Богородск-Ногинск. Богородское краеведение

«Если мы не будем беречь святых страниц своей родной истории,
то похороним Русь своими собственными руками»
Епископ Каширский Евдоким. 1909 г.

Мы в социальных сетях:
 facebook.com/bogorodsk1781
 vk.com/bogorodsk1781

У церковных стен

Православная церковь в советское время

К 100-летию со дня рождения Патриарха Московского и всея Руси Пимена

Памяти Святейшего Патриарха ПИМЕНА

Воспоминание о Святейшем

Усопшего Первосвятителя России Патриарха Пимена и замечательного русского художника Павла Дмитриевича Корина связывала многолетняя и добрая дружба. И неудивительно. Тот и другой жили духом, храмом, оба понимали жизнь как духовный подвиг. Хотя поприще у каждого было свое, но одна нива — Господня; оба были добрыми сеятелями на ней. Будучи ревностным церковным христианином, Павел Корин, как и подобает одаренному русскому человеку, считал свой талант живописца даром Божиим, а само творчество воспринимал как служение, требующее в наш нелегкий век подвига.

Среди наиболее духоносных образов знаменитого Коринского «Реквиемам» (известного еще под названием «Русь уходящая») особо выделяется один из двух громадных этюдов, которые сам художник называл «басы-профундо». Этюд называется «Двое»; изображены — молодой иеромонах и епископ. Однако внимание зрителей неизменно приковывается к образу иеромонаха, вдохновенно взирающего на нас с полотна. Духовная сила, источаемая этим образом, очевидна; фигура епископа служит лишь фоном для него. В облике рядового в те дни иеромонаха легко угадываются черты будущего Патриарха Пимена (Извекова). Идейными композиционным центром всей огромной картины является триумвират Патриархов — это столпы русского Православия XX века: Святейшие Тихон, Сергий, Алексий, окормлявшие паству России с 1917 по 1970 год. Нужно было быть Павлом Кориным, чтобы в 1935 году в образе 25-летнего тогда иеромонаха Пимена прозреть четвертого Патриарха, поставив его фактически на передний план грандиозной многофигурной композиции.

Ныне здравствующая Прасковья Тихоновна Корина, вдова художника, отлично помнит те дни. Иеромонах Пимен приезжал в мастерскую на Пироговку. Всецело подчиняясь воле художника, он замирал, позируя. Писать эту необычную, тогда весьма эмоциональную натуру было непросто; этюд потребовал многих сеансов. Сейчас трудно представить условия жизни православного духовенства в России тех дней, тем более монашествующего. Жизнь, вернее, житие будущего Патриарха не составляло исключения — оно было нелегальным. Однако плод многотрудного творчества художника оправдал все усилия — образ молодого иеромонаха Пимена стал одной из самых крупных жемчужин в галерее образов «Руси».

К сожалению, точно неизвестно, когда и как произошло знакомство художника с будущим Патриархом. В одной из записных книжек Павла Дмитриевича Корина сохранился уникальный рисунок 1920-х годов: изображение юного монаха, дирижирующего хором. Рисунок подписан самим художником: «Молодой монах. Регент. Церковь св. блаж. Максима Московского, чудотворца, на Варварке. Всенощная. 10/23 ноября 1926 года. Павел Корин». Рукой вдовы художника в аннотации сделана надпись: «Будущий митрополит Крутицкий и Коломенский Пимен», а еще позднее добавлено: «затем Патриарх Московский и всея Руси...»

С годами дружба художника и будущего Первосвятителя и взаимная привязанность возрастали. Встречи, во всяком случае домашние, не были часты, но потому и не становились обыденными. Встречались в Переделкине, на даче у общих знакомых Георгиевских. Несколько раз, уже в бытность митрополитом Крутицким и Коломенским, Владыка Пимен навещал друга-художника в его мастерской на Пироговке, и супруги Корины бывали в резиденции митрополита Пимена в Лопухинских палатах Новодевичьего монастыря. В огромной коллекции пасхальных яиц, ежегодно выставляемой Прасковьей Тихоновной на Красной неделе, есть и несколько яиц от Пимена. В последние годы жизни П. Корин на праздничные всенощные ездил в Елохово и, подходя к Владыке Пимену под елеопомазание, неизменно слышал от слегка склоняющегося к нему святителя: «С праздником, Павел Дмитриевич. Машина ждет Вас у алтаря».

Промыслом Божиим славный художник и гражданин России Павел Корин удостоился царственного архиерейского отпевания в Успенском соборе Новодевичьего монастыря. Возглавил это отпевание митрополит Крутицкий и Коломенский Пимен в сослужении тогда еще епископа (ныне митрополит) Волоколамского Питирима. Над телом усопшего митрополит Пимен произнес незабываемое «Слово похвальное» художнику-подвижнику и доброму русскому христианину рабу Божию Павлу. Владыка Пимен прочитал и возложил тогда в руки новопреставленного Павла разрешительную молитву.

Прошли годы. Дом народного художника Павла Корина превратился во всемирно известный музей, один из ярких духовных очагов современной Москвы и России. Автору этих строк выпало счастье служить в Коринском доме с первых дней создания музея. Соблюдая добрую традицию, на праздничные всенощные я частенько приезжал в Елохово и, подобно тысячам других, стремился подойти под елеопомазание к Святейшему Патриарху Пимену. Друзья мои часто замечали, как вдруг лицо Святейшего озарялось мгновенной улыбкой. На их вопрос: «Что ты ему сказал?» — я уклончиво отвечал: «Поздравил с праздником». Ныне можно открыть секрет: поздравляя с праздником, я передавал поклон от Прасковьи Тихоновны, от дома Кориных...

В. НАРЦИССОВ

 

Источник: Журнал Московской Патриархии, № 8 1990
 
При использовании материалов сайта ссылка категорически приветствуется.
© Богородск-Ногинск. Богородское краеведение. 2004-2018
Политика конфиденциальности
Яндекс цитирования Check PageRank