Богородск-Ногинск. Богородское краеведение

«Если мы не будем беречь святых страниц своей родной истории,
то похороним Русь своими собственными руками»
Епископ Каширский Евдоким. 1909 г.

Мы в социальных сетях:
 facebook.com/bogorodsk1781
 vk.com/bogorodsk1781

Власть и общество / «Богородская Речь», №13 (102), воскресенье 24 марта 1913 г .

Газета «БОГОРОДСКАЯ РЕЧЬ» 1910-1913
Мы приступаем к постепенной публикации на нашем сайте материалов (в основном местных, а не перепечатанных петербургских) богородской уездной газеты «Богородская речь».
Первый номер первой газеты в Богородске ("Богородская жизнь") вышел в свет 19 декабря 1906 г ., он оказался и последним. Весьма короткое время в 1907 г . печатались такие периодические издания, как "Богородская неделя" и "Богородск". В 1910-м начала издаваться, а в 1911-м стала более или менее регулярной (еженедельной) газета "Богородская Речь", статьи которой и предлагаются читателю. Редактором-издателем ее был возглавитель местных кадетов Николай Михайлович Суходрев. Присяжный поверенный из купеческого сословия, страховой агент «Московского строительного общества», председатель Богородского общества потребителей, он проживал на Вокзальной улице в доме своего тестя Ф. А. Детинова, многолетнего заведующего фабрикой в Компании Богородско-Глуховской мануфактуры, авторитетного деятеля старообрядческой церкви Белокриницкого толка.
Газета, судя уже по заголовку, была клоном петербургской «Речи», центрального органа партии конституционалистов-демократов, сплошь либерально-интеллигентской и интернациональной. Для этой партии практически не существовал вопрос русского народа, прежде всего – крестьянства. В своем неукротимом порыве к некой отвлеченной «Свободе», они разрушали традиционную русскую государственность, о чем некоторые из них позднее сильно жалели. Не признавая на словах терроризм как средство политической борьбы, на деле большинство партии во многих вопросах солидаризировалось с эсерами и социал-демократами, практиками терроризма. Не критикуя, а именно громя многочисленные реальные недостатки, упущения и ошибки центральных и местных властей, русского купечества, русской православной церкви, подвергая газетному либеральному террору многих верных сынов Отечества, они бессознательно подготавливали свой конец в первые годы после большевистского переворота.
Редакторская активность Суходрева высоко оценивалась Центральным комитетом партии к/д. Тем знаменательнее окончание всей этой истории. Бывший московский губернатор В.Ф.Джунковский в 1920-е годы вспоминал, что Н. М. Суходрев раскаивался в прежней своей деятельности и, по-видимому, искренно жалел, что губернатор « его слишком мало драл в свое время, следовало больше» .
Тем не менее, друзья и коллеги, читаем «Богородскую Речь». Других газет в Богородске не было. Оригиналы находятся в газетном отделе РГБ, а отдельные номера и в Ногинском краеведческом музее.
М.Дроздов

«Богородская Речь», №13 (102), воскресенье 24 марта 1913 г .

Москва

Еженедельная политическая, экономическая, общественная и литературная газета

издания год третий

 

 

ПАВЛОВСКИЙ ПОСАД

В воскресенье 31-го марта в здании Реального училища имеет быть

ДУХОВНЫЙ КОНЦЕРТ

московского духовного хора П.П. Юхова

Исполнены будут сочинения композиторов: Чеснокова, Рахманинова, Римского-Корсакова, Архангельского, Мясникова и Ипполитова-Иванова.

Начало концерта ровно в 5? час. вечера Цена билетов от 50 коп. до 5 руб.

/«Богородская Речь», №13 (102), воскресенье 24 марта 1913 г ., стр. 1, 1-2 пол./

 

 

[ КОММЕРЧЕСКИЕ ОБЪЯВЛЕНИЯ ]

/«Богородская Речь», №13 (102), воскресенье 24 марта 1913 г ., стр. 1, 1-2 пол./

 

 

[ А.С. Изгоев. ПОЛИТИЧЕСКОЕ ОЖИВЛЕНИЕ. ]

/«Богородская Речь», №13 (102), воскресенье 24 марта 1913 г ., стр. 1, 1-3 пол./

 

 

[ Александров . МУЧЕНИК ТАЛАНТА (Памяти В.М. Гаршина 19 марта 1888 года). ]

NB ! из статьи:

«…Гаршинский “ Аленький цветочек ” читатель помнит до сих пор…»

и далее:

«…Зато поэтический “ Аленький цветочек ” никогда не увянет, никогда не утратит своего благоуханного аромата истинного художества…»

/«Богородская Речь», №13 (102), воскресенье 24 марта 1913 г ., стр. 1, 3-4 пол./

 

 

К ВОПРОСУ О БЫТОВЫХ ПОРОКАХ НАШЕГО ДУХОВЕНСТВА

 

Духовенство - сословие, корни которого глубоко заложены в историческом прошлом. Его никакое правительство не в силах вычеркнуть одним росчерком пера. Но отделение господствующей церкви от государства возможно и желательно.

Практическая политика никогда не может закрывать глаза на соотношение сил в стране. И вот приходится признать, что в настоящее время не предвидится у нас возможности предоставить православную церковь исключительно попечению ее чад, без всякой опеки и вспомоществований со стороны государства. Остается один исход - продуманными и разумными мерами совершенствовать строй церкви. Духовенство в сознании крестьянства играет такую важную роль, так глубоко засело в понимании простого народа исключительное положение клира, которому поручено обладание ключами в рай и ад, что не может быть и речи о том, чтобы поощрять духовенство, например, играть двойную политическую игру или же потворствовать его распущенному образу жизни.

К прискорбию, некоторые пороки нашего духовенства коренятся в самом строе современной церковной жизни, в отживших преданиях и уставах. Укажем, например, на запрещение овдовевшим священникам вступать во вторичный брак. Запрещение это, как известно, не имеет канонических оснований и вошло в церковную жизнь сначала в виде частного обряда. Увы, как все исторические институты, утратившие смысл для современности, и это суровое правило порождает в жизни много несчастий. Вот овдовел священник, молодой мужчина; на руках - куча детей. Как быть? Снять с себя сан - это значит, подвергнуть себя разным лишениям, лишиться права пребывания в данной епархии, потерять профессиональный заработок. Остаться священником - подавить в себе естественное тяготение к женщине, лишить своих детей заботливой руки воспитательницы.

И как всегда, когда не существует естественного разумного человеческого выхода, человек вступает на путь разных аномалий, .

В с. *, Богородск. у., живет отец *, вдовец. Диавол силен в роде человеческом, и особенно усердно подстерегает людей в положении отца *. И вследствие вот именно этого, вдовый пастырь с превеликим усердием ухаживает за местными дамами, барышнями, а также и за не-дамами, т.е. крестьянскими бабами. В деревне говорят про в *, коли принимает ухаживанья своего духовного отца!).

Как обойтись вдовому священнику без женской прислуги? И о.*. держит у себя женщину, у которой две дочки на возрасте. А в народе по этому случаю идет нечистая молва. Кроме того, у батюшки же поселились еще две вдовушки, одна из них дальняя родственница. Ну, известное дело, в деревне всякий вздор болтают, - дескать, это бабье из-за о.*. друг другу косы растрепали. Говорят также, влияние о.*. на местных девиц так сильно, что уже получаются некоторые плоды, отнюдь не духовного характера.

Скучно одинокому вдовцу! И вот о.*. для развлечения иногда гуляет по вечерам с деревенскими девушками. Мужичкам и это не нравится, хотя, по моему мнению, в этом дурного ничего не заключается. Как-никак, а о.*. семинарию прошел, и не чета какому-нибудь деревенскому хулигану. Вообще, светскость в духовенстве следует поощрять.

Скуки ради пастырь завел граммофончик. И это хорошо. Нехорошо только то, что о.*. прикупил несколько пластинок с порнографическими шансонетками и паскудными разговорами. Благочестивые старушки смущаются от такого невиданного нечестия.

Известно, что наше сельское духовенство «преизлиху» пьет, по чашке, «юже и монаси приемлют». И о.*. не чужд сей слабости, которую, впрочем, поддерживают сами крестьяне своими пьяными, якобы православными, обычаями. Ну, в пьяном виде какой разум у человека? Ведь священник тоже человек, иногда и поплясать захочется. А если с ребятишками да еще под граммофон, то и Бог простит. Но прихожане думают иначе, строго осуждают батьку, видя в его поведении соблазн.

Некто «Православный», пишущий нам по этому же поводу, говорит, что хулиганство о.*. особенно ярко выдается теперь, когда духовенство прилагает все усилия, чтобы справиться с хулиганством в народных низах. Куда уж нашему духовенству бороться с хулиганством! «Врачу, исцелися сам!»

На о.*. также возводится обвинение в том, что он бесконтрольно распорядился лесом в количестве 20 десят., завещанным церкви местной помещицей. Но, ведь, бесконтрольные распоряжения общественными средствами тоже в обиходе нашей православной церкви. Все делается домашним образом, по свойству и кумовству.

Как только коснется бытовых сторон духовенства, так сейчас и попадешь в какой-то заколдованный круг. У о.*. дядя благочинный, а это значит, что всяким жалобам на этого священника не дается никакого хода. Но скажите, пожалуйста, у каких священников нет в епархии влиятельных родственников? Духовенство - это каста, члены которой ревниво оберегают друг друга. Церковно-приходская школа, например, гибнет оттого, что все грехи, небрежение по службе, прикрываются своим братом-духовным. Чтобы разбить этот кастовый дух, имеется только одно средство - открыть доступ в духовное сословие другим классам, в особенности, крестьянству.

Один из наших корреспондентов называет о.*. «волком в овечьей шкуре».

Не думаем, чтобы такое определение соответствовало тому, что в действительности представляет из себя этот священник. Вернее будет сказать про него, что он жертва своего несчастного вдовьего положения, что он человек слабовольный, быть может, болезненный, легко поддающийся влиянию женщин. Это, конечно, не есть оправдание половой распущенности, и если действительно поведением священника вызывается растление нравов, то он подлежит суровому осуждению.

Но все это частности, которые приобретают значение только при свете общей идеи. А эту общую идею можно формулировать так:

Настоятельно необходима реформа церкви, в смысле приближения ее к потребностям современной общественной жизни, и раскрепощение духовенства, в смысле отмены всяких ограничительных законов и дарования ему без исключения всех общегражданских прав.

Созерцатель.

/«Богородская Речь», №13 (102), воскресенье 24 марта 1913 г ., стр. 2, 1-2 пол./

 

 

О ТОМ, КАК НАЧАЛОСЬ И РАЗВИВАЛОСЬ ТРАВОСЕЯНИЕ В БОГОРОДСКОМ УЕЗДЕ МОСКОВСКОЙ ГУБЕРНИИ

(Окончание)

 

Большая часть приобретенной вики пошла в центральный участок, где до 10 селений уже несколько лет подряд, как, напр., с. Соколово, Ямкинской вол.; также и посев ее производился и отдельными домохозяевами, особенно по Ямкинской и Шаловской вол.

Вика оказалась довольно подходящей травой для крестьянского хозяйства, и урожай ее получался на легких почвах 150-250 пуд. с десятины; на мало удобренных полосах или высоко расположенных урожай сена был ниже. Но были года, как, напр., 1903 г ., когда вика значительно пострадала от засухи, особенно на песчаных почвах. Говоря о довольно значительных посевах вики среди населения Богородского у., нельзя не отметить, что стоимость производства такого сена обходится довольно дорого, затем, вика не представляет преимуществ по уборке и сушке по сравнению в клеверным сеном; кроме того, один год пользования и неизвестность продолжения посевов в будущем - дают основания рекомендовать вику только ввиду того, что крестьяне не соглашаются на правильное травосеяние.

Уместна вика на новях из-под покоса и леса; конечно, введение правильного травосеяния не может препятствовать посеву вики на пару, что и наблюдалось в некоторых о-вах.

Чечевица и пелюшка, как не дававшие достаточного количества хорошего урожая, не получили распространения.

Первое селение, перешедшее в 1901 г . к правильному травосеянию, было Анискино, Осеевской вол.

Всходы трав на песчаной земле в с. Анискине - были довольно удовлетворительные, особенно на более низких и удобренных полосах, а на мало удобренных вышли редки: соответственно этому оказался таким и урожай.

Все последующие годы среди селений, перешедших к правильному травосеянию, можно отметить с. Рязанцы, Аксеновской вол.

В этом селении все крестьяне согласились посеять клевер сеялкой без разделения полос, на всех без исключения. Нелишне при этом сказать, что вначале некоторыми из крестьян высказывалось сомнение относительно возможности правильного распределения уплаты за семена трав, также отмечалось на нежелательность посева клевера по межам, но когда крестьяне увидали, что развитие клевера на межах не уступает клеверу, посеянному на полосах, то такой посев нашли весьма хорошим; получили они сена по расчету до 250 пуд. с десятины, а всего до 12 тыс. пудов, что дало им возможность сразу перестать арендовать покосы и увеличить количество лошадей и скота.

Количество семян трав вначале продавалось 5-10 п. клевера и 3-5 п. тимофеевки, а в 1904 г . - уже 110 п. клевера и 77 п. тимофеевки.

В 1907 г ., когда ясно обнаружились результаты урожая трав посева 1905 г . - перешло 16 селений к правильному травосеянию и 4 к угловому. Семян трав было продано в этом году до 293 п. клевера и 114 п. тимофеевки; кроме того, отпущено 13 сеялок для трав.

Распространение травосеяние получило, главным образом, в северных волостях и, отчасти, в центральных. Такой массовый переход, как было в свое время отмечено в докладе, можно объяснить пробудившимся интересом населения к увеличению кормовых площадей; последнему же способствовали хорошие урожаи клевера и тимофеевки в некоторых селениях, как Горках, Старках, Рязанцах, Мизиновке и др., слух о чем широко разнесся по северной и центральной части уезда, а также в связи с увеличением агрономического персонала. К травосеянию стали переходить и те селения, которые раньше не находили для себя возможным, и, таким образом, те первоначальные, казалось, безрезультатные беседы помогли и оказали свое влияние по прошествии нескольких лет, и вся предшествующая деятельность, может быть, и малозаметная, сказалась впоследствии. Посев клевера в большинстве случаев производится сеялками, которыми достигают ровность посева; в некоторых случаях соглашались сеять всем о-вом, без разделения полос.

В 1908 году переходит еще большее количество селений, а именно: 23 селения к правильному и 2 - к угловому, и опять, по преимуществу, северных волостей (на границе с Дмитровским у.) и, отчасти, центральных.

В этом году было продано клевера 639 пуд. и тимофеевки - 245 пуд. Затем развитие травосеяния как бы становится в нормальное положение, и ежегодно .

Как уже было отмечено, экономический совет в 1901 г . признал самым существенным мероприятием введение травосеяния, в 1907 г . постановление это было подтверждено и добавлено еще указанием об упорядочении существующего. Вопрос этот продолжает быть таким же для Богородского уезда, до сего времени, особенно, для Павловского и Гуслицкого участков. Травосеяние распространилось там, где его было сравнительно легче вводить, т.е. в северной части, затем подвинулось в центральную часть уезда; появились случаи и в Павловском участке, в гуслицком же районе посев производился только на землях, вышедших из-под хмельников.

Переход сельских о-в к правильному травосеянию по годам можно видеть из следующей таблицы:

 

ГОДА 1901 1902 1903 1904 1905 1906 1907 1908 1909 1910 1911 Итого

Количество

селений, пе-

решедших к

травосеянию 1 2 1 3 6 1 16 23 9 10 10 82

 

Количество

сеялок для

клеверных

семян — — — 3 5 1 13 14 6 9 8 59

 

К угловому травосеянию за этот период перешло 16 селений.

При переходе к травосеянию для распашки нови и подготовки 4-го поля, начиная с 1904 г ., выдавались плуги Сакка и бороны Рандаля в селения (свыше 35) северных волостей и, отчасти, центральных и нескольких Павловского района.

Но помимо распространения травосеяния, является необходимым постоянное содействие участковых агрономов, особенно в северной части, в упорядочении этого дела, т.е. наблюдение за тем, чтобы не сбивались с принятого севооборота, и за своевременной уплатой выданной ссуды.

Упорядочение положения травосеяния было одной из существенных причин введения участковой агрономии. Как мероприятие травосеяние, являясь наиболее трудным в смысле соглашения крестьян, только и может в корне изменить весь строй крестьянского хозяйства, улучшить землю и увеличить количество лошадей и скота.

И хотя обследования последнему не производилось, но в большинстве случаев крестьяне сами говорили, что травосеяние дало им возможность в течение 3-5 лет увеличить раза в полтора лошадей и коров. Как пример этому, можно привести с. Мизиново, Гребневск. вол., где до введения травосеяния ( 1905 г .) было лошадей 35, коров с телятами - 35, овец - 15, а в 1908 г .: лошадей - 45, сосунов - 14, по третьему году - 6, коров с телятами - 60 и овец - 50; или с. Еремино, где в 1905 г . было: лошадей - 63, коров - 97, овец - 20, а в 1908 г .: лошадей - 68, жеребят и сосунов - 20, коров - 120 и телят - 59.

Надо отметить, что Богородский уезд является наименее обеспеченным скотом; из наличных крестьянских семей половина не имеет лошадей, а в Гуслицком районе и того меньше.

Вследствие введения травосеяния увеличилось количество лошадей и скота, и явилась возможность предложить управе в январе 1912 года устроить случной пункт в с. Щелкове для северной части уезда, что было принято, и мне было поручено составить доклад, который был внесен в чрезвычайную сессию в конце февраля и был принят.

Из всего изложенного можно видеть, с каким трудом началось и развивалось травосеяние в Богородском уезде, которое в самом начале деятельности было в виде опытов. Затем, когда было завоевано даверие населения путем введения травосеяния, появились и другие улучшения.

Земский агроном Ив. Никитинский .

/«Богородская Речь», №13 (102), воскресенье 24 марта 1913 г ., стр. 2, 2-4 пол./

 

 

БОГОРОДСК

 

БОЛЬНИЧНЫЕ КАССЫ

 

В непродолжительном времени открываются больничные кассы на фабриках т-ва Истомкинской м-ры Шибаевых и т-ва Анисима Елагина с с-ми. На первой фабрике происходило несколько собраний рабочих и служащих, причем сообщение о новом законе делал бухгалтер А.И. Пименов. Никаких вопросов при этом рабочие не задавали. 27 марта назначены выборы уполномоченных от служащих и рабочих для совместной с администрацией фабрики выработки устава.

Такое же собрание на фабрике т-ва м-р А. Елагина состоится 28 марта.

/«Богородская Речь», №13 (102), воскресенье 24 марта 1913 г ., стр. 2, 4 пол./

 

 

СТАРООБРЯДЦЫ И ПАТРИАРШЕСТВО >

 

В газете «День» напечатано сообщение о том, что будто бы в настоящее время старообрядцы очень озабочены приготовлениями к выборам патриарха: у архиепископа Иоанна ежедневно идут совещания, а А.И. Морозов, якобы, побывал в Палестине и вывез оттуда посох, которому насчитывается более 500 лет.

По этому поводу А.И. Морозов послал министру внутренних дел следующую телеграмму:

«В «Дне» напечатано, что старообрядцы восстанавливают патриаршество, и упоминают мое имя; по всей вероятности, нас смешивают с беглопоповцами, которые помышляют о возглавлении своей церкви. Почтительнейше прошу успокоить святейший синод тем, что владыко Иоанн даже находится вне Москвы, - поехал отдохнуть на юг, а что касается до меня, то у меня так много дела, да и серьезного, что не по Палестинам разъезжать. А что касается до миссионерских наветов, старообрядцам не привыкать: помним ложь «Московских Ведомостей» при открытии памятника Александру Второму».

/«Богородская Речь», №13 (102), воскресенье 24 марта 1913 г ., стр. 2, 4 пол./

 

 

ЕЛИСАВЕТИНСКОЕ ОБЩЕСТВО

 

Сегодня в 11? ч. у. в помещении детского приюта на Рогожской ул. имеет быть общее собрание членов Елисаветинского богородского комитета для рассмотрения отчета за 1912 г . и сметы на 1913 г . и для выборов должностных лиц.

/«Богородская Речь», №13 (102), воскресенье 24 марта 1913 г ., стр. 2, 4 пол./

 

 

ЖАНДАРМ И СЕНО

 

В пакгаузе при ст. «Богородск» Нижегородской жел. дороги случились какие-то пропажи. Станционный жандарм всю вину свалил на недосмотр привратника Павла Яманова…

Прошло несколько дней.

Однажды привратник увидел, что из пакгауза к воротам идет жандарм в сопровождении какого-то оборванца. Последний нес вязанку сена, пуда в три весом.

Яманов оборванца не пропустил.

- Пропусти! - крикнул унтер. - Ведь сено он мне несет.

- А пропуск есть?

- Без пропуска хорош.

Но Яманов все-таки не пропустил.

Скоро явился на место происшествия возчик и служащий у некоего Кокова, которому принадлежало сено. Было выяснено, что сено похищено.

Жандарму предложили составить протокол. Он отказался. Вызвали для этой же цели и начальника станции, но и он не захотел написать о случившемся бумажку.

После этого на привратника, что называется, «насели» и начальник станции, и жандарм.

Яманов был смещен из привратников в сторожа грузов, причем его оклад с 300 руб. был уменьшен до 240 руб.

Но любопытная деталь. После того, как путь, которым доставал жандарм сено, был обнаружен, - исчезновение сена прекратилось, и в скором времени умный унтер продал своих коров.

- Держать-де их не расчета. Корм вздорожал…

(«Семафор»)

/«Богородская Речь», №13 (102), воскресенье 24 марта 1913 г ., стр. 2, 4 пол. - стр. 3, 1 пол./

 

 

[ фото П.Ф. Федорова. † 11 марта 1913 г . ]

/«Богородская Речь», №13 (102), воскресенье 24 марта 1913 г ., стр. 3, 1 пол./

 

 

ВЫЗОВ НАСЛЕДНИКОВ

 

Уездный член Московского окружного суда по Богородск. уезду вызывает наследников к имуществу умершего пот. поч. гражд. Н.Г. Воскресенского и к имуществу умершего крест. дер. Байбаки, Гребневской волости, Иос. Аким. Фролова.

/«Богородская Речь», №13 (102), воскресенье 24 марта 1913 г ., стр. 3, 1 пол./

 

 

НАЗНАЧЕНИЕ

 

Полицейский надзиратель при фабрике т-ва м-р Ф. Щербакова в с. Озерах Семен Судоргин перемещен на должность полицейского надзирателя при фабрике комп. Богородско-Глуховской м-ры.

/«Богородская Речь», №13 (102), воскресенье 24 марта 1913 г ., стр. 3, 1 пол./

 

 

ЛЕСОИСТРЕБЛЕНИЕ

 

Московский лесоохранительный комитет признал опустошительною рубку леса, произведенную в 1912 г . на площади 89 дес. в местной даче москов. купца Вас. Ив. Смирнова при селе Воря-Богородское, Орлово и Турбино, Богородского уезда и при с. Цареве, Дмитровск. уезда. Рубка приостановлена на 5 лет.

/«Богородская Речь», №13 (102), воскресенье 24 марта 1913 г ., стр. 3, 1 пол./

 

 

ПАВЛОВСКИЙ ПОСАД

 

СОБРАНИЕ УПОЛНОМОЧЕННЫХ

 

Очередное собрание городских уполномоченных состоялось 18 марта. Занятия начались с предложения московского губернатора избрать представителя от посада в междуведомственную комиссию по обеспечению войск земельными участками. Избран городской староста И.Я. Кулаков.

Городское управление подавало жалобу Богородскому уездному земскому собранию на неправильное обложение земель посада. Земским собранием жалоба оставлена без последствий. Единогласно постановлено дело о неправильном обложении земством земель Павловского посада перенести в сенат. Следующим обсуждался вопрос о приглашении городского техника. В настоящее время в городской управе имеется 16 предложений от лиц, желающих занять эту должность. По предложению уполномоченного Ф.Г. Краснова избирается комиссия для рассмотрения этих прошений. В комиссию вошли: гг. Кулаков, Ефимов, Лабзин, Краснов и Куделин.

Закрытой баллотировкой выбирается на должность товарища директора городского общественного банка (за окончанием службы Ф.А. Колчина) Т.Е. Чаусов (10 изб. и 4 неизб.). Вновь баллотировавшийся Ф.А. Колчин получил 8 изб. и 6 неизб.

Городские уполномоченные Н.В. Болдин и С.Я. Кулаков подали доклад о необходимости ходатайствовать о введении в посаде полного городового положения. Для поездки в Петербург выбрана комиссия, в которую вошли И.Я. Кулаков, К.П. Ефимов, В.В. Болдин, К.А. Масленников и Г.Е. Гаврилов.

Остальные дела общественного интереса не имеют.

/«Богородская Речь», №13 (102), воскресенье 24 марта 1913 г ., стр. 3, 1 пол./

 

 

ДЕЛА ПРИКАЗЧИЧЬИ

 

По рабочему вопросу написаны горы книг, но никто не изучает положения тех рабочих, занятых трудом подневольным, которые известны под названием приказчиков, конторщиков и пр. Между тем, армия этой категории тружеников растет параллельно с ростом торговли и промышленности, увеличивая своей массой пролетариат.

Во многих отношениях положения этих «белорабочих» хуже, чем чернорабочих. Нынче на фабриках мальчики становятся за оплаченную работу после незначительного искуса; мальчики в лавках и в магазинах должны пробыть несколько лет на побегушках, имея от себя носильное платье, прежде чем хозяин положит им два рубля в месяц. «Колотушки» и зуботычины в качестве воспитательных средств для мальчиков входят в программу каждого лавочника и с особенным усердием применяются старшими служащими, развращенными в свое время этой же системой.

Спрос на рабочую силу относительно велик, на приказчичью - ограничен тесным кругом. Рабочий может искать себе работы в самых отдаленных краях; приказчик - только в среде своих знакомых. Специализация в приказчичьем или конторском ремесле делает человека неспособным к другим видам труда.

Труд рабочего строго регламентирован законом; труд приказчика предоставлен произволу хозяина. Те 12 час., от 7 ч. утра до 7 ч. вечера, в течение которых производится у нас торговля, не служат еще показателем, сколько времени занят приказчик. У «рачительного» хозяина приказчик занят еще до открытия лавки и после прекращения торговли. На жизнь семейную, личную, у приказчика времени не остается.

Интересы рабочих призвана защищать фабричная инспекция; приказчиков разве один Бог защитит. Жизнь, здоровье и помощь в нужде обеспечены рабочим законом о страховании; сословие приказчиков лишено всякой помощи, для ограждения их нужд не существует законоположений. В Г. Думу был внесен законопроект об урегулировании приказчичьего труда, - депутат от Моск. губ. бар. Тизенгаузен обкорнал его, Государственный Совет еще урезал от него кое-что, а потом все замолкло… Если даже осуществится это законодательное предположение, то все равно от него будет мало толку для приказчиков.

Приказчика бьют в два кнута. Купец доморощенный, «истинно-русский» доезжает его своими патриархальными порядками, похожими на беспорядок. Купец цивилизованный, на европейский лад прилизанный, угнетает своего «белорабочего» системой, мелочной регламентацией труда, своим бездушием. Никому так тяжко не живется, как конторщикам, конторщицам и служащим фирмы Зингера. Служащие этой богатейшей компании не только обязаны отрабатывать в будни максимальное число часов, но еще обязаны работать по нескольку часов в праздники. Мало того, здесь все ведется по «системе Тэйлора»: конторщики за неделю должны произвести максимальное количество работы согласно инструкции. Не успевшие сработать задание должны приготовить работу в сверхслужебные часы. И служащие долго засиживаются по вечерам, в праздники, прикованные угрозой штрафов к своим рабочим конторкам. Словом, на этой иностранной фирме, что называется, «креста нет».

Некоторое улучшение в положение служащих могли бы внести профессиональные организации. Но для устройства таких организаций необходима инициатива со стороны независимых лиц, ибо служащие - люди маленькие, хозяева прогонят их в «три шеи» за подобные затеи. Между тем, таких-то лиц, людей доброжелательных и с общественной жилкой в Павлове и не находится. О, жесток этот городок! Воспитанные на понятиях о прибыли и убытке, обыватели погружены исключительно в личные интересы, без всякой мысли об общественном благе, без всякой думы о меньшой братии…

/«Богородская Речь», №13 (102), воскресенье 24 марта 1913 г ., стр. 3, 1-2 пол./

 

 

ПАМЯТИ Н.А. ЗАОЗЕРСКОГО

 

В Москве скоропостижно скончался Н.А. Заозерский, известный здесь в качестве лектора «народного университета». Эту личность павловская публика не забудет не только как блестящего лектора, но, по-преимуществу, как человека, заронившего в души многочисленных слушателей семена правды, добра и красоты. Впечатление от двух его лекций - о пушкинской Татьяне и о Льве Толстом - поистине незабываемо. Заозерский был не просто лектор, литератор, это был учитель жизни, проповедник истины. Он старался оторвать внимание аудитории от обыденщины, от мелких и низменных интересов и поднять слушателя в высь вечных идеалов. Собственно, покойный Николай Александрович ничего не сказал нового; но то, что он говорил было ново для павловской публики, было для нее почти откровением. Пользуясь образами, созданными нашими писателями, Заозерский говорил о том, что кроме любви зоологической, кроме любви материальной и грешной, существует еще высшая формы любви, - любовь тургеневской Лизы, Елены, Марианны, пушкинской Татьяны… И для павловской девушки, для здешней женщины, привыкшей все явления расценивать по масштабу материальных благ, идеи Заозерского явились настоящим откровением. Лекция о Льве Толстом открыла здешней публике, что у нас, русских, есть великий писатель и человек. Неиссякаемый источник мудрости, искренний, правдивый и безграничный по глубине и широте воззрений мыслитель. И в этой лекции Заозерский звал своих слушателей от мрачных долин повседневности к горным вершинам лучезарной истины. И сотни голов, слушавших этого учителя жизни, - голов, погруженных исключительно в дела житейские, узкоматериальные, первый раз в жизни задумались о существовании мира вечных, бессмертных ценностей. Справедливость старого изречения, что «человек не единым хлебом жив будет», подтверждается всеми новейшими этическими учениями. Общество, теряя идеал, полярную звезду жизни, превращается в труп. Провозвестником лучших заветов русской мысли был Н.А. Заозерский, и вечная память ему.

/«Богородская Речь», №13 (102), воскресенье 24 марта 1913 г ., стр. 3, 2-3 пол./

 

 

ЗЕМСКАЯ САНИТАРНАЯ ВЫСТАВКА

 

Нельзя сказать, что эта выставка очень удалась у нас. Экспонаты были выставлены в зале посадской управы, в довольно тесном помещении, не имеющем даже вентиляции. Объяснения давались бессистемно, тогда как группировка предметов была такова, что требовалось связное изложение по целой отрасли знания, наприм., о потреблении алкоголя. Вообще, неимение у нас обширной залы тормозит все общественные начинания. И вновь, и вновь возникает вопрос об устройстве народного дома. К сожалению, это дело у нас совсем замерло. Вначале тормозила дело, неизвестно с какой целью, группа известных лиц, а потом забастовал и сам инициатор предприятия свящ. Воскресенский.

/«Богородская Речь», №13 (102), воскресенье 24 марта 1913 г ., стр. 3, 3 пол./

 

 

НАВОЗ НА БАЗАРНОЙ ПЛОЩАДИ

 

Снег давно стаял, а навоз на площади, лежащий густым слоем, до сих пор не убран. Местами от зловония приходится зажимать нос. Хотя бы пожалели торговцев из рядов, которым приходится вдыхать вредные испарения. Ведь они тоже люди!

/«Богородская Речь», №13 (102), воскресенье 24 марта 1913 г ., стр. 3, 3 пол./

 

 

ОРЕХОВО-ЗУЕВО

 

ФАКТЫ И СЛУХИ

 

Священник в простонародье пользуется большим почетом. Не то у нас. «Ореховский священник», - у нас синоним человека, отличающегося жадностью и другими пороками. Все действия нашего причта стали притчей во языцех, и терпение злосчастных арендаторов, кажется, начинает лопаться. Что бы вы ни затеяли, вам, прежде всего, приходится обратиться, и, конечно, не с пустыми руками, к владельцам Орехова - попам. Теперь, говорят, выработали таксу: за право постройки дома 1.000 руб. Само собой разумеется, что эта сумма вносится кроме аренды. За право открыть кинематограф - три тысячи, ну, а за трактир меньше пяти никак нельзя взять. «Глас народа - глас Божий», - говорит русская пословица, и потому трудно не верить тому, про что говорит все Орехово. Все удивляются, почему у нас нет ни одной гостиницы, порядочного ресторана… Очень просто: слишком запрашивают за право устройства, а монополисты Бобров и Татарников хорошо платят. Говорят, теперь расстроилось дело с электрическим о-вом, и только благодаря чрезмерным аппетитам попов.

Интересно, что причт подписал договор с о-вом 1886 г . на право проводки электрической энергии в Орехово, но когда о-во заключило договор с Зуевым на более выгодных для последних условиях, - попы решили, что они прогадали и сделали блестящий форс-мажор: оказалось, что какой-то заштатный дьячок не подписал договора. Дьячок подал протест. Забили тревогу. Выписали уполномоченных о-ва 86 г . и с «глубоким сожалением» заявили, что консистория не утверждает договора. Представители о-ва 86 г . долго не могли понять, чего еще хотят жадные попы? Наконец, желания последних выяснились. Оказалось, что им жалко отдавать бесплатно для подстанции участок земли, не приносящий никакого дохода. Кроме того, они желали бы, чтобы о-во бесплатно провело в их дома электричество, да, кстати, за свой счет устроило артезианский колодезь.

Представители о-ва 86 г . уехали, пообещав, что правление пришлет ответ. Ответ, говорят, получился краткий: «Больше того, что предусмотрено в договоре, правление ничего пообещать не может».

Как взглянут на этот ответ - увидим скоро.

Многие белые рабы Ореховского причта, выведенные из терпения, вспомнив пословицу, что «и заяц кусается», решили при приезде обер-прокурора Святейшего Синода в Владимир, подать ему личное прошение, в котором будут изложены подробности быта под опекой Ореховского причта. Хорошо, если не струсят наши передовики, и дело не ограничится разговорами. Начальство приедет, а там дожидайся, когда еще будет такой случай.

/«Богородская Речь», №13 (102), воскресенье 24 марта 1913 г ., стр. 3, 3-4 пол./

 

Неожиданный разлив реки Клязьмы встревожил прибрежных жителей. В особенности всполошились жители «Чугуновки». Наскоро, с помощью лодок и перекидных лав организовали сообщение с миром. Переправа на лодках в этом сезоне (морозовская) прошла гладко, без инцидентов, при посадке соблюдалась очередь, во время смен на обоих берегах дежурил усиленный наряд полиции. Но общественный перевоз с. Зуева грустно доживал свои дни. Прежде пользовались лодкою Зиминых, а теперь Зимины не подпускают зуевских крестьян к конторе на пушечный выстрел, и потому крестьянам пришлось купить свою утлую ладью, на которой переезжать реку находилось не много смельчаков. Курьезно отношение фирмы Зиминых к своим рабочим: контора выдала рабочим билеты на право переезда через реку, но упустила самое главное, - не устроила перевоза, и рабочим пришлось пользоваться морозовским перевозом, где билетов не спрашивали. Вероятно, когда решили перевозить по билетам, то в подробностях обсудили вопросы о форме билетов, их цвете и порядке их выдачи. Это вроде загадочной картинки: изображена фабрика, представители ее правления… Найти: где голова?

/«Богородская Речь», №13 (102), воскресенье 24 марта 1913 г ., стр. 3, 4 пол./

 

Как известно, председателем покровской земской управы был выбран г. Ненароков; он же был выбран и в Государственный Совет. Когда выяснилось последнее, г. Ненароков заявил, что ввиду трудности совместить эти две должности, он отказывается от жалованья председателя управы и соглашается числиться почетным председателем. Управа с благодарностью отнеслась к председателю, нашедшему удовлетворяющий всех выход из создавшегося положения, и просила его приехать хотя на несколько заседаний, ассигновав на проезды 1.000 руб. Г. Ненароков, в свою очередь, поблагодарил управу; словом, все кончилось к общему удовольствию. Но… не так давно управа получила разъяснение от секретаря Государственного Совета. По «разъяснению» оказывается, что лицо, выбранное в Государственный Совет, имеет право совмещать со званием члена Гос. Совета и должность председателя управы и, что самое главное, получать установленное управой жалованье. Созвали экстренное собрание и с грустью постановили: хотя г. Ненароков и отказался от жалованья, но ввиду «разъяснения» назначить ему годовой оклад в 3 тыс. рублей в год, не засчитывая выданных на проезды.

Таким образом вышло: работал человек - платили ему три тысячи, перестал работать - четыре дают. И такое постановление было единогласное, без возражений.

Nata .

/«Богородская Речь», №13 (102), воскресенье 24 марта 1913 г ., стр. 3, 4 пол./

 

 

УЕЗДНАЯ ЖИЗНЬ

 

ВИНО И КАРТЫ СРЕДИ ФАБРИЧНЫХ РАБОЧИХ

(Письмо с фабрики)

 

Фабрика вносит в деревню много разгула. Сильно пьют в наших деревнях, но на фабрике еще больше пьянства. И оно, чем дальше, тем больше развивается. Каждую неделю в получку жалованья на нашей фабрике, находящейся в Московской губ., можно видеть сотню пьяных рабочих. Пьют старые и малые! Горько бывает смотреть на пьяного мальчугана, которому еще нет 17 лет: идет, шатается, ругается, падает! Не слаще смотреть и на пожилого рабочего, который, придя в фабричную казарму, где он живет с семьей, издевается над своим голодным семейством. Ведь эти жалкие люди, как получат в конторе жалованье, не заходя к себе на квартиру, идут за фабричные ворота, где к их услугам «казенка», трактир и шинок, и часто пропивают всю недельную получку до копейки. Рабочие, пропивая жалованье, оставляют детей, как говорится, холодными и голодными, разутыми и раздетыми. Площадная брань из уст пьяного отца сыплется без удержу и заражает сквернословием малых детей. Какой же из пьяницы работник? И администрация фабрики, конечно, не дает потачки пьяницам: выгоняет из рабочего корпуса; а тех, которые нагрубили мастеру, подмастерью или табельщику, - рассчитывает. Эти, хотя и строгие, меры пьянства не уменьшают: рассчитывают одних, на их место «созревают» новые. На фабрике есть хорошо организованное «общество трезвости», которое часто спектаклями и несколько раз в неделю кинематографическими картинами - старается отвлечь от казенки рабочего, но и это плохо помогает, так как пьяница-рабочий успевает побывать и на кинематографических картинах, и в казенке. Трудно устоять слабому человеку, когда в кармане деньги, а под боком «казенка». Тысячу проклятий шлют казенке несчастные жены пьяных мужей! Второй год просят крестьяне, на земле которых стоит «казенка», о закрытии ее, - но просьба их еще не уважена.

Не меньше горя, чем водка, приносит в фабричную жизнь и картежная игра. Азартные игры распространяются из-за пьяного разгула и сами увеличивают пьянство. Лет 15-ть назад на нашей фабрике не было азартной картежной игры, а существовала только азартная игра в «шестеро» (катают по земле бабки).

Раньше, если и играли в карты, то не на деньги и в безобидные игры - в «козла», «свои козыри», «дураки» и пр. Теперь же в ходу «три листика», т.е. «прошел», «замирил»! К концу игры и «ходят» часами, а «мирят» сапогами! А деньги, как вода, так и переливаются от одного к другому. Картежная игра - как болезнь: ею заражаются малые и старые. Играют в жилых каморках. Играют в овинах. Играют зимой в нарочно снятых избах и притонах, а летом играют в лесу, вдали от глаз полиции. Получив жалованье, игроки запасаются водкой и свечами и отправляются в лес. Разбиваются по партиям от 4 до 8 человек, садятся под елью, и начинается азартная игра. Вскоре к игрокам заявляются торговцы (из своих же рабочих) и предлагают водку, свечи, папиросы. Пьют для настроения; пьют в складчину; пьют с выигрышем, игры часто кончаются драками, случается, что пускают в дело ножи. Но даже, когда не подерутся, все-таки, если не проиграют, то пропьют свои деньги, и доигравшись до утра и не спавши, с пустыми карманами и больной головой, - идут на работу. В конце концов, у картежника оказывается, конечно, много прогулов, следует штраф, а там и расчет. К счастью, у этих господ жены-труженицы, которые своими заработками поддерживают жалкое существование семейств, иначе нищета была бы неописуемая! Фабричное начальство и местная полиция принимают самые строгие меры против азартных игр: штрафуют, рассчитывают, составляют протоколы. Неисправимого игрока неминуемо ждет отбывание ареста по суду и безработица, а с нею вместе нужна, голод и холод для несчастной семьи, которой некуда деться, когда прогонят с фабрики, потому что в родной деревне уже не осталось ни кола, ни двора своего.

Особенно горько становится глядеть на все это, когда видишь, что люди, которые могли бы удержать товарищей от пьянства и картежной игры, так называемые «сознательные» рабочие, которые имеют на них влияние, вместо доброго примера, сами участвуют в попойках и азарте, совращая самых темных и несознательных. Ведь по пословице: «если поп за хлеб, то и батрак не слеп».

И когда подумаешь так о фабричной жизни, то невольно завидно становится смотреть на тех, кто не соблазнился фабричными заработками и остался крестьянствовать в своей деревне, хотя и там жизнь не сладка.

Н. Колоколовский.

(«Колос»)

/«Богородская Речь», №13 (102), воскресенье 24 марта 1913 г ., стр. 3, 4 пол. - стр. 4, 1 пол./

 

 

СУД

 

Дело А.С. Лебедева

 

В октябре 1909 г . кр. Д.Г. Марков заявил прокурору московского окружного суда, что проживающий в с. Глухове на фабр. комп. Богородско-Глуховской м-ры А.С. Лебедев, пользуясь его стесненными обстоятельствами, ссудил его деньгами за лихвенные проценты и, в конце концов, совершенно его разорил. На возникшем предварительном следствии выяснилось, что пострадавшим явился не один Марков. Так, пострадали еще и супруги Ждановы и Исаевы. Эксперт, преподаватель бухгалтерии Е.Р. Богданов, высчитал, что по некоторым сделкам А.С. Лебедев брал с своих клиентов от 17 до 400 процентов. На этом основании А.С. Лебедев был предан суду присяжных заседателей по обвинению по ст. 1707 улож. о наказ.

19 марта А.С. Лебедев предстал перед судом. Председательствовал Тверитский, обвинял тов. прокурора г. Виноградов. Гражданские иски со стороны Исаевых и Марковых поддерживают помощник прис. пов. Бобров и пом. пр. пов. Каммодов. Гражданский иск со стороны супругов Ждановых поддерживает Д.И. Жданов. Защищает А.С. Лебедева присяжн. пов. С.А. Кобяков. Перед присяжными проходит целый ряд свидетелей, удостоверяющих, что обвиняемый, пользуясь безвыходным положением своих клиентов, брал с них чудовищные проценты. Свидетельскими показаниями открывается много темных сторон этого дела. Так, например, свидетель Н.А. Ксенофонтов говорил, что И.М. Михеев предлагал А.С. Лебедеву за гонорар в 500 рублей помирить его с Марковым. Лебедев от этого предложения отказался.

В своей речи тов. прокурора, отметив все отрицательные стороны дела, просил присяжных заседателей вынести Лебедеву обвинительный вердикт. Представители гражданских истцов просили признать закладные недействительными. В пространной речи защитник Лебедева указывал на недоказанность улик. После речи защитника председательствующий объяснил присяжным, что ожидает обвиняемого в случае обвинения; заканчивает председатель свое резюме словами: «и если вы признаете Лебедева виновным, забудьте о жалости, - вы не женщины, вы судьи». По требованию защиты, последняя фраза заносится в протокол. На рассмотрение присяжных было поставлено 17 вопросов, из которых последний - признание ростовщичества как промысла - влек за собой лишение всех прав.

Около часа совещались судьи совести и, признав Лебедева виновным, отвергли занятие ростовщичеством как промыслом. Суд приговорил А.С. Лебедева к 6-месячному тюремному заключению. Гражданские иски удовлетворены.

/«Богородская Речь», №13 (102), воскресенье 24 марта 1913 г ., стр. 4, 1-2 пол./

 

 

СПОРТ

 

Орехово-Зуево

 

Закончился прием команд в Орехово-Зуевскую футбольную лигу. Успех был необычайный. Подана масса прошений о приеме в лигу, и комитету было очень трудно разобраться. Наблюдался большой интерес к лиге не только со стороны местных команд, но и из близлежащих районов. Из Дулева записалось 4 команды, Дрезны - 2, Ликша - 1, Горы - 1, Павлова - 3, Подгорное - 1,а всего принято тридцать команд, не считая детских, прием которых начнется после экзаменов. В первом классе оставлено только 9 команд. По составу выделяется команда, бывшая «Славия»; ее надо считать самой сильной, только жаль, что, по слухам, у них в команде нет единодушия. Грозна, как всегда, «К.Л.С.» своей сыгранностью и умелой постановкой дела. «Дрезна» сильна англичанами. «Сокол» усилился очень хорошими игроками: Кононович 2-й, Кулагиным и Андриановым.

Вновь вступившая команда «Нега» слилась с бывшей «Озеровцами». Вообще, календарь игр обещает быть крайне интересным. Уже теперь называют кандидатами на кубок «К.Л.С.», «Славию», «Дрезну» и «Сокол». Во второй категории вне конкуренции должна дойти «Гора».

N .

/«Богородская Речь», №13 (102), воскресенье 24 марта 1913 г ., стр. 4, 2 пол./

 

 

[ ЧАСТНЫЕ И КОММЕРЧЕСКИЕ ОБЪЯВЛЕНИЯ ]

/«Богородская Речь», №13 (102), воскресенье 24 марта 1913 г ., стр. 4, 2-4 пол./

 

 

Редактор-Издатель Г.А. Кобяков

 

 

 
При использовании материалов сайта ссылка категорически приветствуется.
© Богородск-Ногинск. Богородское краеведение. 2004-2018
Политика конфиденциальности
Яндекс цитирования Check PageRank