Богородск-Ногинск. Богородское краеведение

«Представляется - о здоровье и даже жизнеспособности общества свидетельствует, в первую очередь, отношение к людям, посвятившим себя служению этому обществу»
Юрий Ивлиев. XXI век

Мы в социальных сетях:
 facebook.com/bogorodsk1781
 vk.com/bogorodsk1781

Помянуть и помнить

Эвакогоспиталь ЭГ 2970 (1941–1945)

А.Л. Рейтблат



Андрей Степанович Олезнюк и Лазарь Аронович Рейтблат.
30 ноября 1939 года

10 июля 1941 года Генеральный штаб Красной Армии рассылает Директиву о формировании госпиталей в прифронтовых городах.[1] Через два дня Мособлсовет издает распоряжение №1930 СС 1941 о переоборудовании школ по спецназначению.[2]

Больницы Электростали уже были переполнены ранеными.

20 июля 1941 года Наркомздрав города Электростали приступил к формированию в школах №3 и №2 госпиталя на 400 коек. Вскоре по перечню Генштаба №28 он стал эвакогоспиталем № ЭГ 2970. На переоборудование школ по трем сметам Горздравотдела в августе-сентябре выделяются средства (569 093 руб. для школы №2 и 308 148 руб. для школы №3), предприятия города присылают 15 человек «для обеспечения нормальной работы» госпиталя, во временное пользование из электростальской больницы передают автомашину ГАЗ-АА.

Проводив 17 октября 1941 года семью на Урал, отец остался в Электростали: Горком партии и Горздрав назначили его интендантом III ранга в госпиталь, работавший в школе №3.

Из письма Архива Военно-медицинских документов:

 «Дислокация:

С августа 1941 года по 1 ноября 1941 года[3] в г. Электростали. Занимал здание больницы (сведений о размещении в здании школ в архиве нет)».[4]

Рассказывает Евдокия Михайловна Дубовицкая: «В августе сорок первого года я, пятнадцатилетняя девчонка, участвовала в подготовке школы №2 к приему раненых. С мамой Любовью Борисовной мы освобождали классы от парт, вносили койки, постели, мыли помещения, укрывали тумбочки салфетками, ставили на них цветы».

В подготовленном так здании школы №2 в августе-октябре 1941 года располагался штаб госпиталя ЭГ 2970, где собирались сотрудники, находились документы и часть медицинских материалов. По решению Горисполкома, Горвоенкомата и Завкома Завода №12 первых раненых ЭГ 2970 принял в городской больнице и в помещении школы №3.

(Неподалеку от школы №3 проходит железнодорожная ветка до станции Фрязево и далее путь на Восток страны. От школы №3 также удобен выезд на Горьковское шоссе).

«В город регулярно приходили эшелоны с ранеными. Работали по 18 часов в сутки и вечером буквально валились с ног...» – рассказывала в книге «Одно на всех имя – Катюша» руководитель «Клуба фронтовых подруг» А.А. Киселева. О напряженном ритме работы медперсонала свидетельствуют Приказы и Распоряжения Завгорздравотделом З.И. Зорьки-Римши, направленные в те дни Начальнику ЭГ 2970 Э.Д. Нейштадту и врачу-эпидемиологу Бугровой.[5]

Раненых в школу №2 не доставляли, используя ее здание до эвакуации как административное и хозяйственное помещение госпиталя.

В период с 26 апреля 1942 года по 15 мая 1943 года здесь действовал ЭГ 4864.

Материалы о нем собраны в музее школы №2, а при входе в здание прикреплена памятная доска.

Персонал  ЭГ-2970

1. Руководство

 

1.1. Начальники госпиталя[6]

С 1 августа 1941 года по 19 августа 1942 года – Э.Д. Нейштадт;

С сентября 1942 года по декабрь 1944 года – Н.Т. Прасолова – военврач III ранга;

С декабря 1944 года по 15 апреля 1945 года – Ф.Б. Кузнецов;

С 9 мая 1945 года по 15 мая 1945 года – Р.Т. Миренков.

Эммануил Давидович Нейштадт родился в 1880 году. Окончил Одесский медицинский институт в 1911 году. В годы Гражданской войны служил в РККА с момента ее создания в 1918 году по 1920 год, затем – вновь на военной службе с 1930 по 1932 год.

11 августа 1941 года электростальский Горздрав назначает 61-летнего Э.Д. Нейштадта начальником госпиталя. С 25 марта по 19 августа 1942 года бригадврач Э.Д. Нейштадт продолжает службу в качестве начальника ЭГ 2970 по призыву в РККА.

Майор медицинской службы Надежда Тарасовна Прасолова была назначена начальником ЭГ-2970 еще в Кок-Янгаке. По прибытии в Касторное госпиталь входит в Действующую Армию с 15 июня по 20 сентября 1943 года в составе Центрального фронта, а затем – в составе Белорусского, 1-го Белорусского фронтов и Северной Группы войск в Германии.

Н.Т. Прасолову на посту начальника ЭГ – 2970 сменил майор медицинской службы Ф.Б. Кузнецов в декабре 1944 года, когда госпиталь располагался в городе Ковеле (Волынская обл.)

Завершал руководство ЭГ – 2970 майор медицинской службы Р.Т. Миренков в г.Кутно (Польша) с 9 по 15 мая 1945 года. Госпиталь был расформирован в Кутно 21 декабря 1945 года.[7]

 

2. Политработники[8]

  1. Ананьев Михаил Андреевич
  2. Волков Валентин Ананьевич[9]
  3. Грибанов Иван Федорович
  4. Килькеев (зам. Начальника ЭГ-2970, комиссар Гвардии капитан).
  5. Косов Иван Григорьевич[10]
  6. Рейтблат Лазарь Аронович (парторг ЭГ 2970)[11]
  7. Скоробогатов Василий Андреевич
  8. Шапкин Василий Алексеевич
  9. Шестакав Павел Дмитриевич[12]

 

3. Санитарно-хозяйственная часть

  1. Жевлакова Марфа Евдокимовна – фармацевт
  2. Кудров Андрей Яковлевич – кладовщик
  3. Павленко Иван Григорьевич – начфин
  4. Плущевская Ирина Викторовна – делопроизводитель
  5. Порубако Анна Семеновна – сестра-хозяйка
  6. Помазуева Анна – калькулятор
  7. Майоров Михаил Степанович – повар
  8. Майорова Анна Григорьевна – повар
  9. Шалыгина Антонина – повар 

Сотрудники ЭГ 2970. г. Кок-Янгак, Киргизия. 1942 год. (Слева направо)

Нижний ряд: 

  1. А. Порубако – сестра-хозяйка
  2. П. Шестакав - политработник
  3. А. Блинова - ст. медсестра
  4. М. Лисичкина - медсестра
  5. А. Суворина - медсестра

Второй ряд снизу:

  1. О. Голубенко - ст. медсестра, рентгенолог
  2. Э. Нейштадт - начальник госпиталя
  3. А. Маслова - врач, жена Э. Нейштадта
  4.  неизвестна - медсестра из Электростали
  5.  Е. Тихомирова - терапевт
  6. М. Заурова (Боровкова) - ст. медсестра

Третий ряд снизу:

  1.  неизвестна
  2. А. Шалыгина - медсестра
  3. Е. Ткач - медсестра
  4. неизвестна
  5. А. Ткаченко - медсестра 
  6. А. Комкова - медсестра
  7. неизвестна

Верхний ряд: неизвестны 

 

Посильную помощь в госпитале оказывали выздоравливающие раненые, в том числе Александр Федорович Киселев и Александр Попов.

По прибытии госпиталя в г. Кок-Янгак короткое время санитарами в нем были Откраев Н.П. и муж старшей медсестры Бардиной А.М. Должанский А.И.[13]

Затем, до реэвакуации в августе 1944 года, они работали учителями в местных школах.

 

Санитарками и прачками работали:

  1. Голубенко М.
  2. Иванова Антонина Ивановна (1921 г.р.)
  3. Молодова
  4. Рудакова (1922 г.р.)
  5. Савина Татьяна Федоровна
  6. Сапрыкина М.
  7. Чебурахова К. (позже повар)

4. Медицинская часть

 

Хирурги:

  1. Вайнштейн Борис Израилевич – начальник медсанчасти
  2. Лукашевич Валентин Михайлович
  3. Плущевский Виктор Игнатьевич
  4. Романова Мария Павловна
  5. Рыбаченко Семен Григорьевич
  6. Самгородский Константин Иванович


Врач Е.Н. Мохова

 

Врачи:

  1. Маслова Александра Михайловна [14]
  2. Мохова Елена Николаевна
  3. Тихомирова Екатерина А. – военврач-терапевт
  4. Тихонова Мария Ивановна – терапевт (после войны – физиотерапевт городской поликлиники)
  5. Шаповалова Агния Ильинична

Старшие медсестры:

  1. Бардина Анна Михайловна
  2. Блинова Анна
  3. Боровкова (Заулова) Мария Ивановна
  4. Голубенко Ольга Петровна
  5. Лин Сицилия Ильинична
  6. Плущевская Любовь Альфонсовна
  7. Смедрдина Нина П.
  8. Тихонова Татьяна

Медсестры:

  1. Аксенкина Мария (агитатор по палатам)
  2. Боровкова Анна Григорьевна
  3. Бушманова Елена Михайловна
  4. Власова (Киселева) Анна Алексеевна
  5. Довгалева Валентина
  6. Комкова Александра
  7. Куперман
  8. Лисичкина Мария
  9. Макарова Елена Алексеевна (1914 г.р. Санитарка, затем медсестра в период с июля по октябрь 1941 года, до момента эвакуации госпиталя)
  10. Назарова Анна Егоровна
  11. Очередина Мария Ивановна (агитатор, активистка ВЛКСМ, кандидат ВКП(б))
  12. Сивовол К.З.
  13. Стешенко М.П. (по палате тяжелораненых)
  14. Ткач Елена К. (по палате тяжелораненых)
  15. Ткаченко Александра
  16. Тодорова
  17. Туркина (Кубрак) Нина Алексеевна
  18. Шевкунова Полина А. (бригадир групп стирки белья)
  19. Штукмайстер Екатерина Иосифовна (до войны работала культорганизатором – массовиком в ДК им. М. Горького)

Дети

Дети войны, они быстро взрослели: помогали раненым, кормили их, писали под диктовку письма, выпускали «Боевые листки» с известиями о событиях на фронте, пели в палатах...

Старших включали в штат санитарок, обучали на курсах медсестер:

  1. Вострухина Марина
  2. Голубенко Людмила (санитарка, затем медсестра)
  3. Жевлакова Татьяна Николаевна (санитарка, затем медсестра)
  4. Ковалева Ольга (санитарка, затем медсестра)
  5. Кондратьева Зинаида
  6. Левушкина Раиса Дмитриевна
  7. Лин Мирра (санитарка по палате тяжелобольных)
  8. Майорова (Подымова) Вера Михайловна (санитарка, затем медсестра)
  9. Орефьева (Баянова)
  10. Петренко Александра (санитарка, затем медсестра)
  11. Прасолова Эля (агитатор)
  12. Суворина Александра (санитарка, затем медсестра)
  13. Туркина Валентина

Едва достигнув призывного возраста, ушел на фронт сын врача Елены Николаевны Моховой и учителя Николая Петровича Откраева – Лев.[15]

Среди молодежи из персонала госпиталя были активные доноры:

  1. Бендес
  2. Голубкина
  3. Казакова
  4. Калганова (санитарка палаты тяжелых раненых)
  5. Майорова В.М.
  6. Молодова
  7. Сапрыкина
  8. Савинова
  9. Чебурахова К.
  10. Черноруцкая
  11. Щербакова

На комсомольских собраниях четко обсуждались общественные задачи каждой из комсомолок, а порой нелицеприятно и открыто их поведение с ранбольными.

 

А. Шалыгина и М. Боровкова (Заулова) М. Боровкова (Заулова)
Кутно, Польша
В. Майорова
Кутно, Польша

    

      
Собрания эти проходили с обязательным участием старшего товарища из ячейки ВКП (б). Иногда их проводил и парторг госпиталя Лазарь Аронович Рейтблат.

По протоколам[16] комсомольских собраний удалось отыскать имена их участников:

  1. Вострухина Марина Сергеевна (агитатор)
  2. Бурков А.В.
  3. Бендес (комсорг, 1918 г.р.)
  4. Голубенко М.
  5. Долганов (ранбольной)
  6. Жевлакова Т.Н.
  7. Зельдин А.П.
  8. Казаковский
  9. Карелова (прием в ВЛКСМ, 1927 г.р.)
  10. Коробкина Мария Тихоновна (1924 г.р.)
  11. Лагошлый П.С.
  12. Лукашевич С. (агитатор по палатам)
  13. Майорова В.М. (активная комсомолка, агитатор)
  14. Марудов (от политотдела[17] МЭП-14[18])
  15. Мельникова (агитатор)
  16. Петрухина (принята в ВЛКСМ)
  17. Сивовол К.З.
  18. Стешенко М.П.
  19. Цибин (от Политотдела МЭП-14)

На групповой фотографии 1943 года, выполненной в госпитале, медсестра Вера Михайловна Майорова узнала имена ранбольных:

  1. Абселянов
  2. Долганов
  3. Неретин
  4. Полубесов
  5. Тагиев

ЭГ 2970. 1943 год

Медсестра Макарова Е.А. в беседе от 6 марта 2001 года рассказала:

«Мы приехали в Электросталь в 1918 году. Отец, Алексей Алексеевич Колосов, с 1921 года работал бухгалтером на «Снаряжательном заводе»».

В семье было семеро детей. Жили в небольшой комнате барака, так что маленькие дети спали под столом.

В 1922–23 гг. голодали.[19] Ходили через лес в Богородск за хлебом и селедкой. Летом собирали землянику, чернику, малину. Тем и сыты были.

В жару спали на улице, двери в комнаты не запирали, но краж не было.

По вечерам отец, хорошо игравший на гитаре, пересчитав детей, говорил: «А теперь – спать! Музыкой напитались».

В 1939 году я принимала участие в строительстве школы №3, неподалеку от нашего барака.

Уже в июле 1941 года больницы Электростали оказались переполненными ранеными.

Их прием и лечение проводили в школе №3, переоборудованной в госпиталь. Тяжелораненных на носилках приносили с платформы «9 км» (теперь «Машиностроитель»).

«При воздушных тревогах пациентов выносили на улицу. Свет в помещениях не зажигали из-за маскировки.

Среди наших санитарок была женщина, узнавшая в безногом раненом своего мужа. В обморочном состоянии она упала, выронив носилки.

Мы делали все, что было надо для Родины и родителей», – говорила Е.А. Макарова.

В архиве Администрации Электростали удалось найти несколько распоряжений[20] Начальнику госпиталя Э. Д. Нейштадту. Они наскоро написаны от руки на восьмушке страницы Заведующим горздравом Зорькой-Римшей,[21] свидетельствуя о степени загрузки медиков в эти дни:

 «…обеспечить призывную комиссию хирургом и терапевтом…»;

«…свободных врачей эвакогоспиталя немедленно откомандировать в распоряжение Горздравотдела…»

Последний из найденных документов датирован 21 октября 1941 г.

   

Из письма Архива Военно-медицинских документов[22] следует, что госпиталь ЭГ – 2970 находился в Электростали до 1 ноября 1941 года, а затем выехал в Кок-Янгак.

Рассказывает медсестра ЭГ 2970 Анна Алексеевна Киселева.[23]

«Заместителем по политической части госпиталя был Лазарь Аронович Рейтблат. Человек веселый, находчивый, грамотный, этот замполит не приказывал, не прикрикивал, не повышал голоса. Курил трубку, ходил в кожанке.

Имел ко всем подход, организовывал свободное время, рассказывал анекдоты, поднимал дух:

«Девчонки, не унывайте! Пойте песни! Но пойте не унывную, а веселую песню! «

Мы все его очень любили. Отличный, очень хороший человек! «

Немцы бомбили и санитарные поезда с хорошо видимыми опознавательными знаками. Приходилось перебираться в товарные вагоны – «теплушки «.

«Медицина должна быть спасена! « Возвращение в строй военнослужащих после излечения имело очень большое значение для восполнения боевых потерь.

Госпиталь по пути из Электростали принял несколько немцев и поляков: лечили и пленных.

В 1942 году Горвоенком Кок-Янгака повестками вызывал из госпиталя выздоравливающих и годных к строевой службе сотрудников «.

Из беседы в 1976 г. с медсестрой ЭГ 2970 Жевлаковой Т.Н.:[24]

«В 1939 – 41 гг. я училась в восьмом – девятом классах школы №2. Лазарь Аронович вел в нашем классе историю. Он умел разглядеть в молодом человеке ростки полезных душевных качеств, которые могли бы определить его судьбу.

В начале октября 1942 года, когда я со своей тётей Марфой Евдокимовной была в Кок-Янгаке, мне исполнилось 18 лет. Лазарь Аронович предложил мне вступить в партию и дал рекомендацию на комсомольском собрании госпиталя.

После перевода ЭГ 2970 в Касторное[25] в связи с подготовкой Курской битвы, госпиталь был преобразован в эвакоприемник.

Центральное его отделение находилось в совхозе «КИМ». Два других отделения – в поселках Хлюстино и Михнево. Для размещения ранбольных использовалось кирпичное здание школы с выбитыми стеклами и поврежденными рамами, деревянный сарай, служивший ранее конюшней, а также уцелевшие хаты. Ремонтировали своими силами, используя подручные материалы. Койки и иную мебель собирали в разоренных домах.

Раненых снимали с «летучек» – автомашин или подвод. Самых тяжелых и нетранспортабельных немедленно оперировали. В зависимости от характера ранения и состояния ранбольного эвакуировали в тыловые госпитали на долечивание.[26]

 

Лазарь Аронович проводил политинформации с бойцами и медиками во всех трех отделениях госпиталя. Ходил и в хаты, где находились раненые.Говорил он ярко, конкретно, с твердой убежденностью в разгроме захватчиков.

В сентябре 1943 года Лазаря Ароновича отозвало в свое распоряжение Политуправление Центрального фронта.[27] Больше мы с ним уже не встречались. Госпиталь ЭГ 2970 следовал за войсками Белорусского фронта (с 17.02. 1944 года переименован в 1й Белорусский фронт), завершив свое участие в Действующей Армии 9 мая 1945 года в Кутно, севернее польского города Лодзи.

К сожалению, многие медицинские документы утрачены. Истории болезни писались свекольным соком, который выцветал за несколько недель. Не было чернил, да и «химический» карандаш был редкостью.

Писари довольно часто ошибались, документы терялись при обстрелах, погибали в огне пожаров. Да и частые перемещения на новое место не позволяли содержать архивы в порядке.

Так, когда госпиталь из Как-Янгака ехал в Касторное, наш эвакопоезд чудом остался цел во время сильной бомбежки станции Грязи Липецкой области.

Другой эпизод. Во время очередной воздушной тревоги в Касторном мы – врачи Циля Ильинична Лин и Екатерина Александровна Тихомирова и я, – жившие в одном доме, решили не уходить в укрытие, вырытые в саду. Бомба, попавшая в дом, не взорвалась, тогда, как другая разрушила укрытие.

Тихомирова Н.А. после войны завершила учебу в медицинском институте и вернулась в Кок-Янгак».

Рассказывает медсестра ЭГ 2970 Раиса Дмитриевна Левушкина. «Госпиталь выехал из Кок-Янгака 28 марта 1943 года. В Касторное приехали утром 5 июня 1943 года.

Выгружались на станции. В деревни Михалёво и Хлюстино с разрушенными постройками добирались на подводах и автомашинах. До них от Касторного было 5 км.

Мы, медсестры, обращались за помощью к политрукам в связи с переправкой и размещением ранболных.

Запомнился чёрный вьющийся чуб Лазаря Ароновича, не помещавшийся под белым «чепчиком» медика.

Хороший он был мужчина: внимательный, добрый».

Рассказывает Вера Михайловна Подымова,[28] медсестра ЭГ 2970.

«В 1941 году я была восьмиклассницей школы №2. Хорошо помню Лазаря Ароновича. Он – заметная личность в Электростали. Любили его и школьники, и учителя. Лазарь Аронович – хороший дядечка. Мягкий, добрый человек, он никогда не давил на младших, не было слышно от него и нравоучений.

В госпитале его также встречали приветливо. Он охотно писал письма по просьбам раненых.

По материалам «Совинформбюро» Лазарь Аронович готовил «Боевые листки», настаивал, чтобы санитарки и выздоравливающие ранбольные к утру переписывали и расклеивали их.

Переносить раненых я по своей слабости не могла. Лазарь Аронович поручил мне заниматься библиотекой. Мы, подростки, дети служащих госпиталя, просматривали газеты, делали вырезки, наклеивали и вывешивали. Сведения в них волновали. Было тревожно и радостно.

Когда выезжали из Кок-Янгака в район Курска, Лазарь Аронович сказал: «Едем на передовую!»

Слова политрука впитывали. Он вносил веру, вдохновлял тяжелораненых, погибающих, бывших на пределе человеческой выдержки. Порой, потеряв от боли и ужаса случившегося самообладание, они срывали с себя бинты…

Лазарь Аронович приходил и ночью, срывал с головы свой белый «чепчик»: «Будите раненых! Есть свежие сообщения. Наши освободили населенные пункты!..»

Лица светлели. Кричали: «Ура!», жестикулировали… На глазах появлялись слезы.

Лазарь Аронович говорил: «В хор! Пойте, девки!»

Он вселял уверенность в наше справедливое дело.

Люди умирали, чтобы могли жить другие.

Раненых бывало так много, что дышать было нечем не только в огромных палатах, но и в коридорах.

Топчаны, кровати брали из разбитых квартир. Ранбольные были одеты в одинаковые белые рубахи, стеснялись молодых сестер: сами молодые…

Политруки госпиталя стирали бинты, сдавали кровь.

Санитарки и медсестры по ночам репетировали, чтобы петь в палатах, особенно у тяжелых ранбольных.

В Кок-Янгаке гармонист у нас был из местных жителей.

Отдача была и от нас, 12–16 летних подростков: мы писали письма раненым, были санитарками, ухаживали за ранеными.

Вера Михайловна вспоминает эпизоды:

Зина Кондратьевна выносила раненых с передовой. Раненый, узнав, что ему перелили кровь Зины, плачет: «Ты мне жизнь спасла!»

Все отдавали раненым, что имели!

Когда мы прибыли в город Ковель, ЭГ 2970 расположили в здании, выходившем на Брестское шоссе. Мы видели из окон колонны немцев, бредущих на восток».

И В.М Подымова, и медсестра О. П. Голубенко, и врач М. И. Тихонова через много лет говорили:

«Еще снится пекло, ад войны, в памяти возникает тяжелое прошлое. С трудом изглаживается ненависть к немецкому языку, языку гитлеровцев-захватчиков».

В приведенных здесь рассказах бывших учеников Лазаря Ароновича и медиков ЭГ 2970 прослеживаются определяющие его личность качества: доброжелательность и требовательность, постоянство и ответственность.

Да и много позже, в 1960–2000 гг. я замечал добрый след, оставленный отцом в памяти людей, которые с ним общались.

Это были бывшие его коллеги – мои школьные учителя – историки Григорий Алексеевич Иванов и Дина Марковна Ротенберг, а также бывшие его ученики, работники завода «Электросталь» Валентин и Юлия Легостаевы, Екатерина Крупнова.

В письмах 1942–1943 гг. Лазарь Аронович тепло отзывается о сослуживцах по ЭГ 2970.

Это – политрук Ананьев, главный хирург Самгородский, врачи Плущевские, Тихонова М.И. медсестра Штукмайстер Е.И., знакомых родителям по Электростали Липовецких; осевших в соседнем с Кок-Янгаком городе Джалал-Абаде; оставшихся в Электростали директоре школы №1 Олезнюке А.С. и завучем той же школы Новикове, «ставшем парторгом ЦК ВКП (б) на оборонном заводе».[29]

Из рассказов медсестер ЭГ 2970 видно, как воспринималась практическая работа политрука Рейтблата Л.А.

Протоколы партийных и комсомольских собраний[30] госпиталя

(с №1 от 10 мая 1943 г. – собрание проходило на пути из Кок-Янгака в Касторное – по №5 от 11 октября 1943 г. – в Касторном) показывает участие Лазаря Ароновича в работе партийной организации.

На собрании 25 июля 1943 г. (протокол №2) представителем Политотдела МЭП-14[31] Цибиным Рейтблат Л.А. был назначен парторгом ЭГ 2970. На собрании 8 июля 1943 года (протокол №3) заместителями парторга были выбраны: Шапкин В.А., Павленко М.Ф., Денисова В.В.

Протокол №3 написан рукой отца.

Из выступлений Лазаря Ароновича:

1. На пути в Касторное.

 «В жизни нашего госпиталя происходят изменения – переход от гражданской системы Наркомата здравоохранения в Наркомат обороны. И из глубокого тыла – ближе к фронту.

Необходимо изучение воинских Уставов и их выполнение. Необходимо учитывать различие в обстановке в Кок-Янгаке и в недавно освобожденном от оккупантов Касторном.

В этом должна состоять революционная бдительность. Необходимо хранить документы при себе, проявлять сдержанность в общении, обучать гражданский медсостав приемам военных приветствий, используя время в пути. Необходимо обратиться к начальнику гарнизона, примыкающего к госпиталю, о выделении с этой целью инструктора.

2. В Касторном.

В основе разъяснительной работы с личным составом госпиталя должны быть приказы Верховного Главнокомандующего за №№ 053, 169, 195 и сообщение Совинформбюро «Два года Отечественной войны».

Коммунисты должны личным примером способствовать подготовке ранбольных к их эвакуации, обеспечением медицинским обслуживанием, одеждой, денежными документами, быть примером высокой воинской дисциплины.

5 октября 1943 года (протокол №4) и 11 октября 1943 года (протокол №5) на партсобраниях проходил прием в ВКП(б).

Парторг госпиталя Рейтблат Л.А. давал рекомендации ряду работников ЭГ 2970.

  1. Врачу Прасоловой Н.Т.: «Ранее Прасолова Н.Т. не считала себя достаточно политграмотной, притом, что она имеет законченное высшее образование».
  2. Медсестре Смердиной Н.П.: «Смердина Н.П. – добросовестный и успешный агитатор. Вдумчивый и серьезный человек, она справляется с партийными поручениями».
  3. Медсестре Жевлаковой Т.Н.: «Знаю Жевлакову Т.Н. с 1939 года. Она – дисциплинированная, исполнительная девушка, интересующаяся работой, добросовестно выполняющая партпоручения».
  4. Медсестре Шевкуновой П.А.: «Шевкунова П.А. – член комсомольского бюро, охотно организующая молодежную самодеятельность для ранбольных».
  5. Медсестре Савиной Т.Ф.: «Савина Т.Ф. – хороший работник, дисциплинирована. Может быть достойным членом ВКП(б)».
  6. Медсестре Штукмайстер Е.И.: «Штукмайстер Е.И. – много и активно работает по комсомольской линии. Может и еще больше».

Следующее партсобрание ЭГ 2970 (протокол №6) от 17 ноября 1943 года проходило без участия Лазаря Ароновича.

В этот день приказом № 027 он был «поставлен на довольствие» в 1348 стрелковый полк 399 Новозыбковской стрелковой дивизии[32] 48 армии Центрального (с 20 октября 1943 года – Белорусского) фронта.

Из писем отца этого периода.

«15 сентября 1943 года. Касторное. Почта в 10 км от меня. Телеграф не работает. Отпуск домой мне не дают, т.к. время горячее».

«4 октября 1943 года. Касторное. В ближайшее время я буду в родных местах. Может быть, придется повидать и родные города.

Моя звезда мне не изменяла и не изменит».

«5 октября 1943 года. Касторное. Скоро прервется связь, так как я уеду в места, родные всем нам. Были бы только все здоровы, чтобы было кому встречаться».

«18 октября 1943 года.

Меня отзывает Политуправление Центрального фронта в свое распоряжение.

Два года хранил письма. В связи с изменившимися условиями вынужден был своей рукой их уничтожить. Дела наши прямо прекрасные: на очереди Киев и вся линия Днепра.

Может быть, придется повидать те места, где мы проводили детство, где спят вечным сном наши родители».

«10 ноября 1943 года. Полевая почта № 49251 «Г»

Продолжаю находиться в политрезерве».

(Второе письмо с этой же датой): «Наш родной красавец Киев освобожден[33] от немецко-фашистских извергов».

20 ноября 1943 года. Полевая почта 01064 «Р».

«Если и будет задержка в письмах, то не беспокойтесь и не волнуйтесь. Все будет хорошо.

Работаю в должности заместителя командира батальона по политической части и временно замещаю агитатора полка»[34]

Из приказов от 17 и 20 ноября 1943 года по политотделу 399 Новозыбковской стрелковой дивизии 48 армии:

«1. Дударев Кузьма Панфилович – лейтенант, прибывший из ПОарм 48, допускается комсомольским организатором 1348 стрелкового полка.

2. Рейтблат Лазарь Аронович – капитан. Прибывший из ПОарм48, допускается заместителем командира 2-го стрелкового батальона по политчасти 1348 с. п.»

«1. Курятов Николай Алексеевич – старший лейтенант, прибывший из ПОарм 48, допускается агитатором 1348 с. п.

2. Пахомов Андрей Петрович – парторг 1348 с. п. допускается временно исполняющим обязанности заместителя командира полка по политчасти».

 

Из письма Л. А. Рейтблата от 21 ноября 1943 года:

«В наших местах сегодня прекрасный солнечный день. На душе хорошо. Успешно двигаемся вперёд, на запад. Занимаем ряд населённых пунктов, которые фрицы паршивые несколько часов тому назад оставили. С какой радостью встречает нас население. Сколько несчастий принесли им разбойники – немцы! Не пересказать эти истории хорошими словами. От 14 до 60 лет насильно угоняли на запад. Коров позабирали, хаты посжигали. Остаётся чистое поле. Население рассказывает, что настроение фрицев неважное. Ничего удивительного в этом нет. Их гонят и они бегут.

Обо мне не беспокойтесь… »

Это письмо отца оказалось последним.

 

Боевой путь Лазаря Ароновича Рейтблата

Отрывок из письма А. А. Пахомова от 1971 года:

«На Ваше письмо я отвечу о том, что на партийном учёте Ваш папа у меня был, потому что он был заместителем командира по политчасти… Гибель Вашего отца я немного помню. Это был неравный бой. Мы делали прорыв сильно укреплённого района.

Н. А. Курятова и К. П. Дударева я хорошо помню. Это были молодые живые ребята. Вот адрес командира нашего 1348 стрелкового полка 399 Новозыбковской стрелковой дивизии Ивана Фёдоровича Горбунова… »

 

«Похоронка»

Н. А. Курятов, А. П. Пахомов, К. П. Дударев, И. Ф. Горбунов были демобилизованы в 1946 году. Моё письмо К. П. Дудареву возвратилось с пометкой: «Адресат не значится». Побеседовать с майором Н. А. Курятовым и полковником И. Ф. Горбуновым удалось во время моих командировок в Харьков (1970 год) и в Ленинград (1974 год).

В 1969 году мой старший брат Виктор, мама и я побывали на месте гибели отца, в посёлке Стрешин Жлобинского района Гомельской области.

Здесь, в ухоженном парке у стрешинской школы, установлен памятник на братской могиле. В ней покоится прах 484 воинов, павших в многодневном бою.

Директор школы показал нам ученическую тетрадь с их именами. Виктор предложил поехать в Жлобинский райвоенкомат. Доброжелательно встретивший нас майор извлёк из большого ящика картотеки лист с именем отца и сведениями о нашей семье.

«Сколько здесь карточек?» – спросил Виктор.

«Около 10 000» – коротко ответил майор.

…По материалам Центрального архива Министерства обороны (город Подольск) выявилась боевая задача 1348 с. п. в период с10 по 39 ноября 1943 года. Необходимо было выбить захватчиков из посёлка Стрешин (460 дворов) и овладеть их опорным пунктом в деревне Нивки (40 дворов) на господствующей высотке 128,9 метра.

Немцы основательно подготовились к обороне. Советским войскам необходимо было форсировать Днепр в ноябрьскую распутицу и непогоду, подняться на крутой западный берег, захватить плацдарм и закрепиться на нём, а затем продолжить атаку.

«Переправа, переправа,

Берег правый, как стена.

Этой ночи след кровавый

В море вынесет волна…»

(А. Твардовский)

Ровное, как стол, многокилометровое, уходящее за горизонт, поле было заминировано. Наступавших встретили пулемётная и автоматная стрельба из заблаговременно отрытой траншеи, миномётно – артиллерийский огонь с высотки.

…В 1970 году я, получив разрешение директора школы, укрепил на постаменте керамическую фотографию отца рядом с закреплённой ранее фотографией лейтенанта – одного из его сослуживцев.

«На войне не редки такие дни и даже месяцы схваток , которые по своему значению равноценны взятию крупных городов. Не гремят салюты в честь победы, но войска проявляют не меньше, а порой и больше упорства, отваги,мужества, самопожертвования и мастертва». («В походах и боях». Генерал армии П. И. Батов, командующий 65 армией).

65 армия совместно с 48 армией (командующий – генерал – полковник П. Л. Романенко) участвовала в Гомельско – Речицкой операции Белорусского фронта.

17 ноября 1943 года, в день зачисления отца в 1348 с. п. ,был освобождён город Речица, 26 ноября – Гомель и 26 июня 1944 года захватчиков выбили и из Жлобина в ходе Бобруйской операции.

 

[1] Из письма Архива Военно-медицинских документов (АВМД), г. Санкт – Петербург, № 7/1 – 1/183 от 5 марта 2001 года.

[2] Школы проектировались, как здания двойного назначения: при необходимости их переоборудовали в палаты для больных, комнаты общежития, избирательные пункты.

[3] В «Книге Памяти «, т.16. ч.II, стр. 407, указан период: 20 июля 1941 года – 14 октября 1941 года. В Архиве Администрации есть распоряжение Завгорздравотделом на имя начальника госпиталя от 21 октября 1941 года.

Разночтения, вероятно, объясняются сложностью обстановки.

[4] В архиве Администрации есть документы – решения Исполкома Электростали о выделении денег по сметам организации госпиталя в школах №3 и №2.

О работе госпиталя в школе №3 (до эвакуации его в Кок-Янгак) свидетельствуют рассказы медсестер этого госпиталя и любезно переданные ими фотографии.

[5] Архив Администрации Электростали:

Связка 2 (с 4 января по 20 декабря 1941 года), фонд 1, 01; ед. хранения 1; страницы – 90, 83, 79, 76,73, 58, 55. Там же: ед. хранения 6, стр. 1 и 6.

ЦАМО: опись 681605, дело 5, листы 58 и 93; опись 94103, дело 6, лист 27 и дело 10, лист 27.

Выписка из трудовых книжек поваров ЭГ 2970 А.Г. Майоровой и М.С. Майорова.

[6] «Опись документов ЭГ 2970 « в Центральном архиве Минобороны: № 18245 (дислокация, даты); №681665,д.5; опись 34457 д. 10; оп. 94458 д.5; оп. 94103 д.5, 12 (начальники госпиталя, даты)

[7] Архив Военно-медицинских документов.

[8] «С 16 июня 1941 года во всех подразделениях (до рот включительно) были введены должности политруков (старший лейтенант) и военных комиссаров. Должность старшего политрука соответствовала званию капитана.

Военные комиссары – чрезвычайная форма партийно-политического руководства войсками. Ограничивая принцип единоначалия командира, комиссары мобилизовали личный состав на выполнение боевой задачи, контролировали исполнение приказов высшего командования, насаждали дисциплину в войсках, вникали в работу тылов, обеспечение боеприпасами, горючим, продовольствием, наряду с командирами отвечали за успех операций. Политрук обладал одинаковыми с командиром правами, у него были заместители из числа коммунистов и комсомольцев. В обязанности политрука входило проведение информации воинов о событиях на фронтах, в стране и в мире, забота о материальном их обеспечении.

Политрук был примером бесстрашия и мужества. Благодаря беззаветной работе военных комиссаров укрепились партийные организации в подразделениях и повысились морально-боевые качества личного состава.

Указом от 9 октября 1942 года институт военных комиссаров был упразднен. Армия вернулась к полному единоначалию. Введена была должность заместителя командира по политчасти. Для политработников устанавливались общие для всех командиров воинские звания». (Энциклопедия «Великая Отечественная война 1941 – 1945 гг.», ст. 160, 572)

[9] «Волков В.А., лейтенант. Призван 21 октября 1941 года Электростальским ГВК. Погиб в бою 8 декабря 1943 года». ( «Книга памяти», т.16, ч II, ст. 261).

[10] Косов И.Г. демобилизован в 1946 году. Работал в УКСе «Машиностроительного завода «.

[11] «Рейтблат Лазарь Аронович, капитан 1348 сп 399 сд. 1899 г. рождения, Киев. Призван Электростальским ГВК. Погиб в бою 31 января 1943 года. Похоронен: Белоруссия, Жлобинский районо Гомельской области «. ( «Книга памяти «, 1985, т 16, ч II, ст.340).

В приведенном тексте ошибочно указаны: место призыва в Действующую Армию и дата гибели отца.

Следует читать: «Новозыбковским Горвоенкоматом « и «21 ноября 1943 года « (по дате последнего письма Лазаря Ароновича). При этом в карточке партийного учета, составленной в 1947 году и хранящийся в ЦАМО, указана дата гибели 1декабря 1943 года.

(Может быть, это – дата захоронения части погибших в боях за деревню Нивки, превращенную немцами в укрепрайон на господствующей высотке, за которую шел многодневный бой. Учет погибших и работа похоронных команд были затруднены).

[12] Шестаков занимал должность комиссара ЭГ-2970.

[13] Арнольд Исаакович Должанский родился в 1898 году. В 1925 году окончил механический факультет Московского механического института. Беспартийный. С декабря 1936 года и до ухода на пенсию в 1958 г. работал на заводе «Электросталь « в отделе Главного механика. (по личному делу Должанского А.И. в архиве завода «Электросталь «).

[14] Маслова А.М. – жена Нейштадта Э.Д.

[15 ]Мохова Е.Н. после войны работала врачом МСЧ – 21, в том числе, на «Скорой помощ».

Откраев Н.П. преподавал черчение в школе №2.

Лев встретил окончание войны на Эльбе. Будучи страстным фотографом, в частности, сфотографировал момент беседы командующего Группой союзных армий Монтгомери Б.Л. и командующего Вторым Белорусским фронтом Рокоссовского К.К.

[16] По материалам ЦАМО

[17] Политотделы – «чрезвычайные партийно-политические органы, создаваемые ЦК ВКП (б) для усиления партийного руководства во всех подразделениях Вооруженных сил и тыловых предприятий. Впервые созданы в 1918 году «. (Энциклопедия «Великая Отечественная война», ст.571)

[18] МЭП-14 – медицинский эвакуационный пункт (в данной местности) №14.

[19] В этот период голод в стране был результатом насильственного отъема продуктов у крестьян во время Гражданской войны 1918 – 22 гг.:

а) путем проводимой органами Наркомпрода и вооруженными продотрядами, что вызывало естественное недовольство крестьян, остававшихся без посевного материала и скота, в том числе, и без лошадей.

б) путем продналога в 1921 – 23 годах (первый этап НЭПа, когда В. И. Ленин осознал целесообразность свободной торговли без насилия власти). «Большой энциклопедический словарь», ст. 206, «Черная книга коммунизма», ст. 102-122.

[20] Фонд 1, Опись1, Дело 6, Связка1, Фонд 2, Опись1, Дело 1, Связка 1.

[21] Казимир Ильич Зорька-Римша до 1917г. был активным революционером – подпольщиком.

[22] № 7 – 1 – 1 – 183 от 5 марта 2001 года.

[23] Киселева А.А. (Власова), 1921 г.р., уроженка села Поминово Калининской области. В 1937 году поступила на работу в отдел Кадров завода «Электросталь» в качестве курьера, затем работала инспектором по кадрам. После семилетки, с 1940 года, занималась на 2х-годичных курсах медсестер при Ногинском медтехникуме. Призвана 31 августа 1941 года и до 24 октября 1945 года работала в ЭГ 2970.

Присягу приняла 15 июля 1943 года в Касторном. Воинское звание – сержант медслужбы. Инвалид II группы по общему заболеванию. Награждена орденом Отечественной войны II степени, Почетный ветеран России. Демобилизована в 1946 году. В 1937 году поступила на работу в отдел Кадров завода «Электросталь « в качестве курьера, затем работала инспектором по кадрам. 22 мая 1987 года был организован Клуб фронтовых подруг «Катюша «. Киселева А.А. – его председатель.

[24] Татьяна Николаевна Жевлакова с 1952 по 1968 год работала заместителем директора ДК им. М. Горького, и с 1968 г. по 1980 г. – заведующей Отделом культуры при электростальском Горисполкоме.

[25] Железнодорожная станция Касторная (освобождена 28 января 1943 г.)– важнейший транспортный узел, связывающий Москву с Украиной, Центром и северными областями России. «Особенно интенсивным ударам подвергались железнодорожные узлы: Курск, Щигры, Узловая, Елец, Касторная. Так, в налете на Курск 2 июня 1943 года участвовало 543 самолета «Люфтваффе». Это весьма затрудняло доставку войск, вооружений и боепитания, общий объем которых, помимо автотранспорта, потребовал перед Курской битвой 167623 вагона». «История Второй мировой войны 1939-1945», том 7, издание 1976 г.¸ ст. 105-131.

Лазарь Аронович, как после войны рассказала маме врач ЭГ 2970 Тихонова М.И., был ранен в Касторном осколком бомбы в правую руку. Это на некоторое время прервало его очень аккуратную переписку с семьей, но о ранении он так и не сообщил нам.

[26] К концу 1944 года хирургическая помощь оказывалась по 25 профилям, терапевтическая – по шести профилям. Кроме того, госпитали подразделялись по видам ранений: нейрохирургические, отоларингологические, глазные, неврологические, инфекционные, кожно-венерологические.

Энциклопедия «Великая Отечественная война 1941-1945», ст. 127.

[27] «26 августа – 30 сентября 1943 года в результате Черниговско-Припятской операции войска ЦФ (командующий генерал армии Рокоссовский К.К.) вышли к Днепру, Припяти, Сожу. Захватив здесь плацдармы, создали благоприятные условия для освобождения Белоруссии и Правобережной Украины.

20 октября 1943 года ЦФ был переименован в Белорусский фронт».

Энциклопедия «Великой Отечественной войны 1941 – 1945», ст. 776.

[28] Подымова В.М. – дочь Михаила Степановича и Нины Григорьевны Майоровых. Майоров М.С. до войны был заведующим гостиницей завода «Электросталь», помещавшейся в доме №2 по улице Горького. Нина Григорьевна – шлифовщица цеха ширпотреба. При организации ЭГ 2970 их назначили поварами госпиталя. Вера Михайловна завершила свое среднее образование в 1948 году, в Школе рабочей молодежи №3, где директором был Арсений Иванович Рябов. Затем поступила в техникум и 40 лет работала мастером «Машиностроительного завода». Подымова В.М. подготовила основную часть списка персонала ЭГ 2970, а также передала ряд фотографий 1943-1945 гг.

[29] Большевистский переворот 1917 года и последовавшая за ним Гражданская война 1918-1922 гг., отказ Сталина от Новой экономической политики, предложенной Лениным в 1923 году, в «пользу» насильственной коллективизации деревни в течении 1928-1933 гг., убийство Кирова 1 декабря 1934 года и репрессии, обрушившиеся в 1934-1941 гг. на командный состав РККА и промышленности, обескровили молодую страну.

Такое ослабление СССР, потерявшего квалифицированных военных и гражданских специалистов, утвердило гитлеровцев, рассчитывавших на мировое господство, в решимости напасть на страну Советов.

Захватчикам нужна была «молниеносная война»: сколько-нибудь длительной войны не выдерживали ни экономические, ни мобилизационные возможности Германии.

Да и силы СССР, потерявшего в первые месяцы «блицкрига» не только миллионы военнослужащих, но и существенную часть предприятий, были на пределе.

В этих условиях на политработников возлагались задачи по организации и руководству людьми на фронтах и в тылу.

«С 27 июня 1941 года по январь 1942 года было проведено 5 мобилизаций. 250000 коммунистов и комсомольцев направили для повышения стойкости и боеспособности войсковых частей.

29 июня 1941 года СНК и ЦК ВКП (б) издали Директиву о мобилизации всех сил и средств прифронтовых областей на разгром захватчиков.

Содержание Директивы с лозунгом: «Все для фронта! Все для Победы!» было изложено в речи Сталина на радио 3 июля 1941 года.

16 июля 1941 года была введена должность военных комиссаров (военных политруков) взамен заместителей командиров по политчасти.

Комиссар не только равно с командиром был ответственен за выполнение боевой задачи. На него возлагалось материальное обеспечение личного состава, информация о положении на фронтах, в тылу и в мире. Он же должен был быть примером личного мужества при выполнении боевой задачи.

В декабре 1941 года Главполитуправление РККА, обобщив опыт партийно-политической работы в войсках, разработало рекомендации для политработников в войсках и среди населения на освобожденных территориях.

В октябре 1942 года упразднили институт военных комиссаров, вернувшись к единоначалию в войсках. Политработники вновь стали замполитами у командиров

В 1943 году было проведено повсеместное повышение военных знаний политработников. (В письме от 14 марта 1943 года из Кок-Янгака Лазарь Аронович сообщал, что занимается в школе замполитов батальонов).

В мае 1943 года в батальонах (и приравненных к ним подразделениях) были введены должности парторгов и комсоргов»

Энциклопедия «Великая Отечественная война 1941-1945», ст. 160-661.

[30] Центральный архив Министерства обороны. «Эвакогоспиталь ЭГ 2970». Опись 94103, дело 4, ст.18-20.

[31] МЭП – 14. Местные эвакопункты организационно объединяли несколько госпиталей, дислоцированных в данном районе.

[32] Город Новозыбков был освобожден 25 сентября 1943 года (оккупирован 16 августа 1941 года). 399 с.д. принимала участие в его освобождении. В числе других соединений Центрального и Брянского фронтов наименования «Новозыбковская» присвоено и этой дивизии.

Некоторые вехи боевого пути (из Исторического формуляра – по материалам ЦАМО, опись 1, дело 1, 2 и 3, 399 стрелковой Новозыбковской Краснознаменной ордена Суворова II степени дивизии).

Комдив – Даниил Васильевич Казакевич.

  1. сформирована в период с 25 марта по 9 июля 1942 года на Забайкальском фронте, в Читинской области, из 1343 сп. 1345 сп., 1348 сп., 1046 арт. Полка и спецподразделений.
  2. 5 августа 1942 года участвовала в составе 1 Танк. армии и 62А в боях на Сталинградском фронте, на западном берегу Дона.
  3. С 4 февраля 1943 года – на Курско-Орловском направлении в составе 48А.
  4. 25 сентября 1943 года совместно с частями 42 ск 48А овладела городом Новозыбковым, последним опорным пунктом немцев на подступах к Гомелю.

2 октября 1943 года приказом ВГК дивизии присвоено наименование Новозыбковской.

  1. 10 ноября 1943 года участвовала в сражении за город Речицу. Развивая успешное наступление, первой форсировала реку Березину и захватила плацдарм на ее западном берегу.
  2. 29 июня 1944 года в составе 48А участвовала в окружении бобруйской группировки противника и освобождении Бобруйска, а вскоре перешла Государственную границу СССР и вступила на территорию Польши.
  3. 13 января 1945 года ее 1345 сп. первым вступил на территорию Восточной Пруссии.
  4. 26 апреля 1945 года Постановлением Президиума ВС СССР дивизия награждена орденом Красного Знамени за образцовое выполнение боевого задания по окружению Восточно-Прусской группировки немцев и в составе 42 ск. во взаимодействии с 51А вышла к Балтийскому морю).

[33] Киев освобожден 6 ноября 1943года (оккупирован 19 сентября 1941 года).

[34] Последнее письмо от отца написано на следующий день, 21 ноября 1943 года. Агитатором полка с ноября 1943 по октябрь 1944 был Николай Алексеевич Курятов, комсоргом Кузьма Петрович Дударев, парторгом – Андрей Петрович Пахомов, командиром полка – Иван Федорович Горбунов. В 1970-x годах удалось с ними побеседовать.

 
При использовании материалов сайта ссылка категорически приветствуется.
© Богородск-Ногинск. Богородское краеведение. 2004-2018
Политика конфиденциальности
Яндекс цитирования Check PageRank