«Так говорит Господь: остановитесь на путях ваших и рассмотрите,
и расспросите о путях древних, где путь добрый, и идите к нему»
Книга пророка Иеремии. (6, 16)

Богородск-Ногинск. Богородское краеведение / Власть и общество

Богородск-Ногинск. Богородское краеведение
Богородск-Ногинск. Богородское краеведение

Февральская революция и Богородский уезд

Е.Маслов

Глава 1. Богородский уезд к концу 1916 года

Начало ХХ века в стране было омрачено несколькими событиями: непонятной для народа, проигранной «по всем статьям», русско-японской войной и кровавым воскресеньем 5 декабря 1905 года. Сам монарх и его правительство потеряли доверие у народа, не случайно на стенах казарм и фабричных туалетов мелькало: «Николашка дурак». В воздухе ощущалась приближающаяся Катастрофа. Один из российских публицистов в 1907 году отмечал: «… оглянитесь вокруг и вы не найдете никого, на кого бы власть могла опереться».

В Богородском уезде боевые эсеровские дружины, начиная с 1906 года, терроризировали население, но нельзя сказать, что население их не поддерживало. Побудили целую Осеевскую волость не платить налоги. Запретили волостным служащим, под страхом смерти, ходить на работу. От имени своего «комитета» они разоружали полицейских, отбирали охотничьи ружья у населения. Для финансирования своей деятельности облагали данью мелких и средних торговцев.

Возникающие в это время монархические общества, в их числе и «Союз русского народа», третировались в либеральной печати постоянно и с особой издёвкой. Нельзя назвать в Богородском уезде, например, ни одного промышленника, который бы оказывал таким организациям поддержку. Впечатление такое, что народ к 1917 году уже слабо представлял себе, при какой власти он живет.

Сама власть стремительно теряла авторитет. В грозные февральские дни «… нельзя было найти несколько сотен людей, которые бы сочувствовали власти», – писал депутат Думы Василий Шульгин (1878-1976) в своих «Днях», и добавлял: – «Дело было в том, что власть сама себе не сочувствовала. Не было, в сущности, ни одного министра, который верил бы в себя и в то, что он делает… Класс былых властителей сходил на нет…».

В короткий период – с 1906 по 1914 годы, в Богородске и уезде строятся новые современные учебные заведения, театры, больницы, которые и сейчас, спустя сто лет, служат народу. Появляются новые предприятия – Ново-ткацкая фабрика на Глуховке, Богородский Снаряжательный завод, металлургический завод «Электросталь», «Карболит» в Орехово-Зуеве, заводы Сажевый и Электрических углей в Каменках и Иванисове, и другие, дает электроэнергию для предприятий региона и в Москву первая в стране электростанция на торфе «Электропередача»…

Однако, эти успехи не смогли переломить общее удручающее положение с условиями труда и жизни рабочих – даже на вновь возводимых предприятиях. Не случайно, один из членов делегации рабочих из Затишья (ныне г. Электросталь), приглашенной в 1918 году на похороны «хозяина» – Н.А.Второва, и попавшей в его московский особняк, написал в воспоминаниях: «Вот, оказывается, где наши деньги!».

К концу 1916 года все, без исключения, предприятия испытывали недостаток сырья, а многие и недостаток сбыта. Многие оказались на грани закрытия и промышленники ограничивали, в первую очередь, заработную плату рабочих. В то же время, за счет роста цен, доходы предпринимателей росли. Приведем данные бухгалтерских отчетов Богородско-Глуховской мануфактуры. В 1910 году чистая прибыль составила 1 865 181 рубль 49 копеек, в 1916 году – 3 818 538 рублей 02 копейки. Правление кроме окладов получило «в награду», соответственно – 200 000 рублей и 281 622 рубля 07 копеек. В «дивиденд» пайщикам выдано, соответственно – 720 000 и 1 200 000 рублей. Собственники были, как говорится, «в выигрыше», но в революционные дни 1917 года защитить себя и свое дело они не смогли. В экономике страны нарастали разрушительные процессы. Почти две трети банковского капитала страны находилось в иностранных руках, такое же положение было в машиностроении и обрабатывающей промышленности. Противоречия между петербургской и московской промышленными группами обострились к концу 1916 года до «состояния войны».

В военное время политических требований бастующие рабочие почти не предъявляли. Один из организаторов стачек на Глуховке Павел Петрович Лавров убеждал рабочих: «не выступать с какими-либо требованиями политического характера, так как таковые в настоящее время не своевременны и не встретят поддержки в массе». Он же говорил рабочим: «… только благодаря организованности вы вырвали миллионы из лап Морозова и в дальнейшем надо вести борьбу в том же духе, держась принципа «Экономизма». В это время происходили странные для военного времени случаи. А.И.Морозов (1850-1932) задает губернатору недоуменный вопрос: «Рабочий комитет организовал забастовку на предприятии, выполняющем военные заказы, а к ответственности никто не привлечен». Начальник Московского губернского управления отвечает губернатору: Морозов «человек отсталый в техническом отношении», слывет в Богородске «чудаком и оригиналом», «склонен к подаче жалоб и прошений», к тому же – старообрядец. На предприятиях происходили провокации, которые немыслимы в военное время: когда заведующий фабрикой Богородско-Глуховской мануфактурой Е.П.Свешников уговаривал рабочих выйти на работу для изготовления снарядных гильз, он вынужден был заверять их «в защите от физической расправы со стороны бастующих»…

Население с середины 1916 года страдало от «галопирующей» дороговизны продуктов и постепенного исчезновения их с прилавков. Цены подскочили почти в три раза. Постепенное повышение заработков рабочих и служащих совершенно не успевало за ценами. Богородская полиция сообщала: «раздаются голоса о необходимости погрома лавок и избиения купцов за спекуляцию». Четвериковы – владельцы Городищенской фабрики в Богородском уезде, попытались как-то сгладить противоречия между собственниками и рабочими, распределяя среди них часть прибыли. Но все это носило еще очень неопределенный, временный характер. Расслоение населения по доходам всегда было значительным, а с началом войны оно стали еще нагляднее, можно сказать – катастрофичным. Не случайно самый либеральный и «продвинутый», как сейчас говорят, предприниматель уезда – Сергей Иванович Четвериков (1850-1929) не прошел на выборах в Учредительное собрание. Также, между прочим, как и представитель другой авторитетной династии – Николай Давидович Морозов (1876-1932).

В уезде с началом войны стали неуютно себя чувствовать торговцы, а также фабричные мастера и технологи с немецкими фамилиями (таких особенно много было в Купавне и Обухове). Инженеры «Электропередачи» Р.Э.Классон (1868-1926) и А.В.Винтер (1878-1958) вовремя уехали с семьями в Москву – им самим и предприятию бастующие угрожали насилием. Акционерное общество «Электропередача», кстати, было учреждено консорциумом немецких банков, вся его деятельность определялась и направлялась из Берлина. Сразу же с началом войны губернское земство поставило перед правительством вопрос об изъятии электростанции из германских рук.

Сельское хозяйство на наших, совершенно неплодородных землях, было малопродуктивным, но крестьянские семьи на этих землях жили испокон веков. Семье из 5-6 человек нужно было в начале ХХ века не меньше 250-300 рублей на год, но наша земля этого дать не могла. Для Земства улучшение состояния села было всегда задачей первоочередной: агрономическая учеба, внедрение новых плугов, сеялок, культиваторов и т. п. Поощрялся переход к новым культурам, часто Земство бесплатно обеспечивало сельских жителей семенами. Искались способы поощрения отдельных крестьян, которые внедряли разные «новации». Однако, постоянный недостаток средств, так и не решенная проблема с созданием волостных земских организаций, все более напряженные взаимоотношения самого земства с коронной властью – все это не позволяло добиться коренных улучшений в земледелии. Одна из проблем, которую также не удалось решить – обеспечение села минеральными удобрениями. Если немцы на десятину вкладывали до 10 пудов таких удобрений, то у нас в землю вкладывалось всего-навсего до 4-х фунтов. Самое главное – государство так и не смогло за полвека после «крестьянской реформы» 1861 года решить земельный вопрос и он оставался «кровоточащей раной». Среди многих причин событий 1917 года вопрос наделения крестьян землей являлся одной из самых главных.

Состояние здравоохранения в уезде также являлось заботой земства. Сохранились документы Богородского санитарного совета, который возглавлялся к концу 1916 года дворянином Н.И.Андросовым, членами совета состояли председатель земской управы И.Н.Лего, гласные земства, а также городские и участковые врачи: А.В.Быстрицкий, Э.А.Зубелевич, Л.С.Ксенофонтова, П.С.Григорьев, И.В.Петров, В.А.Шабуня, О.К.Моторина-Гошковская, М.А.Щедрина, А.И.Скибневский и Ф.Л.Касторский. Главное впечатление от чтения протоколов заседаний Совета – катастрофическая нехватка средств на самые неотложные нужды. Идут бесконечные дебаты, где починить крыльцо, как поправить провалившиеся полы, заделать дыры в кровле… Врачи «били тревогу»: большая часть сельских школ располагалась в приспособленных помещений с плохим отоплением и уличными туалетами. Работу сельских учителей впору назвать подвигом, так под жилье им отводилась каморка здесь же в школе. Врачи отмечали, что школьники часто приходят на занятия голодными, поэтому ходатайствовали перед земством о выдаче им т. н. «приварка» – как правило, это был стакан молока и кусок хлеба. Для сельской местности уезда были характерны вспышки малярии, тифа, оспы: почти год «бушевала» натуральная оспа в южной части уезда – в Рудневском участке (центр – погост Рудня-Никитское) – эпидемия дала 916 заболеваний, из них 239 закончились смертью.

Скажем несколько слов об интеллигенции, «общественности» или, как ее еще называли, «отщепенцах от государства». Именно ее представители пришли к власти в феврале. В прошлом у нее были народнические кружки, марксистские «союзы борьбы» и земско-либеральный «Союз освобождения». Из нее рекрутировались группировки «Земля и Воля», «Черный передел», различные партии центристского и левого толка… Показателен пример Николая Михайловича Суходрева, богородского купца, хорошо обеспеченного материально, зятя далеко не последнего человека в уезде – Ф.А.Детинова. Член кадетской партии, он несколько лет руководил газетой «Богородская речь», достаточно либерального толка. Частенько власти ее закрывали на непродолжительное время, штрафовали. Владимир Федорович Джунковский (1865-1938), московский губернатор в 1908-1913 годах, уже после октябрьской революции повстречал как-то Суходрева и тот ему с горечью признался: – «… мало Вы нас пороли – покрепче надо бы, покрепче!».

К концу 1916, да и в начале 1917 годов, бои на фронтах Первой мировой носили, скорее, местный характер, что не отменяло их кровопролитности. Русский солдат «сходил с ума» от артиллерийских обстрелов немцев, когда на тысячу их снарядов наши могли ответить только сотней. «Немец воюет машиной, а мы голыми руками» – говорили солдаты. Несмотря на то, что к концу 1916 года военная промышленность, наконец-то, начала обеспечивать войска боеприпасами, надежды на успех боевых действий в 1917 году были призрачными – солдаты, младшие командиры и многие офицеры потеряли доверие к высшей власти. Кроме того, прибывающее на фронт пополнение приносило с собой вести о «петербургских интригах», ухудшающейся жизни в тылу, об алчной своре военных поставщиков. Сразу же после февральских событий солдаты-крестьяне устремились на деревню из-за страха не успеть в долгожданному разделу земли…

209-й Богородский полк, как и прежде, воевал в составе 53-й дивизии, с 19-го марта 1915 по 1-е августа 1916 года полком командовал полковник Владимир Иванович Замшин (1869-1920), а с сентября 1916 года по октябрь 1917 – полковник Дмитрий Ильич Абриньба (1885-1918). Старая фотография жителя д. Иванисово Егора Елисеевича Москвичева подсказала, что, по крайней мере, один из наших земляков сражался в рядах Русского экспедиционного корпуса на территории Франции.

 

 

А сейчас, ради исторической справедливости, мы обязаны указать, положительные стороны в жизни России, достигнутые при царствовании последнего императора. Население России увеличилось с 1894 года к 1913-му – со 132- х до 182-ти – миллионов человек. Установлен 10-ти часовой рабочий день, а в Германии этот вопрос только еще поднимался. С 1912 года введено обязательное страхование рабочих от болезней и несчастных случаев. Добавим, что Богородско-Глуховская мануфактура была в этом деле в первых рядах. Расходы на народное образование по всем ведомствам увеличилось за эти годы с 40 до 270 миллионов рублей, с 1908 года начальное образование стало обязательным. Установлено народное представительство (Государственная дума), в области международной политики положена инициатива учреждения международного Гаагского суда и создания элементов коллективной безопасности. Темпы роста по ряду отраслей народного хозяйства превысили показатели США, тем более – Франции и Германии. Государственная помощь семьям фронтовиков была беспрецедентной по сравнению с другими странами и не была таковой в советское время – семья получала от государства половину заработка военнослужащего, вторую половину выплачивали, как правило, предприятия. Не случайно, сумма вкладов в сберкассы выросла с 300 млн. рублей в 1894 г. до 2-х млрд. в 1913 году.

Глава 2. Февральская революция. События в Петербурге и Богородском уезде

22 февраля (7 марта) – забастовали рабочие Путиловского завода, выполнявшего военные заказы, его работники считались мобилизованными по законам военного времени. Возглавляли забастовку беспартийные. Некоторые исследователи именно этот день считают датой начала Февральской революции. Группа депутатов Госдумы, в числе которых был депутат от крестьян Московской губернии, житель д. Жегалово Богородского уезда А.И.Чистов (1867-1942), обратилась к председателю Совета министров и военному министру с запросом: правомерно ли путиловские рабочие прекратили работу в военное время? Запрос остался без ответа.

23 февраля (8 марта) – в Международный женский день на улицы города вышли женщины. Главная причина – большие очереди за хлебом. Отметим, возмущались не введением какой-либо ущемляющей нормы, а перебоями с доставкой хлеба в магазины. К женщинам присоединились рабочие, общая численность демонстрантов составила около 130-ти тысяч.

24 февраля (9 марта) – число бастующих в Петрограде и просто вышедших на улицу демонстрантов составило уже 160 тысяч. Столкновений с полицией, как и в предыдущий день, не было.

25 февраля (10 марта) – забастовка охватила 240 тысяч, во время разгона полицией и солдатами убито и ранено несколько десятков человек.

26 февраля (11 марта) – по демонстрантам опять стреляли, счет пострадавших пошел на десятки. Но, впервые некоторые воинские части проявили неповиновение приказу «употреблять в дело оружие, не останавливаясь ни перед чем для водворения порядка в столице». Указом царя прекращена работа Государственной Думы, но думцы не разошлись, принято решение: «Императорскому указу о роспуске подчиниться…, но членам Думы не разъезжаться и немедленно собраться на «частное совещание»… поручить избрание временного комитета совету старейшин».

27 февраля (12 марта) – в Петрограде началось вооруженное восстание запасных полков и началось оно с убийства офицеров, а в последующие дни бесчинства солдат и матросов по своей жестокости и подлости стали уже чудовищными. Именно восстание солдат, а не рабочее движение, по мнению многих исследователей, обеспечило победу восстания. Обратимся к В.В.Шульгину: «Рабочие собрались на Выборгской стороне… идут какие-то выборы, летучие выборы,.. поднятием рук… Взбунтовался полк какой-то… Кажется, Волынский… Убили командира… Казаки отказались стрелять… братаются с народом… На Невском баррикады…Говорят, что убивают городовых… Их почему-то называют «фараонами»…». С этого дня полиция и подразделения жандармов были повсеместно стихийно распущены, а о создании милиции «временные» вспомнят только в апреле. Страна начала погружаться в хаос… Дума создает новый орган власти – Временный комитет Государственной Думы во главе с Родзянко. Несколько строк из Воззвания Временного комитета: « Комитет… поручает охране граждан заводы и фабрики… Необходимо помнить, что порча и уничтожение учреждений и имущества, не принося никому пользы, причиняют огромный вред, как государству, так и населению… Недопустимы также посягательства на жизнь и здоровье, а равным образом имущество частных лиц. Пролитие крови и разгром имущества лягут пятном на совесть людей, совершивших эти деяния…». Инициативная группа во главе с Николаем Чхеидзе (1864-1926) тогда же объявила о создании Петросовета – Петроградского Совета рабочих депутатов, а в 21.00 Совет провел свое первое заседание. В Исполнительном комитете Совета, который определял первоначальное направление и задачи власти, главенствовала, особенно в первые дни, тройка интеллектуалов-социалистов: Н.Н.Суханов (Гиммер) (1882-1940), Н.Д.Соколов (1870-1928) и Ю.М.Стеклов (Овший Нахамкис) (1873-1941). И.А.Бунин (1870-1953) в «Окаянных днях» приводит рассказ известного меньшевика Богданова (Богданов Б.С. 1884-1960 – ЕМ) «о том, как образовался знаменитый совет рабочих и солдатских депутатов [в Петрограде]: ришли Гиммер и Стеклов, никем не выбранные, никем не уполномоченные, и объявили себя во главе этого еще не существующего совета!». Именно таким «явочным» порядком, скорее всего, были созданы первые такие Советы и на местах.

Журнале «Вестник Европы» (Петроград. Февраль. 1917) в своей редакционной статье «Государственный переворот. 27 февраля – 2 марта 1917 года» констатирует: «С незабвенного дня 27 февраля 1917 года начинается новая эпоха русской истории. Старый, прогнивший насквозь государственный строй, поддерживаемый жестокими мерами насилия и беззакония, низвергнут единодушным порывом народа и армии. Власть, угнетавшая и разорявшая страну, пала в безславной борьбе с собственным народом».

28 февраля (13 марта) – восставшие захватили Мариинский и Зимний дворцы, адмиралтейство, Петропавловскую крепость. Разгромлены полицейские управления и участки. Восставшие солдаты заполнили Таврический дворец. Петроградский Совет рабочих депутатов прибавляет к своему названию «и солдатских». Ночью Совет и Думский комитет согласовывают состав Временного правительства. Совет делегирует в него «третьесортного адвоката», по характеристике современников, Александра Керенского (1881-1970), который являлся (и оставался им в дальнейшем) заместителем Чхеидзе. О Керенском писали тогда: «Живым символом единения между элементами, выдвинутыми революцией на первый план, служит присутствие в Временном правительстве А.Ф.Керенского, представляющего собою в то же время Исполнительный Комитет Государственной Думы и Совет Рабочих и Солдатских депутатов. Его авторитет, укрепляемый его выдающимся красноречием и кипучей деятельностью, стоит чрезвычайно высоко…».

1 (14) марта – на пленарное заседание Петроградского Совета ворвались солдаты и продиктовали свои требования Исполнительному комитету. «Там это восприняли без особой охоты, но ничего не оставалось, как издать Приказ №1 Петроградского Совета. Действия солдат как катапульта вбросили Петроградский Совет в центр власти…» – пишет американский исследователь Цуоши Хасегава. Шульгин так передает свой разговор с Чхеидзе по поводу «Приказа №1»: « – Неужели вы в самом деле думаете, что выборное офицерство – это хорошо?.. он [Чхеидзе]сказал: – И вообще все пропало… Чтобы спасти… чтобы спасти – надо чудо… Может быть, выборное офицерство будет чудо… Может, не будет… Надо попробовать…хуже не будет… Потому, что я вам говорю: все пропало…».

Помните призыв Временного комитета Думы: «Комитет… поручает охране граждан заводы и фабрики»? И вот уже 1 марта на Богородско-Глуховской мануфактуре была создана Контрольная рабочая комиссия и вот первое её решение: «Недосягаемые до этого тайны торговцев и фабрикантов раскрылись перед рабочими. Уже нельзя стало загребать открыто миллионные барыши, эксплуатировать по своему усмотрению…». Правда, пайщики мануфактуры свои дивиденды в этом году получили – комиссия смогла установить свой «революционный» контроль над финансами только с февраля 1918 года.

В этот же день лидер кадетской партии Павел Милюков составил список членов Временного правительства, в который не вошел председатель Государственной Думы М.В.Родзянко и другие члены думского Временного комитета – список, составленный 28 февраля, был, практически, аннулирован. Тем самым была категорически порвана всякая связь со всеми ветвями прошлой власти.

2 (15) марта Николай II (1868-1918) отрекся от престола в пользу младшего брата – великого князя Михаила. О мотивах отречения и историческом значении этого шага споры не утихают до сих пор. Вот, что пишет об этом Доминик Ливен из Лондонской школы экономики: «Являться главою государства и главою правительства практически всю взрослую жизнь – это выше человеческих возможностей. Даже сильные западные политики-профессионалы редко выдерживают на высших государственных постах более десятилетия, да и страны, которыми они управляют, не знали кризисов такого масштаба, как Россия при Николае II. В 1915-1917 годах император проявлял признаки упадка физических и душевных сил… Николай II был патриотом, преданным своей армии, чести и безопасности России. Когда его главнокомандующие фронтами заявили ему, что для успешного ведения войны необходимо его отречение от престола, он уступил им с малым сопротивлением». Павел Милюков «всенародно» объявил о создании Временного правительства. На вопрос из народа: «Кто вас выбрал?», он ответил: «Нас выбрала революция». Тогда же он признал, что правительство представляло имущие круги: «Только они способны организовать страну».

В Богородске на стихийном митинге жителей возле дома бывшего уездного исправника князя Н.В.Вадбольского (ныне дом №100 по Советской улице) был избран временный городской староста – Александр Петрович Смирнов (1877-1938), профессиональный революционер, будущий Народный комиссар земледелия в большевистском правительстве, глава т. н. Крестьянского Интернационала.

Во Фрянове «свержение» царя «встретили митингами, доволен был и Ставровский [директор местной мануфактуры], он состоял в партии кадетов, как и хозяин мануфактуры Г.В.Заглодин, только сортировщицы были недовольны, выкрикивали: «Не можем жить без царя батюшки».

В Щелкове в начальную школу фабрики Рабенека «с шумом ворвалась группа молодежи из Щелковского коммерческого училища. Во главе с И.Ф.Панфиловым» – будущим комсомольским вожаком в Щелкове. «Они снимали со стен портреты царя и родственников царской фамилии, бросали их на пол и топтали ногами. Затем они разоружили городовых и устроили короткий митинг. Щелковцы узнали о начале февральской революции», – вспоминал ветеран партии большевиков (с 1919 года) С.А.Матвеев.

В уезде, как и по всей стране, должности и учреждения государственного аппарата на местах были заменены городскими и уездными комиссарами Временного правительства. Временное исполнение обязанностей комиссаров было возложено на председателей уездных земских управ. До апреля 1917 года таким комиссаром являлся председатель уездной Земской управы дворянин И.Н.Лего. Мы о нем, к сожалению, ничего не знаем – ни как о деятеле земства, ни как о человеке вообще.

3 (16) марта великий князь Михаил (1878-1918) отказался занять престол «в пользу Учредительного собрания». Цуоши Хасегава пишет: «… сначала либералы не собирались уничтожать монархию. Два значительных события изменили их взгляд. Первым было гневное противодействие масс попытке сохранить монархию. Вторым оказалось неожиданное решение Николая II не только от своего имени, но и от имени сына отречься в пользу своего брата Михаила». Объявлен состав «Временного правительства. Тот же американский исследователь пишет: «… реальной власти не имел ни один орган. Реальная власть на деле распределялась между всевозможными низовыми организациями… Это положение закрепилось благодаря глубокой революции сознания масс. Они неожиданно поверили в свою способность решать собственную судьбу… Февральская революция означала и конец прошлого режима, и начало нового революционного процесса».

В Орехово-Зуеве местная буржуазия новый орган местной власти – Комитет общественной безопасности. Этот Комитет вскоре стал именоваться Временным исполнительным комитетом общественных организаций, в нем было 38 человек, из которых только пять были рабочими, остальные: фабричный инспектор, судебный следователь, купцы… Тогда же комитетом была создана милиция.

5 (18) марта – в Орехово-Зуеве Комитет общественных организаций провел и первые выборы в Совет рабочих депутатов, в котором большевики оказались в меньшинстве. Председателем первого состава Совета стал рабочий П.Д.Мочалин. Совет в составе 46 человек, был, в основном, беспартийным и оказался всецело в руках фабричной администрации. Такое положение было недолгим – из ссылок стали возвращаться старые большевики И.П.Куликов, В.А.Барышников, М.И.Петраков, В.И.Мышкин и другие… Постепенно перевес в Орехово-Зуевском Совете рабочих и солдатских депутатов стал все более и более очевидным.

6 (19) марта – военный министр Временного правительства Гучков «учредил комиссию для «демократизации» вооруженных сил посредством признания и упорядочения солдатских комитетов, созданных во время революции». Т. н. «комитезация» происходила во всех сферах жизни страны. Правительство уповало на это, как способ решения всего множества возникающих проблем.

7 (20) марта – образован Богородский уездный Совет рабочих численностью 60 человек (1 депутат от 500 рабочих) – представители 28-ми промышленных предприятий. Председателем Совета на первом этапе являлся А.С.Кисилев. Чуть позже было решено направить своих представителей в Советы, созданные в уезде: Щелковский, Павлово-посадский, Гуслицкий, а также в Московский, кроме того 3-х депутатов направили в Богородский Совет крестьянских депутатов. Первый Совет рабочих депутатов Глуховки возглавлял врач, «женский бог», как его величали на Глуховке, Николай Николаевич Поплавко. В мае месяце Администрация Компании по просьбе Совета обеспечила его помещением и пишущей машинкой, а также разрешила «бесплатно обедать в помещении Собрания Прикащиков».

9 (22) марта – в соединениях Русской армии зачитали последний приказ отрекшегося императора, помеченный - «Ставка. 8/21 марта 1917 г.». В этот день Николай Романов прощался с офицерами ставки, казаками конвоя. Очевидцы вспоминали, что население города бывшего царя не провожало…

10 (23) марта – сформировался Щелковский Совет рабочих депутатов (тоже численностью 60 человек), первым председателем был избран житель деревни Ледово, слесарь Илья Акимович Мягков, к концу марта большинство в Совете пошло за большевиками и его председателем был избран член РСДРП(б) с 1903 г. А.П.Пустов (1870-1943).

12 (25) марта – Главный комитет Всероссийского крестьянского союза опубликовал воззвание с призывом к крестьянам поддержать Временное правительство, приостановить захваты помещичьих земель и поддержать продолжение войны. История Всероссийского Крестьянского союза связана напрямую с партией эсеров и восходит к 1905 году, тогда же был создан и Крестьянский союз Московской губернии. В 1906 году в Богородском уезде была арестована группа крестьян и купцов, распространявших листовки Союза. Крестьяне, пожалуй, первыми заговорили еще тогда о необходимости созыва Учредительного собрания для решения земельного вопроса. Характерно, что Союз решение земельного вопроса признал «святым делом всего крестьянства» и призвал «прекратить употребление вина: пусть крестьянство, борющееся за землю и право, будет всегда трезво».

14 (27) марта – на прошедших на большинстве предприятий Павловского посада митингах выдвигалось требование: «бороться за демократическую республику». Одновременно сформировался посадский Совет рабочих депутатов.

19 марта (1 апреля) – состоялся Первый Всероссийский торгово-промышленный съезд в Москве. Член Государственного Совета (уже новой власти) П.П.Рябушинский сказал на открытии съезда: «… Особенностью нашего последнего революционного движения было то, что оно было всенародно, и наш торгово-промышленный класс, в лице своих представителей, принимал в течение долгих лет деятельное участие в подготовительной работе этого движения… совершив в прошлом разрушительную работу по удалению нашей старой власти… мы должны сказать тем, кто вместе с нами совершал разрушительную работу, что ее пора кончить. Несмотря на то, что прошлое было худо, все же в нем было многое, что должно перейти к нашему потомству… Иногда правильнее не ломать здание, а, может быть, только его перестроить…».

Большевики Орехово-Зуева добились переизбрания Совета рабочих депутатов и Совет стал большевистским. Первым председателем его стал А.И.Липатов (большевик с 1904 года). С конца марта власть в городе будет сосредоточена полностью в руках Совета. Этим Советом и будет проведена работа по объединению Зуева, Орехова и Никольского в один административный центр и Временное правительство по требованию Совета 3 июня 1917 г. объявит о создании нового города – Орехово-Зуево. В этот период начинает складываться и будущий Орехово-Зуевский уезд.

В первых числах апреля (по новому стилю) был создан Щелковский подрайком РСДРП(б) во главе с членом партии с 1915 г. И.И.Чурсиным (Осип Петрович Хотеенков (1895-1919), что предопределило вскоре создание административного центра в Щелкове. Тогда же была создана районная организация большевиков во главе с А.И.Кудрявцевым и две большевистские ячейки: одна – на фабрике А.Ф.Синицына, во главе с А.Ф.Бычковым; другая – на прядильно-ткацкой фабрики Рабенека, во главе с рабочим И.И.Пелевиным (1889-1940). В это же время на фабриках стали создаваться фабричные комитеты.

24 марта (6 апреля) – в Орехово-Зуеве состоялось собрание Совета рабочих депутатов. Оно приняло резолюцию по вопросу отношения к войне и к Временному правительству: "… Настоящая война есть война империалистическая, вызванная стремлением буржуазии всех воюющих стран к захвату и расширению рынков, а поэтому мы требуем прекращения войны и заключения мира без аннексий и контрибуций... мы обращаемся к пролетариату всех стран с призывом начать борьбу против своих правительств для заключения мира. Вышедшее из революции Временное правительство является выразителем интересов буржуазии и по существу своему контрреволюционно... Мы требуем... созыва Учредительного Собрания, которое и учредило бы в России демократическую республику..."

26 марта (8 апреля) – община Рогожского кладбища, старообрядческого центра поповского согласия, направила главе Временного правительства телеграмму с выражением своей искренней преданности и уверенности в том, что «все многомиллионное старообрядчество, так много претерпевшее от прежней власти, облегченно и радостно приняло новый государственный строй». Тогда же в старообрядческом журнале, буквально рядом с текстом приведенной выше телеграммы, появилась статья, в которой были такие слова: «появились новые лозунги: «бери, захватывая, грабь, бей!.. Без Бога и без любви – это уже одно вело к гибели революцию». 3- апреля на собрании старообрядцев близкого к нам Егорьевска принято Постановление, где были такие слова: «просить рабочих не злоупотреблять этой свободой непомерными требованиями и вредными в данный момент стачками, грозящими неисчислимыми последствиями вредного свойства и для страны и для самих рабочих… Просить крестьян…, что самовольные захваты земель и даже только попытки к этому ухудшат продовольственное дело страны и внесут в жизнь государства конечную смуту, которая может привести к гибели государства как политического целого». В 1918 году старообрядцами Рогожского кладбища была принята резолюция, отвергающая возможность сотрудничества с новой властью.

29 марта (11 апреля) – А.Ф.Керенский явился на заседание съезда уполномоченных от 88-ми Советов Рабочих и Солдатских депутатов, где заявил: «Дело Временного Правительства огромное и ответственное. На всех нас… лежит одинаковая ответственность за судьбу родины, и во имя долга перед родиной мы должны работать все вместе в полном единении…». На съезде, под влиянием речи Керенского, была принята резолюция о «войне до победного конца».

31 марта (13 апреля) – в Россию вернулся Г.В.Плеханов. На Финляндском вокзале, где его встречали, он заявил: «В настоящий момент единства мало: необходимо полное сплочение всех борцов за свободу России для того, чтобы грудью дать отпор внешнему врагу, стоящему угрозой, как России, так и ее свободе».

3 (16) апреля – поздно ночью, в 23 часа 10 минут, в Петроград приехал В.И.Ленин. На перроне Финляндского вокзала был выстроен почетный караул. В.И.Ленин, поднявшись на броневой автомобиль, выступил с речью, которую закончил призывом: "Да здравствует социалистическая революция!" Позже вождем большевиков были сформулированы исторические Апрельские тезисы, в которых было провозглашено: «Вся власть Советам». Надо подчеркнуть, что речь тогда шла о мирной передаче власти в руки Советов, в которых были представлены самые различные социалистические партии, и большевики не являлись в них большинством.

16 (29) апреля – при ст. Куровская был создан Гуслицкий районный Совет рабочих депутатов пяти волостей – Беззубовской, Дорховской, Запонорской, Ильинской и Карповской. Председателем его стал большевик М. П. Образцов (1884 года рождения, член партии с 1905 года).

Журнал «Вестник Европы» в мартовском (по старому стилю) номере писал: «…между священниками-депутатами [Государственной Думы] оказались на этот раз решительные противники реакционных течений. В первые же после-революционные дни возникла мысль об образовании в среде духовенства демократического союза. С этой стороны, следовательно, новому строю опасность не угрожает… В преследовании старообрядцев и сектантов оно являлось, обычно, не чем иным, как орудием светской власти…».

В эти дни большая часть благочинных в Московской губернии были смещены со своих постов – почти все они возглавляли «на местах» отделения «Союза русского народа», «Кирилло-мефодиевские общества», Общества хоругвеносцев, слыли консерваторами и закоренелыми монархистами. Так было и с богородским благочинным протоиереем Константином Алексеевичем Голубевым – возможно, что именно под его началом существовало Богородское монархическое общество. Уже в апреле 1917 года, не дожидаясь указаний из Синода, священники богородского благочиния собрались на выборы, по новым установлениям, пресвитеров-руководителей и духовных следователей, и, как отмечал свидетель: «демократическая вакханалия залезла в храм Божий и здесь праздновала свой бал». Так вот, отца Константина его бывшие подчиненные не только лишили должности, но и отстранили от служения. Сам протоиерей находился уже в ссылке, в Чудовом московском монастыре. Он, хотя и придерживался твердых консервативных взглядов, новой власти не анафемствовал – опираясь на евангельское «всякая власть от Бога», признавал, что и «старой власти присягал и новой готов присягнуть». Позже – в 1918 году, о. Константин Голубев был зверски убит и сейчас прославлен православной церковью как священномученик.

21 марта (3 апреля) – тяжелая неудача русских войск на берегу Стохода. Об этом писали: «… неудача была названа первым предупреждением. И таково, действительно, ее значение. Она показала, к каким страшным последствиям может привести даже непродолжительное ослабление бдительности, даже кратковременный упадок дисциплины. Против войск освобожденной России германские войска действуют с таким же ожесточением, с таким же напряжением сил, с каким они действовали против армии Николая II».

27 марта (9 апреля) – петроградские войска принимают резолюцию, признающую необходимость довести войну до победного конца: «… мир без согласия союзников, явится миром позорным, угрожающим русской свободе…».

12 (25) апреля – главнокомандующий войсками генерал Гурко издал приказ: «… прошу выборные комитеты с полным сознанием важности переживаемого родиной времени следить за теми своими товарищами, которые, либо по слабости духа, либо вследствие неясного понимания своих обязанностей, как гражданина и воина, могли бы самовольно покинуть свою часть».

18 апреля (1 мая) – нота Временного правительства к союзным державам о мире «без аннексий и контрибуций», об отказе «от захватной политики» вызвала «чрезвычайное возбуждение в Петрограде». Появились лозунги «Долой Милюкова». Представители Временного правительства на всех заседаниях, митингах, манифестациях, последовавших после этой ноты, опять подтвердили: «… Из всех задач, стоящих сейчас перед Россией, война есть главная и основная… единение с нашими союзниками – это наша единственная твердая точка опоры».

20 апреля (3 мая) – Общее собрание делегатов с фронтов, состоявшееся в Петрограде, постановило: «допустить взаимное братание с немецкими солдатами на фронте с целью революционной пропаганды в неприятельской армии, но относиться к нему настолько осторожно, чтобы оно не отразилось на военной мощи армии».

21 апреля (3 мая) – Виктор Павлович Ногин выступил на «соединенном собрании Московских совета рабочих и солдатских депутатов», делегаты которого вернулись с минского фронтового съезда. Он подчеркнул «крупную роль съезда в деле спайки фронта и тыла, рабочего класса и армии». Выступивший на собрании прапорщик Шер сообщил о постановлении минского съезда: «упразднить название офицер. Будут только: солдат-рядовой, солдат-унтер-офицер, солдат-прапорщик и солдат-генерал».

В Петрограде уже несколько дней проходят массовые манифестации и серьезные столкновения демонстрантов с белыми флагами, на которых начертаны лозунги в поддержку Временного правительства, и рабочих с красными флагами с протестами против него. Также несколько дней заседает Петроградский Совет рабочих и солдатских депутатов. Характерно выступление трудовика Станкевича: «Старое правительство мы свергли путем революции, новое правительство само уйдет, если мы ему выразим недоверие. А если мы свергнем его, мы должны будем сами взять в руки власть, и я спрашиваю: чувствуем ли мы силу, чтобы взять эту власть? (Возгласы: «Чувствуем!» Протесты и шум)».

Вспомним ленинское: «Есть такая партия!». От фракции большевиков выступил Федоров: «… Настал момент сказать нашей империалистической буржуазии: «Прочь с дороги!». Демократия сама должна взять в свои руки власть. Совет рабочих и солдатских депутатов – единственный правомочный орган демократии, и, как таковой, он не должен колебаться. Он должен свергнуть правительство и захватить власть».

Появились первые «лишенцы» (оказывается, это, как и многое другое, не является советским «изобретением»): Исполнительный комитет московский общественных организаций утвердил Положение о суде над сотрудниками охранного отделения (полицейские и жандармские управления). В состав суда вошли социал-демократы (по одному от большевиков и меньшевиков), от социал-революционеров, трудовиков, народных социалистов и партии народной свободы. Принято решение: «Списки лиц, лишенных общественного доверия, сообщаются временному правительству для принятия мер к устранению их от участия в выборах в Учредительное собрание, а также в земские, городские и другие общественные учреждения».

26 апреля (9 мая) – распоряжением Губернского комиссара был уволен председатель Богородской уездной управы И. Н. Лего, а заодно и члены управы – И. В. Леонов и И. И. Брюквин. Укажем здесь, что решения, принятые Временным правительством, по образованию волостных земств, по подготовке к земельной реформе были крайне запоздалыми и изданы в то время, когда власть уже стала полностью выпадать из ее рук.

1 (14) мая – в Петрограде состоялся съезд Всероссийского совета крестьянских депутатов. В Богородске – на территории циклодрома (сейчас площадь Революции), Орехово-Зуеве, Щелкове, Фрянове, Павловском Посаде прошли многочисленные манифестации. По воспоминаниям С.А.Матвеева в Щелкове манифестация проходила «на плацу против казармы новой фабрики» (прядильно-ткацкой Рабенека). Как вспоминал Степан Александрович здесь встретились «два противоположных течения» в настроениях рабочих: они «впервые встретились лицом к лицу… Рабочие старой фабрики (красильно-отделочной Рабенека) шли с транспарантами, на которых было написано: «Война до победного конца», «Да здравствует Временное правительство», а у рабочих новой фабрики транспаранты гласили: «Да здравствует мир без аннексий и контрибуций» и «Вся власть Советам!». Всех, кто работал на новой фабрике стали считать большевиками, а на старой – меньшевиками…».

1 мая на циклодроме Богородска

9-11 (22-24) мая – В Москве в помещении Университета имени Шанявского состоялся губернский съезд, организованный губернским Исполнительным комитетом рабочих, солдатских и крестьянских депутатов. Приглашены были представители волостных, районных и уездных исполкомов, уездные комиссары. От волостных комитетов Богородского уезда прибыли: С.И.Шалаев, Ф.И.Аржанов, П.И.Серов, В.И.Петухов, А.И.Пятов, Т.И.Малютин, С.В.Макшанов, Ф.И.Журин, Д.О.Бурыгин, А.П.Рябов, А.И.Карякин, П.С.Люсин, И.М.Корчагин, П.Т.Круглушин, Т.Е.Волков, О.Ф.Звонилкин, Б.А.Комаров, А.С.Кисилев, П.Я.Омелин, не явились представителя Беззубовской и Осеевской волостей. А.С.Кисилев возглавлял в это время Богородский уездный исполнительный комитет, он будет выбран на съезде членом Призидума губернского исполкома. На съезд прибыл также уездный комиссар И.С.Четвериков. Из документов съезда: «Съезд представителей комитетов Московской губернии приветствует Временное правительство, выражая свое удовлетворение тем, что в него вошли представители социалистических партий, участие которых в правительстве дает трудовому народу уверенность, что государство пойдет по истинному пути. Население Московской губернии, предупреждая проявления контрреволюции, будет бороться также против стремлений самовольно осуществить реформы, которые властно решать только Учредительное собрание… Скорейшего созыва его с нетерпением ожидает население Московской губернии, которое жаждет проведения земельной реформы в интересах трудящихся на земле… Съезд свидетельствует, что население Московской губернии жаждет скорейшего мира, но мира достойного своего народа… Для достижения мира… население готово идти на дальнейшие жертвы».

10 (23) мая – Временным правительством учреждены земельные комитеты для подготовки земельной реформы. Тогда же членами Богородской земской управы были утверждены Андрей Степанович Амелюшкин и Федор Васильевич Труднев. 28 июня «Московские губернские ведомости» сообщили, что уездным комиссаром по Богородскому уезду назначен И.С.Четвериков (сын владельца крупной фабрики в Городищах Богородского уезда – ныне пос. Свердловский). Временное положение о таких комиссарах было обнародовано намного позже – 25 сентября 1917 года. Четвериков исполнял обязанности комиссара и председателя уездной земской управы, скорее всего, до событий октября 1917 года, так как уже в 1918 году он через Сибирь покинул страну.

Глава 3. Большевики Богородского уезда во время Февральской революции

«… Во второй половине февраля поступление газет из Москвы и Петербурга внезапно прекратилось. Фабрики заволновались.

Что-то скрывают, – угрюмо говорили рабочие, собираясь группами.

2 марта (по старому стилю или 15-го, по новому) 1917 года из Москвы пришли экстренные выпуски газет. На первых страницах огромными буквами напечатано: «Да здравствует свободная Россия!».

Утром 3 марта все население Глуховки высыпало из душных, прокопченных казарм на улицу. Приостановили работу все фабрики. От трехцветных знамен рабочие отрывали белые и синие полосы. Тысячи рабочих собрались на площади возле управления Мануфактуры. После небольшого митинга двинулись в Богородск. К демонстрации присоединились расквартированные в городе воинские части… Открылся митинг. Ораторы говорили о свержении самодержавия, об организации Советов рабочих и солдатских депутатов… Представители рабочих Глуховки объявили о своем решении немедленно арестовать всех полицейских и стражников. Это сообщение вызвало гул и одобрение…

- В России больше нет царя, говорил представитель Глуховских большевиков. – Но, чтобы стать полными хозяевами своей судьбы и своего счастья, нам придется еще немало бороться с капиталистами и их приспешниками, захватившими власть…

4 марта состоялись выборы фабричных комитетов на глуховских фабриках. В эти комитеты были единогласно выбраны большевики.

Численно небольшая партийная организация [большевиков] Глуховки проводила большую организационную и агитационно-пропагандистскую работу…» (очерк А. Смирнова).

«Накануне Февральской революции было собрание кружка в доме Тычиновых. На собрании, кроме хозяина дома, присутствовали: мой отец, Д.В.Жуков, И.Ф.Жуков, Попов, и другие. Было решено 28 февраля (марта) остановить фабрику, объявить политическую забастовку и выставить требование о свержен6ии самодержавия. Но утром стало известно о революции в Петрограде. Михаил Еремеев предложил организовать, вместо полиции, рабочую милицию, заготовить для милиционеров красные нарукавные повязки, избрать комиссара села Купавна, а на фабрике и химическом заводе избрать Советы рабочих депутатов. Предложение было принято.

… На другой день рабочие снова собрались на площади перед фабрикой. К ним подошли товарищи с соседнего литейного завода. Отобрали оружие у местного урядника Желтоносова…

После этого толпа направилась на Докторовский химический завод (ныне завод «Акрихин»). Численность ее непрерывно росла. Шли и пели революционные песни…

Дни после свержения царского самодержавия проходили в бурных собраниях. Они проводились всюду, где только можно было собраться: в цехах, в трактирах, в школе, в частных домах. Все выступали против самодержавия и за революцию, но с каждым днем все резче определялись разногласия. На митингах и собраниях выступали не только большевики, но и меньшевики, эсеры и даже кадеты.

… В марте состоялись выборы делегатов на первый уездный съезд Советов. От Купавинской фабрики делегатами были избраны А.С.Торопченков, В.С.Юдин, В.П.Шелапутин, А.П.Куликов. На собрании избрали народную милицию. Первыми милиционерами из рабочих стали Е.А.Тычинин и П.И.Заботнов. Протокол этого собрания был единственным документом, на основании которого Е.А.Тычинин производил в поселке аресты противников нового строя и нарушителей порядка. Комиссаром Купавны был избран П.И.Болдин, а его секретарем – А.В.Куликов» (Очерк Еремеева).

«… В бурные дни Февральской революции Карнеев (так в тексте, на самом деле: Корнеев Дмитрий Иванович, его имя носит улица в г. Электросталь – ЕМ.) вместе с товарищами создает небольшой красногвардейский отряд. Оружия в начале было мало – всего десяток винтовок «Гра», взятых у уездного воинского начальника. Не хватало знаний и опыта, но была беспредельная вера в революцию, огромный внутренний подъем, сознание правоты своего дела.

Сразу же после февраля на Глуховке организуется Совет уполномоченных, вскоре преобразованный в Совет рабочих депутатов Глуховки. Председателем Совета был Яков Тимофеевич Новожилов (1881-1932).

Хотя морозовская администрация оставалась на месте, но постепенно многие хозяйственные и организационные вопросы перешли к Совету: выдача зарплаты рабочим, обеспечение фабрик топливом и сырьем, и многие другие.

… С группой товарищей он [Д.И.Корнеев] охраняет кассиров, везущих деньги из Москвы для выдачи зарплаты рабочим, едет вместе с А.Ф.Бычковым (1898-1918), Н.И.Воробьевым в Сормово за нефтью, в которой остро нуждались фабрики. Преодолев огромные трудности, они доставили маршрут из 35 цистерн нефти в Глухово.

В Сормове глуховские представители ознакомились с работой Совета. Они узнали, что без разрешения Совета администрация не могла отпустить никакой продукции. Об этом по приезде доложили своему Совету. Глуховский Совет также создал комиссию по учету и контролю выпуска товаров с фабрики. Постепенно Совет брал под свой контроль всю деятельность администрации фабрики.

Для охраны порядка на Глуховке была создана пролетарская милиция во главе со старым рабочим-революционером А.Д.Сущенко (1878-1930) (его имя носит улица в г. Ногинске). Карнеев же полностью отдался формированию боеспособного отряда красногвардейцев. Он сознавал: отряд послужит революции…» (Очерк С. Новодворской).

«Февральские события 1917 года застали А.Д.Сущенко в городе Коврове. С начала весть о свержении царя насторожила Александра Дмитриевича. Трудно было сразу поверить, что все самое страшное осталось позади, наступил конец безграничным унижениям и произволу. … И вот апрельским холодным вечером от Богородского вокзала по направлению к Глуховке шагал высокий человек с небольшим узелком в руках. Он по-хозяйски осматривался вокруг, замечая и запоминая все, что в какой-то степени было значительным, и зорко присматривался к прохожим, ему многое здесь не понравилось. Подъезжая к Богородску, от попутчиков он узнал, что в Совет (Совет рабочих депутатов на Глуховке-ред.) прошли случайные люди, а председателем выбран кадет Поплавка, что в народной милиции никого нет из народа: в неё вошли гимназисты, купеческие сынки, интеллигенция и разные прихвостни хозяев фабрик… Как видно, приехал вовремя. Молодежь может много просмотреть и не учесть. Нужны опытные люди… Время нелегкое. Старые, кадровые члены партии возвращались плохо (из тюрем, ссылок – ред.), а руководство надо было осуществлять немедленно. Совет бездействовал. Фабриканты между тем, чувствовали себя по-прежнему хозяевами.

Собравшись в трактире в один из вечеров, старые подпольщики Сущенко, Петухов и другие решили провести собрание рабочих Глуховки, где заслушать отчет председателя Совета Поплавки. На следующий день, на лугу против клуба, состоялось оживленное собрание. Рабочие высказали свое недовольство бездеятельностью Совета, требовали его переизбрания. Вскоре Сущенко был избран заместителем председателя Совета. Все же Совет по составу был пестрым. Из всего количества (около шестидесяти человек) большевиков было десять человек. Но большевики упорно боролись за большинство в Совете…». (Очерк А. Шмелевой).

Подведем итоги... Монархия рухнула с поразительной быстротой. Политические партии либерального толка были вынуждены в спешке перестроиться в новые органы власти. Тут их и постигло банкротство. Оказалось, что их попытка правления оказалась гибельной и для государства и для народа. И в роли их критиков выступил сам народ, а лучше сказать – сама жизнь. Воплощением же этой критики выступили большевики. Сошлемся на мнение известного публициста А.С.Изгоева, который в 1918 году, по горячим следам, писал: «Большевики лишь последовательно осуществили все то, что говорили и к чему толкали другие. Добросовестность велит признать, что под каждым своим декретом большевики могут привести выдержки из писаний не только Маркса и Ленина, но и всех русских социалистов и сочувственников как марксистского, так и народнического толка. Единственное возражение, которое с этой стороны делалось большевикам, по существу сводилось к уговорам действовать не так стремительно, не так быстро, не захватывать всего сразу. Это – не принципиальные возражения, а оговорки трусливого оппортунизма».

 

Продолжение следует.

Литература:

Архивные источники:

 

При использовании материалов сайта ссылка категорически приветствуется.

© Богородск-Ногинск. Богородское краеведение. 2004-2017 Система Orphus Яндекс цитирования Check PageRank