Богородск-Ногинск. Богородское краеведение

«Если мы не будем беречь святых страниц своей родной истории,
то похороним Русь своими собственными руками»
Епископ Каширский Евдоким. 1909 г.

Мы в социальных сетях:
 facebook.com/bogorodsk1781
 vk.com/bogorodsk1781
Дата публикации:
31 мая 2005 года

Власть и общество

Земские начальники

Дворяне - земские начальники на фоне общего оскудения дворянского сословия к началу ХХ столетия (поведенческий факт как отражение общей тенденции).

 

Копия дознания, произведенного приставом первого стана Богородского уезда по делу о крестьянине Василии Грибкове, восстанавливающем крестьян деревни Запонорье против Земского начальника, высланная богородским уездным исправником Московскому губернатору 23 июня 1901 года (текст публикуется в сокращении - Е.М.).

1901 года июня 20 дня, пристав 1 стана Богородского уезда (Малышев – Е.М.), вследствие предписания г. Богородского уездного исправника, от 16 июня сего года, за №132 производил дознание по поводу того, что крестьянин села Запонорья Василий Филиппов Грибков (из документов дела на л. 3об-4об: Грибков 45-ти лет, православный отставной унтер-офицер, женат, имеет троих детей, грамотный - Е.М.) восстанавливает общество против местного земского начальника (дворянина, богородского землевладельца Кологривова - Е.М.), ругает его и грозит на сходе публично. При дознании опрошенный сельский староста села Запонорье Иван Семенов кузнецов объяснил, что 10 числа сего июня месяца им старостою по приказанию господина земского начальника был собран сельский сход, на котором крестьянам было объявлено, что рубить лес и копать пни в наделе (принадлежавшем землевладелице Анисье Ивановне Кулаковой – Е.М.) нельзя, а равно, чтобы все крестьяне подписались по приговору по поводу пополнения хлебного капитала (создаваемого земством на случай неурожая – ЕМ); бывший на сходе их селения Василий Филиппов Грибков позволил себе на это ответить так: «и слушать не хочу и не желаю, подписываться к приговору не буду, лес рубить и пни копать буду, на сход приходить также не буду», при этом добавил еще: «а если кто осмелится против меня поступить, у того башка с плеч долой», на что староста ему возразил, что «так выражаться нельзя и что об этом он доложит г. земскому начальнику»; на что Грибков сказал: «если бы вздумал земский начальник мне что-либо воспретить, так и у него башка с плеч полетит, так ты земскому начальнику об этом и передай». После этого он, староста, стал его уговаривать и усовещевать, что нельзя не слушаться г. земского начальника, на что Грибов (так тексте – Е.М.) ответил: «какой это земский начальник, это просто обироха». (слова Грибкова из документа на л. 3об дела: «капитал собирается не для общественных нужд, а на штаны земскому начальнику»). На другой день, т. е. 11 числа Грибков ходил по домам и уговаривал крестьян, чтобы они на высидку (сход – Е.М.) не ходили что им за это ровно ничего не будет и в этот же день поехал подавать прошение на земского начальника великому князю Сергею Александровичу (московскому губернатору – Е.М.), каковые прошения он подавал и ранее на разных должностных лиц, но все эти прошения оставлены были без последствий и вообще по его мнению это человек крайне зловредный для общества, всегда он возмущает последнее против начальства и все односельные крестьяне его боятся, так как он постоянно грозит им чем-либо, если не будут делать так, как ему желательно…»

ЦИАМ, ф. 17, оп. 103, д. 132, лл. 2 – 2об).

Публикация Е. Маслова

 

 
При использовании материалов сайта ссылка категорически приветствуется.
© Богородск-Ногинск. Богородское краеведение. 2004-2019
Политика конфиденциальности
Яндекс цитирования Check PageRank