Богородск-Ногинск. Богородское краеведение

«Если мы не будем беречь святых страниц своей родной истории,
то похороним Русь своими собственными руками»
Епископ Каширский Евдоким. 1909 г.

Мы в социальных сетях:
 facebook.com/bogorodsk1781
 vk.com/bogorodsk1781

 


 

К 200-летию Отечественной войны 1812 года

1812 год в Щелковском крае
(западная часть Богородского уезда Московской губернии)

Георгий Ровенский

«Гордость хищников пала
перед неустрашимостью сынов Отечества».
М.И. Голенищев-Кутузов

 

Фрязино-Щелково 2011

 


 

Ровенский Г.В.

Об авторе

Георгий Васильевич Ровенский, 1937 г .р., к.т.н., краевед Щелковского района, автор многих первых книг по истории селений и церквей округи, военной истории края и судьбам её героев. Председатель клуба «Историк» (Фрязино), член Общественного совета музея Щелково, историко-родословного общества (Москва). Награжден многими грамотами отделов культуры и Щелковского благочиния, медалями «850 лет Москвы» и «65 лет Победы в Великой Отечественной войне» (Украина, Дубно).

Контакты: 8 (49656) 4-32-41; 8-916-631-68-79.

E - mail : groven @ rambler . ru

 

Автор благодарен всем, кто счел для себя возможным помочь этой работе и ее публикации.

 


 

Часть 5. Партизаны (отряды самообороны) Богородского уезда
или Неразгаданная тайна Амеревской дружины

«Неприятель, истощив все награбленные им припасы в близких местах от Москвы, стал расширять круг своей разбойничьей деятельности и уже верстах в 15 от наших мест посылал маленькие команды фуражировать, иногда они отнимали овес, хлеб и сено, иногда, смотря по числу народа в селении, сами не возвращались к своим командам, а находили жестокую смерть на вилах, серпах и на собачьих привязях».

Иван Долгоруков. «Дневник 1812 года, Никольское-Тимонино Богородского уезда»


Основным начальным источником сведений о боевых действиях крестьян Богородского уезда было «Правительственное сообщение о деятельности крестьянских отрядов против армии Наполеона в Московской губ.», опубликованное в петербургской газете «Северная пчела» в марте 1813 г. (№19—22). В нем и сообщение об Амеревской волости.

Во исполнение высочайшей его и. в. воли, предается здесь ко всеобщему сведению известие о храбрых и похвальных поступках поселян Московской губ., ополчавшихся единодушно и мужественно целыми селениями против посыланных от неприятеля для грабежа и зажигательства партий, с показанием имен и деяний тех из купцов, мещан и крестьян, которые в сие время наиболее отличились.

По Богородскому у. Вохонской экономической вол. голова Егор Стулов, сотский Иван Чушкин и крестьянин Герасим Курин, да Амеревской вол. голова Емельян Васильев, собрав подведомственных им крестьян и пригласив также соседственных, мужественно защищались от неприятеля и не только не допустили его разорять и грабить их селения, но, отражая и прогоняя врагов, вохонские крестьяне побили и в полон взяли до пятидесяти, амеревские же до трехсот человек. Таковые мужественные поступки. их засвидетельствованы и одобрены письменно начальствующим над Владимирским ополчением г. ген.-лейтенантом кн. Голицыным…

…Известие сие прислано и засвидетельствовано от главнокомандующего в Москве, г. ген.-от-инф. гр. Ф.В. Ростопчина.

Упоминаемых в оном начальствовавших людей высочайше поведено отличить георгиевским 5-го класса знаком, а прочих серебряною на Владимирской ленте медалью с надписью: за любовь к отечеству. Без сумнения, многие отличные и мужественные поступки других крестьян, по не дошедшим об оных сведениям, остаются еще в неизвестности».

 

Бои крестьян Вохонской волости (сейчас Павло-Посадский район) в 10 верстах к юго-востоку от уездного города Богородска, захваченного французами 23 сентября, хорошо известны, а имя их руководителя крестьянина-партизана с. Вохна Герасима Курина вошло во все учебники истории.

Совсем же нет сведений о действиях Амеревской дружины. Попытаемся реконструировать эти события.

Нужно сразу отметить, что и Вохонская и Амеревская (Амиревская) волости были особыми территориями – бывшие монастырские владения были переведены при Петре I и при Екатерине II в государственное ведение в подчинение Экономической коллегии, потому и крестьяне назывались экономическими и вместе с крестьянами Удельного ведомства (дворцовыми) составляли категорию государственных (казенных) крестьян, не относясь с разряду крепостных. Они были несколько более свободными, на оброке, и их менталитет, как теперь говорят, отличался, конечно, от помещичьих крестьян. Напомним, что ратников из этих территории не брали — это были недворянские владения.

Волости не имели сплошной территории, а включали отдельные бывшие монастырские селения.

Амеревская экономическая волость РС1811: имела 26 селений, 14 из которых (выделено) относятся к нашему краю: село Амерево, село Хомутово, село Жигалово (Жегалово), село Коровицыно (Стромынь), село Душеново, село Бисерово, село Зюзино, сельцо Бездедово Дятловка тож, сельцо Богородское; деревни — Потапово, Потапово Второе, Кожино, Медвежьи озера, Жеребцово, Щекавцово, Батово (Ботово), Еремино, Пареево, Огуднево, Протасове, Новая, Черная, Вишнякове, Русавкино, Копнино. А всего в селе Амереве с деревнями крестьян (вероятно, только мужского пола): по последней ревизии  1820; из того числа выбыли — 555; ныне налицо с прибылыми и вновь рожденными — 2126.

Вохонская экономическая волость имела большую численность: село Павлово с 45 деревнями крестьян «…ныне налицо с прибылыми и вновь рожденными — 3348» [ЦИАМ, ф. 51, оп. 3, ед. хр. 3.].

Из селений Амеревской волости — село Амерево с дд. Потаповым, Кожиным и Трапезниковой принадлежало ранее «Крутицкаго архиерейскаго дома», село Хомутово с Потаповым Вторым — Рождественскому девичьему монастырю, сельцо Богородское (Воря-Богородское)  Иверскому монастырю, село Душеново с деревнями Огуднево и Протасово – к Чудовому монастырю Кремля, село Жегалово — к Свято-Троицкой Сергиевой лавре, Медвежьи Озера — Симонову монастырю, с д. Жеребцово (Жеребцы) — Златоустову монастырю, село Коровицино (Стромынь) с дд. Еремнино, Ботово и Декавцево — к Свято-Троицкой Сергиевой лавры приписного Стромынского монастыря. Пареево — принадлежало казенному ведомству и ранее в 1767 г.

 

Схема составлена по картам Кусова на 1768 г.

Темным цветом нами выделены земли Амеревской волости. Жирный пунктир – Владимирская дорога (из Москвы через Богородск). Меньший пунктир – Стромынская дорога (Из Москвы к Медвежьи озерам и далее через Анискино и Городищи к Стромыни на Киржач).У правого нижнего угла карты - село Павлово (Вохна) и территория Вохненской волости (по речке Вохонке) – место боя «партизан» 1 октября 1812 г.

 

Земли той же волости, но расположенные немного правее Владимирской дороги, были во владении ранее: Русавкино — «Большого успенского собора, что в Москве», Бисерово с деревнями Новой и Вишнякова (Бисеровское озеро в 1768 были во владении «ставропигиального Донского монастыря архимандрита с братией»), Бездедово, Копнино — у разных владельцев. Все они тоже входили в 1811 г. в Амиревскую волость.

Прежде чем перейти к рассмотрению возможных боевых действий крестьян Амеревской волости, приведем рассуждения историка Михайлова-Данилевского о тактике крестьянских отрядов вообще и описание событий боя в Вохненской волости его свидетелем. 

Михайловский-Данилевский А.И.

«…С того времени, когда последовало воззвание из Полоцка от 6 июля о всеобщем ополчении, распространилось между всеми состояниями империи желание вооружаться противу врагов. Крестьяне содействовали к истреблению их со дня вступления их в древние пределы России; они знакомились с войною и с огнестрельным оружием по мере того, как армии переходили в Смоленскую, а из оной в Московскую и Калужскую губернии, особенно же в продолжение пребывания нашего в Тарутинском лагере.

Они приходили к генералам и просили у них ружей; в избах, где жил кн. Михаил Ларионович, бывали часто мальчики десяти и двенадцати лет, которые, называя его дедом своим, убеждали снабдить их пистолетами.

Крестьяне скрывалися в лесах и нападали на неприятельских мародеров, на парки их и на конвои. Многие деревни заключали союзы, соединя силы свои для общей защиты, клялись пред евангелием и полагали наказание тому, кто окажется трусом или выдаст друг друга. Они ставили на колокольнях и на возвышенных местах часовых, которые, завидя неприятеля, ударяли в набат. В ночное время они зажигали солому вместо сигнала; запрещено было удаляться из селений поодиночке.

Старейшие делали иногда ложную тревогу, чтобы удостовериться в исправности, с коей служба отправлялася. Смелость их возрастала с каждым днем, потому что по мере продолжения войны неприятели слабели и более их боялися, а они, с своей стороны, приучалися к разным военным хитростям, которые тем легче удавались, что им известны были все подробности местоположений, где они действовали. Некоторые из жен их не скрывалися в лесах, а ходили с мужьями своими в сражения; другие препровождали пленных, взятых партизанами. Крестьяне почти всегда были победителями, потому что они вступали в бой не иначе, как когда по всем предположениям успех долженствовал быть на их стороне. Они действовали вокруг Москвы по всем направлениям и составляли первую цепь осаждающих около сей столицы… [Вестник Европы, 1817, № 21, стр. 139–140].

Герой-партизан Герасим Курин

Мы должны гордиться тем, что имя трех руководителей богородских партизан вошло в историю Отечественной войны и во многие учебники истории. Командиры партизан Герасим Курин и Стулов из Вохонской волости получили высокие монаршие награды — знак Военного ордена св. Георгия 5-го класса и парадные портреты с них.

За что же получили награду герои-партизаны?

Заняв Богородск, французские фуражиры направились за провизией в соседнюю Вохненскую [1] волость. В защиту от мародеров поднялась вся волость. Отряды самообороны, умело руководимые сотским Стуловым и смелым Герасимом Куриным (1777—1850), сумели разгромить с помощью казаков отряды в несколько сотен французов. Говорят, число восставших достигало 35 тысяч человек.

 

Из карты Кусова.

Пуктиром обозначена Владимирская дорога. Для ориентации «север-юг» она должна быть повернута на 52 град. по часовой стрелке. Масштаб — один квадрат — 6х6 км.

 

Было приказано создать портреты всех особо отличившихся «партизан». Среди них и два портрета героев Вохонской волости:


Парадный портрет
крестьянина-партизана Герасима Курина

Егор Семенович Стулов,
голова Вохонской волости. Худ. Теребенев

Удастся ли найти портрет головы Амеревской волости Емельяна Васильева?
Портреты не раз копировали, но где они?

 

Вот как «литературно» описывает их действия один из участников событий в Вохненской волости:

 

Действия отряда самообороны Герасима Курина

«…1 октября, на Покров Пресвятые Богородицы, рано поутру Герасим Матвеев Курин, собрав своих соседственных и подведомственных крестьян в многочисленное собрание, говорил им следующую речь: «Любезные друзья! Постараемся за отечество свое и за дом пресвятые богородицы. Неприятель грозит наше селение предать огню, а нас в плен побрать, с живых кожи снимать, за то, что мы ему неоднократно упорствовали сражением».

Воины, зная его поступки, смелость и храбрость, что и прежде по его распоряжению везде сражались удачно, и тут сказали, что мы на все согласны. Вооружено было на конях 500 человек, пехоты 5300 человек [2]. В 8 часов утра собрались воины в церковь за литургиею. По отшествии литургии пели молебен покрову пресвятые богородицы с акафистом, со слезами и, простясь друг с другом, и с помощию божиею приготовлены были все к сражению. Не робкий дух имели, что неприятель грозил предать смерти, ободряемы будучи своим начальником, Куриным, и поклялись перед алтарем, чтобы до последней капли крови не выдавать друг друга. Курин сказал своим воинам: «Любезные друзья! Теперь нас помощью пресвятые богородицы собралось большое число, то я заблагорассудил избрать еще двух начальников и разделить войско на 3 части. Сим случаем удачнее мы можем истребить злодея».

Все единогласно выхваляли его доброе намерение, то Курин, зная расторопных людей — Егора Стулова  [3], Ивана Чушкина, поручил первому конницу и немного пехоты; Ивану Чушкину препоручил пехоты тысячу человек, а остальною вознамерился сам командовать. Первая часть Егора Стулова, по выдумке Герасима Курина, расположена была в скрытом месте, в д. Маленках. Вторая часть Ивана Чушкина расположилась в скрытом месте у Юдинского вражка, в лесочке, Герасим Курин с оставшеюся у него командою остался в с. Вохне (здесь приведена карта 1860 г. этой территории, где Павловский посад — это б. село Павлово (Вохна).

По его важной выдумке во всех частях приказание отдано было, чтобы без приказу моего сражения не начинать, и говорил он, Курин, всем своим воинам и товарищам: «Я пущу неприятеля в село и посмотрю, что он будет делать. Я теперь хочу сделать то, чтобы моя часть воинов была в селе и чтобы орудия [4] были в скрытом месте. После сего дам вам знать, и вы мне вспомоществуйте». И, распростясь между собою, пошел каждый в свое место.

Во втором часу пополудни появился неприятель [5] из-за лесу: идет себе тихим шагом в с. Вохну и ожидал противной встречи, но Герасим Курин не вознамерился сразиться на дороге, а давал свободный вход в с. Вохну, наблюдая свои выгоды. Неприятель остановился под д. Грибовом в скрытом месте и расположился послать в село 2 эскадрона, которые и пришли; один остановился, не дошедши до села, на месте, называемом Прогон, а другой прошел в с. Вохну, остановился на площади с обнаженными саблями, и спрашивали они через переводчика: голову, старосту или начальников оного села.

Герасим Курин отвечал, что нет никого, и спрашивал их: «Для чего вам наших начальников?» Переводчик отвечал: «Нам надобно для того, чтобы они доставили нам муки, круп, овса и прочего, что нам потребуется, и за оное будем платить, что вам будет угодно». Думал Курин, что у неприятеля только 2 эскадрона, и тотчас дал знать Стулову, чтобы он немедленно ускорил напасть на эскадрон, стоящий на месте, называемом Прогон, а сам сказал переводчику, чтобы они шли к одному крестьянину на двор для того, что там-де хранится мука, крупа и овес. Неприятели пошли на двор, а Курин приказал их там запереть. Тотчас воины, подхватя орудия, начали сильно воевать, и неприятель едва мог вырваться с малым количеством из села и присоединиться ко 2-му эскадрону, стоявшему за селом в Прогоне. Герасим Курин преследовал за ним до д. Прокуниной, а Егор Стулов успел зайтить неприятелю вперед и шел в глаза.

Неприятель, тесним будучи с обеих сторон и видя свою гибель, едва мог спасти себя бегством, рассеявшись по полю, до д. Грибова, где скрывалось большое количество их армии. Курин и Стулов об этом известны не были.

Усмотрев великое число французской армии, они обратились назад. Неприятель преследовал их до с. Вохны с многочисленным войском, и, видя по улицам валяющиеся французские тела, разъярен будучи, он атаковал оное село и пресек Курину и Стулову трахт.

Курин и Стулов, видя пересеченным себе трахт, с неробким духом очистили себе оный и, разбив неприятеля на две части, побежали к Юдинскому вражку, где скрывался Иван Чушкин с своим войском. Перебравшись через вражек, остановились и, подкрепя своих воинов, начали сражаться.

Вдруг, с правого крыла, Иван Чушкин своим войском нашел на неприятеля. Неприятель, нечаянным нашествием Чушкина приведен будучи в беспорядок, обратился в бегство и гнан 8 верст и спасен был темнотою ночи от совершенного разбития, скрывшись в лесах.

В добычу досталось 20 повозок, 40 лошадей, 85 ружей, 120 пистолетов, 400 сум, наполненных порохом, патронташей, которые неприятель бросил во время бегства, и несколько сабель.

Военный сборник, 1863, № 8, стр. 450–452.

 

Не вдаваясь в обсуждение этого боя, добавим для справедливости, что здесь совсем не упомянуты действия находившихся при этом гусаров и казаков, присланных командующим владимирцами князем М. Голицыным.

Вот несколько сообщений М. Голицына 1812 года:

1. Владимирскому губернатору А.Н. Супоневу от 1 октября для примера действий: «… Богородского уезда села Вохны крестьяне, из коих ко мне двое, явясь, сказывали, что французы в немалом числе для фуражирования к ним приезжали, но что они по собственной их воле, вооружась, кто чем мог, и собравшись до 3000 человек, решились защищаться, неприятеля прогнали и тем спасли дома свои. В подкреплении их назначены мною казачьи разъезды, которые вчерашний день и трех человек пленных французов взяли

…следственно принятые меры к предохранению от грабежа фуражирующих партий французов стремление их удержать могут, а благоразумное внушение крестьянам вооружения для защищения себя поселит в них готовность и между тем доставит им возможность бродящих по селениям французов брать в плен».

2. Графу Ростопчину 5 октября: «… 29 числа сентября казачья партия, сделав на неприятеля нападение, взяла трех человек, а 1 (первого) сего месяца малый отряд гусар и казаков под командою штаб-ротмистра Богдановского встретили неприятеля Богородского уезда при деревне Грибове (см. карту) в превосходном против себя числе, но храбрый офицер Богдановский решился сделать нападение, опрокинул его и рассеял, оставя с неприятельской стороны убитыми 25, а в плен взял 4 человек.

2 числа сего месяца, по сделанным мне донесениям, город Богородск и окрестности его французами оставлены, которые поспешно обратились к Москве, и теперь граница Владимирской губернии совершенно покойна…».

Неразгаданная тайна Амеревской дружины

Но оказалось, что история поступила не очень справедливо. Крестьяне другой волости, Амеревской, нанесли более существенное поражение французским отрядам, и был награжден также их предводитель, а про это никем ничего не написано.

Людмила Алексеевна Лебедева, научный редактор журнала «Щелково», в процессе работы над моим материалом про 1812 год для книги «История Щелковского края», обнаружила два новых материала. В первой книге, описании Музея на Бородинском поле, имелось сообщение, что крестьяне Вохонской волости уничтожили и пленили 50 французов, а крестьяне Амеревской волости более 300 мародеров. Как оказалось, источником этих сведений было «Сообщение о деятельности крестьянских партизанских отрядов против армии Наполеона в Московской губернии», опубликованное в петербургской газете «Северная пчела» в марте 1813 г. (№19-22).

 

Автор его, генерал-губернатор Москвы граф Федор Ростопчин писал: «Вохонской экономической волости голова Егор Стулов, сотской Иван Чушкин и крестьянин Герасим Курин да Амеревской волости голова Емельян Васильев, собрав подведомственных им крестьян и пригласив также соседственных, мужественно защищались от неприятеля и не только не допустили его разорять и грабить их селения, но, отражая и прогоняя врагов, вохонские крестьяне побили и в полон взяли до 50, амеревские же до 300 человек. Таковые мужественные поступки их засвидетельствованы и одобрены письменно начальствующим над Владимирским ополчением господином генерал-лейтенантом князем Голицыным».

 

Итак, еще раз взглянем на карту расположения селений Амеревской волости (они на карте выделены темным цветом).

1. Ниже главной, Владимирской, дороги (пунктир), по которой двигался с 10 октября корпус маршала Нея и занял Богородск 23 октября и по которой отступали они в Москву 1-5 октября, располагались обширные земли селения Бисерово Амеревской волости с несколькими деревнями. Левее их вблизи Владимирки были земли нашей деревни Жеребцы и далее к Стромынки земли д. Медвежьи Озера. Это одна часть земель со своей вероятной историей сражений.

2. По Стромынской дороге, как уже было отмечено, были Медвежьи Озера и примыкавшей к ним ближе к Москве земли д. Лёдово (Долгинино, Долгое Лёдово). Затем по дороге слева от нее были земли Жегалова (само село было в 5 верстах), да в 6-ти верстах уже за Клязьмой были земли села Амерево, а на выезде из территории Богородского уезда стояло бывшее монастырское село Стромынь-Коровицино с деревнями Щекавцево и Ботово (Батово). По ней, как писал полковник Поливанов отдельные отряды французов до 600 человек бывали… Здесь тоже могли быть сражения.

3. По Хомутовскому тракту в уезде располагались по пути из Москвы помещичьи селения Супонево, Красниково (будущая Валентиновка-Загорянка), земли села Образцова, и только вблизи Клязьмы шли земли Амеревской волости (села Хомутово и д. Потапово). Затем 20 верст вдоль дороги были помещичьи земли сельца Сабурово, села Богослово, сельца Орлово. Только у реки Воря дорога вступала в сельцо Богородское (Воря-Богородское –центр в древности дворцовой волости Вора) и через леса выходила к помещичьему селу Петровскому, стоявшему на Троицкой дороге (из Богородска к Троице-Сергиевой лавре).

4. На Троицкой дороге правее Петровского за лесом были земли древнего села Душеново с деревнями Огуднево и Протасово

Можно считать, что именно на Хомутовском тракте и Троицко-Богородской дороге, возможно, и проходило основное истребление крестьянами упомянутых Ростопчиным отрядов в 300 французов. 

 

Обоснуем наши предположения. Вот карта начала Хомутовского тракта в Московском уезде – после Черкизова он отделяется от Стромынки влево и через Черницино, Гольяново, Образцово поворачивал в леса к Никольскому Оболдино (село Оболдино входит с 1929 г. в Щелковский район) и далее шел к селу Хомутово на Клязьме и к селу Петровскому на Троицком тракте.

 

Перечислим основные «доказательства».

 

1. Записано Баевым о «французовой дороге»

Баев, в своей рукописи-книге «Вторичное открытие села Гребнева Богородского уезда« пишет, что в 1960-х годах Хомутовский тракт жители соседнего Щитниково еще помнили как их предки называли дорогу на Хомутово французовой дорогой. Следовательно, по этому затерянному в лесах Хомутовскому тракту в стороне от соседней главной Стромынке «Москва-Черкизово-Абрамцево-Оболдино-Хомутово-Богослово-Петровское» проходило достаточно большое число неприятельских отрядов, что запомнилось предкам старожилов Щитникова. Вот этот-то путь и привел, возможно, к гибели 300 французов. Пройдем и мы с вами по их пути.

 

Фрагмент административной карты Богородского уезда 1870 г.

С левого нижнего угла идет вверх продолжение Хомутовского тракта после села Оболдино. Тракт пересекал Клязьму у села Хомутова тогдашней Амеревской волости и через Сабурово, Богослово, Орлово выходил к сельцу Богородскому на Воре (Воря-Богородское).

 

2. Богослово - награждение наперсным крестом в память 1812 г.

Когда я составлял историю села Богослова к 200-летию ее Казанской каменной церкви (1801), то в Клировой ведомости церкви удивила меня фраза о награждении ее молодого настоятеля наперсным крестом в память войны1812 г.

Большой вклад в защиту Отечества в войне 1812 г. внесла Русская Православная Церковь. Священнослужители на поле брани оказывали помощь раненым, облегчали их страдания в лазаретах. В приходах своими проповедями священники призывали народ к защите Отечества. За эти славные дела все, состоявшие в духовном сане до 1 января 1813 г., были награждены наперсным крестом «В память войны 1812 года», учрежденным манифестом от 30 августа 1814 г.

Четырехконечный из темной бронзы крест (длина 72,5 мм, ширина 45 мм) носили на чёрно-оранжево-чёрной ленте ордена Святого Владимира.

На лицевой стороне креста, в перекрестье, изображен рельеф: в лучезарном сиянии «всевидящее око», под ним надпись «1812 годъ», а на оборотной стороне - надпись:

«НЕ
НАМЪ, НЕ НАМЪ,
А ИМЕНИ
ТВОЕМУ».

Всего было изготовлено и выдано с 1818 года около 40 тысяч таких крестов.

После торжеств в 1912 г. 100-летия войны 1812 год старшим в роду священникам разрешили носить этот потомственный наградной крест.

Каменная Казанская церковь была построена владелицей села Богослово Прасковьей (Параскевой) Федоровной Остафьевой урожденной Лопухиной (19.07.1754-12.08.1810; «Именины 26 июня»). Возможно, церковь построена как память по душе мужа её, умершего в 54 года в 1794 г. (Астафьев Владимир Иванович, гв. капитан, потом бригадир, а позднее действительный статский советник, Ярославский уездный предводитель дворянства в 1781-84 гг.). Примечательна надпись на его могиле: «Добродетельнейший был человек, чтил и хранил Божий закон и Государевы уставы,— вот слава, коей цвет не увядает век».

 

Казанская церковь села Богослово. Снимок 1930-х гг.

Освящена в 1801, закрыта советскими властями в 1939 и в небрежении полуразрушена. В новое время первые молебны проведены в 1997 г. назначенным в этот приход настоятелем молодым священником о. Антонием Коваленко (Фрязино). Постепенно тщанием настоятеля и благотворителей храм восстанавливается.

 

В 1810 году в эту церковь и был назначен священником после окончания Троицкой семинарии 23-летний Сергей Иванович ЛАПЕНСКИЙ (1787 – после 1839), сын священника.

Он был награжден в свои 27 лет наперсным крестом за заслуги во время войны 1812 года и прослужил в храме более 29 лет. С чем связана эта награда мы не знаем, но вспомним, что ряд священников возглавляли партизанские отряды, бившие французских фуражиров.

А вероятность захода в эти края французских отрядов была высока. Богослово стояла на Хомутовском тракте в 35 верстах от Москвы, а французы заняли уже Богородск на Владимирской дороге в 60 верстах от столичного города. Так что, возможно, молодой священник организовал один из защитных отрядов, охранявшего дорогу на дальних подступах у Хомутова и держащего связь с казаками, чьи отряды были в Тарасовке на Троицкой (Ярославской) дороге.

 

3. «Французова кроватка» – название опушки леса у с. Петровского

Пройдем далее (вместе с французскими грабительскими продотрядами) по Хомутовскому тракту  — перейдем брод через речку Лашутку (теперь там плотина и огромный живописный пруд с высокими берегом, покрытом вековыми соснами) и войдем в леса. Далее в 2 км сельцо Орлово и снова леса, по соседству с большим Рыкалинским болотом, до самой речки Воря. Здесь расположено сельцо Богородское, получившее потом название Воря-Богородское, а в старину (до 1770-х гг.) имевшее деревянную церковку во имя Пресвятой Богородицы и потому прозывавшуюся сельцом.

Земля сельца издавна было монастырской, поэтому входило в Амеревскую экономическую волость, и своею лесною землей соприкасалась с землями соседних экономических селений – села Душеново с деревнями Огуднево и Протасово.

Приведем план их земель (они выделены) по карте-схеме 1768 г.

Занимаясь краеведческими исследованиями по Воре-Богородской и появившимся рядом в 1820-х годах селениями Никольским (пропало в 1860-х гг.) и Алексеевкой (с усадьбой Мельгуновых) поспрашивал я старожилов, и не обнаружил «французских следов». Но Хомутовскую дорогу (Московскую дорогу) все хорошо помнили и останки столбов моста по речке Воря все еще хорошо видны. В конце 1930-х по всей стране строили аэродромы, вот такой полевой аэродром перерезал тракт перед селом Петровским, и дорога, известная по духовной грамоте Дмитрия Донского 1382 г., была остановлена и оставлена в небрежении.

А на карте 1925 года она хорошо видна, как и пересекающая её под прямым углом узкоколейку (1900-е) на торфяные болота Аксиньина.

На выходе к лугу у села Петровского опушка леса справа от дороги и носит странное прозвище «Французова кроватка» (эта территория отмечена на карте кругом). Старожилы Петровского легенды никакой при этом не приводили, не осталось ничего в родовой памяти селения («наверно, французы ночевали», так расшифровали они это название).

А мне-то сразу вспомнилась песня на слова Михаила Исаковского:

«И по старой Смоленской дороге.

Повстречали незваных гостей.

Повстречали, огнем угощали,

Навсегда уложили в лесу.

За великие наши печали,

За горючую нашу слезу».

Памяти о проходе через селение французских отрядов здесь не осталось, но все помнили, что в соседнем селе Душенове французы захоронены – «Это, мол, точно».

 

4. Захоронения французов в Душенове

Путь в Душеново поворачивал от Петровского на восток по Троицкой богомольной дороге, которая шла от Егорьевска через Богородск в Троице-Сергиеву лавру.

В Душеново я бывал много раз: то про предпринимателей нужно было расспросить, то про крестьян Бибиковых материал внести дополнительно в книгу о Бибиковых, то по истории Тихвинского храма, а то и просто на военный фестиваль. И каждый раз опрашивал про французов. «Да,— говаривали старожилы,— старики рассказывали, что похоронены у нас французы, но где именно, не знаем».

И только два года назад прояснилась история, и точное место было указано, где косточки речка подмыла и при каком то заботливом священнике были косточки прихоронены и сделаны небольшие холмики на этом месте — оборудованы с имитацией под кладбище, но потом все сровнялось и заросло».

Вот теперь уверенности и у меня стало больше.

Но про бои никто ничего хоть немного похожего на воспоминания о Вохонском бое никто не мог сказать, да и мало настоящих стариков осталось, так 4—5 человек. Только одна старожилка махнула рукой и сказала: «Да, они на Старки пошли».

Это было похоже на правду — Старки лежали на пути в деревню Ботово, а все экономические селения этой северной части уезда были объединены в Ботовское сельское общество. А раз Ботово было центром, то все стандартные запасы были в нем — у помещиков на случай неурожая хранился трехгодичный запас зерна, и у монастырских селений, несомненно, было также устроены магазины, так называли такие хорошо проветриваемые склады, в первую очередь для зерна.

По этому-то пути и пошли, вероятно, на грабёж под прикрытием лесов французские отряды мародеров на Старки до Ботова. Часть этой дороги проходило через серьезное болото, где даже мостик посредине болота показан на карте 1860 г. (см. справа). Вероятно, нашлись и свои Сусанины в этом крае, заведя мародеров в болото, а там–то их и ждала засада с двух сторон. Разгромив их там, или на обратном пути их, нагруженных тяжелым обозом награбленного, и подстерегла дубина народной войны, собравшихся в отряд самообороны крестьян общества, от Ботова и Стромыни — с одной стороны и от душеновских-огудневских — с другой.


В.С. Бибиков (фото 1930 гг.)


Партизаны. Работа В.С. Бибикова


Старая Никольская церковь
с. Душенова.
Сгорела около 1972 г.

Вот тут и мог завязаться кровавый бой. Как писал поэт Жуковский (ратник ополчения в 1812):

О храбрых сонм, хвала и честь!

Свершайте истребленье,

Отчизна к вам взывает: месть!

Вселенная: спасенье!

Может быть, поэтому и Виктор Сергеевич Бибиков знаменитый земляк из известной раскулаченной семьи [6] Душенова, заслуженный деятель искусств РСФСР, написал картину «Партизаны», известную иллюстраторам войны 1812 г., и даже серия марок к 150-летию в 1962 году была выпущена по его рисункам о партизанах.

У Виктора Бибикова много графики на военную тему, много было выпущено и марок, но, возможно, именно в этой картине он отобразил какие-то воспоминания о французских продотрядах у Душенова. Рассмотрим вариант тактики по картине Бибикова.

Из некоего села выходит по небольшой дороге растянувшийся отряд французов с добычей. На опушке леса их поджидает отряд военных партизан, приведенный местным проводником в лучшее место для засады.

Эти эпизоды партизанской войны еще ждут своего исследователя. К сожалению, многие архивные дела этих лет требуют реставрации и не выдаются, возможно, также, что какие-то отчеты Амиревской волости хранятся в Петербурге в фондах Экономического ведомства, под началом которого были в те времена эти волости.

Свидетелем событий тех давних лет была старинная душеновская деревянная церковь свт. Николая Чудотворца [7].

Можно предполагать, что от этих событий 1812 г. пострадал и священник храма при защите церковных ценностей и его пришлось заменять.

Из Клировых ведомостей известно, что прослуживший потом 42 года в Душенове о. Павел Лебедев был назначен на это место 1 января 1813 года, всего через три месяца после ухода французов из этих мест и из Москвы.

Вероятно, в связи с развернувшимися в селе событиями, пришлось «поправлять» потом и церковь. «Храм был деревянным, рубленым, снаружи обшит тёсом. Здание, состоящее из четверика храма, граненого алтаря, трапезной и притвора, поставлено было на высоком подклете.

В 1814 церковь была «возобновлена».

А вопрос с захоронениями и их раскопками будем решать вместе с Музеем «Бородинской панорамы», чтобы удостоверившись в этом, поставить здесь памятный знак «Воинам Великой армии, познавшим дубину крестьян Амеревской волости в 1812 г. и упокоенным здесь в земле». 

 

5. Французское оружие в болотах Душенова

Сегодняшние добровольцы-поисковики говорят, что кем-то когда-то в душеновских болотах была найдена цельная французская сабля (или шпага) и была хорошо продана коллекционеру. Также в тех же краях найдена была и поломанная сабля и тоже ушла в коллекцию кого-то. Вероятно, это было лет 10 назад. Оружие партизан все было деревянным: «охряпники», «ошарашники», «пыряла с зубом». Но дерево в болотах сохраняется плохо.

 

6. Награждение крестьян-партизан


Знак отличия военного ордена
св. Георгия 3 класса.
Как выглядел знак 5-го класса,
которым были награждены
«начальствующие» отрядами сельских
партизан, мы не знаем.


Специальная медаль
«За любовь к Отечеству»
была введена для награждения
крестьян-партизан 1812 г.

Как уже было сказано ранее, по представлению графа Растопчина повелением императора Александра I были награждены 50 подмосковных сельских партизан — 23 «начальствующих отрядами» Знаком Военного ордена св. Георгия 5 класса и 27 наиболее отличившихся крестьян-партизан особой медалью, введенной для этого случая, «За любовь к Отечеству».

В.В. Бартошевич, описавший многие события, связанные с награждениями за 1812 год, привел этот список, из которого мы помещаем «наших», награжденных знаком отличия военного ордена

 

Богородский уезд

1. Курин, Герасим Матвеевич — крестьянин села Павлово (другое название – село Вохна) Вохонской экономической волости, организатор и руководитель одного из крупнейших крестьянских партизанских отрядов численностью до 5300 пеших и 500 конных бойцов.

2. Стулов, Егор Семенович — волостной голова Вохонской экономической волости, прославленный соратник Курина.

3. Чушкин, Иван Яковлевич — сотский в Вохонской экономической волости, ближайший помощник Курина и Стулова.

4. Васильев, Емельян — волостной голова Амеревской волости, организатор и руководитель отряда крестьянских партизан, уничтожившего и взявшего в плен до 300 солдат и офицеров наполеоновской армии.

 

Медалью «За любовь к Отечеству» богородцы награждены не были. [Народное ополчение <…>. – С. 113–117; Бескровный Л.Г. Партизаны в Отечественной войне 1812 г. // Вопросы истории. 1972. № 2. С. 84–85. Северная почта». 1813. № 19]

Вручение наград было произведено графом Ростопчиным в Москве 25 мая 1813 г. 31 мая 1813 г. в «Московских ведомостях» (№44, 1813) появилось описание церемонии награждения. Ростопчин сумел превратить церемониал награждения в тщательно продуманный и хорошо подготовленный спектакль, отведя в нем награждаемым роль статистов, олицетворяющих трогательную любовь народа к царю и “начальству”.

Сначала крестьян собрали в губернском правлении. Там, после объявления царского указа о награждении, московский главнокомандующий вручил им кресты и медали, а гражданский губернатор Н.В.Обрезков – наградные грамоты, «на коих изображен в лавровом венке крест и вензель государя императора с надписью “За веру и царя”». После этого награжденных повели в дом Ростопчина, где хозяин «сказал им нравоучительную речь» и угостил завтраком, на котором предлагались тосты «за здоровье его императорского величества и августейшего его дома». При этом получившим Знаки отличия Военного ордена сиятельный граф подарил «синие бархатные шапки, на коих вышиты золотом слова: “За бога и царя”, а награжденным медалями – «синие тонкого сукна шапки с вышитым золотом же крестом и вензелем государя императора».

Затем последовала эффектная концовка: генерал-губернатор прошествовал с награжденными в приходскую церковь на Лубянке и там при стечении множества зрителей, как с умилением сообщает автор инспирированной Ростопчиным заметки, «со свойственным им благоговением, почитая в счастливой простоте души своей выше всего власть начальства, поставленную от бога <...> отпели они с коленопреклонением благодарственный молебен творцу <...>»

21 июля Ростопчин отправил Гурьеву один знак отличия и две медали, сообщив, что возвращает награды, «пожалованные трем крестьянам здешней губернии, которые умерли прежде, нежели оные знаки были присланы». Имена умерших он не привел.

В «Русском вестнике» и «Русском инвалиде» была напечатана «нравоучительная речь» Ростопчина перед награжденными. Московский главнокомандующий невольно раскрыл в ней замысел произведенного награждения и те надежды, которые возлагались им на эту акцию:

 

«Православные богатыри русские! Вы, братцы, не устрашились врага лютого; вооружились, перекрестясь, и стали бить силу нечестивую; очистили от нее любезную родину. О делах ваших я представил отцу нашему государю императору: он вас жалует своею милостию <...> После такой царской милости молитесь о здравии его: научайте доброму детей, родню и товарищей; повинуйтесь начальству и помещикам: они вас охраняют. Не хвастайтесь тем, что сделали вы: бог вам в том помог <...> Твердите, братцы, говорите и помните одно: за богом молитва, а за царем служба никогда не пропадают».

 

Так имя Емельяна Васильева, командира партизан Амеревской волости вошло в большую историю.

Мои поиски Емельяна Васильева в документах Амеревской волости пока ни к чему не привели. В Ревизских сказках Амеревской волости 1834 года его имени среди 3000 крестьянских имен нет. Вероятно, он умер ранее 1816 года. Ревизскую сказку 1816 года не удалось заполучить в архиве, так как она находится в очень ветхом состоянии. А там были не только указания в каких кто селениях живет, но и причина выбытия. Я наделся, что какие-то отзвуки боев (смерть от ран и гибель крестьян) там найдутся.

Возможно, сохранились Метрические книги за 1812-1813 год церквей этих селений. А во Владимирском архиве возможно сохранились какие-то донесения Емельяна Васильева о действиях крестьян партизан Амеревской волости.

Здесь еще много всякой работы для новых исследователей.

 

***


Схема расположения
мемориальных досок

Вместе со многими подвигами россиян в 1812 году имена сельских подмосковных партизан были выгравированы на досках храма Христа Спасителя.

На доске под номером 27 в левом углу восточных коридоров у стен алтаря имеется эта доска, где наш земляк коротко указан как Васильев.

Вот эта запись на памятной доске:

«НАГРАЖДЕНЫ значками отличия Военного Ордена — мещане: Овчинников и Горяинов; крестьяне - бурмистры: Иванов, Васильев, Степанов, Никитин, Игнатьев, Савельев, Максимов, Аристов, Дементьев и Ильин; волостные головы: Стулов, Алферьев, Васильев и Борисов; старосты: Тихонов, Петров, Прохоров, Леонтьев, Тимофеев, Андреев, Яковлев, Иванов, Федоров и Миронов; крестьяне: Курин, Кондратьев, Афонасьев, Дмитриев, Кириллов, Иванов, Михайлов, Козмин, Семенов, Андреев, Колюпанов, Минаев и Алексеев; управитель Акудинов; дворовые писаря: Федоров, Кирпичников, Усков и Щеглов; дворовые люди: Абрамов, Дмитриев, Игнатьев, Сергеев, Иванов, Феопемптов, Михайлов, пономарь Семенов и отставной унтер-офицер Анапьев».

 


[1] Вохненская экономическая волость государственных крестьян (Павлово-Посад).

[2] Автор здесь преувеличил во много раз число «партизан», так как во всей волости с малыми и стариками было только 3 тысячи жителей, но это бывает в описаниях.

[3] Егор Стулов был сотским (полицейская должность), а Чушкин; &ndash головой волости – современник здесь немного хитрит, он не мог не знать главных начальников волости и соответственно главных распорядителей в ней; но ему нужно было выделить особо неприметного Курина.

[4] Орудия – подразумевается оружие – топоры, вилы, рогатины, сабли не должны быть на виду.

[5] Французы прошли по Владимирке вперед и свернули перед селом Успенским направо на дорогу в Вохну. 

[6] Бибиковы в «царское время» держали раздаточную контору шелкоткачества для 200 местных крестьян. От их двухэтажного дома остался нижний, каменный, этаж, занятый теперь магазином. В ночь перед раскулачиванием 1929 года, они погрузили вещи на свои подводы и уехали своей большой семьей в Москву. Виктор Сергеевич известен как график, особенно как победитель конкурса на логотип метро, его знаменитую стилизованную букву М – как указатель метро помнят многие до сих пор.

[7] Она сгорела в 1970-х (в ней был склад). 

 

 
При использовании материалов сайта ссылка категорически приветствуется.
© Богородск-Ногинск. Богородское краеведение. 2004-2018
Политика конфиденциальности
Яндекс цитирования Check PageRank