Богородск-Ногинск. Богородское краеведение

«Так говорит Господь: остановитесь на путях ваших и рассмотрите,
и расспросите о путях древних, где путь добрый, и идите к нему»
Книга пророка Иеремии. (6, 16)

Мы в социальных сетях:
 facebook.com/bogorodsk1781
 vk.com/bogorodsk1781

«Пропавший» Спас

И.Селезнева

Как видится из апологетики явление икон происходит так: гуляя по берегу реки (по лесу) крестьянин N (крестьянка, девочка, мальчик) в глухом месте обнаруживает икону, если она (икона) плывёт по реке, то обязательно против течения и так, далее…

В наше время обретение икон происходит менее романтично. Пропавшие иконы обнаруживают в запасниках музеев, куда они попали в результате национализации церковно-монастырского имущества по Декрету Совета Народных Комиссаров от 23.01.1918 года.

В 90-х годах прошлого века в хранилище Государственного Исторического музея была обнаружена Державная икона Божией матери из церкви честь Казанской иконы Божией Матери села Коломенское. 23 июля 1990 года по Приказу Министерства культуры Российской Федерации икона была передана в церковь села Коломенского. Подобная история произошла и в городе Ярославле. 13 марта 2018 года в хранилище Ярославского художественного музея (в Митрополичьих палатах) произошло второе обретение чудотворного образа Спаса Нерукотворного из Спасо-Пробоинского храма. Волею судьбы, я оказалась непосредственным участником этой истории. О ней я и расскажу в этой статье.

А начиналась эта история так. Компания, в которой я работаю, выиграла в 2017 году тендер на проектно-исследовательские работы по воссозданию иконостаса центрального предела (образа Спаса Нерукотворного) Спасо-Пробоинской церкви (1696–1705 гг.) в городе Ярославле. Заказчиком проекта-настоятелем Кирилло-Афанасьевского монастыря отцом Никодимом было высказано пожелание в рамках изыскательских работ не только исследовать судьбу иконостаса, но и, по возможности, установить судьбу одной из святынь Ярославля – чудотворного образа Спаса Нерукотворного из Спасо-Пробоинской церкви. Неизвестная судьба этой иконы особенно печалила настоятеля. Эта икона остановила моровое поветрие в 1612 году в Ярославле во время пребывания там народного ополчения Минина и Пожарского. В память об этих событиях и был заложен Спасо-Пробоинский храм[1].

К началу поисков иконы от настоятеля мне было известно, что икона бесследно пропала. То ли икона не вернулась с зарубежной выставки, то ли была продана. Настоятель обращался к сотрудникам Ярославского Художественного музея с вопросом о нахождении иконы в хранилище музея, но ему было однозначно заявлено, что иконы Спаса из Спасо-Пробоинской церкви у них в хранилище нет. В хранилище лишь есть рама иконы и поздний список с иконы.

Позднее, когда работа по поиску иконостаса и иконы была в самом разгаре, настоятель Кирилло-Афанасьевского монастыря передал мне протокол № 76 ЯО ЦГРМ из фондов Ярославского художественного музея[2]. Согласно этому протоколу икона Спаса Нерукотворного 4 февраля 1930 года (после закрытия храма) поступила в Ярославское отделение ЦГРМ к художнику-реставратору Н.И. Брягину.

Состояние иконы при поступлении в мастерскую было следующим. «Доска посредине расклеилась, покоробления почти нет.

Затыль иконы была оклеена крашеным холстом (вклейка давняя). Письмо иконы подвергалось неоднократно поновлениям, причем давнее поновление, произведенное, очевидно, в 17 веке, сделано со сплошной пролевкаской полей и также возможно и ковчега, если не всего, то значительной его части, по крайней мере, под доличным письмом. Затем позже икона была чинена подлевкаской выпадин по краю нижнего поля. В 1911–1912 г. икона подвергалась чрезвычайно грубой расчистке. Этой расчисткой поля иконы не тронуты, а в ковчеге чищен слой олифы на письме плата, причем чисткой местами поврежден слой письма давнего поновления. На венце очищен совсем верхний слой краски до контура головы, при этом контурная линия получилась «рваная». На венце, как заметно по некоторым недоочищенным остаткам, была запись, не относящаяся к самому давнему поновлению, и возможно, что верхний слой давней записи был очищен еще при поновлениях, производимых до 1911 года. Письмо лика, по-видимому, только помыто».

Чтобы определить, временя написания иконы, реставратор Николай Иванович Брягин провел ее пробное раскрытие.

Икона на предмет фиксации ее состояния при поступлении в мастерскую была зафотофиксирована. Куда потом была отправлена икона из реставрационных мастерских после пробного раскрытия в протоколе информации не было.

Но вернемся к началу исследований. Поскольку первоначально никаких данных по иконе для поиска у меня мне не было, то, чтобы узнать о судьбе иконы, мне предстояло найти ее изображение с полным описанием и установить, имела ли икона кроме исторической ценности еще и художественную ценность. Выявление сведений по иконе и иконостасу я начала с государственного архива ярославской области (далее по тексту ГКУ ЯО ГАЯО).

В фондах Комиссии по изъятию церковных ценностей исполкома Ярославского губернского Совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов (1918–1925 г. г.), в фондах Ярославского губернского и уездного отделения государственного контроля (1917–1929 гг.), в фондах Подотдела по делам музеев и охране памятников искусства, старины и природы отдела народного образования исполнительного комитета Ярославского губернского Совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов (1919–1929 гг.) и в фондах Ликвидационного отдела церковно-монастырских имуществ исполнительного комитета Ярославского губернского Совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов (1918–1922 гг.) мне не удалось найти ни описания внутреннего убранства Спасо-Пробоинского храма, ни описания пропавшей иконы Спаса. Удалось лишь узнать, что в 1919 году национализированный Спасо-Пробоинский храм был передан в бесплатное пользование притчу храма3. А 23 июня 1919 года губернская ликвидационная комиссия церковно-монастырского имущества на основании инструкции Народного Комиссариата Юстиции (далее НКЮ) от 30.08.1918 года оправила в ярославский губернский комиссариат просвещения два бланка соглашения с притчем храма и 2 экземпляра описи церковного имущества храма[3].

Также опись имущества Спасо-Пробоинского храма была направлена в Ярославскую контрольно-учетную коллегию, которая контролировала деятельность Ярославского губернского ликвидационного отдела по учету церковно-монастырского имущества[4].

Хотя мне не удалось в ярославском архиве найти подробное описание иконы, но документы ярославского архива помогли сделать однозначное заключение, что в зарубежной передвижной выставке «Русские иконы», проходившей в 1929–1932 гг. в Германии, Англии и США, икона не принимала участия. Согласно акту от 12 декабря 1928 года, подписанному директором Центральных государственных реставрационных мастерских (далее ЦГРМ) Главнауки И. Э. Грабарем, заведующим отделом древнерусского искусства Ярославского музея Первухиным Н.Г., заведующим ярославским отделением ЦГРМ Князевым И.И., из Ярославского музея для участия в зарубежной выставке ЦГРМ были переданы иконы: «Спас в деяниях» (17 век) из ц. Златоуста в Коровниках, «Троица» (17 век) из ц. б. Глазной лечебницы, «Рождества Христова» из церкви Рождества на Волге, «Архангела Михаила» (16 век) из Преображенского собора бывшего Спасского монастыря, «Никола в деяниях» (16 век) из Тихвинской церкви, «Владимирской Богоматери» с «чудесами» Романовских писем (19 век) и «Печерская Божия матерь» с чудесами (19 век)[5].. Храм в 1928 году еще действовал, и был закрыт только в 1930 году по решению комиссии при Ярославском городском Совете по определению церквей, подлежащих реставрации и разборке. Поэтому икона находилась в храме до его закрытия в 1930 году[6].

Дальнейшее выявление документов по судьбе иконы и иконостаса я продолжила уже в федеральных архивах и в музейных фондах федеральных музеев. Работа в Государственном архиве РФ (ГА РФ) не выявила сведений, имеющих непосредственное отношение к предметам поиска, но дала подсказку по художественной ценности иконы и иконостаса и их конечной судьбе. В соответствии с указаниями Комиссии по учёту и реализации государственных фондов Совета Труда и Обороны при Совете Народных Комиссаров СССР (КомЭКОСО) от 11 января 1926 года при закрытии храмов иконы и иконостас, не представляющие особой ценности, подлежали уничтожению[7]. То, что иконостас Спасо-Пробоинского храм был уничтожен, не оставалось никаких сомнений. Но храмовая икона Спаса могла сохраниться, если она имела художественную ценность. Иконы, имеющие художественную ценность, поступали в госфонды и могли быть реализованы за границу Главной конторой Росторга «Антиквариат». Документы по предметам, представляющим художественную ценность, можно найти в фондах музейного отдела Народного комиссариата просвещения (далее Наркомпрос) и его подотдела № 6: реставрационный подотдел. В состав 6-го реставрационного отдела была Всероссийская Комиссия по сохранению и раскрытию памятников древнерусской живописи. Председателем Комиссии был И.Э. Грабарь. С 1921 года Комиссия была переименована в Центральные реставрационные мастерские (ЦРМ). В 1924 году эти мастерские стали называться Центральные государственные реставрационные мастерские (ЦГРМ).

16 июня 1934 года ЦГРМ были ликвидированы Постановлением Наркома просвещения. Документы ЦГРМ после их ликвидации были переданы в Государственный исторический музей и в Государственную Третьяковскую галерею. Частично документы ЦГРМ и его ярославского отделения есть и в фондах Центрального Исторического архива г. Москвы (далее ГБУ «ЦГА Москвы»). Поэтому дальнейшее выявление документов по судьбе иконе я продолжила в фондах Отдел письменных источников Государственного Исторического музея (далее ОПИ ГИМ), в Отделе Рукописей Государственной Третьяковской галереи (далее ОР ГТГ) и в ГБУ «ЦГА Москвы».

В ОР ГТГ в фонде материалов по реставрации и обследованию памятников древнерусской живописи в Ярославле не удалось найти сведений по иконе. Поиск данных по иконе в ОР ГТГ был продолжен в фондах искусствоведов Анисимова Александра Ивановича (1877–1937 гг.) и Грабаря Игоря Эммануиловича (1871–1960 гг.). Как я уже писала выше, Грабарем была создана Комиссия по реставрации памятников иконописи и живописи в Москве и ее окрестностях, которая 10.06.918 года была переименована во Всероссийскую комиссию по сохранению и раскрытию памятников древнерусской живописи. В 1921 году эта Комиссия стала подотделом Реставрационного отдела Главнауки Наркомпроса. Руководил подотделом ученый эксперт А. И. Анисимов. При подотделе действовала мастерская по реставрации иконописи М.И. Тюлина. В этой мастерской наряду с другими иконами проходили «раскрытие» и «укрепление» и иконы из ярославских храмов и монастырей.

С 13 по 31июля 1923 года Александр Иванович проводил осмотр церквей в Ярославле и смежных с Ярославлем населенных пунктов на предмет выработки мер по охране местных памятников древней живописи – фресок и икон[8]. Во время осмотра была произведена регистрация всех икон, подлежащих укреплению, с указанием, какие иконы могут оставаться в храмах, а какие должны быть изъяты в музей8. К сожалению, по иконам Спасо-Пробоинского храма в отчете Анисимова данных не оказалось. В фонде Грабаря также не удалось выявить информацию по иконам Спасо-Пробоинского храма.

Дальнейший поиск документов, проясняющих судьбу иконы и иконостаса Спасо-Пробоинского храма я продолжила в фондах Отдела письменных источников Государственного Исторического музея и в фонде ЦГРМ ГБУ «ЦГА Москвы». Параллельно направила запросы во Всероссийский художественный научно-реставрационный центр имени академика И.Э. Грабаря, но документов по иконе там также не оказалось.

Согласно выявленным сведениям в архиве ГБУ «ЦГА Москвы» и в Отделе письменных источников ГИМ, в 1920 году Спасо-Пробоинский храм вместе с другими храмами Ярославля был передан Ярославской реставрационной Комиссии как памятник старины на Основании Декрета СНК от 5 октября 1918 года «О регистрации, приеме на учет и охранении памятников искусства и старины, находящихся во владении частных лиц, обществ и учреждений» для восстановления и охраны[9]. В 1922 году Постановлением Ярославского губисполкома от 29 июля 1922 года на основании циркуляров Главного Коммунхоза за № 87–89 от 17 и 22 марта 1922 года Ярославской реставрационной Комиссии было дано право на эксплуатацию Спасо-Пробоинского храма и других выше перечисленных памятников старины9. Передаточные акты на памятники старины Ярославской реставрационной Комиссии были подписаны Губкоммунотделом. Поскольку Спасо-Пробоинская церковь была передана Ярославской реставрационной Комиссии как памятник старины, то в соответствии с п.VII б «Инструкции по учету, хранению, и передаче религиозного имущества, имеющего историческое, художественное или археологическое значение» имущество этой церкви было исключено из описей имущества местного совдепа.

узнать, была ли икона Спаса передана в ярославский музей или уничтожена. Поэтому я и не нашла описей имущества Спасо-Пробоинского храма в ярославских архивах. В фондах Наркомпроса этих описей также не было.

После закрытия храма икона Спаса в 1930-м году поступила ЯО ЦГРМ. Что подтвердилось и протоколом реставратора Брягина Н. И. Таким образом в 1930 году икона Спаса все еще была в Ярославле.

В 1931 году ЯО ЦГРМ было ликвидировано. Иконы, находившиеся в хранилищах реставрационных мастерских, были переданы Ярославскому окружному музею. Оставалось искать икону в каталогах Ярославского художественного музея.

Поэтому я обратилась к первому тому каталога музея, который был выпущен в 2002 году. Издание каталога было осуществлено в соответствии с Федеральной целевой программой «Культура России (2001–2005 гг.)», раздел «Культурное наследие России». Издатели каталога – Ярославский художественный музей (текст, иллюстрации, перевод) и Фонд «Возрождение, сохранение и развитие ярославской иконы». В разделе каталога «нераскрытые иконы» под номером 116, к моему глубочайшему изумлению, была указана икона Спаса Нерукотворного из Спасо-Пробоинского храма:

СПАС НЕРУКОТВОРНЫЙ

Дерево, левкас, темпера, ковчег.

77,4 x 63,5

И-312

Реставрация. Пробная расчистка в 1928.

Реставратор Н.И.Брягин, ЯО ЦГРМ.

Происхождение. Из Спасо-

Пробоинской церкви Ярославля.

Поступление. В 1970.

Литература. ГЯРМЗ. Каталог1964, №36.

Эта же икона есть и в каталоге Государственного Ярославо-Ростовского историко-архитектурного и художественного музея-заповедника (ГЯРМЗ). Каталог был выпущен в 1964 году, составители: Е.П. Юдина, В.П. Митрофанов.

Дальнейшая работа по поиску икону продолжилась в хранилище Ярославского художественного музея (далее ЯХМ). 13 марта 2018 года настоятель Кирилло-Афанасьевского монастыря и сотрудники Ярославского художественного музея нашли икону в хранилище музея (в Митрополичьих палатах) по инвентарному номеру 312 и описанию иконы из протокола реставратора Брягина Н. И. 14 марта акт нахождения иконы в хранилище музея был официально зафиксирован губернаторской комиссией. Поскольку сотрудники ЯХМ сомневаются, что найденная икона и есть та икона, которая в 1612 году спасла Ярославль от моровой язвы, то по решению губернатора Ярославской области Дмитрия Юрьевича Миронова 16 апреля 2018 года икона направлена на экспертизу в ГОСНИИР. Экспертиза продлится полгода.

Что же касается списка с иконы Спаса Нерукотворного, то он действительно есть в ЯХМ под инвентарным номером 785. Это поздний список с иконы – 1757 год. В 2002 году реставратором из Ярославля Мазнова Д. В. была проведена реставрация этого списка. Вообще, в фондохранилище Ярославского художественного музея находится весьма внушительная коллекция произведений древнерусской живописи. Число икон составляет 2034 единицы хранения, из этого числа, отреставрированных икон всего 460 единиц. Если, в среднем, в год реставрируется не более 8 икон (среднеарифметическая динамика), то при сохранении нынешних темпов, на приведение в порядок этих произведений искусства потребуется более 200 лет. Конечно, если эти уже хранящиеся иконы «доживут» и не «рассыпятся» в прах.

 

В заключении хочется сказать, что сотрудники Ярославского художественного музея, будучи федеральными экспертами, не могут не знать, что художественная экспертиза не располагает сегодня методиками точной датировки (до десятка лет), а из предания известно, что икона Спаса находилась в храме уже несколько лет. То есть если образ был написан за десять лет до события явления, то ни один эксперт не станет с абсолютной уверенностью утверждать, что икона написана в шестнадцатом веке. В данном случае нужно атрибутировать икону по другим параметрам. И, конечно, в нынешнем состоянии образ Спаса нуждается в полной и сложной расчистке и реставрации. За прошедшие 88 лет после Брягина к иконе не прикасалась ни одна рука реставратора, да и хранителей видимо тоже. Не эта ли причина заставляла искусствоведов ЯХМ отрицать существования иконы в фонде музея?

 

 

[1] Монастыри и храмы земли Ярославской:краткая иллюстрированная энциклопедия : [в 3 т.] / [авт.-сост. Марина Шиманская, Сергей Метелица].Т. 3., с. 159–160, 2001 г.

[2] ЯХМ. Ф.7. Оп.1. Д.57. Л. 209–209 об.

[3] ГКУ ЯО ГАЯО. Ф. Р-600. Оп. 1. Д. 34.

[4] ГКУ ЯО ГАЯО. Ф. Р-773. Оп. 1. Д.47

[5] ГКУ ЯО ГАЯО. Ф. Р-773. Оп. 1. Д.90, Л. 24–24 об.

[6] ГКУ ЯО ГАЯО.Ф. Р-1007. Оп. 1. Д.90. Л. 113.

[7] ГА РФ. Р-5263. Оп.23. Д. 1–6.

[8] ОР ГТГ. Ф.68. Д.80.

[9] ГБУ «ЦГА Москвы». Ф. Р-1. Оп. 1. Д.458.

 
При использовании материалов сайта ссылка категорически приветствуется.
© Богородск-Ногинск. Богородское краеведение. 2004-2018
Политика конфиденциальности
Яндекс цитирования Check PageRank