. А начиная с 1961 года - из командира, заместителя по политической части и секретаря партийного комитета (при численности отряда в 63 офицера и 30 рабочих и служащих!).

В период наивысшего расцвета части (в «золотые» 1980-е годы) на учете состояло 327 членов КПСС и 6 кандидатов в члены партии, 649 членов ВЛКСМ. Функционировало 16 первичных партийных организаций, насчитывавших 46 партийных групп. И как бы ни относились мы к тому "застойному" времени - кто с иронией, кто с нескрываемой тоской - воспитательная работа в части была организована на самом высоком уровне, поголовно охватывая и офицеров, и служащих. Да, на эту работу тогда находились и материальные средства, и деньги, и время. Да, и уровень подготовки офицеров и служащих, их денежное довольствие и заработная плата, а, главное - авторитет военной службы и созидательного труда - были намного выше сегодняшнего. Во многом благодаря этому было, безусловно, легче служить и работать. Более насыщенным был и коллективный отдых. Подавляющее большинство офицеров и служащих до начала в нашей стране «эпохи прихватизации» с энтузиазмом принимали участие и в смотрах художественной самодеятельности, и в многочисленных экскурсиях по Москве и Подмосковью, и в упоминавшихся мной знаменитых (на весь Ногинский район!) туристических слетах части.

Сегодня (по целому ряду причин) организовывать в части воспитательную работу - как, впрочем, и всю ее деятельность - намного сложнее. А потому надо отдать должное командиру части полковнику Казакевичу А.В., его заместителям, ветеранам части и в целом всему ее коллективу, за то, что в непростое время катастроек и псевдореформ были сохранены имя и честь ногинского ЦАФТО, укреплен его моральный и профессиональный авторитет в Топографической службе.

Считаю, что главная задача воспитательной работы - и сегодня, и в будущем - состоит в том, чтобы удержать завоеванные нами позиции, сохранить коллектив нашей части, преумножить ее славу и традиции. Для этого есть все предпосылки - ведь офицерам и служащим по-прежнему есть с кого брать пример, а ветеранам нашего ЦАФТО (во главе с председателем Совета ветеранов Ладыкой И.П.) есть, кому передавать свой опыт. Наконец, и потому, что командование части, несмотря на все трудности, старается создать и создает надлежащие условия для нашей службы и работы. Этому также способствуют и добрые, взаимоуважительные отношения, сложившиеся у командования с профсоюзным комитетом части во главе с Литвиновой Р.Ф.

Особую благодарность в канун 60-летия части хотелось бы выразить за оказанную помощь в воспитательной работе среди офицеров и служащих Благочинному церквей Богородского округа протоиерею Михаилу Ялову.

Надо отметить, что сегодня все больше людей, в том числе в части, обращаются к православной вере. И потому одним из центральных направлений воспитательной работы должно оставаться развитие связей между армией и церковью, основанных на добрых традициях, заложенных в незапамятные времена и воспитавших для нашего Отечества стольких великих полководцев.

От себя лично должен выразить огромную благодарность за науку, за поддержку в службе - с надеждой на дальнейшее оказание помощи - полковнику Казакевичу А.В., полковникам Роженко А.Г., Искоростинскому А.И., Фролову Н.В., Варламову В.А. (до 2004 года - помощник начальника ВТУ ГШ по воспитательной работе), Балдову Н.И., служащим Ладыке И.П. и Литвиновой Р.Ф. Большое спасибо всем тем офицерам и служащим, с которыми довелось вместе съесть не один пуд соли, решить не одну задачу: полковникам Братунову В.Г., Долотову С.Ю., подполковникам Иванову В.В., Соколовскому В.М., Дмитриеву Д.С., Лощу А.И., Усову А.В., Гришину Е.Н., Рогожину М.Ю., Солдатову И.А., Ованову В.Г., Кузнецову А.В., майорам Чикалову А.В., Рубцову А.В., Авдееву О.Н., Тюрикову А.Е., Саулю А.Н., капитану Виноградову Д.В., служащим Токаревой Т.А., Савинкиной О.Н., Строкач Е.С., Жупиковой М.А., Аксеновой Е.В., Калашниковой Ж.М., Зайцеву Б.А., Багдасарян А.А., а также всем офицерам и служащим, участвующим в концертах художественной самодеятельности и многим другим.

Спасибо всем офицерам и служащим за понимание, добросовестную службу и работу. Думаю, что вместе нам по силам решить все задачи, стоящие перед частью, способствовать ее дальнейшему развитию и процветанию.

 

 

Иванов Валерий Викторович с 22.08.1986 по 25.02.2000 - инженер отдела, старший инженер отдела, начальник отделения отдела, начальник отдела; с 25.02.2000 по настоящее время - начальник вычислительного центра ЦАФТО.

 

Соколовский Виктор Михайлович с 19.08.1983 по 22.02.2000 - инженер отдела, начальник смены отдела, начальник отделения отдела; с 22.02.2000 по настоящее время - заместитель начальника вычислительного центра ЦАФТО.

Горячие будни вычислительного центра

 

В начале 1990-х годов у Вооружённых Сил РФ появляется потребность в новых видах цифровой информации о местности для решения задач автоматизированного управления войсками и оружием. В связи с этим Военно-топографическое управление Генерального штаба поставило перед нашей частью задачу по созданию новых видов продукции: электронных карт, цифровых ортофотопланов, цифровых топографических карт, цифровых проблемно-ориентированных моделей местности.

Для решения этих задач специалистами части совместно с 29 НИИ МО РФ были созданы (и продолжают совершенствоваться) технологии и специальное программное обеспечение, разработаны требования к видам цифровой информации о местности (ЦИМ). Экспериментальные образцы электронных карт (ЭК) были созданы на комплексах АРМ-К в 1991-92 гг. Одновременно с этим в часть поступают первые персональные электронно-вычислительные машины (ПЭВМ) и программное обеспечение создания ЭК "Интелвек".

Вскоре в вычислительном центре было организовано экспериментальное подразделение, которое начало создание электронных карт на основе компьютерной технологии.

Параллельно группой программистов нашей части велась разработка системы электронных карт "Панорама", включающая в себя технологию создания электронных карт, описание форматов и программное обеспечение. Наиболее активное участие в ее разработке приняли подполковники Савочкин В.Н., Беленков О.В., Железняков А.В., служащие Пантелеева Н.А., Горбунов А.В., Шишкова Л.А.

В 1994 году в части были успешно проведены испытания, а затем и опытная эксплуатация опытного образца нового комплекса создания ЭК - комплекса АМР-КР (заводской номер 1). Общее руководство этой работой осуществляли полковник Фролов Н.В., полковник Барауля А.В. и подполковник Федоров А.Г., а ее непосредственную организацию - подполковник Иванищев С.И., майор Семенов С.Н., майор Филиппов И.А., майор Рогожин М.Ю., капитан Мокот А.В., ст. лейтенант Кошелев Н.И., лейтенант Краснов В.М. Большую поддержку в организации испытаний и опытной эксплуатации вычислительному центру оказали начальник отдела 29 НИИ МО РФ полковник Леонтьев В.А., начальник отдела ВТУ ГШ полковник Александров Ю.С.

1 ноября 1994 года к массовому производству электронных карт на основе компьютерной технологии приступили вновь сформированный 14 отдел (начальник - подполковник Шаповалов С.Г.) и (после перевооружения) 10 отдел (начальник - подполковник Мороз СМ.). В связи с началом боевых действий в Северо-Кавказском регионе Российской Федерации названным отделам, наряду с выполнением планового задания почти сразу же пришлось выполнять оперативные задания по созданию ЭК масштаба 1:200 000 на район Чеченской Республики и прилегающие территории. Особо сложными были работы по созданию электронного плана города Грозный.

Тем не менее, благодаря напряженной и слаженной работе офицеров и служащих задание было успешно выполнено. Опыт его выполнения позволил впоследствии усовершенствовать организационно-технологические условия производственной деятельности отделов вычислительного центра, способствовал оптимизации их взаимодействия.

В течение 1995 года продолжалось перевооружение подразделений создания ЭК комплексами АРМ-КР. Каждый комплекс включал 5-7 ПЭВМ, сканер барабанного типа и средства межмашинной связи (локальную сеть типа IOLA ). Заметим, что технические характеристики ПЭВМ постоянно улучшались, однако на начальном этапе функционирования производства электронных карт они все же несколько отставали от потребностей производственных подразделений. Благодаря настойчивости главного инженера части, руководства вычислительного центра этот вопрос постепенно был разрешен.

Одновременно продолжались работы по созданию цифровых карт местности. Для повышения эффективности обработки ЦИМ силами специалистов отдела технического обслуживания, были установлены две ЭВМ ЕС-1066. В монтаже и пуско-наладочных работах названной техники отличились подполковники Соколовский В.М., Рыбаков И.Г., Агапкин А.М., Сорокин О.А., майоры Ульянов И.А., Беляев В.М., Шамшин В.Ф., служащие Ларин А.А., Малыгина А.П., Ладыка Р.Ф., Колпакова Г.А., Видов В.М., Злобина В.А.

Для автоматизации работ по обновлению топографических карт по фотоматериалам в описываемый период были приняты на вооружение составительских подразделений части комплексы АРМ-Д.

Кроме того, специалистами части было разработано и внедрено программное обеспечение банка цифровых картографических данных (БЦКД), что позволило повысить надёжность хранения ЦИМ. Активное участие в его разработке приняли подполковники Перепечаев Н.Ф., Петрушин В.Е., майор Иванов В.В.

В 1996 году было разработано базовое картографическое обеспечение, включающее в себя кодовый состав и формат электронных карт, правила цифрового описания, а также систему контроля качества. Это позволило установить единые правила создания электронных карт и принять их, наряду с традиционными топографическими и специальными картами, на снабжение силовых структур Российской Федерации. С этого времени начинается активная выдача ЭК потребителям.

В связи с бурным развитием компьютерных технологий и операционных систем, начиная с 1990-х гг. в части успешно решаются задачи по модернизации программного обеспечения. В качестве универсального средства создания электронных карт по фотоснимкам и картматериалам принимается программный комплекс "Типаж-М". Базовое картографическое обеспечение пересматривается, вместо него создаётся информационное картографическое обеспечение, в результате чего повысились требования к качеству выпускаемой продукции.

Опыт применения ЭК, цифровых фотопланов, цифровых проблемно-ориентированных моделей местности в интересах обеспечения штаба и войск Объединенной группировки ВС РФ в Северо-Кавказском регионе в конце 1999 года выявил необходимость более оперативного доведения до потребителей актуальной цифровой информации о местности. Для решения этой задачи в 2000 году была открыта опытно-конструкторская работа (ОКР) по созданию системы обеспечения ВС РФ цифровой информацией о местности, предназначенной для осуществления технологических процессов планирования, создания, обновления, хранения и доведения ЦИМ, а также метаданных о ней потребителям в соответствии с их потребностями.

В рамках указанной ОКР имевшееся программное обеспечение БЦКД существенно модернизируется. В части создаётся объект системы обеспечения со статусом центрального банка картографических данных (ЦБКД), в котором аккумулируется вся информация о ЦИМ на районы, подлежащие цифровому картографированию в ТС ВС РФ. В структуру этого объекта вошли комплексы программно-технических средств, позволяющие:

создавать цифровую информацию о местности (ЦИМ) по картографическим и фототопографическим материалам космического зондирования земной поверхности;

накапливать указанную информацию и надёжно хранить ее на высокоёмких носителях;

создавать и тиражировать эталонные компакт-диски с ЦИМ;

оперативно доводить ЦИМ до штабов и войск.

Все комплексы были объединены в единую локально-вычислительную сеть для эффективного обмена информацией и её защитой от несанкционированного доступа. В их состав вошли наиболее современные технические средства: носители большой ёмкости на магнитных дисках и стриммерных лентах, линия тиражирования компакт-дисков, плоттер, более 70 ПЭВМ, фотограмметрические сканеры, комплексы "Стереоанаграф" и "Дельта". Активное участие в разработке и внедрении указанной системы приняли командир части полковник Казакевич А.В., главный инженер полковник Фролов Н.В., руководство вычислительного центра, главный технолог подполковник Круцких Ю.В., начальник отдела подполковник Петрушин В.Е.

Одновременно перед вычислительным центром встала задача полного технического перевооружения подразделений создания ЦИМ. В течение 2002-03 гг. на вооружение части принимаются комплексы АРМ-ЭК, модернизируются устаревшие комплексы АРМ-КР. Усилиями офицеров и служащих части в указанный период было установлено и введено в эксплуатацию свыше 200 современных ПЭВМ.

На данном этапе наиболее перспективным направлением развития части является создание ЦИМ по материалам космического фотографирования. С этой целью на вооружение части были приняты цифровые фотограмметрические станции и комплексы "АЦФС", "Леграндит". Совместно со специалистами 29 НИИ МО РФ были разработаны и внедрены в производство технологии создания цифровых ортофотопланов. Проводится большая работа по совершенствованию программного обеспечения развития фотограмметрических сетей.

Для решения задач более эффективного автоматизированного управления производством, совершенствования редакционной работы, цифровых методов обработки материалов космического фотографирования в части сформирован объект интегрированной картографической системы (ИКС), которая функционально интегрирует технические средства и технологии создания, обновления, хранения ЦИМ, имеющиеся в ТС ВС РФ, а также перспективные программно-аппаратные средства. Функционально ИКС позволяет:

принимать и производить привязку к местности материалов дистанционного зондирования земной поверхности;

хранить исходную информацию в цифровой форме;

проводить редакционно-подготовительные работы;

создавать планово-высотную основу;

оперативно создавать и обновлять ЭК и специальные цифровые модели местности;

систематически планировать и контролировать ход выполнения специальных работ;

изготавливать информацию о рельефе местности и ортофотопланы.

 

В части была установлена современная цифровая фотограмметрическая станция "Фотомод", произведено дооснащение части комплексами "Стереоанаграф" и "Леграндит". Был также развёрнут пункт приёма цифровых материалов дистанционного зондирования земли.

Большую работу по внедрению ИКС проводят полковник Долотов С.Ю., руководство ВЦ, подполковник Демиденко А.Г., служащий Фролов Н.В.

Подытоживая, отметим, что с момента образования (четверть века назад) и до настоящего времени вычислительный центр нашей части постоянно находится на передовых рубежах развития технологий создания ЦИМ. Во многом это - следствие тщательно организованной и энергичной работы всего личного состава ВЦ, руководства вычислительного центра, который в разные годы возглавляли полковники Ладыка И.П., Барауля А.В., Добряков Н.К., Братунов В.Г., Нарожный А.И., Волгин А.К., подполковники Каптилов В.Г., Фёдоров А.Г., Перепечаев Н.Ф.

Отдельные слова благодарности следует сказать и ветеранам вычислительного центра. Верим, что вычислительный центр отряда и далее будет следовать богатым традициям, заложенным на рубеже 1970-80-х гг. в период функционирования опытного цифрового картографического производства, чтить эти традиции, бережно хранить их и преумножать.

 

 

Рогожин Михаил Юрьевич. С 16.08.1985 по 16.06.2001 - инженер, старший инженер отдела, начальник отделения, старший помощник начальника штаба, заместитель начальника штаба отряда.

Наши карты спасли жизнь многим российским парням...

 

О продукции, выпускаемой ногинским ЦАФТО, за минувшие десятилетия сказано немало. Почти все - в превосходной степени. Результаты деятельности отряда многократно измерены и оценены - в номенклатурных листах и гигабайтах, баллах и процентах.

События второй (за последние 10 лет) чеченской кампании, стать участником которой - вместе с коллегами по 29 НИИ МО РФ и топографической службы Северо-Кавказского военного округа (СКВО) - мне было уготовано Судьбой, дают право на собственную оценку работы, проделанной нашим отрядом на рубеже 1999-2000 гг. Заимствуя название старого кинофильма, без тени лукавства скажу: карта - это больше, чем жизнь.

...Мы прибыли в Моздок ранним утром 15 ноября 1999 года. Задание нашей группе, условно говоря, группе геоинформационного обеспечения - было сформулировано в соответствующем документе предельно просто: продемонстрировать в штабе Объединенной группировки войск (сил) (ОГВ (с)) крупномасштабные электронные карты и цифровые фотопланы на территорию в пределах административных границ Чеченской Республики, а также возможности решения на их основе тактических задач в ГИС «Панорама». Допускалась - поначалу, правда, чисто теоретически - и возможность нашего участия в реальной подготовке данных о местности при принятии решений на огневое поражение противника (!). Постараюсь читателей хотя бы кратко познакомить с тем, что получилось на практике.

Руководил нашей группой полковник Долгов Е.И. (в то время - начальник отдела 29 НИИ МО РФ). Кроме него, в состав группы входили полковник Сидоров И.В. и подполковник Мироненко А.Н. (сотрудники НИИ, отвечавшие за демонстрацию возможностей применения цифровой фотопродукции военного назначения), а также капитан Яковлев Н.Н. (адъюнкт НИИ, отвечавший за работу автономных средств спутниковой навигации). Ну, а демонстрацией возможностей электронных карт, оперативно изготовленных ногинским ЦАФТО, предстояло заниматься автору этих строк.

В расположении топографического отдела штаба группировки нас встретил начальник окружной топослужбы полковник Васильевых В.А. Сразу же возникла проблема: расселять нас на общих основаниях (в ротной казарме) было нельзя, поскольку мы привезли с собой не только энное количество секретных материалов, но и дорогостоящее оборудование: ноутбук, проектор, фотопринтер и т.п.

Решил проблему представитель комендантской службы штаба группировки майор Денисовский («по жизни» - комендант курортной Анапы, и, как и мы, находившийся здесь в командировке). Он распорядился освободить... из камеры временно задержанных военнослужащих всех ее обитателей - в основном, дезертиров (отправив их под конвоем в менее «комфортабельные» помещения), а саму камеру (бывшую оружейную комнату) после уборки и дезинфекции любезно предоставил нам.

Такое начало одновременно и обнадеживало, и обескураживало. С одной стороны, мы оказались обладателями отдельного помещения, в котором нам хватило места не только для оборудования и личных вещей, но и для нескольких коек - в двух шагах от комнаты начальника топослужбы и под неусыпным оком комендантской охраны. С другой стороны, несколько смущал вид из окон - «небо в клеточку». Мощные решетки имелись и на металлических дверях, ведущих в комнату.

...Впрочем, обо всем, напрямую не связанным с нашей непосредственной работой, мы вскоре позабыли. Точно так же, как забыли на все время командировки о полноценном (хотя бы 6-часовом) сне и хоть о каком-то подобии выходных.

Работы и в самом деле ожидалось много - причем работы совершенно новой. Нашей группе предстояло (при активном участии окружной топослужбы) сыграть роль связующего звена между воюющим (в натуре) округом и частями центрального подчинения, обеспечивавшими штабы и войска цифровой картографической продукцией, в первую очередь крупномасштабными электронными картами (ЭК). Выполнение задачи осложнялось тем, что на тот момент системы централизованного снабжения штабов и войск ЭК, по сути, еще не существовало. Не было ни наставлений, ни нормативов, ни даже обыкновенной учетной документации (последнюю нам пришлось разрабатывать «на коленке» в последний момент перед выдачей ЭК).

По замыслу разработчиков системы обеспечения штабов и войск ЭК, в перспективе все это должно было происходить на основе современных средств коммуникации - защищенных каналов космической связи и соответствующей компьютерной аппаратуры, установленной в центрах боевого управления (на командных пунктах), на боевых машинах и т.п. (первые экспериментальные экземпляры этой аппаратуры поступили в ОГВ (с) в дни нашего пребывания на Северном Кавказе). Реализация этих завораживающих воображение перспектив во многом зависела от успеха работы нашей группы - в тесном сотрудничестве с оборонным предприятием «Системпром» (разработчиком аппаратуры) и отделом АСУ штаба группировки, офицерам которого - по крайней мере, на первых порах - предстояло осуществлять эксплуатацию этой аппаратуры и «загруженных» на нее ЭК.

Приближать «светлое будущее» пришлось довольно прозаическим способом - развозить ЭК по штабам групп войск в составе ОГВ (с). Так и получилось, что основным средством передвижения для нас на время командировки стали «вертушки» - вертолеты Ми-8. Компания в этих полетах подобралась очень дружная: начальник отдела АСУ штаба группировки полковник Семенченко Н.Г., начальник 8 отдела группировки полковник Платонов Б.Ф. и служащий «Системпрома» Челноков В.А. От каждого из нас зависела работоспособность апробируемой системы, продвигать которую в реальной боевой обстановке оказалось ох как нелегко.

Первый «визит вежливости» мы совершили в Северную группу (командующий - генерал Булгаков Н.А.), штаб которой тогда был развернут на Терском хребте, километрах в трех к северу от Грозного (в солнечную погоду окраины совершенно разрушенного города были видны как на ладони - при условии, что рядом не чадило какое-нибудь разбомбленное нашими «грачами» - Су-25 - нефтехранилище).

Чечня встретила нас тепло - в буквальном смысле слова: в начале декабря столбик термометра днем подпирал отметку +10.

Но на командном пункте «северных» было не тепло, а жарко: едва войдя в штабной кунг со своей аппаратурой, мы стали невольными свидетелями одного из многочисленных драматических моментов, перемежавших эту антитеррористическую операцию. Как позже объяснил нам управлявший боем начальник штаба полковник Евтушенко В.Н., колонна наших войск попыталась сходу пройти к городу Аргун (восточнее Грозного), но при въезде на мост, по которому можно было подобраться к городу, минуя одноименную реку, была встречена фронтальным огнем спрятавшихся в опорах моста боевиков. Головной БМП был подбит, погиб находившийся в ней командир мотострелковой роты, несколько солдат были тяжело ранены.

После того, как вражеский дот был по указанию Евтушенко расстрелян - прямой наводкой - из танковых орудий и в сражении на время наступило настороженное затишье, у начальника штаба нашлось время заняться нами. Расселив нас в своем кунге (в сцепке с тем, откуда велось управление боем), он уже вскоре заинтересованно рассматривал высвеченные на экране ноутбука электронные карты.

Особенно обрадовала Евтушенко возможность моментально и с большой точностью получать по электронным картам координаты целей. Практически каждый день, проведенный у «северных», на основе наших ЭК мы производили определение координат целей - в основном, разведанных огневых точек и скоплений живой силы противника.

Установленные по электронным картам координаты передавались артиллеристам... Подобным образом, в частности, были нанесены упреждающие огневые налеты на скрытые позиции вражеских «охотников» (вооруженных «Стингерами») за нашими самолетами и район сосредоточения чеченского батальона особого назначения «Байсунгур».

Так впервые довелось убедиться воочию, что наши, ногинские карты - это больше, чем жизнь. А первая выдача ЭК, изготовленных в Ногинске, воюющим в Чечне войскам была произведена с обыкновенного компакт-диска 29 ноября 1999 года офицеру по АСУ штаба группы войск «Северная» в составе ОГВ (с) капитану Спириденкову С.А.

Мы улетали от «северных», выполнив свои задачи. Аппаратура работала устойчиво и по выделенному нам каналу космической связи мы передали в штаб ОГВ (с) - за сотню с лишним километров отсюда - нанесенную на ЭК реальную оперативную обстановку, которая легла тютелька в тютельку на точно такую же карту в моздокском Центре боевого управления (ЦБУ). Этот успех нас всех очень обрадовал и воодушевил.

После суточного пребывания в Моздоке нашу «команду» перебросили в Западную группу, которую возглавлял легендарный генерал Шаманов В.А., впоследствии - Герой России. Штаб группы стоял под Алхан-Калой. Начальник штаба - полковник Кондратенко В.Ф. - встретил нас хорошо и, разместив, сразу озадачил. В частности, пришлось две ночи подряд переносить оперативную обстановку по западному направлению на электронную карту, а днем - обучать азам работы с «Панорамой» «местного» автоматизатора - капитана Алексеева Э.А., оказавшегося, кстати, весьма способным учеником.

В один из дней с разрешения начальника штаба мы всей группой выбрались к «соседям» - прикрывавшим нас с востока артиллеристам. Поездка наша носила сугубо служебный характер - нас интересовали средства автоматизации, имевшиеся в артполку, и их возможности по использованию информации с ЭК для решения задач управления огнем.

Стоял полк от нас километрах в трех (ближе к Грозному). Встретили нас Боги войны очень радушно - провели по расположению, показали свое шумное хозяйство (при нас 152-миллиметровые САУ «Мета» долбали своими 43-килограммовыми снарядами по Урус-Мартану - было очень похоже на небольшое землетрясение), потом накормили обедом (с шашлыком и коньяком!) и повели по расположению дивизионов.

Порядок в расположении был потрясающий. Несмотря на декабрьскую распутицу, солдаты, свободные от караулов и стрельб, внутри палаток ходили в тапочках (настолько все было продумано!). В подсобном полевом хозяйстве у них жили кролики (!). Под конец артиллеристы проявили верх гостеприимства - пригласили нас в баню (это на самой передовой!). Соблазн был очень велик (на шамановском КП ни о какой бане и речи не могло идти - там сидели на привозной воде, которой и умыться-то по утру хватало не всем), но мы все же отказались - время, отведенное нам начальником штаба, почти истекло.

Возвращались от «западных» на «попутке». В районе несколько дней были сильные туманы, и вертолеты почти не летали. Нам нужно было позарез вернуться в Моздок, и мы уже было решили двигаться туда в составе какой-нибудь автоколонны, но начальник штаба нас отговорил - слишком много мин ежедневно взрывалось на дорогах... Тут на КП «западных» как раз прилетел начальник штаба ОГВ (с) генерал-полковник Баранов А.И. с плановой проверкой. Кое-как уговорили его взять нас с собой в Моздок, после чего перегруженный Ми-8, уже в вечерних сумерках, доставил нас по назначению...

В Моздоке сразу после возвращения пришлось в срочном порядке «обносить» картами все управления и отделы штаба ОГВ (с), да еще и учить (на скорую руку) офицеров, которым было поручено отвечать за работу с ЭК. Увы, не все оказались такими понятливыми, как упоминавшийся мной Алексеев. Проще всех было найти общий язык с ракетчиками. А вот самым тупым - не в обиду будь сказано - оказался десантник...

Больше всего хлопот было с установкой карт на ноутбук командующего ОГВ (с) генерал-полковника Казанцева В.Г. Отправившись в ЦБУ сразу после прибытия от «западных» (и не слишком позаботившись о приведении в порядок внешнего вида), я получил от адъютанта командующего - полковника Костылева - выволочку за... неаккуратную стрижку. Пришлось срочно стричься, а затем повторно прибывать в ЦБУ.

Помню, поразил поступок офицера-оператора, отвечавшего за работоспособность ноутбука командующего. Высветив на экране фрагмент Грозного, подполковник, поглядывая в список с координатами, недрогнувшей рукой промаркировал условным знаком «Цель» одно из зданий, в котором, как он сказал чуть позже, скорее всего, все еще находились его отец и мать (!), и которое, как оказалось, было облюбовано боевиками под огневую точку...

Электронные карты, изготовленные нашим отрядом, заслужили самую высокую оценку командующего ОГВ (с) генерал-полковника Казанцева В.Г. и начальника Главного оперативного управления (ГОУ) ГШ ВС РФ генерал-полковника Балуевского Ю.Н. (в настоящее время - начальник Генерального штаба ВС РФ). В подтверждение сошлюсь еще на два примечательных эпизода той памятной командировки.

Первый из них произошел во время демонстрации возможностей ЭК и цифровой фотопродукции военного назначения в штабе группировки. На ней присутствовали генералы Балуевский Ю.Н., Баранов А.И., Тимченко В.А. (начальник оперативного управления группировки), Марусин Е.Е. (начальник разведуправления группировки), Боковиков В.В. (начальник ракетных войск и артиллерии группировки), а также начальник штаба Ленинградского военного округа (прибывший в Моздок в ознакомительную командировку).

После доклада руководителя нашей группы полковника Долгова Е.И. последовали вопросы о возможностях электронных карт. Выслушав наши ответы, генерал-полковник Балуевский Ю.Н. решил устроить инструментальную поверку точности наших карт. Тут же на столе был расстелен огромный план Грозного, на котором номерами были обозначены цели для огневого поражения, разведанные накануне.

По команде (названному Балуевским Ю.Н. номеру) офицер оперативного управления обозначал указкой на плане объект, который предстояло сразу же отобразить на электронной карте (в зале для этой цели был развернут ноутбук, подключенный к проектору с большим экраном), после чего вслух назвать координаты объекта. Озвученные данные Балуевский Ю.Н. лично (!) сверял со списком целей, где были указаны координаты, определенные поданным разведки. Под диктовку начальника ГОУ мы «прошли» с десяток объектов. Координаты, определенные по ЭК, совпадали с разведанными, в некоторых случаях отклоняясь не более, чем на 2- 3 метра .

Однако на очередном объекте - площадном здании, по-видимому, школе - расхождение в координатах (х и у) составило 30 и 70 (!) метров. Сразу после этого Балуевский Ю.Н. прервал проверку и с озабоченным лицом присел за стол, склонившись над документами. Предстояло, собравшись с духом, докладывать начальнику ГОУ причину расхождения, догадываться о которой пришлось молниеносно.

Дело в том, что данные об объектах передавались нашими лазутчиками после обхода объектов с ОР8-приемником в кармане. Понятно, что боевики никому бы не дали - у себя под носом - залезать на самую середину крыши многоэтажного здания. Поэтому координаты «школы», скорее всего, были определены по одному из ее углов - видимо, наиболее доступному для лазутчика. Но по законам топографии координаты таких объектов определяются от центра знака.

Обо всем этом мне удалось коротко доложить Балуевскому Ю.Н. Он внимательно выслушал, устало улыбнулся и сказал, что ему, «простому пехотнику», мои доводы представляются убедительными, а достоинства ЭК, как и высокая репутация всей нашей Топографической службы - вполне очевидными. После этого в злополучный список координат были внесены соответствующие уточнения...

За несколько дней до возвращения в Москву вся наша группа (вместе с командованием окружной топослужбы) убыла в Гизель, под Владикавказ для проведения занятий с вертолетчиками полка знаменитого Николая Майданова, получившего геройское звание еще в Афганистане. Мы показали построенные по ЭК и фотоснимкам пространственные модели местности, на основе которых вертолетчики смогли получить ясное представление об условиях выполнения предстоящего задания. Позднее выяснилось, что мы вместе с ними готовили десантную операцию по «оседланию» Итум-Калинской горной дороги вдоль границы с Грузией. Эта операция прошла очень успешно - во многом благодаря тому, что экипажи вертолетов, доставлявших десант, заранее смогли «облететь» район высадки по ЭК и безошибочно, сходу сесть на площадки среди горных вершин.

Вернувшись в Моздок вместе с офицером топослужбы (но по специальности - АСУшником) ст. лейтенантом Приходько А.Н., мы ближе к ночи получили через того самого Костылева приказ командующего - срочно подготовить крупномасштабный фрагмент плана Грозного (район Ханкалы), на основе которого через несколько часов генерал-полковник Казанцев В.Г. будет докладывать решение на развертывание передового пункта управления начальнику Генерального штаба ВС РФ Квашнину А.В. (тот уже как раз вылетал в Моздок).

Пришлось, как старшему по званию (руководство топослужбы и группы осталось ночевать в Гизели), принимать решение об изготовлении плана на основе увеличенного фрагмента ЭК 1:50 000. По данным, оставленным Костылевым, прикинули размер склейки. Получилось 20 листов формата А4. Мелькнула мысль: «Только бы хватило картриджа в принтере...». К счастью, его хватило (только-только), и уже через пару часов аккуратно схваченный декстриновым клеем, обрезанный по рамкам, снабженный необходимыми подписями и даже учтенный как секретный документ (!) план на район Ханкалы был торжественно вручен Костылеву, который, сломя голову, побежал на доклад к «шефу». Часы показывали четвертый час утра... Перед самым отъездом Костылев от имени командующего ОГВ (с) отблагодарил создателей плана за «проявленную сноровку и профессионализм».

...Все изложенное выше написано автором не ради красного словца и не похвальбы ради. Окажись на его месте другой офицер - уверен, он тоже справился бы с поставленной задачей как надо. Но случилось так, что спустя пять лет после проведения (в конце 1994 года) заключительного этапа опытной эксплуатации комплекса создания электронных карт АРМ-КР (заводской №1), после организации (в составе отдела электронных карт под руководством подполковника Шаповалова С.Г.) их производства, после приобщения к штабной работе в отряде (под началом полковника Семененко А.Ю.) именно мне довелось принять участие в самом первом опыте реального применения нашей, ногинской продукции.

Насколько известно, этот опыт оказался успешным. Благодаря нашему отряду ОГВ (с) получила только в ноябре-декабре 1999 года в свое распоряжение:

49 НЛ ЭК 1:50 000 и 10 НЛ ЭК 1:200 000, отражавших самые последние изменения в состоянии местности;

35 вариантов исходных данных для организации комплексного огневого поражения противника в условиях сильно пересеченной местности (с определением координат десятков, если не сотен целей);

86 схем населенных пунктов 1:10 000 - 1:25 000, изготовленных на основе ЭК (в бумажном виде) общим тиражом 6000 экз.;

28 схем участков местности 1:10 000 - 1:25 000, изготовленных на основе ЭК (в бумажном виде) общим тиражом 1500 экз.;

106 профилей и зон максимальной видимости, определенных для командных и командно-наблюдательных пунктов ротных и взводных опорных пунктов;

47 профилей и зон радиолокационной видимости, определенных для средств ПВО и армейской авиации;

12 трехмерных гипсометрических моделей местности на предполагаемые районы высадки вертолетного десанта.

...И много чего еще (кому сильно интересно - спрашивайте).

Позвольте в заключение искренне поблагодарить всех, кто так или иначе принимал участие в создании электронной картографической продукции - писал программы для ГИС «Панорама», готовил РТУ на районы работ, сгущал опорную сеть, изготавливал оригиналы изменений, цифровал (!), редактировал, формировал и выдавал номенклатуры... Номенклатуры карт! спасших жизни не одной сотне, а то и тысяче российских парней! Низкий всем вам поклон за это!

Слова глубокой благодарности - сослуживцам и коллегам по всей нашей Топографической службе за совместно прожитое и пережитое - в Ленинграде-Петербурге, Ногинске, Москве, Моздоке и окрестностях.

 
При использовании материалов сайта ссылка категорически приветствуется.
© Богородск-Ногинск. Богородское краеведение. 2004-2018
Политика конфиденциальности
Яндекс цитирования Check PageRank