Богородск-Ногинск. Богородское краеведение

«Представляется - о здоровье и даже жизнеспособности общества свидетельствует, в первую очередь, отношение к людям, посвятившим себя служению этому обществу»
Юрий Ивлиев. XXI век

Мы в социальных сетях:
 facebook.com/bogorodsk1781
 vk.com/bogorodsk1781

Без срока давности

Евгений Голоднов, краевед

1.

Слава Богу, что живёт в людских душах человеческая благодарность. Как чудо. Обыкновенное. И не всё ещё, видимо, потеряно в нашем воинственном мире.

Сколько уж минуло с первой весны Победы. По сей день люди, разлучённые войной, ищут друг друга. И не только те, кто был в одном окопе. Но и такие, которых война поделила на своих и врагов.

Бывший советский военнопленный, немецкий инженер Конрад Гарниш через сорок лет после войны, с 1980-х, занялся поисками одной красивой русской женщины по имени Нина. Почему? Она выходила его, полуживого, пленного врага, содержавшегося в специальном лазарете где-то в Украине.

История давняя. Я прикоснулся к ней в начале 1990-х, будучи внештатным корреспондентом международной газеты для соотечественников за рубежом "Голос Родины". В те годы К. Гарнишу было уже больше семидесяти. Будучи на пенсии и вдовцом, он помогал церковной общине старинного немецкого села Фреклебен. Оказывается, первыми из русских в нём побывали казаки атамана Матвея Платова. А вот следующим гостем был двадцатилетний Николай Сысоев из Архангельска, бывший выпускник театрального вуза, фронтовик...

Гарниш внимательно отслеживал летопись родного села. В этом деле для фреклебенского краеведа не было мелочей – каждое событие в истории малой родины было под его контролем. На Гарниша меня вывела бывшая соотечественница Анна Михайловна Абрагам, проживавшая на тот момент в Берлине. В 1942-м она попала в плен в Германию и родила здесь дочь, а в 1945-м "по призыву Сталина" поехала на Родину навестить старых родителей, а трёхлетнюю дочь оставила с мужем. Поездка в Россию стоила ей ни много ни мало – шестнадцати лет в лагерях, на лесоповале. Увидела свою дочь только в 1961-м, когда вновь, после освобождения, вернулась в Германию...

 

2.

 

Николай Сысоев родился 22 октября1921 г. в деревне Шальниковская Приозерного района Архангельской области. В пекле 1941-го для двадцатилетнего выпускника Архангельского театрального училища начались фронтовые будни. В одном из боев 1943-го он был контужен и попал в плен. Его ждали концлагерь и смерть. Но – повезло. Небольшого роста, скорее напоминавший подростка, чем воина, Николай сумел надёжно спрятать свои воинские документы и форму, сошел за гражданского. И был направлен на работу к немецким небогатым фермерам Штройбелям в древнее село Фреклебен. Семья Штройбель, по-своему недолюбливая гитлеровцев, симпатизировала русскому юноше, прозванному за цвет волос "Колей Серебрянским". Когда же паренёк во время полевых работ серьезно повредил ногу, они отправили его в больницу на операцию и в дальнейшем тоже заботились о его здоровье.

Весной 45-го Сысоева освободили союзники-американцы. Николай вновь надел военную форму. А затем и продолжил начатую до войны театральную деятельность в Северодвинске, откуда его октябрьской ночью 1947-го, накануне собственного 26-летия, забрал черный воронок. Фронтовика осудили сразу по двум статьям: 54-й – 10 части 2 УК УССР и 58-й – 10 части 1 УК РСФСР (пропаганда или агитация, содержащие призыв к свержению, подрыву, ослаблению советской власти и т.п.).

Долгие годы партнеры по Орехово-Зуевскому народному театру не догадывались, что бывший профессиональный драматический актер – играл в театрах Иванова, Кинешмы, Борисоглебска – Николай Сысоев работает на сцене с одним легким. Что три года он пробыл в немецком плену (дважды пытался бежать) и по навету доносчика отбыл семь лет в концлагере в Архангельской области вплоть до реабилитации в 1954-ом.

Всё это пережитое мастер искусно скрывал под маской обаятельного комика-простака. А всего он сыграл на театральных подмостках более ста разноплановых ролей. И несмотря на удары судьбы, оставался общительным и доброжелательным человеком. С неизменным чувством юмора. Люди к нему тянулись. А его актерские способности высоко ценили главные режиссеры прославленного драматического театра-спутника МХАТ им. Горького заслуженные работники культуры России Ю. Л. Гринев и Г. А. Каретников. Кстати, одно время Сысоев был наставником и у юного Виктора Сухорукова. Ныне – народного артиста России. Виктор Иванович по сей день хранит в душе благодарность к Николаю Александровичу.

В 1988 году Н. А. Сысоева восстановили в правах участника Великой Отечественной войны, вручили положенные удостоверение и боевые награды (орден Отечественной войны II степени и др.), а в конце1991 г. признали его права как незаконно репрессированного. Орехово-Зуевский народный театр торжественно отметил 70-летие Сысоева. Ветерана сцены поздравил председатель Союза театральных деятелей России, народный артист СССР М.А. Ульянов. 

...Николая Александровича не стало в мае 1994 года. За полгода до своей кончины он потерял единственного сына, Володю – талантливого режиссёра и педагога. Немногим раньше умерла его супруга, Руфина Сергеевна. Была она родной сестрой матери Владимира. Так уж случилось, что сын Сысоева родился на территории исправительно-трудового лагеря в 1952-м. Жена Зинаида (тоже отбывавшая наказание в ИТЛ) вскоре после родов умерла – порок сердца. Родную мать Володе по-настоящему на долгие десятилетия заменила тётя...

Незадолго до своей смерти, Николай Александрович выразил желание послать весточку немецким фермерам, которые относились к нему, как к сыну. Попросил меня помочь с переводом писем. А я в свою очередь обратился за помощью к бывшей своей учительнице по немецкому языку из школы №15 г. Орехово-Зуево,весьма неравнодушной женщине, Наталье Михайловне Ерошиной. От имени Сысоева мы отправили письмо жителю немецкого села Фреклебен К. Гарнишу. Он и разыскал всех здравствующих из фермерской семьи Штройбель. Затем помогал им в переписке с Николаем Александровичем. В результате заочного общения немцы пригласили фронтовика посетить Германию. Надо было видеть, как Николай Александрович воспрял духом, по-хорошему волновался, был настроен ехать в Германию... Да, видно, не судьба. Смерти – одна за другой – самых близких людей подорвали без того слабое здоровье, ускорили его кончину.

 

3.

 

«Как помочь гражданину Германии в его безуспешных поисках?» – ломал я голову. Гарниш успел уже состариться, пока искал ту очаровательную брюнетку, бывшего советского врача. Жива ли она? Да и не было уже самого государства с названием "СССР", переименованы многие населённые пункты, Украина вышла из состава былого великого Союза.

Первым делом я рассказал о судьбе Конрада Гарниша в "Голосе Родины", затем обратился в ФСК (Федеральную службу контрразведки России), преемницу КГБ. Разослал письма в некоторые редакции газет Украины. С просьбой напечатать информацию бывшего немецкого инженера. 

В начале сентября 1994-го пришёл ответ из Центрального архива ФСК (ныне – ФСБ, прим. автора). В нём говорилось, что сотрудниками была проведена тщательная проверка по материалам Центрального архива, а также архива МВД РФ и Центра хранения историко-документальных коллекций – ЦХИДК (бывшего Особого архива). Кроме того, поиски проводились и в Украине: в архиве республиканского Управления службы безопасности по Донецкой области и Государственном архиве Донецкой области.

В результате на свет появилась небольшая бумажка. Документальное подтверждение того, что Конрад Гарниш действительно, с 29 января по 25 августа 1946 года, находился в военном лазарете № 6009. Однако, материалов самого лазарета и каких-либо сведений о разыскиваемой женщине – лечащем враче обнаружено не было. Поиски затрудняло ещё и отсутствие точной информации о том, где же всё-таки размещался спецлазарет.

Потом, как иной раз бывает в жизни, случилось чудо. 

18 августа1994 г. мою информацию о разыскиваемом «ангеле в белом халате», опубликовала "Луганская правда". Легендарная Нина всё-таки нашлась. В начале ноября1994 г. из небольшого украинского городка Кировск прилетело письмецо. Худенький конвертик со сложенным вдвое листком из блокнота. Убористый почерк принадлежал бывшей заведующей отделением того самого «спецлазарета» № 6009 посёлка Голубовский рудник. Отправитель: Нина Николаевна Агеева, 1921 года рождения. По взлетающим строчкам я читал её радостное волнение. От неё я узнал, что в 1942 году посёлок был оккупирован немецкой армией, а освобождён 3 сентября 1943 года. На его территории в 1944—1962 годах образовался Голубовский район. А уже с 1962-го бывший посёлок становится городом областного подчинения Кировск (возле железнодорожной станции Голубовка). Немудрено, что бывший военнопленный не мог найти адресата.

В письме разыскиваемая рассказала, как её пригласили на радио Луганской области с просьбой рассказать о работе в медучреждении в годы войны, о спасённом немце. Звонили многие знакомые, друзья. Искренне поздравляли... Событие по-настоящему растрогало пожилую женщину. Хотя, по её признанию, она и раньше не раз получала письма с благодарностью. К примеру, от матери одного пленного итальянца, проходившего лечение у неё же в отделении. Выступая на радио и на страницах газеты, Нина Николаевна обратила внимание земляков на то, что к военнопленным медработники относились всегда гуманно и делали всё, чтобы восстановить их здоровье. Конрад не был исключением. Персонал в госпитале был молодым, преимущественно двадцати – двадцатидвухлетние, привлекательные девушки. Было в кого влюбиться. Сами пленные не раз говорили: "В немецкий госпиталь собрали всех красивых девушек Украины". В конце своего обращения Нина Николаевна попросила меня сообщить ей адрес К. Гарниша. "Вроде бы всё по фактам совпадает, а вдруг он не меня ищет, надо бы уточнить," – добавила она в письме. Больше мы с этой женщиной в переписку не вступали. Правда, Гарниш поблагодарил за содействие...

  

Вместо эпилога

  

Почти через пятнадцать лет, летом 2010-го, я приехал на Украину, в Донецкую область, чтобы решить свои личные вопросы – жениться. Через случайные встречи и беседы с друзьями моей супруги Екатерины я вышел на связь с внучкой Н.Н. Агеевой – Еленой, проживающей ныне в Москве. Она рассказала, что долгожданное свидание её бабушки и немца всё-таки состоялось. В мае 1995 года на родине Агеевой в Кировске. Гарниш был так растроган встречей, что сначала пригласил в гости Нину Николаевну, потом и сам не хотел уезжать домой в Германию...

В январе 2011-го, приехав из России к родственникам моей супруги в Донецкую область, мы отправились с ней в соседнюю Луганскую область и посетили ухоженную могилку Нины Николаевны Агеевой. Её не стало в 1999 году.

 
При использовании материалов сайта ссылка категорически приветствуется.
© Богородск-Ногинск. Богородское краеведение. 2004-2019
Политика конфиденциальности
Яндекс цитирования Check PageRank