«Представляется - о здоровье и даже жизнеспособности общества свидетельствует,
в первую очередь, отношение к людям, посвятившим себя служению этому обществу»
Юрий Ивлиев. XXI век

Богородск-Ногинск. Богородское краеведение / Война и армия

Богородск-Ногинск. Богородское краеведение
Богородск-Ногинск. Богородское краеведение

Мои фронтовые будни...

Г.И.Аранович

Г.И.Аронович во время работы в ВЦ-3

Г.И.Аронович во время работы в ВЦ-3

После окончания в 1941 году медицинского института я был направлен в районную больницу в станице Троицкая Сунженского района Грозненской области, где и работал до лета 1942 года. Неоднократно пытался уйти на фронт, но не был призван из-за укороченной правой ноги. Проходившие мимо большие части, отступавшие от Ростова, Минвод, Моздок, регулярно оставляли в больнице тяжело раненых. Быстро таял запас медикаментов и перевязочного материала, взять их было негде.

Грозненский облздравотдел эвакуировался. В это время – в августе-сентябре 1942 года, в станицу Троицкую перебазировался штаб 4-й Воздушной армии (4 ВА). Здесь впервые я встретился с военврачами II ранга полковником Павлом Константиновичем Быковым, бывшим тогда флагманским врачом 4ВА, и его заместителем Александром Николаевичем Бабийчуком. Александр Николаевич потом называл меня своим крестником. Командующим 4ВА в то время был известный Константин Андреевич Вершинин (1900-1973), пользовавшийся огромным авторитетом и ставший впоследствии Главным маршалом авиации, Главнокомандующим Военно-Воздушными силами СССР. Штаб армии располагался в ст. Троицкая. Появились раненые и больные из 4-й ВА. Медицинское командование армии помогло с медимуществом. Сотрудничество с флагманским врачом и его заместителем продолжалось до сентября 1942 года.

В сентябре 1942 г. был организован авиагоспиталь (АГ) 4 ВА в г. Дербенте. Начальником госпиталя была назначена врач II ранга, хирург-травмотолог Пруденко Мария Андреевна. Она и командование 4-й ВА (флагманский врач Быков и начальник штаба Устинов) предложили мне работать хирургом этого госпиталя. В это время, как раз, райздравотдел закрыл больницу и предложил сотрудникам самостоятельно эвакуироваться. Так началась моя служба в 4-й ВА.

Г.И.Аронович в авиагоспитале

Г.И.Аронович в авиагоспитале

В АГ 4 ВА прошло лечение большое числе раненых из летноподъемного (так мы, медики, одним словом называли летчиков, штурманов, стрелков-радистов) и технического состава.

Перед началом наступления Закавказского фронта госпиталь был расформирован и я был направлен в 475 батальон аэродромного обслуживания (БАО).

Здесь началась работа по розыску экипажей севших на вынужденную посадку, выбросившихся с парашютом, оказанию им медицинской помощи, транспортировке раненых в лазарет и оказание им врачебной помощи. Большую организаторскую работу провели старший врач 475 БАО майор мед. службы Ястребов, капитан мед. службы Дросвит. Много поработали фельдшер Кузик, Тернова и др.

Особенно интенсивная работа началась на Кубани при прорыве «Голубой линии». Еще более напряженной стала работа на Таманском плацдарме. Кстати, выбирать место размещения лазаретов стало очень опасно. Немцы отступая минировали всё. Так, в станице Курганская взлетел в воздух развернутый в школе медсанбат одной из дивизий 9-й Армии от фугаса замедленного действия. Я во время взрыва работал в медсанбате в порядке помощи. От всего батальона тогда осталось 5-7 живых человек, я уцелел каким-то чудом.

Выйдя к Керченскому проливу, 475 БАО встал перед косой Чушкой в ст. Запорожская и на северном берегу Таманского залива в хуторе Горкуша.

Здесь были развернуты медпункт в хуторе Горкуша и лазарет с операционной в станице Запорожская. Это были ближайшие площадки от линии боевого соприкосновения (БС). Работали мы здесь с осени 1943-го и до конца лета 1944 года.

Здесь и была проведена самая напряженная часть работы по розыску и спасению экипажей.

Всего с ноября 1943 по май 1944 г. было спасено: из самолетов (горящих, просто на вынужденной посадке, находящихся на плаву, выбрасывающихся с парашютом…) более 50 летчиков, стрелков-радистов и штурманов. Большую помощь оказывала в работе, не зная устали, медицинская сестра Крупенникова М. И.

Как иллюстрация тяжести ранений, расскажу о нескольких случаях. Летчик истребителя Шмелев в воздушном бою был подбит под Керчью. Выйдя из боя, он потянул машину (ЛАГ-3) к Таманскому берегу. На подходе к хутору Горкуша самолет загорелся, но Шмелев посадил машину на «живот» и едва машина «замерла» наша группа уже извлекла Шмелева из кабины. Ожоги II, III и IV степеней лица, шеи, рук, перелом левого предплечья и левой голени. Летчик лечился нашем лазарете, в хорошем состоянии выписан через месяц. Летал затем до конца войны.

Летчик-истребитель Девятов был подбит над Черным морем. Недотянув до северного берега Таманского залива, машина, загоревшись, оказалась метров в 200-х от берега. Станция наведения сориентировала нас и в момент приводнения самолета наша группа была на месте. Извлеченный летчик получил перелом нижней челюсти, перелом левого бедра, перелом левой локтевой кости, перелом левой большой берцовой кости. После противошоковых мероприятий под спинномозговой и местной анестезией были положены гипсовые повязки. Выполнено переливание крови. Две недели шла борьба за жизнь летчика. Через две недели в хорошем состоянии летчик Девятов был транспортирован в Краснодарский фронтовой госпиталь.

Герой Советского Союза летчик-истребитель Карданов в воздушном бою получил тяжелое ранение левого локтевого сустава. Машину посадил на воду. Извлечен поисковой группой из самолета, был оперирован в нашем лазарете. После войны окончил Академию им. Ю. А. Гагарина.

Стрелок-радист Ил-2 Волков из 230-й штурмовой дивизии Героя Советского Союза полковника С.Г.Гетьмана получил в воздухе над Керчью слепое пулевой ранение в правую теменную область. Подбитый штурмовик пилот посадил недалеко от берега у ст. Запорожской. Навстречу с самолетом уже выехала наша группа. Стрелок был извлечен из кабины и доставлен в операционную. Выполнена декомпрессивная трепанация с извлечением пули и полной остановкой кровотечения. В лазарете Волков лечился 20 дней. Консультировал врачей лазарета главный хирург ОПО проф. П. Сельцовский. Через 22 дня во вполне удовлетворительном состоянии Волков был транспортирован во фронтовой госпиталь.

Очень часто немцы не давали нам подойти к нашему самолету, державшемуся некоторое время на плаву или совершившему вынужденную посадку. Экипаж, выбрасывающийся с парашютами, также был под пристальным вниманием противника. Однако наши истребители и артиллеристы помогали нам добраться до экипажей и оказать им помощь.

После апреля 1944 года я был аттестован и получил свое первое офицерское звание – старший лейтенант.

После Крыма 475 батальон работал в Белоруссии в составе 16 ВА в период подготовки разгрома Бобруйской группировки немцев и осуществления операции «Багратион». Там была проведена большая работа по спасению и оказанию медицинской помощи летноподъемному составу. В августе 1944 г., участвовал в глубокой наземной разведке во фронтовом тылу противника в составе группы разведчиков.

С октября 1944 г. я работал начальником хирургического отделения АГ 1763, затем, до августа 1946 года – главным хирургом главного госпиталя ВВС Войска Польского.

Наградной лист Г.И.Ароновича       Наградной лист Г.И.Ароновича

Наградной лист Г.И.Ароновича (с сайта МО "Память народа")

Об авторе

Григорий Израилевич Аронович (1918-1978),

бывший начальник медсанчасти Научного центра ВВС Министерства обороны в г. Ногинске

 

При использовании материалов сайта ссылка категорически приветствуется.

© Богородск-Ногинск. Богородское краеведение. 2004-2018 Система Orphus Яндекс цитирования Check PageRank