Богородск-Ногинск. Богородское краеведение

«Так говорит Господь: остановитесь на путях ваших и рассмотрите,
и расспросите о путях древних, где путь добрый, и идите к нему»
Книга пророка Иеремии. (6, 16)

Мы в социальных сетях:
 facebook.com/bogorodsk1781
 vk.com/bogorodsk1781

Война и армия. Выстояли и победили. Первый период Великой Отечественной войны. От Бреста до Сталинграда

 

ПЕРВЫЙ ПЕРИОД

ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ

ОТ БРЕСТА ДО СТАЛИНГРАДА

 

Самым трудным для Вооруженных Сил СССР и всего советского народа был первый период Великой Отечественной войны, который продолжался 17 месяцев.

В течение первого периода Красная Армия провела три военные кампании.

В летне-осенней кампании 1941 года в результате внезапного и вероломного нападения фашистской Германии советские войска вынуждены были с тяжелыми боями отходить в глубь страны.

Противник продвинулся на 850-1200 километров и захватил огромную территорию. Стойкой обороной в сочетании с нараставшими по мощи контрударами советские войска измотали врага, истощили его наступательные возможности, сорвали план «молниеносной» войны.

Свыше месяца героически сражался гарнизон Брестской крепости. Мужественно отражал удары отборных фашистских войск Киев, более чем на два месяца задержав продвижение врага. 73 дня длилась оборона Одессы. Стойко сражались защитники Севастополя.

Два месяца длилось Смоленское сражение. Вынужденный переход группы армий «Центр» к обороне означал провал попытки фашистского командования с ходу прорваться к Москве. Это был главный итог Смоленского сражения, имевшего важное стратегическое значение.

Не менее упорная борьба развернулась на Северо-западном направлении. Руководители фашистской Германии предполагали, что захват Ленинграда, Кронштадта, Мурманской железной дороги повлечет за собой потерю Советским Союзом Крайнего Севера, приведет к гибели Балтийского Флота. Поэтому 900-дневная героическая оборона Ленинграда не померкнет в веках.

Великая битва под Москвой - одна из крупнейших битв Второй мировой войны - началась с конца сентября. Она развернулась на огромном пространстве. По характеру боевых действий советских войск и их задач она делится на два периода:

оборонительный (30 сентября - 4 декабря 1941 года) и контрнаступление (5-6 декабря 1941 г. - 7-8 января 1942 г.). Контрнаступление переросло затем в общее наступление советских войск на Западном, Северо-Западном и Юго-Западном направлениях (7-10 января - 20 апреля 1942 г.).

В зимней кампании 1941-42 гг. Советские Вооруженные Силы, осуществив контрнаступление, изменили ход борьбы в свою пользу. Вражеские войска были отброшены на запад на 100-350 километров.

В летне-осенней кампании 1942 года гитлеровцам вновь удалось овладеть стратегической инициативой. В июле 1942 года ударная группировка врага, сломив сопротивление наших войск, продвинулась на 500-650 километров к Воронежу, Волге, предгорьям Кавказа. Развернулась величайшая битва Второй мировой войны. Она началась 17 июля 1942 года и закончилась 2 февраля 1943 года.

На фронт со всех концов страны двинулись эшелоны с маршевым пополнением и резервами, с боевой техникой и боеприпасами.

13 сентября противник начал штурм Сталинграда. Развернулась беспримерная по своему упорству и напряженности борьба на его улицах. Битва не затихала ни днем, ни ночью. «За Волгой земли для нас нет» - под этим девизом защитники города вели бои за каждый квартал, улицу, дом.

125 дней продолжалось оборонительное сражение советских войск в междуречье Волги и Дона.

Несмотря на исключительно тяжелые условия, защитники Сталинграда выстояли.

Оборонительный период Сталинградской битвы явился крупной вехой на пути к победе. Он подготовил необходимые условия для перехода Красной Армии в контрнаступление.

 

 

 

 

В САМЫЙ ПЕРВЫЙ ДЕНЬ

 

 

Павел Иванович ШАШКОВ до ухода в армию трудился слесарем на заводе «Грампластинка». Призывался в армию еще до войны и попал в 42-ю стрелковую дивизию, в 44-й стрелковый полк, которым командовал майор Петр Михайлович Гаврилов. Да, тот самый Гаврилов, чье имя вошло в историю героической защиты Брестской крепости. Только до этого пришлось Шашкову и Гаврилову повоевать с белофиннами на Карельском перешейке. Уже тогда отличался храб-«сорокапятки», наш земляк из Стромыни Павел Шашков.

После финской кампании стрелковый полк Гаврилова перевели в Брестскую крепость. Все здесь было ново и непривычно. Но солдаты быстро осваиваются в любой обстановке. Шашков привык к частым тревогам и особой бдительности. Ведь рядом граница.

Из Восточного форта крепости хорошо было видно, как по ту сторону Буга немцы строили деревянные вышки для наблюдения, устанавливали орудия, а для видимости тянули проволочные заграждения: мы, дескать, и не думаем нападать. Часто над крепостью летали вражеские самолеты. Агенты врага, одетые в форму бойцов Красной Армии, проникали на нашу территорию. При обнаружении они нередко оказывали вооруженное сопротивление.

21 июня старший сержант Шашков был разводящим. Развел караул в 18 часов, заглянул на кухню, затем направился в Восточный форт, где располагалась казарма. Кругом было тихо, спокойно. В четыре часа утра раздался страшный грохот, звон бьющихся стекол. Бойцы кинулись к пирамидам с оружием. Одни успели одеться, другие были в нижнем белье. Гитлеровцы обстреливали выход из казармы и били по Восточному форту.

- С большим трудом, - рассказывает Павел Иванович, - мы выскочили из здания и заняли оборону на земляном валу, рядом с Кобринскими воротами. Положение создалось тяжелое. Немцы вели непрерывный огонь, затем пошли в атаку. В одной из небольших групп старшим по званию и командиром был я. Мы отбивали одну атаку за другой. Но силы были слишком неравные, и гитлеровцам удалось нас потеснить. Потом была бомбежка с воздуха и новые атаки врага...

После многих схваток Шашкову с группой бойцов удалось пробиться к берегу реки Мухавец. А когда настала ночь, они пробрались в лес и направились в сторону Кобрина. Там и нашли остатки своих частей.

Дальнейший боевой путь нашего земляка проходил в стрелковой дивизии, потом в партизанском отряде «За Родину», входившем в соединение легендарного С. А. Ковпака.

За мужество и храбрость в партизанских боях П.И.Шашков награжден орденом Красной Звезды. Позже он воевал в составе действующей армии и окончил войну в Кенигсберге.

После войны Павел Иванович работал в Молзинской МТС, а с 1957 года в Черноголовке, на строительстве жилых домов.

В. Грибов.

 

 

СУПРУГИ ВОРОНОВЫ

 

Подполковник в отставке А.М.ВОРОНОВ , 1921 года рождения, призван в Красную Армию Ржевским райвоенкоматом Калининской области. Служил на западной границе, в 7-й погранзаставе 98 погранотряда.

- С 21 на 22 июня 1941 года я находился в наряде-секрете на правом фланге участка своей погранзаставы, - вспоминает Алексей Михайлович. - Ночь была теплая, кругом тишина. Часа в четыре утра начался артиллерийский обстрел заставы и комендатуры. Стало ясно: мирное время кончилось. Началась война, о которой среди пограничников было много разговоров.

Наряд быстро выдвинулся на заранее подготовленные позиции, но перед нами никого не было. Спустя некоторое время поступил условный сигнал: «Все на защиту заставы!» Только после этого мы оставили пост и бегом, соблюдая маскировку, прибыли на погранзаставу.

Вражеская артиллерия сделала свое черное дело. Застава уже была разрушена и сгорела, но обстрел продолжался. Мы заняли

оборону в ДЗОТах (у нас было три хорошо подготовленных ДЗОТа с подземными переходами). Застава к тому времени уже отбила атаку мотоциклистов.

Через какое-то время помощник начальника заставы младший лейтенант Комаров вызвал меня и еще одного красноармейца. Вместе с ним мы пошли к лесному массиву на разведку. На опушке леса услышали, а потом и увидели трех мотоциклистов, которые двигались в нашу сторону. Остановились они в 80-100 метрах, спешились и стали что-то рассматривать, видимо, карту.

Младший лейтенант скомандовал: «По фашистам - огонь!» Прогремел залп, два немца были убиты, третьего пришлось добивать. Взяли трофеи: автоматы и офицерский планшет.

Это были первые захватчики, уничтоженные нами в бою, - заключил Алексей Михайлович. - И день 22 июня 1941 года остался в моей памяти навсегда.

В дальнейшем Воронову пришлось участвовать в боях в спецотряде, в котором были собаки - истребители танков.

- В июле 1942 года, - начал вспоминать об этом времени Алексей Михайлович, - в Изюм-Барвенковской операции один наш взвод, а я уже был заместителем политрука роты, получил такую задачу: выдвинуться на танкоопасное направление, задержать немецкие танки и дать возможность вырваться из «котла» нашим частям и подразделениям.

Учитывая важность поставленной задачи, я направился с этим взводом. Рано утром, после артподготовки танки двинулись на наши позиции. Во взводе было 18 собак. Сложность заключалась в том, что собаку под танк, с учетом местности, можно было пускать за 30-50 метров. Тут нужна выдержка, смелость и отвага воина. Танки ведь не просто идут, они же извергают море огня и грома. Взвод в этом бою проявил высокие бойцовские качества. Он уничтожил более десятка танков противника и задачу выполнил. Несколько боевых товарищей потеряли и мы.

В октябре 1942 года Воронова направляют в 9-й стрелковый корпус, ведущий оборонительные бои на Кавказе.

После победы наших войск на Волге началось и освобождение Северного Кавказа - с выходом на Кубань и Темрюк, через Ростов-на- Дону, Донбасс и к реке Днестр - туда, где началась для Алексея Михайловича эта война. Потом были бои на Висле, зимнее наступление с выходом на Одер и последний удар по Берлину 16 апреля 1945 года.

- Числа 26-го или 27-го апреля я, в то время комсорг батальона, получил задачу взять двух радистов и прибыть в район, где сосредоточивалась штурмовая группа, которой предстояло водрузить на рейхсканцелярии знамя от 9-го стрелкового корпуса. Продвигаясь с ожесточенными боями, наша группа задачу выполнила. Знамя над рейхсканцелярией было поднято.

2 мая 1945 года для нас закончилась война. Ликование было неописуемое. На стенах обгоревшего рейхстага появились и наши надписи: «Мы победили!» - этими словами ветеран закончил свой рассказ о Великой Отечественной войне.

Награжден А.М.Воронов двумя орденами Отечественной войны 1-й степени, орденом Отечественной войны 2-й степени, двумя орденами Красной Звезды, медалями «За боевые заслуги», «За оборону Кавказа» и многими другими.

В годы войны произошло еще одно важное событие, которое отразилось на всей дальнейшей жизни Алексея Михайловича. В октябре 1942 года он встретил Фаину Федоровну, которая служила связистом в том же корпусе и впоследствии стала его супругой.

Фаина Федоровна , супруга Алексея Михайловича, призвана в Красную Армию в апреле 1942 года. В октябре того же года окончила курсы телеграфистов и была направлена в 189-й отдельный батальон связи 9-го стрелкового корпуса. Обеспечивала связью штаб корпуса с дивизиями и полками. Прошла весь боевой путь от Северного Кавказа до столицы фашистского рейха.

- При переправе через Днепр, - вспоминает Фаина Федоровна, - недалеко разорвался снаряд. Мы оказались в ледяной воде. Промокшая до последней нитки, добралась я до берега и трое суток просидела за аппаратом, обеспечивая связь.

16 апреля 1945 года началось наступление на Берлин. Вскоре была победа. Телеграфисты, пожалуй, первыми узнали о ней.

Награждена сержант Ф.Ф.Воронова орденами Отечественной войны 1-й степени, Красной Звезды, медалями «За оборону Кавказа», «За освобождение Варшавы», «За взятие Берлина» и многими другими.

Демобилизовалась из Советской Армии в сентябре 1954 года. Работала на разных работах по месту службы мужа.

Уволился А.М.Воронов из Советской Армии в конце 1960 года и еще тридцать лет работал в ПОГАТе инженером по безопасности движения, потом заместителем директора. За трудовые успехи был награжден орденом Октябрьской Революции.

В. Савин.

 

 

ЕСТЬ И НАГРАДЫ

 

- Гриша наш - трудолюбивый хозяин и отличный семьянин, - рассказывала теща о своем зяте, пока того не было дома. - Все делает сам. Сейчас вот дом решил ремонтировать. Надо кое-что улучшить, расширить.

Наконец, приехал на велосипеде и сам хозяин.

- Григорий Ильич СТАВРОВСКИЙ , - коротко представился он. А увидев фотографии С. Ганюшкина, В. Чумичкина, И. Иванова, воскликнул:

- Мы же вместе призывались, служили в Бресте... Сам Григорий Ильич до ухода в РККА жил в Глухове, работал электриком и киномехаником в Ногинском драмтеатре. После войны снова трудился киномехаником в «Москино». Переехав с семьей в город Дрезну Орехово-Зуевского района, он долгое время был киномехаником в местном клубе имени Волкова. Но с годами у него ухудшилось зрение, и Ставровский стал работать на прядильно-ткацкой фабрике.

- По армейской специальности я радист, радиотелеграфист, и меня в числе многих ногинцев направили в роту связи 37-го отдельного батальона связи 6-й стрелковой дивизии, - начал свой рассказ Григорий Ильич. - Вспоминаю, как накануне войны немцы часто нарушали наши воздушные границы. Сейчас уже известно из книг и документов о том, что еще в марте 1940 года нашим пограничникам было категорически запрещено открывать огонь по германским самолетам-нарушителям. Вот они и летали, высматривая, где и что у нас находится.

Буквально за несколько дней до нападения немцев к нам в стрелковый полк, которым, как мне помнится, командовал майор Елизаров, прибыло около тридцати красноармейцев. Полк находился в восьми километрах от Бреста, кажется, в химгородке. Я был помкомвзвода, и мне поручили обучать их азбуке Морзе и радиоделу.

22 июня, на рассвете немцы первыми же снарядами уничтожили многие воинские помещения. Вот и вспомнились тогда самолеты врага, беспрепятственно летавшие над нами. Вокруг все горело, дыбилась земля. Группами и в одиночку мы стали отступать на восток. Многие погибли. Километрах в десяти от Кобринского шоссе, обессилевшие, собрались вместе. Назначили новых командиров и направились в Кобрин. Там заняли оборону, но фашистам удалось нас потеснить. С боями отступали до самого Пинска.

После этих сражений я оказался в другой части. Воевал на Украине, затем попал на Волховский фронт, во Вторую ударную армию. Довелось участвовать в штурме Кенигсберга. Здесь второй раз был ранен. (Первый - еще под Коростенем, в 1941 году). До сих пор осколок фашистского снаряда сидит во мне. Врачи сказали, что он безвреден для здоровья. И верно, пока не тревожит, но все же напоминает.

Награды? Да, есть. Две медали «За отвагу», медали «За взятие Кенигсберга», «За победу над Германией». Всего шесть. Горжусь и тем, что перед одним из боев в 1943 году вступил в ряды ВКП(б), что мои боевые товарищи по службе в Бресте не забывают меня.

В. Грибов.

 

 

КИНОМЕХАНИК ИЗ БРЕСТА

 

Однажды у себя на Ногинском заводе топливной аппаратуры я поделился историей поисков героев Брестской крепости с редактором заводского радиовещания Еленой Викторовной Шенгелия. «Мне кажется, наш Иван Ильич был участником этих событий», - вдруг сказала она.

Иван Ильич ИВАНОВ - механик заводского радиоузла. Но почему Иван Ильич? Ведь в сообщении из Бреста упоминается Иванов Василий Яковлевич. Может, ошибка?.. Навстречу мне поднимается сам Иван Ильич Иванов, предлагает сесть рядом. Он еще не догадывается, о чем пойдет разговор. Спрашиваю, служил ли он в Бресте в начале войны? Чувствую, дрогнуло сердце старого воина, но ответил сдержанно:

- Служил. Воевал, как все. О Бресте много написано, так что рассказывать особенно нечего.

Но я прошу, и ветеран соглашается.

В армию Иван Ильич уходил вместе с Чумичкиным, Ганюшкиным и Ставровским. Все они попали в Брест, в 37-й отдельный батальон связи. Киномеханик и радист на гражданке, Иван Ильич и здесь был назначен киномехаником. Его наверняка хорошо помнят те защитники Бреста, которые остались в живых. Энергичный и старательный киномеханик успевал порадовать красноармейцев новыми фильмами не только в самой крепости, но и в ближайших лагерях.

Вечером 21 июня 1941 года Иванов приехал в летний лагерь показывать кинокартину «Чкалов». Там и остался ночевать.

С годами подробности событий постепенно теряются. Многое забыл и Иван Ильич. Но момент первого удара врага помнит хорошо. Гудели самолеты, рвались бомбы, горели палатки и автомашины... Оставшиеся в живых красноармейцы начали отход к Прилукам.

До ноября сорок первого дрался с фашистами красноармеец Иванов, попадал в окружение и выходил из него. Но однажды солдатское счастье изменило ему, и оказался Иван Ильич во вражеском плену. Хлебнул он там лиха по первое число. Особенно тяжело было в австрийских каменоломнях. Попытки убежать кончались неудачей и жестокими побоями. Вызволенный из плена нашими войсками в конце войны, И.И.Иванов снова встал в боевой строй и только на следующий год был демобилизован.

Слушая бесхитростный рассказ Ивана Ильича, я не переставал дивиться его скромности. Заводское радио, которое он обслуживал, часто передавало материалы о подвигах советских воинов в минувшей войне, и только о его подвиге никто никогда не рассказывал.

После ухода на заслуженный отдых, спустя восемь лет, Ивана Ильича не стало.

В. Грибов.

 

 

КОГДА УПАЛА ПЕРВАЯ БОМБА

 

Николай Николаевич ВОЛОДИН родился 15 декабря 1920 года в городе Одессе. Окончил военный факультет Московского института физкультуры, работал в институте иностранных языков в Одессе.

В Красную армию призван в июне 1939 года. Служил в 138-й авиабазе, где одновременно учился на летчика. С получением диплома военного летчика направлен в состав 40-го бомбардировочного полка в город Смоленск. С этим полком Володин участвовал в войне с Финляндией, бомбил линию Маннергейма.

В мае 1941 года Н.Н.Володин переучился на пикирующий бомбардировщик ПЕ-2.

- Великая Отечественная война началась для меня 22 июня 1941 года в 4 часа 23 минуты, когда упала первая бомба на наш аэродром, - вспоминал Николай Николаевич. - К счастью, от бомбежки мы потеряли только один самолет - учебный У-2. В 8 часов 15 минут наш полк поднялся в воздух с задачей разбомбить железнодорожные составы противника с танками и другой техникой. Задание было выполнено. Мы разбили два эшелона, задержав на трое суток движение поездов к фронту.

В середине июля разбомбили железнодорожный мост в районе города Себеж. В этом полете я потерял своего штурмана, который был убит разрывом зенитного снаряда, ранило меня и стрелка-радиста. Следующее ранение - в ноябре получил под Можайском - бомбили танковое скопление.

Летать после этого он уже не мог и в апреле 1942 года был направлен в 1156-й пушечный артиллерийский полк на Воронежский фронт. С этим полком, командуя батареей, Николай Николаевич принимал участие в Орловско-Курской битве. В бою в районе знаменитой Прохоровки батарея вывела из строя два шестиствольных миномета, зенитную батарею и батарею 105-мм пушек врага.

После переподготовки в 31-м учебном артиллерийском полку Н.Н.Володин направлен на 1-й Белорусский фронт, в 65-ю армию, где вскоре стал командовать дивизионом 543-го армейского артиллерийского истребительно-противотанкового Речицкого ордена Ленина Краснознаменного полка. В составе этого полка форсировал реки Днепр и Березину.

- 15 января 1945 года, - продолжал Николай Николаевич, - мы начали наступление с Наревского плацдарма. Основное направление нашей 65-й армии было на город Данциг, который взяли штурмом 30 марта 1945 года.

Здесь мне запомнился один случай. На подходе к пригороду Данцига наши части поливал огнем бронепоезд противника. Он выходил из туннеля и снова скрывался в нем. При очередном выходе нахального немца дивизион залпом накрыл его. Паровоз, окутавшись паром, укатил в туннель, где и сошел с рельсов. Больше он нам не мешал.

Войну я закончил 2 мая 1945 года в тридцати километрах от Дании.

После окончания войны капитана Володина назначили начальником школы сержантского состава истребительно-противотанковой артиллерии.

12 февраля 1947 года он уволен в запас.

Награжден орденами Александра Невского, Отечественной войны 1-й и 2-й степеней, Красной Звезды и многими медалями. Участник Парада в честь 50-летия Победы в Москве.

На гражданке стал работать шофером Черкасской автотранспортной колонны, потом старшим госавтоинспектором ГАИ УВД Киевской области. С марта 1951 года участвовал в создании дорожной милиции на автомагистрали Москва - Симферополь.

С июня 1955 года Н.Н.Володин - начальник ГАИ Ногинского УВД. С февраля 1960 года - в автоколонне № 1783. Исполнял должности механика, начальника гаража, главного инженера. С марта 1983 года на пенсии, но продолжает работать в службе безопасности движения. В 1976 году награжден орденом Трудового Красного Знамени. Министр транспорта Российской Федерации отметил его знаком «Почетный автотранспортник».

В.Савин.

 

 

ВЕТЕРАН ДВУХ ФЛОТОВ

 

В канун Дня Военно-Морского флота СССР в 1984 году председатель совета ветеранов Краснознаменного Тихоокеанского флота адмирал С.Е.Захаров вручил нашему земляку Ивану Николаевичу КОСИЧКИНУ нагрудный знак ветерана флота. А несколькими годами раньше он получил знак ветерана Северного флота.

На Северном флоте он начал срочную службу в 1940 году в качестве командира зенитно-пулеметного отделения, старшиной второй статьи. Там же и застала его Великая Отечественная война. Вот что рассказывал об этом Иван Николаевич:

- Располагались мы недалеко от финской границы. Вечером 21 июня я заступил на дежурство по подразделению. Свободные от вахт краснофлотцы и старшины в это время готовились к выходному дню, приводили себя в порядок, потом смотрели кино. Отбой был дан на час позже - такое бывало под выходные и праздничные дни.

В начале первого я еще раз прошел по кубрику, все проверил. Приятно было смотреть на старательно приготовленное, аккуратно сложенное обмундирование: все вычищено, отглажено, пуговицы и бляхи блестят, в общем, морской порядок.

- Товарищ дежурный, к телефону! - позвал меня вахтенный. - Я быстро направился к аппарату.

- Боевая тревога! - прозвучало в трубке.

Я положил трубку на рычаг аппарата, снова поднял ее и попросил телефонистку соединить меня с дежурным по гарнизону. Услышав подтверждение боевой тревоги, глянул на часы: было час 20 минут.

Много раз приходилось дежурить, но объявлять тревогу не доводилось. В какое-то мгновение пронзила мысль: неужели война? Стараясь быть спокойным, вхожу в кубрик и объявляю:

- Боева-я трево-га!

Краснофлотцы как будто не спали, а ждали этой команды. Со всех почти одновременно слетели одеяла. Легкий шум, торопливое одевание. Потом новая команда:

- Всем пройти через боепитание!

Это значит, получить боекомплект, в который входят патроны, гранаты, диски для пулеметов и все остальное. Кубрик опустел.

Часов около шести мне с оставшимися вахтенными было приказано организовать «встречу» десанта противника, если он появится, для чего установить в наиболее выгодных местах пулеметы, расставить расчеты, обеспечить непрерывное наблюдение за воздухом, сушей и морем. Обо всем замеченном немедленно докладывать по телефону.

В середине дня по радио выступил Молотов. Он объявил о вероломном нападении немецких фашистов на нашу страну. Мне из этого выступления запомнились такие слова: «Наше дело правое! Враг будет разбит! Победа будет за нами!»

После этого сомнений уже не было. К нам пришла война, война не на жизнь, а на смерть.

На Тихоокеанском - младший лейтенант Косичкин был уже командиром самолета ИЛ-2.

На первый взгляд, такой поворот в судьбе может показаться неправдоподобным. Но тому была причина. Дело в том, что Иван Николаевич еще в 1939 году успешно окончил Ногинский аэроклуб. Думал, когда призовут в армию, то попадет в авиацию. Но документы по ошибке заслали в другую часть, поэтому и пришлось ему стать командиром зенитно-пулеметного отделения. А в годы войны, когда была особая нужда в летчиках, Косичкина нашли.

Направили бывшего зенитчика на переучивание в военно-морское летное училище, после окончания которого он и попал на Тихоокеанский флот. С первого до последнего дня воевал он с японскими самураями, а после окончания войны передавал свой опыт курсантам военного училища.

В 1960 году Косичкин демобилизовался из рядов Вооруженных Сил и вернулся в родной Ногинск. Много сил и труда ветеран двух флотов вкладывал в военно-патриотическое воспитание молодежи, возглавлял совет ветеранов Ногинского аэроклуба.

К боевым наградам И.Н.Косичкина прибавились и награды за активную общественную работу - диплом Центрального штаба Всесоюзного похода комсомольцев и молодежи, грамота Советского комитета ветеранов войны, нагрудные знаки. Почетными наградами отмечен и совет ветеранов Ногинского аэроклуба.

Э. Гринько.

 

 

КОМАНДИР САПЕРОВ

 

В 1940 году младший лейтенант Николай Харлампиевич САВОСТЬЯНОВ стал командиром взвода саперов. За три месяца до начала войны к нему в Брест приехала жена Ольга Сергеевна с мальчиком на руках. Поселились они на частной квартире в двух километрах от крепости.

В последнюю мирную субботу Савостьянов вернулся домой, а саперы взвода - в крепость. В выходной день он собирался погулять с семьей по городу. Но на рассвете раздался страшный грохот. Савостьянов торопливо оделся, попрощался с женой и сыном и побежал в крепость. К ней в это время устремилось много народа - красноармейцы, командиры, гражданские. Но было поздно: крепость уже была окружена немцами.

С небольшой группой воинов младший лейтенант направился к реке Мухавец восстанавливать разрушенный мост. Быстро разобрали ближний сарай, и мост восстановили. По нему тут же стали переправляться повозки, проходить бойцы и командиры, отбившиеся от своих частей. Все двигалось в сторону города Кобрин. Тяжело и больно было уходить Николаю Харлампиевичу из города, где остались многие однополчане, жена с маленьким ребенком.

На окраине Кобрина, в небольшом леске была сформирована новая часть. В нее вошли воины, вышедшие из Бреста. Но просуществовала она несколько часов. Ранним утром над леском появились немецкие самолеты, и началась жестокая бомбежка. Погибло много людей. Оставшиеся в живых пошли дальше, где по болоту, где лесом.

В Пинске Н.X.Савостьянов строил оборонительные укрепления, наводил переправу через реку Сож под Гомелем. Позже он принимал участие в сооружении переправ через Днепр.

...Жена Савостьянова, Ольга Сергеевна , стала партизанкой. Вот как это произошло.

В первые минуты войны, когда муж побежал к крепости, Ольга Сергеевна вдруг почувствовала себя беззащитной. Что делать? Вспомнила слова Николая: «Уходи в убежище». Прижимая к себе ребенка, она пошла к реке Мухавец, в одно из убежищ. К вечеру, когда стрельба немного стихла, Ольга Сергеевна решилась возвратиться домой: вдруг Николай вернется. Но в комнате было пусто.

Шли дни. Вскоре заболел сын, а лекарств не было. Некому было и лечить. Старалась делать все, чтобы спасти сына. Но не спасла. Вдобавок, соседка по квартире выдала Ольгу немцам, сообщив, что она жена советского офицера. Ее схватили, но, к счастью, удалось бежать. Обосновалась в деревне. Со временем стала подмечать, что в дом иногда заходят незнакомые люди, с которыми хозяйка разговаривала наедине, полушепотом. Стала догадываться, что та связана с партизанами. Как бы невзначай, однажды сказала:

- Я бы партизанкой стала, чтобы за все горе фашистам мстить.

- Ой, Ольга, не сносить тебе головы! - вздохнула хозяйка.

Но какой-то внутренний голос говорил Ольге Сергеевне, что хозяйка непременно сообщит о ней партизанам. Так и вышло.

Через неделю партизаны появились снова, сказали: «Возвращайтесь в Брест. Постарайтесь устроиться на работу на военный склад. Тогда у вас будет пропуск, который даст право выезжать в села. Когда будет нужно, мы вас вызовем».

На другой день Ольга пошла в магистрат и поступила на работу на военный склад. Спустя некоторое время партизаны вызвали ее в деревню. Там состоялась встреча с начальником разведки партизанского отряда.

Потом ей стали давать задания. Поначалу простые: покупать в Бресте военное обмундирование, штатскую одежду, приобретать медикаменты. Все это надо было доставлять в условленное место. Осмелев, Ольга Сергеевна стала потихоньку выносить из склада патроны. Сверху в бидоне - крупа, внизу - патроны. По просьбе партизан начала доставлять оружие в разобранном виде.

У меня в руках пожелтевшая от времени справка. Она гласит: «Савостьянова Ольга Сергеевна работала связной партизанского отряда имени Черняка с 17 сентября 1942 года. Находясь в городе Бресте, выполняла задания командования отряда. Поставляла вооружение, боеприпасы, медикаменты».

В 1944 году, когда партизаны соединились с действующей армией, Ольга Сергеевна вернулась в Купавну. Работала на фабрике, а когда возвратился из армии ее муж Николай Харлампиевич, построили они небольшой домик в Благовещенье. Одно время трудилась на Истомкинской фабрике. Позже на швейной фабрике.

В. Грибов.

 

 

У ГРАНИЦЫ

 

Война застала Бориса БЫСТРОВА в укрепрайоне Бачи-Сухи на границе с Румынией. После артиллерийского обстрела и бомбежки с воздуха фашисты бросились на пограничников. Гитлеровцы шли во весь рост с автоматами наперевес, не маскируясь, нагло уверенные в том, что после сильного артиллерийского обстрела и бомбежки здесь никого не осталось. Подпустив противника на близкое расстояние, по команде командира взвода Быстрова пулеметчики открыли огонь.

- Проучим бандитов! - подбадривал командир бойцов, появляясь на самых опасных участках.

Все попытки немцев штурмом овладеть нашими позициями заканчивались неудачей, потери их росли.

Четыре дня держали оборону наши воины. Лишь на пятый день они отошли в сторону Одессы. А отходя, не упускали случая контратаковать противника, уничтожать его живую силу и технику. Так, однажды ночью наши воины нанесли по фашистам неожиданный удар. Побросав боевую технику, противник бежал. За этот бой наш земляк Борис Быстров был награжден орденом Красной Звезды.

Позднее он командовал стрелковой ротой, был дважды ранен. Последний раз - в обе ноги.

Отгремели сражения. Инвалид войны Борис Андреевич Быстров закончил торговую школу. В 1963 году он стал директором магазина №26 «Одежда». Долгие годы этот магазин был в числе лучших в Ногинске.

В. Грибов.

 

 

ПАМЯТНОЕ ЗНАМЯ

 

На второй день войны, когда лейтенант П.Д.БЕЛОЗЕРОВ дежурил в штабе части, вдруг началась стрельба. Такого быстрого прихода немцев никто не ожидал. Но раздумывать было некогда. Лейтенант быстро забежал в помещение, где хранилось знамя части, снял его с древка и, скинув рубашку, обмотал себя полотнищем. Застегиваясь на ходу, выскочил из штаба.

Спасши знамя своего отдельного батальона связи, Павел Дмитриевич спас тем самым батальон, который продолжал борьбу с немецко-фашистскими захватчиками.

Куда только ни бросала потом военная служба офицера Белозерова. Сражался под Москвой, воевал под Калининым, Ржевом, Сталинградом. Здесь, под Сталинградом, он получил звание майора и орден Красной Звезды. Несколько раз был ранен и снова возвращался в строй.

День Победы 9 мая застал его в Москве. Праздник оказался двойным. Здесь Павел Дмитриевич встретил жену и дочь, которых не видел с начала войны. Короткой была эта встреча: у него было предписание выехать на Дальний Восток.

После войны офицер запаса П.Д.Белозеров много лет работал слесарем на заводе «Акрихин». И всякий раз, когда приходилось видеть заводские знамена, полученные коллективом за ударную работу, невольно вспоминал боевое знамя части, которое спасал в первые дни войны.

Л. Лившиц.

 

 

ИЗ ЛЕГЕНДАРНОГО ГВАРДЕЙСКОГО

 

Семен Дмитриевич ФОМИЧЕВ рассказывал:

- Окончив Ленинградское первое авиационно-техническое училище, я был направлен в Ростов-на-Дону в Первый авиационный полк дальнего действия. В этом полку я прослужил вплоть до 1941 года. Вместе с Николаем Францевичем Гастелло жили в одном доме, играли в одной футбольной команде.

Был сначала техником, потом борттехником. В 1939 году экипажи нашего полка громили японских самураев. В сентябре 1940 года полк был передислоцирован к западным границам. Там мы провели девять мирных месяцев.

Первый боевой вылет был в ночь на 26 июня. Полк полетел в сторону Минска, где мы получили первое боевое крещение. Но не только этим знаменательно 26 июня 1941 года. В этот день Николай Гастелло совершил свой бессмертный подвиг. Снаряд из зенитки зажег машину Гастелло. Сбить пламя не удалось, и боевые летчики решили идти на таран. Самолет вошел в пике и огненным смерчем врезался в самую гущу танков и машин противника. Весь экипаж погиб.

В 1982 году нашему полку присвоили имя Гастелло.

Вместе со своим экипажем я совершил 48 боевых вылетов. Вспоминается один из боевых эпизодов.

В воздухе получили радиограмму: немцы заняли город Юхнов. Посадку производить на запасных аэродромах. Командир капитан Маслов решил приземлиться на Тульско-Мясниковском аэродроме. Но когда подлетали к Туле, по самолету с земли был открыт шквальный огонь. Командир изменил курс. Полетели в сторону Москвы. Решили садиться на открытый грунт. Сделали первый заход, но увидели копны сена и кустарник. Зашли на второй круг. Машина приземлилась, но импровизированной полосы пробега не хватило - самолет оказался в какой-то речушке. Летчики и штурман покинули самолет, а мне и остальным членам экипажа командир приказал постараться вытащить самолет из реки и приступить к ремонту.

После этого я стал наземным бойцом - инженером моторно-самолетного парка.

В конце лета 1942 года наш авиаполк располагался у поселка Никифоровка под Мичуринском. Я готовил боевые самолеты к вылетам. После выполнения заданий машины подчас имели серьезные повреждения. Некоторые совсем не возвращались на базу. Но потери были не так велики. Полк оправдывал звание гвардейского.

После разгрома немцев под Сталинградом наш полк участвовал в боях за разблокирование Ленинграда. Долгожданную победу встретили в Польше. - Гордость нашего полка - одиннадцать Героев Советского Союза, - так закончил свой рассказ о боевом пути Семен Дмитриевич.

За мужество в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками С.Д.Фомичев награжден шестью орденами и семнадцатью медалями. Службу закончил подполковником. Вернулся в Ногинск, долго работал на гражданской должности.

Ю. Федорова.

 

 

ТАНКИ НЕ ПРОШЛИ

 

Июнь 1941 года. Западная Белоруссия, город Барановичи. Серп луны был уже слабо виден. Близился рассвет. Старший сержант Владимир Васильевич ТЕРЕНТЬЕВ вывел из лесного массива свой взвод.

- Атака планировалась на четыре утра. Рассчитывали на внезапность, - вспоминает В.В.Терентьев. - Перед нами лежала открытая болотистая местность. Прошли несколько метров, вдруг - выстрел. Я вздрогнул, упал на землю. Вслед за выстрелом взвилась ракета. «Немцы!» - молниеносно пронеслось в голове. - «Ложись!» Короткая очередь вражеского пулемета. И все стихло.

Окопы. За ними минометная батарея. Дозорные сообщили: противника можно обойти правее, по лощине. Оценив обстановку, Терентьев принял решение атаковать врага с фланга.

- Высоту взяли быстро, - продолжает Владимир Васильевич. - Видимо, противник растерялся от столь неожиданного натиска.

Но когда окончательно рассвело, немецкая пехота и танки пошли в наступление. Один танк, преодолев ручей, стреляя, пополз на высоту, на наш окоп. Сзади кто-то крикнул: «Берегись!» Танк выстрелил, за окопом взметнулся фонтан дыма и земли. Я бросил гранату. Но она не долетела, расстояние было большое. И тут послышался недовольный голос Александра Воробьева: «Товарищ командир, не трогай, он мой!» Выпрыгнув из окопа, Воробьев бросил противотанковую гранату. Танк, словно споткнувшись, остановился. Второй подбил я. Третий шел на наш пулеметный расчет. Но и ему была уготована та же участь. Остался стоять на месте и четвертый. Это Александр Воробьев преградил ему путь.

В этом поединке старшего сержанта контузило. Затем были два месяца лечения. Потом он участвовал в боях в Сталинграде, сражался на Курской дуге. В одном из боев под Прохоровной был тяжело ранен. С поля боя его вынесла медсестра Мария Бухарская, кстати, наша землячка из Электростали.

- До сих пор я ей благодарен, - говорит Владимир Васильевич.

В 1944 году В.В.Терентьев был комиссован. Вернулся в родную Глуховку инвалидом второй группы.

Родина высоко оценила его мужество, наградив орденами Отечественной войны первой и второй степеней, Красной Звезды, многими медалями.

А. Киселев.

 

 

ВАНЕЧКИН ИВАН АЛЕКСЕЕВИЧ

 

Родился 25 октября 1914 года в Ногинске. В Красную Армию призван в феврале 1936 года. Службу начал в артполку на Дальнем Востоке, откуда был направлен в Ленинградское артиллерийское училище.

В 1938 году окончил училище по специальности арттехника. Воентехник 2-го ранга Ванечкин был направлен в Могилев на должность начальника артмастерской.

В 1939 году Иван Алексеевич участвовал в освобождении Западной Белоруссии, немного позже - в войне с Финляндией.

Великую Отечественную Ванечкин начал в составе 370-го отдельного зенитно-артиллерийского дивизиона 24-й Краснознаменной Самаро-Ульяновской стрелковой дивизии в должности начальника артснабжения дивизиона. 24-я дивизия 22 июня выступила из города Молодечно Минской области навстречу гитлеровцам и под Лидой вступила в бой. Она уничтожила большое количество живой силы и техники противника, а 370-й зенитно-артиллерийский дивизион сбил шесть самолетов.

Немцы так и не смогли прорвать оборону дивизии. Но у соседей слева и справа оборона была прорвана, и она попала в окружение. Из-под Лиды до Бобруйска выходили с боями.

Позже в составе 183-го артиллерийского полка ПВО в должности начальника артмастерской И.А.Ванечкин - на Воронежском и Сталинградском фронтах. В этих боях ему часто приходилось организовывать ремонт поврежденных зенитных орудий не посредственно на огневых позициях, при артиллерийских обстрелах и бомбежках.

За мужество и отвагу И.А.Ванечкин награжден орденом Отечественной войны 2-й степени, двумя орденами Красной Звезды, медалями «За боевые заслуги», «За победу над Германией» и другими.

В 1948 году капитан И.А.Ванечкин был уволен из Вооруженных Сил СССР, но в 1949 году был вновь призван в армию. Служил до июля 1960 года. Уволен в запас в звании майора.

В. Савин.

 

 

ЗНАК НОМЕР ТРИ

 

В 1959 году, когда С.М.УВАРКИНУ исполнилось 45 лет, Президиум Верховного Совета СССР присвоил ему почетное звание «Заслуженный штурман-испытатель СССР» и наградил специальным нагрудным знаком под номером три. Значит, до Уваркина всего два человека были удостоены этой высокой чести. Одновременно ему вручили приветственный адрес. Вот несколько строк из него:

«Дорогой Серафим Митрофанович! Ваша творческая испытательно-исследовательская деятельность в качестве штурмана способствовала оснащению боевых самолетов ВВС новейшими системами, разработке новых методов самолетовождения и решению боевых задач. Достигнутое вами мастерство штурмана-испытателя является для всего личного состава примером образцового выполнения воинского долга...»

Боевое крещение Серафим Уваркин получил в день своего рождения, 9 июля 1941 года, когда молодой стрелок-радист вылетел на боевое задание. Звено самолетов «Пе-2» (их называли «пешками») без прикрытия истребителей бомбило под Смоленском переправу, через которую шла немецкая техника. Вражеские самолеты появились внезапно. С десяток «мессершмиттов» устремились на три наших машины. Завязался неравный бой.

Уваркин подпустил двух «мессеров» поближе, и те, соблазнившись легкой добычей, попали под его прицельный огонь. Один «мессер» вспыхнул и развалился. Это было так неожиданно, что враги растерялись, а когда пришли в себя, наши были уже далеко. Однако всем троим досталось крепко. Только на машине Уваркина зияло 32 пробоины.

Фронтовая газета тех времен писала: «Старшина Уваркин отлично знает свое оружие. В воздушных схватках с врагом было немало критических минут. Иногда гибель экипажа казалась неизбежной. Мужество и хладнокровие тов. Уваркина спасали положение... Немного необычно, когда 27-летнего человека зовут ветераном. Но это не кажется странным по отношению к старшине Уваркину. В нашем подразделении он уже несколько лет. За эти годы отлично овладел сложной специальностью воздушного стрелка-радиста. Имеет около 20 благодарностей командования».

Война продолжалась. Гибли друзья, боевые машины. Серафим Уваркин учит владению оружием своих товарищей, молодых стрелков-радистов. Учится и сам. Он экстерном заканчивает авиашколу военных штурманов и с 1943 года переходит на испытание новой авиационной техники. Летает на бомбардировщиках и других типах самолетов, с постоянным риском для жизни испытывает в боевых полетах новое оружие.

После войны Серафим Митрофанович продолжает службу в авиации. Четверть века пролетал он на боевых самолетах 35 типов. Путь от рядового до полковника не был легким, и Родина высоко оценила его заслуги. С.М.Уваркин награжден многими орденами и медалями, а нагрудный знак «Заслуженный штурман-испытатель СССР» ему вручал сам Климент Ефремович Ворошилов.

Выйдя на пенсию, привыкший к трудной, полной риска жизни, Серафим Митрофанович не смог сидеть без дела и принял руководство Ногинским домом инвалидов. Вскоре это учреждение стало одним их лучших в области.

В. Грибов.

 

 

ПАРТОРГ ДИВИЗИОНА

 

Петр Антонович КУКОЛ родился в 1917 году в селе Ясеново Одесской области в крестьянской семье. Окончил Ясеновскую сельскую школу. До призыва в 1938 году на военную службу работал шофером.

Гвардейские минометы «катюши» - легендарное и грозное оружие Великой Отечественной. Многими военными дорогами прошел Кукол с дивизионом «катюш». Его боевой путь - это освобождение Ржева, Вязьмы, Великих Лук, Киева, Белой Церкви, Винницы. Воевал он также в Румынии, Венгрии, Чехословакии, Югославии.

...Бои за освобождение Ржева. Яростная контратака гитлеровцев. Впереди танки, за ними - автоматчики. Стрелковые подразделения, не выдержав натиска врага, начали отступать. Спасать положение бросился парторг дивизиона П.А.Кукол.

- Вперед, товарищи, вперед! На подходе «катюши»! Ура! - крикнул он, поднимаясь во весь рост.

- Ура-а!.. - многоголосо подхватили бойцы, рванувшись навстречу вражеской лавине. Загорелись танки, подожженные гранатами, атака противника захлебнулась.

...Сорок третий год, бои у Днепра. Когда по гитлеровцам выпустили последний снаряд, парторг дивизиона П.А.Кукол собрал вокруг себя коммунистов. Это было короткое партийное собрание. В ряды партии приняли всех, кто хотел вступить в предстоящий тяжелый бой коммунистом. В этот день в дивизионе не осталось ни одного беспартийного.

Особенно запомнились Петру Антоновичу сражения на венгерской земле, в районе озера Балатон. В то время он исполнял обязанности командира дивизиона 328-го гвардейского ордена Богдана Хмельницкого минометного полка. Гитлеровцы, неся большие потери, яростно сопротивлялись. Дивизион Кукола уничтожал зенитные батареи противника, мотопехоту, танки.

Много боевых эпизодов мог бы вспомнить Петр Антонович, парторг дивизиона прославленных «катюш». Вот как сказал о воинах-парторгах Великой Отечественной прославленный военачальник, дважды Герой Советского Союза генерал армии П.И.Батов:

«Парторги Великой Отечественной войны, в особенности парторги рот и батальонов, имели только обязанности. Или, если хотите, только права. Так, они имели право остаться с десятком бойцов почти на верную смерть, когда командир выводил подразделение из-под вражеского удара. Парторг имел право объяснить солдатам в горькие месяцы отступления то, что порой было непонятно и ему самому, и это было подчас для него куда страшнее непрерывных бомбежек или прорвавшихся фашистских танков. И право оставить последнюю гранату для себя. Фашисты не брали в плен комиссаров: для них парторг был тот же комиссар».

Войну Петр Антонович закончил в Австрии. Демобилизовавшись в 1946 году, приехал в Купавну. Работал на купавнинских и буньковских предприятиях, был секретарем партийной организации.

19 мая 1990 года Петр Антонович умер.

В. Липатов.

 

 

СУДЬБА ВРАЧА

 

О Борисе Борисовиче ГУСЬКОВЕ мы были наслышаны как об одном из лучших врачей Ногинска. Родился он в 1910 году в семье потомственных текстильщиков. После окончания Московского мединститута в 1936 году работал врачом в узбекском городе Чирчик. Отсюда был призван в Красную Армию. Служил по специальности в летной части. Вернулся в Глухово. Работал в местной поликлинике.

В конце 1938 года Гуськов снова в армии. В звании военврача 3-го ранга участвует в войне с белофиннами.

В Великую Отечественную Борис Борисович - начальник сортировочного пункта при госпитале. Под Смоленском вместе с госпиталем попал в окружение. Вырваться из него не удалось. Многих тяжелораненых немцы расстреляли, а легкораненых вместе с Гуськовым заставили выполнять тяжелые работы: рыть окопы, строить блиндажи, ремонтировать дороги. Кормили одной баландой.

Узнав, что Гуськов врач, гитлеровцы назначили его врачом среди военнопленных. Место для госпиталя дали в разбитом здании, о медикаментах просто не было речи. Вскоре среди военнопленных вспыхнула эпидемия. Сутками не спал Борис Борисович, помогая больным людям. Многих спас от гибели, но многие умирали. Серьезную помощь врачу в благородном деле оказывали жители окрестных деревень. Украдкой от врага они приносили хлеб, картофель, молоко.

Однако самое трудное оказалось впереди. В 1943 году всех пленных погрузили в товарные вагоны и отправили в Германию.

В 1945 году город Финстенбург освободили союзные войска, и Б.Б.Гуськов в числе других узников концлагеря оказался на свободе. Вернувшись в родное Глухово, Борис Борисович стал работать врачом-хирургом в эвакогоспитале, расположенном в 10-й школе. А когда госпиталь закрылся, перешел в Глуховскую поликлинику, где и трудился вплоть до 1980 года, отдав 40 лет своей жизни благородному служению людям.

Награжден орденом Отечественной войны 2-й степени, медалями «За победу над Германией», «За доблестный труд» и другими.

Нет сегодня с нами Бориса Борисовича. Но память о нем, замечательном человеке-патриоте и враче, жива.

В. Грибов, А Киселев.

 

 

БОЙ БЫЛ ЛЮТЫЙ

 

Военный эшелон, в котором следовал старшина В.А.ПАВЛОВ , не дошел до места назначения. Попавшие под бомбежку и оставшиеся невредимыми солдаты в Луге были зачислены в другие части. Виктор Алексеевич попал в 3-й дивизион 715 гаубичного артполка. В его составе он участвовал в боях, обороняя Ленинград.

В памяти Виктора Алексеевича живы многие эпизоды этих сражений.

- Помню интересную встречу, - рассказывал ветеран. - В июле 1941 года наша группа следовала в район поселка Медведь. Я был ее командиром. Встречаем какое-то высокое начальство. Смотрю - Ворошилов. Докладываю: «Товарищ нарком...» Не дал мне закончить рапорт Климент Ефремович, хлопнул по плечу и говорит: «Нет, фельдфебель. Не нарком я, а командующий фронтом».

Смотрят бойцы во все глаза на легендарного военачальника, а он стоит перед нами в обыкновенном солдатском обмундировании, в фуражке защитного цвета и просто расспрашивает, что за команда, куда следует. Член Военного Совета Жданов стоит рядом, слушает беседу.

Потом были бои с немцами. Отступали. Через реку Луга на плотах материальную часть переправляли. В штыковую ходили.

А однажды попал я под немецкий танк. Это было в деревне Поги. Иду со всей выкладкой связиста. На плечах две катушки кабеля, телефонный аппарат. Завернул за угол дома на центральную улицу, а по ней... немецкие танки. Куда деться? Я в канаву да под мостик. А фашист направил свою машину прямо на него. Зажало меня между бревнами, но они, видимо, и спасли.

- В городе Пушкин, - продолжал рассказ ветеран, - скопилось много отступающих войск. С ходу заняли оборону. Наша отдельная рота, где мне пришлось быть командиром вместо офицера, держала оборону между Александровским и Екатерининским парками. Немцы отбомбили город и начали наступление. Пушкин несколько раз переходил из рук в руки.

Потом немцы нас окружили. Пришлось пробиваться штыками. Вот когда мы столкнулись лицом-то к лицу! Бой был лютый. Помню только, что оглушили меня прикладом. Когда очнулся, бой угасал. Немцев отогнали. Это первое, что я понял, а потом ощутил слабость и боль. Оказалось, пробита голова, ранен в руку .

После выздоровления - снова на фронт. До самого конца блокады Ленинграда с передовой не уходил. А там - наступление в Прибалтике, ликвидация кенигсбергской группировки. И конец войны.

П. Пещенко.

 

 

ЗАЩИТНИК МОСКОВСКОГО НЕБА

 

Федор Иванович МЕЩАНОВ родился в 1921 году в селе Петровское Ивановской области. С 1932 года живет в Ногинске. В 1939 году Федор окончил школу № 1 с аттестатом отличника и был зачислен на 1-й курс Московского механико-машиностроительного института. Но учился только два месяца. В ноябре был призван в Красную Армию. Определен в 1-й прожекторный полк. В конце года зачислен в полковую школу младшего командного состава, которую окончил в 1940 году.

После нападения фашистской Германии прожекторный расчет сержанта Ф.И.Мещанова защищает московское небо от налетов вражеской авиации. Боевое крещение расчет получил при отражении первого налета на Москву в ночь с 21 на 22 июля 1941 года.

Хорошо помнит Федор Иванович, каким ожесточенным был налет в ночь на седьмое августа. Своевременно замеченный враг начал отчаянно бомбить и обстреливать наши прожектора. Только на расчет Мещанова немцы сбросили две фугасные бомбы. Но прожектористы держались стойко и обеспечили зенитчикам хорошо видимые цели. За это Федор Иванович был награжден медалью «За боевые заслуги».

В 1942 году Ф.И.Мещанов стал командиром расчета более совершенной системы «Прожзвук-4». С ней он и закончил Великую Отечественную войну.

9 мая 1945 года расчет Федора Ивановича принимал участие в праздничном салюте Победы в Москве,

В 1946 году Ф.И.Мещанов был демобилизован. Осенью, сдав дополнительные экзамены, он поступил на 1-й курс Московского архитектурного института, который и закончил в 1952 году. Архитектор широкого профиля Мещанов был направлен в специальный проектный институт.

До сих пор Федор Иванович не чурается общественной работы. Вот уже более десятка лет он - председатель совета ветеранов прожекторных частей 1-го корпуса ПВО. А 9 мая 1995 года принимал участие в юбилейном Параде Победы на Красной площади в Москве.

В. Савин.

 

 

СОЛОВЬЕВ ВАСИЛИЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ

 

Родился 14 января 1913 года в деревне Михалино Зубцовского района Калининской области. В Красную Армию призван 15 октября 1935 года. Направлен в 13-й тяжело-бомбардировочный полк Белорусского военного округа.

Оставшись служить сверхсрочно, В.А.Соловьев закончил школу младших авиаспециалистов. В 1938 году был направлен учиться на авиатехника по вооружению, но с началом финской кампании всех курсантов возвратили в свои части. В 1940-м году Василию Александровичу присвоили звание младшего техника-лейтенанта.

Воина застала Соловьева в Западной Белоруссии, недалеко от Барановичей. В результате ожесточенных бомбардировок аэродрома полк нес большие потери в живой силе и технике.

Ощутимые потери были и при бомбежках объектов врага. Через 12 дней с начала войны в полку осталось всего шесть самолетов.

Пополнив полк самолетами ПЕ-2, командование передислоцировало его под Смоленск. Василий Александрович в это время исполнял обязанности механика эскадрильи. Кроме того, ему нередко приходилось вылетать на боевые задания и в качестве стрелка-радиста.

- В один из дней, - вспоминает Василий Александрович, - разведка доложила, что в Смоленске немцы посадили 28 самолетов Ю-88, которые летали бомбить Москву. Было принято решение нанести по ним удар. На второй день наша эскадрилья полетела выполнять эту задачу. Я исполнял обязанности стрелка-радиста. Большинство самолетов противника было уничтожено. Мы тоже понесли потери.

Для пополнения полк перебросили в Кубинку, затем в Балашов Саратовской области. Получив самолеты ПЕ-2 и ПЕ-3, мы передислоцировались в город Ногинск, оттуда на Северный флот. Сопровождали американские и английские корабли, которые доставляли в нашу страну военную технику, оружие, продовольствие. Позднее перегоняли американские самолеты А-20Ж и А-20К из Красноярска в Казахстан и из Казахстана на Северный флот. До конца войны перегнали 2000 самолетов.

После войны Василий Александрович продолжал службу в армии на различных должностях. Награжден орденами Красного Знамени, Отечественной войны 2-й степени. Красной Звезды, медалями «За боевые заслуги» и другими.

После увольнения из армии приехал в Ногинск. Работал на Глуховском комбинате дежурным слесарем в цехе газификации.

В. Савин.

 

 

В ПАМЯТИ СОЛДАТА

 

В числе воспоминаний из начального периода войны у Ивана Григорьевича ДУБОВИЦКОГО - тяжелейший бой на Украине. Наши войска меняли тогда позиции. Третьему дивизиону 404-го артиллерийского полка была поставлена задача задержать противника. Иван был в расчете одной из 150-миллиметровых гаубиц.

Окрыленные первыми успехами, немцы в пьяном угаре шли в бой при поддержке большого количества танков. Но не дрогнули артиллеристы. Шквальным огнем они остановили врага, вынудили его отступить. На поле боя осталось около трех десятков танков, большое количество трупов солдат и офицеров противника.

Еще один памятный день августа того же сорок первого года. Было это в городе Каневе. Яростный бой завязался у железнодорожного вокзала. Немцы стремились во что бы то ни стало захватить здание, но артиллеристы стояли неколебимо. Потеряв около двух десятков танков, враг отступил. Стойко сражались в этом бою наши земляки-ногинцы Петр Цыбин, Анатолий Мещеряков, Николай Аршинов - из Электро-углей; погиб Константин Минаев; сам Иван Дубовицкий был тяжело ранен.

Всплывает в памяти ветерана и более поздний эпизод, относящийся к концу войны. Перед строем взвода разведки 124 полка 41-й дивизии медленно идет подполковник Кирия, всматриваясь в осунувшиеся лица уставших бойцов. Дать бы отдохнуть солдатам, да нет возможности: предстоит поиск в глубоком тылу противника. (Дело было в Венгрии). Взгляд комполка задержался на старшине Дубовицком. Назначенный старшим группы разведки, Иван назвал имена тех, с кем предстояло выполнить боевую задачу - земляка из Ногинска Сергея Ногарева и ленинградца Анатолия Алексеева.

Разведка удалась. Возвращаясь к своим, сделали привал. Вдруг Ногарев, обладавший тонким слухом, что-то шепнул Ивану и показал рукой на дорогу. Вскоре появилась подвода с двумя немцами. Взяли их бесшумно.

В штаб 41-й дивизии, наряду с богатыми разведданными, группа Дубовицкого доставила двух пленных. Один из них оказался майором.

Бережно хранил Иван Григорьевич Дубовицкий свои награды: ордена Красной Звезды и Отечественной войны, орден Славы 3-й степени, медали «За отвагу», «За оборону Киева», «За взятие Вены» и другие. О многом говорят эти награды - о доблести, мужестве, о трудной фронтовой жизни, где каждая минута могла стать последней.

И еще. Не давала война забыть о себе двумя автоматными пулями немецкого производства, которые носил в своем теле Иван Дубовицкий, трижды раненный солдат Великой войны.

А. Киселев

 

 

ПОДГОТОВИЛ 400 БОЕВЫХ ВЫЛЕТОВ

 

Д.А.АНДРИАНОВ был призван в ряды Красной Армии в 1939 году. Службу начал с курсов авиаспециалистов в резервном авиа-ционном полку, который дислоцировался у станции Шайковка Смоленской области. Весной 1941 года был переброшен ближе к западной границе на полевой аэродром города Речица, где и застала Дмитрия Александровича война. Будучи сержантом, он исполнял обязанности механика самолета СБ.

В боевые действия полк вступил на третий день войны. Бомбили танковые колонны, двигавшиеся по дорогам Белоруссии. В обязанности механика входила подготовка всего оборудования самолета к боевым вылетам и устранение повреждений. Немецкие самолеты часто бомбили аэродром, и механикам, порою под обстрелом, приходилось ликвидировать повреждения самолетов.

При прорыве немцев к реке Днепр аэродром все чаще стал подвергаться артиллерийским обстрелам. Был дан приказ перебазироваться на аэродром станции Зябровка Гомельской области. Здесь от бомбежек полк потерял большую часть своих самолетов и не менее трети личного состава - такими интенсивными были налеты вражеской авиации.

В конце 1942 года Андрианов был послан на учебу. После окончания авиационного училища в 1944 году был направлен в 918-й отдельный авиационный полк дальней авиации особого назначения.

Всего за время Великой Отечественной войны Дмитрий Александрович обслужил и подготовил более 400 боевых вылетов.

После окончания войны Андрианов был переведен в Государственный Краснознаменный Научно-испытательный институт Военно-воздушных сил Советской Армии, где занимал ряд ответственных должностей. В запас уволен в 1967 году.

Награды: ордена Красной Звезды, Отечественной войны 2-й степени, медали «За боевые заслуги» и другие.

В гражданской жизни Дмитрий Александрович некоторое время работал мастером газового хозяйства, преподавателем в учебном комбинате, старшим инженером по подготовке кадров Буньковского завода керамических изделий. Активный общественник в Ногинском совете ветеранов, член правления городского общества инвалидов войны.

В. Савин.

 

 

ПО ТАНКАМ... БРОНЕБОЙНЫМ

 

На фронте он был не новичок. Еще в тридцать девятом освобождал Западную Белоруссию, потом воевал на Карельском перешейке. И вот теперь - фронт под Брянском.

Прежде чем попасть сюда, старшина Георгий Иванович КАНАТОВ вывел из окружения сорок семь солдат. Шли в основном по ночам, опасаясь нарваться на крупное подразделение немцев. Днем отсиживались в лесах и болотах. Но фрицы частенько выслеживали их, и тогда завязывались тяжелые бои. Главное - довести солдат до своих - такую задачу поставил перед собой Георгий и ведь довел, не потеряв ни одного бойца. Раненые, правда, были, но их не бросили, донесли. Так что воевать он умел.

И вот сейчас Георгий ждал фашистской атаки.

- Танки! - крикнул наблюдатель.

Прямо на них по некошеным хлебам ползли стальные чудовища. Прячась за броней, бежали автоматчики. Совсем рядом фонтаном вздыбилась земля. Снаряд разорвался прямо перед орудием. Георгия волной свалило на землю. Но он быстро пришел в себя, вскочил на ноги - и к орудию.

- По танкам... бронебойным. Огонь!

Орудие грохнуло. Потом еще раз, еще...

Один немецкий танк дымно вспыхнул. Георгий радостно вскрикнул: «Ну, гад! Все же достал я тебя». И тут вдруг почувствовал жгучую боль в ноге, но продолжал вести огонь. Следующим снарядом подожгли еще один танк. Оставшиеся повернули назад. Фашистскую пехоту артиллеристы расстреляли из автоматов.

Славный ратный путь прошел за годы войны Георгий Иванович Канатов. Был четырежды ранен. Награжден орденами Отечественной войны 1-й степени, Красной Звезды, многими медалями.

Когда вернулся домой, узнал: с гитлеровцами так же отважно сражались и его четыре сестры.

В мирные годы Г.И.Канатов долго работал на Ногинском механическом заводе старшим мастером, затем начальником участка.

Н. Гладышев

 

 

ЛЕТОМ СОРОК ПЕРВОГО

 

Полковник в отставке Николай Алексеевич МУРОМЦЕВ писал:

- Вспоминаются тревожные дни июля 1941 года. Наша сибирская 133-я стрелковая дивизия оседлала шоссе Минск - Москва на восточном берегу Днепра. А гаубичный артиллерийский полк, которым я командовал, занял позицию на наиболее танкоопасном направлении.

Сначала в воздухе появились немецкие разведчики. Потом закружили бомбардировщики, и на наши позиции обрушились десятки бомб. Враг пытался нас подавить, уничтожить противотанковые средства и заграждения, а воздушного прикрытия не было. Но мы стойко переносили налеты вражеской авиации и, несмотря на потери, готовы были к отражению танковых атак.

Неоднократно фашисты пытались прорвать нашу оборону, но всякий раз артиллеристы полка заставляли их повернуть обратно. Следует иметь в виду, что гаубичная артиллерия не предназначена для борьбы против танков. У нее другая задача - поражать объекты, живую силу с закрытых позиций. Но на войне всякое бывало, особенно в те трагические дни 1941 года.

Артиллеристы полка выполнили свой долг. Враг не прошел.

Вспоминается и другой эпизод. Нас перебросили под Рузу. Но в район сосредоточения успела прибыть только оперативная группа. А обстановка оказалась очень сложной. Немецкие танки прорвали оборону и стали преследовать наши отходящие части. Мне была поставлена задача - задержать фашистские танки, дать возможность отходящим частям привести себя в порядок и занять новый рубеж обороны.

Мы расположились на промежуточном рубеже. У солдат только ручное оружие да гранаты. Все орудия еще на марше. Танки противника не заставили себя ждать. Вот они все ближе и ближе. Их снаряды рвутся на наших позициях. Вот уже нас разделяют каких-нибудь сто метров. И вдруг танки остановились. Началась психологическая дуэль - кто первый дрогнет. Нет, наши бойцы не дрогнули. Фашистские танки развернулись и двинулись обратно.

Свою задачу мы выполнили.

Потом еще не раз приходилось участвовать в других боях и сражениях. Но эти, первые, навсегда остались в моей памяти.

 

 

ОТ СОЛДАТА ДО ГЕНЕРАЛА

 

Родился П.М.КУРОЧКИН в селении Горки Богородского уезда. С молодости и навсегда связал свою судьбу с Красной Армией, пройдя в ее рядах путь от солдата до генерала и крупного ученого. Службу богородский паренек начал еще в первую мировую. Октябрьская революция дала ему короткую передышку, позволила вернуться в родную деревню и недолго поработать на заводе в Электроуглях.

В 1918 году, когда Советская республика яростно отбивалась от врагов, бывший унтер-офицер Курочкин добровольцем поступил в Красную Армию. Богородский военный комиссариат направил его в Московский инженерный полк. Он был назначен старшиной роты в батальон связи.

Петр Михайлович с юмором вспоминал, как вместе с ротным, бывшим поручиком, он наводил порядок в своем подразделении. Их подчиненные поначалу выглядели очень пестро: одни были в штатских пальто и шляпах, другие - в неподпоясанных шинелях и брюках навыпуск, некоторые - в морских бушлатах и бескозырках. Никакой дисциплины. Все сводилось к правилу: «Это тебе не царская армия».

Но со временем старшина и командир роты сумели из разношерстной толпы создать слаженный боевой коллектив. И когда в октябре восемнадцатого рота в составе полка выступила на фронт, она была уже высокоспособной в боевом отношении единицей, с хорошо обученными связистами.

В должности замкомроты, а затем и ее командира Курочкин участвовал во многих сражениях гражданской войны. Особенно успешно действовали его связисты на Каховском плацдарме, в боях под Перекопом и в Крыму. За форсирование Сиваша Петра Михайловича наградили орденом Красного Знамени.

Два десятилетия до Великой Отечественной войны были до предела наполнены работой и оперативной учебой в частях армейской связи. Курочкин досрочно и с отличием закончил Военную академию. После этого он - начальник связи группы войск на Дальнем Востоке. Служил в частях и соединениях, которыми командовали известные военачальники Блюхер, Федько, Опанасенко. Со временем приобрел авторитет способного организатора оперативной связи, которую уже тогда по праву называли «нервом армии».

Великую Отечественную войну полковник Курочкин встретил в должности начальника связи Северо-Западного фронта. Но в августе 1941 года при рекогносцировке местности его тяжело ранило осколками разорвавшегося снаряда. Много месяцев лечился в госпитале. Вернувшись в строй, Петр Михайлович получил назначение начальником кафедры связи Военной академии имени Фрунзе.

С начала 1945 года он снова в действующей армии. Затем генерал-майор Курочкин участвует в разгроме империалистической Японии, обеспечивая бесперебойной связью действия 1-го и 2-го Дальневосточных фронтов. И еще одна почетная награда - орден Кутузова 2-й степени - украсила парадный мундир генерала перед его возвращением в Москву.

Более четверти века занимался Петр Михайлович научной и педагогической деятельностью. Разносторонний боевой опыт, высокая оперативная и техническая подготовка, стремление к новому позволили ему стать одним из видных теоретиков войсковой связи.

За научную, педагогическую и организаторскую работу П. М. Курочкин отмечен высшей наградой государства - орденом Ленина. В 1961 году ему было присвоено звание «Заслуженного деятеля науки Российской Федерации».

Выйдя в отставку по возрасту, Петр Михайлович возвратился в родные богородские края и поселился в городе Электроугли. Здесь он активно включился в городскую общественную жизнь, был в составе фронтовых ветеранов, желанным гостем пионерских сборов и комсомольских собраний.

Е. Андрианов.

 

 

ОКАЗАЛИСЬ В ПЛЕНУ

 

Дмитрий Семенович ИЛЮШИН родился 22 сентября 1919 года в деревне Тимохово Ногинского района. В Красную Армию призван в мае 1941 года. В начале июня 55-й гаубичный артиллерийский полк 21-й армии, где служил Илюшин, прибыл в город Могилев Белорусской ССР. Здесь он и принял первые бои с превосходящими силами противника.

- Дня через четыре, не выдержав яростного натиска гитлеровских войск, наша часть начала отступать, - с горечью рассказывал Дмитрий Семенович. - Где-то недалеко от Гомеля, в местечке Добруш нас, отступающих, немец окружил. К тому времени у нас не было ни снарядов, ни мин, ни патронов. Выходили из окружения кто как мог, небольшими группами. Но не удалось. 22 августа оказались в плену...

Вернувшись в родные места, работал бульдозеристом и экскаваторщиком в Московском карьероуправлении, а последние четверть века - на Обуховском опытно-промышленном предприятии. Д.С.Илюшин награжден орденом Отечественной войны 2-й степени, медалями «За победу над Германией» и другими. Есть у него награды и мирного времени - орден Трудового Красного Знамени, медаль в ознаменование 100-летия со дня рождения В.И.Ленина.

 

 

КОМАНДИР ОТДЕЛЕНИЯ

 

И.Ф.МИТИЧКИН родился 17 января 1919 года в деревне Хилки Ухоловского района Рязанской области. В 1937 году переехал в город Ногинск.

В 1940 году был призван в ряды Красной Армии. Служил в Ленинградском военном округе, где и застала его Великая Отечественная война.

В первых числах июля 1941 года командир отделения 21-го отдельного мотопонтонного батальона Митичкин участвовал в оборонительных боях на дальних подступах к Ленинграду. Главной задачей батальона являлось обеспечение передвижения войск через водные преграды. Это часто приходилось делать под бомбежками и массированными артиллерийскими и минометными обстрелами. Не раз доводилось участвовать и в отражении атак пехоты и танков противника.

29 августа 1941 года Иван Федорович был ранен. После излечения и до полного прорыва блокады участвовал в ожесточенных боях по защите Ленинграда. Ни голод, ни холод, ни авиационные бомбардировки и артиллерийские обстрелы не сломили боевого духа советских воинов, - вспоминал Иван Федорович. - Это особенно было видно в наступательных боях под Ленинградом 14 января - 1 марта 1944 года».

В ноябре 1944 года их часть была переброшена на 2-й Украинский фронт. Там Ивану Федоровичу пришлось участвовать в боях по освобождению городов и сел Венгрии, Словакии, Австрии. День Победы встретил в Чехословакии.

За участие в боях и проявленное мужество награжден орденом Отечественной войны 2-й степени, медалями «За боевые заслуги», «За оборону Ленинграда» и другими.

В июне 1946 года вернулся в Ногинск. До 1988 года работал слесарем на Ногинском заводе топливной аппаратуры. Умер 16 июня 1995 года.

В. Савин.

 

 

НАСТОЯЩИЙ ЧЕЛОВЕК

 

Иван Михайлович ГЛАЗКОВ родом из Храпуново. В семнадцать лет ушел на защиту Родины и был храбрым воином.

Под Ельней командир отделения разведчиков сержант Глазков совершает ряд дерзких поисков по вражеским тылам, приводит четырех «языков» и доставляет командованию важные сведения о расположении противника.

Но война есть война. В районе Пскова немцы обнаружили группу разведчиков. Бой длился около трех часов. Автоматная очередь и осколки гранаты перебили ноги командира. Уцелевшие товарищи сумели вынести Глазкова к своим. В госпитале у него отняли обе ноги.

Что делать, как теперь жить? Пройдет время, и Иван узнает о подвиге летчика Маресьева. Но тогда наш земляк удивил всех больных и медработников какой-то неуемной жаждой жизни, горячим желанием скорее испробовать обещанные протезы. И лишь по ночам, когда все спали, Иван, уткнувшись в подушку, тихо и горько плакал.

В считанные дни он освоил протезы и снова всех удивил: явился к начальству и стал просить, чтобы отправили домой. Уговоры еще полечиться не помогли. Отказавшись от сопровождающей медсестры, взяв с собой лишь вещмешок да костыли, Глазков решил ехать к своей тетке в Рязанскую область. Шел 1944 год, пассажирские поезда были переполнены, но Иван стойко перенес дорожные невзгоды, и потом еще семь километров шагал пешком от станции к будущему месту жительства.

В деревне Иван вступил в колхоз, прошел курс пчеловодов. Молодежь выдвинула его в секретари комсомола. Работал на совесть - об этом говорят многие грамоты и медаль «За трудовую доблесть». Потом поступил в Армавирскую школу механиков легкой промышленности, а когда окончил ее, вернулся в наш край.

Отнюдь не с распростертыми объятиями встретили бывшего фронтовика в отделах кадров - не устраивал их безногий работник. Наконец, он пришел в артель, из которой потом выросла трикотажная фабрика имени ХХ-летия ВЛКСМ. Тогдашний руководитель артели С.С.Романовский и секретарь партбюро Е.И.Корнеева поняли Ивана Михайловича, поверили в его горячее желание работать по вновь обретенной специальности. Он был принят помощником мастера в вязальный цех.

Здоровому человеку и то не легко простоять смену возле сложных машин, но, как бы ни было трудно, Глазков не подавал виду. «Мы поначалу и знать не знали, что он инвалид, - говорят о том времени работницы. - Но вот однажды, когда Иван Михайлович поднимался на второй этаж по лестнице, увидели: батюшки-светы, да ведь ног-то у него нет1»

Шло время, Глазкова назначили старшим мастером вязального производства, приняли в ряды партии.

Тридцать девять лет проработал Иван Михайлович на трикотажной фабрике, из них около 35 лет старшим мастером. Десять лет был неосвобожденным секретарем партийного бюро, несколько лет являлся внештатным инспектором Ногинского городского комитета народного контроля, возглавлял группу народных контролеров на фабрике. Работы было много, но бывший фронтовик не тяготился ею, находил время и для отдыха - учился играть на аккордеоне, в воскресенье ходил на лыжах. А когда дело касалось сбора грибов, мог бродить по лесу целыми днями. Научился водить «Москвич», стал отличным шофером. А по праздника м, удивляя фабричных, наравне со всеми пускался в пляс. Да так весело, задорно, точно и не было с ним беды в минувшую войну.

Такой вот человек жил серди нас, трудился вместе с нами. В 1989 году, в возрасте 64-х лет он ушел из жизни. Давно уже нет войны, но она продолжает находить свои жертвы. Иван Михайлович Глазков не летал в небе подобно Маресьеву. Но мы можем смело назвать его Настоящим человеком.

За мужество и отвагу в Отечественную войну И.М.Глазков был награжден орденами Отечественной войны 1-й и 2-й степеней, медалями «За отвагу», «За победу над Германией» и другими.

В. Грибов.

 

 

НЕ КАЖДОЙ ЖЕНЩИНЕ ДАНО...

 

- Больше пятидесяти лет прошло со дня окончания Великой Отечественной войны, а память не дает забыть о тех страшных днях, - начала свои воспоминания Е.М.КОЖАНОВА . - В военной жизни мы думали только о победе. Ни о наградах, ни о славе - не до того было в блокадном Ленинграде.

В 1938 году Елизавета Михайловна поступила в Ленинградский текстильный институт и без отрыва от учебы закончила годичные курсы медицинских сестер. Полученные знания ей очень пригодились, когда началась война. Выслушав ее просьбу об отправке на фронт, военком сказал, что в Ленинграде она нужнее, и направил в эвакогоспиталь №1171.

- Каждому фронтовику война памятна по-своему, - говорит Елизавета Михайловна. - Своя память о ней и у нас, медиков. Работать приходилось и днем, и ночью. В кромешном аду бомбежек и артобстрелов операции не прекращались ни на минуту, в холоде, зачастую при свечах и керосиновых лампах. Случалось, что идя на работу, держались за стены, но все равно шли.

Те, кто остался в блокадном кольце, помнят, как было тяжело: ни электроэнергии, ни воды, ни топлива. Остановился транспорт. На день выдавали всего 250 грамм хлеба. Но то был не такой хлеб, который мы едим сейчас, в него входили древесные опилки и 40 процентов других добавок.

Госпиталь не отапливался. Раненые лежали под байковыми тонкими одеялами, а на улице мороз. Мы, медицинские сестры, чтобы хоть как-то согреть неподвижно лежащих бойцов, умоляли кухонных работников дать немного горячей воды для грелок. Нередко я снимала с себя пальто и по очереди на несколько минут старалась укрыть и согреть особенно тяжелых.

На всю жизнь мне запомнился день 8 сентября 1941 года, - продолжает бывшая медсестра. - Начинался он как обычно. И вдруг после объявления тревоги наступила зловещая тишина. В эту минуту раздался такой силы взрыв, что стены нашего госпиталя зашатались и дали трещину. Первой мыслью было - бежать. Но в следующий момент я уперлась руками в косяк двери и, обращаясь к раненым, спокойно сказала: «Кто может, пройдите в убежище». Белобрысого мальчика Петю Гусева, умиравшего от гангрены, я схватила на руки и отнесла в бомбоубежище. Когда пыль и дым рассеялись, мы увидели, что начисто разрушен госпиталь, который находился против нашего. Немногим там удалось спастись.

Не могу без слез вспоминать еще один трагический эпизод. В госпиталь привезли Алешу Алексеева, красивого 19-летнего студента. На спине у него были сплошь занозы от дранки, руки вместе с сухожилиями вывернуты, одна нога ампутирована. В моем сердце боролись два чувства: первое, чтобы он выжил, второе - пусть лучше умрет. Ну что у него будет за жизнь без ног. Парень умер на тринадцатый день, и я разрыдалась от бессилия.

Ординатор нашей палаты Вера Ивановна Власова стала меня успокаивать, говоря, что это только начало, что будет еще много смертей. Я возмутилась. Все же мы смогли сохранить жизнь четырем бойцам. И тот мальчик, Гусев, выжил. Радости нашей не было предела!

Хлебный паек продолжали снижать четыре раза. Ольга Берггольц тогда писала: «блокадные сто грамм с огнем и кровью пополам». В октябре появилось новое слово «дистрофия».

И все же обессилевшие люди, как могли, помогали фронту: изготавливали снаряды, ремонтировали танки.

С возмущением и болью говорила Елизавета Михайловна о том, что некоторые сегодняшние «умники» считают, что не нужно было столько жертв, надо, дескать, было сдать город на милость немцам. А вот ленинградцы были другого мнения. В отличие от нынешних господ, они были патриотами своей Отчизны и отдали за любимый город самое ценное, что у них было, - свои жизни, сохранив для будущих поколений эту жемчужину мировой культуры.

Е.М.Кожанова награждена орденом Отечественной войны 2-й степени, медалями «За боевые заслуги», «За победу над Германией», «За оборону Ленинграда» и другими. Ее работа в мирные дни отмечена орденом Трудового Красного Знамени.

Родилась она в 1919 году в Сибири, в крестьянской семье. С раннего детства приучались в ту пору дети к труду. В пять лет Елизавета Михайловна уже умела выполнять почти всю домашнюю работу, в семь управлялась с лошадью.

После войны - снова Ленинградский текстильный институт, который она окончила с отличием в 1946 году, став инженером-технологом по прядению. Трудовую деятельность начинала в чесальном цехе Ферганского текстильного комбината, четыре года работала в Ташкенте.

В 1955 году Елизавета Михайловна окончила в Москве двухгодичные Высшие курсы работников легкой промышленности и была направлена на Глуховский комбинат - директором Новогребенной фабрики. Позже стала главным инженером Глуховского комбината.

Не каждой женщине дано совмещать в себе женственность, мудрость, волю, ум, силу духа, талант руководителя. Елизавете Михайловне это удавалось.

А Воздухова.

 

 

АКИМОВ НИКОЛАЙ МИХАЙЛОВИЧ

 

Родился в городе Туле 26 октября 1919 года. В РККА призван Тульским горвоенкоматом. В 1939 году сражался с белофиннами.

В Отечественную войну в сентябре 1941 года участвовал в разгроме немецко-фашистских войск под Ельней - здесь родилась Советская гвардия. В конце ноября в рядах 6-й стрелковой дивизии защищал Москву в районе широко известной деревни Крюково. Позднее, командуя орудием в 7-й стрелковой дивизии 2-го Прибалтийского фронта, освобождал Советскую Прибалтику.

Награжден двумя орденами Трудового Красного Знамени, Славы 3-й степени, Красной Звезды, многими медалями. Лауреат Государственной премии СССР.

После войны Николай Михайлович окончил Тульский механический институт. Инженер-механик. Работал на оборонных предприятиях Тулы.

В 1959 году возглавил ЭП ЦНИТИ в городе Ногинске. Умер в 1983 году.

 

 

СТОЯЛА НАСМЕРТЬ БАТАРЕЯ

 

Иван Тимофеевич АНОСОВ - человек интересной судьбы. Профессиональный военный. Перед Великой Отечественной войной служил под Ленинградом. Участвовал в финской кампании. Первую награду - медаль «За отвагу» вручил ему М.И.Калинин.

Когда началась Великая Отечественная война, артиллерийская часть, в которой служил капитан И.Т.Аносов, вступила в бой с фашистами в Эстонии. Гитлеровцы рвались к Таллину. В одном из боев командир батареи И.Т.Аносов приказал выкатить пушки на прямую наводку. Во время четвертой атаки гитлеровцам удалось прорваться к огневым позициям артиллеристов. Иван Тимофеевич, будучи раненым, встал к орудию и сам вел огонь по врагу. Атаку отбили.

Часть, в которой сражался И.Т.Аносов, отошла к Ленинграду. Все 900 героических дней стояла насмерть батарея капитана Аносова у стен осажденного города. Потом началось контрнаступление.

За участие в освобождении Выборга И.Т.Аносов был награжден орденом Красной Звезды; за освобождение Риги вторично награжден этим же орденом; за взятие Кенигсберга еще один орден - Отечественной войны 1-й степени.

Демобилизовавшись после войны, майор Аносов приехал в Купавну. Вначале работал председателем поссовета, затем был избран секретарем парторганизации.

Часто бывал Иван Тимофеевич в Ленинграде - своем крестном городе. И всякий раз приходил к памятнику павшим героям. Обнажив голову, стоял минуту в глубокой задумчивости, потом подходил к стене и начинал читать высеченные на граните фамилии погибших. И чем дольше он читал этот скорбный список, тем больше волновался, вспоминая погибших товарищей.

В. Липатов

 

 

В БОЯХ ЗА СЕВАСТОПОЛЬ

 

Николай Васильевич ГРИШЕНИН родился 17 января 1920 года в деревне Пылайкино Соколовского района Ивановской области.

...Шел грозный 1941 год. Фашистские орды рвались к Севастополю. На подступах к городу стояла восьмая бригада морской пехоты. Командование решило нанести на участке бригады внезапный контрудар по врагу и вернуть ранее оставленную высоту. Утром, еще до восхода солнца, моряки пошли на штурм. Фрицы никак не ожидали такой дерзости от измотанных в кровавых боях советских краснофлотцев. В их боевых порядках началась паника: «Черная смерть! Черная смерть идет на нас!» - кричали фрицы и бежали, бросая оружие. «Черной смертью» фашисты называли наших моряков в годы войны, так как там, где воевали краснофлотцы, врагам приходилось очень туго. Недаром же 80 военных моряков, сражавшихся на суше, стали Героями Советского Союза.

Храбро сражался и старшина Н.В.Гришенин. При штурме высоты он шел в первой цепи. Высота была отбита, но немцы не захотели признать свое поражение и решили во что бы то ни стало вернуть ее. Не тут то было! Наши бойцы отстояли позиции. При обороне высоты старшина Гришенин был тяжело ранен.

Прошло с тех пор немало времени, стали забываться многие эпизоды военной поры. И вдруг Николая Васильевича пригласили в Ногинский горвоенкомат. В торжественной обстановке за мужество и стойкость, проявленные в боях за Севастополь, ему вручили орден Красной Звезды. К тому времени бывший моряк окончил институт, проработал много лет начальником цеха на заводе «Акрихин», главным инженером завода «Химреактивком-плект».

В. Грибов.

 

 

КУЗНЕЦОВ СЕРГЕЙ АНДРЕЕВИЧ

 

Родился 14 сентября 1920 года в деревне Караваево Ногинского района. В 1940 году, окончив курсы шоферов, работал на Караваевской бумажной фабрике.

7 июля 1941 года Кузнецов добровольно ушел в ополчение и попал в 24-й стрелковый полк 8-й Краснопресненской ополченческой дивизии, в пулеметную роту. Боевое крещение получил в районе Витебска, где сражения носили исключительно напряженный характер.

В ходе боев на подступах к Москве Сергей Иванович был ранен. После лечения в Ногинске направлен в 7-ю отдельную армию, которая действовала на Синявинском направлении. Бои и здесь носили ожесточенный характер, особенно в январе 1943 года при прорыве блокады Ленинграда.

Осенью 1943 года Сергей Андреевич снова ранен. Вылеченный, направлен на Северный Кавказ, где формировался 45-й автомобильный полк. Назначен водителем.

Боевой путь фронтового водителя вслед за наступающими войсками шел на запад. Доставлял оружие, боеприпасы, продовольствие, эвакуировал раненых. Нередко под бомбежками, под обстрелами. 9 марта 1945 года именно в такой обстановке Кузнецов был ранен опять. В ноябре врачебная комиссия признала его негодным к строевой службе, и он был демобилизован.

Награжден С.А.Кузнецов орденами Отечественной войны 2-й степени, Красной Звезды, медалями «За боевые заслуги», «За оборону Москвы» и многими другими.

На гражданке Сергей Андреевич работал водителем Караваевской бумажной фабрики, в Ногинском отделении внутренних дел, в Центральной больнице.

 

 

«НЕВСКИЙ ПЯТАЧОК»

 

Комсомольца Илью РУДШТЕЙНА война застала на третьем курсе Ленинградского механического института. Как и тысячи ленинградцев, он активно участвует в строительстве оборонительных сооружений, испытывает голод, холод, бомбежки. Позже, когда обстановка ухудшилась, добровольно идет учиться на созданные в городе курсы. Студент становится воином. Рядовым стрелком участвовал в боях у Пулковских высот, метко разил фашистов из винтовки, уничтожал гранатами. Позже нашего земляка Илью Рудштейна в числе других солдат направили на левый берег Невы у Московской Дубровки.

Пожалуй, нет другого такого места под Ленинградом, где земля была бы так обильно полита кровью. Этот небольшой клочок земли вошел в историю Великой Отечественной войны как «Невский пятачок». Каждого из тех, кто здесь сражался, по праву можно назвать героем.

Попав в артиллерийское подразделение, в расчет 76-миллиметрового орудия, Илья быстро научился выполнять обязанности наводчика-заряжающего. Приходилось стрелять по врагу с разных огневых позиций: с закрытой и открытой.

Был один случай. Несколько минут свирепствовали вражеские артиллерия и авиация. От взрывов снарядов, мин и бомб земля словно вспухла, покрылась воронками. Соседнее орудие вышло из строя. Однако пушка и расчет, в котором был Илья, уцелели. И когда показались гитлеровцы, артиллеристы открыли меткий огонь. Первая атака фашистов захлебнулась, но был убит заряжающий и ранен подносчик снарядов. Вторую атаку пришлось отражать малыми силами. И снова враг не прошел.

Позднее И.Н.Рудштейн в составе расчета участвует в решительном наступлении на фашистов, в окончательной ликвидации блокады Ленинграда.

Потом были другие бои, которые завершились на границе с Финляндией.

После войны И.Н.Рудштейн заканчивает механический институт и возвращается в Ногинск. С 1963 года работает инженером-механиком в пятом цехе НЗТА. Коммунист с 1945 года, наставник молодежи, Илья Нахимович Рудштейн был активным общественником - членом партбюро, агитатором, политинфор-матором.

В. Грибов.

 

 

СИДОРОВ ГРИГОРИЙ ИВАНОВИЧ

 

Родился в деревне Ельня Ногинского района 16 августа 1919 года. На фронте с 1941 года. Участвовал в боях в составе 52-го стрелкового полка и 32-го отдельного батальона НКВД на Ленинградском и Северо-Западном фронтах. 14 сентября 1941 года был ранен. После выздоровления продолжал воевать. Служил в Советской Армии до 1960 года.

Награжден орденами Отечественной войны 1-й степени, Красной Звезды, медалями «За оборону Ленинграда», «За боевые заслуги», «За победу над Германией» и другими.

 

 

НО БАРАНКУ НЕ БРОСАЛ ШОФЕР

 

Виктор ХАХАЛИН был шофером в блокадном Ленинграде. Все 900 дней, порой под бомбежками и обстрелами возил различные грузы. Многим его товарищам-шоферам стоила жизни попытка в очередной раз проскочить по «Дороге жизни» с мукой, крупой, сахаром. Но, стараясь доставить продовольствие в осажденный город, никто не думал о себе. В городе работают заводы. Фронт получает технику, боеприпасы. Стойкость ленинградцев вызывала преклонение. Отдельные эпизоды той далекой поры остались в памяти на всю жизнь.

Так, довелось однажды Виктору Петровичу видеть, как две тысячи ослабевших от голода девушек-комсомолок живой цепью соединяли один из хлебозаводов с прорубью на Неве. Они зачерпывали ледяную воду и из рук в руки передавали ведра. Столбик термометра в эти дни опускался за минус 30 градусов. Пронизывающий ветер дул с Финского залива. Но человеческий конвейер работал безостановочно до глубокой ночи. А рано утром хлеб развозили по булочным.

При первой возможности из города отправляли детей и больных. В составе 55-го отдельного автотранспортного батальона старшина Хахалин не раз совершал рейсы на Большую землю. Когда он в очередной раз благополучно возвращался с грузом, друзья радовались. Все считали, что ему везет. Но в первую очередь помогало первоклассное владение машиной.

Зимой 1944 года блокада была полностью снята. Дальнейшая служба отважного водителя проходила в 51-м автобате. Из событий последнего года войны чаще других вспоминает он встречу с союзниками на Эльбе и бои с милитаристской Японией. От озера Ханка до Харбина - таков был военный маршрут шофера В.П.Хахалина.

Закончилась война. Фронтовики возвращались к мирным делам. До войны Виктор Петрович работал на фабриках Глуховского комбината. Сняв армейскую шинель, он вновь пришел туда же. В свободное время заглядывал в Глуховский рабочий клуб. Здесь его избрали членом правления. 10 лет В.П.Хахалин был в клубе заведующим культурно-массовым сектором и одновременно возглавлял культурно-массовую комиссию при фабкоме. Сплачивая таких же, как он, энтузиастов, делал все, чтобы в кружках художественной самодеятельности, в общежитиях, красных уголках было интересно.

Награжден орденом Отечественной войны 2-й степени, медалями «За оборону Ленинграда», «За взятие Берлина», «За освобождение Праги», «За победу над Германией», «За победу над Японией» и другими.

А Киселев.

 

 

ОПОЛЧЕНЦЫ СТОЯЛИ НАСМЕРТЬ

 

Как известно, миф о непобедимости вояк бесноватого фюрера был развеян уже в 1941 году под Москвой. Весомую лепту в оборону столицы и разгром немцев внесли и воины дивизий народного ополчения, которые начали формироваться уже в первой половине июля 1941 года. В одну из них, 8-ю Краснопресненскую дивизию вошли отряды из Ногинского района в количестве 1700 человек.

Сроки обучения ополченцев были до предела сжаты. Занятия по боевой подготовке шли по десять часов в день. Но крайне тяжелая обстановка на Можайском направлении заставила сократить и эту программу. Пришлось боевую учебу сочетать с практическими работами по сооружению и укреплению Можайской линии обороны.

15 августа 1941 года из числа наиболее подготовленных в военном отношении бойцов и командиров был сформирован специальный отдельный сводный отряд для уничтожения воздушного десанта, выброшенного немцами в тыл наших войск у деревни Дуденки. Совместно с бойцами такого же отряда из 6-й дивизии наши ополченцы успешно справились с трудной боевой задачей - фашистский десант был уничтожен.

После этого боевого крещения части нашей дивизии вступили в непрерывную полосу боев. Особенно тяжелыми были бои в последних числах сентября - начале октября 1941 года. Помнится, что только за один день 5 октября полки дивизии потеряли более половины личного состава, значительную часть техники и вооружения. А на другой день около семи часов утра фашисты вновь открыли огонь по всей линии нашей обороны.

Почти тридцать минут длилась массированная артподготовка - вокруг каждого окопа и хода сообщения буквально вся земля была изрыта взрывами снарядов и мин.

Немцы, видимо, решили, что в наших оборонительных порядках никого в живых не осталось. Под прикрытием огневого вала на наши позиции пошли фашистские танки с пехотным десантом. Их подпустили на минимально близкое расстояние и открыли меткий огонь. Почти каждый снаряд поражал цель. Вот задымился один, другой, третий танк... Но немцы продолжают рваться вперед. И вот уже несколько бронированных чудовищ с фашисткой паучьей свастикой на бортах подходят к нашим траншеям. В ход пошли бутылки с зажигательной смесью, загорелось еще несколько танков. Первая атака врага была отбита. Но за ней последовали вторая, третья... Когда были израсходованы все снаряды и патроны, ополченцы сражались врукопашную, бились до последней капли крови.

Ратный подвиг ополченцев по достоинству был оценен одним из главных военных организаторов защиты Москвы - маршалом Советского Союза Г.К.Жуковым. В своей книге «Воспоминания и размышления» он писал: «Они, конечно, не обладали военными навыками, многое им пришлось познавать уже в ходе боев, но было нечто общее, что всем им было свойственно, - высочайший патриотизм , непоколебимая стойкость и уверенность в победе...»

В. Степанов,

бывший народный ополченец.

Василий Илларионович СТЕПАНОВ до войны работал на Глуховском комбинате. Одним из первых вступил в народное ополчение. Воевал в составе 8-й Краснопресненской дивизии. Ранен. Вернувшись с фронта, возглавил ногинскую группу ветеранов-ополченцев. Вел большую поисковую и военно-патриотическую работу.

 

 

РАЗИЛИ ВРАГА «КАТЮШИ»

 

Молодой тогда лейтенант Савелий Евстратович БЕЛОВ в начале октября 1941 года был направлен на оборону столицы и защищал ее с первого до последнего дня Московской битвы.

Огневой взвод С.Е.Белова помогал уничтожать крупные скопления живой силы врага. Его «катюши» наносили разящие удары в районе Вереи, Волоколамска, Солнечногорска и Дубосеково. Особенно памятным для него был день 13 октября 1941 года. Тогда взвод Белова двумя залпами «катюш» уничтожил немало живой силы противника и тем самым помог задержать наступление врага.

Боевые заслуги С.Е.Белова под Москвой были отмечены государственными наградами - орденом Красной Звезды и медалью «За оборону Москвы».

После изгнания захватчиков из Подмосковья Савелий Евстратович участвовал в боях на Волховском, Ленинградском и Карельском фронтах, воевал в Советском Заполярье, освобождал Северную Норвегию. За личную отвагу и умелые действия командир дивизиона «катюш» майор С.Е.Белов был награжден орденами Красного Знамени и Отечественной войны 1-й степени, многими боевыми медалями, в том числе и «За оборону Ленинграда». В мае 1942 года прямо на боевых позициях за несколько часов перед боем его приняли в ряды Коммунистической партии.

В 1947 году после демобилизации он поступил в Акрихинское СМУ, где много лет занимался возведением жилых домов. Одновременно был внештатным инструктором Ногинского горкома КПСС по строительству. Вел большую общественную работу.

Позднее Савелий Евстратович работал в коллективе ВНПО «Прогресс» оператором-машинистом газовой котельной. К его боевым наградам прибавились медали и Почетные грамоты за самоотверженный труд в мирное время.

В. Грибов.

 

 

НА ПОДСТУПАХ К АПРЕЛЕВКЕ

 

Под натиском превосходящих сил противника 1-й мотострелковый полк, в котором служил В.А.КАМЫРИН , был вынужден отступать. Сначала от Ельни, затем от Вязьмы и до самого поселка Апрелевка. Когда заняли оборону, разведка донесла, что свыше двадцати немецких танков готовятся к атаке.

- Тяжелые это были бои, - вспоминал Виктор Александрович. - Однажды на огневую позицию нашего взвода двинулись три вражеских танка. Мне тогда пришлось занять место наводчика, который перед этим был ранен. Трудно объяснить то нервное состояние, когда первый твой снаряд, скользнув по броне машины, уходит в сторону. И второй не достигает цели. Только с третьего выстрела танк удалось поджечь.

И вот бой на подступах к Апрелевке. Нас тогда удивил командир орудия Иван Борисов. Он вдруг развернул пушку и вывел ее на открытую позицию. Позднее мы догадались, что старослужащий Борисов хотел первым встретить врага, принять огонь на себя, понимая, что мы, молодые красноармейцы (мне тогда не было и восемнадцати) можем оробеть, растеряться в этом бою.

Когда появились танки противника, все три наши пушки открыли огонь. Одна из головных машин, ведя огонь, шла прямо на орудие Борисова. Снаряд за снарядом посылали в нее артиллеристы и, наконец, разбили гусеницу. Но немцы не прекратили стрельбу, и вскоре весь расчет Борисова погиб. Ярости нашей не было предела. Этот танк мы тут же добили, другим тоже всыпали по первое число. И немцы были вынуждены отступить. Не прошли они и в других местах. А потом и совсем драпанули от Москвы...

Уже после войны, работая на Ногинском заводе топливной аппаратуры, я узнал, что наш главный конструктор Сергей Кузьмич Громов тоже дрался в тех местах, командуя саперным взводом. А потом гнал немцев на запад. И хорошо гнал. Об этом свидетельствовали его награды - ордена Отечественной войны 1-й и 2-й степеней, медали «За оборону Москвы», «За победу над Германией» и другие.

В. Грибов.

 

 

БЫЛО ЧТО РАССКАЗАТЬ

 

Георгий Леонтьевич ЛЕОНТЬЕВ родился 9 апреля 1906 года в деревне Хумуши Чувашской АССР. Великую Отечественную войну начал командиром эскадрильи дивизии авиации дальнего действия, которой командовал Герой Советского Союза М. В. Водопьянов. За годы войны совершил 284 боевых вылета. Вот лишь несколько эпизодов из его фронтовой жизни.

Эскадрилья тяжелых бомбардировщиков возвращалась на свой аэродром, сбросив бомбы на колонну гитлеровских войск вблизи станции Волоколамск. И тут комэск капитан Леонтьев увидел танковую колонну, а за ней лыжников. Мгновенно принято решение и подана команда ведомым: «За мной!»

Самолет командира снизился, пулеметными очередями резанул по лыжникам, затем сбросил бомбы. То же сделали остальные машины.

Немцы вызвали истребителей. Стрелок командирской машины Иван Воробьев сбил один самолет противника. Но тут появились краснозвездные истребители, завязался воздушный бой и «мессершмиттам» стало не до бомбардировщиков. В тот день командир Леонтьев привел на аэродром все свои самолеты.

Памятным для Георгия Леонтьевича был полет от подмосковного аэродрома к логову фашистского зверя - Берлину. Густые, набухшие снегом и дождем облака закрывали все небо. Бомбардировщики шли на предельной высоте. Холодный пот заливал глаза, кровью набухали вены.

Гитлеровская столица была прикрыта мощной системой противовоздушной обороны: в небе барражировали «мессершмитты», а на земле таились бесчисленные зенитные батареи. Немалую роль в успешном налете играло профессиональное мастерство и боевой опыт наших летчиков. А этих качеств сталинским соколам было не занимать: у каждого экипажа на счету были сотни боевых вылетов.

Кварталы Берлина стремительно уходили под крыло. Внизу тускло блеснуло тугое сцепление рельсов железнодорожного узла. Парк Тиргартен, темная излучина Шпрее... Зенитные батареи немцев открыли ураганный огонь. Но это не помогло. Наши бомбардировщики нанесли по фашистскому логову мощный удар.

Однажды, это было уже в 1944 году, майор Леонтьев получил приказ доставить оружие партизанам Чехословакии. Утро выдалось великолепным, в морозной вышине синело безоблачное небо. Небольшую территорию с горами затянула густая дымка, сквозь которую просматривались леса, обозначились костры.

- Иду на посадку! - подал команду Леонтьев. - Следом за ним благополучно приземлились и остальные самолеты.

За мужество, проявленное в боях с немецко-фашистскими захватчиками, Г.Л.Леонтьев награжден двумя орденами Красного Знамени, орденами Отечественной войны 1-й степени и Красной Звезды, многими медалями.

Из великой войны он вышел инвалидом первой группы. Жил в Старой Купавне и рассказывал молодежи о подвигах советских людей, товарищей по оружию. Ему было что рассказать.

19 сентября 1995 года Георгий Леонтьевич умер.

В. Липатов.

 

 

НА ГЛАВНОМ НАПРАВЛЕНИИ

 

Он - коренной житель Обухова, и если не считать тех лет, когда ему приходилось оставлять родной дом по призыву военкомата, то прожил здесь Константин Романович ЗАХАРОВ всю жизнь. И не просто прожил, а шел все время на главном ее направлении.

Таким направлением он еще в юношеские годы определил для себя служение делу рабочего класса, его партии, делу Великого Октября. Вот почему и позже, когда ушел на заслуженный отдых, не сидел, как многие, за столиком пенсионеров-доминошников, не коротал время на диване.

Первый раз К. Р. Захаров пошел на военную срочную службу в 1937 году. В должности командира телетанковой группы участвовал в боевых действиях во время советско-финской кампании, прошел ее от начала до конца.

После увольнения в запас бывалый воин, получивший во время службы дополнительные знания и опыт по электротехнике, начал вести монтаж первой большой автоматической телефонной станции на Обуховском комбинате. Жить молодому человеку было интересно, многое хотелось успеть. Играл в футбольной команде. Но второй раз в его судьбу вошла война. Да еще какая!

В июне 1941 года Константин Романович стал курсантом Подольского пехотного училища. В начале октября курсантов училища бросили в район Малоярославца, куда прорвались немецкие войска. Здесь подольские курсанты, пехотинцы и артиллеристы, во главе со своими командирами и политработниками совершили бессмертный подвиг. Около трех недель они вели неравные бои, пока за их спиной создавался новый рубеж обороны. Маршал артиллерии К.П.Казаков отмечал: «Курсанты Подольских училищ показали образцы стойкости, отваги и умение бить врага, располагающего значительно большими силами». В одном из боев К.Р.Захаров был тяжело ранен.

Три сложных операции, почти год на госпитальной койке провел он прежде, чем вернуться в строй. Вот когда с особой силой сказались его спортивная закалка, сила воли, стремление вернуться на фронт.

После выздоровления курсанта Захарова направляют в Тульское оружейно-техническое военное училище. В июле 1943 года молодой офицер вновь на фронте. Судьба приготовила ему еще одно тяжелейшее испытание - умерла жена, и двухлетний сын Игорь остался без родительского присмотра. Отец взял его к себе - командование пошло навстречу офицеру.

По семейным обстоятельствам и состоянию здоровья К.Р.Захаров в 1947 году был демобилизован.

Вернулся в Обухово, на родной комбинат. Был преподавателем в школе ФЗО, четыре года подряд возглавлял партийную организацию комбината, руководил профсоюзным комитетом. Закончил трудовую деятельность в должности заместителя начальника технического отдела комбината.

А. Подлужный.

 

 

ДОРОГАМИ БОЕВОЙ СЛАВЫ

 

Василий Филиппович ИВАНОВ , работник Глуховского комбината, был призван в армию в 1939 году. Участвовал в войне с белофиннами. Великую Отечественную войну встретил недалеко от западной границы. Были жестокие бои с превосходящими силами врага и горькие дни отступления по родной земле до самого Звенигорода. Бойцы стрелкового полка, в котором служил химинструктором старший сержант Иванов, заняли оборону на подступах к деревне Колюбакино. Несколько дней и ночей стойко обороняли они занятый рубеж, отбивая все атаки немцев. В критическую минуту, когда был убит командир отделения, Василий стал командовать отделением, а когда вышел из строя и командир взвода, принял командование взводом. А после того, как старшему сержанту Иванову довелось командовать и ротой, ему присвоили звание младшего лейтенанта. В боях под Можайском Василий Филиппович был тяжело ранен.

После госпиталя он окончил курсы переподготовки кадров и в должности командира химроты участвовал в освобождении Смоленска, Могилева, Витебска, в штурме Кенигсберга. Спустя несколько месяцев, был на Дальнем Востоке, участвовал в войне с империалистической Японией. Награжден орденом Красной Звезды, медалями «За отвагу», «За боевые заслуги» и другими.

После войны Василий Филиппович Иванов работал на Ногинском заводе топливной аппаратуры. Вместе с оставшимися в живых однополчанами участвовал во встрече ветеранов родной стрелковой дивизии. Эта встреча состоялась в «Долине смерти» под Можайском.

Только теперь эту долину люди называют по-иному: «Долина славы».

В. Грибов.

 

 

КУТНЯКОВ ТИМОФЕЙ ЗАХАРОВИЧ

 

Родился в 1907 году в слободе Волокановка Александровского уезда Воронежской губернии. В Красную Армию призван в 1928 году.

До нападения фашистской Германии на Советский Союз проходил военную службу в ряде военных округов. Перед началом войны служил в Московском военном округе в должности старшего авиационного техника Научно-испытательного полигона авиавооружений ВВС Красной Армии. В должности инженера эскадрильи 410-го авиаполка особого назначения, который входил в состав Западного фронта, участвовал в обороне Москвы и в последующих боевых операциях.

Награжден орденами Ленина, Красного Знамени, Отечественной войны, двумя орденами Красной Звезды, медалями «За оборону Москвы», «За победу над Германией» и многими другими. Из рядов Советской Армии уволился в звании подполковника. Живя в Ногинске, продолжал трудиться вольнонаемным на инженерной должности в войсковой части №19161.

 

 

ФЕЛЬДШЕР МЕНЯЕТ ПРОФЕССИЮ

 

В детстве любимым героем Леонида Ивановича САДОВНИКОВА был Чапаев. Трудно сказать, сколько раз он смотрел кинофильм «Чапаев», читал и перечитывал книгу Фурманова с таким же названием.

В 1940 году Садовников закончил двухгодичное ветеринарное училище, и вот он - ветеринарный врач-фельдшер Подольского артиллерийского училища. В составе этого училища Леонид Иванович и вступил в бой с фашистами на подступах к Москве. Он участник жарких сражений под Юхновом и Малоярославцем, которые вписаны геройским подвигом в книгу истории Великой Отечественной войны. В тех боях Леониду Ивановичу пришлось проститься с любимым ветеринарным делом. Война диктует свои условия и создает обстоятельства. Теперь он - разведчик, санинструктор и фельдшер. На его счету и «языки», и десятки спасенных от смерти бойцов.

В тех боях подольские курсанты стояли насмерть. Их немного осталось в живых, но немцы не прошли к Москве. Фельдшер Садовников, хотя и вышел из боя живым, но с тяжелыми ранениями. А когда вернулся в строй, то был приятно поражен. В одной части с ним оказался сын легендарного Чапаева, Александр. Вскоре Леонид Иванович и Александр Васильевич подружились.

После войны и до выхода на пенсию Л.И.Садовников продолжал службу в армии в качестве фельдшера.

А Немлихер.

 

 

СТАРИЧКОВ СЕРГЕЙ ИВАНОВИЧ

 

Родился в 1908 году в Богородске, в поселке Глухово.

С 1939 года учился в Музыкально-педагогическом институте имени Гнесиных в Москве по классу скрипки. Учебу оборвала война. 23 июня 1941 года С.И.Старичков призван в Красную Армию.

Служил музыкантом в 188-м запасном стрелковом полку 4-й ударной армии, потом в 47-й стрелковой дивизии, а с февраля 1944 года - в ансамбле гвардейского истребительного авиационного полка.

Сергей Иванович вспоминает, как осенью сорок первого года на Калининском фронте они, музыканты, попали в окружение и вместе с солдатами выходили к своим. Как руководимые им ансамбли выступали перед воинами различных родов войск, часто на передовой. С каким удовольствием слушали солдаты свои любимые песни «О Родине», «В лесу прифронтовом», «Вася-Василек», «В землянке», «Катюша» и многие другие.

Всю войну Сергей Иванович возил с собой скрипку, на которой играл любимые песни, особенно виртуозно исполнял «Чардаш». Но в одной из переделок скрипка серьезно пострадала. Тогда ей нашли замену из трофеев. Эта скрипка дожила до победы. На ней Сергей Иванович играл потом в Ногинском драматическом театре и в Ногинской музыкальной школе, где он работал преподавателем.

Умер С.И.Старичков в 1989 году.

 

 

ВСТРЕЧА У ОБЕЛИСКА

 

Среди ветеранов, собравшихся у братской могилы, я увидел, как мне показалось, знакомое лицо. Черты его напоминали одного из глуховских парней, с которыми я уходил на фронт и воевал в этих местах в октябре 1941 года. Пока я вспоминал его фамилию и думал, он это или не он, мужчина вышел на середину площадки и стал рассказывать о боях нашего воздушно-десантного корпуса здесь, на Варшавском шоссе, восточнее Малоярославца. Я слушал его рассказ и все более убеждался: да, это он. Вспомнил и фамилию: Евгений Чимин.

Когда он закончил выступление, я подошел к нему и сказал:

- Ты что же, земляк, наверное, бываешь в Ногинске, а о себе и знать не даешь?

Он посмотрел на меня удивленно, помедлил, видимо что-то вспоминая, и произнес мою фамилию. Так произошла наша встреча с Е.В.Чиминым спустя 39 лет после тех памятных событий. Вспомнили о друзьях-товарищах, живых и погибших, о первых боях, о горечи отступления. Как это было?

...Второй день идут тяжелые бои. У врага превосходство в живой силе, танках, артиллерии, авиации. Он упорно штурмует наши позиции, засыпает минами и снарядами. Самолеты с желтыми крестами бомбят нашу передовую и тылы, взяли под контроль Варшавское шоссе - главную фронтовую магистраль. Но десантники держатся. Отбито несколько ожесточенных атак.

К вечеру третьего дня через позиции нашего артиллерийского дивизиона потянулась пехота. Получен приказ отойти на новую линию обороны. Наш артдивизион оставлен в арьергарде. Мы должны покинуть позиции последними. Когда стемнело, в нашем тылу стали взлетать в небо немецкие осветительные ракеты. Послышалась автоматная дробь. Потом два сильных взрыва потрясли фронтовую тишину. Все это означало, что группы немецких автоматчиков просочились к нам в тыл и перекрыли пути отхода.

Ночью поступил приказ оставить позиции. Мы быстро прицепили орудия к автомашинам и тронулись в путь. В кромешной тьме двигались осторожно, все были начеку, готовые моментально вступить в бой. Недалеко от деревни Чубарово наша разведка наткнулась на немцев.

- Вперед! - приказал командир дивизиона Кочетов. - Будем пробиваться.

Почти всю деревню миновали благополучно. Вдруг из-за последних дворов по колонне ударили автоматно-пулеметные очереди. Трассирующие пули пунктиром прошили ночную тьму. Немцы не видели нас, стреляли наугад, по шуму моторов. В бой с ними вступили разведчики. А колонна продолжала двигаться.

Вот и река Нара. Но что это? Мост через реку взорван. Теперь нам стало понятно значение мощных взрывов, прогремевших в вечерней тишине. Один из них уничтожил мост через Нару. Стали искать брод. Нашли. Не очень удобный, берега высокие и обрывистые. Лучшего поблизости не оказалось.

Первая машина с помощью солдат медленно сползла в воду. И сразу же мотор захлебнулся и заглох.

- Хлопцы, в воду! - послышалась команда. Кто-то предложил разуться. Мы согласились. Решили, что так будет лучше - потом обуемся в сухое. Размотали обмотки, сняли ботинки - ив воду. Октябрьская вода обожгла ледяным холодом. Острые камни, которыми после взрыва моста были усеяны берега и дно реки, ранили ноги. Но мы словно этого не замечали. Надо было, как можно быстрее, переправить технику на другой берег. Машина буксовала, мотор то и дело глох, ноги скользили в месиве грязи и глины.

С превеликим трудом переправили первую автомашину. Взялись за пушку. Потом снова автомашина. Снова пушка. Время шло, а работа двигалась медленно. С рассветом могли прилететь немецкие бомбардировщики. Тогда будет совсем худо.

Наконец, все было закончено. Мокрые, грязные, выбившиеся из сил, мы были счастливы. Счастливы от того, что вырвались к своим, что вся техника спасена. Да, мы думали и о технике. Может быть, в первую очередь о ней. Кто воевал в то время, поймет наше состояние. Тогда не хватало не только пушек и минометов, но и самых обыкновенных винтовок.

Снова - в путь! И когда уже казалось, что все трудности позади, - еще одно препятствие. Во всю ширину шоссе - огромная воронка, глыбы выброшенной земли, а по обеим сторонам - высокие откосы и лес. Вот он, результат другого взрыва, прогремевшего вечером в нашем тылу. Снова проблема: как преодолеть это препятствие? Недалеко от шоссе стоял скирд соломы. Кто-то предложил соломой забить яму. Снова - за работу. Бегом. Бегом.

Едва колонна преодолела яму и только-только успела свернуть с шоссе на лесную проселочную дорогу, появились немецкие бомбардировщики. Но теперь они были менее страшны. Мы были у своих, нас маскировал лес.

Потом мы оборудовали позиции, выставили заграждения, заминировали опасные проходы. Словом, встали намертво. С этого места не отступили ни на шаг. Да и отступать было некуда - позади Москва. Отсюда был только один путь - на запад.

Это было в конце октября 1941 года.

И вот, спустя много лет, мы стоим у обелиска воинам-десантникам у деревни Воробьи. Здесь начинали мы первый бой. Отсюда отходили к Наре. Здесь потеряли много своих однополчан. Вчитываемся в фамилии тех, кто навеки остался под этим обелиском. Есть и знакомые: Павел Лесовой, Виктор Осипенников. Наши. Ногинцы. Может быть, есть и другие. Нас было сто человек. Мы знали друг друга в лицо, но не каждого знали по фамилии.

В. Пителин.

 

Так началась военная биография Виктора Алексеевича ПИТЕЛИНА . В июне 1941 года он окончил десятый класс, в августе призван в армию, с октября - на фронте. Прошел всю Московскую битву, воевал под Сталинградом. Здесь был ранен. После госпиталя признан годным к нестроевой службе в тылу. Но он снова на фронте - под Ленинградом. Закончил войну в Прибалтике. А потом снова война. Теперь с Японией.

После войны работал секретарем комитета ВЛКСМ Глуховского комбината, заместителем заведующего отделом пропаганды и агитации городского комитета партии, в течение четырнадцати лет возглавлял редакцию Ногинской районной газеты «Знамя коммунизма».

Награжден орденами Отечественной войны 1-й степени, Славы 3-й степени. Знак Почета, медалями «За оборону Москвы», «За оборону Сталинграда», «За оборону Ленинграда», «За победу над Германией», «За победу над Японией» и другими.

 

 

РЯДОВОЙ ИНЖЕНЕРНЫХ ВОЙСК

 

Фашистский летчик явно метил в электростанцию, обеспечивающую энергией Кремль. Но наши зенитчики не позволили произвести прицельное бомбометание, и тысячекилограммовая бомба угодила в жилой дом на Пятницкой. Не разорвавшись.

Когда сержант Ипполит ТЕЛЕШ со своим рабочим расчетом приехал на место падения, то не удержался, чтобы не присвистнуть. Фашистский подарочек, прошив трехэтажное здание насквозь, ушел глубоко в фундамент. Из подвала через все полуразрушенные этажи, сквозь хаос готовых вот-вот обрушиться балок, досок, кирпичей просвечивало небо.

Что делать? Сержант припомнил предыдущие выезды по тревоге. За месяц с небольшим, почитай, пол-Москвы и Подмосковья исколесил он с сослуживцами по 3-му инженерному противохимическому полку. В районе Красной Пресни обезвредил 250-килограммовую бомбу, на Серпуховке и около Белорусского вокзала пожары тушил, женщин и детей из огня вытаскивал.

В Можайске, когда «нейтрализовали» вражеский фугас, с неба посыпались бомбы. От возникшего на станции пожара рванул состав с боеприпасами. Нестерпимый жар, грохот взрывов, свист осколков - как только жив остался в этом аду?

В Подольском районе на бомбе, сброшенной на фабрику игрушек, столкнулся с незнакомым взрывателем. Доложил командиру батальона капитану Пидаеву. Тот приказал ждать его приказа. Но как ждать, когда вот-вот стемнеет, а часовой механизм не дремлет, «тикает». Рискнул Ипполит и сам обезвредил. Тот взрыватель потом долго изучал инженер полка, дивясь сноровке Телеша.

Но к этому случаю на Пятницкой предыдущий опыт не прикладывался. Ситуация, как говорят военные, возникла нештатная. Пока добрались до чудища, котлован вырыли метра четыре глубиной. Да толку от этого мало. Когда Ипполит Павлович спустился вниз, чтобы извлечь взрыватель, почувствовал, как спина мгновенно стала мокрой. Стакан, куда вправлялся взрыватель, сплющило. Значит, оставалось одно, вытаскивать бомбу на поверхность вместе с взрывателем. Это категорически запрещалось из-за большого риска. Но что оставалось делать? Заработали лебедки. Опоясанную тросами бомбу стали потихоньку двигать, освобождать из-под фундамента. Пошла «толстуха», да вдруг дернулась, закачалась. Телеш, видя, что она может удариться о стенку взрывателем, раздумывал недолго. Оседлал ее и дал команду:

- Подъем! Осторожно давайте...

Махина медленно поползла вверх, а сержант руками и ногами ограждал ее от ударов о фундамент и стены. Страшно стало потом, когда, отпилив хвостовую часть, смогли извлечь взрыватель. А тогда не до страха было. И еще почти неделю играли со смертью.

Чего только не приходилось делать в те грозные дни сорок первого Телешу и его расчету: устанавливали противопехотные ограждения, минировали мосты...

В первых числах октября был отдан приказ: к 16-му заминировать Москворецкий мост через железную дорогу Москва - Царицино. Ипполит Павлович до сих пор восторгается своими подчиненными Варламовым, Касьяновым, Киселевым, Ерохиным: ведь им, чтобы привязать к металлическим опорам 50-килограммовые мешки с мелонитом, пришлось действовать как заправским верхолазам.

Подрывную станцию установили в окопе, оборудованном метрах в 500 от моста. Стоило лишь резко повернуть ручку подрывной станции, чтобы мост взлетел на воздух. Следили в оба. Телешу приказали всю ночь вставлять в заряды капсюли-детонаторы. Но после очередной бомбежки он пришел к выводу, что это не дело. Стоит случайному осколку попасть в детонатор - и нет моста. Срочно доложил в штаб полка. К мнению опытного минера прислушались.

25 октября пришел приказ к 7 ноября заминировать мост окружной железной дороги в районе Киевского вокзала. Война подкатилась к самому порогу столицы. До конца января 1942 года охранял тот мост Ипполит Павлович с товарищами.

А когда завершилась битва за столицу, личному составу батальона пришлось очищать от неразорвавшихся боеприпасов землю Московской, Калужской, Калининской и Смоленской областей.

Не одну сотню километров прошел Ипполит Павлович со своими расчетами, не один раз переживал горечь утраты своих боевых товарищей, много горя видел на поруганной земле. И все думал, есть ли предел мужества и героизма у наших людей?

34 года прослужил Ипполит Телеш в Вооруженных Силах. На его глазах изменялся облик родных ему инженерных войск, они насыщались современной техникой, расширялись возможности их применения.

И по сей день в строю ветеран - трудится на Ногинских областных курсах гражданской обороны. Удостоен многих наград.

Ю. Рубцов.

 

 

КРИВОРОТОВ АЛЕКСЕЙ ИВАНОВИЧ

 

Родился в поселке Обухово в 1922 году. В Красную Армию призван 16 октября 1941 года.

Из Гороховецких лагерей, где формировался 437-й стрелковый полк, А.И.Криворотов добровольцем ушел на оборону Тулы, которая находилась в серьезной опасности. 29 октября немцы заняли Косую Гору и вплотную приблизились к городу. В ноябре они пытались окружить его.

Бои под Тулой были в числе важнейших звеньев битвы за Москву и носили ожесточенный характер. В одном из них Алексей Иванович был тяжело ранен и направлен в эвакогоспиталь № 2820. В марте 1942 года уволен по ранению.

Награжден орденом Отечественной войны 2-й степени и многими медалями.

В самые тяжелые годы войны А.И.Криворотов работал председателем Петропавловского колхоза. С 1950 года - на Обуховском ковровом комбинате в должности сменного, а затем старшего мастера. С 1971-го по 1991 год заведовал комбинатским парткабинетом.

 

ПУТЬ-ДОРОЖКА ФРОНТОВАЯ

 

Есть в Крыму Момошайская долина. Здесь, на пути к Севастополю, немцы сумели засечь наши орудия и обрушили на них шквал артиллерийского огня.

Еще по дороге к своим батареям Алексей МАРАСЕВ почувствовал беду: «Неужели не вырваться из-под огня нашим артиллеристам?» - думал он. Ревел мотор, грохотали близкие взрывы, содрогалась машина, нагруженная снарядами. Вот и долина. Шофер увидел, как по батареям хлещет огонь фашистов, а бойцы, спасаясь от него, прячутся в воронках. «Что делать?! - растерянно осматриваясь по сторонам, думал Алексей. И тут к нему подбежал командир батареи.

- Подъезжай к орудию, - приказал он. - Вывози из-под огня.

Подскочили артиллеристы. Они быстро подцепили пушку, и шофер дал машине полный газ. В тот день Алексей Марасев вывез из-под обстрела гитлеровцев четыре пушки. За этот подвиг он был награжден медалью «За отвагу».

А еще было и такое. В районе Перекопа шли ожесточенные бои. Глубокой ночью Алексей Марасев вышел на минутку из землянки. Места здесь открытые, ориентиров никаких, немудрено заблудиться. До слуха Алексея донеслась вдруг веселая песенка на немецком языке. Он насторожился и тут заметил приближающуюся лошадь, потом и возницу с полевой кухней. «Уж не немец ли заблудился?» - подумал Марасев и, быстро нырнув в землянку, взял автомат и гранату.

Когда из ночной мглы раздался резкий возглас «хенде хох1», немец испуганно оборвал песню и поднял трясущиеся от страха руки. Так фашистам пришлось сидеть в своих окопах, как говорится, не солоно хлебавши, а у нашего командования оказался довольно-таки сведущий «язык».

После войны Алексей Сергеевич Марасев трудился на Ногинском заводе топливной аппаратуры, был ударником производства.

В. Грибов.

 

 

ГОРДИЛСЯ ТЕЛЕГРАММОЙ МАРШАЛА

 

Николай Иванович ТРИФОНОВ родился 22 мая 1921 года в селе Петровок Челновершанского района Куйбышевской области.

В 1939 году добровольно пошел в Красную Армию, поступив в Ульяновское военное училище связи. Накануне начала Великой Отечественной войны лейтенант Н.И.Трифонов прибыл в часть и принял взвод.

- Первое боевое крещение, - рассказывает Николай Иванович, - я получил в день 24-й годовщины Великого Октября под Москвой, у деревни Ботня. Наши подразделения продвинулись вперед, и требовалось срочно дать телефонную связь на командный пункт. Над головами зло выли снаряды, оглушительно рвались мины, осыпая все осколками. Но, несмотря на ежеминутную опасность, связь мы быстро дали.

К рассвету, перегруппировав свои силы, наша часть подготовилась нанести удар по немцам с другого места. Требовалось обеспечить связь в новом районе, а телефонного провода больше не было. Его пришлось снимать с линии буквально из-под носа у немцев. Удачно замаскировавшись в воронке от снаряда, я с двумя бойцами начал сматывать провод. И тут рядом разорвалась мина. Нас крепко оглушило. Немного придя в себя, мы продолжили работу, а потом, не замеченные врагом, отползли на безопасное расстояние. Связь была дана ко времени.

Медали «За боевые заслуги» и «За оборону Москвы» - награда лейтенанту Трифонову за эти боевые действия. Но это было только начало трудного пути.

Позднее красноармейская газета «В бой за Родину» подробно описывала, как Трифонов заменил вышедшего из строя командира роты. В критический момент боя он, поднявшись в полный роет, увлек бойцов в атаку и заставил противника отступить. Вражеский снайпер заметил отважного офицера и выстрелил. Пуля, пробив фуфайку, ударилась в пистолет. Счастливая случайность спасла командира от крупной неприятности.

В другой раз эта же газета писала: «Когда в части была создана группа смельчаков для действия в тылу врага, Трифонов вошел в ее состав. Группа производила дерзкие налеты в тылу врага, нарушала его коммуникации, выкуривала фрицев из теплых колхозных хат». На груди Николая Ивановича появился после этого орден Красной Звезды.

Позднее Трифонов воевал на 2-м Украинском фронте. Освобождал Украину, Польшу, Румынию, войну закончил в Праге.

После войны, продолжая службу в армии, Н.И.Трифонов несколько лет командовал отдельным батальоном связи, который дислоцировался в Ногинске, а с 1965 года - отдельным полком связи ВТА. На этой должности Николай Иванович добился высокой боевой и политической выучки личного состава полка, состояние которого на протяжении нескольких лет оценивалось только «на отлично». Полк дважды заносился в Книгу почета Военного совета ВВС.

С должности командира полка и ушел Н.И.Трифонов на пенсию в 1976 году. Награжден орденом Отечественной войны 1-й степени, тремя орденами Красной Звезды, орденом За службу Родине 3-й степени и многими медалями. С гордостью показывал Николай Иванович поздравительную телеграмму от маршала Советского Союза И.И.Якубовского в связи в награждением его очередным орденом Красной Звезды.

После многолетней службы в Вооруженных Силах, проживая в Ногинске, Н.И.Трифонов принимал активное участие в производственной и общественно-политической жизни города, не жалел сил и для военно-патриотического воспитания молодежи. К военным наградам у него добавилась мирная - медаль «Ветеран труда». Ногинский городской Совет присвоил ему звание «Почетный гражданин города».

Д. Золотовицкий.

 

 

СОЛДАТСКИЕ ПИСЬМА

 

Солдатские письма с фронтов Великой Отечественной. Как реликвию хранят их в семьях и время от времени перечитывают детям, внукам, родным и даже незнакомым людям. В них - судьбы людей, мысли о ценности человеческой жизни, о Родине, подвиге.

Передо мной письмо друга нашей семьи Василия Павловича АНИСИМОВА , участника битвы за Москву.

«Службу я начал в 1937 году, - пишет Василий Павлович, - вначале курсантом, затем командиром отделения и помощником командира взвода в стрелково-пулеметном батальоне... Да, наша армия для многих из нас становится настоящей школой жизни. Именно здесь мы, мужчины, познаем первые серьезные трудности, учимся стойкости, мужеству, упорству, обретаем воинское мастерство. И, самое главное, выполнив свой гражданский долг, возвращаемся домой закаленными духом, физически окрепшими, готовыми к труду и к защите Родины.

В ноябре 1940 года я был уволен из Красной Армии и прибыл домой. А во второй половине июля 1941-го вновь был призван и в составе маршевого батальона направлен на фронт. Какова была в то время обстановка на фронте, всем известно. Гитлеровцы были вооружены до зубов, а мы, что греха таить, на первых порах шли в бой с одними винтовками.

16 ноября 1941 года, в самый трудный момент для Москвы, наша 44-я стрелковая бригада, в которую я был направлен после госпиталя, прибыла к столице и с ходу вступила в бой. На этот раз мы были одеты и вооружены очень хорошо. У нас уже были автоматы, пулеметы, минометы. Бои под Москвой шли ожесточенные, день и ночь. Приказ был: «Ни шагу назад!» Несколько дней бригада сдерживала натиск врага, затем постепенно стала переходить в контратаки. Боевой дух поднялся, а это главное в бою.

Атака! Какое короткое слово. Но каждый солдат, которому не раз и не два приходилось подниматься в атаку, хорошо знает, что за ним стоит. Надо подняться и пойти вперед навстречу пулям, навстречу смерти.

В бою в деревне Степановка Дмитровского района я был ранен второй раз. А утром следующего дня, находясь в полевом госпитале, с радостью узнал, что наши войска, преследуя врага, прошли с боями 20-30 километров и гонят его на запад.

Как ни свирепствовал германский фашизм на нашей земле, но советский народ и его Вооруженные Силы, воодушевленные идеями Ленина, победили. Дорого досталась нам великая Победа - так не забывайте об этом и не теряйте бдительности».

Солдатские письма. Давайте почаще извлекать их из семейных архивов, читать внукам и правнукам.

Н. Рябушко.

 

 

ЛАЗАРЕВ НИКОЛАЙ ПАВЛОВИЧ

 

Родился 23 декабря 1911 года в деревне Коноваловка Куйбышевской области. До войны работал на строительстве столичного метро.

В военное время служил в железнодорожных войсках. Но в 1941 году, когда вражеская авиация внезапно напала на наш аэродром возле города Клин, Лазарев принял активное участие в рассредоточении самолетов. Большую их часть удалось спасти.

Награжден орденом Красная Звезда, медалями «За боевые заслуги», «За победу над Германией» и другими.

После войны Николай Павлович работал на предприятиях Ногинска. В последнее время был слесарем-ремонтником в ЭП ЦНИТИ.

 

 

ПЯТНАДЦАТЬ «ЯЗЫКОВ» РАЗВЕДЧИКА

 

Николая АНАШКИНА вызвали к командиру. Приказ был предельно прост: достать «языка»!

Отдавая этот приказ, командир хорошо представлял себе всю трудность задания и потому еще долго беседовал с разведчиками о предстоящем рейде в расположение противника.

Получив приказ, девятнадцатилетний командир взвода Анашкин три дня тренировал своих разведчиков. А когда наступила ночь и выпал снег, одетые в маскхалаты разведчики бесшумно двинулись вперед. Преодолев «нейтралку», приблизились к переднему краю фашистов. Немцы беспрерывно освещали местность ракетами, и ползти можно было только в те немногие секунды, когда одна ракета опускалась и начинала медленно гаснуть, а другая еще не успевала взлететь и вспыхнуть.

Вдруг, словно из-под земли, выросла фигура немца. Он шел в сторону разведчиков. Но, не дойдя несколько шагов, спустился в ближайший окоп. Оттуда донесся разговор двоих. Николай их не видел, но догадался, что в этом окопе боевого охранения сейчас происходит пересменка. «Язык» был рядом, но вдруг поблизости есть еще подобные окопы врага?

Часовой сменился и заспешил в землянку. Лейтенант дал команду разведчикам приблизиться, первым прыгнул в окоп, ударив прикладом часового. Ударил не сильно, боялся убить. И немец устоял. Завязалась борьба. Но не зря же Анашкин был до войны отличным спортсменом.

Подоспевшие товарищи вытащили немца из окопа и поволокли к своему переднему краю.

Доставленного «языка», прежде чем допрашивать, нужно было привести в надлежащий вид. Уж больно здорово измолотил его в ночной схватке наш земляк. Верно, досталось и самому Анашкину. Вместе с «языком» Николай направился в медсанбат.

- Захожу, - рассказывал Николай, - вижу, Зина Пушонкова. Вот это встреча! Ведь не просто землячка, а учились в одной школе, в одном классе!

И пришлось Зине Пушонковой делать перевязку школьному товарищу.

От Москвы до Кенигсберга с боями прошел наш разведчик Николай Анашкин. Не раз, с риском для жизни ходил и водил за собой воинов в разведку, добывал ценные сведения о противнике, доставал «языков». Их у него на личном счету - пятнадцать. И с каждым из них связана особая история.

Родина высоко отметила боевые подвиги разведчика.

Как и до войны, Николай Сергеевич Анашкин работал потом на Отбельно-красильной фабрике.

Вернулась на Глуховку и бывшая фронтовичка медсестра Зина Пушонкова.

В. Грибов.

 

 

С ПЕРВОГО И ДО ПОСЛЕДНЕГО ДНЯ

 

ГУБАНОВ Иван Петрович родился 20 октября 1919 года в селе Подгорное Архангельского района Воронежской области. До войны работал на заводе «Акрихин» слесарем. В июне сорок первого стал солдатом. Защищал родную Москву, был артиллеристом в славном конном корпусе генерала Белова.

Однажды в разгар боя вдруг замолчали пушки на одной из наших боевых позиций. Командир батареи послал туда разведчика-наблюдателя Ивана Губанова узнать в чем дело.

- Когда я с трудом добрался до позиции, - рассказывал об этом сам Иван Петрович, - то увидел, что никого в живых из прислуги при орудии нет. Кинулся к пушкам - исправные, есть и снаряды. Глянул в сторону противника, а там под прикрытием дымовой завесы выползают из лощины немецкие танки, за ними пехота. И никуда не сообщить - нет связи. Немцы, видимо, решили, что на этом участке больше не встретят сопротивления, ну и двинули в атаку.

Сам стал заряжать орудие и стрелять. Комбат понял, что стреляет всего одно орудие и тут же перенес огонь на наступающих немцев. Атака была отбита.

За проявленную храбрость и инициативу в этом бою И.П.Губанов был награжден медалью «За отвагу».

Потом были другие, не менее сложные боевые ситуации. Так, во время боев в Карпатах, когда корпус Белова более двадцати суток подряд громил тылы немцев, Губанова ранило осколком, но он не оставил своего поста до конца боя. Сам вынул осколок, перебинтовал рану и продолжал корректировать огонь батареи.

Великую Отечественную артиллерист Губанов прошел с первого до последнего дня и закончил ее кавалером ордена Славы 2-й и 3-й степеней. Кроме того, Иван Петрович награжден орденом Отечественной войны 2-й степени, медалями «За отвагу», «За оборону Москвы» и другими.

После победного мая сорок пятого года И.П.Губанов вскоре вернулся на родной завод и стал работать сварщиком.

С. Жаков.

 

 

ОТ МОСКВЫ ДО КЕНИГСБЕРГА

 

Через деревню Деньково проходила Волоколамская шоссейная дорога. По ней с боями отходили наши войска.

Чтобы удержать противника у деревни, оставили надежный заслон, в том числе и наш батальон, который рассредоточили на большом протяжении Волколамского шоссе. Заминировали дорогу, на каждом участке оставили посты из двух минеров.

Посты бдительно охраняли свои участки. Один из них поручили кадровому саперу, бывшему слесарю центральной котельной Глуховского комбината Аркадию Ипполитовичу КИСЕЛЕВУ .

- Помнится, над дорогой стояла морозная мгла. Движение по ней затихало и совсем прекратилось. Настала тревожная тишина, - вспоминал Аркадий Ипполитович. - К вечеру со стороны оврага стал доноситься рокот моторов. Вот и пришла пора действовать. Стал поджигать шнур, но в первый раз не удалось, отсырели концы. Сделал второй срез. Шнур поджег. Вместе с напарником поспешно отходим на окраину деревни. Только вбежали в дом, как тут же последовал огромной силы взрыв. На крышу дома посыпались комки мерзлой земли.

Утром прибыли в расположение своей части и доложили о выполнении задания.

Три дня приводили немцы в порядок участок шоссе, на котором поработали саперы 42-го батальона, и только потом смогли двигаться дальше. Да и то недолго. Наступил час расплаты,

От Москвы и до Кенигсберга прошагал дорогами войны сапер А.И.Киселев. Награжден орденами Отечественной войны, Красной Звезды, многими медалями.

В. Засыпкин.

 

 

НЕОБЫЧНЫЙ КОНЦЕРТ

 

Иван Федорович ВАСИЛЬЕВ родился 11 августа 1919 года в деревне Тихоновка Медынского района Калужской области. Работал счетоводом колхоза «Заря коммунизма» и был секретарем комсомольской организации.

В Красную Армию призван 30 октября 1939 года. Служил пулеметчиком в 143-й стрелковой дивизии в городе Белове Тульской области. Переведен в 1-ю московскую мотострелковую Пролетарскую дивизию, где стал минометчиком.

Война застала И.Ф.Васильева в летних лагерях в Алабино. В это же день дивизию погрузили на машины и отправили на запад, навстречу врагу. 30 июня на реке Березине дивизия вступила в бой. Хорошо организованными контрударами этой и других дивизий передовые части группы армий «Центр» были на двое суток задержаны на рубеже Березины. Но превосходство в силах оказалось на стороне гитлеровцев.

В конце ноября в тяжелых оборонительных боях под Москвой И.Ф.Васильев сражался в 25-й танковой бригаде полковника Ремизова, защищая город Клин.

Три воина - комсомольцы Федор Чупра, Израиль Тункель и комсорг роты Иван Васильев входили в боевой расчет противотанкового ружья. Их последняя боевая позиция располагалась вблизи усадьбы П.И.Чайковского. Гитлеровцы уже обошли город, отрезали его со стороны Ленинградского шоссе и готовились сомкнуть кольцо. Бойцы сражались отважно, отбивали одну атаку за другой.

- Лучше всем здесь погибнуть, чем потом знать, что в доме Петра Ильича хозяйничают немцы, - говорил Васильев своим товарищам. Но приказ есть приказ. К рассвету 23 ноября наши войска должны были оставить город Клин.

Вдруг среди ночи - звуки музыки. Вначале тихие, робкие, они затем вырвались на простор и разлились, наполняя окрестности мелодиями Чайковского. Музыку слушали с затаенным дыханием. Командир бригады и все, кто с ним были, сняли шапки. Вначале был исполнен первый фортепианный концерт Петра Ильича, затем зазвучала скрипка в сопровождении рояля, исполнялись фрагменты из «Лебединого озера» и «Щелкунчика». И только когда все стихло, полковник Ремизов, надев шапку, приказал узнать, кто играл.

И вот узнали. Красноармейцы Федор Чупра и Израиль Тункель еще до войны окончили музыкальное училище: первый - по классу фортепиано, второй - по классу скрипки. Их друг Иван Васильев тоже был большим поклонником музыки. Вот и решили они на прощание с Клином сыграть произведения Чайковского в его доме.

Васильев не мог один слушать музыку великого композитора. Он подошел к окну и распахнул его...

В последующих оборонительных боях на Рогачевском шоссе, за подбитый вражеский танк Иван Федорович был награжден медалью «За боевые заслуги». Тогда же он вступил кандидатом в члены ВКП(б) и стал заместителем политрука.

К началу наступления наших войск под Москвой И.Ф.Васильев оказался в 35-м отдельном полку связи, который действовал вдоль Варшавского шоссе. Участвовал в освобождении Малоярославца. И когда 14 января 1942 года освободили город Медынь, Иван Васильев упросил своего командира разрешить ему «сбегать» в родную деревню, которая совсем рядом. И командир роты Юрий Михайлович Юмашев (после войны подполковник запаса, директор авторемонтных мастерских в Кузнецах Павлово-Посадского района) разрешил.

Но оказалось, что в одном из домов деревни еще были немцы. Решение замполит принял смелое. Взрыв гранаты, которую он бросил немцам в окно, всполошил людей, залаяли собаки. «Наши пришли!» - раздались крики. Уцелевшие немцы выскакивали из дома и, беспорядочно стреляя, бежали через поле в лощину. По ним короткими очередями бил разгоряченный Иван. Итоги боя: четыре убитых немца, один раненый унтер пленен, остальные разбежались. Несмотря на раннее утро, у сарая собралась вся деревня - стар и млад. Люди обнимались, целовались. Благодарили своего освободителя. Недолго пробыл в своем доме Иван Васильев. Рассказал лишь о самом главном, наспех поел и простился с родными.

В октябре 1943 года И.Ф.Васильев был направлен на фронтовые курсы подготовки политсостава в город Калинин. В звании младшего лейтенанта Иван Федорович оказался в 58-м стрелковом полку 18-й гвардейской дивизии. Там он стал парторгом 1-го штурмового батальона. 6 февраля 1944 года в ходе разведки боем Васильев был ранен. Еще одно ранение он получил в Восточной Пруссии.

Награжден орденами Отечественной войны 2-й степени, Красной Звезды, медалями «За боевые заслуги», «За оборону Москвы» и многими другими. В дальнейшем, до увольнения из армии старший лейтенант И.Ф.Васильев в различных гарнизонах исполнял должность начальника клуба полка.

Прибыв в 1956 году в Ногинск, Иван Федорович работал в Ногинском СМУ, в Ногинском драматическом театре.

В. Савин.

 

 

ПОЗНАКОМИЛИСЬ В РАЗВЕДГРУППЕ

 

Вдрызг разбитая дорога круто подалась в сторону, и полуторка вырвалась из леса. Вокруг, насколько хватал глаз, стелились болота, заросшие кустарником. Лида взглянула на сидящего рядом Василия и подумала: «Если налетят самолеты, вряд ли удастся спрятаться!»

И словно отвечая на ее мысли, тот беспокойно произнес: «Это точно. Место тут гиблое. Но ничего, проскочим!»

Он, офицер военной разведки В.С.ВАЛУЕВ , провожал Лиду до линии фронта, на очередное задание в тыл врага. До этого долго инструктировал, как в Калинине найти нужных людей, как взять у них необходимые сведения, как потом вернуться к своим. Лида хорошо понимала, что ему очень тяжело отпускать ее одну.

В группе их было двадцать разведчиц. Все вчерашние школьницы, прошедшие специальные курсы. И он, их старшой, капитан Валуев к каждой девушке относится по-отечески ровно. Но Лида часто ловила на себе его пристальные взгляды. Они и радовали, и тревожили ее, заставляя сердце биться чаще обычного. Она даже не заметила, как влюбилась в этого высокого, бравого офицера. Но виду старалась не подавать.

Не успела полуторка уехать от леса на какую-нибудь сотню метров, как из облаков вынырнули три «мессершмитта». Полоснули из пулеметов по машине. Шофер сразу затормозил, и все трое кинулись в болотистый кустарник. Лида воевала сравнительно мало, но поняла, что затаиться среди кочек просто не удастся. Вот один из «мессершмиттов» снова пошел в пике. Девушка почувствовала, как кто-то бросил ее на землю и вдавил в болотную грязь.

Очнулась Лида, когда самолеты уже улетели. Неподалеку пылала их полуторка, а рядом стоял Василий. Во время смертельной опасности он закрыл ее своим телом. И хотя вид у офицера был далеко не презентабельный, глаза сияли радостью.

- Слава богу, жива! - выдохнул он. - Дальше иди пешком. Так вернее будет. Если бы мог, отправился бы вместе с тобой.

Василий порывисто обнял Лиду и быстро зашагал к горящей полуторке. Всю дорогу она вспоминала его расстроенное лицо и жалела, что даже поговорить как следует им не довелось.

Василий Стефанович Валуев пришел в армию в тридцатых годах. Вскоре стал курсантом Киевского военного училища, а в тридцать шестом его послали в Смоленск, на курсы военных разведчиков. Потом - служба в Белорусском военном округе. И тут - война.

Советские войска отступали. Связь с разведчиками была нарушена. Но Валуев организовывал в тылу врага подпольные диверсионные группы, оставлял резидентов. В Минске его тяжело ранили. В войне не щадил себя, да и было отчего: гитлеровцы расстреляли его племянника и брата, потом жену. Когда Василий вспоминал об этом, у него темнели глаза и болели скулы.

Лидия и Василий познакомились в разведгруппе. Он обучал девчат, как выявить дислокацию врага, распознать вид орудий, род войск, определить, где расположен штаб, сколько и каких приезжает туда автомашин. Потом провожал девушек на задания. Конечно, разведчицы боялись неизвестности, но шли. Потому что знали, против кого и за что воюют.

С таким чувством Лидия и пробиралась в Калинин, мысленно давая себе клятву: если вернется, с Василием не расстанется. Город лежал в руинах. В центре площади Ленина - громадный железобетонный фашистский знак. А неподалеку в скверике торчали кресты немецких могил. Смотреть на все это было тяжело. Лидия то замедляла, то ускоряла шаг. Она шла на одну из явок, где ее должны были ожидать подпольщики.

На стук в квартиру ей никто не ответил. Приоткрылась соседняя дверь, выглянула пожилая женщина, замахала руками и зашептала:

- Беги, девонька, быстрее отсюда! Беги! Тут вчера аресты были. Всех соседей похватали...

Лидия почти не помнила, как оказалась на улице. Тут она увидела такое, что врезалось в память на всю жизнь. На фонарных столбах висели тела двух ее товарищей. На груди ребят болтались фанерные таблички, на них по-русски было нацарапано: «Мы поджигали дома. Мы вредили немецким освободителям». Разведчица поняла, что одна она теперь сделать ничего не сможет. Поэтому решила вернуться к своим.

А потом снова были ходки в тыл врага. Только теперь Лидия была женой Валуева. Однако вместе им пришлось быть недолго. Василия Стефановича направили в Войско Польское. С ним он участвовал в освобождении Варшавы, брал Берлин.

Наконец война закончилась. Валуев девять лет служил в Белоруссии военкомом в городе Горки, потом семья переехала в Ногинск. Валуевы перевезли сюда деревянный дом и поставили его на солнечной стороне, неподалеку от хлебозавода.

Василий Стефанович сначала работал директором четвертой межрайонной базы, потом перешел в гражданскую оборону. Он активно участвовал в военно-патриотическом воспитании молодежи, разрабатывал школьную игру «Зарница», встречался со студентами педучилища, беседовал с призывниками. И всегда его рассказы о наших разведчиках буквально завораживали ребят. Они верили ему безоговорочно. Да и как иначе? - На груди подполковника сверкали ордена Отечественной войны 1-й и 2-й степеней, орден Красного Знамени, два ордена Красной Звезды, много медалей. Были и польские награды - «Крест на возрождение Польши», «Серебряный Крест Заслуги», «Почетный знак Грюнвальда».

В то время Лидия Болеславовна закончила сельхозакадемию. Работала учительницей биологии, потом преподавала в педучилище. Жили дружно. Но вот Василий Стефанович заболел: сказались тяжелые ранения. И как ни боролся, на ноги уже не встал. Лидия Болеславовна вместе с ним находилась в госпитале, делала все, что могла. Но тщетно. Василий Стефанович Валуев умер. Когда его хоронили, гроб с телом несли солдаты Ногинского гарнизона. Солдаты же исполнили марш Победы и произвели последний воинский салют.

А Лидия Болеславовна, придя домой с похорон, поставила на проигрыватель пластинку с любимой песней мужа. И поплыл по дому печальный голос Марка Бернеса:

Мне кажется порою, что солдаты,

С кровавых не пришедшие полей,

Не в землю нашу полегли когда-то,

А превратились в белых журавлей.

Василий Стефанович очень любил этих птиц. А еще страстно любил цветы. Он любил жизнь и верил, что если сильно захотеть, то и зимой расцветут тюльпаны.

Н. Гладышев.

 

 

КОМАНДИР ВЗВОДА

 

Алексей Федорович ГУЛЕВСКИЙ надел солдатскую форму еще до войны. Он служил в Красной Армии пулеметчиком кавалерийского эскадрона. Однако после первых же сражений с немцами под Москвой кавалеристу пришлось забыть про коней. В столице формировалась стрелковая дивизия из ополченцев. Ее бойцами становились инженеры, врачи, техники, учителя. Для их обучения требовались опытные кадровые воины. В их числе прибыл в дивизию и Алексей Гулевский, ставший командиром взвода.

Быстро пролетели дни учений, и дивизия вступила в бой с врагом. Взвод лейтенанта Гулевского сражался в районе Юхнова и Вереи. В боях на Брянщине при штурме вражеских укреплений разрывная пуля ранила командира, но он продолжал вести взвод вперед, пока не иссякли силы.

Подлечившись в госпитале, Гулевский снова на фронте, в своей дивизии. Однажды гитлеровцы после артиллерийского обстрела бросились в яростную атаку. Был тяжело ранен пулеметчик. Гулевский сам лег за пулемет и меткими очередями косил фашистов. А потом наши воины пошли в атаку. Вражеская мина взорвалась рядом с командиром. Ее осколки пробили руку, ногу, плечо. Он упал. Но взвод довел атаку до конца. Снова госпиталь, затем новые сражения. До Победы! Орден Красной Звезды, медали «За отвагу» и многие другие награды свидетельствуют о боевых заслугах отважного воина.

В мирные дни Алексея Федоровича потянуло на учебу. Сначала вечерняя школа, затем заочное отделение института. Работал и одновременно учился. Позже А.Ф.Гулевский - председатель городского народного суда, заслуженный юрист РСФСР. Он хорошо знал цену жизни, поэтому так вдумчиво и серьезно относился к каждому делу, рассматриваемому в суде. Очень хотелось бывшему фронтовику, чтобы все люди знали и понимали, что жить надобно честно, что жизнь человеку дается только одна.

В. Грибов.

 

 

ДОБРОВОЛЕЦ

 

В начале войны восемнадцатилетний С.Г.КУЗНЕЦОВ добровольно уходит на фронт.

- Декабрь 1941 года, - вспоминал Сергей Глебович. - Идет великая битва за Москву. Я сразу же попал в пекло войны. Потерял своих храпуновских товарищей Володю Пастушкова и Петю Ажакина (он называл их Володей и Петей - павшие навсегда остаются молодыми). А мне везло.

- Помнится такой случай, - рассказывал далее Кузнецов. - 30 декабря 1941 года мы освобождали город Боровск. На его окраине была какая-то фабрика. Вся разбитая. А за ее каменными стенами крепко сидели фашисты. К вечеру мы выбили их оттуда. Но дальнейшее продвижение остановилось. Где-то в центре города, за развалинами домов, укрывались немецкие танки. Нужно было их уничтожить. Вызвали добровольцев.

Желающих было много. Выбрали пятерых. Среди них оказался и я. Отправились ночью. Молча, осторожно пробирались в расположение врага. Помнили наказ командира: «От ваших действий зависит не только ваша жизнь, но и жизнь многих». Подползли к обгоревшему деревянному дому. За ним виднелись черные силуэты танков.

Здесь мы разделились на две группы. Трое остались около ближних машин, мы вдвоем поползли к двум другим. В одну из них я и бросил бутылку с горючей смесью. Танк загорелся. Это было сигналом к нашим совместным действиям. В танки полетели бутылки и связки гранат. Произошла полная неразбериха. Фашисты метались на огневом фоне и были хорошими мишенями. Вскоре все потонуло в пламени.

В предновогоднем бою я был впервые ранен. А в начале 1942 года получил уже более серьезное ранение. Несколько месяцев пролежал в ногинском госпитале, который размещался в здании Первой советской больницы, и был комиссован. Уже дома нашла меня награда - орден Красной Звезды.

После госпиталя Сергей Глебович трудился на торфопредприятии своего поселка, работал электросварщиком. На его груди рядом с боевыми наградами - орденом Красной Звезды и медалью «За победу над Германией» появилась еще одна - медаль «За доблестный труд в годы Великой Отечественной войны».

Л. Пещенко.

 

 

АНДРЕЕВ ПАВЕЛ ИВАНОВИЧ

 

Родился в деревне Ботово Ногинского района 16 февраля 1919 года.

В 1941 году участвовал в боях на Юго-Западном фронте, при обороне Днепропетровска был ранен. В 1942-43 годах, находясь в партизанской бригаде имени Ворошилова, действовал на вражеских коммуникациях, принимал участие в разгроме отдельных гарнизонов противника.

Награжден орденом Отечественной войны 2-й степени и многими медалями. После войны Павел Иванович работал слесарем на предприятиях Ногинска.

 

 

ПОДПОЛЬЩИКИ

 

В Верею ворвались гитлеровцы. На заборах появились объявления, и с каждого листа в глаза лезло одно страшное слово: «расстрел». За хранение оружия - расстрел; за помощь партизанам - расстрел; за слушание радио Москвы - расстрел. Жить стало невмоготу. С надеждой и верой люди обращались к Москве. Что с ней? Наша она или ее уже взяли фашисты? Слухи ходили самые противоречивые. А гитлеровцы хвастались: «Москве капут», «Москве капут».

Однажды, когда Аня в оцепенении сидела у окна, она вдруг услышала негромкий свист. Выглянула во двор и увидела группу ребят во главе с Колей Нечаевым. Колю она хорошо знала: жили в одном двухэтажном доме, вместе вступали в комсомол, кончили десятилетку.

- Есть старый радиоприемник, - тихо говорил Коля. Нужна твоя помощь. Согласна?

Аня утвердительно кивнула головой. А у самой тревожно забилось сердце.

С этого дня ребята подолгу задерживались у Нечаевых, занимались ремонтом приемника. И однажды аппарат заговорил. Затаив дыхание, слушали голос Москвы. Нет, не взята она, не пала. Брешут фашисты. По-прежнему стоит советская столица неприступной крепостью, отбивает все атаки врага. Радости ребят не было предела. Кто-то предложил переписать сводку Совинформбюро о военных действиях и тайком расклеить по городу.

Аня быстро сбегала к себе за тетрадями, и все тотчас принялись за дело. Через час разошлись. А на утро жители Вереи, встречаясь, только и говорили о листовках, о непобежденной Москве.

Фашисты всполошились. Грозились расстрелять всех, кто распространяет листовки.

О появившейся в городе подпольной группе узнали в партизанском отряде. С юными патриотами наладили связь. Осуществляла ее партизанка, секретарь Верейского райкома комсомола Клавдия Птушкина. Похвалив ребят за выпуск самодеятельных листовок, она предупредила: «Будьте осторожны». От Птушкиной юные подпольщики получили боевое задание. Узнав, что в местной церкви немцы содержат группу советских военнопленных, она предложила ребятам: «Постарайтесь помочь им едой, а главное, передайте эти листовки. Они нужны сейчас не меньше, чем хлеб».

Около церкви находилась водопроводная колонка. Ребята брали ведра, шли к колонке и незаметно вели наблюдение. Охранник иногда уходил за церковь, и в это время можно было подбежать к ограде, передать что-либо пленным. На следующий день Аня положила в ведро куски хлеба, вареную картошку и направилась к колонке. Вскоре ребята вместе со съестным приноровились передавать и листовки. Однажды чуть было не попались. Немецкий охранник заметил в руках пленного какую-то бумажку. Подскочил, вырвал из рук, а что там написано, не разобрал. Скомкал и бросил в сторону. Хорошо, что бросил. А если бы нет?

Шли дни. Пленных увели, а в церковь согнали пятьдесят парней и девчат, которых немцы намеревались отправить в Германию. Молодые подпольщики решили их освободить. Аня ЛОБИКОВА хорошо помнит тот вечер. Немецкий часовой был в легкой шинельке. Совсем, видно, окоченев, он ушел за церковь, где не так ветрено. Аня подала условный сигнал ребятам. Они подбежали к церкви, свернули ломиком запор, и двери раскрылись.

Парни и девчата, что есть духу бросились к лесу. Когда немцы спохватились, церковь была пуста.

Беда нагрянула неожиданно. Вечером, как обычно, у Нечаевых собрались ребята: Костя Раков, Борис Захаров, Коля Конов, Володя Скворцов. Спешила и Аня сюда. Закончила уборку в комнате и вышла в коридор. Соседка, увидев девушку, сказала:

- Куда пошла? Внизу немцы!

Аня заволновалась. «А может это обычная проверка документов», - подумала она. Решила все-таки спуститься. Входная дверь в квартиру Нечаевых была распахнута. Ей навстречу бросилась мать Коли, Надежда Александровна.

- Беги, Аня, - шепнула она, - у нас фашисты.

К утру следующего дня Аня узнала, что произошло у Нечаевых. Ребята только что включили приемник, как дверь распахнулась и вошли немцы. Аня скрылась в деревне у бабушки, надеялась на чудо, которое спасет друзей. Но чуда не произошло. В конце декабря 1941 года фашисты их расстреляли.

После войны Анна Ильинична Лобикова стала жить в нашем городе. Длительное время работала на Ново-Ногинской фабрике, являлась ударником коммунистического труда. Часто выезжала в Верею. Встречалась там с матерью Коли Нечаева, пока та была жива, с бывшей партизанкой Клавдией Андреевной Птушкиной. Подолгу стояли они у памятника верейским комсомольцам-молодогвардейцам: Коле Нечаеву, Косте Ракову, Борису Захарову, Коле Конову, Володе Скворцову.

Замученные фашистами, ровесники Ани похоронены напротив школы, в которой учились. Они посмертно награждены орденами Отечественной войны. Анна Ильинична Лобикова за участие в верейской «Молодой гвардии» награждена медалью «За боевые заслуги».

В. Грибов.

 

 

ФРОНТОВОЙ ШОФЕР

 

За годы войны Иван ЮРЧЕНКОВ сменил не одну специальность. Был связистом, шофером, артиллеристом. Нет, он не искал себе место побезопаснее. Сражался там, куда его посылали.

Сначала он попал во взвод управления артдивизиона. Ползал под огнем по вспаханной минами и снарядами земле, устанавливая связь. Но однажды вызвал его начальник штаба:

- Кем ты работал до войны? - спросил он.

- Шофером, - ответил Иван.

- Вот и хорошо. Сегодня же принимай машину. Так Иван вернулся к довоенной специальности. Зима 41-го стояла морозная и снежная. В снегу на дорогах часто встречались мины, того и гляди, взлетишь на воздух. Да и машины буксуют, съезжают в кювет. А тут еще налетят вражеские самолеты и начинается столпотворение. Особенно опасны были налеты фашистских бомбардировщиков на колонны автомашин, застрявших на переправе.

Бывало, иные завидовали Ивану: сидишь, мол, в кабине, в атаки не ходишь. Оно и верно, в атаку водители не ходили. Но Иван-то знает, каково быть фронтовым шофером. И нередко он сам завидовал пехотинцам. Им-то, мол, что - взял винтовку и пошел. А тут у тебя автомашина. У нее то мотор забарахлит, то скат спустит, то еще что-нибудь случится. И не бросишь,

Не знаю, можно ли это назвать везением. Если можно, то Юрченкову повезло: он участвовал в трех грандиозных сражениях - под Москвой, Сталинградом и на Курской дуге.

Под Сталинградом он стал артиллеристом. Был ранен. Воевал Иван Юрченков на Карельском перешейке и в Прибалтике, где стал командиром отделения связистов.

После войны Иван Кириллович долгое время работал в АТХ-2 Ногинска. В числе лучших водителей он не раз выезжал на уборку урожая.

В. Грибов.

 

 

ДЕРКАЧ АНДРЕЙ ИЛЬИЧ

 

Родился 5 августа 1911 года в городе Полтаве. После учебы в школе и ремесленном училище работал столяром-мебельщиком.

В 1933 году призван в Красную Армию Полтавским горвоенкоматом. Красноармеец, курсант учебной пулеметной роты, помкомвзвода, старшина учебной роты, сверхсрочник - ступеньки военной службы до Отечественной войны.

С июня 1941 года А.И.Деркач - младший политрук 40-го отдельного пулеметного батальона 18-й армии. Война застала его на границе с Румынией. Пришлось отступать. При переправе через Днепр был ранен. По излечении назначен командиром роты 25-го отдельного дорожно-эксплуатационного батальона в Черноморской группе войск Закавказского, а после Северо-Кавказского и 2-го Белорусского фронтов. С августа 1945 года - командир 35-го мостостроительного батальона 2-го Дальневосточного фронта. Капитан.

Награжден орденами Красного Знамени, Отечественной войны 2-й степени, Красной Звезды, медалями «За боевые заслуги», «За оборону Кавказа», «За победу над Германией», «За победу над Японией» и другими.

Служил в Вооруженных Силах до декабря 1956 года начальником штаба 396-го дорожно-строительного батальона в поселке Старая Купавна. Майор.

После увольнения из армии работал в дорожно-строительном районе №7 Мосстройуправления «Главдорстроя», затем на Купавинской химбазе старшим инспектором по кадрам, инженером по технике безопасности, инженером штаба ГО и на других должностях. Избирался секретарем парторганизации химбазы. Удостоен знака «50 лет в КПСС».

 

 

ДЕСАНТНИК

 

Пожалуй, редко кто в Ногинске не знает Валентина Николаевича УСПЕНСКОГО . Более 44 лет он работал в нашем городе на инженерно-технических должностях, вел профсоюзную работу. В 1973 году ему было присвоено звание «Заслуженный рационализатор легкой промышленности СССР». Несмотря на возраст, раны и болезни, Валентин Николаевич проводит большую работу по военно-патриотическому воспитанию молодежи. По его инициативе и при активном участии был создан музей Боевой славы десантников в 9-й школе Ногинска.

За боевые подвиги В.Н.Успенский награжден двумя орденами Отечественной войны 1-й степени, орденами Отечественной войны 2-й степени, Красной Звезды, медалями «За отвагу», «За оборону Москвы», «За оборону Ленинграда», «За оборону Сталинграда» и многими другими.

Валентин Николаевич - ветеран Воздушно-десантных войск и ветеран труда.

Его боевой путь пролег через Ленинград, Подмосковье, Сталинград, Карелию, Венгрию, Австрию и Чехословакию.

Вот что он рассказал об участии в боях при защите Москвы в 1941 году.

В начале октября 1941 года немцы развернули широкое наступление на столицу. Чтобы задержать продвижение врага под Орлом и Тулой, ставка Верховного главнокомандования, наряду с другими стрелковыми и танковыми частями, высадила в районе Орла и Мценска 5-й воздушно-десантный корпус. 3-го и 4-го октября этот корпус стал на пути продвижения немцев и задержал их до подхода резервов. Затем 5-й ВДК был переброшен на участок фронта 43-й армии, в район западнее Подольска. 21 октября 1941 года немцы нанесли по нашим частям мощный удар, но мы выстояли. Враг был остановлен на реке Нара и дальше не прошел. Когда началось контрнаступление советских войск под Москвой, в тыл врага в декабре 1941 года был высажен парашютный десант в количестве 415 человек под командованием капитана И.Г.Старчака.

Отряду удалось перерезать дороги из Клина и Солнечногорска. В этой обстановке гитлеровцы начали отходить в сторону Волоколамска, рассчитывая закрепиться на заранее подготовленных рубежах по рекам Лама и Руза. Немцы отступали по единственной, пока не перехваченной нашими войсками дороге, ведущей к Теряевой слободе. Отряду десантников удалось перехватить эту дорогу, уничтожить мосты, разрушить линии связи и стать на пути отхода немецко-фашистских войск. Советские десантники нападали на колонны немцев, уничтожали небольшие вражеские гарнизоны, технику, транспорт с горючим. Там, где действовал наш отряд, ночное движение по дорогам было парализовано. На дорогах появились щиты с надписями «Русские парашютисты». Для устрашения фашисты вешали на телеграфных столбах убитых десантников с надписями: «Германское командование так будет поступать с каждым, кто будет сопротивляться немецким армиям». Но у нас это вызывало лишь гнев и ненависть к врагу. За 10 суток пребывания нашего отряда в тылу врага десантники взорвали 29 мостов, сожгли 48 машин, 2 танка, 2 штабных машины, уничтожили много складов с оружием и вывели из строя более 500 немецких солдат и офицеров. С 15 по 25 декабря 1941 года отрядом десантников были блокированы дороги: Клин - Волоколамск, Клин - Солнечногорск, Волоколамск - Лотошино, Клин - Новопетровское, железная дорога Шаховская - Ново-Петровское. Затем группе десантников и саперов было приказано взорвать мост через реку западнее Малоярославца и тем самым задержать подход немецких резервов.

В вечерних сумерках 30 декабря мы незаметно подошли к мосту. 3 сапера проводили минирование, остальные залегли в укрытие в сотне метров от моста. Вражеских часовых, стороживших мост, заранее сняли. С нетерпением ждали мы появления немецкой колонны с техникой. Но вместо колонны появился дозор. Он заметил наших минеров и поднял тревогу. Мост пришлось взорвать. Завязался бой. Командир нашей группы приказал мне и еще одному бойцу остаться с ним для прикрытия отхода основной части диверсионной группы. Немцы залегли, их было много. В это время я услышал рядом с собой крик. Смотрю, товарищ по отряду Володя Смирнов тяжело ранен в голову. Я перевязал его. Вскоре противник снова пошел в атаку. Тяжелую рану получил и командир нашей группы. Мне стало не по себе: двое тяжело раненных и один я здоровый. Утешало лишь сознание, что немцы не знают, сколько нас. К счастью, командир еще мог стрелять, и мы с ним отстреливались, стараясь бить точнее. Бросали гранаты. Было ясно, что живыми они нас не оставят. Метнул я очередную гранату и тут же ощутил резкую боль в бедре правой ноги. Хлынула кровь, все закружилось. Очнувшись, пустил пулеметную очередь. Еще одна вражеская пуля ударила в колено левой ноги, тут же ранило в правую руку. Взял гранату левой. Бросил. В этот момент меня оглушило сильным взрывом. Позже очевидец из местного партизанского отряда рассказывал: «На рассвете наша разведка проходила вдоль поселка и на поляне увидела трупы гитлеровцев и трех советских бойцов в маскхалатах. Когда своих стали предавать земле, то у одного обнаружили еле заметный пульс». Этим живым оказался я. Меня партизаны переправили в госпиталь. Отряд со своей задачей справился. Город Малоярославец 2 января 1942 года был освобожден частями 43-й армии.

После госпиталя я снова попал на фронт и прошел всю Отечественную войну до реки Эльбы.

В. Савин.

 

 

ПОЛИТРУК ГОСПИТАЛЯ

 

Участник Великой Отечественной войны Иван Васильевич ЛЕОНОВ родился в 1897 году. В 1916 году был призван в царскую армию. Участвовал в первой мировой войне. Был тяжело ранен. В октябре 1917 года в деревне под Тулой активно участвовал в организации бедноты.

В гражданскую войну был избран председателем комиссии по охране семей красноармейцев. В 1923 году переехал в Богородск. Член ВКП(б) с 1924 года. Окончил Совпартшколу в 1929 году. Был пропагандистом в Глуховском парткоме и обществоведом в школе ФЗУ. После окончания сельскохозяйственной академии имени Тимирязева с 1938 года работал участковым агрономом в Глуховских совхозах №1 и №2, старшим агрономом в совхозе «Фрязево».

С первых дней Великой Отечественной войны и по апрель 1943 года И. В. Леонов - политрук госпиталя №1701 (нынешняя средняя школа №10), затем политкомиссар эвакопоезда, следующего с ранеными в Среднюю Азию (Кызыл-Кия).

При наступлении немцев на Москву и после их разгрома Леонов как санинструктор и политрук вывозил с передовой раненых бойцов и командиров, в том числе и в Ногинск, в госпиталь №1701. Награжден орденом Отечественной войны 2-й степени и боевыми медалями. Ветеран труда. Умер Иван Васильевич в 1985 году в Ногинске.

 

 

ЧТОБЫ ЗНАЛА МОЛОДЕЖЬ

 

- С начала войны немецкие стервятники обрушились на Кронштадт,- начал свой рассказ капитан первого ранга Н.В.КУДРЯШОВ . - По десять и более раз в сутки подвергалась морская крепость авиационным налетам и бомбежкам. Но Кронштадт выстоял. Наши зенитчики не давали вести воздушным пиратам прицельный огонь ни по военным, ни по гражданским объектам. И первым уроком, который я извлек тогда, было убеждение: на войне, как в жизни, безвыходных положений не бывает. Нужно только проявить волю, мужество, упорство, желание победить.

Война учила не только воевать, проявлять мужество. Она учила нас и ненависти, и человечности. Расскажу о таком эпизоде.

В сорок первом году после ожесточенных боев немцы захватили Таллин. Нужно было вывезти отступающие части и население, уходящее из города. Мы погрузили солдат и гражданских и взяли обратный курс на Кронштадт. Во время пути немецкие «юнкерсы» и «мессершмитты» стали сбрасывать бомбы. И хотя прямого попадания не было, на корабле началась паника. Многие, даже солдаты, не выдерживали бомбежки и прыгали за борт. Тогда моряки, не думая о себе, бросились в море спасать тонущих людей. Это было такое проявление человечности...

Тяжелой ценой досталась победа всем, но балтийским морякам - в особенности. Ленинград был окружен со всех сторон. Слово «блокада» обретало свой зловещий смысл. Голод и холод, бомбежки, артобстрелы. Самым страшным временем для Ленинграда была зима 1941-1942 годов. Люди выбивались из сил, умирали повсюду - в цехах, дома, по пути на работу и домой. Но город жил и боролся.

В 1942 году мы начали прорыв блокады Ленинграда. Тогда я был комиссаром отдельного батальона. Моряки и на суше дрались бесстрашно. В пехоте они сохраняли свою морскую форму: тельняшки и бескозырки. В ней и погибали, сражаясь до последнего вздоха.

Помню, как много раз ходил в разведку Владимир Малый. Он приносил очень ценные разведданные, раз привел «языка», но из очередной разведки так и не вернулся. Бесстрашный был парень, балагур, весельчак. Он страстно обожал жизнь и ушел из нее, как тысячи других, в самом расцвете сил.

Погиб и старшина 2-й статьи Петр Холод. Несколько раз отбивали мы бешеные атаки, а потом пошли врукопашную. Пошел и Петр Холод. Он был спокойным, уравновешенным человеком и отличным товарищем. Настоящий герой.

Погиб инженер батальона ленинградец Василий Гусев, высокообразованный специалист, человек, любивший литературу, искусство, музыку.

В войне наш народ потерял многие миллионы жизней. И надо сделать все возможное, чтобы ее больше никогда не было, - закончил свой рассказ Николай Васильевич.

Родина высоко оценила боевые заслуги Н.В.Кудряшова. Он награжден двумя орденами Красного Знамени, медалями «За отвагу», «За боевые заслуги» и другими.

После увольнения в запас Н.В.Кудряшов был председателем Совета народных депутатов города Электроугли. Вел большую военно-патриотическую работу. Он хотел, чтобы молодежь знала, какой ценой мы заплатили за нашу Победу.

И. Русинек.

 

 

ПЕТРУШИН АНДРЕЙ ИВАНОВИЧ

 

Родился 11 октября 1916 года в деревне Аксенки Ногинского района. В сентябре 1941 года был призван в Ногинский истребительный батальон, который нес службу по охране промышленных объектов. Два раза группа, в которой состоял Петрушин, ходила в тыл немцев для получения разведданных.

В Красную Армию был призван в январе 1942 года, зачислен в 281-й стрелковый полк, затем - в 18-й полк 64-й стрелковой дивизии войск НКВД. В боях участвовал в качестве снайпера. Был контужен.

Награжден орденами Отечественной войны 1-й степени, Красной Звезды, медалями «За отвагу», «За оборону Москвы», «За победу над Германией» и другими.

После войны работал помощником мастера на Обуховской фабрике имени Ленина.

 

 

ЮНОСТЬ БОЕВАЯ

 

Весть о нападении немецко-фашистских захватчиков на нашу страну ошеломила меня. Но когда я увидела, как по улицам Ногинска с суровыми лицами пошли к военкомату молодые ребята и зрелые мужчины, а рядом с ними бежали заплаканные жены, матери, сестры, словно очнулась: «Я-то почему не иду туда?» - так начала свои воспоминания о боевой юности ветеран Великой Отечественной войны ногинчанка Александра Михаиловна СИДОРОВА .

В свои неполные 18 лет Шура в первые дни войны пришла в горвоенкомат и оказалась не единственной девушкой, просившейся на фронт. Девчат-добровольцев направили в Кувшиново Калининской области в учебную роту связистов 7-го полка особого назначения при 39-й армии.

Девушек учили два месяца, а потом Шуру и нескольких ее новых подруг направили на военно-телеграфную станцию. Работать приходилось круглосуточно, жить в блиндажах. Летом мылись в болотах, в прудах, зимой сами пилили и кололи дрова, грели воду в бочках. Питались скудно, потому что военные эшелоны не успевали доставлять провизию. Случалось, на сутки выдавали по стакану муки на человека, и связисты на кострах сами пекли лепешки. «Тогда они казались очень вкусными», - говорила Александра Михайловна.

Многое пришлось испытать молодой связистке. Однажды командир дал задание доставить важное донесение в выездное полевое управление.

Путь был труден: мосты взорваны - переходила речки вброд, ползла по земле, когда начинали свистеть пули. И задание все же выполнила.

Самое трудное на войне, говорят бывшие фронтовики, видеть гибель товарищей, хоронить их. Александра Михайловна до конца дней своих не забудет, как вражеская мина угодила в котел походной кухни и как девчатам пришлось собирать тетю Машу по частям, чтобы похоронить под фанерной красной звездочкой.

Более 45 лет проработала бывшая фронтовичка А.М.Сидорова на Глуховском текстильном комбинате. Вырастила детей, дождалась внуков, увидела правнуков.

А. Воздухова.

 

КОРОЛЕВА КАПИТОЛИНА СЕРГЕЕВНА

 

Родилась 21 октября 1925 года в деревне Кузнецы Павлово-Посадского района.

После окончания Ногинского медучилища 4 февраля 1942 года была направлена в эвакогоспиталь №2943, который до 20 апреля 1943 года входил в состав 43-й армии Западного фронта.

Награждена орденом Отечественной войны 2-й степени, медалями «За победу над Германией» и многими другими.

После войны работала в Глуховской больнице, затем в ЦРБ медсестрой и старшей медсестрой приемного покоя.

 

 

АНАНЬЕВА АНТОНИНА ЯКОВЛЕВНА

 

Родилась 15 июня 1924 года в деревне Дворищи Владимирской области.

После окончания Ногинского медицинского училища в феврале 1942 года была призвана в Красную Армию и направлена медсестрой в эвакогоспиталь №2943.

Вскоре младший лейтенант медицинской службы А.Я.Ананьева стала выполнять обязанности старшей операционной сестры.

- Не женское это дело - быть солдатом, - вспоминает Антонина Яковлевна. - Но мы, отдавшие свою молодость делу Победы, наравне с мужчинами переносили свалившиеся на нас трудности. Эти трудности заключались не только в бомбежках и обстрелах, в тяжестях и бессонных ночах, а и в сострадании к истекающим кровью бойцам. Каково было слышать: «Сестрица, милая! Помоги, спаси, умираю!..» И умирали, несмотря на все наши старания. Этих стонов и просьб я до сих пор не могу забыть.

Ананьева награждена орденом Отечественной войны 2-й степени, медалями «За победу над Германией» и другими.

В мирное время работала старшей медицинской сестрой, затем фельдшером Глуховской больницы.

 

 

НИКУЛКИН НИКОЛАЙ ВАСИЛЬЕВИЧ

 

Родился в селе Богоявление Ермишского района Рязанской области 16 февраля 1920 года. До призыва в Красную Армию в 1939 году работал участковым агрономом Ермишской МТС. Службу начал краснофлотцем-радистом на полуострове Ханко в Финском заливе.

Краснофлотец Н.В.Никулкин - единственный в Купавне моряк, отмеченный медалью Нахимова, учрежденной в 1944 году для награждения, как записано в положении о ней, за умелые, инициативные, смелые действия, способствующие успешному выполнению боевых задач.

- Война застала меня на полуострове Ханко, - рассказывал Николай Васильевич. - Я служил в 179-й батарее 219-го артиллерийского дивизиона. В первый день наша батарея 130-мм пушек вела огонь по наземным целям противника. Финны наступали, мы отбивались. Бои были жестокие. Потом часть бойцов перевели на «материк». Была сформирована 4-я морская бригада, которую направили в район западнее Невской Дубровки. Впоследствии бригада участвовала в прорыве блокады Ленинграда. Как радист я обеспечивал связь со штабом. О тех боях много написано.

Затем я воевал в составе 6-й морской бригады на Волховском фронте. Там был ранен. После госпиталя меня направили в бригаду канонерских лодок по охране бассейна Волги, а также кораблей, доставляющих боеприпасы и оружие в район Сталинграда. Там воевать было не легче - тяжелейшие бои, огонь и вода, но балтийцы выдержали суровые испытания.

Победу Николай Васильевич встретил в румынском городе Констанца.

Награжден орденом Отечественной войны 1-й степени, медалями Нахимова, «За отвагу», «За оборону Ленинграда», «За оборону Сталинграда» и другими.

Демобилизовавшись в 1947 году, Н.В.Никулкин приехал в Купавну, работал в АНПО «Прогресс» агрономом. К славным боевым наградам моряка-балтийца прибавилась медаль «За трудовую доблесть»

С. Жаков.

 

 

ДАРИЛ ЛЮДЯМ РАДОСТЬ

 

Ветераны 47-й армии, собравшиеся на встречу, бурными аплодисментами приветствовали выступление хора русской народной песни Дома культуры Ногинского завода топливной аппаратуры, которым руководил их однополчанин П.А.КУЗНЕЦОВ .

Музыкой и песнями Павел Алексеевич увлекся еще в предвоенные годы да так и сроднился с ними на всю жизнь.

Началась война. Под Новый, 1942 год командир танкового полка подполковник В.А.Галкин пригласил его поиграть на баяне для личного состава полка, который со дня на день должен был отправиться на фронт. Вот тогда-то у 16-летнего юноши возникла идея с этой воинской частью отправиться на фронт. Долго пришлось уговаривать и родителей, и командира полка. В конце концов они уступили.

Первое боевое крещение Павел Алексеевич получил в феврале 1942 года под Старой Руссой. Позже, когда полк вошел в состав 47-й армии, ему довелось участвовать в освобождении Ковеля, Люблина, Варшавы, штурмовать Берлин.

Во время отдыха, на привалах, в перерывах между боями Павел всегда со своим баяном оказывался в кругу тех, кто только что вышел из боя, кто потерял боевых друзей и товарищей. В тяжелой обстановке в его игре слышались нотки глубокой скорби. Но были и другие ноты, которые снимали усталость, огромные психологические нагрузки, полученные в жестоких боях. В такие минуты танкисты пели любимые песни, пускались в задорный перепляс.

Война для Павла Алексеевича закончилась в Потсдаме. Демобилизовавшись в 1946 году, он создает хор в клубе МОГЭС, затем руководит хором в Доме культуры Электростали. А с декабря 1959 года возглавил хор русской народной песни Дома культуры НЗТА. На предприятиях и фермах, в полеводческих бригадах, на праздниках улиц и поселков хор дал с тех пор около двух тысяч концертов. Хорошей традицией были и ежегодные выступления перед ветеранами 47-й армии. В 1996 году Павел Алексеевич умер от тяжелой болезни.

В. Савин.

 

 

ЖУКОВ АНДРЕЙ СЕМЕНОВИЧ

 

Родился в 1907 году. В РККА призван в 1929 году. Окончил Первую военную школу радиотехников. Радиоинженер.

В Отечественную войну участвовал в боях на Северо-Западном и 3-м Белорусском фронтах в составе 117-го батальона аэродромного обслуживания. Обеспечивал связью самолеты, выполнявшие боевые задания, с командными пунктами.

Награжден орденом Ленина, орденом Отечественной войны 1-й степени, Красной Звезды и многими медалями.

С 1960 года работал ведущим инженером ЭП ЦНИТИ.

 

 

ПРИШЕЛ В ДИВИЗИЮ ДОНСКОГО

 

А.И.ПЕШИН - один из тех, кто защищал Ленинград. С началом войны он попал в 268-ю стрелковую дивизию под командованием Донского. В ту самую дивизию, о которой неизвестным солдатом сложена песня:

Здравствуй, парень!

Слушай наше слово:

Ты пришел в хорошую семью.

Ты пришел в дивизию Донского,

Постоять за Родину свою.

- Эту песню, - рассказывает Арсений Иванович, - я вместе с однополчанами пронес через всю войну. Она поддерживала нас, придавала сил в трудные минуты, звала на бой.

Всякое повидали мы за свою фронтовую жизнь. Горе и слезы наших женщин, потерявших близких, смерть и разруху. Но видели мы и неукротимое желание отомстить врагу. До сих пор вспоминаю с волнением, - продолжает Арсений Иванович, - как мы клялись у Красного знамени, врученного пролетариату Красного Питера председателем ВЦИК М.И.Калининым еще в 1919 году, отстоять Родину, не пропустить врага в город Ленина.

Свою клятву мы сдержали. То щемящее чувство ответственности и святого долга, которое я ощутил, давая клятву и целуя знамя, сохранил на всю жизнь. А дальше были бои. Жестокие, неравные. Сколько их было за всю блокаду Ленинграда! Не забыть и жестокие схватки у Синявинских болот, под Саблино, Красным Бором, в десятках населенных пунктов Ленинградской области, Эстонии, Латвии, а потом Румынии.

Отгремела война. Наступила мирная жизнь. Фронтовое братство сплотило однополчан. До сих пор участники былых сражений, ветераны 268-й Мгинской Краснознаменной стрелковой дивизии встречаются в Ленинграде. Немного уже их осталось, редеют ряды героев прославленной дивизии.

Каждый год Арсений Иванович Пешин приезжал в Ленинград на встречу однополчан и каждый раз он был почетным гостем у школьников и ребят из детских интернатов. Откровенно и без прикрас делился воспоминаниями о войне. Ведь, говоря словами из стихотворения Ольги Андреевны Мурашовой, служившей также в дивизии Донского:

Забытъ войну - не шуточное дело.

Да разве позабудется война?

Она не только пулями задела,

Навеки душу потрясла она.

Я не напрасно беспокоюсь,

Чтоб не забылась та война,

Ведь эта память - наша совесть,

Она как сила нам нужна.

После войны Арсений Иванович сорок лет отработал слесарем на Новоткацкой фабрике Глуховского комбината. Мастер своего дела, он вел большую общественную работу: четыре года ему доверяли руководство культурно-массовой комиссией профкома комбината. Много лет Арсений Иванович входил в состав правления Глуховского клуба. Его общественная работа отмечена почетными грамотами, ценными подарками.

Ю. Ермолин.

 

 

ПАМЯТНЫ ВОЛХОВСКИЕ БОЛОТА

 

Начало войны И.М.РОДНИКОВ встретил студентом-дипломником. В сентябре 1941 года после защиты дипломного проекта был направлен в особую группу по подбору и оборудованию огневых позиций для артиллерии. В конце ноября 1941 года его откомандировали на трехмесячные курсы в район Бузулука. После курсов направлен в отдельную стрелковую бригаду на должность командира огневого взвода. Бригада входила в состав Волховского фронта.

Первое боевое крещение Родников получил в 1942 году в районе Любани. В то время, преодолевая болотистую местность, войска Волховского фронта пытались прорвать блокаду Ленинграда и соединиться с войсками Ленинградского фронта. Бои носили ожесточенный характер. Вот как вспоминал об этом сам Иван Михайлович: «Серое, постоянно моросящее небо, взрывы снарядов, воронки, полные воды. Мокрая, непросыхающая одежда, которая на морозе становилась колом. И бои, бои... История войн, пожалуй, не знает такого примера массового героизма, мужества, боевой доблести, которую проявляли тогда наши солдаты».

В ходе этой труднейшей операции наши войска нанесли противнику большой урон в живой силе и технике, сорвали его намерение организовать новое наступление на Ленинград. Но решить главную задачу не удалось. Когда до цели оставалось так близко, часть войск Волховского фронта попала в окружение и вынуждена была с боями отходить, неся большие потери. Взводу, которым командовал Родников, вместе с нашими стрелковыми подразделениями часто приходилось вступать в сражения и отстаивать боевые позиции.

После выхода из этих боев отдельная стрелковая бригада, пополненная людьми и техникой, была направлена в район города Великие Луки, где и вошла в состав 3-й ударной армии Калининского фронта. Здесь Родникову со своим взводом вновь пришлось участвовать в тяжелейших боях.

В январе 1943 года в районе Великих Лук, у деревни Федьково Иван Михайлович был сильно контужен с потерей слуха и зрения. Три месяца находился на излечении во фронтовом госпитале, а после выздоровления направлен в свою часть.

После освобождения города Риги их часть перебазируется в Румынию, под Бухарест.

За проявленное мужество и отвагу Родников был награжден орденами Отечественной войны 2-й степени, Красной Звезды, многими медалями.

После демобилизации из армии в октябре 1945 года он работал в городе Нижний Ломов Пензенской области старшим инженером производственного обучения. С 1953 года был преподавателем в СПТУ-9 и СПТУ-37 города Ногинска.

В. Савин.

 

 

ТЕРЕШИН ЯКОВ ВАСИЛЬЕВИЧ

 

Родился 17 мая 1903 года в селе Нерль Калининской области. С 1934 года - житель города Ногинска.

В Красную Армию призван 15 декабря 1941 года. Сержант, командир отделения саперов 103-го отдельного батальона дорожно-транспортных войск. Батальон обеспечивал боевые действия 43-й армии на Западном фронте. Восстанавливая разрушенные мосты, наводя переправы, строя оборонительные сооружения, саперы постоянно подвергались артиллерийским обстрелам, ударам вражеской авиации, нередко вступали в схватки с блуждающими группами противника. Вот как вспоминает Яков Васильевич об одном трагическом дне 12 апреля 1942 года.

- Двое суток, не сомкнув глаз, наводили мы переправу на реке Угра. Промокли, измотались до предела. И вот нам дали отдых. Расположились прямо в поле у деревни Федюново, недалеко от города Юхнов. Светило солнце, дул теплый ветерок. Все было спокойно. И вдруг откуда ни возьмись налетели немецкие самолеты, посыпались бомбы, а укрыться негде. Крики, стоны раненых, земля ходуном ходит. Отбомбившись один раз, самолеты пошли на второй заход. В эту короткую передышку я с группой солдат укрылся в воронке от только что взорвавшейся бомбы. Опять завыли бомбы, задрожала земля. Меня ослепила яркая вспышка, руку и бок обожгла страшная боль. Когда налет кончился, солдаты сделали мне перевязку и доставили в медсанбат.

После трех мучительных операций настало облегчение. Три месяца лечился в госпитале и был признан негодным к строевой службе. До конца войны служил в тыловых частях.

В мае 1945 года Я.В.Терешин был демобилизован. Приехал в Ногинск и работал на заводе монтажных приспособлений.

Награжден медалями «За победу над Германией» и другими.

В 1974 году Якова Васильевича не стало.

 

 

САНИТАРКА

 

С первых же дней войны коллектив завода, где работала Клава КАПРАНОВА , эвакуируется в Сибирь. Там у нее и созрело решение идти в армию. Клава продала все свои вещи, а деньги внесла в фонд обороны. Ее включили во вновь сформированную 303 сибирскую дивизию. За короткий срок с такими же молодыми девушками, как она, Клава прошла боевую подготовку и была направлена на фронт.

- В поезде мы ехали недолго, - вспоминала Клавдия Гавриловна Капранова. - Выгрузились. И начались утомительные пешие переходы по 30-40 километров в день. Прошли города Ефремов, Елец, много других населенных пунктов. Вот, наконец, и прифронтовая полоса. Лес, окопы, бесконечные налеты вражеских самолетов, разрывы бомб и снарядов, стоны раненых. Здесь я и получила первое боевое крещение. Вот как это было.

Середина дня. Нас выстраивают в цепочку по десять человек и ведут на передовую. Осторожно, пригибаясь к земле, идем через высокую рожь. Но пройти незаметно не удалось. Немцы обнаружили нас и открыли ураганный огонь. Многих ранило, кого убило. В первые минуты меня охватило какое-то оцепенение, но я смогла побороть его и, хотя дрожали руки, стала оказывать раненым первую помощь. Занятая делом, переползая от одного бойца к другому, я как-то перестала реагировать на все остальное, что происходило вокруг. Так продолжалось до темноты.

Ночью я попала на передовую позицию, но в другую роту. Здесь меня накормили, уложили спать, а утром проводили в траншею нашей второй роты 845 стрелкового полка. И начались мои фронтовые будни.

Клавдия Гавриловна участвовала в освобождении многих сел и городов Родины, пережила все, что переживает солдат на войне, не один раз была ранена. Но никогда ее не покидало мужество, хладнокровие. Медаль «За боевые заслуги» - красноречивое свидетельство этому.

Окончилась война. К.Г.Капранова возвращается в родную Глуховку и, закончив курсы бухгалтеров, трудится статистиком в плановом отделе управления комбината. Затем по состоянию здоровья переходит на ниточную фабрику, где работает приемщицей пряжи.

В намоточном цехе Клавдию Гавриловну знали не только как хорошую работницу, но и как активную общественницу. Она избиралась депутатом Ногинского горсовета, была партгрупоргом, профгрупоргом, членом группы народного контроля цеха, председателем товарищеского суда фабрики.

Г. Михайлов.

 

 

ПО СЛЕДАМ МУЖЕСТВА

 

- Прошли годы, - говорил Виктор Андреевич ЛИПАТОВ , - но в памяти живы первые дни войны. Дни, полные тревог и волнений, тяжелого ратного труда.

Наш 151-й отдельный зенитно-артиллерийский дивизион, входивший в состав 202-й мотострелковой дивизии, вступил в бой с вражеской авиацией в первые часы войны под городом Кельме Литовской ССР. В первый день был сбит один самолет противника, на другой день - три. Под Шауляем прямой наводкой мы успешно били по вражеской пехоте.

Жестокое сражение развернулось в районе города Сольцы, куда 202-я мотострелковая дивизия вынуждена была отойти под напором превосходящих сил противника. В ходе боя зенитчики подбили восемь немецких танков и три самолета, уничтожили много живой силы.

Враг рвался вперед, не считаясь с потерями. Командование наших войск приняло решение отвести части на новый оборонительный рубеж - к городу Старая Русса. Прикрыть отход вызвались коммунисты и комсомольцы. Эту группу из 30 человек возглавили командир взвода лейтенант Д.А.Пшеничный и политрук батареи Н.Ф.Черепанов. Мы окопались у оврага, искусно замаскировались. Вот уже отчетливо видна плотная колонна немцев, их самодовольные рожи.

- По гадам - огонь! - скомандовал лейтенант Пшеничный и припал к пулемету.

Смертоносный шквал пулеметных очередей вызвал во вражеской пехоте панику. Она побежала. Более ста трупов гитлеровцев осталось перед нашими позициями. Через несколько дней об этом удачном бое писала наша дивизионная газета «Призыв к победе» и сообщило Совинформбюро.

Хорошо запомнились бои под Старой Руссой. Гитлеровские полчища яростно рвались к городу. Противник, создав многократное превосходство в живой силе и технике, был уверен в успехе.

...Из-за пригорка довольно точно била артиллерия противника. Снаряды рвались у наших огневых позиций.

- Липатов, к командиру дивизиона! - слышу громкий голос старшины Горецкого.

Быстро подхожу к командиру дивизиона.

- Срочно, в разведку, - приказал командир. - Нужно выявить огневые точки противника.

Шел лесом, пересек какую-то проселочную дорогу. Небольшая поляна. Встал у дерева, наблюдаю, откуда бьет артиллерия противника. Сменил место - отошел к другому дереву. И вдруг на меня свалилось что-то тяжелое. Оказалось, здоровенный гитлеровец-корректировщик. Он пытался схватить меня за горло, но я сумел ударить его в грудь ножом.

Вышел на поляну. И тут четыре снаряда один за другим взорвались возле меня. Свалился от сильной боли в голове, в глазах темно. Но смог подняться. Долго добирался до расположения дивизиона, где доложил о выполнении боевого задания. Грянули выстрелы наших орудий. Они били по артиллерийской батарее противника...

Это было 5 августа 1941 года. Санитарный поезд увез раненого В.А.Липатова в краснодарский госпиталь. Потянулись дни, недели, месяцы. Первая врачебная комиссия признала его негодным к строевой. Вторая - тоже. Но Липатов рвался на фронт и добился своего. Его направили в 156-ю стрелковую дивизию, защищавшую Крым. Здесь он принимает стрелковое отделение, затем в звании старшины командует взводом противотанковых ружей.

15 мая 1942 года во время отражения атаки противника фашистская пуля вновь ранит воина. Когда Виктор очнулся, бой гремел далеко на востоке, а потом и совсем затих. К вечеру он собрал несколько красноармейцев, и группа под покровом темноты перебралась в лес.

Оказавшись в тылу врага, советские воины решили продолжать борьбу. Старшим стал Липатов. Патриоты нападали на оккупантов, устраивали диверсии. На уничтожение группы был брошен крупный отряд. Но красноармейцы не сдавались, бились до последнего патрона. Раненный в ногу и контуженный, Липатов был захвачен в плен.

Начались годы неволи. Сначала концлагерь под открытым небом в районе Джанкоя. Потом были Шепетовка, Ченстохов, Ламсдорф, шахты в Катовице. Отсюда, воспользовавшись первым же случаем, Виктор Андреевич бежал. Но вскоре был пойман. Гестапо, допросы и пытки, тюрьма. Лагерь смерти Освенцим. Теперь он заключенный №128308.

Но не таков советский человек, чтобы смириться с неволей. Липатов вступает в ряды бойцов Сопротивления. Что делали, как боролись в условиях жестокого режима? Вот что пишет о тех днях бывший партизан С. Левицкий, тоже узник Освенцима:

«...Помню, как Липатов с Иваном (так звали неизвестного по фамилии подпольщика) скомбинировали баланду и раздавали ее всю ночь особенно обессилевшим узникам. На кухне был свой человек, повар, который готовил эту еду. Благодаря Липатову, Ивану и тому повару многие узники были спасены от голодной смерти.

Липатов и Иван писали листовки по заданию подпольной организации. Листовки писались по воскресеньям в помещении санчасти, когда эсэсовцы имели выходной. На дверях санчасти тогда появлялась вывеска: «Вход воспрещен! Тиф». Это отпугивало охранников.

В 1944 году в Освенцим привезли больного, истощенного генерала Д.М.Карбышева, который в 1945 году будет зверски умерщвлен фашистами в лагере Маутхаузен. Ему нужна была помощь, поддержка. Мы сходили в барак к польским товарищам и рассказали о Дмитрии Михайловиче. Те нашли выход, стали делиться посылками. Липатову несколько раз удавалось побывать у генерала, пронести передачу. Делать это было не только трудно, но и опасно.

В одно из воскресений встревоженные чем-то эсэсовцы выгнали всех узников из бараков и начали повальный обыск. На нарах у Липатова между досками они нашли его дневник - бумага от цементных мешков, огрызок карандаша. Блок-шрайбер записал личный номер Липатова - 128308 и жестоко избил его плетью. Потом мы узнали, что он занесен в список смертников.

Спасение могло быть только в бегстве. Мы пристроили Липатова в команду, которая добывала гравий в карьере в 12 километрах от лагеря. Охранники в этот день не были бдительными, дремали, и он сумел скрыться».

До войны В.А.Липатов жил в Чувашии, работал учителем в сельской школе. На фронте с первых дней войны. Оказавшись в плену, прошел все круги ада в концентрационных лагерях. После войны жил в Ногинске, затем переехал в Купавну. Вел военно-патриотическую работу. Написал книгу о действиях советских патриотов в фашистских застенках.

А. Трутнев.

 

 

НЕ ПОКИНУЛ ПОЛЕ БОЯ

 

Александр Степанович ПАНФИЛОВ родился 5 мая 1918 года в деревне Бубново Смоленской области. В Красную Армию призван в сентябре 1938 года. Проходил службу в саперном батальоне 76-й горно-стрелковой дивизии Закавказского военного округа.

Великая Отечественная война застала Александра Степановича на третьем году срочной службы. В августе 1941 года 76-я дивизия была введена в Иран.

После Ирана зиму и весну 1942 года дивизия вела боевые действия на территории Полтавской, Харьковской и Белгородской областей. В январе 1942 года в боях под Белгородом А.С.Панфилов был легко ранен, но уходить в медсанбат отказался и продолжал выполнять боевые задачи. В марте его направили на краткосрочные курсы политруков рот при штабе 21-й армии.

По окончании курсов, вернувшись в свой 207-й стрелковый полк, Панфилов назначается политруком стрелковой роты. 19 мая того же года под Шебекино Александр Степанович снова ранен и опять остался в строю. Вернувшись на КП, он доложил о выполнении боевой задачи, затем почувствовал себя очень плохо и упал.

В полевом госпитале А.С.Панфилову сделали хирургическую операцию и отправили в город Саратов в эвакогоспиталь №3313. В январе 1943 года Александр Степанович откомандирован в распоряжение Карельского фронта. В должности политрука роты он участвует в боях 77-й морской стрелковой бригады. С апреля политрук роты 242-го стрелкового полка А.С.Панфилов воюет на Кандалакшском, затем на Мурманском направлениях. В ходе этих боев он был назначен комсоргом 242-го стрелкового полка.

В октябре 1944 года стрелковый полк был направлен на 3-й Украинский фронт. Сражаться пришлось на территории Венгрии и Австрии.

- В этих боях был такой случай, - говорит Александр Степанович. - В районе озера Балатон по приказу командира полка я находился в роте автоматчиков, которая занимала оборону в церкви небольшого городка. И вот наблюдатель докладывает: в сторону церкви движется колонна вражеских танков. Пропустить их мимо, значит подставить под удар штаб полка, который находился за церковью. Я воспользовался противотанковой гранатой. Вышел из церкви, укрылся за колонной и, когда головной «тигр» поравнялся со мной, метнул гранату под его гусеницу. Танк развернуло, он встал поперек улицы. Идущие за ним машины, задним ходом, отстреливаясь, отошли назад: улица, по которой они двигались, была очень узкая и не позволяла развернуться. Танковая атака, таким образом, была сорвана.

В феврале 1945 года из 242-го стрелкового полка А. С. Панфилов был откомандирован в распоряжение политотдела 26-й армии. В должности помощника начальника политотдела спецчастей этой армии по работе среди комсомольцев и молодежи он служил до конца войны.

Начинал воевать сержантом, окончил капитаном. На его боевом счету около тридцати уничтоженных гитлеровцев, один танк, две автомашины, трактор и полевая кухня.

Награжден орденами Отечественной войны 1-й и 2-й степеней, медалями «За боевые заслуги», «За оборону Советского Заполярья», «За взятие Вены» и многими другими.

До 1964 года А.С.Панфилов служил в должности парторга различных воинских частей Советской Армии. В апреле 1964 года в звании майора был уволен в запас. Работал заведующим складом, а затем начальником охраны Управления строительных работ в поселке Фрязево.

В. Савин.

 

 

ИЗ ОТРЯДА КОВПАКА

 

Примерно через год после окончания войны произошла эта встреча с Владимиром ЛАПИНЫМ . Когда-то мы учились в одной школе, вместе катались на коньках по едва лишь окрепшему льду Клязьмы. А потом война на шесть лет разбросала нас по разным сторонам. И вот я узнал, что Владимир Лапин - тот самый, который воевал в партизанском отряде С.А.Ковпака и о котором писал в своей книге «Люди с чистой совестью» командир разведки партизанского соединения Петр Вершигора. Интересно было встретиться со старым товарищем, и в один из дней я постучался в квартиру Лапина.

Как сейчас помню солдатскую гимнастерку хозяина, висевшую на стене. К ней были прикручены гвардейский значок, два ордена Красной Звезды и два ордена Отечественной войны, как потом оказалось, первой и второй степеней. Тогда-то и показал мне Володя Лапин книжку с партизанскими записками Вершигоры. На первой страничке ее я прочитал: «На память герою этой книги от автора. Володе Лапину - человеку с чистой совестью». В одном месте книжка была заложена бумажкой. Я открыл и увидел строчки: «Мы с Володей Лапиным и еще несколькими автоматчиками, не имея на то никакого приказа, ударили во фланг переезда и смяли находившихся там мадьяр...»

В суровый 1941 год ушел добровольцем молодой паренек из Обухова на фронт. В самом начале войны попал он в особый разведывательный отряд, действовавший на Брянском фронте. Почти ежедневно опасные задания, смертельный риск. Весной 1942 года Лапин вылетел вместе с товарищами в тыл врага и оказался в группе разведки, которой командовал Вершигора. Здесь, на партизанских тропах, в лесных пущах Белоруссии повстречался он со своими земляками из Ногинска - Александром Гольцовым и другими. Видно, уж такая военная судьба выпала лихим парням из нашего района, чтобы стать партизанскими разведчиками. А ведь в разведку берут не каждого.

Немало повоевал Лапин в белорусских лесах, на Украине, в Карпатах. В составе партизанского соединения совершил знаменитый рейд по тылам гитлеровцев от старой Гуты до Малашевичей. Вместе с друзьями пускал под откосы немецкие эшелоны, уничтожал вражескую технику и живую силу. Места, где партизанил Владимир, отчасти были знакомы ему по рассказам отца, который воевал в Белоруссии еще в гражданскую войну и за бой при переправе через Березину был награжден орденом Красного Знамени №7. Сын пошел в отца, коммуниста с 1919 года.

Отгремела война, и бывший партизан вернулся в родной поселок, стал работать на коврово-суконном комбинате помощником мастера. Теперь ткачихи уважительно называли его Владимир Николаевич. У него были умелые руки, сметливый ум русского мастерового человека.

Отгремела война, но не забылась. И о ней напоминали Володе Лапину три книги, в которых немало эпизодов связано с его боевой жизнью.

Е. Андрианов.

 

 

ЛОБОВАЯ АТАКА

 

Торпедный катер медленно взбирался на крутую волну, замирал на гребне и тут же быстро съезжал в водяную ложбину. Он шел на линию дозора. За ним следовал еще один катер. Переход из бухты до места назначения моряки и на этот раз использовали для тренировок расчетов и одновременно для минной разведки района.

Солнце уже садилось, когда радист Александр Иванович СОЛОВЬЕВ принял радиограмму от командования. В ней сообщалось, что навстречу советским катерам идут пять немецких транспортных судов под усиленной охраной. На два наших маленьких суденышка возлагалась ответственная задача - отрезать транспортники от конвоя. Александр подумал, что до нападения еще далеко. Но вдруг сигнальщик доложил: «Прямо по носу пять силуэтов».

Фашисты превосходили советских моряков не только численностью, но и скоростью и маневренностью - ведь наши корабли шли с тралами. Однако отрубить их было нельзя: в горячке боя можно намотать тросы на винты, потерять ход и стать удобной мишенью. Поэтому командир приказал: «Выбрать тралы!» А противник попреж-нему идет с той же скоростью, не замечая, по всей вероятности, советские катера на темном фоне южной части горизонта.

Нагнувшись к переговорной трубе, командир катера Владимир Семенович Осипов крикнул своему помощнику: «Дай еще одну радиограмму. «По флоту. Вступаю в бой с катерами противника. Прошу поддержки».

Вскоре два советских судна устремились на врага. Выпустили торпеды - одну, вторую... Транспортный корабль фашистов озарился яркой вспышкой и стал медленно тонуть. Однако не дремали и на немецких катерах. Фашисты взяли наших в кольцо. Еще немного и все было бы кончено. Но командир звена приказал идти в лобовую атаку.

Александр Соловьев в это время находился в радиорубке возле передатчика. Он не мог видеть того, что творилось на море. Да этого и не требовалось. Александр должен был следить за тем, чтобы между катерами и командованием на берегу была четкая связь. Что он и делал.

Потом ему рассказали: когда наши катера рванулись в бой, расстояние между ними и немцами измерялось уже не кабельтовыми, а какими-нибудь десятками метров. В грохоте разрывов, пулеметных очередей и реве моторов терялся человеческий голос. Вражеские корабли сначала встретили советские катера плотным огнем, но видя, что те идут в лоб, расступились и пропустили их. А нашим только то и нужно было. Пролетев сквозь вражеский строй, они снова развернулись для атаки. И тут Соловьев принял радостную радиограмму: к ним на выручку спешили наши катера.

За этот бой радист Александр Иванович Соловьев был награжден орденом Отечественной войны 1-й степени.

После он не раз бывал в огненных переделках. И в любой ситуации оставался хладнокровным, действовал слаженно со всем экипажем. Кроме названного выше, А.И.Соловьев награжден орденом Красной звезды, медалями

Войну Александр Иванович закончил на Балтике. Потом учился в высшем мореходном училище, служил на Тихом океане. А когда демобилизовался в звании капитана третьего ранга, то приехал в родной Ногинск. Работал на заводе, комендантом штаба гражданской обороны, затем в Ногинском тресте газового хозяйства - диспетчером аварийной службы.

Н. Николаев.

 

 

С ОСКОЛКОМ В ГРУДИ

 

Иван Иванович СМИРНОВ родился 18 февраля 1924 года в деревне Сивое Сычевского района Смоленской области. Воевал с немецко-фашистскими захватчиками на западе, потом с японскими милитаристами на востоке. Награжден орденами Отечественной войны 1-й и 2-й степеней, многими медалями.

В Ногинске Смирнов с 1948 года. Сорок лет проработал на отделочной фабрике Глуховского комбината машинистом. Его труд отмечен множеством почетных грамот и различных поощрений.

- Иван Иванович, что значит для вас праздник Победы? - спрашиваю я ветерана двух войн.

- То же, что для каждого фронтовика, честно выполнившего свой долг. Мы все гордимся тем, что внесли свой вклад в Победу, что имели к ней самое прямое отношение. А еще в этот особый для нас день есть возможность встретиться с однополчанами, круг которых, к сожалению, с каждым годом сужается.

И всякий раз, встречаясь, мы вспоминаем тех, с кем шли по дорогам войны - и живых, и тех, чьи могилы разбросаны от Москвы до Берлина. Ведь прежде, чем пришел май 45-го, сначала был июнь 41-го. Между ними - четыре года войны.

- Вы сразу ушли на фронт?

- Нет, - отвечает Иван Иванович. - Меня призвали только в феврале сорок второго. Попал в учебный батальон на Калининском фронте. Через три месяца в звании старшего сержанта стал пулеметчиком станкового пулемета. Под Ржевом противник создал сильно укрепленную оборону. И все равно наши войска прорвали эту оборону и пошли вперед. Но мне не повезло: я был тяжело ранен осколком мины в грудь. Этот осколок и по сей день находится в области сердца.

- Тогда для вас и закончилась война?

- Не скажите! После лечения в госпитале я попал на 2-й Белорусский фронт. Но уже в качестве автоматчика, а не пулеметчика.

Помню, в апреле 1943 года наша стрелковая часть пошла на штурм города Сураж. И мне опять не повезло - получил ранение в голову. К счастью, выздоровление пришло довольно быстро. Как только встал на ноги, снова оказался на фронте. На сей раз попал в состав 2-го Украинского. После окончания краткосрочных курсов я стал младшим лейтенантом, затем лейтенантом, командиром пулеметного взвода. Прошел с боями через всю Украину, Молдавию, Румынию, Венгрию, Чехословакию.

- А где вам пришлось встречать победную весну 45-го?

- Это было уже в Германии. Но так случилось, что в день Победы для нас война еще не окончилась - воевали с разрозненными отрядами армии генерала Власова. В одном из боев я получил тяжелую контузию. Очнулся на поле боя. Как сейчас помню: теплое майское солнце, голубое небо и бесконечный ковер из желтых одуванчиков...

Еще не окрепший от контузии, я принял участие в разгроме японских самураев. И снова был контужен: где-то рядом продолжался бой, а я ничего не слышал - для меня наступила гробовая тишина. Сколько так пролежал, не помню. Очнулся, когда надо мной склонилась сестра милосердия: «Потерпи, дорогой! Все будет хорошо. Врачи считают, что ты заново родился». Я попытался подняться и снова утонул в тишине.

Вот что значит молодой организм! Отлежался в госпитале - и снова в бой. Долгая это была для меня война. Многих уже нет, а я все живу. И еще хочется пожить.

- Как вы, фронтовик, оцениваете то, что сегодня происходит в стране?

- Нам нужен порядок, а его-то как раз и нет. Разваливается армия, ее всячески оплевывают; растаскивается монолитное государство на удельные княжества - больно все это видеть. Порой думаю: неужели мы воевали напрасно? Понимаю, конечно, что спасли мир от коричневой чумы. Мир-то спасли, а вот себя от так называемых демократов не уберегли, - с горечью закончил ветеран.

А Киселев.

 

 

БАТОВ ВАСИЛИЙ НИКОЛАЕВИЧ

 

Родился 10 января 1915 года в поселке Обухово Ногинского района. С шестнадцати лет работал на Обуховской фабрике. Был слесарем, избирался секретарем первичной комсомольской организации. Два года, 1936 - 1938-й, служил в 70-м Железнодорожном полку НКВД на Дальнем Востоке. Потом, закончив Ногинское педагогическое училище, работал учителем в Колонтаевской средней школе №29.

Призванный в РККА, В.Н.Батов оказался на Волховском фронте, в 4-м гвардейском орденов Ленина и Красного Знамени минометном полку. Сержант. Командир отделения. В середине июля 1942 года Василий Николаевич был тяжело ранен и шесть месяцев лечился в эвакогоспитале №3635 в городе Фергана Узбекской ССР.

Снова Волховский фронт. Начальник отделения в 63-й армейской хлебопекарне. С января 1944 года В.Н.Батов на Ленинградском фронте. В той же должности. В апреле 1945 года ему присвоено воинское звание гвардии старший сержант.

Награжден орденом Отечественной войны, медалями «За боевые заслуги», «За победу над Германией» и другими.

Демобилизован из Советской Армии 14 ноября 1945 года. В гражданской жизни Василий Николаевич работал руководителем духового оркестра, заведовал клубом на фабрике имени Ленина в поселке Обухово, был инспектором отдела культуры Ногинского районного совета.

Умер 22 апреля 1988 года.

 

 

РЕБРОВА КЛАВДИЯ ПАВЛОВНА

 

Родилась в Ногинске 20 марта 1924 года. С июня 1942 года работала в военном эвакогоспитале №4854 медсестрой. Госпиталь дислоцировался в Ногинске.

- Над нами не свистели вражеские пули, не взрывались рядом бомбы, снаряды и мины, - вспоминает Клавдия Павловна, - но мы постоянно ощущали, что находимся на передовой. Стоны тяжело раненных, операции, кровь ежеминутно напоминали о войне. Мы делали все, чтобы искалеченным войной людям было легче. Многих возвращали в строй, многих спасали от смерти.

К.П.Реброва награждена орденом Отечественной войны 2-й степени, медалями «За победу над Германией» и другими.

Работала медсестрой Глуховской больницы.

 

 

В ЦЕПИ АТАКУЮЩИХ

 

Антонина Алексеевна ТРУСОВА родилась в городе Ногинске 10 марта 1923 года. Работала на заводе «Кардолента» и одновременно училась в вечернем техникуме при заводе, на курсах ПВО и в аэроклубе.

В октябре 1941 года после настойчивой просьбы была направлена на фронт санинструктором роты в 160-ю стрелковую дивизию. Первое боевое крещение получила в ночь с 4 на 5 декабря 1941 года под Наро-Фоминском.

В марте 1942 года в результате ожесточенного сопротивления немцев продвижение наших войск на Смоленском направлении было приостановлено. Дивизия заняла оборону близ Смоленска.

Несколько дней фашисты предпринимали попытки прорвать оборону полка. Дважды они переходили в психическую атаку, но, неся большие потери, отошли. В этих боях санинструктору Трусовой пришлось оказывать медицинскую помощь многим бойцам, а нескольких тяжело раненных - выносить с поля боя.

В июне 160-я дивизия перешла в наступление. В этих боях Антонина Алексеевна была ранена и отправлена на лечение в город Владимир,

После излечения старшина медицинской службы А. А. Трусова прибыла в 50-ю стрелковую дивизию, которая действовала в направлении Харькова. И вновь Антонина Алексеевна в цепи атакующих. Вновь те же стоны и призывы раненых: «Тоня! Помоги!» Она помогала и утешала, как могла. Крепилась при виде искалеченных красноармейцев, но это не всегда удавалось, и очень часто слезы застилали глаза.

В этих боях она вновь была ранена и отправлена в госпиталь, после которого ей дали месячный отпуск. Поправившись, А.А.Трусова пришла в Ногинский горвоенкомат за предписанием в свой полк. Вместо этого ее направили в формировавшуюся тогда в Ногинске 99-ю воздушно-десантную дивизию. Там она стала санинструктором 106-го отдельного истребительного противотанкового дивизиона. С этим дивизионом Антонина Алексеевна участвовала в Свирско-Петрозаводской операции, потом в Венгрии, Чехословакии и Австрии.

Награждена орденом Отечественной войны 2-й степени, тремя медалями «За боевые заслуги», медалями «За взятие Вены» и другими.

Демобилизовавшись, А.А.Трусова вернулась в Ногинск. С апреля 1953 года участвовала в восстановлении пострадавшего от стихийного бедствия (цунами) Северо-Курильска. В 1974 году вновь вернулась в Ногинск.

В. Савин.

 

 

ГОЛОВАНОВ ГРИГОРИЙ СТЕПАНОВИЧ

 

Родился в 1917 году. В Красную армию призван Ногинским ГВК 10 октября 1938 года и направлен в 140-й кавалерийский полк Киевского особого военного округа. В 1939 году участвовал в освобождении Западной Украины. В ноябре 1940 года уволен из армии. 15 июня 1941 года вновь был призван.

В боях под Ленинградом Григорий Степанович был артиллеристом 1081-го стрелкового полка 191-й стрелковой дивизии. Сражения носили ожесточенный характер. 191-я дивизия, как и другие дивизии в этом районе, оказалась в окружении. Этому, кроме всего прочего, способствовало предательство генерала Власова.

Выходить из окружения пришлось с большими трудностями и потерями.

В июле 1942 года Григорий Степанович был ранен. После лечения - вновь на фронте, в обороне города на Неве.

15 января 1944 года при прорыве блокады Ленинграда Григорий Степанович снова был ранен. После лечения назначен в 110-й полк войск НКВД, в задачу которого входила охрана дорог.

Г.С.Голованов награжден орденом Отечественной войны 1-й степени, медалями «За отвагу», «За оборону Ленинграда» и другими. После демобилизации приехал в Ногинск, работал на Ново-Ногинской фабрике.

 

 

ХИГИРОВИЧ АБРАМ ЗИСЕЛЕВИЧ

 

Родился 20 декабря 1920 года в Минске. В Рабоче-Крестьянскую Красную Армию призван в сентябре 1940 года.

Воевал под Орлом, под Харьковом, отражал натиск врага на Сталинградском направлении. Был контужен. Войну закончил в Бреслау, на германской территории.

Награжден орденом Отечественной войны 2-й степени, медалями «За боевые заслуги», «За победу над Германией» и другими.

В апреле 1946 года Абрам Зиселевич демобилизовался. До 1980 года работал механиком пишущих машинок на Обуховском заводе Мосоргтехники.

Живет в Обухово.

 

 

ОСИПОВ ВАЛЕНТИН ГРИГОРЬЕВИЧ

 

Родился 15 ноября 1920 года в Ногинске. В 1938 году окончил 10 классов и поступил в Ленинградское высшее военно-морское инженерное училище имени Ф.Э.Дзержинского.

В ноябре 1941 года в звании младшего лейтенанта выпущен из училища. Назначен командиром минометного взвода 71-й отдельной морской стрелковой бригады, которая прибыла на защиту Москвы в район города Дмитрова. Оборонительные бои наших войск перешли затем в наступательные. 30 декабря Валентин Григорьевич был ранен.

В июле 1942 года в составе 42-й гвардейской дивизии Осипов участвовал в прорыве обороны противника на Кармановском участке в Смоленской области, а также в осеннем разведывательном рейде по долине реки Вазузы. Вскоре был ранен.

После лечения в госпитале направлен в Бакинское военно-морское инженерное училище.

В августе 1945 года Валентин Григорьевич участвует в десантных операциях по освобождению Курильских островов и по ликвидации японских группировок на Южном Сахалине.

Награжден орденами Отечественной войны 1-й и 2-й степеней, Красной Звезды, медалями «За оборону Москвы», «За победу над Германией», «За победу над Японией» и многими другими.

Уволен из армии в звании инженер-капитан-лейтенанта в декабре 1946 года.

Работал на инженерных должностях в Главкамчатрыбпроме, Магадангорстрое, в ЭП ЦНИТИ города Ногинска. 1 декабря 1994 года Валентин Григорьевич умер.

Н. Акрытов.

 

 

СУДАРИКОВ ВАСИЛИЙ ИВАНОВИЧ

 

Родился 31 октября 1922 года в селе Панское Кадомского района Рязанской области.

В 1938 году начал работать на Буньковской фабрике - вначале учеником, затем помощником мастера.

22 сентября 1941 года был призван в Красную Армию и вскоре стал участвовать в боях на Ленинградском фронте. Через год с небольшим был тяжело ранен, лечился в городе Горьком. В сентябре 1944 года признан инвалидом и уволен из армии.

Награжден медалями «За победу над Германией» и другими.

После войны Василий Иванович работал помощником мастера на Буньковской фабрике. 18 мая 1980 года он умер.

 

 

ЛУНКИН ГРИГОРИЙ КОНСТАНТИНОВИЧ

 

Участник боев на Закавказском и 1-м Белорусском фронтах.

Награжден орденом Красной Звезды, медалями «За оборону Кавказа», «За победу над Германией».

 

 

БАТУЛОВ СЕРГЕЙ КУПРИЯНОВИЧ

 

Родился 18 августа 1928 года в селе Балобаново Ногинского района. В сентябре 1942 года по настоятельной просьбе несовершеннолетнего парня приняли обслуживать самолеты на Монинском аэродроме, которые выполняли боевые задания.

- В войсковой части 30177 я был зачислен на все виды довольствия,- рассказывает Сергей Куприянович. - После разгрома немцев под Москвой она стала называться АРБ-138. Однажды случилось так, что я вместе с экипажем вылетел на боевое задание. Выполнял все, что мне поручали, стрелять из пулемета я умел. В этой части я работал до 1948 года.

В Советскую армию официально призван 19 февраля 1948 года и направлен в Литовскую ССР в войска МВД. В звании сержанта и в должности заместителя командира взвода принимал участие в ликвидации банд литовских националистов, которые скрывались в лесах.

Сергей Куприянович награжден орденом Отечественной войны, медалями «За оборону Москвы», «За победу над Германией» и другими. Уволен из армии в 1951 году.

До 1959 года был старшим мастером самолетного цеха в АРБ-138, слесарем-сборщиком механо-сборочных работ на Обуховском ковровом комбинате.

После окончания в 1969 году автодорожного техникума, до 1980 года Батулов работал на автобазе Мосмелиорации механиком, главным механиком, заместителем директора, директором. Девять лет был заместителем управляющего Московской республиканской конторы Министерства водного хозяйства РСФСР. Свидетельства добросовестного труда мирных дней - медаль «Ветеран труда», три медали ВДНХ за рационализаторскую работу, много почетных грамот.

 

 

КОМАНДИР «МОРСКОГО охотника)»

 

- Нашим катерам поручили поставить морские мины в финских шхерах, куда входили военные корабли противника, - рассказывает об одном из боевых заданий А.В.КОСТЯКОВ . - На большой скорости по заданному курсу проскочили мы в территориальных водах врага лишних три мили. Затем резко развернулись и сбросили мины.

Немецкие моряка, видимо, приняли нас за своих. На базу мы вернулись благополучно. А через день в шхерах подорвался броненосец противника.

На счету А.В.Костякова немало боевых операций. В 1942 году звену из трех катеров, одним из которых командовал Костяков, было поручено встретить шедшую с боевого задания нашу подводную лодку. Неподалеку от заданного квадрата звено было атаковано четырьмя гитлеровскими катерами. Завязался ожесточенный бой. Советские моряки действовали умело и решительно. Три катера фашистов потопил расчет Костякова. За этот бой Алексей Васильевич был награжден орденом Отечественной войны 2-й степени.

А потом - новое задание, новый бой. Звену из трех катеров надлежало пройти на скорости в территориальные воды немцев и засечь на берегу огневые точки. На полном ходу наши катера открыли сильный огонь из орудий и пулеметов. В ответ - ураганный огонь. Координаты огневых точек противника были переданы нашей авиации, которая вскоре уничтожила их. Алексей Васильевич при выполнении этого задания был тяжело ранен. Инвалидом второй группы его уволили из армии.

Награжден орденами Отечественной войны 1-й и 2-й степеней, медалями «За оборону Ленинграда», «За победу над Германией» и другими.

Вернувшись домой, А.В.Костяков работал помощником мастера четвертого цеха Новоткацкой фабрики.

А. Киселев.

 

 

ПЕРВАЯ НАГРАДА

 

Владимир Алексеевич НОВИКОВ родился 18 марта 1923 года в селе Боровково Тульской области.

Войну начал со знаменитой Сталинградской битвы, где был командиром расчета батареи 82-мм минометов 35-й гвардейской дивизии.

- В последних числах августа 1942 года, - вспоминал Владимир Алексеевич, - немцы предприняли попытку сломить наше сопротивление и прорваться к Волге. Их наступление было поддержано танками, артиллерией и авиацией. Наши позиции буквально засыпали бомбы и снаряды. Грохот орудий, ружейно-пулеметная стрельба, разрывы снарядов и бомб, стоны раненых - все сливалось в единый гул и вой. Огнем минометов мы отсекли пехоту от танков, но одиночным машинам удалось прорваться на наши позиции. Их мы уничтожали связками гранат, бутылками с горючей смесью, расстреливали из противотанковых ружей.

Перед позициями и на самих позициях нашего батальона горело восемь танков и четыре стояло с перебитыми гусеницами. Везде валялись трупы немцев. Немало полегло и наших: полк потерял в этом бою почти половину своего состава, но не пропустил врага - стояли насмерть! Погибли и мои друзья из боевого расчета - Вахрушев, Еремеев. Был тяжело ранен Николаев. Живыми и невредимыми остались только я и подносчик мин.

За этот бой я получил свою первую награду - медаль «За отвагу».

Закончил войну В.А.Новиков в составе 2-го Белорусского фронта. После войны продолжал службу в рядах Советской Армии. Демобилизовался в 1963 году в звании майора. Работал в ЭП ЦНИТИ начальником штаба гражданской обороны. Возглавлял совет ветеранов войны.

Награжден двумя орденами Красной Звезды, медалями «За отвагу», «За боевые заслуги», «За победу над Германией» и другими.

Г. Гнусарев.

 

 

ДВА ЧАСА ВОЙНЫ

 

Тамара Владимировна СВЕРЧКОВА (Корсакова) родилась в 1918 году в Ногинске. Работала в Глуховской и 1-й Советской поликлиниках. В качестве медсестры участвовала в финской кампании.

В августе 1941 года была вновь призвана в ряды Красной Армии. Работала медсестрой эвакогоспиталя №2926, а затем 262-го медсанбата 175-й стрелковой дивизии.

В период ожесточенных оборонительных боев под Сталинградом приходилось не только принимать раненых в медсанбате, но и оказывать им помощь непосредственно на поле боя. Четыре раза вместе с пехотинцами ходила в атаку. Была контужена. После победы под Сталинградом боевой путь Т.В.Сверчковой пролег через Курск, Севск, Брест, Варшаву, Штеттин.

Награждена орденом Отечественной войны 2-й степени, медалями «За боевые заслуги», «За оборону Сталинграда» и многими другими.

Об участии в битве за Родину она рассказала в своей книге «Скальпель и автомат», изданной в нашем городе в канун 50-летия Победы.

После войны Т.В.Сверчкова сменила профессию медика на инженера-экономиста и работала в НИИ. Но она никогда не забывает о военном лихолетье и делает все, чтобы оно не повторилось. Образно говоря, ветеран и поныне в строю. Лишь оружие у нее другое. Больше десятка лет была секретарем президиума совета ветеранов 65-й армии.

Вот что рассказывает Тамара Владимировна всего о двух часах войны.

«Сталинград. 20 августа 1942 года. Днем вызывает меня начальник штаба 262-го медико-санитарного батальона старший лейтенант Березинский. Начищенный и подтянутый, как всегда.

- Назначаешься начальником эвакуации тяжелораненых. Получай документы, бери легкораненых в санитары. Хлеб, воду, махорку погрузим.

- Есть! Задание понято! - Засовываю косички под пилотку, бегу в штаб оформлять документы.

Вечереет. С передовой, которая еще далеко, слышна приглушенная канонада. На берегу Волги тихо, на волнах покачивается деревянная баржа. В середине палубы люк, огороженный поручнями, ступеньки вниз.

Прибывают раненые. Спотыкаясь и поругиваясь, с помощью санитаров спускаются в трюм, устраиваются, садясь к стенам. Тяжелораненых санитары несут на носилках. Набилось уже полно, а раненые все прибывают.

В трюме темно, пахнет овощами, фруктами, рыбой, мазутом и гарью. Загрузились полностью, человек сто набралось. Берега уже во тьме. Тихо. Ждем приказа к отплытию. А там, вдали, еще гудит земля да красные сполохи отмечают бои.

Но вот маленький катерок затарахтел, дернул баржу. Из темноты донеслось:

- Все в порядке! Не курить, не разговаривать!

Дисциплина!

Катерок тянет баржу.

В черном небе трассирующие пули во всех направлениях режут черноту. Щелкнув, загораются в вышине ракеты, становится светло. Все спокойно, хорошо.

Три часа ночи. Тревога! Где-то завывают пикирующие самолеты, вспышки, гул. Катерок, чихая, тянет баржу под высокий берег. А в черном небе гудят самолеты врага, ахают бомбы. Но вот что-то в небе ревет пронзительно, раздирая нервы, леденя душу ужасом.

- Бочку бросили, гады! Не трусь, пехота, - раздается рядом громкий, спокойный голос.

Всем страшно. Раненые, что на палубе, переругиваются.

- Потонем, как котята, не выплывешь.

Кто-то из бывалых солдат задорным голосом говорит:

- Тихо там1 Услышит фриц - и амба!

Слышен смех. Настроение улучшилось.

Впереди ахнул разрыв - алое пламя осветило небо. За поворотом открылось огненное море. Бомбы попали в баржу с горючим. Раскатисто взрывается морская мина, разнося грохот по воде.

Катерок вздрагивает, пыхтит и снова тащит баржу под берег. Постанывают раненые.

Мальчик в солдатской форме без погон кричит:

- Капитан, картошка справа!

Темные силуэты заметались по палубе. В небе опять зажглись плошки и мечутся трассирующие пули. Капитан крикнул:

- Шест готовь!

Все стихло. И вот я увидела «картошку» - круглую, черную, рогатую мину. Она блестела и покачивалась, все ближе подплывая к барже. Мальчонка длинным шестом отводит мину к корме. Вот она уже сзади баржи, все дальше и дальше.

Не могу отвести взгляда от мины. Еще крепче вцепилась в поручни. Кажется, душа во мне трясется. На корме фигура капитана, он целится в мину: выстрел, другой. И огромный столб воды выскочил из глубины Волги.

Волной толкает баржу, раскачивает так, что палуба кренится то вправо, то влево. Раненые держат друг друга. Мальчик успокаивает добрыми словами, везде поспевает:

- Все затихло!

И опять грохот по воде то спереди, то сзади.

Грохот и яркий свет - вспыхнула Волга от берега до берега. Огромные языки пламени надвигаются на нас, вот уже лижут деревянные бока баржи. Черный, жирный, удушливый, вонючий дым и густая копоть забивают легкие, выворачивают кашлем.

Горячий воздух не дает дышать. В глубине, на дне баржи белые лица раненых, глаза, наполненные ужасом, протянутые руки. Баржа дрожит, как живая, подпрыгивает, качается, а малюсенький катерок - слава ему! все тянет и тянет, маскируясь под высоким берегом. Наконец, красные языки пламени потускнели, отошли от баржи. А вот и совсем отстали.

Я как мертвая. Вцепилась в поручни, меня мотает то туда, то сюда, и вижу все, но до сознания как-то не доходит. Все еще задыхаюсь, глаза щиплет и слезы текут. Мальчонка бегает по палубе, детским голосом уговаривает раненых:

- Может, покурить хотите?

- Покурили! - Отвечает раненый.

Трассирующие пули режут черное небо. Сзади рвутся мины, высоко поднимая радужные столбы. Катерок то замолкает, то опять тарахтит, тянет драгоценную баржу. А в небе гудит и гудит ненавистный фашистский самолет и бросает мины с каждым заходом.

- Мимо, - говорит кто-то рядом. - Недолет... Перелет... Отбомбил.

Чуть светает. Уже отчетливее просматриваются берега. Чистый воздух принес ветерок - дышите! Утомленные раненые спят. Всего два часа войны прошло, а кажется - вечность. Я села на палубу, все еще держась за поручни, размазывая слезы и грязь по лицу, заплакала навзрыд.

- Ну, что ты? Держалась молодцом - и нате!

Это нагнулся чумазый мальчонка, спускаясь в трюм.

- Кому закурить? Парад кончился!

Кто-то хлопал меня по плечу, коса растрепалась, вылезла из-под пилотки.

Рассвело. Катерок подвел баржу к деревянному причалу. Стоят подводы, фыркают лошади. Нас ждали. Ездовые помогают выносить из баржи неходячих раненых, а те, кто может двигаться, откровенно радуясь, сами идут к повозкам.

Живы! Все живы!»

В. Савин.

 

 
При использовании материалов сайта ссылка категорически приветствуется.
© Богородск-Ногинск. Богородское краеведение. 2004-2018
Политика конфиденциальности
Яндекс цитирования Check PageRank