Богородск-Ногинск. Богородское краеведение

«Представляется - о здоровье и даже жизнеспособности общества свидетельствует, в первую очередь, отношение к людям, посвятившим себя служению этому обществу»
Юрий Ивлиев. XXI век

Мы в социальных сетях:
 facebook.com/bogorodsk1781
 vk.com/bogorodsk1781

У церковных стен

Православная церковь в советское время

Былое пролетает… 1961

Былое пролетает… 1961 Патриарх Алексий I

1961

       Правящая в СССР партия открыто называла себя безбожной. Коммунистические лидеры призывали бороться с пережитками буржуазной морали и религиозных предрассудков, формировать у советских людей новые качества, новую мораль и психологию, пропагандировать научный атеизм, разоблачать идеализм и религию. Постановление ЦК КПСС от 9 января 1960 года "О задачах партийной пропаганды в современных условиях" ясно давало понять, что одной из главных задач партии является уменьшение влияния Церкви и религии. А уже 13 января 1960 года вышло постановление ЦК КПСС "О мерах по ликвидации нарушений духовенством советского законодательства о культах".
       Власть окончательно определилась в своем желании максимально быстро уничтожить Церковь. 16 марта 1961 года Совет Министров СССР принял закрытое постановление "Об усилении контроля за выполнением законодательства о культах". 
       Кто-то Церковь может представить себе совершенно безмолвной перед ликом мощного государства, а иерархов и священнослужителей людьми покорными власть имущим. Всесильными распорядителями их судеб действительно были КГБ и Совет по делам религий. "Это было время, когда подбор, подготовка, распределение и перемещение кадров священнослужителей, их деятельность, включая и проповедь и совершение треб, финансовые поступления, т. е. практически вся внутренняя и внешняя жизнь Церкви, находилась под жесточайшим контролем представителей государства. Нелегким было и положение верующего человека в коллективе предприятия, учреждения, учебного заведения. Все, что касалось деятельности Церкви, облика и поведения ее последователей, подвергалось осуждению, нередко осмеянию и поруганию в прессе, на партийных мероприятиях и в лекторской пропаганде. Такова была правда. Но была и другая правда…"1
       В стремлении защитить Церковь Святейший Патриарх Алексий I решается на смелый шаг. 16 февраля 1960 года на Конференции советской общественности за разоружение он выступает с речью, в которой говорит о многовековом служении Церкви благу России и о тех гонениях, которые она претерпевает в последнее время.

       "Моими устами - начал Первосвятитель, -  говорит с вами Русская Православная Церковь, объединяющая миллионы православных христиан - граждан нашего государства. Примите ее приветствие и благопожелания. 
       Как свидетельствует история, это есть та самая Церковь, которая на заре русской государственности содействовала устроению гражданского порядка на Руси, укрепляла христианским назиданием правовые основы семьи, утверждала гражданскую правоспособность женщины, осуждала ростовщичество и рабовладение, воспитывала в людях чувство ответственности и долга и своим законодательством нередко восполняла пробелы государственного закона. 
       Это та самая Церковь, которая создала замечательные памятники, обогатившие русскую культуру и доныне являющиеся национальной гордостью нашего народа. 
       Это та самая Церковь, которая в период удельного раздробления Русской земли помогала объединению Руси в одно целое, отстаивая значение Москвы как единственного церковного и гражданского средоточия Русской земли. 
       Это та самая Церковь, которая в тяжкие времена татарского ига умиротворяла ордынских ханов, ограждая русский народ от новых набегов и разорений. 
       Это она, наша Церковь, укрепляла тогда дух народа верой в грядущее избавление, поддерживая в нем чувство национального достоинства и нравственной бодрости. 
       Это она служила опорой Русскому государству в борьбе против иноземных захватчиков в годы смутного времени и в Отечественную войну 1812 г. И она же оставалась вместе с народом во время последней мировой войны, всеми мерами способствуя нашей победе и достижению мира. 
       Словом, это та самая Русская Православная Церковь, которая на протяжении веков служила прежде всего нравственному становлению нашего народа, а в прошлом - и его государственному устройству.... 
       Правда, несмотря на все это, Церковь Христова, полагающая своей целью благо людей, от людей же испытывает нападки и порицания, и тем не менее она выполняет свой долг, призывая людей к миру и любви. Кроме того, в таком положении Церкви есть и много утешительного для верных ее членов, ибо что могут значить все усилия человеческого разума против христианства, если двухтысячелетняя история его говорит сама за себя, если все враждебные против него выпады предвидел Сам Христос и дал обетование непоколебимости Церкви, сказав, что и врата адова не одолеют Церкви Его (Мф. 16.18)
"2.

       Речь была произнесена не в конце 80-х годов, а в самый разгар хрущевских гонений на Церковь, не в храме перед своими чадами, а в Кремле, в Кремлевском театре перед аудиторией враждебной, пропитанной атеизмом и верной идеалам коммунизма. Это был акт чрезвычайного мужества.   
       Поплатился за это председатель Совета по делам Русской Православной Церкви Г. Г. Карпов. 21 февраля он был уволен. Травле и снятию со всех постов подвергся митрополит Крутицкий и Коломенский Николай, который заявил в Совете о своем авторстве речи Патриарха на конференции. 
       Гонениям подверглись и другие иерархи. От управления епархиями были отстранены мужественные защитники Церкви архиепископ Ташкентский и Среднеазиатский Ермоген3, архиепископ Казанский и Марийский Иов4. Число арестованных священнослужителей в это время достигло несколько сотен5
       В тот самый день, когда было принято закрытое постановление Совета Министров СССР от 16 марта 1961 года, состоялось заседание Священного Синода на котором архиепископ Дмитровский Пимен назначен на Тульскую кафедру. По предложению Патриарха Алексия было расширено число постоянных членов Священного Синода. В него вошли архиепископ Тульский и Белевский Пимен, который еще в июле 1960 года в связи с тяжелой болезней протопресвитера Николая Колчицкого указом Патриарха был назначен Управляющим делами Московской Патриархии и епископ Ярославский и Ростовский Никодим, председатель ОВЦС. Оба вошли в Синод по должности.              
       Архиепископ Пимен оказался в эпицентре церковной жизни, жестко регламентируемой государством. 31 марта в Совет по делам Русской Православной Церкви были вызваны Святейший Патриарх Алексий, митрополит Крутицкий и Коломенский Питирим, архиепископ Пимен и епископ Никодим. Председатель Совета В. А. Куроедов предложил пересмотреть отдельные пункты "Положения об управлении Русской Православной Церковью".
       18 апреля в Совете состоялась еще одна беседа Куроедова с Патриархом, митрополитом Питиримом и архиепископом Пименом. Патриарх представляя проект изменений в "Положение" был несколько взволнован. Синодальный проект оказался неприемлемым для Совета, и Патриарху пришлось принять требования Совета и подчиниться диктату власти. 
       В тот же день было принято навязанное Священному Синоду Русской Православной Церкви апрельское постановление "О мерах по улучшению существующего строя приходской жизни". В результате этого постановления, клирики отстранялись от руководства приходами, которыми с тех пор стали руководить приходские советы. Священнослужитель оказался в положении наемного работника, привлекаемого общиной для совершения религиозных служб. Власти получили право отвода членов приходского совета, назначения проверенных ими людей для контроля над финансово-хозяйственной деятельностью приходской общины. Подбор старосты также находился в руках властей.
       Это постановление Синода вызвало тревогу епископов. Свое несогласие с реформой приходского управления высказали архиепископ Ермоген, архиепископ Винницкий Симон6, архиепископ Симферопольский Лука7, архиепископ Черниговский Андрей8, епископ Новосибирский Донат9, многие священнослужители и миряне10
       Ужесточалось наступление на Церковь. Закрывались все новые и новые храмы и монастыри. Попытки Патриарха склонить руководство Совета к каким-либо уступкам верующим остались тщетными11.  
       18 июля 1961 года, в день обретения мощей преподобного Сергия Радонежского, в Троице-Сергиевой Лавре состоялся Архиерейский Собор Русской Православной Церкви. Для многих участников Собора, прибывших на праздник преподобного в Лавру это было полной неожиданностью. Ни накануне, во время всенощного бдения, ни после Божественной литургии архиереи еще не знали ни о проведении Собора, ни о темах обсуждения. Лишь на праздничном обеде было объявлено об открытии Архиерейского Собора.
       Во вступительной речи Святейший Патриарх Алексий затронул все вопросы, предложенные для обсуждения и решения на Соборе:
       1. Об увеличении числа постоянных членов Священного Синода;
       2. Об изменениях в "Положении об управлении Русской Православной Церкви", касающихся раздела IV - "О приходах";
       3.  О вступлении Русской Православной Церкви во Всемирный Совет Церквей;
       4. Об участии Русской Православной Церкви во Всемирном Общехристианском  Конгрессе в защиту мира, имевшем место в Праге 13-18 июня 1961 года;
       По окончании речи Святейшего Патриарха был заслушан доклад митрополита Крутицкого и Коломенского Питирима о расширении состава Священного Синода.
       Далее доклад о реформе приходского управления сделал Управляющий делами Московской Патриархии архиепископ Тульский и Белевский Пимен:

       "Святейший Патриарх Алексий в своей речи указал, что одной из главных забот наших является упорядочение в приходах нашей Церкви приходской жизни. Его Святейшество обратил внимание на непорядки и нестроение в церковной жизни, вызываемые нарушением со стороны клира советских законов, касающихся религиозных объединений и в частности строгого разграничения прав и обязанностей членов клира и приходских исполнительных органов.
       Вопрос об устройстве церковноприходской жизни всегда занимал церковные круги. С особой силой он возник в 1905 году, когда Русская Православная Церковь стремилась встать на путь широких церковных преобразований.
       Вопросом о переустройстве православного прихода занималось, главным образом, Предсоборное Присутствие, столкнувшееся с таким разнообразием логических определений прихода, что достигнуть соглашения оказалось не так-то просто.
       Особенно оживленными становились споры, когда возникал вопрос об участии мирян в делах церковно-приходского управления.  В  привлечении мирян к управлению церковным имуществом некоторые члены Предсоборного  Присутствия   видели нарушение канонической логики, по которой право распоряжаться церковным имуществом всецело принадлежит  епископу  и  что  это  право  вытекает из  его  иерархических полномочий.
       Но, несмотря на всю видимую убедительность таких доводов, они все же не имели под собой твердой канонической почвы. Ссылка на каноны, например: Ап. пр. 38-е и 41-е; Анкирского Собора 15-е, Гангрского Собора 7-е, 8-е опровергалась общим признанием канонистов - об отсутствии каких-либо церковных правил, определяющих собственно приходский строй жизни.
       Спорной являлась и защита епархиальной власти, как единственно канонически правомочного распорядителя имуществом приходских общин. Такой порядок отнюдь не соответствовал каноническому порядку древней Церкви. Не соответствовал он и порядку, существовавшему в древнерусских приходах. Черты этого последнего отчетливо выступают в "уставах" и "завещаниях" древнерусских князей и в древних актах, сохраняющих сведения о "духовных" и "отказных" крестьянах, по которым они передают "на помин души" свои земельные наделы во владение и пользование церквам, монастырям и причту и таким образом являются активными участниками владения приходским имуществом.
       Вообще древнерусский приход представлял собой живую и самодеятельную единицу. Община сама строила себе храм, избирала священников и остальной церковный причт. Церковная казна имела широкое назначение и управляли ею миряне. Община содержала храм и дом для причта. Она сама судила своих сочленов и имела право самого широкого вмешательства даже в их внутреннюю семейную жизнь, следя за нравственными поступками каждого сочлена.
       Что касается клира, то в его функции собственно управление церковным имуществом не входило. Задачей приходского духовенства было живое и строгое выполнение церковных служб, особенно литургии, воспитание духовных чад в церковной дисциплине, в разумном применении вяжущей и разрешающей власти и служение примером личной и семейной хорошей жизни.
       Приходский священник был, прежде всего, и главным образом духовным отцом своих прихожан, а они его духовными детьми. Приход же в целом представлял общину, сплоченную единством религиозного сознания, церковной дисциплины, при четком разграничении обязанностей.
       Как известно, в настоящее время в нашей стране последовательно осуществляются широкие демократические преобразования, в результате чего все возрастает роль самих трудящихся в общественной жизни страны.
       В этих условиях нельзя признать нормальным, что в приходских общинах до сих пор продолжает иметь место положение, при котором отцы настоятели сосредоточили в своих руках всю полноту власти в решении хозяйственных и финансовых дел общины, отстранив от этого исполнительные органы. Такое положение, как уже указал Его Святейшество, является недопустимым и вызывает недовольство верующих, возникновение конфликтов между клиром и исполнительными органами приходских общин.
       И действительно, если мы проанализируем положение в приходах за последнее время, то мы увидим, что отцы  настоятели, неправильно поняв свои права и обязанности в отношении церковных советов, полностью взяли только себе всю полноту административной власти в приходе, фактически устранив мирян от управления церковным имуществом и сведя их роль к нулю, что вызвало бесчисленные жалобы с мест - в Патриархию и к гражданским властям.
       Такое настойчивое стремление к ограничению принципа общественности, к разобщению членов приходских советов, к резкому подчеркиванию    властных    и    подвластных    лиц    вело    к    преобразованию приходского организма в бюрократическое учреждение. Московская Патриархия не могла не обратить на это внимания, тем более, что стремление к единоличному, иногда диктаторскому управлению приходом и приходским имуществом порождало на местах недоразумения и конфликты, а также приводило к нарушению гражданского законодательства в отношении Церкви.
Святейший Патриарх и Священный Синод Русской Православной Церкви неоднократно указывали епархиальным Преосвященным на необходимость исправления замеченных недочетов по управлению церковно-приходскими финансами и имуществом и предлагали для претворения в жизнь ряд полезных для жизни и авторитета Церкви мероприятий.
       Пришло время конкретно разграничить права и обязанности настоятелей храмов и избранников верующих, членов исполнительных органов, с тем, чтобы последние пользовались своими правами в финансовом и хозяйственном вопросах, а настоятелей храмов призвать к тому, чтобы они основное свое внимание обращали на духовную и церковно-богослужебную сторону церковной жизни и проявляли большую заботу о духовном окормлении своих пасомых.
       18 апреля сего года было составлено Журнальное Постановление Священного Синода о мерах по улучшению существующего строя приходской жизни. В настоящее время Собор Преосвященных архиереев Русской Православной Церкви приглашается утвердить это решение Священного Синода
"12.

       По 3-му и 4-му пункту повестки дня Собора выступили архиепископ Ярославский и Ростовский Никодим и Патриарший Экзарх в Средней Европе епископ Среднеевропейский Иоанн.
       Собор заседал всего один день и при внутреннем несогласии многих участников принял ожидаемые властями решения по всем поставленным вопросам. У большинства иерархов реформа приходского управления вызвала тяжелые чувства. В последующие десятилетия партийная верхушка весьма эффективно использовала новые правила в решении своих идеологических задач искоренения религии в СССР.
       Попущение Божие, допущение Божие, Промысл Божий, говорим мы, когда совершаются такие деяния в Церкви. Интересно выступление архиепископа Иркутского и Читинского Хризостома13 на Поместном Соборе 1988 года, когда гнет власти над Церковью уже доживал последние дни. Он высказался против возвращения настоятелей к административному руководству в приходах и распоряжению приходскими средствами: 

       "Помню 40-е годы, с 1943 по 1954 год, у нас тоже было возрождение, даже более мощное, чем сейчас: открывались храмы тысячами. Священнослужители имели возможность и административной и пастырской деятельности. С чего они начали и чем они кончили, я думаю, все, кто жил в это время, знают. Начинали с того, что покупали себе роскошные дома на самом видном месте, красили заборы в зеленый цвет. Приезжай в любое место: лучший дом с зеленым забором и злой собакой - дом священника, и к нему не подберешься. А машины - не просто "Волги", а ЗИЛы. Я думаю, что великим благом, Промыслительным действием Божием было то, что в 1961 году отказались от административной деятельности… По крайней мере у нас не было возможности так широко пользоваться церковным карманом, мы часто путаем его со своим"14

       Так или иначе, священнослужители были отстранены от финансово-хозяйственной деятельности в своих приходах. Данный акт, принятый под давлением государства и вопреки желанию Патриарха и его сторонников, владыка Пимен открыто рассматривал как неправедный  и неоднократно предлагал "вытащить этот ржавый гвоздь из тела Церкви".
       Еще раньше у работников Совета по делам Русской Православной Церкви сформировалось недоброжелательное отношение к архиепископу Пимену, но именно последнее обстоятельство заставило переместить его из Москвы15.

 


                     ДРУГУ


В келье тихо мерцает лампада
У намоленных  старых икон.
На душе тишина и отрада,
Исчезает уныния сон.

Тихо благовест утренний льется,
Призывает он каждого в храм,
Где в молитве душой      встрепенется,
Отдохнет, успокоится там.

И слеза побежит за слезою
В умиленьи из радостных глаз,
Что так властно влекомый судьбою
Ожидаешь свой смертный здесь час.

Под покровом Владычицы Неба,
Охраняемый силой Креста
Здесь ты вкусишь небесного хлеба,
Здесь душа твоя будет чиста.

Не печалься, не думай о прежнем,
О разлуке со мной не грусти.
Помолись, чтобы в небе безбрежном
Мне обитель свою обрести.

 

МОЛИТВА МАТЕРИ БОЖИЕИ

Дай усталой главою склониться
Матерь Божия мне пред Тобой,
Дай в горячей молитве забыться
От тоски и печали земной.

Ты Сама знала скорби земные,
Твоя также томилась душа
И лились Твои слезы святые,
Когда мучили Бога Христа.

Ты поймешь мою боль и страданье,
Что так часто бывает со мной.
На Тебя все мое упованье
И люблю я Тебя всей душой.

Ты всегда мне во всем помогаешь
Благодатною силой Своей
Ты от горя и бед защищаешь,
Буду славить Тебя до конца моих дней.

(отъезд в Ленинград) 

 


1 Михайлов  Генрих. Церковь сражающаяся.  //  Религия и право. 2000. № 4. С. 7.
2 Журнал  Московской Патриархии, 1960, № 3, С. 33-34. 
3 ЕРМОГЕН (Голубев Алексей Степанович, 03.03.1896-07.04.1978), архиепископ. 1953 хиротонисан во епископа Ташкентского и Среднеазиатского, затем последовательно на Алма-атинской, Омской и Калужской кафедрах. 1958 архиепископ. 1960 на покое.
4 ИОВ (Кресович Владимир Адрианович, 15.09.1898-04.12.1977), архиепископ. 1953 хиротонисан во епископа Луцкого, викария Волынской епархии, затем последовательно на Кременецкой, Измаильской, Великолуцкой, Чебоксарской и Казанской кафедрах. 1954 архиепископ. 1960 на покое. С 1967 последовательно на Уфимской и Ивановской кафедрах.
5 Цыпин  Владислав, протоиерей. История Русской Церкви. Кн. 9.  Издательство Спасо-Преображенского монастыря. 1997. С. 390.
6 СИМОН (Ивановский Симеон Васильевич, 01.02.1888-01.02.1966), архиепископ. 1924 хиротонисан во епископа Кременецкого, викария Волынской епархии, затем последовательно на Черниговской и Винницкой кафедрах. 1955 архиепископ. 1961 на покое.
7 ЛУКА (Войно-Ясенецкий Валентин Феликсович, 04.1877-11.06.1961), архиепископ. 1923 хиротонисан во епископа Ташкентского и Туркестанского. С 1927 в ссылке. 1942 архиепископ, последовательно на Красноярской, Тамбовской и Симферопольской кафедрах.
8 АНДРЕЙ (Сухенко Евгений Александрович, 05.01.1903-17.06.1973), архиепископ. 1947 хиротонисан во епископа Черновицкого и Буковинского, затем последовательно на Винницкой и Черниговской кафедрах. 1956 архиепископ, 1961 на покое.1969 на Омской кафедре. 1972 на покое.
9 ДОНАТ (Щеглов Димитрий Федорович, 02.06.1899-27.10.1979), епископ. 1956 хиротонисан во епископа Бийского, викария Новосибирской епархии. Затем последовательно на Свердловской, Молотовской и Великолукской кафедрах. 1958 Балтский, викарий Одесской епархии, затем на Новосибирской и Костромской кафедрах. 1961 на покое. 1965 на Калужской кафедре. 1971 архиепископ, 1975 на покое.
10 "Вопрос о составе, о канонических элементах церковной общины и о каноническом соотношении их на протяжении столетий волновал разные церкви, тоже и нашу - в своё время. Вокруг него возникали расколы, ереси, объявлялись схизмы, накладывались прещения. То же и у нас. Та или другая постановка и решения его делались не иначе, как на основе глубоко разработанных церковно-правовых доктрин, складывавшихся в обстановке борьбы многих идейных церковных движений. Совсем недавно вокруг как раз этого же важного для Церкви вопроса происходили такие серьезные волнения, например, в Константинопольском патриархате, о чем не мог не знать наш Синод. И вот, оказывается у нас в Церкви такого огромного значения каноническую перестройку можно произвести лишь в силу необходимости... "неуклонно следить за точным соблюдением Постановления ВЦИК и СНК РСФСР от 08.04.29", нарушаемого некоторыми отдельными настоятелями, как об этом прямо и без всяких оговорок сказано в преамбуле постановления.
В устройстве и управлении Церкви не может быть ничего противоречащего законам страны, это само собой разумеется, гражданский закон не может быть каноническим основами церковного устройства, да ещё в стране, где по конституции Церковь отделена от государства. Это тоже не менее ясно. Между тем Синод объявляет гражданский, государственный закон основанием радикальнейшей канонической перестройки. Постановление, изменяющее канонический состав, канонические элементы церковной общины, хочет оно этого или не хочет, изменяющее внутренние их соотношения, указывает на  правительственные и гражданско-административные законы и распоряжения, как на требующие такой перестройки. Так что по прямому смыслу его важнейшая область безусловно внутренней жизни Церкви в сущности оказывается изъятой из компетенции Её священноначалия.
Но разве этого когда-нибудь требовали и требуют правительственные распоряжения? Между тем сущность синодального журнального распоряжения такова, как к нему ни подходить. И в этом кроется, конечно, какое-то недоразумение...
Не только с формальной стороны, но и по существу оно не могло не вызвать среди духовенства и верующих глубокого недоумения. А потом и вполне основательных сомнений в его каноничности. И именно в этом, справедливо критическом отношении к нему священства и верующих и заключалась реальная опасность возникновения беспорядка в Церкви. (…)
После получения мной синодального постановления от 18.04.61. я отправился к тогдашнему Управляющему делами патриархии архиепископу Пимену, ныне митрополиту Крутицкому и Коломенскому. Доложил об исполнении в моем приходе этого постановления: во главе моего прихода стоит исполнительный орган в количестве (!) трёх человек; я перешёл на подчинённое положение вольнонаёмного служащего по трудовому с ними договору, оговаривающего мои служебные   обязанности.   Доложил,   что,   несмотря   на   то,   что постановление рассматривает меня как "духовного руководителя" общины, по не терпящему никаких толкований прямому смыслу я даже уже и не член её, то есть к каноническому составу её больше не принадлежу. Я - вне её...  - О.  Всеволод Шпиллер. Страницы жизни в сохранившихся письмах. Красноярск.  Енисейский благовест.  2002. с. 256-257.   
11 Цыпин  Владислав, протоиерей. История Русской Церкви. Кн. 9.  Издательство Спасо-Преображенского монастыря. 1997. С. 391-393.
12 Журнал  Московской Патриархии, 1961, № 8, С. 9-11. 
13 ХРИЗОСТОМ (Мартышкин Георгий Федорович, р.03.05.1934), архиепископ. 1972 хиротонисан во епископа Зарайского, затем последовательно на Курской, Иркутской и Виленской кафедрах. 1977 архиепископ, 2000 митрополит.
14 Цит. по: Цыпин  Владислав, протоиерей. История Русской Церкви. Кн. 9.  Издательство Спасо-Преображенского монастыря. 1997. С. 469.
15 Одинцов  М. И. Пимен (Извеков) - последний "советский" патриарх.  //  Отечественные архивы. 1995. № 1. С. 28. 

Источник фотографии - http://www.orthodoxmoscow.ru/A_10_08/biloe_prol_10_08.html

 
При использовании материалов сайта ссылка категорически приветствуется.
© Богородск-Ногинск. Богородское краеведение. 2004-2018
Политика конфиденциальности
Яндекс цитирования Check PageRank