Богородск-Ногинск. Богородское краеведение

«Если мы не будем беречь святых страниц своей родной истории,
то похороним Русь своими собственными руками»
Епископ Каширский Евдоким. 1909 г.

Мы в социальных сетях:
 facebook.com/bogorodsk1781
 vk.com/bogorodsk1781
Дата публикации:
26 марта 2009 года

У церковных стен

А.И. Скибневский, санитарный врач Московского губернского земства

 

ОЧЕРК ДВИЖЕНИЯ НАСЕЛЕНИЯ БОГОРОДСКОГО УЕЗДА

Московской губернии

за десятилетие с 1885 г. по 1894 г.

 

Материалы по определению санитарного состояния Богородского уезда

С 24 диаграммами и 5 картограммами

 

 

Предисловие.

 

Предлагаемая работа по оценке Богородского уезда основана на цифровых данных статистического комитета, получаемых от духовенства в виде однообразных таблиц с несколькими определёнными рубриками. Ограниченность имевшегося в нашем распоряжении основного материала не позволила нам более детально и всесторонне разработать многие другие весьма интересные стороны по движению населения в Богородском уезде. Цельности и законченности работы препятствовало также полное отсутствие точно определённых данных по исчислению за исследуемое 10-летие (1885 - 1894 гг.) народонаселения и особенно его возрастного состава и данных по статистике передвижения населения, каковое в значительной степени развито в столь торгово-промышленном уезде, как Богородский. Вполне естественно, что, при недостаточности и неполноте фактического материала, и некоторые выводы, пожалуй, могут представляться не вполне убедительно обоснованными, не вполне математически точными коэффициенты смертности, рождаемости и т.д. Но это нисколько не должно умалять значения главных выводов работы, ибо последние, установленные и на основании имевшегося материала, я убеждён, в высокой степени близки к истине и, несомненно, останутся в общем незыблемыми и при будущих детальных исследованиях. Во всяком случае, предпринятою обработкою статистического материала по движению населения вполне достигнута задача данного труда - по возможности установить, выяснить более или менее определённо основные критерии (общую смертность, детскую смертность (до 1 г.), среднюю продолжительность жизни и прирост) санитарного состояния населения всего уезда и в частности отдельных его районов, в целях дальнейших местных , всесторонних специальных санитарных исследований. Лишь последние, к каковым уже и решено приступить в настоящее время, согласно постановления очередного уездного земского собрания, как основанные на более обширном и, может быть, более точном, проверенном на месте, материале, должны дать тот прочный базис, какой необходим для проведения всевозможных практических мероприятий по оздоровлению весьма неудовлетворительного санитарного состояния населения уезда и в особенности некоторых его отдельных местностей, что, собственно, и составляет основную задачу нашей санитарной деятельности.

Выпуская в свет данную работу, я считаю долгом выразить искреннюю благодарность своему помощнику-счётчику А.А. Онуфриевой, которой всецело выполнена вся подготовительная, весьма сложная, кропотливая и длительная разработка обширного цифрового материала и без содействия которой, при крайней многочисленности других неотложных работ по округу, данный труд не мог бы быть даже своевременно закончен.

А. Скибневский

 

Общий обзор Богородского уезда. *

 

(* Материалом для данного обзора послужили:

1) Статистический Ежегодник Московской губернской управы за года 1886-96 г.

2) Материалы Богородской уездной земской управы для Всеподданнейшего Отчёта за 1885-94 г.

3) Сведения волостных правлений об отходе за 1892-94 г. и о расположении мелких торговых и промышленных заведений по селениям.

4) Сведения фабричных контор о составе рабочих за 1894 г.

5) Материалы по подворной переписи 1883 г.

6) Материалы по санитарному описанию фабрик и заводов, собранные лично при осмотрах фабрично-промышленных заведений за 1892-97 г.

7) Сборник статистических сведений по Московской губернии. Отдел санитарный. Том III . Вып. XI - XVII . А.В. Погожева “Санитарное описание фабричных заведений Богородского уезда за 1882-84 г.”

8) Сведения о селениях и жителях Московской губернии. Богородский уезд. Издание Московского Губернского Статистического Комитета. 1873 г.

9) Водоснабжение Богородского уезда, А.И. Скибневского. Приложение к докладу Богородской уездной земской управы 1894 г. и

10) Приходские поселенные списки.)

 

Географическое положение и очертание уезда; его границы; орографический и геогностический характер местности; водоснабжение; пространство уезда и распределение по земельным угодьям; характер почвы; земледелие и скотовладение; внеземледельческие промыслы и распространение их по территории уезда. Населённость уезда; численность старообрядцев и сторонних пришлых рабочих; размещение тех и других по площади уезда. Разделение уезда на волости, медицинские участки, церковные приходы и районы (волостные и фабрично-промышленные). Краткая характеристика районов.

 

Богородский уезд расположен в восточной половине Московской губернии, занимая собою почти середину окраинной части данной половины. Видом своим он представляет неправильной формы параллелограмм, растянутый с севера на юг и с большим выступом на запад к Московскому уезду. Границы его образуют с сев. Дмитровский уезд, с в. - Александровский и Покровский у.у. Владимирской губ., с з. - Бронницкий и Московский у.у. и с ю. Егорьевский у. Рязанской губ.

В гипсометрическом отношении Богородский уезд, представляя сплошную, несколько волнообразную низменность, покрытую торфяными болотами и хвойными лесами, делится на две неравных части: наибольшую центрально-северную, имеющую уклон с с.-з., от границ с Московско-Дмитровским уездами (наиболее высокой части, лежащей на 70-80 саж. над уровнем моря), на ю.-в., к границам с Покровским уездом (наиболее низкой части - вплоть от Павловского Посада, лежащего на 60-50 саж. над уровнем моря), в наименьшую южную, с уклоном с с.-в. на ю.-з. Этим поверхностным рельефом определяется и его гидрологическое строение, так как все реки уезда протекают по площади в направлении сообразном с его уклонами. Наибольшая часть уезда, именно ? его - центрально-северная часть - орошается водною системою реки Клязьмы, притоком Оки, и речкою Вьюнкою (по границе с Московско-Бронницким уездом, притоком Пехорки, впадающей в Москву), и наименьшая южная - рекою Нерскою, притоком р. Москвы.

Река Клязьма, вступая из Московского уезда в Богородский под селом Образцевым и деревнею Васильевскою, протекает поперёк всего уезда, на протяжении приблизительно вёрст 150, постепенно уклоняясь от с.-з. на ю.-в. к границам с Покровским уездом, где она под селением Малиново, круто поворачивает на север, в каковом направлении и оставляет уезд. Берега Клязьмы, значительно подмываемые водою при её многочисленных изгибах, возвышаются попеременно то один, то другой, причём противоположный берег переходит обыкновенно в долину. Ширина реки в пределах уезда колеблется от 5 до 15 саж., а глубина от 2 до 4 саж.

На территории Богородского уезда Клязьма с правой стороны принимает меньшее число речек, чем с левой; именно, с правой стороны в неё впадают: Чичера, Звериножка (небольшие ручейки), Шалонка, Воханка и Дрезна; с левой стороны: Уча, Воря (наиболее крупный приток Клязьмы), Черноголовка, Лавровка, Загребка, Шерна (после Вори второй крупный приток) и Вырка.

Совершенно обратное Клязьме течение имеет р. Нерская. Входя в Богородский уезд из Владимирской губернии, Нерская от деревни Загряжской направляется с с.-в. на з. к границам с Бронницким уездом, где она, за деревнею Соболево, уже изменяет своё направление исключительно на южное. На пути своём в границах уезда принимает справа небольшие болотистые речки Понару, Лихочу и Сыченку, и слева речки Вольную и Гуслицу (наиболее крупный приток).

Несмотря на существование в уезде значительного числа речек и ручейков, главными источниками водоснабжения селений служат, однако, копаные колодцы: в 1894 г. 77% селений исключительно пользовались для питья и домашнего употребления колодезною водою и 10% - колодезною и речною, но более первою. Всего колодцев в 396 селениях, т.е. в 96% общего их числа, имелось 3576, так что 1 колодезь в среднем приходился на 7,6 дворов и на 40 человек жителей. Обилие колодцев обуславливается, с одной стороны, лёгкостью добывать воду из недр земли вследствие общего низменного положения местности и её геологического строения (поверхностное расположение в большей части уезда юрской жирной-водонепроницаемой-глины), с другой - мелководностью различных речек и ручейков, берущих своё начало большею частью в болотах, и значительною искусственною загрязнённостью фабричными спусками наибольшей части рек уезда, особенно Клязьмы, по течению которой расположено 25 фабричных заведений, дающих ежедневно более 2? миллионов ведер всевозможных отработанных вод. Особенно много спускается грязных красильных вод в р. Клязьму в трёх местах: под дер. Щёлково, под гор. Богородском (выше и ниже) и под с. Зуевом. Все селения, вовсе не имеющие копаных колодцев и пользующиеся исключительно речною или родниковою водою, расположены по северной и западной границам уезда, в наиболее возвышенной её части, лежащей над уровнем моря на 70 и 80 саж.

Вода из колодцев в большинстве селений добывается удовлетворительного качества и в достаточном количестве; лишь в 14 селениях вода неудовлетворительна (болотиста, мутна, с запахом, вяжущего вкуса) во всех колодцах и в 42-х - в некоторых отдельных колодцах. В значительной части колодцев недоброкачественность воды, по-видимому, зависит или от недостаточной глубины колодцев, или от расположения их в низменной болотистой местности, или же, что бывает наичаще, от неудовлетворительного устройства колодцев и небрежного их содержания.

Площадь Богородского уезда по действительному измерению во время государственного размежевания губернии равняется 308,976 десятинам, а по Стрельбицкому 319,645 десятинам, или 3492 кв. вёрст. По своему размеру уезд принадлежит к числу наиболее обширных в губернии, уступая лишь Клинскому на 34,5 кв. в. и значительно превосходя среднюю поуездную величину равную 2252 кв. в. Наибольшее протяжение уезда с с. на ю. 104 в., а с з. на в. 65 в.

Из всего числа имеющихся в уезде земель под усадьбами числится (по данным земск. окладн. книг) 7983 десятины, под поемными лугами 2940 десятин, под покосами - 50557 десятин и под пашнею - 65756 десятин (21% всех земель); всё остальное пространство, равное 181746 десятинам, или 59% всей площади уезда, занято лесами, кустарниками, болотами, реками и дорогами.

Леса в уезде почти равномерно расположены по всей его территории, но всё-таки наиболее всего в северной и южной части; болота же (преимущественно торфяные, разрабатываемые) главным образом лежат по северо-восточной границе уезда, по левому берегу Клязьмы, и по западной границе, смежной с Московским уездом; кроме того, в юго-восточной части уезда разбросано немало болот, составляющих продолжение болотистой полосы Владимирской губернии и северо-западной Рязанской. Присутствие значительного количества болот, а отчасти и озёр (по восточной границе в Зуевской вол., и по западной - в Васильевской вол.) обуславливается распространенностью в подпочве уезда жирной юрской глины, слои которой имеют преимущественное горизонтальное расположение и притом лежат близко к поверхности или же выполняют собою дно котловины - вода застаивается, и образуется болото, как это имеется, например, в Васильевской волости.

По количеству пахотной земли Богородский уезд среди остальных уездов губернии должно признать наименее обеспеченным в отношении к земледелию. В нём процентное отношение общей площади пахотных земель к общему количеству удобных земель представляется самым минимальным, именно 14,1%, тогда как средняя по губернии цифра 27,8% и максимальная по Коломенскому уезду 41,2% (Статистический Ежегодник Московской губ. 1893 г. Распределение культур на пахотных землях Московской губ. в 1892 г.) . Так как среди всей надельной земли на долю пахотной приходится только 30%, то и по количеству пашни, приходящейся на 1 крестьянский двор, Богородский уезд занимает самое последнее место: так, в 1894 г. в нём на 1 двор в среднем падало по 1,8 десятины (максимум 3 дес. в Аксеновской и Ивановской волостях (на севере) и минимум - немного более 1 дес. - в Зуевской, Игнатьевской, Теренинской и Новинской), тогда как в остальных уездах от 2,7 (в Московском) до 5,7 (в Можайском). Да и из имеющейся надельной пахотной земли (46471,6 десятин), судя по сведениям 1892 г., около 11 тыс. десятин, или 23,7%, не находится под зерновою культурою. Что в Богородском уезде земледелие не составляет важного элемента в жизни населения, показывают и данные по владению лошадьми, при помощи которых в нашей губернии исключительно ведётся всё землепашество: на 100 дворов в уезде в 1883 году приходилось 56,3 лошади и в 1894 конечном году исследования - 48,5 лошадей, тогда как в западных земледельческих уездах - от 102 (в Верейском) до 128 лошадей (в Волоколамском).

Что касается вообще до скотовладения (Статистический Ежегодник Московской губернии. 1895 г. Размер скотовладения в Московской губ.) , то последнее в уезде развито в довольно ограниченных размерах. В 1894 г. по обеспеченности лошадьми Богородский уезд занимал в губернии самое последнее место, а по обеспеченности рогатым скотом - предпоследнее (на 100 дворов 79,3 коров). По сравнению с 1883 г. скотовладение в уезде ещё более понизилось, ибо количество лошадей уменьшилось на 12,6%, а коров на 2,7%. По данным уездной управы, предназначенным для Всеподданнейшего Отчёта, за всё 10-летие в уезде имелось130967 лошадей и 199834 коровы, что даёт в среднем на год 13096 лошадей и 19983 коров. Принимая же среднее количество крестьянских дворов в уезде приблизительно в 25735 (в 1883 г. было 25351 и в 1894 - 26118, средняя из слагаемого двух конечных годов и даёт 25375 дворов), получаем на 100 дворов 50,9 лошадей и 77,6 коров. По отдельным годам наибольшее количество лошадей имелось в 1889 г. (на 100 дворов - 60) и наименьшее - в 1891 г., коров же - в 1888 г., когда на 100 дворов их приходилось 86,5 голов, и в 1891 г., когда их было только по 64 головы. По пятилетиям как лошадей, так особенно коров, имелось значительно более в первое, чем во второе (в 1885-89 г. лошадей было в среднем ежегодно 13846, коров 21196, в 1890-94 - 12347 и 18770), причём резкое уменьшение и тех и других началось с 1891 г., неурожайного по сену и яровым, и затем вплоть до 1894 г. не могло ещё подняться до прежней максимальной цифры. Как ничтожна, вообще, обеспеченность населения крупным рогатым скотом, видно из того, что в 1894 г. на 100 душ всего установленного нами населения приходилось в среднем по уезду только 9,5 коров, а на 100 душ коренного населения - 13 коров, причём по отдельным местностям средняя цифра (13) спускается до 9 голов (в 2-х западных волостях - Гребневской и Осеевской) и повышается лишь до 17-15 голов (в 2-х северных волостях - Аксеновской и Ивановской). К этому следует ещё добавить, что в 1894 г. в среднем по уезду 37% дворов не имело ни одной коровы, 58% ни одной лошади и 32,4% - никакой рабочей скотины ; по сравнению с 1883 г. процент первых домохозяйств увеличился на 7,0, вторых - на 19,2 и третьих - на 2,2. Особенно много бесхозяйных дворов, не имеющих ни лошади, ни коровы, констатируется в 1894 г. в двух западных волостях - Осеевской и Гребневской - 4,3% и 40,5%. В этих же двух волостях мы имеем и самый громадный процент бескоровных дворов - 51,6 и 47,4; за ними следует Карповская (юго-зап.) - 41,3% и Шаловская (подгородн.) - 42,6. Наоборот, две смежные восточные волости, Теренинская и Игнатьевская, отмечаются как имеющие наименьшее количество дворов без коров - 28,7% и 30%. По количеству безлошадных дворов резко выделяются все южные волости (Карповская, Запонорская, Ильинская, Беззубовская и Дорховская) и западная Осеевская, дающие от 64 (Осеевская) до 71 (Беззубовская) процента безлошадных дворов. Если в сравнительно благоприятный для населения Богородского уезда 1894 год скотовладение было довольно ограничено, то в неблагоприятные года оно должно ещё более понижаться, когда вследствие недорода яровых и особенно сена обыкновенно начинается усиленная распродажа скота на осенне-зимний период времени, что имелось, например, в 1891 г., когда количество коров против предыдущего года уменьшилось на 29%. Данные эти весьма неутешительны, ибо они указывают на значительную расшатанность сельского хозяйства в уезде и на крайнюю обеспеченность детского населения молоком , которого вовсе не имеется более чем в ? дворов, а в некоторых районах даже и в половине домохозяйств.

По качеству почвы уезд принадлежит к средним, так как в нём почти исключительно преобладают лёгкие суглинистые, супесчаные и песчаные почвы; первые две расположены, главным образом, в северной половине уезда, а последняя - в южной. Сообразно с качеством почвы в озимом поле, на крестьянской надельной земле, сеется исключительно рожь, в яровом - преобладает картофель, овёс и греча. По количеству десятин, засеиваемых картофелем и гречею, Богородский уезд является первым в губернии: из 100 десятин общей пахотной площади в нём под картофелем находится 49% и под гречихою 20,5%. По посеву картофеля весь Богородский уезд представляется сплошным картофельным районом; гречиха же занимает очень видную площадь в 3-х северных волостях (Аксеновской, Ивановской и Гребневской), в 2-х самых южных (Беззубовской и Дороховской) и в одной из восточных (Зуевской) (Статистический Ежегодник за 1893 г., стр. 63) . При малом количестве пашни и посевы весьма малы. Так, по отчётам уездной управы, основанным на данных волостных правлений, в среднем за 10-летие ежегодно высеивалось 11653 четвертей яровых (гречи и овса) и по 19337 четвертей, или по 109870 мер ржи. Максимум посева ржи в 1890 г. - 21763 четверти, минимум в 1887 г. - 17482 четв. Степень урожайности ржи в среднем за 10 лет равняется сам 4,1 (по данным корреспондентов Статистическому Отделению губернской управы,а по данным волостных правлений - сам 3, сам 3,5) - немного ниже Московского (4,3) и Клинского (4,6) уездов и несколько выше, чем в остальных 10-ти уездах губернии; из яровых урожай картофеля (сам 6,7) наибольший в губернии. Несмотря, однако, на достаточную степень урожайности, громадное большинство населения Богородского уезда, вследствие крайней недостаточности пашни, своими земледельческими продуктами обеспечено на гораздо меньший период времени, чем в других уездах губернии. Если в Московской губ. своего хлеба едва хватает при среднем урожае у домохозяина средней руки приблизительно на 4 только месяца, то в Богородском уезде своего хлеба едва хватает на осенние месяцы и много до Рождества, а затем уже приходится прибегать к покупке ржи и муки. По данным статистического оделения Московской губернской земской управы в Богородском уезде население своим хлебом обычно кормится только 2,7 мес., в остальное же время обычно не хватает на продовольствие 1 среднего двора (5,6 чел.) 69,4 пуда ржи, на покупку каковой и приходится израсходовать из внеземледельческих заработков в среднем по 35,8 р. - значительно более, чем в остальных уездах губернии (Статистический Ежегодник Московской губернии за 1896 г.). Из отдельных местностей уезда, судя по данным уездной управы для Всеподданнейшего Отчёта, сравнительно наиболее обеспечены своими зерновыми продуктами 2 северные волости - Аксеновская и Ивановская, имеющие, как уже было указано, наибольшее количество пахотной земли и высеивающие сравнительно наибольшее количество яровых и ржи (последней приблизительно по 1 четверти - менее 4 мер - на 6 человек; достаточно же обеспеченным своим хлебом следует считать преимущественно население с посевом не менее 7 мер на душу); наименее же обеспечены восточные волости (Зуевская, Теренинская, Игнатьевская) и др., владеющие наименьшим количеством пашни и высеивающие весьма мало ржи (1 четв. приблизительно на 9-15 чел.) и яровых. Вообще по данным отчёта уездной управы в среднем за 10-летие (1885-94 г.) ежегодно у населения недоставало для посева и на прокормление 270504 четв. ржи и 220616 четв. яровых. В картофеле же ежегодно получался излишек в 63879 четвертей. Таким образом, на покупку недостающего (на продовольствие и обсеменение) количества ржи коренное население должно было ежегодно затрачивать более 1? мил. руб. (принимая среднюю цену ржи в Московской губ., по Покровскому, в 77? коп. за пуд), что даёт 49,2 р. на каждый средний двор.

Если в Московской губ. своего хлеба едва хватает при среднем урожае у домохозяина средней руки приблизительно на 4 только месяца, то в Богородском уезде своего хлеба едва хватает на осенние месяцы и много до Рождества, а затем уже приходится прибегать к покупке ржи и муки. В картофеле же ежегодно получался излишек в 63879 четвертей.

 

Необходимость почти ? года, а для бесхозяйных, которых в уезде имеется около ? всех домохозяев, и круглый год прикупать хлеб и другие зерновые продукты побуждает всё население уезда усиленно прибегать к всевозможным внеземледельческим заработкам. Последние в жизни крестьянина Богородского уезда имеют громадное значение, так как из своего личного заработка он должен пополнить: а) подати и налоги (в 1894 г. около 40 руб.; в 1883 г. одних недоимок 39 р.), б) дефицит по собственному продовольствию, в) дефицит по продовольствию скота и г) все расходы по домашним и сельскохозяйственным нуждам (одежда, обувь, церковные требы, ремонт сельскохозяйственных орудий и пр.). Вполне понятно, что при столь доминирующем значении внеземледельческих заработков то или иное их состояние должно значительно влиять на улучшение или ухудшение материального благосостояние крестьянина Богородского уезда. И действительно, статистико-экономические данные за многие года (см. Статистические Ежегодники губернского земства) наглядно показывают, что как только население более или менее хорошо обеспечено внеземледельческими заработками, материальное его благополучие немедленно повышается и наоборот, так что главная роль в изменениях , которым подвергается экономическое благосостояние крестьянина Богородского уезда, принадлежит внеземледельческим заработкам .

К счастью для населения уезда, в последнем внеземледельческие промыслы представляются крайне распространёнными по территории, так что, при благоприятном их состоянии, громадное большинство жителей в большей или меньшей степени обеспечивается местными заработками и не имеет крайней нужды уходить в дальние отхожие промыслы.

По данным Статистического Ежегодника за 1893 г. Богородский уезд по % отношению фабрик и заводов к общему их числу в губернии по количеству рабочих на них представляется наиболее фабричным; число душ, занятых местными промыслами в нём, после Московского наибольшее, число же взятых на отход паспортов (в 1886 г.) самое наименьшее (на 100 душ было взято 33 паспорта). По собранным мною сведениям за период 1892-94 г., отход из дому существовал в следующем размере: в 1892 г. из всех 17 волостных правлений и 4-х слободских дум было взято 48713 паспортов и свидетельств, в 1893 г. - 47368 и в 1894 г. - 45281, что даёт на 100 душ обоего пола в первом году 31 выданный на отход вид, во втором - 30, в третьем - 29, а в среднем за 3-хлетие 30. В действительности же число лиц, бравших на заработки свидетельства, было менее вышеприведённого, ибо нередко одному и тому же лицу полугодовые паспорта и 3-хмесячные свидетельства выдавались по нескольку раз в течение одного и того же года.

По отдельным местностям число выданных паспортов и свидетельств в среднем за 3-хлетие наиболее всего отмечается по мещанским слободам (на 100 душ обоего пола выдавалось от 66 свидетельств в Обуховской слободе до 97 в Купавинской) и по волостям Шаловской (на 100 душ обоего пола 53 свидетельства), Запонорской (45) и Осеевской (43), а наименее - по 4 восточным волостям - Зуевской (на 100 душ обоего пола 14 свидетельств), Теренинской (14), Игнатьевской (17) и Буньковской (19). В среднем за 3-хлетие из всего числа взятых видов 75% приходится на долю мужчин и 25% - на долю женщин, причём первые выбирали почти в одинаковом количестве (44% и 56%) как свидетельства на дальние расстояния (далее 30 вёрст), так и на ближние, вторые же более всего брали последние (70,7%).

 

Отход на заработки в 1892-94 гг.

Отход на заработки в 1892-94 гг.

Отход из дому женщин наиболее значителен в северной половине уезда, по левую сторону линии железной дороги, в районе крупных фабрик и ткачества по светёлкам: здесь из 100 выданных видов на долю женщин приходится 32,6, в южной же половине уезда, по правую сторону железной дороги, в области преимущественно домашнего ткачества, лишь 16,3, т.е. вдвое менее. По отдельным местностям количество выданных женщинам свидетельств более всего в Осеевской волости (на с.-з. уезда) и Буньковской (на с.-в. у.) и наименее в Дорховской, Беззубовской и Новинской (на юге уезда).

Вообще в северной половине уезда, благодаря значительному развитию в ней фабрично-промышленной деятельности, преобладает отход на близкие заработки (не далее 30 вёрст), тогда как в южной половине замечается обратное - более усиленный отход на дальние заработки вследствие недостаточности последних вблизи дома. В общем же по целому уезду за все 3 года на долю свидетельств, взятых на дальнее расстояние, приходится 40% и на ближнее - 60%, т.е. почти ? лиц, уходящих из дому, остаётся на заработках в пределах уезда .

И действительно, по данным А.В. Погожева, за года 1881-84 на 227 осмотренных им в Богородском уезде фабриках и заводах, % рабочих из местного населения равнялся 50, по собранным же мною за 1894 г. сведениям, на 1569 фабриках, заводах и разных промышленных заведениях местные рабочие составляли 64%. Очевидно, фабричная и заводская промышленность в Богородском уезде представляет весьма большое значение для его населения , так что подъём или упадок промышленности в уезде должен непосредственно отражаться на значительной части коренного населения.

Отход из дому и выбор паспортов и свидетельств, судя по данным деятельности фабрик и заводов, наиболее усиливается в осенний и весенний период времени, особенно в октябре месяце и после Пасхи, так как на большинстве крупных фабрично-промышленных заведениях в это время возобновляется наём рабочих на срок с 1 октября и по Пасху и с Пасхи до 1 октября. С осени же значительно усиливается работа во всех раздаточных конторах, на всех ручных ткацких и красильных заведениях, обыкновенно или вовсе приостанавливающих, или сильно сокращающих свою деятельность на летнее время, когда громадное большинство ручных ткачей расходится по домам на полевые работы, преимущественно на сенокос. Кроме летнего периода времени, усиленный возврат в деревню из дальнего отхода наблюдается обычно зимою - на праздник Рождества и весною - на Пасху, а из ближнего отхода также и во все праздничные дни.

Незначительный по сравнению с другими уездами % лиц, уходящих из дому на заработки как в пределы своего уезда, так особенно вне его (В 1870 г., т.е. 25 лет тому назад, при переписи % лиц, находящихся в отлучке (из коренного населения), равнялся только 4,2) , по всей вероятности, обуславливается тем, что в Богородском уезде, помимо работ на фабриках и заводах, в высокой степени развиты кустарные и домашние промыслы, главным образом, ручное ткачество по избам и светёлкам и размотка шёлка и пряжи, вызванные, в свою очередь, многочисленностью в уезде ткацких фабрик и раздаточных контор.

Ткачество в уезде есть основное , наиболее из всех уездов губернии распространённое и издавна преобладающее занятие населения . Так, в 1870 г., по переписи Московского Статистического Комитета, из всего числа жителей, занимающихся промыслами, было зарегистрировано 69800 человек (40665 м. и 24135 женщ.), из них на долю ткачества, размотки и шпульничества приходилось почти 50500 человек (ткачеством разных материй было занято 41260 человек (бумажным - 29495 чел.), размоткой - 5691 чел. и шпульничеством - 3549 ч.).

По данным Исаева, в Богородском уезде в начале 80-х годов насчитывалось 14838 домашних станов, что составляло более ? всего количества ручных станов в Московской губернии и что давало в уезде в среднем по 6 станов на 10 дворов. Число лиц, занятых кустарным ткачеством, определялось в 21823 человека - самая максимальная цифра из всех уездов губернии.

В 1890-94 г. с расширением ткацкого производства на самых фабриках и с заменою на некоторых из них ручного ткачества механическим (что особенно усиленно проявляется в настоящее время), количество кустарных станов уменьшилось, но, по всей вероятности, не особенно значительно, так как, во-первых, и до сих пор ткачество дешевых шёлковых материй и бумажных тканей преобладает по избам и светёлкам, во-вторых, количество раздаточных контор, отпускающих основу для ткачества по домам и мастерским, нисколько не уменьшилось: в 1894 г. их зарегистрировано 180, т.е. почти то же, что и в 80-х годах.

В профессиональном отношении Богородский уезд, представляя район сплошного ткачества (см. картограмму 1 “промыслы уезда”), линиею Нижегородской железной дороги резко разделяется на 2 половины: северную, по левую сторону железной дороги - район преимущественно ручного шелково-бархатного и лишь отчасти бумажного ткачества - и южную, по правую сторону железной дороги - район преимущественно домашнего ткачества бумажных материй и в небольшом размере шёлковых и парчовых на фабричках северной половине уезда бумажным ткачеством заняты вся Шаловская и васильевская волости, а также часть Буньковской и Ивановской волостей. В южной - шелковое и парчовое ткачество развито в Игнатьевской волости (шелковое и в некоторых селениях Теренинской в.), размотка шелка - в Новинской волости) .

В северной половине уезда размотка шелка более всего производится по отдельным избам, ручное же ткачество шелковых и бархатных материй, главным образом, по небольшим фабрикам и светёлкам с числом рабочих менее 16 человек, принадлежащих мелким хозяйчикам, но чаще всего мастеркам и заглодам - комиссионерам, работающим на различные раздаточные конторы. Громадное большинство из них (например, в 1894 г. - 644 из 673) сосредоточено в сев.-вост. части данной половины уезда, в 4-х волостях (Аксёновской, Ямкинской, Буньковской и Зуевской), расположенных по границе с Владимирской губерниею. Особенно много подобных фабричек в 1894 г. было в волостях Зуевской (шелковое ткачество) и Ямкинской (бархатное ткачество - единственное производство во всей губернии, также как и парчовое в 7 селениях Игнатьевской волости): в первой 1 небольшое ткацкое заведение, обыкновенно свободно располагающееся на задворках крестьянской усадьбы, приходилось в среднем на 5 дворов (без с. Зуева), а во второй - на 6.

Домашнее же ткачество бумажных материй (тика, нанки, карусета и др.), т.е. ткачество в жилых избах исключительно силами своей семьи и размотка пряжи, наиболее широко развито в так называемом Гуслицком крае, в волостях Ильинской, Беззубовской и Дорховской, а также и в Запонорской, где почти в каждой избе имеется от 1 до 3 станов, и где более всего распространены раздаточные конторы, с красильными и сновальными при многих из них заведениями, нередко имеющие до 1 тысячи и более ткачей в разных селениях своего и соседних уездов (Егорьевском Рязанской губ. и Покровском Владимирской губ.).

По сравнению с основным ткацким производством все остальные промыслы представляют очень незначительную величину и весьма неравномерно распределены по площади уезда: в северной половине мы имеем лишь в 3-х селениях Ивановской волости (в приходе с. Душенова) кустарное канительно-мишурное производство (Кустарное ручное медно-канительное производство в настоящее время (в 1898), с возникновением нескольких фабрик (в Москве и д. Огуднево) с применением паровой силы, значительно сократилось и, по всей вероятности, в скором времени вовсе прекратится. Сократилось также производство медно-литейное и пуговичное, а также и фарфорово-фаянсовое и хмелеводство. Значительно же расширилась выработка белого и красного кирпича.) и в нескольких селениях Васильевской волости (в приходе с. Кудинова) - выработку белого кирпича и копанье глины, в южной же - картузный и шорный промысел - в Новинской волости, медно-литейный - там же и в Ильинской вол., гребешечный и пуговичный - в Ильинской, кирпичный и гончарный - в Теренинской, а отчасти и в Игнатьевской, фарфорово-фаянсовый и расписывание посуды - в Карповской и иконописный - в Запонорской. В последней волости, кроме того, в значительных размерах развит отход в легковой извоз (11 селений) и на специальное нищенство (6 селений), а в Новинской - на моренье тараканов (по зимам). Наконец, в волостях Ильинской, Беззубовской и Дорховской (и в некоторых селениях Запонорской и Карповской) широко функционирует разведение хмеля. Затем, в местностях, где имеется кирпичный промысел, разработка торфяных болот (исключительно пришлыми рабочими) и рубка леса, население в зимнее время усиленно занято также возкою глины, кирпича, торфа и дров.

В профессиональном отношении южная половина уезда отличается от северной также и крайне малым распространением в ней крупных фабричных центров и вообще широко развитой фабрично-промышленной деятельности, сосредоточенной , главным образом, в области течения р. Клязьмы .

Всего фабрик, заводов и различных промышленных, преимущественно ткацких, заведений в уезде (без Богородска и Павловского Посада) в 1894 г. имелось 1596 с 39566 рабочими, что давало в среднем на 17 наличных дворов с приписным населением 1 промышленное заведение, из них было 180 раздаточных контор, 1236 заведений с числом рабочих на каждом менее 16 человек (в 1890 г. таковых статистическим отделением губернской управы было зарегистрировано только 943 (См. Кустарные промыслы Богородского уезда. 1890) ), 135 - с числом рабочих от 16 до 100 человек и 45 - с числом рабочих более 100 (в 1884 г. их было 39). Из последних лишь 5 фабричных заведений с 1530 рабочими находилось в южной половине уезда, все же остальные (более всего бумаго-, шелко- и шерсто-ткацкие) с 25550 рабочими помещались в северной половине и притом, главным образом, по реке Клязьме (23 фабрики), по обеим берегам которой, между прочим, расположены и 4 наиболее крупные в уезде фабрики, имеющие свыше 1 тыс. рабочих (Кроме нижеупомянутых 4-х крупных фабрик в уезде имеется ещё 1 фабрика с 1250 рабочими (суконная бр. Бабкиных в Купавинской мещанской слободе) и в Павловском Посаде 1 (механич.-ткацкая и платочно-набивная ф. Торг. Дома наследников Лабзина и Грязнова) с 1600 рабочих) , именно: 1) пунцёво-красильная фабрика Товарищества Людвига Рабенек (в сельце Соболево, приход Жегалово) с 1200 рабочих, 2) бумаго-ткацкая, красильная и отбельная ф-ка Евдокии Вуколовны Шибаевой (в с-це Истомкине близ г. Богородска, прих. Богоявления) с 1850 рабочих, 3) механическо-ткацкая, бумагопрядильная, красильная и отбельно-отделочная ф-ка К? Богородско-Глуховской Мануфактуры (в с-це Глухове близ г. Богородска, прих. Тихвинский) с 9 тыс. рабочих и 4) пунцёво-красильная ф-ка Товарищества Зуевской Мануфактуры И.Н. Зимина (в с. Зуеве, того же прихода) с 1600 рабочих (В настоящее время на фабрике Шибаевой с возникновением и прядильного производства количество рабочих увеличилось до 2500 человек. Число рабочих увеличилось до 1500 человек и на ф-ке Рабенек. При последней в настоящее время возникает также бумагопрядильное и ткацкое производство (на 1200 и более рабочих). Товариществом Зуевской Мануфактуры И.Н. Зимина тоже воздвигается (близ станции Дрезна) новая бумагопрядильная и самоткацкая фабрика на 2000 и более рабочих) .

Вообще же по левую сторону железной дороги в 284-х населенных местах было расположено 963 промышленных заведения с 34? тыс. рабочих, или 60% из всего количества имеющихся в уезде фабрично-промышленных и кустарных заведений и 87% из всего состава рабочих, а по правую в 178 населенных пунктах - 633 заведения (или 40%) с 5 тыс. рабочих (С 1895 г. численность фабричных рабочих (главным образом, пришлых) ещё более увеличилась, и будет увеличиваться, в северной половине уезда, вследствие значительного расширения некоторых из старых фабрик и возникновения новых. Число фабричных прибавилось также и в южной половине уезда, с открытием в с. Саввине (в 1897 г.) бумаготкацкой и прядильной фабрики на 800 рабочих.) .

Все только что приведённые данные ясно показывают, что Богородский уезд принадлежит к сильно-промышленным уездам губернии, где внеземледельческие промыслы и занятия составляют главный основной элемент в жизни населения, земледелие же представляется лишь подсобным к промыслам производством . Вообще уезд характеризуется: значительным % дворов, бросивших земледелие, очень высоким % безлошадных дворов, чрезвычайно малым % дворов хорошо обеспеченных (с 2 лошадьми и более) рабочей силой лошади и весьма малым % уходящих на дальние отхожие заработки, вследствие значительного развития местных кустарных и фабричных промыслов. В Богородском уезде, рядом с капиталистами мастерками и владельцами раздаточных контор, в одном и том же селении живут совершенно бесхозяйные крестьяне, почти пролетариат, которые вовсе бросили хлебопашество, из года в год сдают свою землю богачам или же вовсе отказались от неё, исключительно добывая средства на существование, большею частью, скудное, из внеземледельческих заработков.

Численность населения Богородского уезда (без г. Богородска и Павловского Посада) за конечный 1894 г. исследования определена приблизительно в 196088 человек. Цифра эта составилась из следующих элементов: а) численности населения (крестьянского и мещанского) за 1883-85 г., установленной по подворным исследованиям, в сумме 150103 человек, и его естественного прироста за 10-летие (1885-94 г.) - 22057 чел. (для старообрядцев прирост определён по приросту православного населения), что в общем итоге даёт численность коренного населения за 1894 г. в 172160 чел., и б) численности пришлого, преимущественно фабричного, населения, установленной в 23928 человек (25 лет тому назад, в 1870 г., наличное население уезда по переписи, произведённой Московским Статистическим Комитетом, определено в 148902 человека: из них коренных жителей 138083 чел. и пришлых 10819 чел. По сравнению с 1894 г. последних было менее на 13109 чел. Таким образом, за 25-летний период времени в уезде, благодаря значительному развитию фабрично-промышленной деятельности, численность пришлого, главным образом, фабричного люда увеличилась в 2? раза.) . О количестве посторонних лиц других профессий (чернорабочих, ремесленников, торговцев и пр.) и других сословий, проживавших по всей площади уезда, сведений не имелось. Вышеустановленная цифра пришлых составлена из 3-х определителей: а) 14415 пришлых фабричных, не принадлежавших к составу местного населения, работавших на фабриках, заводах и промышленных заведениях уезда, б) 5298 человек - жён, детей и других лиц, проживавших с пришлыми рабочими в фабричных казармах и на вольных квартирах, и в) 4215 человек - рабочих с фабрик Никольской мануфактуры Владимирской губернии, их семейных и пришлого ремесленно-торгового люда, живших в с. Зуеве. Численность пришлого фабричного населения уезда установлена на основании личных объездов фабрик и заводов и подробных сведений, полученных по однообразной программе в декабре 1894 г. со всех фабричных заведений, имевших более 50 рабочих, население же с. Зуева определено по двукратной переписи, произведённой в 1892 и 93 г. врачами временно-наблюдательного пункта. Вполне понятно, что вышеперечисленная численность населения может считаться лишь приблизительною, но, во всяком случае, большею, и никак не меньшею, чем имелось населения в действительности, ибо, 1) из местного коренного населения, определённого подворным исследованием, не выключены долговременно находящиеся в отлучке из уезда и издавна живущие вне его пределов, что наиболее всего имеет место, например, по Запонорской волости, и, 2) пришлые фабричные взяты за зимнее время - период наиболее усиленного наплыва пришлых на заработки в уезд.

Что, однако, установленная нами численность населения весьма близка к действительной, это видно из сравнения с численностью постоянного (наличного) населения по переписи, произведённой в январе 1897 г., когда оно было определено в 212424 человека; исключив из данной цифры 17 тыс. человек - жителей Павловского Посада, который, собственно, принадлежит к городским посёлкам, и мною исключён из разработки, и естественный прирост населения за 1895-97 г., получаем 195424 человека, на 664 менее против нашей численности, каковую разницу нельзя не считать весьма ничтожною.

Точных цифровых данных относительно распределения населения по полу за исследуемый период времени мы не имеем. Но, судя по итогам подворной переписи коренного населения в 1883-85 г., когда был констатирован перевес мужчин над женщинами, и имея в виду ежегодный естественный излишек женского пола над мужским (как увидим выше, за 10-летие он равняется 954 чел.), с весьма большою вероятностью можно предполагать, что и в наличном населении уезда имелся излишек женщин над мужчинами (По переписи 1897 г. в наличном населении уезда (вместе с городом и посадом) на 100 мужчин приходилось 105,5 женщин (108703 м. и 114658 женщ.) по переписи 1870 г. на 100 мужч. - 103,5 женщ. (73165 м. и 75737 женщ., без города и посада). В уездах Рузском, Можайском и др., где сильно развит отход на дальние заработки, перевес женщин над мужчинами (по переписи 1897 г.) в постоянном населении представляется гораздо большим, чем по Богородскому уезду (в Рузском на 100 муж. приходится 153 жен., в Можайском - 157 и т.д.).) . В коренном же населении за 1883-85 гг. было зарегистрировано в крестьянских посёлках 69555 мужчин и 73796 женщин и в мещанских слободах 3164 м. и 3327 ж., что в общем даёт 72838 м. и 77263 ж., или на 100 мужчин 106 женщин. По отдельным частям уезда распределение полов было таково:

Распределение полов по отдельным частям Богородского уезда

Соединяя все волости в 2 более крупные области уезда - северную и южную половину, получаем в первой (8 волостей: 29721 м. и 32047 ж.) на 100 м. 108 ж., а во второй - (9 волостей: 43117 м. и 44216 ж.) - 102,5 ж.

Что касается до пришлого фабричного населения, дающего ? всех жителей уезда, то в нём, наоборот, мужчины значительно преобладают над женщинами: так, по данным А.В. Погожева, между пришлыми рабочими имелось на 100 мужч. 60 женщин, по собранным же мною сведениям за 1894 г. среди пришлых фабричных и их семейных на 100 мужчин приходилось 75 женщин.

О возрастном составе населения никаких определённых сведений у нас не имеется. Но если придерживаться общего типа возрастного распределения населения, установленного Ваппеусом, т.е. считать ? на детский возраст до 15 л. и ? на остальные возраста, то приблизительно в уезде в 1894 г. должно быть:

а) в наличном населении до 15 лет 65363 чел., от 15 лет 130725 человек,

б) в коренном населении до 15 лет 57387 чел., от 15 лет 114773 человек

Как выше уже было указано, на 1596 фабриках, заводах и промышленных заведениях в 1894 г. было зарегистрировано 39558 рабочих, из них 14415 (36%) пришлые и 25143 (64%) местные уроженцы. Относя данные числа к взрослому населению, получаем работающих на различных мелких и крупных фабрично-промышленных заведениях уезда около ? числа из всех взрослых наличных жителей и несколько более 1 / 5 (22%) из коренных жителей, причём среди всех вообще рабочих 57,5% (в частности, среди местных 42% - 12436 чел. и среди пришлых 86,3% - 10326 чел.), или 22762 чел., что даёт на взрослое население 17,4%, было занято на фабриках и заводах, где в производстве, главным образом, применены паровые или водяные двигатели, и где число рабочих часов строго определено. Следует отметить, что на последних фабриках женщин имелось весьма значительное количество - 38,3%, или 8727 человек.

По вероисповеданию коренное население исключительно православное, из которого старообрядцы составляют приблизительно 27,0% (52900 человек, по данным приходских сведений; самое наибольшее число из всех уездов губернии). По территории уезда, по его административным единицам, 17 волостям, православное население распределено довольно неравномерно. Сев.-зап. часть уезда (волости Ямкинская, Шаловская, Васильевская, Осеевская, Гребневская, Ивановская и Аксеновская) сплошь заселена православными; старообрядцев числится крайне незначительное число - человек 60 в 3-х селениях (наиболее в с. Петровском Ивановской волости); кроме того, на Богородско-Глуховской мануфактуре между пришлыми фабричными насчитывается около 1 тыс. старообрядцев. В восточной части уезда (волости Буньковская, Зуевская, Теренинская, Игнатьевская и Новинская) православные преобладают в значительной степени, но и старообрядцев имеется уже гораздо более, чем в сев.-западных волостях: последние в общем населении вышеупомянутых 5 волостей составляют почти 1 / 6 часть (6640 чел., или 17%); наиболее всего старообрядцев числится в Зуевской волости - здесь они дают приблизительно 22,5% среди местных жителей, затем идут волости Теренинская (18%), Буньковская (17%), Игнатьевская (16%) и Новинская (11,5%).

Совершенно иное распределение мы имеем в южной части уезда (в волостях Запонорской, Дорховской, Ильинской, Беззубовской и Карповской): здесь на православное население приходится только 26% всего состава жителей (приблизительно 57? тыс. человек), остальные же 74% дают старообрядцы. Последние особенно скучены в Запонорской волости, где более чем на 12 тыс. жителей православных насчитывается лишь 175 человек; затем в Дорховской волости старообрядцы составляют приблизительно 89% всего населения волости, в Беззубовской - 74%, в Ильинской 73% и в Карповской 32%. При столь громадном преобладании в данном районе старообрядческого населения, не ведущего правильных систематических метрических записей, и наши данные о движении населения в южной части уезда будут неполны и недостаточны, особенно по сравнению с северо-западной частью уезда, исключительно заселённой православными.

Ещё более неравномерно распределён по площади пришлый фабричный люд . Последний, составляя ? часть всего населения уезда, сосредоточен почти исключительно в центральной его части, по течению р. Клязьмы, где на 30 фабриках и заводах в 1894 г. насчитывалось до 94% (22385 чел.) всех посторонних уезду фабричных (не считая рабочих с Никольских, Владимирской губ., мануфактур); остальные 6% пришлых рабочих рассеяны по всему уезду, но всё-таки наиболее всего в сев.-зап. его части. За 10-летие по отдельным населённым пунктам весь пришлый фабричный люд гуще всего был сгруппирован в следующих местах, идя вниз по р. Клязьме: 1) в районе селения Щёлково (в 1894 году там насчитывалось 1950 сторонних фабричных и их родственников), 2) в с-це Городище (500 ч.), 3) под городом Богородском, на фабриках Богородско-Глуховской и Шибаевой (9615 чел.), 4) под Павловским Посадом, в районе дер. Юдино и Корнево (680 чел.), 5) в д. Дубровке и на Мызе Подгорной (1205 ч.) и 6) в с. Зуеве (7180 чел.). В некоторых из вышеназванных районов иноуездный фабричный люд составляет подавляющее большинство по сравнению с коренным приписным населением. Так, в приходе тихвинском, имевшем в своём составе фабрику Богородско-Глуховской К?, посторонние уезду фабричные и их семейные дают почти 93% всего населения, в приходе с. Зуева - 86%, в приходе Крестовоздвиженском при д. Дубровке - 73% (фабр. Подгорная), и в приходе с. Жегалова - 52% (фабр. Рабенек).

За исследуемое 10-летие громадное большинство пришлых фабричных (а также и Богородских как одиночных, так и семейных) на крупных фабриках и заводах пользовалось жилыми помещениями при самой фабрике, большею частью мало удовлетворительными в санитарном отношении, остававшимися, за очень немногими исключениями, в том же самом антигигиеническом состоянии, в каком они найдены были А.В. Погожевым в период времени 1882-84 г.: нецелесообразно построенными и нецелесообразно приспособленными внутри, крайне переполненными живущими, весьма плохо освещаемыми и вентилируемыми, с сплошными нарами в один или даже два яруса для одиночек и нередко даже и для семейных (Упорядочение в санитарном отношении мастерских и жилых помещений при фабриках и заводах началось лишь с 1893 г. с изданием земством обязательных санитарных постановлений и введением систематического санитарного надзора. Весьма важным в профилактическом отношении параграфом в обязательных постановлениях представлялся 76, по которому требовалось предварительное рассмотрение земством до представления в Губернское Правление планов всех вновь устраиваемых и переустраиваемых фабричных зданий, жилых помещений для рабочих и лечебных фабричных заведений.) . рабочие же, не пользовавшиеся фабричными помещениями, обыкновенно жили или на вольных квартирах, также крайне антисанитарных, или же, что встречалось наичаще всего, в тех же самых мастерских, где происходили и работы; жильё в мастерских, иногда целыми семьями, особенно широко практиковалось на ручных ткацких заведениях, платочно-набивных и других фабриках. (См. Сборник Статистических Сведений по Московской губернии. Отдел Санитарный. Том III . Вып. XI , XIV , XVI , XVII . Санитарное описание фабрик и заводов Богородского уезда А.В. Погожева).

Всё население уезда , как коренное, так и пришлое, размещено по 462 населённым пунктам (исключая г. Богородск и Павловский Посад), в число которых входят: 366 деревень (Из них 5 деревень состоят из 2-х одноимённых и рядом расположенных селений (Каменка I и II , Исаково I и II и Сафоново I и II в Васильевской волости, Шульгино I и II в Шаловской волости и Авсюнино I и II - в Дорховской вол.)) , 33 села, 9 мещанских слобод, 23 церковных погоста и 32 мызы и посёлка, из которых 11 представляют собою более или менее крупные фабричные центры. принимая общую площадь уезда по Стрельбицкому в 3492 кв. версты, получаем в среднем 1 поселение с 424 жителями на 7,6 кв. вёрст. Следовательно, в Богородском уезде населённые места представляются реже расположенными, чем во всех остальных уездах губернии, особенно же в соседних Московском и Дмитровском (на 4? кв. в.), но гуще заселёнными.

В административном отношении Богородский уезд разделяется на 3 стана и 17 волостей, 8 из которых (2 восточные - Буньковская и Зуевская, 2 подгородные - Ямкинская и Шаловская, 2 западные - Осеевская и Гребневская и 2 северные - Ивановская и Аксёновская) расположены в северной половине уезда, по левую сторону линии Нижегородской железной дороги, и 9 (3 западные - Карповская, Игнатьевская (растянувшаяся с зап. на вост.) и Васильевская, 1 центральная - Новинская, 2 восточные - Теренинская и Запонорская и 3 южные - Ильинская, Беззубовская и Дорховская) - в южной половине, по правую сторону железной дороги (в Васильевской и Игнатьевской волостях меньшая часть селений помещается и по левую сторону). За 10-летие на каждую волость в среднем приходится 24 селения (имеющих местных приписных крестьян) с 1515 дворами и 8829 жителями; самое большое число селений - 34 и 35 - заключают волости Васильевская, Игнатьевская и Шаловская, а самое меньшее число их - 13 и 15 - находится в Дорховской и Новинской волостях. по количеству дворов и жителей среднее селение наиболее крупно в 3-х самых южных волостях - Дорховской (на 1 селение приходится в среднем за 10-летие 155 дворов и приблизительно 900 жителей), Беззубовской (126 дворов и 695 жителей) и Ильинской (109 дворов и 610 жителей), и наименее обширно в самой северной части уезда - в волости Аксеновской (32 дв. и 200 жит.), затем под городом Богородском - в Шаловской волости (41,5 дв. и 250 жит.) и по границе с Московским уездом - в Осеевской волости (43 дв. и 255 жит.). Во всём же уезде на каждое среднее селение, имеющие приписное или мещанское население, в 1894 г. приходилось 67 дворов (Всего дворов в 408 селениях насчитывалось в 1894 г. 27390: в 399 селах и деревнях - 26118 (по данным Статистич. Ежегодника 1895 г.) и в 9 мещанских слободах - 1272.) и приблизительно 422 жителя, что даёт в среднем довольно крупное поселение и что с санитарной точки зрения представляется едва ли желательным, так как в многолюдных посёлках, особенно при общей некультурности населения, обыкновенно имеется больше шансов на постоянное их загрязнение, больше благоприятных условий для распространения эпидемических заболеваний и больше затруднений для борьбы с последними. Крайнее отступление в сторону минуса от средней поселенной величины давали 25 деревень с числом дворов менее 15 в каждом, и в сторону плюса - 70 с числом дворов от 100 и выше. Из последних по своему значительному размеру наиболее выделяются 10 селений (С. Зуево (Зуевской вол.), с. Хотеичи и д. Слободищи (Ильинской в.), Мисцево и Степановка (Дорховской волости), д. Шувоя (Беззубовской в.), с. Успенское (Буньковской в.) и мещанские слободы - Петровско-Лосинная, Купавинская и Обуховская.) , имеющих свыше 250 дворов и 1? тыс. жителей, а из них особенно с. Зуево и с. Хотеичи с 425 дворами в каждом; первое селение резко выделяется и по наибольшей своей населенности и скученности - в нём вместе с пришлым фабричным людом насчитывается около 9 тыс. жителей, тогда как в с. Хотеичи, не имеющем пришлых, около 3-х тысяч.

За 12-летний период времени, т.е. с 1883 и по 1894 г., из 17 волостей в 4-х (Аксеновской, Ивановской, Гребневской и Осеевской), расположенных по сев.-западн. границе, и в 2-х юго-западных (Ильинской и Карповской) общее количество крестьянских дворов уменьшилось на 532, или на 6,4%, причём наибольшая убыль замечается по Осеевской (на 162 дв., или на 15%) и Гребневской (на 139 дв., или на 9%) вол.; в остальных же 11 волостях (без с. Зуева) число крестьянских дворов, наоборот, увеличилось на 907, или на 5,2%, наиболее всего по 3 волостям: южной Беззубовской (на 213 дворов, или на 11,2%), восточной Буньковской (на 204 дв., или на 13%) и зап.-вост. Игнатьевской (на 135 дворов, или на 8,4%).

Из всего числа 462 населённых мест более половины их, именно 60% (270), имели на своей территории одно или несколько каких-либо промышленных заведений, кустарного или фабрично-заводского характера, и около половины (230) - какое-либо торговое заведение (трактир, винную или чайную лавку, овощную торговлю и т.д.) (Во всём же уезде, судя по данным Волостных Правлений и Земским Окладным книгам, в 1894 г. функционировало 908 различных торговых заведений: 79 трактиров, 103 чайных лавок, 105 винных и пивных лавок, 583 овощных. мануфактурных и других лавок, 37 - хлебопекарен и 1 колбасная лавка. Кроме того, при одной фабрике имелся трактир и ренсков. погреб, и при громадном большинстве крупных и средних фабрик, а также и при раздаточных конторах, существовали харчевые и другие лавки.

В начальном году исследования (в 1885 г.) различных торговых заведений было 965: трактиров - 88, чайных лавок - 43, питейных дом. и ренсков. лавок - 166, харчевен - 5, овощных и других лавок - 627 и хлебопекарен - 36.

Фабричных харчевых лавок имелось в меньшем числе, чем в 1894 г ., и действовали они в горазда меньшем объёме.) Последние, особенно же трактиры, чайные и винные лавки, обыкновенно гуще всего группируются в районе наибольшего временного или постоянного скопления населения - в местах базаров (погост Ильинский, Рудня, Николо-Загарье, Фряновская слобода и пр.), крупных фабричных центров (д. Щёлково, с. Зуево, Купавинская и Обуховская слоб. и пр.), железнодорожных посёлков и проч. Так, например, в с. Зуеве в 1894 г . имелось 73 различных торговых заведения (из них 3 трактира, 2 харчевни, 2 чайных и 18 винных, пивных и ренсков. лавок), в д. Щёлково и Мещанской слободе - 30 (из них 3 трактира, 22 чайных и 6 винных лавок), в Обуховской слободе - 12 (из них 5 трактиров и 1 винная лавка) и т.д. По количеству трактиров и питейных заведений Богородский уезд занимает столь же первенствующее место среди остальных уездов губернии, как и в фабрично-промышленном отношении. При обилии питейных заведений и расходы коренного населения на крепкие напитки представляются в высшей степени повышенными: по данным П.А. Распопова (“Положение питейного дела в Богородском уезде”, Изд. Московского Губернского Земства, 1898 г .) они составляют четверть всей суммы (около 1? мил. рублей), затрачиваемой населением на продовольствие.

В медицинском отношении Богородский уезд за исследуемое 10-летие всё время находился в периоде упорядочения своей санитарно-врачебной организации. В начальном году данного исследования в уезде имелось всего 3 земско-врачебных участка, с радиусами от 30 до 50 вёрст, с несколькими в них фельдшерскими пунктами. Последние с 1887 г. начинают мало-помалу закрываться, и вместо них организовываются новые врачебные пункты (повлекшие за собою и постепенное сокращение размеров участка), так что в 1889 г. в уезде их уже имелось 5, в 1891 г. - 8 и в 1893 г. - 9. С этого года и по настоящее время Богородский уезд разделен на 9 основных и 3 дополнительных врачебных участка. Последние образованы из основных присоединением 1) к 2 фабричным лечебницам (Соболевской и Городищенской) нескольких (от 4 до 9) ближайших к данным фабрикам селений и 2) к Речицкой земской лечебнице Бронницкого уезда 11 деревень Карповской волости. Во всех участках функционируют амбулатории для ежедневного бесплатного приёма больных. В 3-х из основных участков имелись больницы и в 1-м (Загарском) небольшой приёмный покой (на 3 кровати); при городской больнице, кроме того, существовал родильный приют на 4 кровати (С 1895 г. при 3-х амбулаториях устраиваются фабричные больницы, находящиеся в заведывании участковых врачей, где земством в настоящее время арендуется для сельского населения 7 кроватей. Загарский приёмный покой расширяется до 12 кроватей.) . В селениях участка правильное систематическое наблюдение за эпидемическими заболеваниями началось, собственно, со второго 5-тилетия, когда большинство селений было значительно приближено к врачу. Регистрация больных везде производилась по карточной системе.

Помимо земско-медицинской организации в уезде имелась ещё и фабричная, бывшая вне всякой связи с последней в первое 5-летие и тесно сблизившаяся с нею, начиная с 1893 г. За исследуемое 10-летие своя самостоятельная фабрично-медицинская организация функционировала на 6 фабриках (Богородско-Глуховской, Соболевской, Городищенской, Купавинской, Зуевской и Подгорной), где рабочие, а отчасти и окрестное население (особенно, в Соболеве, Городищах и Купавне), беспрепятственно пользовались ежедневным врачебным приёмом. На громадном большинстве остальных фабрик с числом рабочих от 100 человек врачебная помощь почти вовсе отсутствовала, заменяясь всецело фельдшерскою, и лишь на немногих имелись наезды врачей от 1 до 2 раз в неделю. Карточная регистрация больных велась с 1885 г. на двух фабриках (Соболевской и Городищенской) и с 1890 г. также на Купавинской. В 1893-94 г. ежедневный врачебный приём впервые вводится ещё на 5 фабриках.

Систематический, регулярный надзор за санитарным состоянием фабрик и заводов начал функционировать лишь с 1891 г., с выделением Богородского уезда в отдельный земско-санитарный округ.

Все населённые места уезда в церковном отношении за 10-летие 1885-94 г. были отнесены к 67 церквам, из которых 62 (С мая 1894 г., с отстройкою самостоятельной церкви при Богородско-Глуховской К?, образован ещё отдельный церковный приход (63) - Троицкий при с-це Глухове, в состав которого исключительно входит фабрика, выделенная из Тихвинского г. Богородска прихода) находятся в пределах Богородского уезда и 5 - в 3-х соседних уездах (Бронницком - пос. Усмерский и погост у реки Нерской, Московском - с. Никольское и с. Пехра-Покровское, Дмитровском - с. Царево. Смотри карту (№2) расположения церковных приходов ). К последним причислены 1 заводская мыза (Галюскино - к с. Цареву) и 6 селений - 2 с исключительно православным населением (дер. Медвежьи Озёра и Ледово Осеевской волости к с. Пехра и Никольское) и 4 с преимущественно старообрядческим (д. Вантино, Пищево, Максимовское и Богатищево Ильинской волости). В состав 8 приходов, расположенных на территории уезда, кроме его собственных селений, входят ещё селения 3-х уездов: Бронницкого - 9 селений (причислены к 3 приходам), Московского - 4 селения (к 3 приходам) и Дмитровского - 4 селения (к 2 приходам). Наибольшее количество иноуездных селений входит в состав прихода с. Игнатьева Карповской волости, именно 6 селений Бронницкого уезда (Гжельской волости, д. Турыгино, Бахтеево, Меткамелино, Ново-Харитоново, Жирово и Володино) с 2350 православными и 785 старообрядцами; из Богородского же уезда к данному приходу причислено 4 селения с 460 православными и 1060 старообрядцами. Затем в приходе с. Зюзина (Васильевской волости) 2 иноуездных селения (д. Устиново и Шмеленки Бронницкого у.) по числу жителей составляют приблизительно 20% всего населения прихода, в приходе с. Саввина (Васильевской волости) - 25% (д. Федурново и Темниково Московского у.) и в приходе с. Маврина (Аксеновской волости) - 21,5% (д. Машина, Петрищи и Медведково Дмитровского у.). В остальные же 4 прихода (с. Образцево, Хотеичи, Бисерово и слоб. Фряново) входит по одному небольшому по числу жителей селению. Всего из соседних уездов к 8 приходам Богородского уезда причислено около 4 тыс. жителей (без старообрядцев), что составит 2,7% всего православного населения 62 прихода уезда. Их числа всех приходов 3 (Богоявления, Тихвинский и Павлов. Пос.) суть собственно городские, но в районе каждого из них находится несколько подгородных селений.

Величина приходов по количеству селений довольно разнообразна, средним числом на приходе причитается 7,1 селений (в Московском у. около 4 селений, в Рузском у. - 7 и в Можайском - 9,6); максимум в одном приходе (погост Илии Пророка в Гуслицах) - 25 селений и минимум в 2 приходах (с. Зуево и Петровская слобода) - по 1.

По количеству православных жителей приходы в Богородском уезде, за небольшим исключением, можно считать довольно крупными: в среднем на 1 приход (без г. Богородска и Павловского Посада) падает около 2390 жителей (в Рузском у. около 1050 жит., в Можайском - 1480). Выше среднего имеется в 23 приходах причем в 1-м (прих. Тихвинский селений)числится более 9 тыс. населения, в 1-м (с. Зуево) - более 7 тыс., в 2-х (погост Петропавловский и Николо-Загарье) - более 5 тыс., в 3-х более 4 тыс. и в 5 - более 3 тыс. Менее 1 тыс. жителей отмечается в 10 приходах, из них в двух (с. Запонорье и погост в Селине) православных числится менее 200 человек в каждом - всё остальное население, более 12 тыс., старообрядческое.

Все 62 прихода по своему топографическому и гидрологическому положению, по составу населения, по распространённости фабрик, заводов и кустарно-промышленных заведений и по занятию жителей могут быть приблизительно сгруппированы в 28 фабричных и волостных районов, заключающих в себе от 1 до 8 приходов и от целой волости до её части. Выделить же из нескольких волостей 12 отдельных районов-приходов (Богоявленский, Тихвинский, Глинковский, Анискинский, Купавинский, Крестовоздвиженский, Зуевский, Петровская слобода, Жегалово и Хомутово, Хотеичи и Кудинова) представлялось необходимым потому, что во всей своей обстановке данные приходы, особенно с крупными фабриками, резко выделяются из всей волости и имеют весьма мало близкого с нею соотношения. Будучи же включены в общий состав волости, они, как сторонний элемент, значительно затемняют данные по движению населения в основной преобладающей части волости. За исключением 12 вышеупомянутых приходов в состав той или иной волости нами включены все приходы, имеющие преобладающую численность жителей данной волости. Но так как некоторые из приходов (таковых имеется 18) одновременно состоят из селений нескольких волостей, то взятая нами территориальная волость не всегда будет соответствовать действительной волости в административном её смысле.

В нижеследующем попытаемся представить общую краткую характеристику каждого из районов , начиная с северной части уезда.

1) Район приходов села Рязанцы, Марьина, Стромыни и слободы Фряновской (район Аксеновской волости) состоит из цельной Аксеновской волости (за исключением лишь 2-х её селений - Петрищи и Жеребцы, входящих в приход с. Душенова Ивановской волости), 1 селения Ямкинской вол. (д. Щекавцево) и 4-х небольших селений Дмитровского уезда. Из 4-х приходов данного района 2 (Рязанцы и Стромынь) расположены в С.-В. части уезда, по границе с Александровским и, отчасти, с Покровским уездами Владимирской губ., и 2 - в С.-З. смежной с Дмитровским уездом Московской губ. Местность довольно волнообразная, лесистая и болотистая, сравнительно наиболее возвышенная в уезде, значительно покатая в направлении котором протекают по волости и 2 небольших речки Ширенка и Дубенка, с притоками Киленкой и Мележой, начинающиеся в болотах Дмитровского уезда и впадающие в р. Шёрну. Вода в речках Киленке, Мележе и Дубенке не загрязняется никакими промышленными заведениями вплоть до дер. Щекавцево, в Ширенке же в значительной степени загрязняется под Фряновскою слободою спусками с Фряновской шерстопрядильни. Исключительно речною водою пользуются жители 5 селений, в 2-х - родниковою, в 2-х - речною и колодезною и в остальных - из копаных колодцев. Всего населённых мест в данном районе 30 (25 Аксеновской вол., 1 Ямкинской вол. и 4 Дмитровского уезда) с 6800 жителями, что даёт в среднем на 1 селение 227 душ. Самое наибольшее селение - Фряновская мещанская слобода (более 1 тыс. жит.) и с. Стромынь, самое наименьшее - посёлок Шастово (с 30 жителями) и 2 деревни Дмитровского уезда - Медведково и Батеевка. Всё население района местные крестьяне и мещане ; пришлых из других губерний и уездов весьма немного - это фабричные на Фряновской шерстопрядильне (130 чел. 1894 г. и 60 ч. - в 1884 г.) и разный торговый люд. В 11 селениях Богородского уезда вовсе не имеется никаких промышленных заведений, в остальных же их насчитывалось в 1894 г. 124. За исключением Фряновской шерстопрядильни все они относятся к ручным шелкоткацким заведениям и притом преимущественно кустарного характера, так как на 116 из них имеется менее 16 рабочих на каждой, и принадлежат они мелким хозяйчикам, мастеркам и заглодам, работающим на более крупных фабрикантов. Из последних в данном районе выделяется фабрикант Як. Аг. Зайцев в д. Пареево, имеющий шелкоткацкую и красильную фабрики с 150 рабочими и до 300 станов на стороне, и фабрикант Симоно в д. Беседы с 70 рабочими. Кроме 2-х названных фабрик в Аксеновской волости функционирует ещё камвольная шерстопрядильная фабрика Фряновской мануфактуры с 550 рабочими, преимущественно жителей местного уезда (80% всех рабочих) и, главным образом, из Фряновской слободы и смежной деревни Головино; при фабрике с 1893 г. жилых помещений для рабочих вовсе не имеется; прежде же существовавшие представлялись крайне неудовлетворительными в санитарном отношении. Преобладающее занятие населения - это шелковое ручное ткачество как на местных фабриках и светёлках, где в 1894 г. работало до 1250 человек, так и по отдельным избам. Отход из дому развит сравнительно значительно - в среднем за 3-хлетие (1892-94 г.) из Аксеновского волостного правления выдано было по 1600 разных видов, что даёт на 100 душ по 30 свидетельств и паспортов; из них 80% падает на билеты для расстояния не далее 30 вёрст и 20% - на дальнее расстояние. Следовательно, среди местного населения, главным образом, преобладал отход на ближние заработки. Земледелие в данном районе (за исключением Фряновской слободы) развито в большей степени, чем в других районах, ибо пахотной земли по селениям Аксеновской волости в 1894 г. приходилось в среднем по 3,1 десятины на 1 двор - самый максимальный размер в уезде. По количеству лошадей и рогатого скота данная волость также наиболее выдаётся из всех остальных волостей уезда: в ней на 100 дворов в 1894 г. приходилось 71,6 лошадей и 109,5 коров (а в 1883 году - 66 и 113); количество безлошадных дворов также наименьшее (38,7). В данной волости приходится и самое наибольшее число коров на 100 душ населения, именно: 17 в 1894 г. и 22 - в 1883 г. Различных окладов (государственных, земских и волостных) на 1 двор в 1894 г. приходилось по 16 р. (в 1890 г. - 15? р.) - максимальный размер из всех волостей, на 4? р. более средней поуездной суммы, недоимок же к 1 января 1895 г. - 33 р., более средней поуездной величины (28,3 р.; максимум - в Дорховской в. - 48 р., минимум - в Зуевской - 4 р.); с 1883 г., т.е. за 12-летний период времени, количество недоимок, приходящихся на 1 домохозяина, уменьшилось на 26? р. В земельном отношении среди всех селений в особом положении находится Фряновская слобода: домохозяева последней вовсе не имеют пахотной земли, кроме придомных огородов, вследствие чего и число безлошадных дворов громадно - 84%. Население главным образом живёт промыслами (работая на Фряновской мануфактуре и в отходе) и сдачею в аренду торговых помещений в слободе.

Близкою медицинскою помощью пользуются с 1889 г. лишь несколько селений данного района, ближайших к земской амбулатории в с. Душенове; большинство же дальних деревень (прихода Рязанцы и Фрянова) до 1894 г. обращалось, главным образом, к фельдшеру, жившему при Фряновской фабрике. С 1894 г. при последней функционирует постоянная врачебная помощь.

2) Район приходов с. Петровского, Душеново, Ивановского, Никольского - Здехово и погоста Пружки состоит из всей Ивановской волости (без 2-х селений, входящих в приход села Каблукова, отнесённого к району Гребневской в.) и 2-х селений Аксёновской. Границами данного района служат: на севере, где расположен приход с. Петровского, Дмитровский уезд, на западе (располож. прих. с. Здехова) - Гребневская вол., на востоке - Аксеновская (вышеописанный район), пограничная с селениями приходов с. Душенова и Ивановского, и на юге - Ямкинская волость, пограничная с приходом погоста Пружки. Местность волнообразная, довольно возвышенная, особенно на границе с Дмитровским уездом, покатая с севера на юг, к Ямкинской волости, наиболее низкой части данного района; несколько низменною представляется и местность почти в средине волости, по которой протекает речка Пруженка. Последняя, идя прямолинейно с севера на юг, впадает, тотчас по выходе из Ивановской вол., в р. Ворю, приток Клязьмы, протекающую в данном районе также в направлении с севера на юг по границе с Гребневскою волостью. В обоих названных речках вода в пределах Ивановской волости не загрязняется никакими искусственными спусками. Все селения описываемого района, в общем, пользуются хорошего качества и в достаточном количестве источниками питьевой воды, преимущественно в виде родников и колодцев. Всего населённых мест 27 (25 в Ивановской волости и 2 в Аксеновской) с 6420 жителями; в среднем на одно селение приходится 238 человек, немного более, чем в Аксеновской волости. Самое наибольшее по количеству жителей селение - с. Петровское (более 1 тыс. жит.) и д. Мишнево, самое наименьшее - Котельники, Афанасово и Чернышево. Всё население данного района - исключительно местные крестьяне , так как пришлых очень немного. Преобладающее занятие жителей - ручное ткачество шелковых и бумажных материй как на более или менее крупных фабриках, так в кустарных заведениях и по отдельным домам. Первых насчитывается 8 (3 бумаготкацких в с. Петровском и 5 шелкоткацких в д. Алексеевке I , Бокове и Мишневе) с общим числом рабочих до 450 человек, причём лишь на 1 бумаготкацком заведении, имеющем в настоящее время и механическое ткачество, количество работающих было более 100 человек, вторых - 14 с 120 рабочими (значительно менее, чем это отмечается в Аксеновской волости); в нескольких селениях кроме ткацких фабричек имеются раздаточные конторы для выдачи материала на ткачество по избам и светёлкам, чем, впрочем, занимаются также и вышеупомянутые более обширные заведения. Помимо ткачества в данном районе функционирует ещё медно-канительное производство в 2-х селениях - Огудневе и Душенове; в том и другом существовало до 1894 года 10 кустарных заведений, на которых работало около 60-80 человек, и 1 более обширное заведение (П.Д. Титушина в д. Огуднево; в настоящее время работает при помощи пара) с 60 рабочими, преимущественно пришлыми. Затем, 1) в д. Якушево имеется 3 небольших (с 25 раб.) аппретурно-отбельных заведения для отделки марли, и 2) в с-це Сукманихе до 1894 г. существовала фабрика для выделки искусственной шерсти со 100 рабочими, в настоящее время прекратившая производство по ветхости всех зданий. Отход из дому развит почти в одинаковом размере с предыдущею Аксеновскою волостью (на 100 душ приходится в среднем за 3-хлетие 30 выданных видов), причём и здесь преобладает более всего (78%) отход на ближнее расстояние. Пашней население обеспечено в таком же размере (по 3 десятины на двор), как и по Аксеновской волости; количество лошадей и рогатого скота, приходящееся на 100 дворов, несколько менее, особенно последних (на 10%), чем это имелось по предыдущему району; количество безлошадных (48,3%) дворов также более на 10%. Окладов на 1 двор в среднем приходится по 14 руб. (на 2 р. менее Аксеновской волости), недоимок же по 39? р. (на 6 р. более Аксеновской волости). С 1883 г. количество недоимок в среднем по каждому двору уменьшилось лишь на 2 руб.

Медицинскою помощью население района с 1889 года с открытием врачебного пункта в с. Душенове в центре Ивановской в. обеспечено более или менее достаточно, ибо все селения района отстоят в недальнем сравнительно расстоянии ( maximum 10 вёрст) от лечебных заведений (в селе Душенове и пог. Гребневе). В пункте имеется лишь амбулаторное лечение, коечным же население пользуется в Гребневе или в гор. Богородске.

3) Район приходов с. Амерева, Образцова, Комягина, Гребнева, Улиткина, Трубина, Богослова и Каблукова (район Гребневской волости) расположен по западной границе уезда и состоит из всей Гребневской волости (за исключением 3-х селений Хомутова, Потапова I и Щёлково, входящих в состав прихода с. Хомутова), 2-х селений Ивановской волости (Воря-Богородское и с. Каблуково), 2-х Осеевской волости (д. Жарково и Солнцево) и 1-ой небольшой деревни Московского уезда (Бурки). По своему внешнему виду данный район представляет фигуру неправильного треугольника, по одной стороне которого, западной, граничащей с Дмитровским и Московским уездами, расположено 3 прихода (Богослово, Комягино и Образцево), по другой - восточной, пограничной с Ивановской волостью - 2 прихода (Каблуково и Трубино) и по 3-ей, южной, смежной с Осеевской волостью, остальные 3 прихода (Амерево, Гребнево и Улиткино). Местность лесистая, волнообразная, наиболее возвышенная в сев.-вост. части района, в области приходов с. Богослова и Трубина; вся же остальная, наибольшая часть - более низменная, болотистая, значительно покатая с с.-з. на ю.-в., в направлении котором протекает по границе с Осеевской волостью и р. Клязьма, а также и речка Любосивка (по селениям приходов Гребнева и Улиткина), берущая начало в болотах волости. Затем на западе, по самой границе с Московским уездом, протекает в направлении с севера на юг речка Уча с притоком Скалбою, впадающая ниже с. Образцева в р. Клязьму, и на севере ручеёк Лашутка, направляющийся с запада на восток к р. Воре. Искусственными спусками речная вода загрязняется лишь стоками в Клязьму с 6 фабрик соседнего района Щёлковского, из которых наибольшее количество спусков приходится на аппретурно-красильную фабрику Товарищества в деревне Щёлково и на пунцёво-красильную фабрику Людв. Рабенек. Водою население пользуется, главным образом, из родников и копаных колодцев и отчасти из речек (за исключением Любосивки, вода в которой невкусна и красна, и Клязьмы ниже Щёлково); исключительно речная вода служит лишь для селения Костюнино (р. Лашутка), Образцева и Васильевского (р. Клязьма выше Щёлково). Всего населённых мест в данном районе 38 (из них 34 входят в состав Гребневской волости) с населением 8840 человек. Самое наибольшее селение (около 600-700 жителей) - д. Слобода, Новое, Чижево, Фрязино (все - прихода Гребнева) и Трубино с Назимихою, наименьшее (около 60-100 жит.) - д. Костюнино, Кузьменки (прих. Богослова), Камшиловка и Байбаки. Население исключительно местные крестьяне, ибо пришлого люда имеется самое незначительное количество. Внеземледельческое занятие жителей - всецело размотка шёлка и ручное ткачество шёлковых и полушелковых материй по отдельным домам и на местных фабричных заведениях, сосредоточенных в 11 селениях района, но главным образом в с. Трубине, д. Ново, Слободе, Кожине и Фрязине, где имелось 6 более или менее крупных раздаточных контор и шелкоткацких фабрик с числом рабочих до 600 человек, и до 20 кустарных фабричек. Затем в волости имелось, кроме того, 22 специально раздаточных конторы на выработку шёлковых товаров по избам и кустарям. Таким образом. в данном районе кустарных заведений имелось почти в 6 раз менее, чем это отмечено по Аксеновской волости. Отход из дому развит несколько в меньшей степени по сравнению с двумя предыдущими районами (на 100 душ приходится 24 выданных вида); из всего числа взятых видов на дальнее расстояние падает 36%, т.е. почти вдвое более, чем это констатируется в волостях Аксеновской и Ивановской. Пашней население обеспечено в размере 2,3 десятины на 1 двор; хотя количество пашни на 1 домохозяина имеется более среднего поуездного, тем не менее, земледелие в данном районе видимым образом функционирует в слабой степени, ибо лошадей и коров на 100 десятин пашни как в 1883 г., так и в 1894 г. приходилось гораздо менее средней по уезду величины. Количество дворов без лошади и коровы в 1894 г. было довольно значительное, именно 40% всех домохозяев (среднее по уезду 32,8%); в 1883 г. последних отмечено 42%, следовательно, за 12 лет количество бесхозяйных дворов уменьшилось на 2%. По обеспеченности рогатым скотом данная волость стоит на очень низкой степени, занимая среди всех волостей уезда, вместе с соседней Осеевской волостью, самое последнее место: в ней в 1894 г. на 100 дворов приходилось 65,9 коров и на 100 душ населения 9 коров, а в 1883 г. 70 и 12,8 коров. Разных окладов на 1 двор падает по 11 р., недоимок же по 26 р., т.е. и тех, и других менее, чем в 2-х предыдущих районах. По сравнению с 1883 г. количество недоимок уменьшилось по 46 р. на каждый двор (тогда на 1 домохозяина приходилось по 71,2 рублю - наивысшая сумма в уезде).

Близкою медицинскою помощью население района обеспечено с 1885 г. в лечебных заведениях в Гребневе (земская больница), Щёлкове (фабричная больница), в Соболеве (фабричная больница) и в Комягине (частная лечебница).

4) Район Щёлковских фабрик расположен в западной части уезда по границе с Московским в верхнем течении р. Клязьмы и состоит из 2-х приходов - с. Хомутова и Жегалова . 3 селения первого из них, составляя часть окраины Гребневской вол., размещены по левую сторону реки, а 5 - второго, образуя собою сев.-зап. угол Осеевской волости, по правую её сторону. Местность низменная, болотистая, с преобладающим уклоном с с.-з. на ю.-в. по направлению течения р. Клязьмы; кроме того, имеется второстепенный уклон от с. Жегалова к Клязьме, т.е. с юга на север. Водою население пользуется из копаных колодцев, а с. Хомутово отчасти и из реки выше д. Щёлково; в пределах данного района, как было уже выше упомянуто, речная вода в значительной степени загрязняется всевозможными красильными и нефтяными спусками. Всего селений в рассматриваемом районе 8 (3 - Гребневской вол. и 5 - Осеевской волости) с 7 при них фабричными усадьбами, из которых одна, Соболевская мыза, является крупным весьма населённым посёлком; затем одно из селений, Щёлково-Мещанская слобода, представляется бойким торгово-промышленным центром уезда. Жителей в обоих приходах в среднем за 10-летие 4657 человек; из них 56% местные крестьяне и 44% пришлые из других губерний и уездов Московской губернии, работающие на 7 Щёлковских фабриках, но преимущественно на Соболевской пунцёво-красильной ф. Людвига Рабенек, на красильно-аппретурной Товарищества в д. Щёлково и на шерстопрядильной А.И. Синицина. На последних 3 фабриках пришлые рабочие как в 1884 г., так и в 1894 г. составляли в среднем 84% всего количества рабочих на данных фабриках, причем на пунцёво-красильной ф. Рабенек, наиболее обширной (1200 рабочих) из всех Щёлковских фабрик, ? пришлых рабочих, главным образом, набирались (целыми артелями) из Рязанской и Владимирской губерний, преимущественно в возрасте от 15 до 30 лет и до 1893 г. менялись почти ежегодно, так как пунцёвое крашение миткаля производилось лишь с Пасхи по ноябрь. На данной фабрике 96% всех рабочих пользовались жилыми помещениями при фабрике, за немногими исключениями (В санитарном отношении довольно удовлетворительными представлялись 2 каменных корпуса: 1 для семейных и 1 , главным образом, для холостых) , довольно тесными, плохо вентилируемыми и нецелесообразно приспособленными в 80-х и начале 90-х годов; значительное их расширение и улучшение в санитарном отношении началось с 1894 г. (вновь построен корпус для семейных и радикально переустроен один из прежде бывших); при рабочих в казарменных помещениях жили и нерабочие члены семьи: последних за 1894 г. было 422 челов. (до 5 лет - 184 и от 5 л. - 238), что составляло 36 нерабочих лиц на 100 живущих рабочих; всё же население фабрики за 1894 г. определялось в 1775 человек. На шерстопрядильной фабрике Синицина жилыми помещениями пользуются все рабочие, как одиночные, так и семейные, на аппретурно-красильной же фабрике около ? всего количества работающих (которых в 1894 г. было 420 чел.), при них нерабочих членов семьи на 1894 г. жило 140 человек, что даёт 29 нерабочих на 100 работающих. На обоих фабриках жилые помещения до 1894 г. представлялись весьма неудовлетворительными в санитарном отношении, крайне переполненными живущими, сумрачными, грязными, вонючими; лишь с 1894 г. началось значительное их улучшение, выразившееся на красильной фабрике уничтожением старого помещения и постройкою взамен него нового, вполне просторного и удовлетворительного в санитарном отношении, корпуса. На остальных 4-х Щёлковских фабриках, - 3-х шелкоткацких (Лезерсона, Пацукова и Зубкова) и 1 ткацко- и платочно-набивной (Краузе), - имевших в общем до 800 рабочих (в 1884 г. - 718, в 1894 г. - 890), последние набираются, главным образом, из населения данного района и соседних (из приходов с. Образцева, Гребнева и Амерева); пришлые же рабочие из них составляют не более 8 %. Вообще для местного населения работа на фабриках данного района составляет наиважнейший промысел; затем в нескольких селениях имеется ткачество по домам и отход на дальние заработки. Лошадьми селения данного района обеспечены в большом размере (на 100 дворов 62,8 лош.), чем по Гребневской и Осеевской волостям, по всей вероятности, благодаря близости фабрик, дающих значительный заработок по извозу; коровами же в меньшем размере (на 100 дворов 60,2 коров).

За всё исследуемое 10-летие медицинскою помощью как селения, так и фабрики могли пользоваться более или менее достаточно, ибо первые были удалены от врачебных пунктов (в Гребневе и Соболеве) не далее 4-10 вёрст, вторые же имели свою самостоятельную организацию, значительно улучшившуюся с 1893 г. с приглашением на ф-ки Полякова и Зубкова самостоятельного врача и присоединением остальных фабрик к Рабенеку, где вполне правильная врачебная организация функционировала с 1885 года.

5) Район Городищенской фабрики (суконной) расположен по р. Клязьме, по границе с Гребневской вол., и состоит из 1 прихода с. Анискина , в состав которого входят 3 селения Осеевской вол. - с. Анискино, с-цо Городище с фабрикою и д. Леониха. Первое из них (наиболее крупное селение в приходе) помещается на правом берегу р. Клязьмы, второе вместе с фабрикою - на левом берегу и последнее (небольшое селение) - вне реки.

Местность низменная, покатая по направлению р. Клязьмы. Водою население с. Анискина и деревни Леонихи пользуется из колодцев, а в Городищах - из колодца при фабрике (в настоящее время вырыт артезианский), а отчасти и из реки, загрязняемой спусками с вышележащих Щёлковских фабрик, а также и с Городищенской. Жителей в приходе 1630 человек, из них 50% местное население и 50% - пришлые из других уездов и губерний, а также из других приходов Богородского уезда, работающие и проживающие при Городищенской фабрике. общее число рабочих на фабр. в 1894 г. было 822 челов., 10 же лет тому назад - 620, причём тогда в общем составе рабочих было больше пришлых (55,5%), чем в 1894 г., когда на фабрике преобладали рабочие из жителей Богородского уезда (почти 60%) и, главным образом, из близлежащих селений - Анискина и Городищи. Как в 1884 г., так и в 1894 г. большинство рабочих, около ?, пользовалось жилыми помещениями при фабрике; остальная ? проживала в своих домах или на вольных квартирах; последних, однако, было незначительное количество - 3% в 1894 г. Жилые помещения при фабрике, особенно для семейных, до 1894 г. в санитарном отношении представлялись довольно неудовлетворительными (тесны, сыры, недостаточно освещаемы); лишь с последнего года началось их основательное переустройство и расширение. Коренное население рогатым скотом обеспечено в большей степени (на 100 дворов 80 коров), чем в предыдущем районе, лошадьми же в меньшей степени; по сравнению с 1883 г. количество коров в селениях данного прихода увеличилось почти вдвое.

Медицинская организация при фабрике существует с 50-х годов; с этого же времени имеется и свой постоянный врач. С 1891 г. последний заведует также 5 ближайшими к фабрике селениями. Правильная карточная запись больных ведётся с 1885 г.

6) Район погоста Глинки , соседний с предыдущим, расположен узкою полосою в области нижнего течения р. Вори при впадении её в Клязьму, и состоит из 6 селений (2-х Осеевской волости - д. Корпусы и Саввинское, 2-х Гребневской вол. - д. Мизиново и Громково и 2-х Ямкинской в. - д. Кабаново и Вачутино) и Глинковской мызы с помещающеюся на ней бумагопрядильною фабрикою . Местность низменная, покатая с севера на юг к р. Клязьме, причём погост с фабрикою и д. Корпусы (самое наибольшее селение) расположены в наиболее низкой её части, Мизиново же и Громково - в более высокой. Население д. Кабаново и Вачутина водою пользуются из колодцев, в остальных - из колодцев и реки, несущей довольно чистую воду. Жителей в приходе 2120 человек, почти все местное население. Преобладающее занятие населения д. Корпусов - работа на Глинковской бумагопрядильне, остальных же 5 деревень - шёлково-бархатное ткачество по домам и на местных фабричках, частью в деревне Кабаново, где имеется 6 небольших шелкоткацких заведения, и в д. Корпусы (на ф-ке Аверьянова), частью в селениях соседнего прихода с. Воскресенского. Из фабрично-промышленных заведений данного прихода самое наибольшее - это Глинковская бумагопрядильня (довольно неудовлетворительная в санитарном отношении как построенная в давние времена: мастерские тесны, низки, сумрачны, плохо вентилируемы, некоторые же, например, размотная, и сыры) с общим числом рабочих в 500-600 человек (в 1894 г. было 576, в 1884 г. - 439), набираемых почти исключительно из 2-х селений - Корпусы и соседней Петровской Мещанской слободы, дающих фабрике постоянный контингент рабочих. Жилыми помещениями при фабрике (2 казармы), до недавнего времени бывшими крайне переполненными живущими, пользуются около половинной части рабочих (преимущественно из Петровской слободы). Затем более половины фабричных проживало в своих домах и небольшое число (процентов 5) - на вольных квартирах. Коренное население рогатым скотом обеспечено очень слабо: на 100 дворов в 1894 г. приходилось 68,5 коров, а в 1883 г. - 57,6. Близкою медицинскою помощью деревни Мизиново и Громково начали пользоваться с 1887 г. с устройством врачебного пункта в Гребневе, остальные же селения и фабрика - лишь с 1891 г., когда в Петровской слободе был организован земский медицинский пункт, врач которого в то же время заведовал и лечебною частью на фабрике.

7) Район прихода Петровской Мещанской слободы расположен (рядом с предыдущим) в низине на правом берегу р. Клязьмы при впадении в неё р. Вори и состоит из 1 селения - Петровской Мещанской слободы, Лосинный завод тоже , с населением в 1811 человек (в среднем за 10-летие), почти исключительно местных мещан (пришлых % 2). Данная слобода представляет собою одно из посессионных селений, причисленного к некогда бывшему казённому Лосинному заводу, на котором всё взрослое население и обязано было работать изделия из кожи - ранцы, перчатки и пр. Земледелием население не занимается, ибо пахотной земли, кроме придомных огородов, вовсе не имеется. По переписи 1885 г. количество безлошадных и бескоровных домохозяев в Петровской слободе оказалось самое наибольшее из всех слобод: первых было зарегистрировано 92%, а вторых 66%. всё население слободы исключительно занимается фабричными работами, главным образом, вне слободы, так как в последней имеется всего 7 небольших шелкоткацких фабричек с общим числом рабочих в 200 человек. отход из дому на сторонние заработки развит в значительной степени: за года 1892-94 из Мещанского Правления выдавалось в среднем по 1624 разных видов, что даёт приблизительно 91 отхожее свидетельство на 100 душ приписного населения, причём из них около 80% приходится на виды на расстояния не далее 30 вёрст. Из ближайших фабрик жители слободы наиболее всего работают и проживают в фабричных помещениях на Глинковской бумагопрядильне и на Городищенской и Обуховской суконных фабриках.

8) Район погостов Тимонино, Аристово, Алмазово и Роденки (р. Осеевской волости) расположен в западной части уезда, по границе с Московским, и состоит из 16 селений (12 Осеевской вол. и 4 Шаловской) и 4-х погостов с одною фабричною мызою . Границами служат на севере прихода с. Жегалова и Анискина, на востоке - река Клязьма, на западе - Московский уезд и на юге - Шаловская и Васильевская волости. Местность ровная, постепенно понижающаяся с запада на восток, от границы с Московским уездом, наиболее возвышенная и лесистой части, лежащей на 80 саженей над уровнем моря, к р. Клязьме, наиболее низменной и открытой (на 50 саженей над уровнем моря). В более высокой местности расположены селения прих. Алмазова и Роденки, в более же низкой - прих. Аристова и Тимонино. Водою население деревень, лежащих по р. Клязьме, пользовалось или исключительно речною (д. Назарово) или преимущественно речною и отчасти колодезною (д. Болобаново, Осеево, Ситьково (В настоящее время в селениях Осеево и Назарово вырыто за счёт Щёлковских фабрикантов 6 колодцев) ); во всех остальных селениях для водоснабжения исключительно служат колодцы. Всего жителей в данном районе (в среднем за 10-летие) 4448 человек, наиболее в приходе Аристова погоста (2360) и Алмазова, наименее в погостах Роденки и Тимонино (489 чел.). В 13 селениях никаких фабрично-промышленных заведений не имеется; в 3-х (д. Жеребцы, Болобаново и Соколово) функционируют небольшие шелкоткацкие фабрички с раздаточными при некоторых из них конторами. В 2-х погостах - Аристовом и Тимонино - существуют 2 шерстоткацких фабрики, бывшие в 1885 г. очень небольшого размера и значительно расширившиеся к 1894 г., причём на ф-ках Шишова и Горбунова (близ Аристова погоста) ручное ткачество заменено механическим. В погосте Алмазово имеется богадельня от Московского Человеколюбивого Общества на 60 престарелых старух. Внеземледельческое занятие населения - отход на различные сторонние фабричные заработки, размотка шёлка и ткачество по домам и на местных фабричках. Отход из дому как в селениях данного района, так и вообще в Осеевской вол . развит в более обширной степени, чем в 3-х предыдущих волостях (Гребневской, Ивановской и Аксеновской), ибо за года 1892-94 на 100 душ приходилось 43,2 выданных паспортов и свидетельств, причём из них лишь 27,6% падает на виды для дальнего расстояния. Таким образом, и в данной волости, как и в предыдущих, преобладал отход на ближние заработки. Пашни на 1 двор в волости приходится по 1,8 десятины - цифра, равная средней поуездной, но меньшая, чем в 3-х ранее рассмотренных волостях. Количество дворов без лошади и коровы самое наибольшее в уезде - 43,0%; процент дворов бескоровных также самый наибольший: в 1894 г. 51,6 и в 1883 г. 55,6; весьма много и безлошадных дворов - 64% в 1894 г. и 67,3% в 1883 г. Разных окладов на 1 домохозяина приходилось в 1894 г. 12р., недоимок 28,3 р.; последняя в 1883 г. равнялась 54? р., следовательно за 12-летний период наблюдения уменьшение на 26 р. Близкою медицинскою помощью население данного района начало пользоваться лишь с 1891 г. - со времени возникновения земского врачебного пункта в Петровской слободе, до этого же времени наиболее посещалась Купавинская фабричная больница.

9) Район Купавинской суконной фабрики расположен по границе с Осеевскою волостью в соседстве с приходом погоста Роденки и состоит из 1 прихода Слободы Купавны , в состав которого входят 2 мещанские слободы (Купавна и Михнево), 4 селения Шаловской вол. и 1 заводская мыза (Докторово). Местность низменная (лежащая на 60 саженей над уровнем моря), ровная, болотистая, покатая с с.-з. на ю.-в., в каковом направлении протекает и небольшая болотистая речка Купавенка, приток Шаловки. Водою население данного района пользуется исключительно из копаных колодцев. Всего жителей в приходе 3184 человек (в среднем за 10-летие), из них 12% пришлых фабричных, проживавших на химическом заводе Малютина (в Докторове) и на Купавинской суконной фабрике. Из всех населённых мест в приходе самое наибольшее это Купавинская мещанская слобода - фабрично-торговое селение, более чем с 2 тысячами жителей из посессионных крестьян, приписанных к издавна существовавшей в Купавне казённой суконной фабрике, 5 же остальных - небольшие селения. Громадное большинство жителей исключительно работает на фабриках и заводах, так как мещане слобод, за отсутствием пахотной земли, вовсе не занимаются земледелием. За года 1892-94 из местного мещанского управления в среднем ежегодно выдавалось на отход на заработки по 2503 видов (т.е. приблизительно по 97 на 100 душ), из них 11% падает на дальнее расстояние и 89% - на ближнее. Из последних около ? оставалось в слободе, работая на местной Купавинской фабрике, а отчасти и на соседнем Докторовском химическом заводе. В 1894 г. на обоих названных фабричных заведениях, имевших 1490 рабочих (1227 чел. на суконной фабрике и 263 на химическом заводе), мещан слободы насчитывалось 985 человек, что даёт 45% всего населения слободы и 75% всего состава рабочих Купавинской фабрики. Так как рабочие последней, главным образом, набираются из местных жителей, живущих преимущественно в своих домах, то жилыми помещениями при фабрике пользуются не более ? части рабочих; на химическом же заводе, где преобладает пришлый элемент, в фабричных помещениях (довольно удовлетворительных) проживало до 80-85% всех рабочих. - За всё исследуемое 10-летие при фабрике имелась своя медицинская организация с постоянно живущим врачом, не отказывавшим в помощи и местному населению ближайших деревень. С 1890 г. запись больных в фабричной лечебнице ведётся по карточной системе.

10) Район кирпичного производства , соседний с предыдущим, состоит из 1 прихода с. Кудинова , 12 селений которого (все Васильевской волости) расположены вдоль линии Нижегородской железной дороги, причём 7 из них помещаются по правую её сторону и 5 (Кудиново, Белая, Черепково, Булдаково и Мал. Васильево) - по правую. Местность ровная, низменная, крайне изобилующая разрабатываемыми торфяными болотами и копаными ямами, в северной (левой) половине несколько покатая с ю.-в. на север, в направлении котором протекает и небольшая речка Белая, приток Шаловки, в южной же (правой половине) - с сев.-вост. на юг, по течению речки Вьюнки, притока Пехорки. Водою для питья население пользуется исключительно из копаных колодцев. Из всех населённых мест прихода самое наибольшее - промышленное село Кудиново, затем деревни Сафоново и Каменка, наименьшее - Соколово и Демидово (имеющие менее 50 жит.). Всего жителей в приходе 3190 человек (в среднем за 10 лет), из них 3,5% пришлые рабочие на коврово-клеенчатой фабрике П.Г. Брунова близ д. Каменки. Преобладающее внеземледельческое понятие населения - выделка белого гжельского кирпича в весенне-летний период времени, копание глины (зимою), ткачество по домам, а также размотка пряжи и шитьё парусинных мешков. Первые два промысла наиболее всего развиты в селении Белом и Кудинове, где в 1894 г. функционировало 62 кирпичных завода (в первом селении 1 завод приходится на 2,5 двора, во втором - на 3,5 дв.); 45 из них работают преимущественно силами своей семьи и 17 - при помощи наёмных рабочих из своих же односельчан. Всего кирпичных заводов в 6 селениях данного района насчитывается до 100, на которых выделкою гжельского кирпича было занято, помимо малолетних, более 600 рабочих, исключительно местных жителей. Из наиболее крупных заводов с применением парового двигателя имелось 2: один в с. Кудинове (брат. Жоховых) с 40-60 рабочими и другой при дер. Горки (Овванесьянца) с 60-80 рабочими. Ткачество по домам и шитьё парусинных мешков (в настоящее время сократившееся) хотя и существует во всех селениях данного района, но более всего преобладает в южной его части, по правую сторону железной дороги; здесь же действует и коврово-ткацкая и клеёнчатая ф-ка П.Г. Брунова (весьма неудовлетворительно в санитарном отношении построенная и содержимая) с 200 рабочих, из которых половина - местные жители. При фабрике, кроме того, имелась раздаточная контора на ткачество парусины и шитьё мешков по домам. Помимо только что описанных промыслов в данном районе функционирует ещё в весенне-летний период времени разработка торфяных болот, значительно расширившаяся за последнее 5-тилетие. Местное население, однако, вовсе не участвует в добыче и сушке торфа: последнее производится исключительно пришлыми рабочими, нанимаемыми целыми артелями в Рязанской, Калужской и Владимирской губернии. Общее число рабочих торфяников в прежние года было не более 400-500 человек (теперь же число их доходит до 1500); все они размещались в крайне антисанитарных помещениях: в холодных, полутёмных, грязных сараях со сплошными нарами; лишь с 1894 г. жилые бараки торфяников начали основательно улучшаться. Рогатым скотом и лошадьми население прихода обеспечено сравнительно слабо: на 100 дворов в 1894 г. приходилось 64,7 лошади и 63,6 коровы (по волости в среднем 68 лош. и 70 кор.); по сравнению с 1883 г. количество тех и других, однако, значительно увеличилось, особенно же лошадей (на 23 головы), весьма необходимых для возки кирпича и глины.

Близкою врачебною помощью население прихода начало пользоваться лишь с 1891 г., с устройством в Васильеве земско-медицинского пункта, при котором с 1895 г. построено (заводч. Овванесьянц) больничное помещение, содержимое на совместные средства всех местных владельцев промышленных заведений и торфяных болот при небольшом содействии земства (последним арендуется 2 койки (а с 1899 г. - 3) с платою по 300 р. в год за койку).

11) Район приходов с. Бисерова, Саввина, Полтева, Зюзина и Михаила Архангела (р. Васильевской волости) расположен в юго-зап. части уезда по границе с Московским и Бронницким уездами и состоит из 32-х селений - 22-х Васильевской волости, 3-х Игнатьевской, 2-х Шаловской, 2-х Бронницкого уезда и 3-х Московского. Первые 4 прихода помещаются непосредственно по западной границе уезда, из них 1 (с. Бисерова) по левую сторону железной дороги и 3 - по правую. 5-й же приход - погост Михаила Архангела - расположен в совершенно противоположной стороне от первых, именно по восточной границе района, отделённый от них болотами. Местность во всём районе низменная, болотистая, лесистая, довольно ровная, исключая западной части, несколько покатой с востока и севера к юго-зап. по направлению речек Вьюнки и Чернавки. Водою для питья население исключительно пользуется из копаных колодцев. Всего жителей в районе (без селений Московского уезда) 7994 (в среднем за 10-летие); пришлых среди них весьма малое количество. Из всех приходов по численности населения наиболее обширны: приход Михаила Архангела (2289 жит.), стоящий на границе 3-х волостей уезда, с. Бисерова (2073 жит.) и Саввина (1718 жит.); наименьший и по числу жителей (840 чел.), и по числу селений (3) - приход с. Полтева. Преобладающее внеземледельческое занятие жителей - ткачество бумажных и отчасти парчовых (в нескольких селениях прихода Михаила Архангела) материй и отход на сторону (на фабрики); кроме того, в одном из селений (д. Вишняково) значительно развито кирпичное производство, в одном (с. Зюзино) - отход на обжигу угля и в одном (с. Полтево) - отход в Москву на медно-литейное производство. Фабрично-промышленных заведений в селениях района очень немного: лишь в 4-х деревнях имелось 14 небольших ткацких фабричек и 4 раздаточных конторы и в 1-м - 26 кирпичных заводов (с 140 рабочими в 1894 г.). Затем в приходах с. Бисерова и Михаила Архангела разрабатывалось несколько торфяных болот (с числом временно-пришлых рабочих до 1 тыс. чел.). Отход из дому по Васильевской вол. за года 1892-94 функционировал в довольно порядочных размерах, занимая 4-е место среди 17 волостей уезда (на 100 душ приходилось 36 взятых видов). Пашни на 1 двор имелось по 1? десятины, коров - 70 шт. на 100 дворов в 1894 г. и 73 - в 1883 г., лошадей - 68 и 65, следовательно, по сравнению с 1883 г. в 1894 г. количество безлошадных дворов уменьшилось, а безкоровных увеличилось. В 1894 г. разных окладов в волости приходилось по 12 р. на 1 двор и недоимок - по 40 р.; с 1883 г. последняя уменьшилась на 14 р. по каждому двору. - Медицинскою помощью большинство населения данного района пользуется с 1891 года в Васильеве и меньшинство (селения прихода Михаила Архангела) - в г. Богородске и Павловском Посаде.

12) Район погостов Троицкое-Ратманово и Петропавловского ( район большей части Шаловской волости ) расположен в центральной части уезда по р. Клязьме в средине её течения, а также и по речке Шаловке, и соприкасается на западе с приходами с. Кудинова, слободы Купавны, пог. Аристова и Тимонина, на севере - с приходом с. Воскресенского и на востоке - с приходами с. Богослова и погоста Михаила Архангела. Состоит из 19 селений Шаловской волости, 1 мещанской слободы (Обуховской), 1 посёлка (мыза Рязаново), 2-х погостов и 1 фабричной мызы (Обуховской) . Местность низменная, ровная, покатая с юга на север к реке Клязьме, куда направляется и речка Шаловка. Из 24 населённых мест лишь 3 расположены по левую сторону Клязьмы, все же остальные - по правую её сторону, в большем или меньшем от неё расстоянии, а также и по речке Шаловке. Водою население пользуется почти исключительно из копаных колодцев. Всего жителей в районе 7233 человека (в среднем за 10 лет), из них 6% пришлых - рабочие на суконной и ковровой фабрике; более всего население сосредоточено в приходе Петропавловском (5726 чел.) и почти в 4 раза менее в приходе Троицком-Ратманове. Из всех селений наиболее обширны: торгово-промышленная слобода Обуховская (около 1? тыс. жителей), дер. Ельня и Стулово. Мелких фабрично-промышленных заведений имелось в данном районе всего 4: 2 плисорезки и 2 шелкоткацких фабрички (в погосте Петра и Павла); затем в Обуховской слободе существует несколько кустарных заведений для отбелки парусины. Из крупных фабрик функционировало 2: Обуховская суконная фабрика Тюляева (на мызе) с 550 рабочими и коврово-клеёнчатая ф-ка Торг. дома Брунова (при пог. Петра и Павла) с 475 рабочими (значительно разросшаяся лишь во второе 5-летие). Среди всего состава рабочих данных фабрик на долю местного населения приходилось75%, и 25% - из пришлых. Живущих при фабриках немного: у Тюляева около ? рабочих (в старом казарменном помещении) и у Брунова - около 1 / 5 . Преобладающее занятие жителей - шитьё мешков и ткачество парусины по домам, получаемой из многочисленных раздаточных контор, существующих в некоторых селениях прихода Петропавловского, а также и при ф-ке Брунова, и работа на местных и соседних в приходе Богоявления фабриках. Отход на ближние фабричные заработки развит в значительной степени; так в 1894 г. из жителей данного района на 2-х Обуховских и 4-х Богородских фабриках работало 1530 человек, т.е. 22% всего населения. Да и вообще, по всей Шаловской волости отход на заработки, и особенно на ближние, за года 1892-94 представлялся наиболее экстензивным из всех волостей уезда : на 100 душ приписного населения ежегодно выдавалось 53 вида, из них 93% приходилось на свидетельства не далее 30 вёрст. Пашни на 1 двор имелось по 1,7 десятин (приблизительно то же, что и в среднем по уезду), коров на 100 дворов 74 в 1894 г. и 66 в 1883 г., лошадей 56 и 62, т.е. первых менее среднего поуездного владения, а вторых - более. Разных окладов в 1894 г. на 1 двор приходилось по 12? р. и недоимок по 45? р.; последние с 1883 г. уменьшились на 14? р. по каждому двору. - Медицинскою помощью население преимущественно пользуется в гор. Богородске и, отчасти, в Петровской слободе (д. Аборино, Стулово), в Васильеве и Купавне (крайние деревни Троицкого погоста); затем с 1894 г., с возникновения фабричного пункта в Обуховской слободе, мещане и деревня Шалово более всего посещают означенный пункт.

13) Район Шибаевской фабрики - приход Богоявления - расположен под самым городом Богородском, по правую сторону р. Клязьмы, и состоит из 8 селений (7 Шаловской волости и 1 Ямкинской) и 1 фабричной (Истомкинской) мызы, на которой помещается обширная бумаготкацкая и отделочно-красильная ф-ка Евдокии Вуколовны Шибаевой. Местность ровная, понижающаяся с ю.-з., более возвышенной части, на с.-в., к р. Клязьме. Водою население в 7 деревнях Шаловской волости пользовалось исключительно из копаных колодцев и в 1 (д. Пешково), лежащем по левую сторону Клязьмы, исключительно из реки (в 1894 г. и здесь вырыто фабрикою 2 колодца), загрязняемой спусками с ф-ки Шибаевой. Всего населения в приходе 3369 чел. (в среднем за 10-летие), из них пришлых, не принадлежащих к коренным жителям прихода, 57,4%. Кроме данной фабрики, никаких других промышленных заведений в приходе не имелось. Преобладающее внеземледельческое занятие жителей - работа на фабр. Шибаевой и, отчасти, на 2-х фабриках Елагиных (в г. Богородске) и Богородско-Глуховской мануфактуре: в 1894 г. на означенных фабриках из сельского населения прихода Богоявления работало 43,5% всего числа жителей, а на одной Шибаевской фабрике - около 28%. Общее число рабчих на последней фабрике в среднем за 10-летие равнялось 1500 человек (в 1883 г. - 1026, в 1894 г. - 1824), причём всё время преобладали жители Богородского уезда: в 1883 г. их было 67%, и в 1894 г. - 63% (20% из прихода Богоявления и 43% из остальных приходов Богородского уезда). Среди фабричных рабочих женщины составляли 42% (а в 1883 г. 48%; между ними было 40,9% замужних). Из всего состава рабочих около ? проживало в своих домах, около ? пользовалось при фабрике 8 построенными в давние времена казарменными помещениями, предназначенными почти исключительно для семейных рабочих, многие из которых десятками лет оставались в одной и той же каморке. При рабочих в фабричных казармах в 1894 г. жило 513 нерабочих членов семьи, что давало на 100 рабочих 57 нерабочих лиц. Помимо фабрики, часть пришлых рабочих проживала также на вольных квартирах (преимущественно в смежных с мызою дер. Доможирове и Жукове: таковых в 1894 г. имелось 14% всего состава рабочих - 274 чел., причём при них было 175 нерабочих лиц). Проживание на вольных квартирах весьма значительно расширилось с открытием прядильни в 1895 г. , ибо несмотря на прибавку 500 рабочих фабрикой не было построено ни одной собственной жилой казармы. Общая численность пришлых вместе с нерабочими, не принадлежавших к коренному населению прихода, определённая за 1894 г. в 1935 человек, принята в качестве средней и для всего 10-летия, так как других каких-либо источников для более или менее приблизительного установления численности пришлых не имелось. Цифра эта, надо думать, во всяком случае, представляется более действительной и никак не меньшею, ибо в 1-ое пятилетие исследуемого периода численность рабочих, а, следовательно, и пришлых, была почти на ? менее 2-го пятилетия.

В санитарном отношении около ? жилых казарменных помещений, весьма старой постройки, представляется сравнительно сносными. Главный их недостаток - это нецелесообразно устроенное духовое отопление , наиболее вредное для здоровья, обусловливающее значительную сухость комнатного воздуха, весьма малое освещение центрального коридора и отсутствие тёплых отхожих мест. Более неудовлетворительны мастерские для производства: последние почти за 10-летний период времени оставались в том же положении, в каком были констатированы в 1884 г. Лишь с 1893 г. начались вводиться некоторые санитарные улучшения в отделочных мастерских; ткацкие же (старинной постройки) и до сих пор представляются тесными, низкими, душными, пыльными, плохо освещаемыми (за исключением 2-х мастерских) и крайне недостаточно вентилируемыми. Последние в интересе здоровья рабочих нуждаются в замене их новыми , подобными вновь построенному в 1895 г. прядильному корпусу.

Правильная медицинская и родовспомогательная организация при фабрике начала действовать лишь с 1893 г., когда был приглашён постоянный врач и акушерка; до этого же времени всем лечебным делом заведовал фельдшер, ибо врач лишь наезжал для приёма больных не более 2 раз в неделю. Сельское же население врачебною помощью издавна пользовалось в земской больнице, в г. Богородске.

14) Район Богородско-Глуховской фабрики - приходы Тихвинский и Успенский - расположен в противоположном предыдущему направлении по обеим сторонам р. Клязьмы, в 2-4 верстах от г. Богородска и состоит из 6 селений и 1 фабричной мызы, вмещающей в себе наиболее обширную во всей Московской губернии бумагопрядильную, механическо-ткацкую, красильную и отбельно-отделочную фабрики К? Богородско-Глуховской Мануфактуры. Из всех населённых мест района 6, в том числе и фабричная мыза, помещаются по левую сторону Клязьмы и 1 большое торгово-промышленное с. Успенское с 2-хтыс. населением, составляя собою всецело приход с. Успенского - по правую. За исключением последнего села и мызы, остальные 5 селений - небольшие деревни. Местность низменная, болотистая, по левую сторону Клязьмы покатая с севера на юг, в направлении каковом протекают и 3 небольшие речки: Лавровка, Черноголовка и Загребка, впадающие в Клязьму под самою фабрикою. Водою население в обоих приходах исключительно пользуется из копаных колодцев (на фабрике имеется 2 артезианских колодца), так как речная вода, издавна загрязняемая спусками с вышеследующих и данной фабрики, становится малопригодною для питья. Всего населения в данном районе 12200 человек, из них коренных местных жителей только 11,6% (2645 чел.) и пришлых - рабочих и их семейных - 78,4% (9559 чел.). Последние преимущественно преобладают в приходе Тихвинском, к которому до 1894 г. была причислена Богородско-Глуховская ф-ка, дававшая в среднем за 10-летие подавляющий перевес пришлых над местными жителями в сумме 8898 человек, т.е. посторонний люд в прих. Тихвинском по своей численности почти в 15 раз превышал местных коренных жителей (662 чел.). В прих. Успенском пришлые составляют небольшую часть (9%) всего населения. Преобладающее внеземледельческое занятие коренных жителей первого прихода - исключительно работа на Богородско-Глуховской фабрике, где в 1894 г. из всего состава жителей 5 селений прихода работало 40% (260 чел.), во втором - также работа в Глухове (в 1894 г. 510 человек, т.е. 26% населения) и отчасти на местной Успенской писчебумажной фабрике (в настоящее время не существует; вместо неё открыта обширная механическо-ткацкая фабрика) и на 4-х челночных заведениях, а также и на шерстоткацких фабриках Елагиных в г. Богородске. Общее число рабочих на Богородско-Глуховской мануфактуре в среднем за 10-летие можно принять в 9? тысяч (в 1883 г. было 7500, в 1890 - 11? тыс. и в 1894 г. - 9245 ч.), из них на жителей вообще Богородского уезда приходится 40% (из последних 8% приходских) и на иноуездных - 60% (в 1883 г. - 62%). Среди фабричных рабочих женщин в 1894 г. было 45,6% (в 1883 г. - 43%, между ними замужних - 50,8%). Жилыми помещениями при фабрике, весьма многочисленными и постоянно расширявшимися новыми постройками, пользовалось более ? рабочих (в 1883-84 г. громадное большинство рабочих, по словам А.В. Погожева, в 1891 г., по сведениям, мною собранным на месте, 56% и в 1894 г. - 65%); при рабочих, помещавшихся в жилых корпусах фабрики, в 1884 г. имелось 30% нерабочих членов семьи, а в 1894 г. - 44%. Всё же население на территории фабрики в среднем за 10-летие определяется в 9 тыс. (в 1883-84 г. - 8? тыс., в 1891 г. - 9 тыс. и в 1894 г. - 9400 чел.). Исключив из них старообрядцев (981 человек) и прибавив пришлых, помещавшихся на вольных квартирах в селениях обоих приходов и в жилой казарме Успенской фабрики (всего 1276 чел.), получим 9295 чел. посторонних лиц, проживавших в данном районе - это и будет цифра пришлых, принятая в качестве средней за 10-летие и составившаяся из следующих 3-х определителей: а) численности иноуездных рабочих (5406 чел.), б) их семейств (2372 ч.) и в) рабочих и их семейных из дальних селений Богородского уезда (1427 чел.), издавна живших на фабрике. Из всего состава рабочих Глуховской фабрики на вольных квартирах (в селениях и в г. Богородске) в 1894 г. проживало 26% (в 1891 г. - 35%) и в своих домах - 9% (то же и в 1891 г.).

Из 86 весьма разнообразной постройки (многоэтажных казарм и одноэтажных домиков) жилых помещений, предназначенных для рабочих и мастеров, около ? представлялись в санитарном отношении довольно удовлетворительными и около ? - до 1893 года малоудовлетворительными, так как многие из них были крайне переполнены живущими, что особенно наблюдалось в общих спальнях, весьма недостаточно проветриваемы, нецелесообразно отопляемы; артели спали вповалку на сплошных нарах; многие семейства (до 400) вовсе не имели каморок, а помещались на общих нарах, отделённые ситцевыми занавесками или даже вовсе без них. Весьма порядочное число мастерских, преимущественно давней постройки, представлялись за исследуемый период времени, особенно же за первые 5-7 лет, также не вполне удовлетворительными с санитарной точки зрения, главным образом, в отношении вентилирования помещений, удаления из них пыли, пара и влаги. Более систематическое улучшение и расширение как жилых помещений, так и мастерских, началось в начале 90-х годов, но наиболее с 1894 г . (С 1894 г . и по настоящее время фабрикою вновь построено 3 обширных, вполне хороших в санитарном отношении, жилых корпуса на 3 тыс. человек, капитально переустроено 9 жилых зданий, всюду уничтожены сплошные нары, семейные размещены исключительно по каморкам, отопление везде введено водяное или голландр. печами, вновь построен обширный отделочный корпус, в прядильной фабрике поставлены увлажнители воздуха и улучшено вентилирование мастерских, в красильной и отделочной значительно улучшены приспособления для удаления пара и влаги и т.д.)

Медицинская организация на Богородско-Глуховской фабрике за второе 5-летие была поставлена вполне удовлетворительно (4 врач.), за первое же 5-летие ощущался недостаток во врачебной помощи, ибо при 10-тысячном населении имелось только 2 врача, из которых один в то же время состоял на земской и городской службе.

15) Район приходов с. Ямкино и Воскресенского расположен по левую сторону р. Клязьмы по границе с Ивановскою вол. на севере, Шаловскою на юге, Осеевскою и Гребенскою на западе и Буньковскою на востоке. В состав района входит 12 селений Ямкинской волости , из которых 5 принадлежат к приходу с. Ямкина и 7 - к приходу с. Воскресенского. Первый приход занимает восточную часть волости, второй - западную. Местность болотисто-лесистая, в общем низменная, но всё-таки более возвышенная в зап. части волости, чем в восточной, покатая с сев. на юг, в направлении котором протекают в данном районе небольшие болотистые речки Лавровка, Черноголовка и Загребка, а также и р. Воря. Водою население пользуется из копаных колодцев. Всего жителей в районе 4976 человек, почти исключительно местные сельчане, ибо пришлых имелось приблизительно только около 2%. По количеству населения оба прихода почти одинаковы: в Ямкине 2523 челов. и в Воскресенском - 2455 ч. Преобладающее внеземледельческое занятие - размотка шёлка и ручное ткачество шёлковых и преимущественно бархатных тканей по домам и по фабричным заведениям, которых во всех 12 селениях района за 1894 г. имелось 172 с 2230 рабочих, принадлежавших комиссионерам - заглодам, мастеркам и фабрикантам. Наиболее обширные из них - Авдотьинская шелкоткацкая ф-ка И.И. Соловьёва имела 200 рабочих, затем у 3-х фабрикантов (В.П. Канаева в д. Пашуково, Ал.С. Белкина в д. Дядькино и у Ф.В. Зыкова в д. Молзино) было по 70-80 человек, у остальных же менее 50 раб. на каждом заведении; в среднем итоге по всем последним фабрикам приходилось по 11 рабочих. По всей вероятности, в силу значительной распространённости по району размотки шёлка и домашнего ткачества на местных кустарных фабричках и отход из дому развит в довольно слабой степени. За года 1892-94 по всей Ямкинской волости, с населением приблизительно в 7500 человек, ежегодно выдавалось в среднем по 1358 разных видов, что даёт из населения 20% лиц, бравших паспорта и свидетельства, причём из них наименее всего приходится на селения данного района; из всего числа зарегистрированных видов 21,8% падает на дальнее расстояние. Пашни на 1 двор по волости приходится 1,9 десят., коров на 100 дворов 86 в 1894 г. и 80 в 1883 г., лошадей 55 и 59; по сравнению с 1883 г. в 1894 г. количество дворов без коров осталось то же самое, безлошадных - увеличилось на 2? % и вовсе не имевших ни лошади, ни коровы - уменьшилось на 1? %. Разных окладов на 1 двор в 1894 г. было 11? р. и недоимок тоже 11? р.; последняя на 17 р. менее средней поуездной цифры и на 19 р. менее по сравнению с 1883 г.

Близкою медицинскою помощью население издавна пользуется в г. Богородске и в Гребневе, а с 1891 г. и в Петровской слободе (д. Пашуково, Мишуково и Пятьково).

16) Район с. Богослово и погостов Муравьищенского, Данилищенского и Васютина (р. Буньковской волости) расположен в сев.-вост. части уезда по левую сторону железной дороги по границам с Владимирской губ. (на сев. и вост.) и с волостями Ямкинской (на зап.), Игнатьевской и Зуевской (на юге). В состав района входит 3 погоста и 26 селений (23 Буньковской волости и 3 - Ямкинской), из которых 16, составляющие приход с. Богослова и пог. Данилищева, занимают южную часть района; 8, принадлежащие к приходу пог. Муравьищи, - сев.-зап. часть и 5 - прихода Васютина - восточную часть района. Местность болотисто-лесистая, в общем, низменная, в центральной части, однако, более возвышенная, изобилующая небольшими озёрами, по западной же и восточной окраинам более низкая, покатая с сев. на юг, в направлении котором протекает по самой границе с Ямкинскою волостью р. Шерна и по границе с Владимирской губ. р. Дубна, обе впадающие в Клязьму. Водою население, главным образом пользуется из копаных колодцев и отчасти из р. Шерны, загрязняемой лишь при входе в волость (под дер. Щекавцево) и при выходе из неё (под д. Караваево). Всего населения в районе 9111 человек (в среднем за 10-летие), из них приблизительно 82% православных и 18% старообрядцев, пришлых немного - всего 2%. Преобладающее занятие жителей - размотка бумажной пряжи и шёлка по домам и ручное ткачество шёлковых и бумажных материй на местных фабричных заведениях, число которых в 1894 г. в 23 селениях района насчитывалось 167 с 2315 рабочими. Наиболее крупные из них 4 (ручная ткацкая ф-ка К? Богородско-Глуховской Мануфактуры в д. Кузнецы с 430 рабочими, самоткацкая и ручная ткацкая ф-ка наследников М.А. Миронова в д. Большое Буньково с 215 рабочими - в настоящее время значительно расширившаяся, ручная ткацкая ф-ка Панкина в д. Андроново с 80 рабочими и писчебумажная ф-ка Кунина близ д. Караваево с 110 рабочими); все остальные - небольшие фабрички, принадлежащие, главным образом комиссионерам заглодам и мастеркам, работавшим на крупные фабрики и раздаточные конторы (в числе последних в данном районе наиболее обширн. принадлежат С.Ил. Баранову и Торговому Дому Барановы). Отход из дому на заработки в Буньковской вол. развит почти в одинаковой степени, как и в соседней Ямкинской (% паспортов и свидетельств, выданных в года 1892-94, равен 18,9 на 100 душ); разница замечается лишь в %-ном отношении выданных видов на дальнее и ближнее расстояние: первых по рассматриваемой волости на 7% более, чем по Ямкинской. Пашни на 1 двор приходится по 1,6 десятин; коров на 100 дворов 88 в 1894 г. и 94 в 1883 г., лошадей - 49 и 63 (т.е. более среднего поуездного размера); по сравнению с 1883 годом в 1894 г. увеличилось как количество дворов бескоровных (на 5? %) и безлошадных (на 7%), так и вовсе не имеющих ни лошади, ни коровы (на 4%). Разных окладов в 1894 г. на 1 двор в среднем приходилось по 8? р., столько же и недоимок; последняя в 3? раза менее средней поуездной цифры (28,3 р.) и на 1? менее задолженности 1883 г.

17) Район прихода погоста Вырки заключает в себе ? селений Зуевской волости , расположен в восточной части уезда по левую сторону р. Клязьмы по границе с Владимирской губ. (на вост.) и с волостями Буньковскою (на западе), Игнатьевскою и Теренинскою (на юге). В состав района входят 1 погост и 11 селений, занимающие почти центральную часть волости. Местность низменная, болотистая, лесистая, значительно понижающаяся с с.-з. на ю.-в. к границам с Покровским уездом Владимирской губ., наиболее низкой части в уезде, возвышающейся над уровнем моря лишь на 50 саженей. Протекающие в данном районе речки Вырка и Дубна направляются с севера на юг к р. Клязьме, несущей свои воды по границе волости с ю.-з. на с.-в. Водою население пользуется из копаных колодцев. Всего жителей в приходе 4155 человек, исключительно коренные обитатели, из них православных приблизительно 80% (3304 чел.) и старообрядцев 20%. Преобладающее внеземледельческое занятие жителей - размотка шёлка по домам и ручное ткачество шёлковых материй по местным фабричкам. Число последних в 11 селениях района в 1894 г. определялось в 135, что давало в среднем по 1 фабричке на 5 дворов. Общее количество рабочих на них было 1175 человек, т.е. в каждой фабричке в среднем имелось по 9 рабочих (8,7). Благодаря значительному распространению по селениям местных небольших фабричек, отход из дому развит в очень слабой степени. За года 1892-94 по Зуевской волости выбиралось в среднем ежегодно по 973 паспорта и свидетельства, что давало на 100 душ населения 14,3 разных видов на отход, т.е. менее чем в 15 остальных волостях и почти одинаково с соседнею Теренинскою волостью. Но из всего количества взятых на отход видов довольно значительный % приходится на дальнее расстояние - именно, 30%, почти то же, что и по району Гребневской волости. Таким образом, данные две волости из всех остальных, расположенных в северной половине уезда, по левую сторону железной дороги, видимым образом, дают наибольшее число лиц, уходящих из дому на более или менее дальние заработки. Пашни на 1 двор имелось по 1,3 десятины; коров на 100 дворов (без с. Зуева) 105 голов в 1894 г. и 117 в 1883 г., лошадей 61 и 53, т.е. значительно более средней поуездной цифры; количество дворов, не обеспеченных рогатым скотом самое наименьшее в уезде: 19% в 1883 г. и лишь 3,4% в 1894 г. При малом размере пашни и сравнительном обилии скота и урожайность в данной волости идёт более успешно, чем во всех предыдущих и южных волостях. Разных окладов в 1894 г. на 1 двор по волости приходилось 9,7 р. и недоимок 4 р.; последняя цифра самая наименьшая во всём уезде (средняя поуездная 28? р.); по сравнению с 1883 г. недоимка уменьшилась по каждому двору на 8? р. Близкою медицинскою помощью селения данного района (и то не все) начали пользоваться лишь с 1891 г. с устройством земского врачебного пункта сначала в д. Кузнецах, а затем с 1893 г. в Павловском пос.

18) Район прихода погоста Крестовоздвиженский при д. Дубровке, входящий также в состав Зуевской волости , расположен в ю.-з., наиболее низменной, её части по самой границе с Покровским уездом Владимирской губернии по левую сторону р. Клязьмы и состоит из погоста Крестовоздвиженского, д. Дубровки и мызы Подгорной с помещающеюся на ней самоткацкою, красильною и отделочною фабрикою Торгового Дома Зиминых . Водою население пользуется исключительно из колодцев. Жителей в приходе 1740 человек, из них пришлых из других губерний и уездов - рабочих и их семейных на 3-х местных крупных фабричных заведениях - 1205 человек, что даёт 70% всего состава прихода. Преобладающее внеземледельческое занятие коренного населения - размотка шёлка по домам и ручное ткачество шёлковых материй на существующих в д. Дубровке небольших шелкоткацких фабричках (в 1894 г. их было 13 с 138 рабочими), преимущественно кустарного характера, и на крупной шелкоткацкой и красильной фабрике Торгового Дома Бр. Брашнины с обширною раздаточною при ней конторою. На последней фабрике с числом рабочих от 250 до 300 человек кроме местных крестьян работают и пришлые (из Владимирской губернии, главным образом, размотчицы шёлка, приблизительно в размере 40-45%). При Подгорной же мызе, а также при раздаточной конторе Л. Брашнина с шелко-размотным и красильным при ней заведением, фабричные почти исключительно набираются из пришлых, не принадлежащих к приходу, и, главным образом, из других губерний (70%). Общее количество рабочих на Подгорной фабрике в среднем за 10-летие было около 700-750 человек (в 1883 г. - 850, в 1894 г. - 700), из них значительно большая часть (в 1894 г. 96%) проживала в фабричных помещениях вместе со своими семьями (в 1894 г. нерабочих членов семьи зарегистрировано 301 чел., что составляло на 100 рабочих 45 нерабочих лиц). Всё же население фабрики можно принять в 1020 человек (в 1884 г. - 1020 чел., в 1894 г. - 1025), что вместе с пришлыми на заведениях Брашниных (исключительно одинокие моталки и красильщики, живущие при фабрике) и даёт установленную среднюю за 10-летие цифру посторонних, не принадлежащих к коренному населению, в 1205 человек. В санитарном отношении жилые помещения рабочих как при Подгорной, так и при ф-ке Брашниных до недавнего времени представлялись, за немногими исключениями, весьма мало удовлетворительными, особенно в отношении переполнения их живущими, которое достигало в общих спальнях со сплошными нарами крайней степени (0,4-0,5 куб. саж. на 1 живущего). Более удовлетворительны были на Подгорной ф-ке мастерские, особенно ткацкие - довольно высокие, просторные, хорошо освещённые, но лишь недостаточно вентилируемые. Медицинская часть на ф-ке Торг. Д. Зиминых за рассматриваемое 10-летие всё время была организована довольно сносно: имелась удовлетворительная больница и амбулатория, приём больных производился врачом ежедневно (приезжавшим из с. Зуева), при фабрике постоянно жил фельдшер; родовспомогательная же деятельность вовсе отсутствовала (начала функционировать лишь с 1896 г.).

19) Район прихода с. Зуева, состоящий из 1 селения Зуева, входящего также в состав Зуевской волости , расположен по соседству с предыдущим приходом в расстоянии 1? в. от последнего, ниже по течению р. Клязьмы на левом её берегу по самой границе с Покровским уездом, от которого отделяется только рекою. Местность ровная, довольно низменная, покатая к реке. Грунт частью песчаный, частью болотистый. Водою население пользуется из колодцев и из реки, выше спусков с Зуевских пунцёво-красильных фабрик. Всё число жителей в Зуеве в среднем за 10-летие можно принять в 8946 чел., из них приблизительно православных 85% (7664 чел.) и старообрядцев 15%. В общем составе населения в значительной степени преобладают посторонние из других губерний и уездов и несколько из других дальних селений Богородского уезда: в среднем за 10-летие пришлые приблизительно составляли 87% всех жителей, превышая коренное население (1178 чел.) более чем в 6? раз. К пришлым, проживавшим в с. Зуеве, принадлежат:

1) рабочие на 4-х местных пунцёво-красильных фабриках (в настоящее время остались только 2), на 2-х бумаготкацких, 2-х небольших шелкоткацких и 1-м голландровом заведении; общее число их в среднем за 10-летие можно принять в 3031 чел. (в 1884 г. посторонних рабочих на Зуевских фабриках было 2932 чел., в 1894 г. - 3130; половина обоих слагаемых и даёт вышеприведённую цифру); количество это, однако, по крайней мере на ? уменьшалось в зимний период времени с ? декабря и до ? марта, когда вовсе приостанавливается пунцёвое крашение, и большая часть рабочих расходится по домам, а остаются только ткачи, гравера, ситцепечатники, резчики, слесаря и некоторые другие рабочие. При фабриках - в казармах, летних балаганах и просто в мастерских (на бумаготкацкой и шелкоткацкой) - жило около ? - ? рабочих; при них нерабочих членов семьи было немного - в среднем не более 200 человек (в 1894 г. - 231 чел., в 1892 г. - 215 чел.), так как на всех вышеозначенных фабриках ткачи, пунцёво-красильщики, промывщики и сушильщики, главным образом, набирались из женщин-одиночек, несемейных (пунцёво-красильщики преимущественно в самом молодом возрасте). Жилые помещения, особенно общие спальни, в первое 5-летие были крайне неудовлетворительны, грязны, крайне недостаточны и крайне переполнены, - так, на Богородско-Глуховской пунцёво-красильной ф-ке в 4-х спальных помещениях на 1 рабочего приходилось в среднем только 0,35 куб. саж. воздуха, а на пунцёвой ф-ке Т-ва И.Н. Зимина в 2-х спальнях лишь 0,16 куб. саж. и только в 3-й спальне было более 1 куб. саж.; за недостатком капитальных помещений рабочие и вынуждены были располагаться преимущественно в различных летних балаганах. Более улучшились жилища рабочих в 1890-94 г. с постройкою новых 3-х зданий для общих спален на Богородско-Глуховской фабрике и нового 2-хэтажного жилого корпуса на фабрике Товарищества Зимина; на последней вполне улучшились жилища лишь с открытием в 1894 г. вновь выстроенного 3-хэтажного здания исключительно для общих спален. Рабочие, не пользовавшиеся фабричными помещениями, обыкновенно проживали на вольных квартирах в селе (таковых было около ? и более). При всех фабричных, работавших на Зуевских фабриках и живших как в казармах, так и вне их, нерабочих членов семьи, судя по данным 1892-94 г., было человек 500-525.

2) Рабочие соседних Никольских, Владимирской губ., фабрик Саввы и Викулы Морозовых, проживавшие на вольных квартирах в с. Зуеве. Таковых по данным подворных переписей 1892 и 1893 г., произведённых врачебно-эпидемическим отрядом, было зарегистрировано вместе с нерабочими членами семьи (в среднем за 2 года) 3655 человек (из них старообрядцев 586). За полным отсутствием каких-либо данных о численности пришлых с Ореховских фабрик за первое 5-летие, мы, volens - nolens , вынуждены принять вышеприведённую цифру в качестве средней за всё исследуемое 10-летие. Во всяком случае, надо думать, что в первое 5-летие численность посторонних с Никольских фабрик, живших в Зуеве, была никак не большею, скорее же меньшею, ибо постройка домов под квартиры для рабочих усиленно начала производиться лишь с 90-х годов, с расширением производства на Никольских фабриках. В санитарном отношении вольные квартиры в громадном большинстве случаев представлялись в высокой степени неудовлетворительными. При осмотрах в 1892 и 1893 г. это преимущественно были крайне грязные, вонючие, большею частью прохладными и крайне переполненными живущими (в среднем на 1 живущего от 0,6 до 0,3 куб. саж. воздуха) помещения с крайне грязным двором и первобытно устроенным отхожим местом; единственное их достоинство - энергичное чрезстенное проветривание жилья в силу ветхости, старости большей части зданий. Более удовлетворительные помещения для сдачи рабочим стали строиться лишь во второе 5-летие.

3) Торговцы и разные ремесленники. Лиц означенных двух категорий с их семьями в 1892-93 г. в среднем было зарегистрировано 557, цифра, как единственная, принятая нами и за всё 10-летие.

В общем итоге средняя численность всего пришлого по с. Зуеву люда, не принадлежавшего к коренному населению, принята мною за года 1885-94 в 7766 человек (из них старообрядцев 586) - цифра, во всяком случае, представляющаяся большею, но никак не меньшею, действительного среднего их количества, ибо мною, во избежание недочёта, брались максимальные числа посторонних лиц, тогда как обыкновенно в Зуеве, по крайней мере ? года, количество пришлых рабочих было значительно менее, чем в остальные ? года.

По своей обширности и торгово-промышленной обстановке с. Зуево представляется единственным селением в уезде: помимо 5 обширных и 3 небольших фабрик в нём в 1892-94 г. насчитывалось 430 обывательских домов, причём многие из них состояли из нескольких жилых строений, 48 торговых заведений (булочные, пекарни, мясные, овощные и другие лавки) и 20 ремесленных (сапожные, портновские), 5 трактиров и чайных и 18 пивных и с продажею крепких напитков лавок. Таким образом, в с. Зуеве 1 торгово-ремесленное заведение приходилось на 5,2 дома, и 1 заведение, торгующие крепкими напитками, на 20 домов. Следовательно, в алкогольном отношении для рабочих в Зуеве полное раздолье: «пей, не ленись, только за карман не держись». По внешности Зуево довольно грязное селение, особенно на задворках, где почва на значительном пространстве пропитана всевозможными нечистотами, ибо отхожие и помойные ямы при громадном большинстве сдаточных квартир устраивались крайне примитивно, по передвижной системе: для нечистот и отбросов обыкновенно вырывалась яма, ничем не выкладывалась, затем по переполнении закапывалась и вновь вырывалась в другом месте, и так до бесконечности.

Медицинская организация для рабочих всё время была обставлена довольно удовлетворительно: на Зуевских фабриках имелся свой врач и своя больница, содержимая на общие средства фабрикантами, амбулатория, доступная и коренным жителям с. Зуева; запись больных велась исключительно по журнальной системе; благоустроенного родильного отделения не имелось; рабочие Никольских Мануфактур, проживавшие в Зуеве, амбулаторно и госпитально лечились в своей больнице в местечке Никольском. Для родовспомогательной деятельности по Зуеву от земства имелась сельская повитуха. В селении издавна функционировала также и частная аптека.

20) Район прих. пог. Никитского и Пятницкого, заключающий в себе почти всю Теренинскую волость , расположен в восточной части уезда, гранича с Покровским у. Владимирской губ. (на востоке) и волостями Зуевской (на севере), Игнатьевской (на западе), Новинской и Запонорской (на юге). Местность низменная, болотистая, покатая с ю.-з. на с.-в. к р. Клязьме, в направлении каковом течёт и единственная в волости речка Дрезна, берущая начало в болотах прихода погоста Чижи. Всего населённых мест в районе 19 - 2 погоста и 17 деревень (16 Теренинской вол. и 1 Зуевской) - с населением в 5932 чел., из них 84% (4982 чел.) православных и 16% (950) старообрядцев. Пришлых среди населения деревень было очень немного - приблизительно человек 65, работавших на единственной крупной в районе бумаготкацкой ф-ке Тряпкина в деревне Савостьяново с 200 рабочих, а также на небольшой ткацкой ф-ке в д. Коровино (у Дерягина с 40 раб.) и на изразцовых заводах. (В настоящее время с постройкою в данном районе обширной прядильной и самоткацкой фабрики численность пришлых, несомненно, возрастёт в высокой степени). Преобладающее внеземледельческое занятие жителей - размотка пряжи и ручное ткачество бумажных и, отчасти, шёлковых материй по своим домам и на небольших, наичаще кустарного характера, фабричках, число которых в 1894 г. зарегистрировано 95; затем, в некоторых деревнях (Ефимово, Козлово, Горбачиха, Назарьево и др.) население, кроме того, занимается рытьём глины и выделкою гжельского кирпича на небольших заводах, также преимущественно кустарного характера (лишь на 1 кирпичном заводе было около 10 рабочих и на 2 изразцово-гончарных более 10 рабочих). Отход из дому, судя по количеству выбранных в 1892-94 г. паспортов и свидетельств, развит весьма слабо, как и в предыдущей Зуевской волости. Пашни на 1 двор в среднем по Теренинской вол. имелось 1,2 десятины, коров на 100 дворов по 85 голов в 1894 г. и 115 в 1883 г., лошадей - 63 и 77; следовательно, по сравнению с 1883 г. в 1894 г. количество лошадей и коров по волости значительно уменьшилось. Тем не менее данная волость по малому проценту бескоровных дворов и вовсе не имеющих ни лошади, ни коровы занимает после Зуевской волости предпоследнее место. Разных окладов в 1894 г. на 1 двор приходилось по 14 р., недоимок же по 5 р.; последняя за 12 лет уменьшилась в среднем на 4 р. по каждому двору. Медицинскою помощью население данного района по отдалённости большей части деревень от врачебных пунктов (в Павлове и Загарье) пользуется в очень слабой степени. За исследуемое 10-летие Теренинская волость, также как Зуевская, Запонорская и Карповская, принадлежала к самым наименее обеспеченным врачебною помощью районам.

21) Район погостов Уполозы, Чижи и с. Казанского, заключающий в себе преимущественно Игнатьевскую волость , расположен в центральной части уезда, более всего по правую сторону линии железной дороги и р. Клязьмы (за исключением лишь нескольких селений), гранича на сев. с Буньковскою и Зуевскою вол., на юге - с Карповскою и Новинскою, на западе - с Васильевскою и на востоке - с Теренинскою. Местносьб, в общем, низменная, покатая с ю.-з., более возвышенной части района, на с.-в. - к р. Клязьме, более низкой части. В этом же направлении протекают по территории района и две речки - Воханка и Дрезна, берущие начало в болотах. Водою исключительно пользуются из копаных колодцев. Всего населённых мест 27 - 2 погоста и 25 деревень с одною мызою (17 Игнатьевской волости, 3 Новинской, 2 Зуевской и 3 Теренинской); из них 6 помещаются по левую сторону железной дороги по р. Клязьме (3 на левом берегу, 3 - на правом), все остальные - по правую её сторону. Жителей в районе 9820 человек: 79,5% православных (7804 чел.) и 20,5% старообрядцев. Наибольшая численность населения в приходе Уполозы (5436 ч.), наименьшая - в погосте Чижи (1686 ч.). Пришлых 7% (686 человек; с 1895 г. численность их значительно увеличилась); последние, однако, были сосредоточены почти исключительно (то же и теперь) в 1 селении (д. Корнево) прихода Уполозы на 2-х крупных фабриках (платочно-набивных И.П. Абрамова (Фабрика Абрамова со 2-го пятилетия значительно расширилась, и прибавилось в 1894 г. механическое ткачество. Построено 3 новых хороших корпуса. В настоящее время число рабочих на данной фабрике достигло до 1 тыс. человек. Фабрика Сидоровых разделилась на 3 фабрики (в 1894 г.). С 1895 г. вновь возникло в д. Городок при раздаточной конторе Кудиных платочно-набивное и самоткацкое производство, всё более и более расширяющееся. Благодаря значительному росту означенных фабрик, а также и Щербакова в д. Юдино, район селений Корнева, Юдина и Городок в настоящее время уже сделался крупным фабричным центром.) и бумаго-резиново-ткацкая Сидоровых) с общим числом рабочих в 900 человек (в 1884 г. - 770, в 1894 г. - 1010); из остальных же селений пришлые рабочие имелись лишь в ограниченном количестве в с. Казанском на 3-х небольшого размера ткацко-парчовых заведениях. Для пришлых особых жилых спален при 2-х вышеупомянутых фабриках не существовало (в настоящее время имеются отдельные спальные помещения, но сравнительно для незначительного числа пришлых рабочих, и притом исключительно для несемейных. проживание на вольных квартирах в Корневе значительно усилилось). Часть семейных рабочих нанимала углы у местных жителей, громадное же большинство, нередко с семьями, ночевало по мастерским - на набивных столах, на ткацких станах, в шпульнях и т.д. Самые мастерские в санитарном отношении представлялись крайне неудовлетворительными: тёмные, душные, грязные, переполненные работающими (в ткацких и приготовительных мастерских у Сидорова на 1 рабочего приходилось от 0,83 до 1,4 куб. саж. воздуха), крайне плохо вентилируемые. Преобладающее внеземледельческое занятие коренного населения таково: а) в приходе погоста Уполозы обшивание платков по домам, размотка пряжи и шёлка и ручное ткачество шелковых и полушерстяных материй на местных небольших фабричках (в 1894 г. их было 98 с 540 рабочими), принадлежавших заглодам-комиссионерам и мастеркам, работавшим на крупные раздаточные конторы (Кудина в д. Городке, Соколикова в д. Филимоново и Брашниных в д. Дубровке); в д. Улитино и Евсеево имелось, кроме того, несколько кирнпичных и гончарных заводов (из них наиболее крупный - Агапова - с 40-50 рабоч.); б) в приходе с. Казанского и погоста Чижи - размотка и ткачество по домам, но более всего - ткачество парчовых тканей на местных фабриках, функционировавших в 1894 г. в числе 45 с общим числом рабочих в 530 человек (3 наиболее крупные из них в с. Казанском, с 40-70 раб.); в деревнях же Аверкиево и Бразуново население занимается, главным образом, работою на медно-латунных и картузных заведениях. Отход из дому по Игнатьевской волости развит ещё слабее, чем в 2-х предыдущих волостях: на 100 душ приходится только 17 взятых видов; из них 21% падает на дальнее расстояние. В числе выданных свидетельств на отход 14,5% падает на женщин. Пашни на 1 двор имелось по 1 десятине, коров на 100 дворов 88 голов в 1894 г. и 99 - в 1883 г., лошадей - 51 и 69; в том и другом году количество бескоровных дворов и вовсе не имевших лошади и коровы было самое наименьшее после Зуевской и Теренинской волостей. Разных окладов в 1894 г. падало на каждый двор по 12 р. и недоимок по 17? р.; последняя за 12-летний период времени уменьшилась на 5 руб. по каждому двору. Врачебною помощью население района до 1893 г., т.е. до устройства земского медицинского пункта в Павловском Посаде, пользовалось в крайне ограниченном размере в Павловской посадской больнице, особенно госпитальным лечением - платным для всех больных. Медицинская организация на фабр. Абрамова и Сидорова была крайне недостаточна и находилась всецело в руках фельдшера, ибо врач лишь наезжал из Павлова 1 раз в неделю.

22) Район прихода Павловского Посада, заключающий в себе Павловский посад и часть Игнатьевской волости , расположен, также как и предыдущий, в центральной части уезда, гранича на востоке и юге с соседним районом, на севере - с Буньковскою волостью и на западе - с Шаловскою. Местность сплошь низменная, болотистая, с уклоном к р. Клязьме. Водою пользуются исключительно из копаных колодцев. Всего населённых мест, за исключением Посада, 14 - из них 9 селений помещаются по левую сторону железной дороги, остальные же 5 - по правую. По отношению к р. Клязьме все населённые места находятся вправо от реки, из них одно - д. Юдино - расположено на берегу реки, прочие же вне её течение (3 - по Воханке). Всего жителей в 14 селениях района 4880 человек: православных 88% (4297 чел.) и старообрядцев 12%. Пришлых в селениях было весьма незначительное число, и то исключительно на 2-х шелкоткацких фабриках в д. Филимоново и на временно работавшей пунцёво-красильной ф. Щербакова в д. Юдино. Следует, однако, отметить, что с 1893-94 г. число пришлых в данном районе значительно увеличилось с расширением шёлкового ткачества на фабр. Ег. Аф. Соколикова (в д. Филимоново) и возникновением механического ткачества при пунцёво-красильной ф-ке Щербакова. Преобладающее внеземледельческое занятие населения деревень - размотка шёлка и ручное ткачество шелковых и парчовых тканей на местных фабриках; из них 65, с 609 рабочими, принадлежали разным мелким хозяйчикам, мастеркам и заглодам, работавшим на крупные раздаточные конторы, и 5 (2 парчовых в д. Рахманово, 1 бумаготкацкая и красильная там же и 2 шелкоткацких в д. Филимонове) с 500 рабочих имели раздаточную контору и при них ткацкие мастерские. Более значительная численность рабочих на последних фабриках замечается лишь во второе 5-летие и особенно с 1893 г., когда шелкоткацкая ф-ка Е.А. Соколикова (имеющая теперь и механическое ткачество) и парчовые (Заглодиных в д. Рахманово) начали усиленно расширяться, в первое же 5-летие это были небольшие фабрички, на которых работало лишь около 150 человек.

23) Район прихода погоста Николо-Загарье, включающий в себя всю Новинскую волость (за исключением незначительной её части), расположен в центре южной половины уезда, гранича на севере с Игнатьевскою и Теренинскою волостями, на западе - с Карповскою, и на ю.-в. - с Запонорскою. Местность более высокая, чем в предыдущем районе, лесистая, покатая на север, юг и восток. Речек в районе вовсе не имеется. Водою пользуются исключительно из копаных колодцев. Населённых мест в районе 14 (1 погост и 13 деревень) с 6116 жителями, из них 88% (5375 чел.) православных и 12% старообрядцев. Пришлых имелось очень немного (около 1%), и то почти исключительно по дер. Крупино на шелкокрутильной ф-ке Русаковых с общим числом рабочих в 95 человек. Преобладающее внеземледельческое занятие населения - у женщин размотка шёлка по домам, у мужчин - выработка медно-латунных изделий и шитьё картузов как на местных заведениях, так и на стороне. Во многих селениях развит также особый промысел «моренье тараканов», дающий своеобразных специалистов для всей Московской губ. В некоторых деревнях (Бразуново, Митино, Сумино), кроме того, промышляют убоем скота. В 1894 г. в селениях волости существовали следующие промышленные заведения. дававшие заработок местному населению: 1) 54 медно-литейных заведения с 426 рабоч., изготовлявшие различную церковную утварь и домашние вещи (подсвечники, пепельницы, полоскательницы и проч.), из них лишь 2 заведения представлялись более или менее крупными (с применением паровой силы: Шувалов в д. Алферово с 40 рабоч. и Каталов в д. Крупино с 30 раб.), большинство же из остальных относится к разряду кустарных; 2) 9 картузных с 49 рабоч. и 8 шпажных и шорных заведений с 45 рабочими; 3) 3 шелкокрутильни с 120 рабочими, из них одно (в д. Крупино) крупное, с применением паровой силы (95 рабочих, в том числе 50 пришлых женщин, помещавшихся в фабричной спальне. В настоящее время значительно расширилось и другое шелкокрутильное заведение Демидовых в д. Андреево); 4) 8 раздаточных контор для ткачества волосяных тканей и 1 для размотки шёлка. Отход из дому развит в более значительной степени, чем в предыдущих соседних волостях: на 100 душ в среднем за 1892-94 г. выбиралось по 31 виду, из них 65% приходилось на дальнее расстояние. Следовательно, в данной волости отход на дальние заработки почти в 2 раза преобладал над ближним отходом и значительно превышал таковой же по сравнению со всеми предыдущими волостями, что, вероятнее всего, обусловливается особенностями преобладающей профессии населения и невозможностью применять её в более широком размере на месте. Среди уходящих на заработки женщины давали самый наименьший % из всех волостей уезда. Пашни на 1 двор по волости имелось 1,1 десятины, Коров на 100 дворов 81 в 1894 г. и 89 в 1883 г., лошадей - 45 и 58, т.е. первых немного более, чем в среднем по уезду, а вторых немного менее. По количеству бескоровных дворов и вовсе бесхозяйственных данная волость среди всех остальных за оба года занимала 5-ое место. Разных окладов в среднем на 1 двор в 1894 г. приходилось по 13? р. и недоимок по 48,7 р. - после Дорховской волости самый максимальный в уезде размер; последняя с 1883 г. увеличилась на 5? р. по каждому двору. Близкою медицинскою помощью все селения данного района пользуются с 1889 г. с открытия земско-врачебного пункта в погосте Загарье.

24) Район приходов с. Игнатьева и Карпова, заключающий всю Карповскую волость и несколько иноуездных селений , расположен в западной части уезда, гранича с Бронницким уездом (на западе и юге) и волостями Новинской (на востоке) и Игнатьевской (на севере). Местность в большей своей части одинаковая с предыдущим районом, болотисто-лесистая в восточной половине, более низменная в южной и около с. Игнатьева, где и берут своё начало речки Дорка и Сыченка с притоком Бекреновкой. Водою пользуются главным образом из копаных колодцев, а отчасти из речек. Всего населённых мест в районе 22 (16 Карповской волости и 6 Гжельской Бронницкого уезда) с 10640 жителями, из них приблизительно 70% православных и 30% старообрядцев. Пришлых сравнительно немного - около 5%, почти исключительно в селениях Фрязине, Кузяеве и Коломине на существующих там фарфорово-фаянсовых заводах и в д. Минино на шелкокрутильне Глазкова. В первое 5-летие численность пришлого люда была почти вдвое более, чем во второе пятилетие, когда 6 из фарфорово-фаянсовых заведений вовсе прекратили производство. Преобладающие внеземледельческие занятия жителей следующие: а) в д. Минино - размотка шёлка по домам и отход на парчовое ткачество, б) в д. Молоково и Осташково - ручное ткачество бумажных тканей по домам и в) во всех остальных селениях - работа на фарфорово-фаянсовых заведениях в качестве точильщиков и на живописных по разрисовке женщинами всевозможной посуды. последний промысел функционировал как при крупных фарфоровых заводах, так и в виде небольших заведений, число которых в 5 слениях Карповской волости в 1894 г. определялось в 21 с 75 рабочими. Из фарфорово-фаянсовых заведений в 1-ое пятилетие существовало 8 с 750 рабочими, а во второе - 3 с 450 рабочими (из них 1 - Маркова в д. Коломино - с 1894 г. также закрыто). В санитарном отношении как фарфорово-фаянсовые, так и живописные заведения представлялись в крайне неудовлетворительном состоянии. Мастерские в громадном большинстве случаев были тесны, грязны, крайне жарки, душны, недостаточно освещаемы и почти вовсе не вентилируемы; для удаления пыли в точильных и скипидарных паров в живописных не существовало никаких искусственных приспособлений. Некоторые из мастерских служили в то же время и ночлегом для рабочих. Отход из дому и на дальние заработки функционировал почти в одинаковом размере с предыдущею Новинскою волостью, причём в отходе более всего было мужчин (85% выданных видов падало на последних) и, главным образом, вне уезда - на фарфорово-фаянсовых заводах Кузнецова в Риге, Твери и Дулеве. Пашни на 1 двор имелось по 2 десятины, коров на 100 дворов 73 в 1894 г. и 62 в 1883 г., лошадей - 42 и 59, т.е. в 1894 г., по сравнению с 1883 г., количество первых значительно увеличилось, вторых же уменьшилось. Процент бескоровных дворов и вовсе бесхозяйственных после Гребневской и Осеевской волости самый наибольший в уезде. Количество безлошадных дворов весьма значительное - в 1894 г. наибольшее после 3-х южных волостей, а в 1883 г. - после 5-ти (3 южных, Запонорской и Осеевской). Разных окладов в 1894 г. на 1 двор приходилось по 12,8 р., недоимок - по 42 р. (средн. поуездная цифра 28,3 р.); последняя за 12 лет уменьшилась на 5 р. - Врачебная помощь как для всего населения прихода Игнатьева, так и, в частности, для рабочих фарфор.-фаянсов. заводов в первое 5-тилетие вовсе отсутствовала; во второе же 5-летие, с устройством врачебного пункта в с. Речицах Бронницкого уезда, население деревень впервые начало более или менее правильно пользоваться услугами врача. На крупных же заводах медицинская часть и в данный период времени не была организована (значительно улучшилась лишь с 1896 г. с присоединением к земской организации Бронницкого уезда, именно, к Речицкой больнице, отстоящей в 3-4 верстах от деревень Кузяева и Фрязина). Что касается до селений прихода с. Карпова, то большинство из них, по удалённости от лечебниц, и до сих пор сравнительно весьма мало обеспечены врачебною помощью.

25) Район приходов с. Запонорья и погоста Крестьвозвиженского в Селине, заключающий в себе всю Запонорскую волость , расположен в центрально-восточной части уезда, гранича с Покровским уездом Владимирской губ. (на востоке) и с волостями Теренинскою, Новинскою, Карповскою, Ильинскою, Беззубовскою и Дорховскою. Местность низменная, болотисто-лесистая, покатая с востока на запад, в направлении каковом протекает по полости и р. Нерская, лишь загрязняемая под деревнею Куровскою красильными спусками. Притоки же её, болотистые речки Понара и Соча, несут свои воды с запада на восток. Водою жители пользуются исключительно из копаных колодцев, а в селениях близ р. Нерской отчасти и из неё. Всего населённых мест в районе 26 - 23 деревни, 2 погоста и 1 монастырь (Спасо-Гуслицкий); 6 из них расположены по р. Нерской. Жителей более 12 тыс. - сплошь старообрядцы, ибо православных среди них самое ничтожное количество. Преобладающее внеземледельческое занятие населения - размотка пряжи и ручное ткачество дешёвых тканей по избам из материала, получаемого от раздаточных контор (в 1894 г. их зарегистрировано 24; при большинстве из них имелись красильни и сновальни), затем в 7 деревнях, но более всего в д. Анциферово, Яковлевское и Костино, небольшая часть жителей занимается иконописанием у себя по домам и на заведениях кустарного характера, а в д. Короткой - работою на соседнем фарфорово-фаянсовом заводе (в Дулеве).

Из крупных фабрик в данном районе функционировала всего одна - механическо-ткацкая и красильная ф-ка Торг. Дома «Балашева сыновья» в д. Куровской с 650 рабочими (в 1883 г. - 441, в 1894 г. - 683 ч.); из них ? местные крестьяне, главным образом, из д. Куровской (в 1894 г. их было 348 ч.) и ближайших смежных деревень. В первое 5-летие около ? рабочих жили в фабричных спальнях, весьма неудовлетворительных, а частью и в ткацкой мастерской (даже с женами и детьми); во 2-ое пятилетие с постройкою нового 3-хэтажного жилого корпуса фабричными помещениями уже пользовалось в 1894 г. более половины рабочих. Ночлег в мастерских прекращен с 1893 г.

Отход из дому развит в значительных размерах: по количеству выданных за 1892-94 года разных видов (на 100 душ 45) данная волость занимает второе место после Шаловской, причём ? отхожих свидетельств выбиралось на дальнее расстояние, преимущественно в отход на ткацкий промысел, на специальное нищенство (д. Ляхово, Елизарово, Давыдово и Гора) и в легковой извоз. Пашни на 1 двор имелось 1,2 десятины, коров на 100 дворов в 1894 г. 79 и в 1883 г. 85, лошадей - 40 и 51; по сравнению с 1883 г. в 1894 г. количество бескоровных дворов немного уменьшилось, безлошадных же - увеличилось. Разных окладов в 1894 г. на 1 двор приходилось по 11 р., недоимок же по 34? р., последняя за 12-летний период времени увеличилась на 7,8 руб. - Врачебною помощью население пользуется в слабой степени по отдалённости большинства деревень от врачебных пунктов. Медицинская организация на Куровской фабрике лишь во второе пятилетие была более или менее удовлетворительна, так как земский врач регулярно приезжал для приёма больных два раза в неделю (с 1894 г. имеется свой постоянный врач); до этого же времени лечебная часть всецело находилась в руках фельдшера.

26) Район погоста Рудни, заключающий в себе всю Дорховскую волость , расположен в юго-восточной части уезда, гранича с Егорьевским уездом Рязанской губ. (на востоке), с Запонорскою вол. (на западе) и с Беззубовскою (на юге). Местность, в общем, низменная, лесистая, более возвышенная, однако, в средине и более низкая по окраинам, покатая с востока на сев.-запад, в направлении каковом протекает и речка Вольная, приток Нерской. Водою пользуются исключительно из колодцев, а в с-це Богородском и из озера. Всего населённых мест в районе 14 (13 деревень и 1 погост), жителей более 12 тысяч - исключительно коренное население, из них почти 90% старообрядцев и лишь 10% (1466 чел.) православных. Крупных фабрик и заводов в селениях нет; имеются лишь раздаточные конторы (в 1894 г. их в 9 деревнях было 73 с красильнею и сновальнею при 3-х) на ткачество бумажных материй и отбельные заведения для отбелки пряжи (5 в с-це Богородском с 30-40 рабочими); затем в 1-ой деревне (Степановка) было 2 небольших голландровых (отделочных) заведения и в 1-ой (Заполице) - маленький кожевенный завод (с 2 раб.). Преобладающее занятие населения - размотка пряжи и ручное ткачество бумажных материй по избам. Отход на сторону развит сравнительно слабо: на 100 душ за 1892-94 г. было выдано по 21 виду, причём из них 42,5% приходится на дальнее расстояние. Уходят преимущественно на ткачество и более всего в Егорьевск и Никольскую мызу (ф-ки Хлудова и Морозова). Пашни на 1 двор имелось 1,8 десятины (средняя поуездная цифра), коров на 100 дворов 78 в 1894 г. и 84 в 1883 г. (средняя поуездная цифра), лошадей же только 38 и 39. Кроме земледелия, население ещё занимается разведением хмеля. Разных окладов на 1 двор в 1894 г. приходилось 9? р., недоимок же 58,7 р. - максимальный размер в уезде; за 12 лет последняя прибавилась на 4 р. Близкою врачебною помощью население района стало пользоваться лишь с 1893 г. - с устройством врачебного пункта в пог. Рудня. До этого же времени Дорховская вол. была значительно удалена от Ильинской лечебницы.

27) Район с. Гридино и пог. Илии Пророка, заключающий в себя всю Беззубовскую вол. и ? Ильинской , расположен в южной части уезда по границе с Егорьевским у. Рязанской губ. (на ю.-в.), с Бронницким Московской губ. (на западе), и с волостями Дорховской и Запонорской (на севере). Местность низменная, лесистая, покатая с ю. на с., в направлении каковом течёт почти по средине района и речка Гуслица с притоками Шувойкою и Десною, впадающая в Нерскую. Грунт - песчаный. Водою жители преимущественно пользуются из колодцев и отчасти из вышепоименованных речек, из которых Гуслица и Шувойка лишь в своём истоке крайне загрязняются красильными спусками (первая с Егорьевских фабрик, а вторая в д. Шувое). Всего населённых мест в районе 31 - 1 погост и 30 деревень, жителей около 20 тыс., из них приблизительно 74% старообрядцев и 26% (5902 чел.) православных. Крупных фабрик и заводов вовсе не имелось; главным образом, широко функционировали раздаточные конторы на ткачество бумажных материй; число их в 19 селениях в 1894 г. было 51 с 14-тью при них красильнями и сновальнями. Затем, в районе существовали: 1) небольшие ткацкие заведения в д. Шувое (12 с 90 раб.), принадлежавшие мастеркам, работавшим на крупные раздаточные конторы; 2) 6 красильных заведений и 1 канатно-крутильное (Фомы Комарова в д. Шувое, с 80-90 раб.); 3) 6 пуговичных и 4 медно-литейных по изготовлению набора для упряжи (в самой южной части Ильинской волости), с общим числом рабочих в 150 человек. Преобладающее внеземледельческое занятие населения - размотка пряжи и ткачество по своим избам дешёвых бумажных и волосяных материй. Отход из дому развит очень слабо, почти в одинаковой степени с предыдущей Дорховской вол.: за года 1892-94 выдавалось лишь по 19,5 видов на 100 душ населения, причём из них 4 / 5 приходилось на дальнее расстояние. Таким образом, из всех районов в данном наиболее всего выделялся дальний отход. Пашни на 1 двор в обеих волостях имелось по 2 десятины. Коров по Ильинской волости на 100 дворов приходилось почти одинаковое количество за 1894 и 1883 гг. (71 и 73), лошадей - 33 и 31, по Беззубовской первых 72 и 88, вторых 36 и 56, т.е. в первой волости за оба года количество лошадей и коров осталось почти то же самое, во второй же - значительно уменьшилось. По количеству безлошадных дворов обе данные волости из всех остальных занимают в уезде наиболее выдающееся место, что, в свою очередь, должно указывать и на крайне слабое развитие землепашества. Более, чем земледелие, в селениях данного района практикуется разведение хмеля. Разных окладов на 1 двор в 1894 г. по Ильинской волости приходилось около 12 р., а недоимок - 7? р., по Беззубовской же - 8? и 25 р.; по сравнению с 1883 г. недоимок по первой волости уменьшилось на 6 р. и по второй на 5? р. - Близкою медицинскою помощью в Ильинском погосте население данного района, за исключением нескольких деревень, пользовалось издавна, с самого начального года исследуемого 10-летия.

28) Район с. Хотеичи расположен в юго-западной части по границе с Бронницким уездом, между приходами с. Карпова и пог. Ильинского, и состоит из 4 селений (2-х Ильинской вол., 1 Карповской (д. Соболево) и одного Бронницкого уезда) с 4715 жителями (без Бронницкого), из них 62,5% православных (2948 чел.) и 37,5% старообрядцев. Последние более всего сосредоточены в с. Хотеичи, где они значительно преобладают над православными. Местность низменная, покатая с востока на запад, по направлению течения Нерской, по берегу которой и помещаются д. Соболево и с. Хотеичи. Грунт, как и во всей волости, песчаный. Преобладающее занятие жителей - хмелеводство, размотка пряжи, ручное ткачество по избам, а в селе Хотеичах, кроме того, и выделка роговых гребней, каковым промыслом занято от 150 до 200 человек (с малолетними вдвое больше) на 23-х заведениях, преимущественно кустарного характера, весьма неудовлетворительно обставленных в санитарном отношении; из них наиболее крупное, принадлежащее Куркову, имело в 1894 г. 30 рабочих. В последнем же селении было несколько небольших заведений по выделке ремней из верблюжьей кожи. Рогатым скотом население в 1894 г. было значительно более обеспечено (на 100 дворов 85,7 голов), чем в предыдущем районе, особенно по деревням Соболево и Лашина, где в среднем на каждый двор приходилось по 1 корове, в 1883-м же году наоборот. За 12-летний период времени количество рогатого скота увеличилось на 17%.

 

Переходя к рассмотрению движения населения, его рождаемости, смертности и брачности, необходимо, прежде всего, отметить, что динамика населения всесторонне много разработана лишь по 61 приходу уезда. Исключён из разработки приход Павловского посада (№39), так как по нём, во-1-х, не имелось за первое 5-летие полных данных по движению населения и, во-2-х, не было возможности отделить смертность, рождаемость и брачность деревень от посада. Затем, в разработку не вошли и все иноуездные селения по недостаточности цельных данных по всем годам. При детальном рассмотрении динамики по районам исключён также и район Запонорской волости, ибо сведения о движении населения в нём по крайней малочисленности православных весьма недостаточны и, следовательно, не могут быть сравниваемы с остальными районами.

Для необходимых выводов по движению населения в 61 приходе прежде всего следует установить среднюю цифру населения данных приходов за исследуемое 10-летие (1885-1894 г.), долженствующую служить для выяснения коэффициентов смертности, рождаемости и брачности как всех в совокупности приходах, так и в отдельных его единицах; так как метрические данные мы имеем лишь относительно православных лиц, то и необходимая нам средняя цифра численности населения должна относиться только до православных жителей. По подворному исследованию 1883-85 г. численность населения в рассматриваемых 61 приходе была определена в 145596 человек, причём в это число вошли как православные, так и старообрядцы. Последних же по приходским сведениям за 1885 г. числилось 45493 человека. Исключив данную цифру из всего состава населения за 1883-85, получим численность православных в 100103 человека. Естественный прирост за взятое 10-летие определяется в сумме 15293 человека. прибавив полученный прирост к общему числу православных за 1883-85 г., будем иметь приблизительную численность местного населения за 1894 г., выражающуюся в итоге в 115396 человек. Средняя из суммы двух конечных годов - 107749 - и будет определять собою среднюю численность местного населения за период 1885-94 гг. К этой сумме необходимо прибавить, по предварительном исключении 1824-х старообрядцев, 1) среднюю численность пришлых фабричных (14086 человек), выведенную как средняя из суммы двух конечных годов, и 2) вышеопределённую численность пришлых нерабочих (4565 человек), проживающих при фабричных, работавших на промышленных заведениях уезда, и посторонних лиц (3626 человек), живших в с. Зуеве, что в общем даёт 22277 православных посторонних, некоренных жителей. В окончательном итоге и получается 130026 человек - необходимая средняя численность всего православного населения 61 прихода за период 1885-94 г., к каковой численности мы и будем относить имеющиеся у нас цифровые данные по движению населения. При рассмотрении, однако, динамики по отдельным приходам численность населения в некоторых из наиболее крупных фабричных приходах, во избежание недочёта народонаселения, принята несколько большею, чем при общем исчислении - именно в прих. Тихвинском и Богоявления к числу коренных жителей и иноуездных пришлых прибавлена ещё и численность пришлых - 2398 человек - из других приходов Богородского уезда, десятками лет живших при фабриках в Глухове и Истомкине. Исключить же их одновременно из коренного населения соответственных приходов не было возможно.

По всем соображениям принятое нами число жителей никак не должно быть ниже истинного, а скорее выше, ибо при исчислении, как выше было упомянуто, брались максимальные цифры. «И если за всем тем, - говоря словами Е.А. Осипова, - жителей в некоторых приходах у нас получилось, легко может быть, несколько меньше действительного, а в других - несколько больше, почему по отдельным приходам смертность определена на одну, две, три промилле выше или ниже настоящей - за что поручиться, разумеется, никак нельзя, то, в сложности по всем 61 приходам, принятое нами число жителей едва ли ниже действительного, почему и смертность не должна получиться выше действительной».

Табл. I

Состав православного населения по приходам

(без иноуездных селений) за 1885-94 гг.

Состав православного населения по приходам (без иноуездных селений) за 1885-94 гг.

*) Прирост слишком велик. Видимо, сюда внесены и все взрослые старообрядцы, перешедшие из раскола в православие

 

Табл. II

Состав православного населения по районам

(без иноуездных селений) за 1885-94 гг.

Состав православного населения по районам (без иноуездных селений) за 1885-94 гг.

 

ЧАСТЬ I .

 

глава I .

 

Общий обзор смертности, рождаемости и брачности за 10-летие 1885-94 г. и по отдельным годам. Краткая характеристика каждого года в экономическом, метеорологическом и эпидемиологическом отношении. Сопоставление рождаемости и брачности с продажными ценами на ржаную муку и с состоянием заработков. Сопоставление смертности с теми же данными и состоянием атмосферных осадков.

Заключение.

 

За исследуемое 10-летие - 1884-94 гг. - в Богородском уезде среди всего православного населения 61-го прихода было смертей 55659, рождений 70952 и браков 11335, что в среднем даёт на год 5565,9 умерших, 7095,2 родившихся и 1133,5 браков. В итоге за всё 10-летие получается перевес родившихся над умершими в 15293 человека, или в среднем ежегодно в 1529,3 человек, т.е. на 100 умерших приходилось 127,5 родившихся. Относя данные величины к установленной средней за 10-летие численности православного населения уезда (130026 человек), получаем следующие коэффициенты по движению населения: коэффициент смертности 42,7 ( promille ), рождаемости 54,5, брачности 8,7 и естественного прироста 11,7.

Сравнивая полученные коэффициенты с таковыми же по 50-ти губерниям Европейской России и по Московской губернии (вместе с городами) за тот же самый период времени, установленными В.И. Покровским (в его работе «Влияние урожая на движение населения»), а также и с коэффициентами, выведенными санитарными врачами по Московской губернии без городов ( Докл. Губерн. Санит. Совета Очередному ( 1896 г .) Земск. Собранию. ),

Богородский уезд: смертность, рождаемость, браки, естественный прирост

мы видим, что коэффициент смертности по Богородскому уезду немного (на 1,5 promille ) превышает таковой же по губернии без её городов и значительно превосходит (на 8,8) по 50 губерниям Европейской России и, наконец, коэффициент естественного прироста, немного (на 1,8%) превосходя таковой же по губернии без городов и в 2 раза с городами, в то же время несколько отстаёт (на 1,9%) от Европейской России. Среди других уездов губернии Богородский отличается среднею смертностью (наивысшая падает на уезды с развитым питомческим промыслом), высокою рождаемостью (второй после Московского уезда) и высоким приростом населения. Если смертность по 50 губерниям Европейской России, равная 33,9 promille , ни в каком случае не может быть признана слабою, низкою, так как таковую следует считать смертность, не превышающую 17-20 promille, как это и наблюдается за тот же период времени в Великобритании, Дании, Швеции и Норвегии,

Коэффициенты ( в среднем за 1885 - 1894 г .)

Демографические коэффициенты ( в среднем за 1885 - 1894 г .)

то коэффициент смертности по Богородскому уезду представляется весьма высоким, указывая тем самым на крайне неблагоприятные условия для человеческого существования. «Смертность же более 17 promille , - говорит английский гигиенист д-р Фарр, - не зависит от природы человека и должна быть приписана причинам случайным, против которых можно и должно бороться, и которые могут быть побеждены средствами правильной народной гигиены». Следовательно, в рассматриваемом нами 61-м приходе Богородского уезда мы имеем, по сравнению с нормальною смертностью 6-ти сев.-зап. Европейских государств, ежегодно 3200 лишних смертей, обусловленных случайными причинами, которые могли бы быть устранены средствами правильной народной гигиены. Так как, однако, государство и уезд представляются весьма мало равнозначащими величинами, то возьмём для сравнения смертность в Богородском уезде какие либо из провинций Норвегии (без городов), где ведётся ежегодно правильная статистика смертности, например, северную полярную Финмаркен и южную северный Бергенгус ( Вестник Общественной медицины, 1898 г., февраль. Статья Моркотуна. ). По официальным данным. в первой провинции на 1000 жителей умерло в 1892 г. 25,4 челов. и в 1893 г. - 24,2; во второй - 14,0 и 14,3; за 10-летие (1884-1893 г.) на 1000 родившихся в первой провинции в среднем ежегодно умирало 523 человека, во второй 647, а в Богородском уезде - 742. Таким образом, и по сравнению с поуездными провинциями Норвегии мы имеем ежегодный излишек смертей приблизительно от 2200 до 3000.

Соответственно более повышенной смертности в уезде, в нём констатируется и более усиленная рождаемость, чем природа, видимым образом, старается вознаградить происходящую убыль в населении, и что всюду подмечено статистиками. Несмотря, однако, на значительно превосходящую все вышеупомянутые местности, особенно же северо-западные Европейские государства, весьма энергичную рождаемость в Богородском уезде, естественный прирост его населения представляется сравнительно всё-таки слабым, меньшим, чем в 50-ти губерниях Европейской России и особенно в районах чернозёмно-южно-степном (18,7 promille ), белорусско-литовском (16,3) и юго-западном (16,3‰), а также в Англии (12,2), Шотландии, Дании и Норвегии. Сравнительно слабый прирост населения в Богородском уезде при весьма усиленной в нём рождаемости явно указывает на не вполне удовлетворительное санитарное и социальное состояние уезда, что подтверждается также и малою среднею продолжительностью жизни его населения. Последняя, определённая посредством среднего числа из количества жителей, причитающегося на одного умершего и на одного родившегося, в Богородском уезде равняется 20,8 годам, тогда как в Московской губернии она равна 22,8 годам, а с городами 24,3, и в 50-ти губерниях Европейской России 25,2 годам. «Не та страна находится в лучшем положении, - говорит Эстерлен в своей “ Handbuck der medicin . Statist .”, - где сильна рождаемость, но где долее живут, и где генерации сохраняются продолжительнее и медленнее сменяют одна другую. Поэтому для прироста населения самым благоприятнейшим и главным условием должна быть не величина рождений, но то, у скольких родившихся сохраняется жизнь, ибо и при сравнительно незначительном количестве рождающихся население может достигнуть благоприятных результатов». Насколько мала средняя продолжительность жизни в Богородском уезде, и как, следовательно, часто сменяется одно поколение другим, не успевая доживать до вполне зрелого возраста, это наглядно видно из сравнения с Лондоном, где в настоящее время средняя продолжительность жизни каждого родившегося равна 54 годам ( journal d ' hygi e ne . 30 июня 1898 г.).

По отдельным годам вся численность умерших, родившихся и браков распределяется таким образом:

Смертность, рождаемость, браки в Богородском уезде в 1885-1889 годах

Относя, с одной стороны, приведённые цифры к православному населению уезда, которое по отдельным годам определено нами прибавлением ежегодного естественного прироста, а с другой принимая ежегодные средние их числа за 1000, получаем следующую таблицу.

Смертность, рождаемость, браки в Богородском уезде в 1885-1894 годах

Сравнивая первые столбцы нашей таблицы с таковыми же данными по Московской губернии и по 50-ти губерниям Европейской России, выведенными В.И. Покровским, мы замечаем, что 1) там коэффициент смертности в соответствующие года постоянно был менее коэффициента по Богородскому уезду и только в Московской губернии в 1888 году несколько приближался к последнему, 2) коэффициент рождаемости как в Московской губернии, так и в 50 губерниях Европейской России, во все 10 лет был значительно ниже, чем в Богородском уезде и 3) коэффициент брачности по Московской губернии во все года 10-летия был меньшим, чем по Богородскому уезду, по 50-ти же губерниям Европейской России - более высоким в 1885 году и с 1890-го по 1892 г. и несколько меньшим в остальные 6 лет.

 

Московская губерния

 

50 губ. Европейской России

Года

Коэффиц.

смертн.

Коэффиц.

рождаем.

Коэффиц.

брачности

 

Коэффиц.

смертн.

Коэффиц.

рождаем.

Коэффиц.

брачности

1885

1886

1887

1888

1889

1890

1891

1892

1893

1894

45,5

41,9

38,7

36,2

39,8

41,6

38,1

37,5

36,0

33,3

44,9

45,6

45,6

47,0

45,1

45,6

45,6

42,1

41,1

40,5

6,7

7,3

8,0

8,1

7,0

6,8

6,3

6,7

6,8

7,2

 

34,6

32,0

32,6

32,1

33,9

35,4

34,4

39,2

33,0

32,7

48,4

47,8

48,1

49,6

48,3

47,8

48,8

44,0

46,8

46,9

8,3

8,3

8,6

9,4

8,5

8,1

8,3

8,4

8,6

9,1

 

Первые же столбцы по Богородскому уезду показывают, что в последнем за исследуемое 10-летие самыми неблагоприятными, максимальными годами по общей смертности, когда она держалась значительно выше среднего поуездного коэффициента (42,77‰), были 1885,86,90 и 93, особенно же 1885 и 90 гг., давшие наибольший коэффициент смертности; в 1889 г . последний равнялся среднему поуездному и в остальные 5 лет оказывается более или менее пониженным против среднего, что наирезче отмечается в 1888 году. Рассматривая затем смертность не в отношении к населению, а в отношении к среднему ежегодному числу умерших, принятому за 1000, имеем несколько повышенную смертность, кроме того, и в 1892 г ., что и видно во втором столбце таблицы.

Разлагая общую смертность на две группы - детей до 15 л. и взрослых от 15 л. - и следя по годам за колебанием смертности в той и другой группе (см. нижеследующую таблицу и таблицу 12 в Приложения, а также диаграммы 6 и 7), мы видим, что повышение общей смертности в года 1885 и 93 обуславливается более усиленным вымиранием как детей, так и взрослых, в 1886 г. - лишь повышением смертности взрослых, а в 1890 г. - только детей. В 1889 и 91 г., хотя и имеется несколько повышенная смертность взрослых (особенно в 91 г.), а в 1892 г. детская, тем не менее общая смертность в данные годы отмечается пониженною.

 

Распределение по годам смертности

(в отношении к средней ежегодной, принятой за 1000)

Года

1885

1886

1887

1888

1889

1890

1891

1892

1893

1894

До 15 лет

1081

999

942

839

975

1170

860

1029

1103

996

От 15 лет

1160

1051

854

884

1003

979

1081

939

1089

957

В отношении к рождаемости самыми неблагоприятными годами были 1885, 86 и 92, когда коэффициент рождаемости был гораздо ниже среднего поуездного (а в отношении к среднему ежегодному и года 1887 и 89); в 1883 г. он равнялся среднему, а в остальные 6 лет держался выше среднего с максимумом в 1888 и 91 г.

Браки наиболее пониженными против среднего коэффициента констатируются в 1885, 90, 91 и 92 и в слабой степени в 1889 г.; в прочие 5 лет браки дают большее или меньшее повышение против среднего коэффициента, достигая максимума в 1888 и 87 годах.

Таким образом, в Богородском уезде из всех исследуемых годов наиболее неблагополучным по смертности, рождаемости и брачности следует признать 1885 г., а наиболее благополучным 1888 г.; в первом отмечается очень высокая смертность (2-й maximum за 10-летие), весьма слабая рождаемость (первый minimum ) и брачность, во втором - смертность минимальная (первый minimum ), рождаемость высокая (2-й maximum ) и брачность наибольшая (1-й maximum ).

Соединяя все года по пятилетиям, получаем следующее распределение смертности, рождаемости и брачности:

  Смертность Рождаемость Брачность
1-ое пятилетие (1885-89 г.) 27126 (48,7%) 34483 (48,6%) 5851 (51,6%)
2-ое пятилетие (1990-94 г.) 28533 (51,3%) 36469 (51,4%) 5484 (48,4%)

Т.е., в первое 5-летие мы имеем меньшую абсолютную смертность, меньшую рождаемость и большую брачность, во втором же, наоборот, большую смертность и рождаемость и меньшую брачность, причём разница в абсолютах по смертности и рождаемости достигает 2,8%, по брачности же 3,2%. Рассматривая, однако, вышеприведённые цифры в отношении к населению, получаем по смертности несколько большую её величину в 1-ое пятилетие (в среднем за 5-летие коэффициент смертности 43,27‰), чем во второе (42,96‰), по рождаемости совершенно одинаковую (54,98‰), в оба пятилетия и по брачности значительно большую (коэф. 9,38‰) за года 1885-89 и меньшую за 1890-94 (8,04‰).

Из приведённой же таблицы (второй столбец) и диаграммы (№1) видно также, что в Богородском уезде за исследуемое 10-летие наиболее резким колебаниям по отдельным годам подвергались браки, затем смертность и наименее рождаемость. В браках уклонения от среднего, выведенного из 10-летних наблюдений, года (принят. за 1000) доходили в благоприятную сторону до 232 единиц, а в неблагоприятную до 160, в смертности до 148 (в благоприятную сторону) и до 114, в рождаемости же только до 62 и до 95 единиц (в неблагоприятную сторону). Выражая в процентах годовое колебание их, т.е. разность между maximum 'ом и minimum 'ом, получаем для браков разность в 47,6%, для смертности в 30,35% и для рождаемости - в 17,4%. Данные цифры, хотя и столь резки, как, например, по Волчанскому уезду Харьковской губ. (за 1871-82 г.: для смерт. 141,04%, для рожд. 21,15%) и Рузскому Московской губ. (за 1885-94 г.: для смерт. 70,7%, браков 73,5%, для рождений 16,08%), но превышающие таковые же по Европейской России (за 1849-63 г.), по уездам Московской губ. и, особенно, Клинскому за 1885-94 г., не говоря уже о Западно-Европейских государствах, определённо указывают на значительную восприимчивость и неустойчивость населения Богородского уезда к разным невзгодам со стороны естественных и общественных условий, нарушающих обычное течение его жизни и наирезче отражающиеся на брачности и смертности.

Посмотрим теперь, каковы же эти условия, которые так неблагоприятно влияют на движение населения в Богородском уезде. Все многообразные условия, от совокупного влияния которых зависят те или иные колебания по санитарной динамике населения, по возможности, могут быть подведены под следующие три группы:

1) Влияния физические (природы) - климата, господствующего направления ветров, почвы, состояния погоды - t ? воздуха, количества осадков, относительной влажности, стояния барометра и т.д.

2) Влияния экономические и бытовые. Общее благосостояние населения, его зажиточность и бедность, состояние урожая и продажных цен на рожь и хлеб, состояние скотовладения, отхожих промыслов и местной промышленности, питание, уход за детьми, жилища и т.д.

3) Влияния санитарно-общественные. Организация водоснабжения и удаления всевозможных отбросов и спусков. Организация общественной медицины и призрения хроников и стариков. Эпидемии и борьба с ними. Санитарно-школьное дело. Санитарная обстановка фабрично-промышленных заведений и т.д.

Рассматривая исследуемые нами года, на основании имеющегося материала, с экономической ( Данные о состоянии урожая, внеземледельческих заработков и продажных цен на ржаную муку взяты из Статистических Ежегодников Московского Губернского Земства за года 1886-95 и из Отчётов Богородской Уездной Земской Управы. Метеорологические сведения приводятся по данным Петровской Земледельческой Академии, имеющимся в Санитарном бюро Губернского Земства, причём средние годовые выведены из средних ежемесячных цифр. ), физической и эпидемической ( Данные по эпидемиологии заимствованы из ежемесячных бюллетеней Санитарного бюро Московского Губернского Земства. Необходимо отметить, что вообще имеющиеся сведения по заразным заболеваниям в Богородском уезде отнюдь не могут характеризовать собою не только действительное, но и приблизительное состояние заразных заболеваний в сёлах и деревнях за период 1885-1892 гг., особенно же в года 1885-88, когда в уезде медицинская организация была крайне недостаточна, так что около ? населения не находилось под постоянным правильным врачебным наблюдением. С 1889 и по 1892 г. врачебная помощь населению, с увеличением количества медицинских участков, значительно увеличивается и достигает возможного максимума лишь с 1893 г., когда в уезде открывается всё большее и большее число врачебно-наблюдательных пунктов. К сожалению, и за 1892-94 г. материал по эпидемиям оказывается крайне неполный и недостаточный, так что и по нём трудно и невозможно судить о действительной распространённости заразных заболеваний в уезде. ) точек зрения, получаем следующую характеристику каждого из годов.

В 1885 г. мы имеем местный и общероссийский недород сельскохозяйственных продуктов. Общий торгово-промышленный застой. Чрезвычайный недостаток для населения уезда во всякого рода заработках как на местных фабриках и кустарных заведениях, так и в отхожих промыслах . Продажная цена на ржаную муку высокая (91,5 к.), но ниже предыдущего года (1 р.). С осени же, вследствие полного неурожая яровых и недостатка сена, началась усиленная распродажа скота. Средняя t ? в году высокая, количество осадков среднее, относительная влажность низкая, стояние барометра высокое. Лето при малом количестве осадков по t ? среднее, исключая июль месяц, крайне жаркий и крайне сухой. Значительное развитие кровавого поноса в западных и подгородних волостях.

В 1886 г. продолжается падение и сокращение внеземледельческих заработков, но в то же время отмечается местный хороший урожай ржи, картофеля и сена, а также и общее понижение продажной цены на рожь и ржаную муку. Средняя t ? в году была немного ниже средней за 10-летие, количество осадков малое, относительная влажность средняя, стояние барометра высокое. Лето по t ? ниже средней за 10-летие, количество же осадков - выше среднего.

В следующем 1887 г. начинается улучшение фабричных дел и внеземледельческих заработков. В этом же году местный урожай ржи, картофеля и особенно овса отмечается выше нормального среднего и выше других уездов губернии. Продажная цена на рожь и ржаную муку достигла наибольшего за 10-летие минимума (65 к. пуд ржаной муки). Средняя t ? в году была повышенная (21,76 по ?С), количество осадков ниже среднего, относительная влажность малая. стояние барометра среднее. Лето по t ? значительно ниже среднего (за исключением июля месяца), количество осадков равно среднему за 10-летие. Более или менее значительное развитие дизентерии в западных и южных волостях.

В 1888 г. хороший общероссийский урожай вызвал значительное оживление торгово-промышленных дел и значительный подъ1м в уезде всех внеземледельческих заработков . Продажная цена ржи и муки невысока. Средняя t ? в году ниже средней, количество осадков наибольшее из всего 10-летия, относительная влажность средняя, стояние барометра низкое. Лето по t ? прохладное, с количеством осадком выше среднего. Значительное развитие скарлатины в западной части уезда.

В 1889 г. местный урожай весьма хорош, но внеземледельческие заработки (в зиму 89/90 г.) были уже менее удовлетворительны прошлогоднего. Продажная цена ржаной муки несколько повысилась. Средняя t ? в году низкая, количество осадков и относительная влажность средние, стояние барометра выше среднего. Летняя t ? ниже среднего за 10-летие при количестве осадков выше среднего. Резкий значительный подъём заболеваний гриппом в конце осени и начале зимы.

В 1890 г. урожай трав и хлебов, в общем, плохой. В то же время весьма плохое состояние и внеземледельческих заработков. Лишь в районе бумаготкацкого производства и на крупных фабриках заработки хороши. Продажная цена ржаной муки выше прошлогодней, ржи же ниже. Средняя t ? в году высокая, количество осадков весьма малое, относительная влажность выше средней, стояние барометра довольно высокое. Летом t ? (средняя) наивысшая из всех годов при малом количестве осадков , особенно в июле месяце. Значительное распространение кори в северо-западных и подгородних волостях и дизентерии в северном, южном и подгороднем районах.

В 1891 г. общероссийский неурожай сельскохозяйственных продуктов вновь вызвал в уезде значительный застой в фабричной промышленности и крайний упадок внеземледельческих заработков. Данный год отмечается также и по дороговизне в уезде ржаной муки, достигшей высшей цены по сравнению с предыдущими 7 годами (пуд ржаной муки 1 р. 06 к.). В уезде, кроме того, констатируется самый плохой из всего 10-летия урожай сена и усиленная распродажа скота в осенний период времени (на зиму против лета количество коров уменьшилось на 18%, а лошадей на 28,6%). Средняя t ? в году низкая при малом количестве осадков, относительная влажность средняя, стояние барометра довольно высокое. Лето по t ? среднее, количество осадков менее среднего. Значительное развитие гриппозной эпидемии по всей территории уезда.

В 1892 г. местный урожай весьма хорош (урожай ржи и картофеля выше среднего за 9 предыдущих лет); состояние же внеземледельческих заработков же весьма неудовлетворительное. Продажная цена ржаной муки достигает наивысшего в уезде максимума (1 р. 45 к.) из всего 10-летия. Средняя годовая t ? высокая, количество осадков наименьшее за 10-летие, относительная влажность и стояние барометра средние. Летняя t ? умеренная, довольно равномерная по отдельным месяцам; количество осадков за лето самое наименьшее из всего 10-летия; значительный подъём заболеваний корью, скарлатиною и, особенно, оспою и уменьшение гриппозной эпидемии.

В 1893-94 г. отмечается хороший урожай сельскохозяйственных продуктов и значительное оживление в торгово-промышленной деятельности и в заработках. Продажная цена ржаной муки понижается и достигает в 1894 г. значительного минимума (74 к. за пуд). В 1893 г. годовая t ? наиболее низкая из всего 10-летия, количество осадков немного выше среднего, относительная влажность и стояние барометра умеренные (средн.). Летняя t ? и количество осадков средние. В этом же году мы имеем крайне низкую зимнюю t ? (-16,69?С), значительно превышающую среднюю за 10-летие (-9,95?С); вообще зима была крайне холодная и продолжительная, снег в течение всей зимы падал сухой и не давал осадка. По всей площади уезда наблюдается более значительное развитие эпидемий дизентерии, кори, скарлатины, дифтерита и весьма экстенсивное распространение гриппа, а также оспы, наиболее обширное из всех 10-ти годов; последняя особенно была широко распространена в южной части уезда среди старообрядческого населения. Затем по восточной границе уезда, в с. Зуеве, констатируется в июле и августе месяце обширная эпидемия азиатской холеры. В 1894 же г. средняя годовая t ?, наоборот, была весьма высокая, в 1? раза превышающая среднюю за 10-летие, количество осадков более среднего, относительная влажность высокая, стояние барометра низкое. Летняя t ? ниже среднего, количество же осадков самое наибольшее из всех 10 годов. Значительно меньшее распространение гриппа и особенно оспы. Полное отсутствие холерных заболеваний.

В связи с только что приведёнными данными, часть которых представлена в нижеследующей таблице, мы и можем, с большею или меньшею вероятностью, уяснить себе вышеустановленные колебания по динамике населения, т.е. по его брачности, рождаемости и смертности, сопоставляя первые два фактора с преимущественно влияющими на них экономическими и бытовыми условиями жизни населения, смертность же, как явление более сложное, также и с данными атмосферическими и эпидемиологическими (Диаграммы 2-6).

Года

Средняя годовая температура по ?С

Среднее годовое количество осадков в миллиметрах

Средняя годовая относитель-ная влаж-ность (в %)

Барометр при 0? в миллиметрах

Средняя го-довая лавоч-ная цена ржаной муки в Богород. у.

 

1885

1886

1887

1888

1889

1890

1891

1892

1893

1894

 

3,99

3,48

4,76

2,76

2,82

5,13

3,13

4,09

1,96

5,31

 

1,47

1,42

1,30

2,34

1,45

1,05

1,16

1,02

1,59

1,93

 

77,99

78,35

77,99

78,97

78,01

80,88

78,20

79,37

78,59

79,26

 

746

746

745

744

746

747

747

745

745

746

 

91,5 коп.

76 «

65 «

72 «

78 «

88 «

106 «

145 «

107 «

74 «

 

Сопоставляя по отдельным годам количество браков и продажные цены на ржаную муку, нельзя не видеть, что кривые того и другого показателя имеют совершенно обратные направления: в то время как кривая продажных цен на ржаную муку поднимается, кривая браков опускается и наоборот (Диагр. 2). В года наиболее высоких цен на ржаную муку и плохого состояния внеземледельческих заработков, как это имелось в 1885, 91 и 92 гг., отмечается и наименьшее количество браков, и обратно - в года (1887, 1888 и 94) низких цен на ржаную муку и удовлетворительного состояния внеземледельческих заработков констатируется и наибольшее количество браков. В 1893 г., хотя цена муки и была высока, тем не менее, число браков было значительное, благодаря подъёму внеземледельческих заработков.

При сопоставлении рождаемости с состоянием внеземледельческих заработков и продажных цен на муку, а также и с брачностью в предшествующие года, уже не замечается такого правильного соответствия, какое наблюдалось между брачностью и экономическим положением населения.

В отношении к состоянию продажных цен на муку и внеземледельческих заработков рождаемость, или лучше сказать, зачатия, в течение 6 лет находились в прямом соотношении, т.е. за годами (1885, 91 г.), когда цена на муку была высока, а заработки плохи, следовала пониженная рождаемость, и наоборот, повышенная после годов (87 и 89) с низкими продажными ценами на муку и удовлетворительными заработками. В остальные 4 года рождаемость была повышена при различном состоянии заработков и цен на муку: в 1886 и 90 г. цена муки была ниже средней, состояние заработков не совсем удовлетворительное - рождаемость же в последующие года повышенная, особенно в 1891 г.; затем, в 1892 г. ржаная мука была чрезвычайно дорога, внеземледельческие заработки крайне плохи - рождаемость в 1893 г. имеется довольно высокая, в 1893 г. цена на муку была ниже предыдущего года, но всё-таки весьма высокая, состояние заработков улучшилось - рождаемость в 1894 г. самая наивысшая из всех годов 10-летия.

К тому ли иному состоянию браков рождаемость была в различном соотношении, ибо как повышенная рождаемость, так и пониженная следовала одинаково за годами с большим количеством браков и за годами с малым количеством. Так, высокой рождаемости в года 1888, 90, 91, 93 и 94 предшествовали 2 года с повышенной брачностью (87 и 93) и 3 - с пониженною (89, 90 и 91), малая рождаемость в 1886, 87, 89 и 92 гг. следовала за 2 годами с небольшим числом браков (1885 и 91) и за 2-мя годами с повышенным (86 и 88 г.).

Сопоставляя по годам колебания цен на ржаную муку и состояние заработков со смертностью, получаем прямое соотношение в течение 7 лет (Диагр. 3). Мы видим, что за годами 1884 и 85, неудовлетворительными в экономическом отношении для населения, следует повышение смертности в 1885 и 86 г., причём в данные года была более усиленная смертность взрослых; затем, в 1886 и 87 г. мы имеем понижение цен на ржаную муку, достигшее минимума в 1887, когда замечается в то же время и улучшение заработков, в последующем 1888 г. смертность самая наименьшая из всех исследуемых годов; в 1892 г. материальное благосостояние населения представляется крайне неудовлетворительным - в последующем 1893 г. смертность оказывается весьма повышенною, причём дети и взрослые дали почти одинаковое усиление смертности. В года 1888/89, 89/90 и 90/91 уже не замечается соответствие между смертностью, продажными ценами на муку и заработками: после весьма благоприятного в экономическом отношении 1888 г. имеется более повышенная смертность в 1889 г., затем в 1890 г. смертность имеется весьма высокая (исключительно, впрочем, детская до 15 л.), тогда как в предыдущем году было ещё удовлетворительно и цена муки невысока; наконец, в 1890 г. стоимость муки почти равна 1885 г., заработки плохи - смертность же в 1891 г. довольно пониженная. Разделяя, однако, общую смертность между взрослыми (от 15 л.) и детьми (до 15 л.), мы видим, что понижение в данном (1891) году общей смертности обуславливается исключительно весьма малою смертностью детей, тогда как взрослые, наоборот, дают повышенное против среднего числа смертных случаев.

Рассматривая теперь смертность в связи с количеством атмосферных осадков (см. диагр. 4), получаем обратное соотношение в течение 6 годов - 1885, 86, 88, 90, 92 и 94 - т.е. увеличение смертности при малом количестве осадков и уменьшение при большом количестве, причём в первые два года (1885 и 86) была более высока смертность взрослых, в 1890 и 92 гг. исключительно была повышена детская смертность (до 15 л .), в 1888-м году имелось понижение в одинаковой степени в обеих возрастных группах и в 1894 была более понижена смертность взрослых. В остальные 4 года - 1887, 89, 91 и 93 - соответствия между смертностью и количеством атмосферных осадков не наблюдается; в первые 3 года смертность держалась ниже средней при малом количестве атмосферных осадков, и наоборот, в 1893 г . была повышена при большем против среднего за 10-летие количестве атмосферных осадков. Но если мы сопоставим по отдельным годам смертность детей до 15 л . и смертность взрослых от 15 л . с количеством атмосферных осадков, то получаем определённое соотношение и в 1889 и 91 году, ибо в оба данные года отмечается повышение смертности взрослых (см. диагр. 5 и 6).

Следовательно, из исследуемых 10 годов лишь в 2-х (1887 и 93) состояние смертности не находилось в обратном соотношении с количеством осадков.

Подробное сопоставление по годам смертности и эпидемиологических данных представляется невозможным за отсутствием полных и точных сведений по развитию и распространению эпидемий и вообще заразных заболеваний в целом уезде за года 1885-94. По имеющимся же сведениям мы можем лишь предполагать, что на большее усиление смертности взрослых в 1889, 91 и 93 гг. имело влияние весьма значительное развитие и распространение в уезде гриппозной эпидемии в течение данных 3-х лет и азиатской холеры в 1893 г., что повышение смертности детей в 1890 г. имело соотношение с обширною эпидемиею кори, в 1892 г. - с распространённою эпидемиею коклюша и более значительным развитием скарлатины и оспы, в 1893 г. - с весьма обширною эпидемиею натуральной оспы и с более усиленным развитием дифтерита, скарлатины и кори (см. табл. III ).

Таким образом, из данного обозрения нельзя не видеть, что повышение и понижение смертности в большей части годов находилось в близком соотношении как с влияниями экономического свойства , обуславливавшими большую или меньшую стойкость организма в жизненной борьбе, так и с влияниями физическими - главным образом, с атмосферными осадками , как известно, благоприятствующими или неблагоприятствующими проявлению всевозможных заразных начал, в изобилии возникающих в почве, крайне загрязнённой разлагающимися органическими веществами.

В настоящее время исследованиями Петтенкофера, Вирхова и др. довольно определённо установлен тот факт, что при увеличении количества атмосферных осадков и соответственном повышении уровня почвенных вод смертность общая и детская уменьшается, и наоборот; явление это обуславливается тем, что в поверхностных слоях почвы, особенно если они загрязнены веществами органического происхождения, совершаются под влиянием известной степени влажности и температуры разные гнилостно-бактерийные процессы, служащие чрезвычайно удобною средою для возникновения и развития всевозможных зараз и, в частности, заразного начала, обуславливающего летние детские эпидемические поносы, летнюю детскую холеру, дизентерию, брюшной тиф и пр. Эти-то гнилостные процессы при малом количестве атмосферных осадков и падении уровня почвенных вод должны значительно усиливаться вследствие большого доступа атмосферного воздуха в верхние слои почвы, вызывающего в последней, пропитанной органическими веществами, более энергическое гниение и тление. Наоборот, совершающиеся в верхних слоях почвы процессы гниения и тления должны прекратиться или дойти до своего минимума, если вследствие поднятия почвенной воды, что обыкновенно бывает при большем количестве атмосферных осадков, доступ воздуха будет к ним прекращён. Отсюда следует предположить, что не будь у нас веками продолжающегося загрязнения почвы как в самом жилье, так и вне его, то для нас не были бы так опасны изменения в количестве атмосферных осадков и в колебании уровня грунтовых вод, как это и констатируется уже по наиболее культурным государствам и городам, где приложены все усилия к недопущению загрязнения почвы и где уже в обычное время не наблюдается столь резких колебаний в смертности, какие имеются у нас.

Рассмотрев в общих чертах смертность, рождаемость и брачность в уезде за всё 10-летие и по отдельным годам, перейдём к более подробному детальному их изучению.

 

Таблица III .

Главные эпидемические формы по годам.

Абсолютные числа.

 

 

1885 г.

1886 г.

1887 г.

1888 г.

1889 г.

1890 г.

1891 г.

1892 г.

1893 г.

1894 г.

Итого

 

Тиф сыпной

« возвратный

« брюшной

« без означ. фор.

Все формы тифа

Грипп

Азиатская холера

Детские преиму-щественно формы:

Дизентерия

Скарлатина

Дифтерит

Корь

Оспа натуральная

Коклюш

Круп

Все формы

Дет. формы преим.

 

121

1

22

144

3

 

 

476

41

32

696

549

 

1

26

5

3

35

158

 

 

142

135

14

79

87

44

694

501

 

20

9

19

32

80

18

 

 

482

111

26

255

11

59

1042

944

 

2

6

11

90

100

58

 

 

141

866

23

24

40

176

3

1440

1270

 

33

9

84

37

163

1706

 

 

263

358

14

180

68

514

8

3274

1405

 

32

4

127

58

221

289

 

 

290

105

57

1013

109

363

15

2462

1871

 

28

2

154

59

243

5518

 

 

239

282

30

405

8

171

14

6910

1149

 

76

2

94

12

184

2809

 

 

364

431

42

598

602

1345

22

6397

3404

 

19

2

114

52

187

6795

450

 

 

774

573

181

821

2321

290

44

12436

5004

 

7

27

133

51

218

4006

 

 

769

498

197

822

168

295

24

6997

2797

 

218

208

742

416

1584

21360

450

 

 

3940

3359

584

4238

3446

3257

130

42348

18894

Относительные числа.

Все формы тифа

Грипп

Дизентерия

Скарлатина

Дифтерит

Корь

Оспа натуральная

Коклюш

Дет. формы преим.

9,0

12,1

0,96

0,9

2,8

2,2

0,74

3,6

4,01

2,4

1,86

2,5

1,3

2,6

5,7

0,08

12,2

3,3

4,4

6,02

0,3

1,8

4,8

6,9

0,27

3,5

25,8

3,9

0,56

1,2

5,4

6,7

10,2

7,99

6,7

10,7

2,4

4,2

2,0

15,8

7,4

13,9

1,30

7,4

3,1

4,8

23,9

3,2

11,1

9,8

15,2

25,8

6,1

8,4

5,1

9,5

0,2

5,3

6,8

11,5

13,15

9,2

12,8

7,2

14,1

17,5

41,3

18,0

11,7

31,8

19,7

17,1

31,0

19,4

67,3

8,9

26,4

13,7

18,7

19,5

14,8

33,8

19,3

4,9

9,1

14,7

100,0

100,0

100,0

100,0

100,0

100,0

100,0

100,0

100,0

Глава II .

 

Рождаемость и брачность. Распределение родившихся по полу. Число внебрачных рождений. Помесячный и посезонный тип рождаемости и брачности за 10-летие и уклонения его от среднего по отдельным годам.

 

Из общего числа родившихся в уезде - 70943 человека - мальчиков было 36139 и девочек 34804, т.е. на 100 родившихся мальчиков приходилось 96,2 девочки, или, иначе, на 100 девочек 103,9 мальчиков. Перевес родившихся мальчиков над девочками наблюдается решительно во все года: наибольший в 1885 (на 100 дев. 106,5 мальч.) и в 1888 (106,6 м.), наименьший в 1890 (на 100 дев. 100,7 м.) и в 1894 г. (на 100 дев. 101,9 м.), по 5-летиям же более в первом (на 100 дев. 105,0 м.), чем во втором (на 100 дев. 102,8 м.). Следовательно, в общем в Богородском уезде повторяется издавна и повсюду наблюдавшийся факт численного перевеса родившихся мальчиков над девочками, хотя и не столь значительный, какой имелся, например, за то же 10-летие в Подольском, Можайском и Клинском уездах (на 100 дев. 106,5 - 106,1 мальч.), а также в соседнем Дмитровском (на 100 дев. 105,6 м.), Московском (на 100 дев. 104,4 м.) и Бронницком (104,7 м.) и т.д. Распределяя, однако, всех родившихся на рождённых в браке и вне брака, мы получаем в каждой группе иное пропорциональное отношение мальчиков и девочек, именно: между законнорожденными на 100 девочек приходится 104,1 м., между же внебрачными лишь 96,9 (в Рузском уезде, наоборот, 109,3 м., в Московском 106,5 и Дмитровском 103,9 м.), причём в первое пятилетие перевес девочек над мальчиками в данной группе констатируется несколько меньший, чем во второе.

Всего внебрачных в течение исследуемого десятилетия (1885-95 гг.) в числе родившихся детей в Богородском уезде было 1830 (мальчиков 905, девочек 925), так что внебрачные среди всех родившихся составляли 2,5% или 25,3‰, т.е. 1 незаконный приходился на 40 законнорожденных, значительно менее, чем это констатировано по Московскому и Дмитровскому уездам, где незаконнорожденные составляли 4,7 и 2,9% общего числа всех родившихся (1 незаконнорожденный на 21 и 34 законнорожденных), но в 2? раза более, чем в Бронницком уезде (0,84%). Таким образом, несмотря на значительный промышленный характер уезда, число внебрачных рождений в нём более подходит к чисто земледельческим районам, где, по Янсону, за года 1885-87 отношение внебрачных рождений к общему числу рождений колеблется от 1 до 3%, чем к промышленным, что, может быть, обусловливается, с одной стороны, значительным преобладанием на фабриках и заводах местного элемента над пришлым и семейных над одиночками, а с другой - тем, что пришлый люд более всего проживал в фабричных помещениях, где среди рабочих всё-таки функционирует большая дисциплина, чем это имеется на вольных квартирах. Однако, по пятилетиям число внебрачных рождений распределяется довольно неравномерно: так, в первое 5-летие всего зарегистрировано незаконных рождений 593 (32,4% общего их числа), что даёт 1,6% всех рождений, или 1-го незаконного на 62,2 законных, а во второе - 1237, то есть 3,3%, или 1 незаконнорожденный на 30 законнорожденных, причём с 1891 г . отмечается резкое повышение числа незаконнорожденных, продолжающееся и в последующие 2 года; в 1894 году количество внебрачных рождений хотя и держится на максимуме, но по сравнению с 1893 годом уже даёт понижение (Диагр. 7). То же самое констатируется и в вышеупомянутых смежных и других уездах губернии. Увеличение за года 1891-93 числа внебрачных рождений, по всей вероятности, находится в связи с значительным, под влиянием неблагоприятных экономических условий, падением брачности в уезде (то же и в 3-х соседних) за период 90-92 года, повлекшей за собою естественное увеличение внебрачных сожительств. Повышение же незаконных рождений в 1894 году, может быть, обусловливалось подъёмом с 1893 года фабрично-промышленной деятельности в узде, привлекшей гораздо большее число пришлых и одиноких, чем это наблюдалось в период 1885-91, когда лишь один 1888 отмечается как наиболее оживлённый по внеземледельческим заработкам. Весьма интересны в этом отношении последующие 1895-98 года, когда фабричная промышленность в уезде всё более и более расширялась и всё более и более притягивала посторонних уезду рабочих, переходя на многих фабриках от ручного производства к механическому.

По отдельным месяцам всё число рождений (за исключением прихода Павловского Посада), давая в среднем на 1 месяц 5912 рождений и принимая среднее ежемесячное число рождений за 1000, распределяется следующим образом (Диагр. 8; табл. 2 рождаемости - Приложение).

Месяцы Рождений Месяцы Рождений
Январь 1171 Июль 1072
Февраль 1016 Август 926
Март 1077 Сентябрь 837
Апрель 988 Октябрь 1016
Май 1016 Ноябрь 918
Июнь 1141 Декабрь 822

 

Из данного распределения мы видим, что самое наибольше число рождений в Богородском уезде приходится на месяцы январь, март и июнь, наименьшее же - на декабрь, сентябрь и ноябрь. Несколько иное, однако, получается помесячного количества рождений, если мы для сравнения возьмём не месяцы, а дни, что представляется более правильным, так как в этом случае берутся для сравнения однозначащие величины, а не равнозначащие, как это имеется по отношению к месяцам, ибо каждый из них не заключает в себе одинаковое число дней.

Таким образом, принимая среднее ежедневное число рождений в году за 1000 и относя его к средней ежедневной в каждом месяце, получаем следующее промилльное ежедневное распределение количества рождений в каждом месяце:

Январь 1150 Июль 1055
Февраль 1105 Август 909
Март 1057 Сентябрь 838
Апрель 1005 Октябрь 1012
Май 998 Ноябрь 906
Июнь 1158 Декабрь 807

При сделанном нами исправлении первый maximum рождений приходится на июнь мес. (во всей губернии на январь), второй - на январь (в губернии на март) и третий - на февраль (в губ. на апрель) minimum 'ы же остаются те же самые (сентябрь, декабрь и ноябрь).

Как известно, распределение по месяцам рождений и зачатий более определённо следуют закону, установленному Виллерме и Ваппеусом, состоящему в том, что в движении зачатий в течение года проявляются два неодинаково сильные максимума и два тоже неодинаково выраженные минимума. Первый максимум, вызываемый общими космическими условиями, приходится на весну или на самое начало лета; второй, связанный с бытовыми условиями, приходится на зиму. В северных странах второй максимум выше первого; по направлению к югу он ослабевает и уступает место весеннему максимуму. Оба минимума обуславливаются социальными причинами: великим постом - февральско-мартовский и жатвою - сентябрьско-октябрьский. В Богородском уезде (так же как и во всей Московской губернии за то же 10-летие), как видно из приведённой таблицы, распределение рождений и зачатий не вполне соответствует таковому в северных странах, в частности, в Европейской России и, в отдельности, в губерниях Тверской, Тамбовской, Херсонской и др., где имеется второй наибольший максимум рождений в октябре, соответственно зачатиям в январе м. В рассматриваемом уезде мы имеем первый максимум рождений в июне (лишь очень незначительно превышающий январский), соответствуя наибольшему числу зачатий в сентябре (то же наблюдается и в соседнем Московском у.; в смежном же Дмитровском уезде июньского максимума вовсе нет, а в Бронницком он незначителен); июньский максимум можем признать бытовым, так как значительное большинство населения, не бросившее земледелие, в это время находится ещё у себя дома, усиленное отправляясь на фабричные заработки в октябре месяце, к началу зимнего найма рабочих; на сентябрь также, как увидим далее, приходится и наибольшее число браков. Второй - январский - максимум (в Московском уезде июльский, в Дмитровском - мартовский, в Бронницком - февральский) с зачатием в апреле следует считать космически-бытовым, даже более бытовым, чем космическим, ибо не приостанавливайся на время Пасхи работа на фабриках, весьма много взрослого мужского населения не было бы дома. Третий - февральский - максимум (в Московском у. январский, в Дмитровском апрельский) есть исключительно космический, так как он соответствует зачатиям в мае месяце. Минимумы же рождений в уезде обусловливаются естественно меньшим количеством зачатий в месяцы наибольших рождений и 2-х наиболее продолжительных постов (Великого и Рождественского).

По своей общей конфигурации распределение рождений в Богородском уезде, выведенное на основании средних ежедневных цифр, весьма схоже с Московским уездом и с губернией за года 1885-94 с тем только различием, что в последней апрельско-мартовский maximum превалировал над июньско-июльским, а в первом нет небольшого повышения в апреле. Вообще, в Богородском уезде, как и во всей губернии, максимумы рождений падают на первое полугодие (за исключением мая месяца), минимумы - на второе (исключая июль и октябрь мес.). В итоге подобного распределения наибольшей и наименьшей рождаемости и посезонное количество рождений , как это явствует из нижеследующей таблицы, главным образом приходится на лето, а затем совершенно в одинаковой степени на весну и зиму , давая весенне-летний и зимний максимумы, и наименее всего - на осень.

Из всего числа рождений в среднем выводе ежегодно приходится:

В противоположность европейской России и соседним губерниям (Тверской, Владимирской и другим) в Богородском уезде особенно слаба рождаемость осенью, соответствуя малому числу зачатий в зимние месяцы, когда большая часть населения находится вне дома, на разных фабриках и заводах. Таким образом, в нашем уезде под влиянием местных бытовых условий общероссийский первый зимний maximum зачатий переносится на осенний, вследствие чего и наибольший максимум рождений в нём падает на лето (то же в Московском и Бронницком уездах; во всей же Московской губернии за года 1885-94 он приходится на весну, соответствуя летним зачатиям, когда в большинстве уездов мужское население возвращается из дальнего ухода на летние работы). После лета более повышенная рождаемость в уезде приходится почти в одинаковой степени на зиму и весну.

Рассматривая помесячное распределение рождаемости отдельно для законных и незаконных рождений, замечаем довольно значительную между ними разницу, как это видно из нижеследующей таблицы ( pro mille отношение), каковая разница для незаконнорожденных, впрочем, может представляться совершенно случайною вследствие малого числа наблюдений.

Тогда как первые вполне повторяют общий поуездный тип распределения рождаемости по месяцам, вторые значительно отклоняются от общего типа: первый максимум рождений у незаконных приходится на октябрь, соответствуя наибольшему числу внебрачных зачатий в январе, второй - на июль с зачатием в октябре и третий - на май с зачатием в августе.

По временам года законные рождения соответствуют общему типу - maximum зимою, весною и летом, minimum - осенью, с тем только различием, что здесь зимний максимум несколько превалирует над весенним, незаконные же рождения наиболее всего отмечаются весною (с летним зачатием), а затем - летом и осенью, причём осенний максимум совершенно одинаков с летним.

По отдельным годам исследуемого 10-летия (Диагр. 9) первый максимум рождений приходится 3 раза на июнь мес. (в 1886, 91 и 94 г.), 4 раза на январь (в 1885, 88,90 и 93 г.), 1 раз на февраль (в 1892 г.) и 2 раза на март (в 1887 и 89 г.); второй максимум в 2-х годах мы имеем в январе (в 1891 и 94 гг.), в 2-х - в феврале (в 1885 и 88 гг.), в 3-х годах в июне (в 1887, 90 и 93 гг.) и по 1 - в марте (в 1892 г.), июле (в 1887 г.) и октябре (в 1889 г.); наконец, третий максимум в 5 годах отмечается в июне и июле, в январе и феврале. Таким образом, по отдельным годам месячные максимумы рождений не вполне совпадают с вышеустановленным общим помесячным типом, переходя один на место другого, но, однако, постоянно держась в пределах месяцев с рождаемостью выше средней.

Как известно, то или иное время зачатия и рождения имеют весьма важное значение как для матери, так и для ребёнка: первое, т.е. время зачатия, влияет положительно или отрицательно на жизнеспособность плода и на возможность матери усиленно работать без вреда для здоровья в страдную пору, второе же - время рождения - обусловливает, в каком количестве и какого возраста будут иметься младенцы к наиболее опасным для них июльско-августовским месяцам.

За исключением лишь октябрьского, а отчасти и январско-февральского, все остальные максимумы рождений в Богородском уезде, особенно же - июньско-июльский, весьма неблагоприятны для ребёнка, так как последний не успевает ещё как следует окрепнуть, сформироваться к летнему периоду времени, когда обыкновенно усиленно начинают проявляться острые заболевания желудочно-кишечного канала. Рождения в июне, а также в весенние месяцы, неблагоприятны для ребёнка и потому ещё, что обыкновенно дети, особенно же мальчики, рождённые в означенные месяцы, проявляют значительно меньшую жизнеспособность, ибо летние зачатия, а также сентябрьские и апрельские, происходящие в организме, сильно ослабленном работами (полевыми и внеземледельческими, в марте мес. к тому же присоединяется и голодание), дают в результате наименее стойких, наименее жизнеспособных детей, массами гибнущих на первом году жизни. Вообще, для дальнейшего существования детей наиболее неблагоприятны весенне-летние рождения и значительно благоприятнее - осенне-зимние, особенно первые (осенние).

Для матери наиболее благоприятен январско-мартовский максимум, ибо к рабочей - летней - поре женщина уже вполне оправится от последствий родового акта, и весьма неблагоприятен - июньско-июльский.

По полам за 10-летие помесячное распределение всех рождений, как видно из нижеследующей таблицы, не вполне одинаково: у мальчиков первый максимум падает на июнь мес. (повторяется в 1886, 93 и 94 гг.), второй - на январь, у девочек же обратно - первый на январь (повтор. в 1885, 88, 90, 93 и 94 гг.), второй на июнь; затем, кроме обычных максимумов, мальчики дают ещё повышение рождаемости в октябре (повторяется в 1886, 89, 91, 92, 93 и 94 гг.), а девочки - в мае (повтор. в 1886, 87, 89, 90, 91, 92 и 93 гг.), минимумы для обоих полов приходятся на одни и те же месяцы (декабрь, сентябрь и август).

То же помесячное распределение рождений мальчиков и девочек замечается в отдельности у законнорожденных, с тем только отличием от общего типа, что у девочек второй максимум приходится не на июнь, а на февраль. Во внебрачных же сожительствах наибольшее повышение рождений мальчиков падает на октябрь, второе - на июль и третье - на май, девочек - на апрель, январь и октябрь. Таким образом, помесячные максимумы рождений незаконных мальчиков и девочек, за исключением январского повышения у последних, совершенно не соответствуют распределению максимумов рождений всех вообще мальчиков и всех вообще девочек.

Вышеприведённое распределение помесячной рождаемости того и другого полов показывает, что хотя в Богородском уезде максимумы рождений как мальчиков, так и девочек, падают на месяцы, неблагоприятные для их жизни, но всё-таки у девочек первый максимум рождений - январский - значительно удалён от наиболее рокового для детей летнего времени, тогда как у мальчиков замечается обратное (первый максимум в июне). А так как и жизнеспособность младенцев мужского пола, особенно в возрасте до 1 года, как это установлено научными данными, оказывается меньшею, чем у девочек, то тем самым ещё более увеличивается опасность для дальнейшей жизни мальчиков, рождённых в неблагоприятные для детского существования месяцы.

По сезонам , как вообще все рождения мальчиков, так и в отдельности законных, более всего приходится на лето и затем одинаково на весну и зиму, девочек - на лето и зиму; minimum у тех и других осенью; незаконнорожденные же мальчики дают одинаковый максимум рождений летом и осенью, а девочки только весною. Следовательно, и в посезонном распределении максимумы рождений незаконных мальчиков и девочек также отступают от общеустановленного типа для того и другого пола, что, впрочем, может быть случайным явлением и обусловливается малочисленностью цифр для незаконнорожденных.

Что касается до взаимного численного отношения рождений того и другого пола по месяцам, то, как в общем числе родившихся за 10-летие, так и, в частности, между законными, преобладание мальчиков над девочками наблюдается в течение 10 месяцев, и только в августе и ноябре замечается обратное - девочек рождалось более мальчиков. Среди незаконных же рождений первые 4 месяца девочки значительно превышают мальчиков, во все остальные 8 мес., наоборот, мальчики берут значительный перевес над девочками.

 

На 100 девочек родилось мальчиков:

Декабрь 102,8 Март 100,7 Июнь 101,7 Сентябрь 112,3
Январь 101,7 Апрель 102,2 Июль 105,8 Октябрь 105,6
Февраль 102,2 Май 101,3 Август 99,0 Ноябрь 95,9
Зима 102,2 Весна 103,4 Лето 105,2 Осень 104,6

Рассмотрим теперь помесячное распределение браков. Среди православного населения, за исключением прихода Павловского посада, в течение 10 лет было совершено 11335 браков, что в среднем даёт на 1 месяц в году 94,5 и на 1 день - 3,1 браков. Принимая среднее ежедневное число браков в год за 1000 и относя к среднему ежедневному в каждом месяце, получаем следующее промилльное ежедневное распределение браков в каждом месяце:

Отсюда мы видим, что за 10-летний период времени число браков в Богородском уезде увеличивалось 3 раза в год: первый раз в январе и феврале, второй - в сентябре и октябре, и третий - в мае, причём повышение браков в январе и октябре месяце, особенно же в первом, представляется чрезвычайно громадным. Те же повышения отмечаются и по всей Московской губернии за данное 10-летие, с заменою лишь сентябрьского максимума ноябрьским. Несколько подобное же распределение браков наблюдается и между православным населением Европейской России с тою, однако, разницею, что здесь в наибольшем зимнем повышении февральский максимум представляется более январского, затем вовсе нет майского, осенний же падает на октябрь-ноябрь месяц. Разница с соседними Московским и Дмитровским уездами (за 1885-94 г.) более значительная: в последнем браки, главным образом, приходятся на октябрь-ноябрь и гораздо менее на январь-февраль; майского же повышения, как и в Европейской России, а в Дмитровском уезде и сентябрьского, не наблюдается. Сентябрьского же максимума нет и в соседнем Бронницком уезде - здесь он заменяется ноябрьским; все же остальные максимумы одинаковы с Богородским уездом.

Соединяя числа браков в Богородском уезде по временам года, получаем для брачности два высоких максимума (то же и по всей губернии) : первый - осенний, второй - зимний. В Европейской России, наоборот, зимний максимум преобладает над осенним.

 

Браки за 10-летие (в промилльном отношении)

Зима ............................................................. 3887

Весна ........................................................... 2002

Лето ............................................................. 2208

Осень ........................................................... 4013

 

Таким образом, в Богородском уезде браки, главным образом, совершались в течение двух периодов - зимою и осенью , т.е. во время наибольшего обеспечения населения заработками, но всё-таки несколько более осенью, когда большинство домохозяев бывает обеспечено и собственными сельскохозяйственными продуктами и наиболее нуждается в лишней работнице для зимних внеземледельческих заработков. В соседних Московском, Дмитровском и Бронницком уездах, особенно же в первых двух, осенний максимум значительно превалирует над зимним, чем это имеется в Богородском уезде.

Сопоставляя между собою месяцы максимальной брачности и рождаемости, оказывается, что зимний январско-февральский максимум браков вовсе не отражается на повышении общей рождаемости в октябре-ноябре мес., осенний же и майский максимум, видимым образом, влияют на более усиленную помесячную рождаемость в уезде, ибо первый (июньский) и второй (февральский) максимумы рождений, а также и июльский, соответствуют вполне наибольшему числу браков, заключённых в сентябре-октябре и мае (предыдущего года). Максимум сентябрьской и майской брачности соответствует также и максимальному числу рождений мальчиков в июне (1-й макс.) и феврале (3-й макс.). Значительное повышение браков в январе и октябре, по всей вероятности, косвенным образом отражается также и на повышении внебрачных зачатий, так как наибольшее число незаконнорожденных, как это было выше указано, не стоит в соотношении с общими помесячными рождениями, а приходится, главным образом, на месяцы октябрь и июль, соответствующие зачатию в январе и октябре, причём на эти же месяцы падает и максимум рождений незаконных мальчиков.

По отдельным годам исследуемого 10-летия первый (январский) максимум повторяется в восьми годах, в остальных 2-х он приходится на октябрь (в 1886 г.) и на февраль (в 1891 г.), второй - октябрьский - в 5 годах (в 1885, 89, 90, 92 и 93), третий - майский - также в 5 (в 1885, 89, 90, 92 и 93). По сезонам максимум браков в каждом из годов приходится на осень и зиму, причём осеннее повышение преобладает в года 1885, 87, 90, 92 и 93, зимнее же - в остальные 5 лет.

Если за всё исследуемое 10-летие не замечалось соотношения между январско-февральским повышением числа браков и соответственным повышением рождений, то по отдельным годам подобное несоответствие отмечается 3 раза - в 1885, 86 и 92 г., затем в 1889 г. наблюдается полное соотношение между максимумом браков и рождений, в остальные же 6 лет, если и не было полного соответствия, то всё-таки октябрьские рождения, а в некоторые года и ноябрьские, стоят значительно выше средней помесячной цифры. Что касается до октябрьского максимума браков, то в течение 5 годов ему вполне соответствует и максимум рождаемости, в 3-х годах не имеется полного соотношения и в 2-х - вовсе нет соответствия. Наконец, майский, или иногда июньский, максимум браков лишь в одном году (1891 г.) не имеет последующего за собою повышения рождений, в остальные же 8 лет отмечается или полное соотношение (6 годов) или неполное.

 

 

Глава III .

 

Смертность в Богородском уезде.

 

Распределение умерших по полу и возрасту в среднем за 10-летие и за каждый год в отдельности. Распределение общей и возрастной смертности по месяцам и временам года за 10-летие и по отдельным годам. Смертность мужского и женского пола по месяцам и сезонам. Соотношение смертности детей до 1 года с рождаемостью и метеорологическими данными. Естественный прирост населения.

 

Из всего числа 55659 умерших в 61 (православном) приходе Богородского уезда за 10-летний период времени было 28974 мужчин и 26685 женщин, т.е. на 100 умерших женщин приходилось 108,5 мужчин, или на 100 мужчин - 91,5 женщин, совершенно то же, что и в Московском уезде, тогда как в Дмитровском у. - 95 ж., в Бронницком - 93, в земледельческом Волоколамском - тоже 93, в Европейской России за года 67-86-й - 94, в Тверской губ. (за 87-91 г.) - 92 и т.д. Перевес смертности мужчин над женщинами отмечается решительно по всем годам, колеблясь в пределах от 1,5 до 11,7%, и достигает крайнего максимума в 1887 и 1889 гг. Соединяя года по пятилетиям, мы видим, что в первое 5-летие мужчины умирали по сравнению с женщинами в значительно большем количестве, чем это имеется во 2-ое пятилетие, именно: в года 1885-89 на 100 женщин умирало 110,2 мужчин, в года же 1890-94 - 107,1. столь значительный перевес в смертности мужского пола над женским при преобладании последнего в общем составе жителей, несомненно, указывает, что мужское население уезда находится в более неблагоприятных условиях для своего существования, чем женское.

Переходя к рассмотрению возрастной смертности, необходимо отметить, что, за полным отсутствием возрастного состава населения, повозрастная смертность может быть определена лишь по своей экстенсивности, т.е. в процентном отношении разных возрастных групп ко всему числу умерших, и не по интенсивности, т.е. не в отношении к определённому возрастному составу населения. Лишь для одного возраста мы имеем возможность определить интенсивное его вымирание - это, именно, для детей до 1 года, так как по количеству рождений можем судить о количестве младенцев в населении.

По экстенсивности возрастная смертность в уезде, а сравнительно и в нескольких других, представляется за 10-летие в таком виде:

Смертность в Богородском уезде

Отсюда мы видим, что в Богородском уезде из всего числа умерших самое наибольшее процентное отношение приходится на возраст от рождения до 1 года (43%) и затем от 1 года до 5 лет (22,4%). В итоге, обе данные возрастные группы дают 65% всех смертей. Если же мы к ним присоединим и остальные две детские группы, то окажется, что на долю детского возраста до 15 лет приходится 70% или 7 / 10 всех смертей за 10-летие.

Сравнивая выведённое процентное отношение с таковым же по вышеприведённым уездам, а также по Европейской России и соседним губерниям Тверской, Владимирской и Смоленской, мы видим,

 

Европейская Россия ............... (1867-86 г.) = 65,9%

Владимирская губерния ......... (1884-86 г.) = 68,1%

Тверская губерния .................. (1887-91 г.) = 65,8%

Смоленская губерния ............. (1886-95 г.) = 70,6%

 

что детская смертность до 15-летнего возраста лишь в уездах Волоколамском и Дмитровском даёт в общем составе умерших несколько большее процентное отношение (+0,9, +0,8), чем в Богородском уезде, и одинаково с Смоленскою губерниею (то же и с Московскою губерниею за исследуемое 10-летие), в остальных же из вышеуказанных губерний и уездов, а также и по Империи, процентное отношение детской смертности представляется меньшим. Сравнение с Западно-Европейскими государствами ещё более неблагоприятно. Так, например, в 20 нижеследующих государствах ( Абсолютные числа помещены в «Вестнике Общественной Гигиены» за 1898 г. Март. Данные по названным губерниям взяты из работы М.С. Уварова «Санитарное положение Тверской губернии» и Д.Н. Жбанкова «Таблица движения населения по Смоленской губернии за 1886-95 г.» ) детская смертность до 15 л. за года 1881-90 даёт на всё число умерших значительно меньшее процентное отношение:

В том числе:

«В отношении же условий общественной жизни, возрастной состав умерших тем считается благоприятным, - говорит Е.А. Осипов в своём “Очерке статистики народонаселения Московского уезда”, - чем большее число лиц в нём падает на старшие возрасты, и чем меньшее - на детские, так как это может свидетельствовать о более продолжительной жизни населения, о лучшей его санитарной обстановке». Следовательно, принимая в соображение вышеприведённые цифровые данные, должно признать жизненные и санитарные условия в Богородском уезде довольно неблагоприятными для детей и, главным образом, для возраста от рождения до 1 г. и от 1 г. до 5 л.

И действительно, по своей интенсивности , т.е. по количеству умирающих до 1 г. из числа родившихся, детская смертность в Богородском уезде представляется довольно высокою, ибо в нём ежегодно в среднем 33,8% детей, или ? из родившихся, вскоре же умирают, не доживая до 1 года, заменяясь новыми пришельцами на Божий свет, также подпадающими под печальную участь сошедших со сцены младенцев. При столь быстрой смене детей большое их количество, как это имеется в рассматриваемом уезде, где наблюдается весьма высокая рождаемость, становится уже бременем для общества. «Ранняя смерть детей причиняет стране непоправимый экономический ущерб, - говорит проф. Эрисман в своей “Гигиене”, - и должна считаться одним из величайших бедствий населения, так как чрез быстрое вымирание детей и чрез быструю смену поколений безвозвратно теряется весь запас труда, забот и материальных средств, который общество приложило к своим слишком рано погибшим членам. Все умирающие дети являются между нами, так сказать, гостями, и пока живы, только потребляют, пользуются плодами труда остального общества, никогда не возвращая ему тех громадных сумм, которые были затрачены на них». Особенно крайне высокою оказывается детская смертность до 1 года по сравнению с общероссийскою (за года 67-86), равною 26,9 из 100 родившихся, с Херсонскою губерниею, где умершие до 1 г. в отношении к родившимся составляют 17,8%, и в особенности с Северо-Западными Европейскими государствами (Данией, Швецией, Норвегией, Англией и Шотландией), где из 100 родившихся умирало от 10 до 15 детей, и даже с Виртембергом и Баварией, дававшими наиболее высокую интенсивную детскую смертность (26,9% и 23,4%).

Сравнивая, однако, интенсивность детской смертности до 1 г., установленную по Богородскому уезду, с таковою же по губернии за года 1869-77 и 1885-94, равною в первом периоде 44,9%, и во втором 36,4%, а также с соседними промышленными губерниями - Тверскою (34,4% за 1887-91 г.) и Владимирскою (36,0% за1884-86, 89 г.), мы должны признать её более благоприятною, особенно в сравнении с тем, ч то наблюдалось в отношении детской смертности по губернии 20-25 лет тому назад. В частности. по отдельным уездам Московской губернии за период 1885-94 мы имеем меньшую против Богородского уезда смертность детей до 1 г. в 4-х уездах (Бронницком, Подольском, Коломенском и Серпуховском) и по остальным 8-ми гораздо большую, достигающую в уездах с значительным развитием питомческого промысла (Рузский, Верейский, Можайский и Дмитровский) крайне высоких цифр - от 38% до 48%. В соседнем Московском промышленном уезде детская смертность также несколько выше Богородского - 36,4%. Следовательно, если в Богородском уезде социальные и санитарные условия и не вполне благоприятны для жизни детей до 1 г., то, в сравнении с большинством уездов губернии, они, видимым образом, представляются более лучшими и сносными.

Каковы именно эти благоприятные условия, сказать с положительностью затрудняюсь. Можно предполагать, однако, что на меньшую смертность детей до 1 года имеют влияние, во-1-х, то, что зачатия в уезде, главным образом, преобладают в осенний, наиболее сытый, период времени, вследствие чего дети, зачатые в это время, и родятся, вероятно, более стойкими и более жизнеспособными, во-2-х, то, что в Южной и Северной половине уезда, в тех их частях, где женщины главным образом заняты ручным ткачеством и размоткою шёлка и пряжи по домам, и где женский отход сравнительно весьма слаб, и страдная пора по малоземелью необременительна, дети до 1 года, вероятнее всего, пользуются в достаточной степени материнским молоком и уходом, что и отражается на меньшей их смертности - в названных местностях, как увидим выше, из 100 родившихся детей за 10-летие умирало 30, тогда как в центрально-фабричной части уезда, где большинство матерей работает на крупных фабриках - 40.

Если мы распределим смертность годовалых детей по мелким возрастным группам, то оказывается, что дети в Богородском уезде наиболее всего гибнут в самом раннем возрасте, в первые недели рождения, и затем - во втором полугодии - в возрасте от 6 м. и до 1 г.; смертность же возрастных групп от 1 м. и до 3-х и от 3-х до 6 м., по своему процентному отношению

ВОЗРАСТ

Процентное отношение (на 100 всех умерших)

От рождения до 1 месяца
11,4
От 1 месяца и до 3-х месяцев
9,5
От 3 месяцев и до 6-ти месяцев
9,9
От 6 месяцев и до 1 года месяцев
12,3

почти одинаковая, занимает средину между двумя вышеупомянутыми крайними группами. Но так как взятые нами группы по своему составу представляются весьма неравномерными, то, распределяя во 2-ой, 3-ей и 4-ой группе смертность, приблизительно поровну на каждый из месячных возрастов, заключающихся в той или иной группе, получаем следующее процентное распределение смертных случаев:

 

 

Смертность первого года

 

Т.е. на первый месяц рождения приходится в 2 1/2, 3 1/2 и 6 1/2более смертных случаев, чем на последующие младенческой жизни . То же наблюдается и в других из вышеупомянутых уездов и губерний - разница лишь в силе смертности; так, например, в Дмитровском уезде на первый месяц рождения падает меньшее число смертей (9,9%), а на последующие - несколько больше (6,2%, 3,8% и 2,2%), или, иначе говоря, в Дмитровском уезде на первом месяце жизни детей смертность слабее, а на последующих сильнее, чем в Богородском уезде.

Ввиду того, что в рассматриваемом узде (тоже и в соседнем Бронницком) детей в самом младшем возрасте (до 1 г.) вымирает в меньшем количестве, чем это наблюдается в целой губернии (за 1867-86 и 1885-94 гг.) и в соседних Тверской и Владимирской, то, eo ipso , в следующей возрастной группе, от 1 г. до 5 л., а также и от 5 л. до 10 л., их должно оставаться в большем количестве и, при существующих неблагоприятных условиях, вымирать в большем числе, что на самом деле и отмечается относительным распределением возрастной смертности: в Богородском уезде дети от 1 г. и до 5 л. дали за исследуемое 10-летие 22,4% всех смертных случаев и в возрасте 5-10 л. - 3,6%, тогда как во всей губернии (за 1885-94 г.) - 20,8% и 3,3%, по Тверской губ. - 12,5% и 2,3% и по Владимирской - 18,6 и 3,1%. То же, что имеется по Богородскому уезду, констатируется, например, и по Херсонской губернии: там при крайне малой смертности детей до 1 г. наблюдается весьма высокая (относительная) смертность, равная 33,9%, в возрасте от 1 г. до 5 л. и 12,9% - в возрасте от 5 до 15 лет.

Сравнивая затем относительную смертность юношеского возраста (от 15 до 20 л.) и производительного (от 20 до 50 л.) с 4 вышеупомянутыми уездами губернии и с Тверской, где первый возраст дал 1,3% смертей, второй - 10,3%, а также и с Московскою губерниею за данное 10-летие (1,07% - 9,6%) и, в частности, с остальными 8 уездами, мы видим, что в Богородском уезде смертность данных возрастов оказывается значительно большею, за исключением, впрочем, Московского уезда, дающего в производительном возрасте совершенно одинаковое с Богородским процентное отношение. Таким образом, в обоих наиболее промышленных уездах губернии мы имеем и наибольшее в производительном возрасте количество смертных случаев среди всего числа умерших. Но такова ли в то же время и интенсивная смертность взрослых (от 20 до 50 л.), с определённостью сказать невозможно за отсутствием данных по возрастному составу населения. В результате более усиленного вымирания в уезде детей от 1 г. и до 15 л., затем юношеского и производительного возраста, и получается меньшее, сравнительно со всеми вышеозначенными местностями, количество умерших в следующих возрастах (так, по губернии на возраст от 50 лет приходится 19,3%), что представляется неблагоприятным для уезда, ибо указывает на меньшую возможность для населения дожить до старости .

Общий тип относительного распределения по возрастной смертности за 10-летие сохраняется и по каждому отдельному году, именно: максимум смертности приходится на возраст до 1 г., затем от 1 до 5 л., от 20 до 50 л. и от 50 до 70 л., минимум же - на остальные 4 возрастные группы. Разница по отдельным годам наблюдается лишь в силе относительного распределения возрастной смертности.

При детальном рассмотрении оказывается, что дети до 1 г. на 100 умерших всех возрастов (см. табл. 7 / II приложения) дали смертность выше средней за 10-летие в течение 4-х лет - в 1887, 88, 89 и 90 г. - и ниже средней в остальные 6 лет, причём наибольший относительный максимум смертности годовалых детей падает на года 1889 и 90.

Года 1885, 89 и 90-ый и, кроме того, 1892 и 93-й отмечаются максимальными и по интенсивности детской смертности, т.е. по количеству умерших детей до 1 г. из числа родившихся; в этом отношении особенно выдаются года 1885 и 1890, давшие значительное превышение против средней детской смертности за 10-летие (33,8 из 100 родившихся); во все остальные 5 лет детская смертность по интенсивности представляется пониженною против средней, но наиболее в года 1888 и 1891-ый.

На 100 родившихся в каждом году умерло до 1 г.

 

Сопоставляя по отдельным годам интенсивную смертность детей до 1 г. с общею смертностью (диагр. 10), мы видим, что кривая движения смертности годовалых детей чрезвычайно схожа , за исключением 1893 г., с кривою общей смертности , так что последняя, видимо, в течение 9 лет, главным образом, обусловливалась тем или иным состоянием смертности детей до 1 г. и лишь в 1893 г. на изменение её конфигурации имели влияние и другие возрасты.

Максимум смертности детей от 1 г. и до 5 л. приходится в течение 5 лет - в года 1886, 87, 90, 92 и 93, но наиболее всего на 1887 и 92 гг., затем дети от 5 до 10 л. относительно больше смертей дали в 1887, 92, 93 и 94 гг., особенно же в два последние, и , наконец, дети 10-15 л. - в 1886, 87, 93 и 94 г. Соединяя все детские группы в одну - от рождения до 15 л. - получим относительный максимум (на 100 всех умерших в данном году) всей вообще детской смертности в года 1887, 90, 92, 93 и 94, т.е преимущественно во второе 5-летие. Юношеский возраст максимум смертей имел в 1886, 93 и 94 гг., но наиболее в 1893 г. Возраст производительный от 20 до 50 л. на 100 всех умерших дал смертность выше средней (за 10-летие) в течение 4-х лет - в 1885, 86, 88 и 91 г. - и последующий возраст от 50 до 70 л. - в года 1885, 86, 89 и 91; последний год для обеих данных возрастных групп представляется по относительной среди других возрастов смертности наиболее неблагоприятным; вместе взятые обе группы имеют максимум смертности в года 1885, 86, 88, 89 и 91, т.е., главным образом, в первое пятилетие - совершенно противоположно детской смертности. Наконец, самый старческий возраст, от 70 л. и выше, даёт наибольшую относительную смертность в года 1888, 89, 91, 92, 93 и 94, т.е. более всего во 2-ое пятилетие, когда наименее умирало взрослых.

Несколько иное, впрочем, незначительно разнящееся от предыдущего, получается распределение возрастной смертности по отдельным годам, если будем рассматривать колебание возрастной смертности по годам к общей сумме каждого возраста, принятой за 100. Тогда максимумы и минимумы приходятся на следующие года (см. диагр. 11 и Приложение таблицу 6 смертности):

Сопоставляя по годам общую смертность, установленную в 1-ой главе, с возрастною в том же самом году, оказывается, что максимум общей смертности в 1885 г. обусловливался наибольшею против средней смертности возраста от рождения до 1 г. и возраста от 20 до 70 л., максимум 1886 г . - повышенною смертностью детского возраста от 1 до 5 л. и взрослых от 20 до 70 л., максимум 1890 г . - значительно повышенною смертностью детей от рождения до 1 г. и усиленною от 1 г. до 5 л., небольшой максимум 1892 г . - значительным повышением смертности в возрасте от 1 до 5 л., максимум 1893 г . - повышенною смертностью детских возрастов от 1 г. до 15, юношеского от 15 до 20 л. и старческого свыше 70 лет. Таким образом, максимумы общей смертности преимущественно обусловлены повышением смертности детей разных возрастов, но наиболее от рождения и до 5 лет, отмечаемом во все максимальные года. Юношеский возраст лишь в одном году принимает участие в повышении общей смертности, возраст же от 20 до 50 л. и от 50 до 70 л. - в двух годах.

Выше было указано, что в общем числе умерших мужчины дали гораздо более смертных случаев, чем женщины. Посмотрим теперь, в каких же именно возрастных группах наблюдается превышение мужской смертности .

Из таблицы 5-й (и диагр. 12) видно, что наибольший перевес мужской смертности в Богородском районе, как и везде, приходится на самый младший возраст - от рождения до 1 мес.; затем начинается постепенное уменьшение перевеса вплоть до возрастной группы от 5 до 10 лет, дающей одинаковое число смертей для обоих полов; в следующем возрасте - от 10 до 15 лет - мужчины вновь по смертности превышают женщин, которые, однако, уже в дальнейшей возрастной группе, от 15 до 20 л ., т.е. в период усиленного полового развития, умирают в значительно большем против мужчин количестве, что наблюдается также, несколько ещё в большем размере (на 100 м . 76,7 ж.), в земледельческом Волоколамском уезде и в меньшем размере - в соседнем Дмитровском (на 100 м . 94,8 ж.) и Бронницком (на 100 м . 98,5 ж.), но нет в Московском (на 100 ж. 110,7 м .). В самом производительном возрасте (от 20 до 50 л .) смертность мужчин опять даёт значительный перевес над женщинами (меньший, однако, чем в Московском и Бронницком у., и значительно больший Волоколамского), что продолжается, но уже в меньшем размере, и в возрасте от 50 до 70 л . Наконец, в самом старческом возрасте женщины вторично берут перевес над мужчинами. Таким образом, мужской пол, за исключением лишь юношеских годов, умирает в Богородском уезде вплоть до глубокой старости - до 70 лет - в значительно большем числе, чем женский. Если в детском возрасте перевес в смертности мужского пола над женским в значительной степени обусловливается тем, что мальчиков вообще родится больше девочек, то в производительном возрасте более усиленное вымирание мужчин сравнительно с женщинами при преобладании последних в общем составе населения, уже зависит, главным образом, от различия жизненных и профессиональных условий. Последние же в рассматриваемом уезде, видимым образом, весьма неблагоприятны для мужского населения в возрасте от 20 до 50 л . и от 50 до 70 л ., так как в первом возрасте мужчины превышали женщин по смертности на 11% (в Московском уезде ещё более - на 20%, в Бронницком - на 17,8%, в Дмитровском - на 5,8) и во втором - на 4,7% (в других вышеупомянутых уездах перевеса нет). В этом отношении промышленный Богородский уезд весьма сходен с промышленными же губерниями Московскою, Тверскою, Владимирскою и Ярославскою, где мужчины в производительном возрасте также вымирают в большем количестве, чем женщины.

По отдельным годам мужской пол в возрасте до 1 года давал перевес смертности над женским решительно во всё исследуемое 10-летие (наиболее в 1885 и 87 г. - на 100 женщ. 127,6 и 124,3 м. - и наименее в 1893 г. - 109 м.), в возрасте от 1 до 5 л. лишь в 5 годах. Соединяя же года по 5-летиям, получаем по обеим детским возрастным группам в первом пятилетии большую смертность мужского пола по сравнению с женским (в 1-ое пятилетие до 1 г. умирало на 100 д. 121 м., от 1 до 5 л. - 104 м.; во 2-ое пятилетие: 115 и 102 м.), что, по всей вероятности, находится в связи с наблюдаемым уменьшением рождений мальчиков в года 1890-94 по сравнению с 1885-89. Что касается до возраста от 20 до 50 л., то перевес в смертности мужчин над женщинами (максимум в 1889 г. - 130 м. и в 1892 г. - 138 м.) не наблюдается в двух годах (в 1885 и 86), а по возрасту от 50 до 70 л. - в 3-х (в 1887, 91 и 93 г.). Сравнивая смертность данных двух групп по пятилетиям, оказывается, что в возрасте 20-50 л. мужчины дали во втором 5-летии (1890-94 гг.) значительно больший перевес смертей над женщинами (на 100 ж. ум. 116 м.), чем в первое (на 100 ж. 108 м.), тогда как в возрасте от 50 до 70 л. наблюдается совершенно обратное явление - в первое пятилетие на 100 ж. умирало 110 м., во второе же - 104. Повышение в период 1890-94 гг. мужской смертности над женской в возрасте наиболее производительном , тогда как в общей смертности за то же самое время наблюдается совершенно противное, т.е. уменьшение перевеса в смертности мужчин над женщинами, должно указывать на какие-то происшедшие в данное 5-летие ухудшения в жизненной обстановке мужского населения в возрасте 20-50 лет . Наконец, в самом старческом возрасте (от 70 л.) женщины во все года умирали в большем количестве, чем мужчины, причём последние во 2-ое пятилетие дали больше смертных случаев, чем в 1-ое.

Перейдём к рассмотрению распределения общей смертности по месяцам и временам года . Из табл. 8-й (см. приложение) и диаграммы 13 мы видим, что общая смертность за 10-летие, начиная с декабря и по февраль, держится ниже средней, дав небольшой подъём в январе, с февраля довольно быстро повышается на март и далее идёт на повышение в апреле, в мае также быстро опускается, затем резко повышается в июне и особенно в июле, в августе несколько понижается, но держится всё-таки на весьма высоком уровне, в сентябре чрезвычайно круто опускается и достигает наибольшего минимума в октябре, в ноябре вновь немного поднимается. Таким образом, за исследуемое 10-летие общая смертность дала два повышения: одно, небольшое, в марте-апреле, другое - весьма значительное - в июне-августе, причём первый максимум смертности приходится на июль месяц, второй - на август, третий - на июнь и четвёртый - на апрель. Следовательно, самое неблагоприятное время для жизни населения Богородского уезда - это все летние месяцы, особенно же - июль и август , т.е. средина и конец лета, а затем два первых весенних месяца, т.е. при переходе от холодного к тёплому времени года, и , наоборот, наиболее благоприятные - май месяц и все осенние, особенно октябрь . По сравнению с губерниею (за 1867-86 г.) помесячное распределение общей смертности весьма схоже, но с тем лишь различием, что в губернии тогда первый максимум падал на август, а не на июль, как это имеется в Богородском уезде; в период же 1885-94 и по губернии первый максимум падает также уже на июль месяц. Тот же первый - июльский - максимум имеется и в смежных Тверской и Владимирской губерниях. От соседнего Московского уезда распределение общей смертности в Богородском у. отличается повышением её в марте месяце, чего вовсе не наблюдается в первом, остальные максимумы одни и те же. Одинаковые летние максимумы отмечаются также по Дмитровскому и Бронницкому уездам; затем в первом, помимо апрельско-мартовского подъёма, кроме того, имеется ещё майское повышение смертности, а во втором - январское, но вовсе нет весенних максимумов. Более значительная разница по сравнению с земледельческим Волоколамским уездом: здесь наибольшее повышение констатируется в июле-августе, затем в январе-феврале и, наконец, в марте-апреле, причём первый максимум приходится на август, второй - на июль и третий - на январь; июньского повышения вовсе нет.

Что касается силы колебания смертности по месяцам в Богородском уезде, то последняя, будучи весьма значительною, ибо разность между максимумом и минимумом кривой равняется 578 делениям, представляется, однако, меньшею по сравнению с таковыми же колебаниями по Волоколамскому и особенно Московскому уезду: в первом разница составляет 609 делений, во втором - 775.

Значительные колебания смертности в уезде и резкое усиление её в июле и августе, несомненно, указывают на существование определённых причин вымирания населения, особенно усиленно проявляющихся в летнее время года, а отчасти, и в весеннее. Причины эти , видимым образом, не случайные, а постоянные, действующие в уезде из года в год . И действительно, рассматривая общую смертность по отдельным годам исследуемого 10-летия (см. табл. 9-10 Приложения и диагр. №14), мы видим, что: 1) по временам года наибольший первый летний максимум общей смертности решительно во все года приходится на лето, второй же - весенний, в общем, не особенно значительный, повторяется в течении 5 годов (1885, 86, 87, 90 и 93) и в одном (1894) заменён зимним повышением; зимний максимум общей смертности, кроме того, наблюдается и в 1893 г., превосходя несколько по своему размеру весенний максимум; в остальные 4 года (1888, 89, 91 и 92) ни весеннего, ин зимнего повышения общей смертности не отмечается; 2) по месяцам - первый максимум общей смертности 5 лет (в 1885, 86, 90, 91 и 92 г.) падает на июль, 3 года (в 1888, 93 и 94 г.) - на август и в одном (1889 г.) - на июнь, т.е. первый максимум в течение 9 лет приходился на какой-либо летний месяц, но наичаще на июль; второй максимум общей смертности в течение 5 лет наблюдался в августе мес. (в 1885, 86, 87, 91 и 92 г.), в течение 4-х - в июле (1888, 89, 93 и 94 г.) и в одном (1890 г.) - в июне, т.е. второй максимум и по отдельным годам исключительно приходился на один из летних месяцев, преимущественно на август; наконец, третий максимум общей смертности (апрельский) в 3-х годах (1885, 86 и 91 г.) падает на апрель, в 2-х (89 и 93 г.) - на март, в 2-х (1888 и 94 г.) - на декабрь и в 3-х - на разные месяцы (август в 1890 г., июль в 1887 г. и июнь в 1892 г.). Итак, и по отдельным годам громадное большинство максимальных месяцев общей смертности приходится на летние месяцы, главным образом, на июль и август, и значительное меньшинство - на весенние. Такая правильность в повторении летних максимумов (наблюдаемая, впрочем, и в соседних уездах и губерниях) ясно показывает, что действительно есть общие постоянные причины, регулярно действующие и управляющие смертностью в Богородском уезде .

Ознакомившись с помесячным распределением общей смертности, посмотрим, как распределяется, в частности, смертность каждого из полов по отдельным месяцам . За всё исследуемое 10-летие в Богородском уезде ежедневно умирало в году 15,2 человек: 7,9 мужчин и 7,3 женщин. Принимая данные числа за 1000, получаем таковые колебания по месяцам того и другого пола:

Смертность каждого из полов по отдельным месяцам

Из приведённых цифровых данных видно, что смертность мужского и женского пола в Богородском уезде по месяцам представляется совершенно параллельною одна другой, maximum 'ы и minimum 'ы их вполне соответствуют, разница лишь в степени колебаний смертности того и другого пола, которая, однако, очень незначительна (от 5 делений в декабре до 66 делений в июле). Следовательно, общая смертность в Богородском уезде в своём помесячном движении не обусловливается более или менее высокою смертностью какого либо одного пола: оба дают по месяцам сравнительно равномерную смертность, причём в течение 8 месяцев мужской пол несколько более вымирает, чем женский, в остальные же 4 месяца - наоборот (в январе, феврале, марте и ноябре: в эти месяцы абсолютно женщины в старческом возрасте дают громадный перевес в смертности над мужчинами).

Что касается до взаимного отношения смертности по месяцам того и другого пола, то она представляется в следующем виде:

На 100 умерших женщин приходилось умерших мужчин:

Выше было указано, что в Богородском уезде среди умерших значительно преобладают мужчины: на 100 женщин приходится 108,5 мужчин. Из представленного сопоставления мы видим, что: 1) число это по отдельным месяцам колеблется от 103,7 до 114,4; 2) смертность мужского пола преобладает над женским решительно во все месяцы и 3) смертность мужчины по мере приближения к летнему максимуму, т.е. к июлю, возрастает быстрее, нежели женщины. По временам года мужской пол по сравнению с женским дал наибольший перевес в смертности в течении лета (первый максимум) и весны (второй максимум), причём превалирование это, главным образом, как увидим ниже, падает на самый ранний возраст от рождения до 3 мес., ибо в этом возрасте весною за 10-летие умерло 132 м. на 100 ж., а во все остальные возраста - 104,6 м., летом - 128,7 м. и 102,7 м.

Разлагая помесячную общую смертность на её составные части - на отдельные возрастные группы (см. табл. 6 Приложения), получаем следующую картину, наглядно изображаемую диаграммою №15, где представлено помесячное движение смертности 6 разных возрастных групп , из которых 3 характеризуют детский возраст, одна - юношеский и 2 - взрослый.

В возрасте от рождения и до 1 года смертность, начиная с декабря, постепенно поднимается (немного опускаясь в феврале) вплоть до апреля, в апреле держится на уровне средней, в мае вновь опускается, затем резко поднимается в июне, достигает наибольшей своей высоты в июле , немного опускается в августе и круто падает в сентябре, держась в остальные два осенние месяца значительно ниже средней. По своему общему виду кривая помесячного колебания смертности детей до 1 г. представляется в высокой степени схожею с кривою общей смертности .

Смертность в возрасте от 1 г. и до 5 л. в зимние месяцы держится ниже средней, в марте быстро поднимается, давая небольшое повышение, в апреле несколько опускается, но держится ещё выше средней, в мае значительно падает, достигая наибольшего своего минимума, затем постепенно поднимается и даёт в августе второе, самое наибольшее повышение , в сентябре спускается до средней, в октябре понижается и вновь несколько поднимается в ноябре.

В возрасте от 5 до 15 л . смертность с декабря поднимается на январь, давая в этом месяце среднюю смертность, затем постепенно спускается до апреля и держится вплоть до июня на одинаковом уровне ниже средней, с июня несколько повышается на июль, достигает наибольшего максимума в августе , в сентябре круто падает, вновь начинает подниматься в октябре и заканчивается третьим небольшим повышением в ноябре.

Кривая смертности в возрасте от 15 до 20 л. в декабре даёт небольшое повышение, в январе опускается, с февраля резко поднимается на март , давая самое наибольшее повышение , затем несколько опускается, но держится значительно выше средней, с мая на июнь быстро падает и также вновь круто поднимается в июле, давая второй наибольший подъём, в августе немного поднимается, спускается в сентябре и в остальные месяцы держится на одинаковом уровне ниже средней.

Смертность в возрасте от 20 до 50 л., держась в декабре выше средней, постепенно поднимается вплоть до апреля , достигает в этом месяце наибольшего своего повышения , в мае несколько опускается и резко падает в июне, затем в июле немного поднимается, в августе даёт небольшое повышение, в сентябре быстро опускается, в октябре имеет наибольший свой минимум и вновь поднимается в ноябре.

В возрасте от 50 л. и выше кривая смертности, начиная с декабря, держится выше средней по апрель, давая наибольшее повышение в январе и особенно в апреле , в мае резко опускается и вплоть до октября стоит почти на одном уровне, а в ноябре вновь даёт наибольшее повышение.

Приведённое распределение помесячной смертности разных возрастов показывает, что в уезде из всех месяцев самым губительным для детей младшего возраста от рождения до 1 года представляется июль , дающий громадное повышение смертности годовалых младенцев; август оказывается критическим для детского возраста от 1 г. до 5 л. и от 5 л. до 15, март - для юношеского от 15 до 20 л., апрель - для производительного возраста от 20 до 50 л. и последующего от 50 до 70 л. и декабрь - для старческого выше 70 л.

Соединяя же все месяцы по временам года, имеем следующие посезонные максимумы возрастной смертности:

Соединяя же все месяцы по временам года, имеем следующие посезонные максимумы возрастной смертности:

Таким образом, в течение года в Богородском уезде для разных возрастов наиболее опасным временем для жизни являются три главные периода : один – летний, совпадающий с самым тёплым временем, наиболее губителен для всего вообще детского возраста, но особенно для детей от рождения до 1 г ., другой - зимний - особенно губителен для возраста от 50 л . и выше и третий - весенний, переходный от холода к теплу - более всего опасен для производительного (от 20 до 50 л .) и юношеского возраста. - Если мы распределим все возраста между двумя крупными группами - до 15 л . и свыше 15 л ., - то оказывается (см. табл. 15), что для первого возраста наиболее опасным, роковым представляется исключительно лето, для второго же - почти в одинаковой степени весна и зима, что рельефно видно на диаграмме 16, где возрасты до 15 л . и от 15 л . дают совершенно обратную кривую посезонной смертности : в первой возрастной группе смертность с зимы несколько поднимается на весну, затем резко повышается летом и столь же резко опускается осенью; во второй возрастной группе смертность зимою и весною держится почти на одном уровне (немного поднимаясь весной) выше средней, а летом и осенью - ниже средней и также на одном уровне.

Из данного обозрения нельзя не видеть, что установленный выше наибольший июльско-августовский максимум общей смертности всецело обусловливается в рассматриваемом уезде повышением смертности детей до 15 л ., наименьший же мартовско-апрельский - повышением смертности взрослых от 15 л ., причём в данном повышении все взрослые группы участвуют почти в одинаковой степени.

Но из всех детских возрастных групп возраст от рождения и до 5 л . имеет настолько громадное, можно сказать, исключительное влияние на образование наибольшего летнего максимума общей смертности, что без него летний максимум в общей смертности совершенно исчезает (как это было констатировано Е.А. Осиповым и П.А. Песковым также и по Московскому уезду), что ясно видим из диаграммы 17, где представлены 3 кривых: кривая общей смертности (сплошная чёрная линия), кривая смертности детей до 5 л . (красная сплошная линия) и кривая смертности всех остальных возрастов. Из сопоставления кривых между собою оказывается, что общая смертность в своих колебаниях идёт совершенно параллельно детской смертности, именно она даёт три повышения - в марте, июле и августе, точно также как и детская смертность, и наоборот, имеет совершенно другой вид с кривою смертности остальных возрастов, где летний максимум уже отсутствует, а вместо него являются два других максимума: наибольший - в марте и апреле и наименьший - в январе. Следовательно, не будь в Богородском уезде из ряда вон выходящего по своей высоте летнего максимума, кривая месячной смертности приняла бы тот вид, какой она имеет в большинстве Западно-Европейских государств .

Итак, все вышеприведённые данные определённо указывают, что в Богородском уезде летний максимум, главным образом, есть принадлежность детского возраста, а весенний - остальных , и что оба они , по всей вероятности зависят от совершенно различных причин .

Так как в детской смертности самое наибольшее участие принимает возраст от рождения до 1 г ., то для лучшего уяснения, какой именно из детских возрастов данной группы по преимуществу гибнет в летнее время, мы и рассмотрим ещё, как распределяются по более мелким возрастным рубрикам и по месяцам умершие годовалые дети. Из нижеследующей таблицы, где приведена помесячная смертность в отношении к средней ежедневной, принятой за 1000, и диаграммы 18

видно, что дети первых недель рождения умирали более всего в январе, марте, апреле, июне, июле и августе, т.е. в месяцы наибольшего количества рождений (за исключением августа) в уезде, дети от 1 м . и до 3-х и от 3 до 6 месяцев - в течение всего летнего периода, причём обе эти возрастные группы из 4-х младенческих дают самое наибольшее повышение смертности именно в летние месяцы , особенно, в июле, наконец, возраст от 6 м . и до 1 г . усиленно вымирал в два весенних месяца - в марте и апреле - и в течение всего лета, но наиболее в июле. Для того же, чтобы в самом гибельном для младенцев июле мес. иметь от роду 1- 3 м ., надо быть рождённым в апреле, мае, июне и зачатым - в июле, августе и сентябре; чтобы иметь 3- 6 м . - быть рождённым в январе, феврале и марте и зачатым в апреле, мае, июне; чтобы иметь 6 мес. - 1 год - быть рождённым в период с июля по январь и зачатым с октября по апрель. Месяцы рождений и зачатий детей 2-х средних групп представляются весьма неблагоприятными для их существования, ибо младенцы, зачатые в период усиленных работ для родителей, обыкновенно, менее жизнеспособны, а рождённые незадолго до летних месяцев - не успевают ещё вполне окрепнуть ко времени детского летнего мора, когда и начинают усиленно вымирать, что в данном случае и наблюдается в уезде. Наоборот, дети, зачатые в более сытое время и рождённые в период с июля по январь, более жизнеспособны и делаются более стойкими к лету, что, по всей вероятности, и влияет на сравнительно с двумя предыдущими возрастными группами меньшее их вымирание в июле-августе.

Рассматривая возрастную смертность по месяцам и сезонам в отдельности для мужского и женского пола, нельзя не видеть, что в крупных возрастных группах, где абсолютные числа более или менее достаточны, смертность мужского и женского пола распределяется по месяцам, за небольшими исключениями, довольно параллельно одна другой, как это наблюдалось и в общей смертности, в возрастных же группах с малыми абсолютами (напр., в возрасте от 10 до 15 л. и от 15 до 20 л.) колебания в смертности того и другого возраста по некоторым месяцам оказываются крайне значительными, что может зависеть, вследствие недостаточности чисел, от совершенно случайных причин.

Что касается до взаимного соотношения возрастной смертности мужского и женского пола, наблюдаемой по более крупным периодам - по сезонам , то из нижеследующей таблицы мы видим, что на 100 умерших женщин приходилось умерших мужчин:

Что касается до взаимного соотношения возрастной смертности мужского и женского пола, наблюдаемой по более крупным периодам - по сезонам , то из нижеследующей таблицы мы видим, что на 100 умерших женщин приходилось умерших мужчин:

В детском возрасте от рождения и до 5 л. и в возрасте от 20 до 70 л. мужчины умирали в большем против женщин количестве решительно во все времена года, в возрасте от 5 до 15 л. - только в течение весны и осени, и, наконец, в юношеском возрасте - лишь осенью. В старческом возрасте женщины, наоборот, в течение всех сезонов, но особенно зимою, вымирали в значительно большем числе, чем мужчины. Из возрастных групп наибольший перевес в смертности мужского пола над женским констатируется во все сезоны в самом раннем возрасте от рождения до 3 мес. и в течение зимы и осени - в самом производительном возрасте от 20 до 50 л. Более усиленная по сравнению с девочками смертность мальчиков первых месяцев жизни, наблюдаемая круглый год, с большею вероятностью, объясняется повышенною вообще их рождаемостью и меньшею жизнеспособностью; зимний и осенний перевес в смертности мужчин производительного возраста, вероятнее всего, зависит от более неблагоприятных в это время санитарных и социальных условий для жизни мужского населения, всецело поглощённого в осенне-зимний период всевозможными фабричными промыслами.

Сравнивая возрастную смертность по месяцам с соседними уездами - Московским, Дмитровским и Бронницким - мы видим, что и в них максимум смертности детей до 1 года также приходится на июль месяц; максимум смертности же детей до 5 л. - на август (как в Богородском уезде) в Московском и Бронницком и на июль - в Дмитровском; смертность же в возрасте от 20 до 50 л. даёт наибольшее повышение в апреле, как и в Богородском уезде, лишь по Бронницкому, в Московском же приходится на июль, а в Дмитровском - на январь мес., и, наконец, максимальная смертность в возрасте от 50 л. и выше падает на март в Московском и Дмитровском и на январь в Бронницком (в Богородском уезде - на апрель).

По сезонам наивысшая смертность детей до 15 л. в 3-х вышеупомянутых уездах, также как и в Богородском, отмечается в течение лета, в возрасте же от 15 л. и выше - весною в Московском и Дмитровском и зимою - в Бронницком.

Посмотрим теперь, насколько постоянны вышеустановленные помесячные возрастные максимумы , т.е. как часто встречаются они в отдельные года исследуемого 10-летия.

Распределение по годам и месяцам максимумов смертности наиболее обширных по численности наблюдений 3-х возрастных групп - до 1 г., от 1 г. до 5 л. и от 20 до 50 лет - представляется в нижеследующей таблице.

Распределение по годам и месяцам максимумов смертности наиболее обширных по численности наблюдений 3-х возрастных групп - до 1 г., от 1 г. до 5 л. и от 20 до 50 лет - представляется в нижеследующей таблице.

В детском возрасте до 1 года первый наибольший максимум смертности - июльский - повторяется в 7 годах и в 3-х переходит на август (в 1888, 93 и 94 г.), второй - августовский - в 3-х годах и в остальные 7 лет переходит или на июль (3 раза), или на июнь (4 раза), третий - июньский - повторяется в 5 годах, в трёх переходит на август, и в 2-х - на март (в 1885 г.) и на апрель (в 1886 г.). Таким образом, как наибольший, так и наименьшие максимумы смертности годовалых детей, наблюдаемые за 10-летие, и по каждому отдельному году остаются, за ничтожным исключением, в пределах летних месяцев, причём самый главный максимум - июльский - повторяется в ? годов .

В возрасте от 1 до 5 лет первый - августовский - максимум повторяется в 3-х годах, в 2-х он начинается месяцем ранее (в июле) и в остальных 5 наблюдается в разные месяцы: в декабре (в 1886 и 89 г.), в январе (в 1893 г. - сильная оспенная эпидемия), в марте; второй - июльский - максимум имеется в 2-х годах (в 1885 и 94), в 4-х он переходит на август, в одном - на июнь, в 3-х - на сентябрь (в 1892 г. - эпидемия коклюша), ноябрь (86 г.) и апрель (90 г. - эпидемия коклюша); третий максимум - мартовский - повторяется в двух годах, а в остальных 8 наблюдается в июне (3 раза), в сентябре (2 раза), в октябре (2 раза) и в ноябре. По сезонам максимум смертности детей от 1 г. и до 5 лет в 5 годах приходится на лето, в 3-х на осень (1886, 91 и 92) и в 2-х - на весну (в 1887 г.) и на зиму (1893 г.). Следовательно, в данном возрасте не наблюдается такого систематического постоянства в повышении смертности в течении лета, какое констатировалось в предыдущем возрасте, хотя всё-таки летняя смертность по отдельным годам превалирует над остальными сезонами.

В возрасте от 5 до 15 лет летний максимум, констатируемый за 10-летие, повторяется в 5 годах, в 4-х он переходит на осень (в 1888, 91, 92 и 94 г.) и в одном - на зиму (в 1889 г.).

В возрасте от 20 лет и до 50 первый - апрельский - максимум повторяется в 4-х годах, в 2-х он начинается ранее - в марте, в одном запаздывает на месяц - в мае и в 3-х приходится на: январь (в 1888 г.), декабрь (1889 г. - интенсивное развитие гриппа) и август (1893 г. - холерная эпидемия). Второй максимум - мартовский - наблюдается в 2-х годах, в 2-х он переходит на май, и в остальных 6 падает на разные месяцы. По временам года максимум смертности данного возраста приходится на весну в течение 6 лет и на зиму - в течение 4-х лет (в 1885, 88, 89 и 94 гг.), т.е. и в отдельные года констатируется преобладание весеннего максимума, установленного за 10-летие для смертности возраста 20-50 лет.

Наконец, в возрасте 50 лет и выше зимний максимум смертности наблюдается в 8 отдельных годах и в 2-х он переходит на весну (в 1885 и 1886 г.).

Соединяя все возрастные группы в две крупные - от рождения до 15 л. и от 15 л. и старше - и распределяя их смертность по сезонам и годам (см. табл. 15 Приложения), оказывается, что летний максимум смертности возраста до 15 лет, наблюдаемый в рассматриваемом в целой его совокупности 10-летии, повторяется и в каждом отдельном году, весенний же максимум смертности в возрасте от 15 л. повторяется только в течение 4-х годов (в 1885, 86, 87 и 91), а остальные 6 лет приходится на зиму .

Такое систематическое из году в год наблюдаемое постоянство расположения максимума смертности по частям года, какое наблюдается в отношении детского возраста, явно указывает, что явление это для уезда не есть случайное, временное, но что оно обусловливается существованием постоянных факторов, вредно влияющих в летнее время года на жизнь детей . А так как в летней смертности подавляющее участие принимает возраст до 1 года, дающий во все года высокую смертность исключительно в течение лета, то неблагоприятные жизненные условия, особенно проявляющиеся летом наиболее всего и должны отражаться на данном возрасте.

Весенний же максимум смертности для возраста от 15 л. уже не представляется столь регулярным, постоянным, как летний для детей - видимым образом, по отдельным годам на изменение посезонного типа смертности взрослых в значительной степени влияли временные причины.

Из целого ряда факторов, неблагоприятно отражающихся на детском существовании годовалых младенцев , многочисленными авторами указываются , как преимущественные, то или иное состояние урожая хлебов, питомческий промысел, усиленная вообще рождаемость и в особенности в первую половину года, эпидемии и состояние погоды, главным образом, атмосферных осадков ( Литература данного вопроса здесь не приводится, так как она достаточно подробно изложена в работе К.И. Шидловского “Санитарное состояние Дмитровского уезда за 1885-94 гг.” ). Из данных факторов мы должны исключить питомческий промысел, как вовсе несуществующий в уезде. Так же следует исключить и влияние местного урожая на детскую смертность, так как в Богородском уезде, как вообще малоземледельческом, то или иное состояние местного урожая зерновых продуктов не имеет особенно доминирующего значения в жизни населения: на последнем более всего и сильнее всего отражается общее состояние урожая в России и положение внеземледельческих заработков в уезде и вне его. Как уже было указано в 1-й главе, общероссийский недород хлебов и сопряженные с ним высокие хлебные цены, а также и крайне плохое состояние внеземледельческих заработков, наблюдалось в года 1884-85 и 91-92, в последующие за ними года (1885, 92 и 93) мы имеем и более против средней повышенную детскую смертность; наоборот, в 1887-88 и 1893-94 урожай и внеземледельческие заработки были весьма хороши - и детская смертность оказывается весьма пониженною в следующие за тем 1888 и 1894 гг. Таким образом, то или иное благосостояние населения, видимо, в большей или меньшей степени отражалось в положительном или отрицательном отношении и на детской смертности. Что касается до влияния усиленной (диагр. 19) рождаемости на повышение детской смертности, то в этом отношении не замечается соответственного совпадения, ибо в года наиболее высокой рождаемости (1888, 91 и 94) из общего количества родившихся умерло до 1 г. наименьшее число и, наоборот, в года пониженной рождаемости (1885 и 92, особенно в первом) детская смертность была высокая (особенно в 1885 г.). Совпадение наблюдается лишь в два года 1890 и 93 г., когда и рождаемость и детская смертность были повышены. Более заметное соотношение констатируется между повышением, за целый год и, в частности, в течение лета, смертности годовалых младенцев и рождением большого числа детей в первое полугодие, неблагоприятное для дальнейшего их существования. Из сопоставления мы видим, что годам (1885, 89 и 90) наиболее усиленной смертности детей в течение целого года и лета, особенно же в июле, соответствует и наиболее высокая рождаемость в первое полугодие и, наоборот, в года (1887, 88 и 94) понижения детской смертности в летние месяцы и в году имеется и малая рождаемость за январско-июньский период. В остальные 4 года (1886, 91, 92 и 93) соответствия не наблюдается: в 1886 и 91 г. в рассматриваемом полугодии рождаемость имеется выше средней, годовая и летняя же смертность детей представляется слабою, наоборот, в 1892 и 93 г. рождаемость в первом полугодии была ниже средней (особенно в 1893 г.), тогда как смертность младенцев довольно высокая.

 

Родилось

 

С янв. по июнь

В отнош. к 1000

 

С июля по янв.

В отнош. к 1000

1885

 

3619

579

 

2802

421

1886

 

3537

536

 

3055

464

1887

 

3622

519

 

3353

481

1888

 

3926

528

 

3514

472

1889

 

3724

538

 

3261

462

1890

 

4002

551

 

3061

449

1891

 

4000

535

 

3479

465

1892

 

3642

531

 

3217

469

1893

 

3799

518

 

3534

482

1894

 

3952

524

 

3583

476

За 10 лет

37893

534

 

33059

466

 

Летом

 

Умерло до 1 года

На 100 родивш-ся

 

1102

17,2

 

755

11,4

 

777

11,1

 

741

9,9

 

997

14,1

 

1302

17,9

 

868

11,6

 

880

12,8

 

957

13,0

 

778

10,3

 

9157

12,9

За весь год

Умерло до 1 года

На 100 родивш-ся

2681

41,7

2303

34,9

2138

30,5

2117

28,5

2524

35,8

2892

39,8

2198

29,4

2342

34,1

2518

34,3

2307

30,6

24020

33,8

Посмотрим теперь, в каком соотношении находятся между собою детская смертность и состояние погоды, главным образом, температуры воздуха и, особенно, атмосферных осадков, то или иное количество которых, как это доказано многочисленными научными и медико-статистическими данными, более или менее отражается в сторону плюса или минуса на общей смертности и наипаче на детской. В настоящее время, как было уже выше говорено, довольно определённо установлен тот факт, что при увеличении количества атмосферных осадков и соответственным повышением уровня почвенных вод смертность детская и общая уменьшается, и наоборот.

Если это так, то и в данном уезде при малом количестве осадков следует ожидать повышение детской смертности, а при их увеличении - её понижение.

Основываясь на этом, и рассмотрим соотношение по отдельным годам интенсивности детской смертности в уезде с средним годовым количеством атмосферных осадков , по данным Петровской Земледельческой Академии, что и представлено в диаграмме 20. Из диаграммы видно, что в течение 7 лет имелось полное соответствие детской смертности с количеством атмосферных осадков, именно: в года 1885, 86, 89, 90 и 92 осадков было мало, и детская смертность оказывается повышенною, в года же 1888 и 94 осадков много, детская смертность понижена; соотношение особенно резко бросается в глаза в 1888 и 90 году: в первом смертность детей до 1 г. самая наименьшая из всего 10-летия, в то же время и количество осадков самое наибольшее из всех годов при сравнительно низкой средней годовой температуре воздуха, во втором - детская смертность весьма высокая, количество осадков очень мало при наиболее высокой годовой температуре. Затем, в года 1887, 91 и 93 соответствия уже не наблюдается; в первые два года мы имеем мало осадков и смертность детей пониженную, в 1892 - совершенно наоборот: много осадков и детскую смертность повышенную. Но отступления эти при рассмотрении детской смертности и количества осадков за целый год весьма естественны, ибо смертность здесь слагается из умерших детей в тёплое и холодное время, между тем, в последней половине то или иное состояние температуры воздуха и атмосферных осадков, конечно, не может отражаться так резко и непосредственно на почвенных процессах, как в летнее время. Следовательно, летом мы должны ожидать ещё большего совпадения рассматриваемых факторов. В каком соотношении находятся по каждому отдельному году атмосферные осадки и детская смертность в течение лета, когда в Богородском уезде исключительно наблюдается усиленная смертность младенцев в возрасте от рождения до 1 года, это видно из нижеследующей таблицы и диаграммы 21.

 

За 3 летние месяца

За 3 летние месяца

Года

% умерш. детей

(на 100 родивш.)

Средн. колич. атмосф. осадк.

Средняя темп. возд.

Года

% умерш. детей

(на 100 родивш.)

Средн. колич. атмосф. осадк.

Средняя темп. возд.

 

1885

1886

1887

1888

1889

 

Средн.

за 10 л.

 

17,2

11,4

11,2

9,9

14,1

 

12,9

 

1,62

2,55

2,31

2,55

2,47

 

2,30

 

17,03

16,49

15,75

15,40

16,30

 

17,18

 

1890

1891

1892

1893

1894

 

17,9

11,6

12,8

13,0

10,3

 

1,88

1,73

1,29

2,52

4,11

 

22,35

17,17

17,75

17,32

16,32

Здесь полный параллелизм наблюдается уже в течение 8 лет, в года 1889 и 93 должного соответствия не констатируется: в обоих мы имеем повышенную детскую смертность при количестве осадков несколько большем против среднего за 10-летие. Наконец, при сопоставлении средней t ? воздуха и количества атмосферных осадков с детскою смертностью, констатируемою только в июле месяце, самом энергичном по избиению младенцев, несоответствие отмечается лишь по одному 1889 году: в этом году, хотя в июле и выпало много осадков, и температура воздуха была сравнительно низкая, смертность детей, однако, отмечается высокою (диагр. 22).

Итак, на основании всех вышеприведённых данных мы можем с весьма большою вероятностью признать то или иное состояние температуры воздуха и атмосферных осадков в течение лета факторами, наиболее всего влиявшими на повышение и понижение в рассматриваемом уезде детской летней смертности. Последняя же , судя по амбулаторным данным и отметкам священников, в это время, главным образом, обусловливается заболеваниями желудочно-кишечного канала , принимающими эпидемическое течение, вероятнее всего, под влиянием неблагоприятных атмосферических условий, более или менее усиленно содействующих проявлению гнилостно-бактерийных процессов в почве, в изобилии пропитанной органическими веществами как в подполье крестьянского жилища, так и вне его, легко и быстро превращающих при содействии заразных начал обычные детские диспепсии в тяжёлые повальные энтериты и гастроэнтериты, почему летний максимум смертности д-рами Осиповым и Песковым и назван «эпидемическим».

Само собою разумеется, что и остальные факторы, неблагоприятно влияющие на смертность детей до 1 г., именно: неудовлетворительное экономическое положение населения и усиленная рождаемость в первое полугодие, в совокупности с основным, ещё более его усугубляют, как это и имеется в года 1885 и 1890 - самые максимальные по летней детской смертности, когда было, выражаясь фигурально, одновременно много и огня, и горючего материала.

Так как в повышении летней смертности в значительной степени участвуют и остальные детские возраста, то, казалось бы, что и максимум их смертности по отдельным годам должен приходиться наичаще на лето, что, однако, наблюдается только в течение 3-х годов (1885, 90 и 94). В остальные же 7 лет, как выше уже было указано, максимум смертности старших детей переходит 4 раза на осень (1886, 88, 91 и 92 г.), 2 раза на зиму (89 и 93 г.) и 1 раз на весну (1887 г.). Следовательно, надо полагать, что в данные года на смертность детей старшего возраста оказывали превалирующее значение и подавляли собою влияние основного фактора, временные, преходящие причины, каковыми , обыкновенно, являются взрывы различных эпидемий - наглядные показатели нашего санитарного неблагополучия, - видоизменяя, тем самым, по отдельным годам и общий тип посезонной смертности данного возраста. То же следует сказать и относительно перемещения в отдельные годы максимума смертности возраста от 15 л. с весны на зиму. К сожалению, сопоставление движения смертности по временам года с эпидемическими данными для нас не представляется возможным, ибо сведения о распространении по уезду заразных заболеваний за период с 1885 по 92 г., особенно же, в первые 3 года, как было уже упомянуто, крайне отрывочны и неполны. По тем же данным, какие имеются у нас и в “Ежемесячных эпидемических сведениях”, можно с большою вероятностью предполагать, что

1) у детей (0-15 л.):

а) зимний максимум смертности в 1893 г. обусловливался крайне экстенсивною и интенсивною эпидемиею натуральной оспы, наблюдавшейся во всём уезде, но наиболее всего в Южной его половине, преимущественно в течение декабря-февраля, давших 82% из всего числа больных натуральной оспой (1901 из 2321 больных);

б) осенний максимум в 1892 г. обусловливался широким распространением и усиленным развитием в это время эпидемий коклюша, кори и натуральной оспы;

в) осенний максимум в 1891 г. - усиленным развитием гриппозной эпидемии;

г) осенний максимум в 1888 г. - обширною эпидемиею скарлатины, давшей наибольше заболеваний из всех годов 10-летия.

2) у взрослых :

а) зимний максимум смертности в 1890, 92, 93 и 94 гг. обусловливался гриппозной эпидемией, имевшей наибольшее экстенсивное и интенсивное развитие в зимние месяцы.

Рассмотрим теперь вкратце итог движения населения, т.е. его естественный прирост или убыль . Как было выше указано, в 61 приходе Богородского уезда среди православных родившихся было 70952, а умерших 55659, что даёт за 10-летие перевес рождений над смертями в 15293 или средним числом ежегодно в 1529 человек. Отсюда, естественный ежегодный средний прирост населения 1,17%. Данный прирост представляется большим, чем это имеется по губернии за то же 10-летие (1,09%) и в уездах Московском, Дмитровском и Бронницком, но значительно менее общероссийского за то же 10-летие и менее многих Западно-Европейских государств, несмотря на то, что во всех них рождаемость констатируется гораздо более слабая, чем в Богородском уезде, что ещё раз указывает на не вполне удовлетворительное санитарное состояние рассматриваемого уезда, ибо при крайне высокой рождаемости и частоте браков в нём и естественный прирост должен бы быть более высоким. Если же этого нет, то обусловливается это крайне частою и быстрою сменою одного поколения другим, что представляется в высокой степени неблагоприятным явлением, указывающим на ненормальные условия для существования населения.

По отдельным годам абсолютный прирост колеблется от 263 до 2695 человек, т.е. от 0,13% до 1,37%. Убыль населения не отмечается ни в одном году. Самый наименьший прирост наблюдался в 1885 г., когда была весьма слабая рождаемость и высокая смертность, а наибольший - в 1888 г., обратном первому. По 5-летиям наибольший прирост приходится на 2-ое и наименьший на 1-ое.

Этим мы и закончим рассмотрение имевшихся у нас данных по движению населения в целом Богородском уезде за 10-летие (1885-94 гг.) и перейдём к выяснению динамики населения по отдельным приходам и более крупным районам.

 

 

ЧАСТЬ II .

 

глава I .

 

Общий обзор рождаемости, смертности, брачности и естественного прироста по отдельным церковным приходам, фабричным и волостным районам и по группам районов. Сопоставление в последних смертности с профессиональною и санитарною обстановкою населения.

 

Как выше уже было упомянуто, из 62 приходов уезда детальной разработке подвергнуты только 59, по которым имелись у нас полные метрические сведения по движению населения. В нижеприводимой таблице 4-ой и представляется следующее распределение рождаемости, смертности, брачности и естественного прироста за 10-летие (1885-94 гг.) по 59 различным церковным приходам.

Из данной таблицы видно, что за исследуемый период времени рождаемость в разных приходах была весьма различна: минимум 33,7 рождений на 1000 жителей (прих. пог. Роденки) и максимум 100,2 (с. Успенское). В последнем приходе крайне высокая рождаемость представляется, однако, несколько искусственною и обусловливается крещением в данном приходе значительного числа детей, рождённых на соседней Богородско-Глуховской фабрике, принадлежавшей к Тихвинскому приходу. Несколько меньшие колебания отмечаются в смертности по приходам: минимум 26,9 pro mille (приход погоста Роденки) и максимум 70,9 (прих. Богоявления). В брачности пределы колебания ещё меньше: от 4,7 (с. Зуево) до 20,9 (с. Успенское). Высокая брачность в Успенском приходе, как и рождаемость, опять-таки, несколько искусственная вследствие совершения значительного числа браков над лицами, проживавшими на Богородско-Глуховской фабрике. Ввиду такой крайне близкой, непосредственной связи приходов с. Успенского и сельского Тихвинского, их следует, собственно, рассматривать за один приход, что нами и сделано при распределении уезда на районы.

Для лучшего ориентирования в движении населения по приходам, соединим все их по рождаемости, смертности и брачности в несколько групп, причислив в первую группу приходы, где рождаемость была ниже 40‰, смертность ниже 30‰ и брачность ниже 5‰, затем, относя к каждой из последующих групп приходы по мере возрастания в них рождаемости, смертности и браков на 5‰ и, наконец, к последней группе - с рождаемостью и смертностью выше 60‰ и браками выше 20‰. В таблице Приложения «Группировка приходов по населению, высоте основных санитарных показателей и волостным районам» мы и имеем подобную группировку приходов. Так как в целом Богородском уезде рождаемость равняется 54,5‰, смертность 42,7‰ и брачность 8,5‰, то, принимая по рождаемости и смертности 4-ую группу приходов за такие, где имеется приблизительно средняя для уезда рождаемость и смертность, а по брачности 2-ую группу, получаем подобных приходов 18 по рождаемости, что составляет 36,5% из всего числа приходов, 15, или 25,4%, по смертности и 47, или 80%, по брачности. Затем, выше средней рождаемость констатируется в 22-х приходах (33% всего их количества), смертность в 12 (20,3%) и брачность в 11 (18%), ниже средней - первая в 17 (28,8%), вторая - в 32 (54,2%) и третья - только в 1-м (1,7%), т.е. более повышенную рождаемость и брачность мы имеем в большем количестве приходов и в меньшем - пониженную, тогда как более высокую смертность, наоборот, в меньшем числе приходов, а более низкую - в большем .

Таблица IV .

Распределение рождаемости, смертности, браков и естественного прироста или убыли по церковным приходам (1885-94 гг.)

Распределение рождаемости, смертности, браков и естественного прироста или убыли по церковным приходам (1885-94 гг.)

Из всех приходов самая наивысшая смертность отмечается в 3-х: в прих. Богоявления селений (70,9‰), в Успенском (59,4‰) и в сельском Тихвинском (56,9‰), т.е. в приходах с весьма крупными фабриками, на которых имеется много пришлого люда и на которых почти поголовно работает всё местное взрослое население; в двух первых приходах в то же время констатируется и самая наивысшая рождаемость (85 и 100‰) в уезде. С другой стороны, наименьшая смертность и рождаемость определяется в 4-х приходах, находящихся вдали от крупных фабрик и заводов: в приходе с. Богослова Гребневской вол. (смертн. 27,8‰, рожд. 41,8‰), в погосте Роденки (см. 26,8‰, рожд. 33,7‰), в пог. Вырки (см. 29,9‰, рожд. 43,7‰) и в с. Карпове (см. 29,4, рожд. 38,8‰). По площади уезда как приходы с более высокою рождаемостью, смертностью и брачностью, так и с более низкою расположены преимущественно в Северной половине уезда и гораздо менее - в Южной.

Более наглядное распределение рождаемости, смертности и брачности по территории уезда выясняется, если мы будем рассматривать динамику населения по более крупным вышеустановленным 26 фабрично-волостным районам (табл. V ). Принимая по силе рождаемости, смертности и брачности ту же группировку районов, какая была установлена по отношению приходов, получаем следующее распределение районов:

Рождаемость Смертность Брачность

Из данной группировки мы видим, что коэффициент рождаемости , равный приблизительной средней поуездной цифре, наблюдался в 10 районах, выше средней - тоже в 10 и ниже средней - в 6; коэффициент смертности около средней - в 7 районах, ниже средней - в 14 и выше средней - в 5; и, наконец, средний коэффициент брачности - в 24 районах, ниже среднего - в 1-м и выше - в 2-х, т.е. в значительно большей части районов уезда имеется средняя брачность, средняя или более высокая рождаемость и средняя или более низкая смертность (см. картогр. 3).

 

Таблица V .

Распределение рождаемости, смертности и браков по районам

(волостным и фабрично-промышленным)

Распределение рождаемости, смертности и браков по районам (волостным и фабрично-промышленным)

По отдельным местностям мы имеем:

рождаемость выше средней : в 2-х подгородных волостях - Шаловской и Ямкинской, в 5 фабричных районах - Богородско-Глуховском, Шибаевском (приход Богоявления), Купавинском, Подгорном (приход Крестьвоздвиженья) и Глинковском, входящих в пределы волостей Шаловской, Ямкинской, Зуевской и Осеевской, и в районе кирпичного производства, составляющем северную часть Васильевской волости;

рождаемость ниже средней : в волостях Осеевской, Зуевской, Васильевской и Карповской и в одном фабричном районе - с. Зуеве.

Брачность выше средней : в Шаловской волости и в районе Петровско-Лосинской слободы;

брачность ниже средней : в районе с. Зуева.

Смертность выше средней : в 4-х фабричных районах (с крупными фабриками) - Богородско-Глуховском, Шибаевском, Подгорном и Глинковском - и в Шаловской волости, население которой работает преимущественно на местных ближайших крупных фабриках;

смертность ниже средней : в волостях Гребневской, Осеевской, Карповской, Васильевской, Буньковской, Зуевской, Теренинской, Беззубовской, Ильинской и Дорховской и в 3-х фабричных районах - Городищенском (приход с. Анискина), Щелковском и Зуевском.

В последнем районе - с. Зуеве - смертность и рождаемость, по всей вероятности, в действительности имеется гораздо большая, ибо громадное большинство рабочих и их семейных с Никольской Мануфактуры, проживавших в с. Зуеве, умирали и разрешались от бремени в фабричной Никольской больнице, причём погребение и крещение совершается в с. Орехове, вследствие чего и не входят в метрики с. Зуева. Подсчёт же умерших и родившихся нами сделан на всё население с. Зуева, без выключения рабочих Никольской Мануфактуры. На понижение рождаемости, смертности и брачности по с. Зуеву влияет также и то, что пунцово-красильщики, во-1-х, почти ? года вовсе не живут в селе и, во-2-х, набираются преимущественно из среды крепких, здоровых, молодых, одиноких и несемейных лиц. Весьма вероятно, что тот же самый состав рабочих на фабр. Рабенек и временное их пребывание оказывает влияние и на слабую сравнительно смертность в районе Щелковских фабрик (прих. с. Жегалова и Хомутова).

Из всех 26 районов наиболее максимальная смертность определяется в 2-х фабричных районах - Шибаевском (приход Богоявления селен.) - 70,4‰ - и Богородско-Глуховском (приход Тихвинский селен.) - 59,1‰, а наиболее минимальная - в 2-х, совершенно противоположных в топографическом, экономическом и профессиональном отношении, волостях: Зуевской - 29,9‰, северо-восточной, весьма сравнительно зажиточной, с преобладанием шелкового ткачества по мелким фабрикам и с малым развитием отхода из дому, и Карповской - 32,1‰, юго-западной, сравнительно экономически бедной, с преобладанием ткачества по избам и занятия на фарфорово-фаянсовых заводах, с развитым отходом из дому. В последней волости малая смертность, однако, обусловливается исключительно весьма пониженною смертностью (29,7‰) в приходе с. Карпова, тогда как в другом её приходе - с. Игнатьеве, где функционируют фарфорово-фаянсовые заводы - смертность, наоборот, довольно высокая (48,6‰).

Если общая поуездная смертность, равная 42,7 на 1000 жителей, считается весьма высокою, то смертность в 54 и 70 pro mill 'е следует признать чрезвычайно повышенною, указывающею на крайнее санитарное и социальное неблагополучие данных районов, смертность же в Зуевской и отчасти в Карповской волости, наоборот, необходимо признать довольно умеренною, весьма близкою к смертности некоторых из государств в средней части Европы (Виртемберг, Саксония, Бавария, Австро-Венгрия и др.).

При незавидном экономическом положении нашего населения и при весьма малой его культурности трудно низвести смертность среди него до той нормальной величины, какая наблюдается в северо-западных Европейских государствах. «Но стремиться низвести эту смертность до того предела, который существует в нашей же местности, среди нашего же населения, - говорит Н.Д. Соколов в своей работе “Очерк движения населения Клинского уезда (Труды XIII съезда врачей)”, - стремиться к этому вполне мыслимо, а потому прямо обязательно. В этом ближайшая цель нашей санитарии ». И действительно, в настоящее время всестороннее и подробнейшее изучение благополучных и неблагополучных по смертности районов должно составлять самую ближайшую и неотложную нашу работу, ибо представляется совершенно невозможным быть простым зрителем ужасающего по силе вымирания населения в некоторых из местностей уезда . «Задача же общественной медицины», к которой, собственно, и принадлежит земская санитария, «именно и состоит в том, - говорит Е.А. Осипов, - чтобы наблюдать за общественным здоровьем, изыскивать местности, где народонаселение страдает от болезней и ненормальных смертей, определять причины такого факта и стараться ослаблять и устранять их мерами ли, прямо входящими в её сферу, или указанием на другие какие либо меры, требуемые обстоятельствами».

Ознакомившись с динамикой населения по мелким территориальным единицам - приходам и районам, посмотрим теперь, каково распределение рождаемости, смертности и брачности в более крупных местностях уезда , лежащих в разных его частях - северной, юной, восточной и западной. Соединяя все вышеустановленные районы по топографическому их расположению, а отчасти и по профессиональным особенностям, в 6 групп, получаем следующее распределение в них рождаемости, смертности и брачности.

Из данного распределения оказывается, что за 10-летие наибольшая рождаемость была в центральной части уезда, наименьшая же - в западной и северной, и близкая к средней, но всё-таки меньшая - в восточной и южной. Затем, наиболее высокая смертность, как и наивысшая рождаемость, констатируется в центрально-нефабричной и особенно в центрально-фабричной части уезда, пониженная же смертность имеется в восточной и южной частях, и несколько большая, но менее средней поуездной - в западной и северной. Несколько повышенная брачность отмечается только в центральной нефабричной части уезда, во всех же остальных - весьма близкая к среднему поуездному коэффициенту брачности (см. картогр. 4).

Таким образом, из всех частей уезда наиболее неблагополучною по высокой смертности выдвигается центральная часть , расположенная узкою полосою по течению р. Клязьмы и некоторых её притоков, заполненная крупными и средними по количеству рабочих фабриками, обрабатывающая всевозможным образом волокнистые вещества; наоборот, по малой сравнительно смертности наиболее благополучными представляются восточная и южная части уезда , где население, главным образом, занимается размоткою шёлка и пряжи и ручным ткачеством шёлковых и бумажных тканей по небольшим фабричкам и жилым избам и где среди населения старообрядцы дают приблизительно от 20 (в восточн. части уезда) и до 70% (в южной части уезда) всех жителей.

Расположим, в конце концов, все церковные приходы в 3 наиболее обширные поуездные группы с одинаковою почти численностью православного населения - северно- и центрально-фабричную, помещающиеся по левую сторону линии Нижегородской железной дороги, и южную - по правую её сторону.

Первая представляет собою северную половину уезда (см. выше), за исключением из неё 10 приходов (с. Хомутова, Жегалова, Анискина, пог. Глинки, Петра и Павла, Богоявления, Тихвинского, с. Успенского, Зуева и пог. Крестовоздвиженского) с крупными фабричными заведениями, расположенных по течению р. Клязьмы, составляющих вторую отдельную, уже вышеупомянутую центрально-фабричную часть уезда, и третья - южную половину, за выключением одного прихода (слоб. Купавна), отнесённого к центрально-фабричной части. Северная половина уезда, как было уже указано в общем обзоре, есть район преимущественно ручного ткачества шёлково-бархатных материй по небольшим фабричкам, южная же половина - район преимущественно ручного ткачества бумажных материй, главным образом, по избам и центрально-фабричная часть - район, главным образом, крупных фабрик с текстильным производством и с применением на большинстве из них (на 20 из 27) паровых и водяных двигателей. Численность жителей (православных и старообрядцев) в среднем за 10-летие во всех них приблизительно была такова: в центрально-фабр. части около 45 тыс., в северной половине - около 48 тыс. и в южной - около 91 тысячи. В обоих последних территориях население почти исключительно местное, принадлежащее к коренным жителям приходов, ибо пришлых фабричных здесь имеется весьма незначительное число (от 1,7 до 2,4%) во всём населении; совершенно иное мы имеем в центрально-фабричной части уезда, где посторонний люд, не входящий в состав коренного населения приходских деревень и слобод, даёт более половины всех жителей (50,9%, или 22900 человек). На различных крупных и мелких фабрично-промышленных заведениях, главным образом, ручного ткачества, находящихся в северной области, в 1894 г. работало около 10 тыс. человек (10373 чел.), что даёт почти 23% на всё её население и 34% на взрослых от 15 л. (расчет сделан по типу Ваппеуса), в южной - около 7 тысяч (7270 чел.), или 8% из населения и 12% из состава взрослых, и в центрально-фабричной части уезда на 27 крупных фабриках работало около 22 тыс. челов. (21915), что составляет 46% на всё население данной области и 69% на взрослых от 15 л. Среди рабочих центрально-фабричной части женщин имелось 38,5% (8360 чел.). Остальная часть взрослого населения, не работающая на фабриках и не бывшая в отходе, как в северной и южной половине уезда, так и в центрально-фабричной его части, главным образом, занята ручным ткачеством и размоткою пряжи и шёлка по домам. Если в обеих половинах уезда рабочие в крайне ничтожных размерах пользовались жилыми помещениями при фабричных заведениях, живя преимущественно в своих домах или ночуя в мастерских, то в центрально-фабричной части, наоборот, 60% рабочих (13 тыс.) имело жилые помещения при фабрике, весьма разнообразные по постройке и по содержанию. При рабочих, помещавшихся в фабричных казармах, в 1894 г. жило нерабочих членов семьи 4960 человек, что даёт на 100 рабочих 37 нерабочих лиц. Затем, на вольных квартирах в центрально-фабричной части проживало около 16% рабочих (3550 челов.) и в своих домах - 24%. Таковые характерные отличия северной, южной и центрально-фабричной области по составу населения и его профессии . Само собою разумеется, что по отдельным годам исследуемого 10-летия только что приведённые процентные отношения не были одни и те же и подвергались большим или меньшим колебаниям в сторону плюса или минуса, но во всяком случае представленные существенные различия из году в год оставались постоянными, неизменными .

Рассматривая теперь движение населения по данным 3-м областям (картогр. IV ), получаем: в центрально-фабричной части повышенную против средней поуездной рождаемость (на 3%) и смертность (на 6,4%) и немного пониженную брачность (на 0,3%), в северной же и южной половине, наоборот, пониженную рождаемость (на 3%) и смертность (на 4,5-3,7%) и среднюю брачность.

Итак, из представленного обзора движения населения по мелким и крупным территориальным единицам мы видим, что наиболее высокая смертность преимущественно сосредоточена в местностях расположения крупных фабрик , ибо из 9 приходов, имеющих смертность выше 48 на 1000 жителей, или более чем на 5‰ выше средней поуездной, в 7 (приходы Богоявленский, Тихвинский, Петропавловский, Крестовоздвиженский, Глинковский, Игнатьевский и Успенский) расположены крупные фабрично-промышленные центры. Следовательно, надо предполагать, что в данных приходах имеются какие-то особенно неблагоприятные для существования населения санитарно-социальные условия, находящиеся, вероятнее всего, в близком соотношении с многосложным функционированием крупных фабрик. Таким образом, последние, давая, впрочем, довольно незначительную материальную обеспеченность населению, в то же время весьма неблагоприятно влияют на его смертность, что наирезче всего наблюдается в районах наиболее обширных в уезде фабрик - Богородско-Глуховской и Шибаевской.

Если мы сравним порядок следования районов по степени увеличения в них общей смертности с таковым же порядком следования их по степени увеличения рождаемости, то увидим, что районы, занимающие низшие номера по общей смертности, переходят нередко под более высокие номера в отношении рождаемости, и наоборот.

№№ районов

РАЙОН

Смертность

Рождаемость

13

14

18

6

12

5

9

23

10

15

2

1

3

11

16

29

7

27

21

28

4

8

26

19

24

17

Шибаевской фабрики

Богородско-Глуховской ф-ки

Подгорной фабрики

Глинковской фабрики

Шаловской волости

Городищенской фабрики

Купавинской фабрики

Новинской волости

Кирпичного производства

Ямкинской волости

Ивановской волости

Аксеновской волости

Гребневской волости

Васильевской волости

Буньковской волости

Теренинской волости

Петровско-Лосиной слободы

Ильинской и Беззубовской в.

Игнатьевской волости

Гребешечного производства

Щелковских фабрик

Осеевской волости

Дорховской волости

с. Зуева

Карповской волости

Зуевской волости

70,4 (1)

59,1 (2)

49,5 (3)

48,5 (4)

46,9 (5)

45,5 (6)

44,5 (7)

44,5 (8)

43,9 (9)

43,8 (10)

41,3 (11)

40,9 (12)

39,3 (13)

38,9 (14)

38,6 (15)

37,5 (16)

37,4 (17)

37,3 (18)

37,1 (19)

37,0 (20)

36,8 (21)

35,7 (22)

35,4 (23)

35,0 (24)

32,1 (25)

29,9 (26)

85,2 (1)

64,5 (2)

59,6 (5)

57,5 (9)

57,5 (8)

61,5 (3)

59,0 (6)

53,9 (13)

58,3 (7)

60,2 (4)

51,8 (17)

50,8 (19)

51,6 (18)

49,6 (21)

54,0 (12)

54,9 (11)

48,6 (22)

52,8 (14)

52,5 (15)

52,1 (16)

50,4 (20)

46,1 (23)

55,7 (10)

35,1 (26)

44,1 (25)

44,0 (24)

Из всех районов более или менее полная пропорциональность между смертностью и рождаемостью, соответствующая закону Каспера (чем более рождений, тем более и смертностей), имеется в 12, и в 14 её не констатируется. Очевидная прямая пропорциональность существует лишь в 3-х районах: в 2-х (№13 и 14) с наиболее высокою смертностью и в одном (№24) с малою смертностью. Весьма значительная разница в силе смертности и рождаемости наблюдается в районе Дорховской волости, где при сравнительно малой смертности рождаемость довольно повышена.

Перейдём к рассмотрению итогов движения населения , т.е. к его естественной прибыли или убыли. Как известно, в целом Богородском уезде за 10-летие прирост населения определяется в 11,7 человек на 1000 жителей. Распределение естественного прироста или убыли по церковным приходам приведено в предыдущей таблице III , из которой видно, что, во-1-х, и здесь колебания точно так же, как в смертности и рождаемости по приходам весьма значительны - от минус 4,7 (приход Тихвинский селений) до плюс 40,8 (приход с. Успенского) на 1000 жителей, во-2-х, из всех 59 приходов в 9 (15,3% всего их количества) имеется прирост приблизительно равный среднему поуездному, в 18 (30,5%) - ниже среднего и в 31-м (54,2%) - выше среднего и, в-3-х, из 59 приходов лишь в одном - сельском Тихвинском - отмечается убыль населения и то, по всей вероятности, не действительная, а искусственная, вследствие крещения и записи в соседней Успенской церкви значительного числа младенцев, рождённых в Богородско-Глуховской фабрике. В силу этого в Тихвинском приходе, где числится Богородско-Глуховская мануфактура, и получается убыль населения, а в Успенском, наоборот, чрезвычайно высокий прирост. Весьма вероятно, что и крайне ничтожный прирост по с. Зуеву до некоторой степени также обусловливается крещением и записью в метрики с. Орехова младенцев, рождённых в Никольском фабрично-родильном приюте, хотя родители их и проживают в селе Зуеве; на малый прирост по Зуеву, вероятно, влияет и то, что среди рабочих Зуевских фабрик преобладают одинокие и несемейные.

Соединяя по степени прибыли и убыли все приходы в 6 групп (см. табл. Приложения), причислив к первой приход (Тихвинский селений) с убылью населения, ко второй с приростом до 5‰, затем, относя к каждой из последующих 3-х групп приходы по мере возрастания в них прироста на 5‰, и к последней 6-й группе приходы с приростом выше 20‰, получаем наибольшее число приходов (29) в 4-й группе с приростом до 15‰, а затем во второй и пятой (12 и 10 прих.).

По площади уезда как приходы с высоким приростом, так и с малым более всего расположены в северной половине уезда; в южной же приходов с малым приростом имеется только 2, остальные - или с высоким или преимущественно с приблизительно средним приростом.

Сравнивая между собою группы приходов по прибыли и убыли с группировкою их по силе смертности (см. табл. Приложения), нельзя не видеть, что наибольшему приросту в 15 приходах соответствует малая смертность только в 7 приходах, малому же приросту также в 15 приходах соответствует высокая смертность лишь в 3-х, т.е. по большинству мелких территориальных единиц не наблюдается строго обратной пропорциональности между силою смертности и приростом. То же самое констатируется и по отношению к фабрично-волостным районам, именно: из 15-ти районов с пониженною смертностью лишь в 5 имеется более высокий прирост и, наоборот, из 5 районов с повышенною смертностью в 2-х отмечается и малый прирост. Следовательно, как в большей части церковных приходов, так и в большей части районов повышенная смертность не влекла за собою соответственного малого прироста и, обратно, пониженная смертность не давала высокого прироста .

 

Сравнительная группировка районов по силе смертности и по прибыли и убыли населения

Сравнительная группировка районов по силе смертности и по прибыли и убыли населения  

 

Из отдельных районов (см. табл. V ) наиболее высокий прирост констатируется по южной Дорховской волости, где в то же время имеется пониженная (против средней поуездной величины) смертность и повышенная рождаемость; по малому приросту (исключая с. Зуево) особенно выделяется район Богородско-Глуховской фабрики (приходы сельск. Тихвинский и Успенский), где одновременно отмечается весьма высокая смертность и рождаемость, что в своей совокупности, несомненно, указывает на крайне быструю смену поколений; то же следует отметить и по району Глинковской и Подгорной фабрик; наконец, слабый прирост по Карповской вол. вполне соответствует малой поволостной смертности и весьма пониженной рождаемости. Что касается до района Шибаевской фабрики, то прирост в нём (14,3‰), несмотря на наивысшую из всех районов смертность, представляется всё-таки повышенным, что обусловливается весьма значительною плодовитостью женского его населения, ибо рождаемость в данном районе достигает 85 человек на 1 тыс. жителей.

Распределяя все районы по более крупным территориальным единицам - по частям уезда, получаем максимальный прирост в южной и восточной его части, несколько более среднего поуездного (11,7) в центрально-нефабричной, несколько менее среднего в северной и западной и малый прирост - в центрально-фабричной.

Естественный прирост

Естественный прирост

Малый прирост в западной части уезда вполне соответствует малой там рождаемости и пониженной смертности; в южной же и восточной части при высоком приросте за 10-летие мы имеем пониженную смертность и рождаемость (меньше средних поуездных), что с санитарной точки зрения представляется благоприятным явлением, ибо указывает на большую жизненную устойчивость населения и на более редкую его смену; совершенно обратное отмечается в центрально-фабричной части уезда: при низком приросте весьма высокая смертность и рождаемость, что, в свою очередь, служит показателем меньшей сопротивляемости населения и более частой его смены.

Что санитарно-социальные условия для существования населения весьма неблагоприятны в центрально-фабричной части уезда показывает и крайне малая средняя продолжительность жизни в данной местности: тогда как в южной, восточной и западной части уезда средняя продолжительность жизни равняется 22,9, 23,2 и 23,4 годам, в центрально-фабричной она достигает только 18,8 г., т.е. менее на 4? г. По отдельным же, более мелким, её районам она спускается ещё ниже: так, в районе Подгорной фабрики средняя продолжительность жизни = 18,4 г., в районе Глинковской ф. = 18,0 г., в районе Богородско-Глуховской ф. = 16,2 г. и в районе Шибаевской ф. = только 14,9 г.

При сравнении, наконец, центрально-фабричной части с северной и южной половиной уезда по приросту населения и средней продолжительности жизни, оба данные санитарные критерия представляются в первой местности значительно пониженными, чем это отмечается по обеим половинам уезда.

Столь малая средняя продолжительность жизни, какая имеется как вообще в центрально-фабричной части уезда, так, в особенности, в некоторых из её районов, в совокупности с высокою в них смертностью и малым приростом до очевидности указывают на крайнее санитарное неблагополучие данных местностей .

Если мы ближе всмотримся в повседневные в рассматриваемое 10-летия условия существования большей части населения фабричных районов, с подавляющим функционированием в них крупных фабрик, то, volens - nolens , придём к выводу, что санитарное неблагополучие данных районов обусловливалось крайне антигигиеничною обстановкою населения, работавшего на крупных фабриках с текстильным производством, что именно крупные фабрики в целой своей совокупности и влияли на повышение смертности в населении и на понижение его долговечности .

Сравнивая за данное 10-летие мало, в общем, изменившуюся против 1884 г. обстановку рабочих на крупных механическо-ткацких, прядильных и красильно-отделочных фабриках с таковою же на промышленных заведениях ручного ткачества (кустарного и фабричного характера), нельзя не видеть, что на первых санитарная обстановка представляется гораздо более неудовлетворительною, чем на последних. Обыкновенно, весьма высокая, изнуряющая температура воздуха в большинстве мастерских, нередко достигающая крайних степеней - 30 и более градусов (в прядильных и отделочных), излишняя влажность в одних и чрезмерная сухость, крайне вредная для органов дыхания , в других (в прядильнях и самоткацких), почти полное отсутствие искусственного вентилирования мастерских и крайний недостаток естественного чрезстенного их проветривания, вследствие чего рабочие, как говорит д-р Дементьев, «дышат испорченным воздухом безусловно всегда », однообразный, утомительный, автоматический, чрезмерно продолжительный и нередко ночной труд ( Сборник статистических сведений по Московской губернии. Отд. Санитарный. Т. IV . Ч. II . и Т. III . Вып. XI . ), - вот та обстановка, в которой круглый год изо дня в день находились (да и теперь находятся) рабочие на крупных фабриках, обрабатывающих волокнистые вещества, и которая, в конце концов, действует понижающим образом на физические качества рабочего и разрушающим - на его здоровье. «Понижение физических качеств рабочих по всем занятиям в группе обрабатывающих волокнистые вещества, - говорит д-р Е.М. Дементьев в своём труде “Фабрика, что она даёт населению и что она у него берёт”, - есть результат неправильной жизни и работы в совершенно испорченном воздухе с отсутствием мышечной работы, недостатком сна и недостатком восстановления потерь организма, вследствие неизбежно, при этих условиях, пониженных функций дыхания и пищеварения. Влияние всех этих условий таково, что они задерживают естественное развитие человеческого организма, почему рабочие этой группы оказываются ниже ростом, с менее развитою грудью, с худшим отношением последней к полуросту, легковеснее и с более слабыми мышцами рук и ног. Мало того, организм этих рабочих изнашивается быстрее и сильнее - они сильнее стареются, у них сильнее убывает вес тела и в значительной большей степени падает мышечная сила. Нет сомнения, что те же самые вредоносные условия работы и жизни, которые понижают физические качества рабочих, действуют и как болезнетворные причины, повышающие и заболеваемость и смертность фабричных рабочих». Не то мы видим на (кустарного и некустарного характера) ручных ткацких заведениях, представляющих собою в громадном большинстве случаев обыкновенный бревенчатый одно- или двухэтажный домик, поставленный на задворках усадьбы: хотя в них санитарная обстановка также довольно неудовлетворительна ( Более неудовлетворительна в ручных бумаготкацких мастерских и менее - в шелкоткацких. ), но здесь обычный недостаток искусственной вентиляции в значительной степени восполняется весьма энергичным естественным чрезстенным проветриванием, так что рабочему не приходится безусловно всегда дышать испорченным воздухом, температура и сухость его никогда не достигает той крайне высоты и той напряжённости, какая наблюдается в прядильных, красильных и отделочных мастерских; труд ручного ткача более свободен, менее автоматичен, менее продолжителен и, что особенно важно, исключительно дневной . «Их работа ни по напряжению, ни по времени не связана ни с чем, - говорит д-р Е.М. Дементьев, - и ткач может прекратить работу, если он устал, и с удвоенной энергией приняться за неё, когда пожелает - он не беспомощный раб машины, жестоко наказывающей за всякое ослабление напряжённого внимания уменьшением ли заработка или увечьем». Весьма благотворным элементом в жизни ручного ткача, в высокой степени парализующем многие вредные стороны его профессии, является и то, что в летний период времени ручное ткачество по избам и по фабрикам почти вовсе прекращается, как это и наблюдается повсеместно в уезде в районе сплошного ручного ткачества шёлково-бархатных и дешёвых бумажных материй. Летом ручной ткач, если он только не бросил окончательно хозяйство, превращается в земледельца и всецело предаётся работе на открытом воздухе, тогда как рабочие на крупных фабриках с механическим производством в огромном большинстве случаев никогда не покидают фабрику и работают на ней круглый год.

В итоге чрезмерного труда, неправильного отдыха, постоянного пребывания в испорченном воздухе и постоянного кислородного голодания и получается у прядильщиков, самоткачей и т.п. рабочих жалкий, бледный, болезненный вид бескровного , полусонного, апатичного лица, вялая дряблая кожа, плохо развитая грудь и детские слабые мышцы. Судя по собственному наблюдению и наблюдению фабричных врачей, среди рабочих крупных фабрик с текстильным производством малокровие - результат всех неблагоприятно-санитарных условий - развито в чрезвычайно высокой степени. Так, д-р Языков, врач Шибаевской фабрики, одной из наиболее крупных в уезде (находящейся в приходе Богоявления, самом неблагополучном по смертности), в отчёте за 1897 г. ( Отчёт Богородскому земскому собранию 1898 г. ) говорит, что если бы между амбулянтами, посещающими приёмную врача с разными заболеваниями, отмечать постоянно и малокровие, то получилась бы картина почти сплошного страдания анемией всего фабричного населения. По мнению проф. Эрисман ( Сборник Статистических сведений по Московской губернии. Отд. санит. Т. III . Вып. V . ), данное болезненное состояние именно и кладёт особый отпечаток на всё фабричное население, наверное служит благоприятной почвой для развития определённых болезненных форм и само по себе представляется резким выразителем тех общих неблагоприятных санитарных условий, от которых преимущественно страдает здоровье нашего фабричного люда.

К неблагоприятной обстановке работ на крупных текстильных фабриках с механическим производством присоединяется и весьма неблагоприятная обстановка жилья рабочих и их семейных, пользовавшихся (а их было около ? всего состава рабочих) фабричными помещениями, а также и вольными квартирами. За исследуемое 10-летие, а особенно за период с 1885 по 1892 г., громадное большинство жилых казарменных помещений представлялось крайне переполненными живущими («рабочие помещаются в спальнях непозволительно тесно», - говорит А.В. Погожев) и чрезвычайно недостаточно проветриваемыми, вследствие чего загрязнение воздуха в них, как видно из исследований д-ра С.А. Александрова над жилыми спальными одной из фабрик уезда, очень велико (см. Тр. XI съезда врачей Московской губ.), нередко нецелесообразно отапливаемыми и плохо освещаемыми, обыкновенно нецелесообразно устроенными, с обычно тесными и неуютными каморками или с грязными артельными спальнями, где вповалку размещались одиночки, а частенько и целые семьи. Исключение из антисанитарных жилищ было очень редкое.

Что касается до вольных квартир, то единственное их преимущество состояло в энергичном естественном чрезстенном проветривании; все же остальные санитарные недостатки функционировали обыкновенно ещё в большей степени, чем в казарменных фабричных помещениях, как это неоднократно приходилось убеждаться при личном осмотре специальных сдаточных домов для рабочих в с. Зуеве и г. Богородске.

Если жизненные условия в районе крупных фабрик были весьма неблагоприятны для взрослых его членов, то для детей они представлялись ещё более губительными, ибо самый ранний младенческий возраст в семьях, где матери работают на фабриках, что бывает весьма часто, почти постоянно лишается должного со стороны матери ухода и естественного вскармливания, подвергаясь, за отсутствием материнского и коровьего молока, наихудшему питанию чрез соски с жёваным хлебом и другими суррогатами, а дети более старшего возраста, проживающие в казармах, хронически подвергаются влиянию казарменного испорченного воздуха, делаются слабыми, малокровными, рахитичными (таковых д-ром Александровым на 2-х крупных фабриках уезда найдено 48%) и легко поддаются действию разных детских инфекций, чрезвычайно быстро разносимых по каморкам, вследствие крайне недостаточного их изолирования друг от друга и тесного сближения детей в общей казарме и коридорах, где в зимнее время ребятишки кишат, как пчёлы в улье. При многократных в течение 8 лет обходах разнообразных казарменных помещений мне (также как и другим исследователям и фабричным врачам) чрезвычайно редко (особенно зимою) приходилось встречать вполне здоровых, хорошо упитанных, с цветущим видом детей; в громадном большинстве случаев - это бледные лица и худые крошечные тельца, с явными следами рахитизма и золотухи, вызывающие жалость и невольно заставляющие задумываться над дальнейшею судьбою этих малюток, будущих рабочих, отцов и матерей семейства.

Кроме только что представленного, весьма существенного, различия в повседневной санитарной обстановке ручного ткача (а также и моталки) и рабочего на крупных фабриках с текстильным производством, нельзя не указать ещё и на значительную разницу в степени скученности населения на территории и загрязнённости её почвы, как результат переполнения населением. Если в северной половине уезда приблизительно 48 тыс. жителей (вместе с старообрядцами), а в южной 91 тысяча (со старообрядцами), расселено в каждой на громадном обширном пространстве, то в центрально-фабричной части около 45 тыс. (со старообр.), как видно из картограммы, сосредоточено, наоборот, на весьма небольшой узенькой полосе земли. Вполне естественно, что вследствие гораздо большей скученности населения получится и значительно более интенсивное и экстенсивное загрязнение почвы всевозможными отбросами, чему в немалой степени должно было содействовать и нецелесообразное устройство в данное 10-летие в громадном большинстве фабричных заведений помойных и выгребных ям, свободно допускавших медленное, но постоянное пропитывание окружающей почвы жидкими нечистотами и помоями (кирпичные, оштукатуренные цементом, приёмники встречались как исключение).

Следует отметить и то, что в центрально-фабричной части уезда места расположения крупных фабрик есть также и места ближайшего расположения винных лавок и трактиров, причём последние нередко группируются здесь в таком изобилии (например, в с. Зуеве, Щёлкове, Купавне, гор. Богородске и т.д.), какого не встречается ещё ни в одном из других населённых мест уезда (в 1894 г. в 10 фабричных пунктах имелось 24 трактира (и 23 в гор. Богородске), что даёт 30% всего их количества в уезде, и 32 винных, пивных и ренсковых лавки - 30%). Вполне понятно и естественно, что при полном отсутствии в данное 10-летие каких-либо даже самых примитивных развлечений для фабричных ( До недавнего времени ни на одной из фабрик уезда не было делаемо попыток к устройству постоянных развлечений для рабочих. Лишь за последние 3-4 года Богородско-Глуховская Мануфактура начала более или менее систематично устраивать специальные развлечения для фабричных: театральные представления (изредка), танцевальные вечеринки (по зимам), чтения с туманными картинами и летние народные погулянки. ) и при крайней близости трактиров - этих народных клубов, - рабочий люд весьма и весьма охотно их посещает, чувствуя себя здесь на полном просторе, имея возможность разойтись во всю ширь и забыть крайне тяжёлую, утомительную и донельзя однообразную повседневную свою жизнь. Однако, частые посещения трактиров при несдержанности рабочего люда в употреблении алкогольных напитков, в конце концов приводят к тем же результатам, к каким ведёт и вся антисанитарная обстановка фабричного: к преждевременному физическому его ослаблению и к преждевременному усиленному вымиранию.

Вот все эти-то , так сказать, основные санитарно-профессиональные недостатки, действуя из года в год медленно, но постоянно, и влияли разрушительно на существование населения (решительно во всех возрастах, как увидим ниже) центрально-фабричной части, подтачивая в корне его здоровье и делая его крайне неустойчивым и крайне отзывчивым к разным изменениям со стороны естественных и социальных условий . Само собою разумеется, что в отдельных районах к ним могут присоединиться и другие многообразно-неблагоприятные санитарно-социальные условия. Дело самого ближайшего будущего и должно состоять в детальном всестороннем выяснении на местах, в целях дальнейших практических мероприятий, какие именно причины и в какой именно степени в одних районах обусловливают патологическое их состояние, а в других - более или менее нормальное, здоровое функционирование.

Ознакомившись с движением населения по церковным приходам, мелким и крупным районам, рассмотрим , вкратце, рождаемость, смертность и брачность по годам и 5-летиям в различных местностях .

Как выше было упомянуто, в целом Богородском уезде за 10-летие максимум рождений приходился на 1894 г., максимум смертности - на 1890 г. и браков - на 1894 г., по 5-летиям максимум рождений и смертей - на 2-ое, браков же - на 1-ое.

Обозревая рождаемость по годам в 26 районах, мы видим, что наибольшее число рождений в них падает на различные года, но преимущественно на такие, в которые рождаемость и по целому уезду была более или менее повышенная - именно, на 1894 г. (в 4 районах), 1888 г. (в 8 районах), 1893 г. (в 5 районах) и 1890 г. (5 районов) - и только в 4 районах максимум рождений приходится на года, когда в уезде рождения были понижены - на 1885 г. (р. Осеевской в.), 1886 г. (р. Глинковской ф.), 1887 г. (р. Гребневской в.) и на 1892 г. (р. гребешечного производства); наименьшая рождаемость также в значительном большинстве районов отмечается в года с пониженною поуездною рождаемостью - 1885 (в 10 районах), 1886 (5 районов), 1884 (1 район) и 1892 г. (7 районов) - и лишь в 2 районах минимальное число рождений было в года с максимальною поуездною рождаемостью - в 1893 (р. Осеевской в.) и 1894 (р. Городищенской фабрики). По 5-летиям максимум рождений в 18 районах приходится на 2-ое (как и в целом уезде), в 7 - на 1-ое и в 1-м (р. Подгорной ф.) в оба пятилетия количество рождений было совершенно одинаковое. По площади уезда все районы с максимальною рождаемостью в 1-ое 5-летие оказываются расположенными в Северной половине уезда - области преимущественно ручного шёлкового ткачества - и, главным образом, в центрально-западной его части (волости Гребневская, Осеевская. Шаловская и Ямкинская), все же остальные районы - в южной половине уезда, области преимущественно ручного ткачества бумажных материй по избам, и в центрально-фабричной части. В силу подобного расположения районов мы и имеем во всей северной половине уезда наибольшее число рождений в период 1885-89 г., тогда как в южной половине уезда и в центрально-фабричной части на данный период приходится минимум рождений, что наирезче выражено в последней местности.

Количество рождений

Движение рождаемости по отдельным годам в центрально-фабричной части и южной половине уезда весьма схоже (разница лишь в силе колебаний) с погодным движением рождений в целом уезде (за исключением 1893 г. в центрально-фабричной части и 1889 г. в южной половине) и несколько отличается в северной половине (см. диагр. 23), причём в первой местности максимум рождений падает на 1894 и 90 гг. (минимум - на 1885 и6 гг.), во второй - на 1893 и 94 года (минимум - на 1885 и 86 г.) и в третьей - на 1888 и 91 г. (минимум на 1892 и 85 г.).

Максимум смертности , также как и рождаемости, в преобладающем числе районов (в 21 из 26), приходился на года с повышенною смертностью и в целом уезде - 1890 (в 7 районах), 1885 (7 районов), 1893 (5 районов) и 1886 г . (2 района); затем, в 5 районах (в Щёлковском фабричном, в волостях Зуевской и Карповской, в с. Хотеичи и Петровско-Лосиной слободе) наибольшее число смертей имеется в года (1887, 89 и 94), когда в целом уезде смертность была понижена.

По 5-летиям максимум смертности в 18 районах падает на второе (то же и в целом уезде) и в 8 - на первое. Из последних значительное большинство (6) расположено в северной половине уезда, вследствие чего во всей данной местности, как это наблюдалось и по рождаемости, наибольшее число смертей и приходится на года 1885-89, в центрально-же-фабричной части уезда и в южной его половине - на второе 5-летие (1890-94 г.).

Ход смертности по отдельным годам в центрально-фабричной части уезда и в южной его половине весьма подобен поуездному (за исключением 1886 г. в центрально-фабричной части и 1892 г. в южной половине) и мало соответствует северной половине (см. диагр. 24), причём во всех них максимум и минимум смертности падает на различные года:

Распределение смертности по годам

максимум в центрально-фабричной части на 1893 г. (холерная эпидемия в Зуеве и на Глинковской фабрике, усиленная заболеваемость гастроэнтеритом на крупных фабриках), когда смертность составляла 60,9 на 1000 жителей, в северной половине уезда на 1885 г., когда здесь умерло 45,4 из 1000 жителей, и в южной на 1890 г., давший 43,4 смертей pro mille ; минимум в первой местности на 1887 г., когда умерло 41,1‰, во второй - на 1888 г. (35,6‰) и в третьей - на 1889 г. (35,0‰). Таким образом, как по силе смертности в максимальный и минимальный год, так и по размеру колебания, наирезче всего выдвигается центрально-фабричная часть уезда, где разница между крайностями доходила в абсолютных числах до 826, а в относительных (к населению) до 19,5‰, тогда как в северной и южной половине лишь до 438 и 375 (в абсолютных) и до 9,8‰ и 8,4‰ (в относительных числах).

Данные эти ещё раз указывают, что население центрально-фабричной части уезда, по сравнению с северной и южной его половинами, гораздо более неустойчиво в жизненной борьбе и значительно сильнее реагирует на различные санитарно-социальные невзгоды, что и выражается резкими колебаниями в его смертности .

Что касается до брачности , то в 24 районах наибольший максимум браков приходится на года с повышенным числом браков и по целому уезду и в 2-х - в года с минимальною поуездною брачностью, по пятилетиям - на 1-ое в 17 районах и на второе в 9. Слагая районы в 3 более обширные вышеупомянутые группы, получаем во всех них максимум браков в период 1885-89 г., т.е., как и в целом уезде, причём в центрально-фабричной его части перевес браков в первое пятилетие над вторым представляется значительно большим (на 201), чем это имеется в северной и южной половине уезда (на 37 и на 76). Следовательно, в распределении браков по 5-летиям ни в одном из обширных районов не наблюдается того отступления от установленного поуездного типа, какое констатируется по рождаемости и смертности в северной половине.

Перейдём теперь к более детальному рассмотрению рождаемости, смертности и браков в различных территориальных единицах.

 

 

глава II .

 

Распределение рождений по полу, месяцам и сезонам в церковных приходах и группах приходов. Внебрачные рождения в различных местностях уезда. Распределение браков по месяцам и сезонам в группах приходов.

 

Из рассматриваемых детально 59 церковных приходов среди всего числа родившихся детей мужской пол преобладал над женским в 41 и обратно - в 17; в 1-м приходе (погост Михаила Архангела в Кунье) было одинаковое число рождений того и другого пола. Перевес в рождаемости мальчиков над девочками, констатированный по целому уезду в размере 104,4 мальчика на 100 девочек, по 41 приходу колебался за 10-летие от 104,0 (с. Гридино) до 122,9 (с. Амерево) м. на 100 дев.; в тех же приходах, где, наоборот, девочек рождалось более мальчиков, последние давали на 100 девочек от 99,8 (погост Муравьищи) до 86,3 (пог. Гребнево) рождений. В группе приходов - в фабрично-волостных районах - обычный перевес мальчиков над девочками имеется в 20 районах в пределах от 100,2 (р. Беззубовско-Ильинской вол.) до 107,3 (р. Богородско-Глуховской ф.) на 100 девочек, в остальных же 6 (районы: волостей Осеевской, Буньковской и Дорховской, слободы Петровско-Лосиной, кирпичного производства (с. Кудиново) и Городищенской ф.) замечается обратное - перевес девочек над мальчиками (на 100 девочек рождалось 94,2-98,5 м.). По более крупным районам - частям уезда - девочек рождалось более мальчиков, впрочем, в очень незначительном превышении, лишь в южной (старообрядческой) части уезда; в 5 других частях (восточной, западной, северной, центрально-нефабричной и центрально-фабричной), по обыкновению, мальчики давали перевес в пределах от 102,9 (восточная часть) до 105,8 (центрально-фабричная часть) человек на 100 девочек. Наконец, в ещё более обширных территориях - в северной и южной половине уезда - отклонения от обычного перевеса в рождении мальчиков уже не отмечается.

Среди всех рождений внебрачных за исследуемое десятилетие не констатируется только в одном небольшом по числу селений и жителей приходе - пог. Роденки; во всех прочих 58 приходах внебрачных рождений приходилось от 1,9 (прих. с. Хотеичи) до 162,0 (прих. с. Комягина) на 1000 всех рождений. По сравнительному обилию незаконнорожденных особенно выдаются вышеупомянутый приход с. Комягина и приход села Петровского. В первом, небольшом по числу жителей, приходе весьма значительное количество внебрачных рождений является, впрочем, искусственным, обусловливаемым широким функционированием с 1888 года родильного приюта при Лепешкинской частной лечебнице, привлекшей к себе, благодаря даровой отсылке младенцев в Воспитательный дом, довольно много посторонних приходу внебрачных родоразрешений. В приходе же Петровском, состоящем из обширного села и небольшой деревни, весьма сравнительно большее число незаконнорожденных (112 на 1000 всех рождений), по всей вероятности, обусловливается существованием в селе Петровском особой секты безбрачниц, охотно, однако, дающим у себя ночлег и лицам мужского пола. В данном приходе особенно много внебрачных рождений было в года 1885-89 (139,6 на 1000 рождений) и значительно менее - в 1890-94; здесь же в первое пятилетие по сравнению со вторым отмечается и большее количество всех рождений (51%) и браков (57,6%). По районам из волостных более всего внебрачных рождений за 10-летие отмечается лишь по 3-м волостям, смежным друг с другом, расположенным в северной части уезда по границе с Московским и Дмитровским уездами, именно: по Ивановской (42,7 на 1000 рождений) и Гребневской (37,9), в состав которых и входят приходы села Комягино и села Петровского, а затем по Аксеновской (34,2); в остальных 13 волостях незаконнорожденные колеблются в пределах от 6 до 12 человек на 1000 всех рождений, т.е. в 2 и 4 раза менее, чем имелось в среднем за 10-летие по уезду (25,3). Из фабричных районов наиболее всего внебрачных рождений констатируется в местностях с максимальным числом пришлого люда, именно: по району села Зуева (108,8 на 1000 всех рождений), далее по району Шибаевской фабрики (65,1), Щёлковских (43,5), Городищенской (31,9) и Богородско-Глуховской (29,5). Таким образом, в подгороднем Богородско-Глуховском районе, несмотря на громадное преобладание в нём пришлого люда, среди которого одиночки составляют почти 1 / 6 часть (от 1300 до 1500 человек), количество внебрачных рождений определяется вдвое меньшим, чем в соседнем, тоже подгороднем, Шибаевском районе, хотя в последнем в общем составе рабочих 1) почти исключительно преобладали семейные и 2) значительно менее было пришлых. По пятилетиям численность внебрачных рождений, за исключением лишь 3-х районов - волостей Ивановской, Теренинской и Дороховской, - по всем остальным, как это наблюдалось и в целом уезде, оказывается большею во второе пятилетие, чем в первое, что наирезче всего выражается в районе фабрик Шибаевской, Богородско-Глуховской, Глинковской и Зуевских; затем в районе кирпичного производства (приход Кудинова) и Петровско-Лосинской слободы внебрачные рождения исключительно имелись во второе 5-летие. Необходимо отметить, что в 4-х из названных районов на второе 5-летие приходится и меньшее число браков (особенно мало по селу Зуеву - 34,5%), а в 2-х (Шибаевском и Петровско-Лосинском), наоборот, большее.

По крупным районам - частям уезда - внебрачные рождения за 10-летие наиболее всего отмечаются в центрально-фабричной (41,3 на 1000 всех рождений), затем в северной (38,5) и западной (21,01), наименее всего - в центрально-нефабричной (7,7) и южной старообрядческой (6,9). Наконец, соединяя все районы в 3 обширные территориальные единицы, получаем значительный перевес внебрачных рождений в вышеупомянутой центрально-фабричной части уезда, где между прочим среди всего населения (45? тыс.) было около 37% пришлых иноуездных фабричных (15? т.), над северною и южною половиною уезда (24,5 и 10,7 внебрачных на 1000 всех рождений) и исключительно почти местным населением, ибо пришлый фабричный люд в общем его составе давал приблизительно лишь 5 процентов.

Рассматривая рождаемость в районах по месяцам, мы видим, что первый январский поуездный максимум рождений (выведенный из средних ежемесячных чисел) повторяется в 10 районах, в 9-ти он переходит на июнь, в 3-х на март, в 2-х на июль, в 1-м на август (Дорховская в.) и в 1-м - на октябрь (р. Щёлковских фабрик), второй июньский поуездный максимум повторяется в 7 районах, в 10-ти он переходит на январь. в 3-х на октябрь (р. Осеевской в., Петровской слободы и Городищенской ф.), в 3-х на июль, в 2-х на март и в 1-м на апрель, т.е. в большей части районов максимум рождений приходится на месяцы, наиболее неблагоприятные для дальнейшего младенческого существования и максимум зачатий на месяц (апрель), непосредственно следующий за усиленной голодовкой (Великим постом) и чрезмерной фабричной работой (в марте). В отношении расположения максимумов рождений особенно неблагоприятными представляются район Аксеновской волости и Подгорной фабрики, где наибольшее число рождений падает на максимальные по детской смертности месяцы июнь-июль, затем район гребешечного производства (прих. с. Хотеичи), где высокая рождаемость имелась в апреле и июне, и район с. Зуева - в марте и июле, и, наоборот, довольно благоприятным - район Осеевской волости и р. Щёлковских фабрик, где оба максимума рождений падают на октябрь и январь. Обозревая далее распределение рождаемости по сезонам , мы имеем 16 церковных приходов с наибольшим зимним максимумом рождений, 16 с весенним, 22 с летним и 5 с осенним (см. табл. Приложения). Следовательно, по наибольшему количеству рождений в период зимы и осени должно признать более благоприятным для дальнейшего существования новорожденных детей 21 приход и менее благоприятным - 38 с преобладанием летнего или весеннего максимума рождений. Но из них особенно благоприятными следует считать те приходы, где рождаемость, главным образом, была сосредоточена одновременно осенью и зимою - именно, прих. с. Жегалова, Саввина, Игнатьева, Гридина и пог. Роденки, и неблагоприятными - с усиленною рождаемостью в течение лета и весны (25 приходов). Из районов наибольший летний максимум рождений наблюдается в 13 (в 5 фабричных - Богородско-Глуховском, Шибаевском, Подгорном, Зуевском и Купавинском, в 6-ти волостных - Шаловской, Ямкинской, Аксеновской, Дорховской и Беззубовско-Ильинской и в районах гребешечного и кирпичного производства), весенний - в 8 (в Глинковском, Щелковском и Городищенском фабричных, в Петровско-Лосином, в волостях Осеевской, Гребневской, Ивановской и Новинской) и зимний - в 5 (волости Буньковская, Зуевская, Игнатьевская, Васильевская и Карповская); с осенним наибольшим повышением рождений нет ни одного района. Затем, из крупных районов, частей уезда, как видно из нижеследующей таблицы, распределение рождаемости по сезонам представляется более благоприятным в восточной части с наибольшим зимним максимумом, затем в южной, где имеется помимо летнего повышения и зимнее; в остальных же частях уезда преобладает весенне-летний максимум, причём в западной, однако, и зимнее количество рождений велико. Общий порядок распределения рождаемости в частях уезда таков:

Общий порядок распределения рождаемости в частях Богородского уезда

Наконец, по ещё более обширным территориальным единицам мы имеем максимум рождений летом и весною в северной половине уезда и в центрально-фабричной части, в южной же половине - летом и зимою, т.е. в двух первых местностях оба максимума рождений весьма неблагоприятны для новорожденных, в третьей - лишь один летний.

Таким образом, из областей уезда отступление от установленного типа распределения рождаемости - первый максимум летом, второй - весной и третий зимою -наблюдается лишь в южной половине, из частей же уезда - в восточной (первый максимум зимою), в центрально-нефабричной и западной (первый максимум весною), из районов - в 13 и из церковных приходов - в 37. Чем обусловливаются те или иные отступления от обычного типа, с положительностью объяснить в данное время затрудняюсь.

Что касается помесячного распределения браков , то в громадном большинстве районов, именно в 16, наибольший максимум браков приходится на январь (как и в целом уезде), затем в 7 - на октябрь (второй поуездный максимум браков), в 1-м (Новинская волость) - на май, в 1-м (Шаловская волость) - на июнь и в 1-м (район кирпичного производства) - на июль, т.е. за исключением двух последних районов, во всех остальных наибольшее число браков было в месяцы, максимальные по брачности и в целом уезде. По сезонам в преобладающем числе районов самое наибольшее количество браков падает на обычные для уезда периоды времени - в 12 районах на осень и в 11 на зиму; затем, в 3-х районах, по всей вероятности, под влиянием экономических условий, отмечается отступление от общего типа: по Новинской волости первый максимум браков имеется весною, по району Богородско-Глуховской фабрики и по району кирпичного производства - летом.

По частям уезда в северной и западной максимум браков приходится на осень (первый максимум) и зиму (второй максимум), в восточной и центрально-нефабричной, наоборот, на зиму (первый максимум) и осень (2-й макс.), в южной - только на зиму (44% всех браков) и в центрально-фабричной - на осень (первый максимум), зиму (второй максимум) и лето (3-й макс.). Следовательно, только в двух первых частях уезда распределение максимумов браков соответствует общему поуездному, в остальных же - более или менее отступает от обычного в целом уезде хода повышения браков (осенью и зимою). Наконец, по областям уезда, как видно из нижеследующей таблицы, максимумы браков по порядку группируются так: в северной половине зимою (первый максимум) и осенью (второй максимум), в южной, наоборот, осенью и зимою, в центрально-фабричной же, как было уже указано, к двум максимумам, осеннему и зимнему, присоединяется ещё и летний.

	Абсолютные числа	Относительные числа (в процентах)

Из данной же таблицы видно, что в южной половине уезда и особенно в центрально-фабричной его части браки распределяются по сезонам всё-таки сравнительно более равномерно, чем в северной половине, где они сосредоточиваются преимущественно в осенне-зимний период времени, когда население здесь более всего обеспечено заработками.

 

глава III .

 

Распределение по церковным приходам и группам приходов половой и возрастной смертности. Сопоставление в группах приходов смертности детей до 1 г. с общею смертностью, с общею и посезонною рождаемостью и с обеспеченностью населения рогатым скотом. Смертность детей и взрослых в фабричных (с крупными фабриками) и нефабричных районах. Распределение в церковных приходах и группах приходов общей и возрастной смертности по месяцам и сезонам.

 

Из 59 рассматриваемых приходов в 48, что составляет 81% всего их числа, среди умерших преобладал мужской пол в пределах от 102 (с. Ивановское) до 147,7 (с. Игнатьево) человек на 100 женщин (в целом уезде 108,5 м. на 100 ж.), в 10-ти, наоборот, женщины умирали более мужчин (на 100 ж. приходится от 78,8 - пог. Роденки до 99,7 - с. Гридино - мужчин) и в 1-м - с. Клобуково - смертность обоих полов была одинакова. По преобладанию мужской смертности над женскою особенно выдаются приходы с. Игнатьева (район фарфорово-фаянсового производства), где на 100 женщ. умирало 147,7 мужч., с. Богослова (Гребневской волости) - 141,1 м., Богоявления (фабр. Шибаевой) - 133,3 м. и с. Образцева - 126,6 м.; по преобладанию же смертности женской над мужской приходы с. Маврина - 74,7 м., пог. Роденки - 78,8, пог. Васютина (на мху у пруда) - 84,4 м. и пог. Алмазова (имеется женская богадельня на 60 старух) - 86,6 м. По районам лишь в 3-х (волости Шаловская, Аксеновская и район гребешечного производства - с. Хотеичи) мужчины умирали менее женщин (от 97,8 до 88,5 на 100 ж.), в остальных же 23-х давали большую смертность в пределах от 101,2-102,9 (в Ивановской и Осеевской волостях) до 119,8-133,3 (Дорховская волость и район Шибаевской фабрики) на 100 женщин. По отдельным частям уезда только в северной, где и в населении значительно преобладают женщины, мы имеем несколько меньшую смертность мужчин (на 100 ж. 99,5 м.), в прочих же частях - большую - от 104,6 (в центрально-нефабричной) до 112,5 (в центрально-фабричной) на 100. Наконец, рассматривая более крупные по населённости области, мы везде имеем преобладание мужской смертности: в северной половине уезда на 100 женщин за 10-летие умирало 104,7 м., в южной - 108,3 м. и в вышеупомянутой центрально-фабричной части - 112,5 м.

Спрашивается, какие же именно возраста дают то или иное преобладание смертности по полу в различных районах и группах районов? Если мы распределим все возраста на две крупные группы - до 15 л. и от 15 лет, то, как видно из таблицы VII .2 Приложения, оказывается, что в детском возрасте решительно во всех районах и группах районов мальчики умирали более девочек - в мелких районах в пределах от 105,0 (р. с. Зуева) и до 122,0 (р. Глинковской ф.) на 100 девочек, в крупных - от 108,8 (центрально-нефабричная часть) до 115,0 (западная часть) на 100 девочек. В старшем возрасте такого повсеместного преобладания в смертности мужского пола над женским уже не наблюдается: здесь из 26 районов 13, т.е. в половинной их части, смертность мужчин отмечается более или менее пониженною в пределах от 74,5 (Аксеновская волость) и до 99,2 (Щёлковские фабрики) на 100 женщин. В остальных 13 районах, наоборот, преобладала мужская смертность над женскою, причём в некоторых из них преобладание это достигает весьма значительных размеров: так, в районе Шибаевской фабрики среди взрослых умерших на 100 женщин приходилось 162 мужчины, в районе с. Зуева 138,3 м. и в районе Купавинской ф-ки 127,7. В группах районов - частях уезда - в возрасте от 15 л. мы имеем везде, где преимущественно функционирует ручное ткачество, перевес женщин над мужчинами - наибольший в северной части уезда, где на 100 женщин умирало только 77,3 мужчин, и южной (91,7 м.), а наименьший - в западной (99,2 м.). Распределяя, наконец, смертность взрослых мужчин и женщин по крупным областям уезда, получаем в северной половине, области преимущественно шёлково-бархатного ткачества оп небольшим фабричкам, большую смертность женщин против мужчин (на 100 ж. умир. 88,9 м.), южной, области преимущественно бумажного ткачества по избам, почти совершенно одинаковую смертность того и другого пола (на 100 ж. 100,2 м.) и в центрально-фабричной части - области крупных фабрик - значительный перевес мужской смертности над женскою (на 100 женщ. 116,6 м.).

Обусловливается ли тот или иной перевес в смертности полов действительным преобладанием их в данном возрасте (от 15 л.) в населении определённой части уезда или более худшими санитарно-социальными условиями, сказать с определённостью трудно, ибо у нас нет точных данных о возрастно-половом составе жителей по территориям уезда. Однако, вероятнее всего, что более повышенная смертность взрослых женщин в северной половине уезда есть последствие действительного преобладания их в населении, так как, во-1-х, по подворной переписи 1883 г. на 100 мужчин в данной половине уезда зарегистрировано 108,5 женщин, в южной же половине 102,5 ж., во-2-х, в детском возрасте до 15 л. здесь умирало мальчиков в большем количестве, чем в других областях, и, в-3-х, в северной половине уезда какой-либо резкой разницы в условиях существования взрослых мужчин и женщин нет. Что же касается до центрально-фабричной части, то несомненно одно, что если здесь и существует среди населения, особенно среди пришлых, перевес мужчин над женщинами, а он наверное имеется, то в то же самое время превалирующий элемент именно и находится в более неблагоприятной санитарной обстановке, будучи всецело занят работою на фабриках.

Рассматривая, в частности, в разных районах смертность по полам в наиболее производительном возрасте - от 20 до 50 лет, мы видим, что в 17 районах имеется больший или меньший перевес мужской смертности и в 9 - женской; из последних значительное большинство (7) расположено в северной половине уезда и меньшинство в южной. Из районов с преобладающею мужскою смертностью особенно выдаются район Шибаевской фабрики, где за 10-летие на 100 женщин умерло 190,9 мужчин, район Карповской волости (фарфорово-фаянсовое производство), давший на 100 умерших женщин 178,3 м., район Купавинской (154 мужч.) фабрики и села Зуева (146,7 м.). Затем, в более крупных районах - частях уезда - весьма мало умирало мужчин в возрасте от 20 до 50 лет на севере, в волостях Аксеновской и Ивановской (на 100 ж. 68,5 м.), и отчасти на юге (98,5 м.); в восточной и центрально-нефабричной части констатируется уже небольшой перевес в смертности мужчин и значительный - в западной (113,6 м.) и, особенно, в центрально-фабричной (130,0 м.). Наконец, по областям уезда мы имеем меньшую по сравнению с женщинами смертность мужчин во всей северной половине уезда (на 100 ж. 93,6 м.) и значительно большую в южной половине (112,7 м.). То же распределение смертности мужчин и женщин в различных районах и группах районов наблюдается и в возрасте от 50 и до 70 лет ; разница замечается лишь в размере того или иного преобладания пола, так, например, в северной половине перевес женщин (на 100 ж. 97,8 м.), а в южной - мужчин (на 100 ж. 102 м.), гораздо меньший, чем это имеется в предыдущем возрасте, и лишь в центрально-фабричной части он всё ещё значителен (на 100 ж. 124,3 м.), Наконец, в старческом возрасте, выше 70 л. , мужчины вымирали в большем против женщин количестве только в самой южной (старообрядческой) части уезда, в волостях Беззубовской, Ильинской и Дорховской (на 100 ж. 107 м.); а так как здесь в предыдущие возраста - от 20 и до 70 л. - женщины по смертности превышали мужчин, то должно предполагать, что в данной части уезда мужчины поставлены в более благоприятные условия для существования, что, по-видимому, и есть, ибо на женщине здесь лежит всё домохозяйство и всё ткачество. В остальных 5 частях уезда женщины в данном возрасте умирали по сравнению с мужчинами в значительно большем количестве. То же преобладание женской смертности отмечается и при сравнении более крупных территорий: в северной половине уезда на 100 женщин в возрасте выше 70 лет приходится 60 умерших мужчин, в южной половине - 85 и в центрально-фабричной части - 70.

Таким образом, во всех крупных по населённости территориальных единицах женщины доживали до старости в значительно большем числе, чем мужчины , что указывает или на большее их преобладание и в населении или на лучшие жизненные условия. Первое вероятнее всего предположить в отношении северной половины уезда, где женщины и в предыдущих 2-х возрастных группах давали значительный перевес в смертности, второе же в отношении всей южной половины уезда и центрально-фабричной его части.

Что касается до различия в половой смертности отдельных детских возрастных групп, то в возрасте от рождения и до 1 г. мальчики умирали значительно (от 102,2 до 138,7 м. на 100 дев.) более девочек решительно во всех районах и группах районов; из приходов же лишь в 4-х девочки дали несколько большую против мальчиков смертность, но из них 3 (пог. Роденки, Васютино и с. Комягино) небольшие по численности населения приходы, так что преобладание это может быть совершенно случайным, вследствие недостаточности наблюдений (так, например, в Роденках за всё 10-летие было 59 умерших в возрасте до 1 г. - 29 м. и 30 дев.). В последующих возрастах от 1 г. до 5 л. и от 5 л. до 15 л. такого доминирующего перевеса в смертности мальчиков уже не наблюдается, ибо в первой возрастной группе (1-5 л.) в 12 районах, а во второй - в 14, мы имеем излишек в смертности девочек над мальчиками, что, впрочем, в некоторых из районов может быть явлением временным, случайным, так как число наблюдений (особенно в возрасте 5-15 л.) слишком мало. И действительно, по крупным районам преобладание девочек над умершими мальчиками отмечается лишь в возрасте от 5 до 15 лет и только по центрально-фабричной части уезда (на 100 д. 93,3 м.), в северной же и южной половине мальчики в обеих данных возрастных группах вымирали в большем против девочек количестве (103,7-102,2 м. в возр. 1-5 л. и 105,7-101,1 м. в возрасте 5-15 л.).

Рассмотрим теперь возрастную смертность в различных территориальных единицах безотносительно к половому составу умерших . Выше было указано, что в целом уезде среди всего количества умерших наибольшее число смертных случаев приходится на возраст от рождения и до 1 г. (43,1%). То же самое повторяется как в отдельных приходах и районах, так и в группах районов - вся разница лишь в силе размера детской смертности.

По приходам дети до 1 г . в общем составе умерших давали от 29,4% (с. Комягино) до 53,1% (с. Успенское) смертных случаев, причём выше среднего поуездного детская смертность отмечается в 21 приходе (35,6% всего числа приходов). По наибольшей численности умерших годовалых детей среди всех умерших особенно выдаются 5 крупных по населённости приходов: с. Успенское (53,1%), Тихвинский (50,8%), пог. Данилищи (50,4%), с. Зуево (51,6%) и с. Хотеичи (50,4%). В группах приходов - районах - относительная смертность детей до 1 г. колеблется в волостных районах в пределах от 33,2% (Карповская в.) до 44,9% (Ивановская и Шаловская волости) и в фабричных от 37,2% (по району Купавинской ф.) до 51% (район Богородско-Глуховской фабрики и с. Зуева). Соединяя районы по частям уезда, мы имеем наибольшую относительную смертность детей до 1 г. в центрально-фабричной и северной части, равную средней поуездной - в восточной и центрально-нефабричной и сравнительно малую смертность - в южной и западной. Наконец, сравнивая между собою наиболее крупные области уезда, одинаковые по численности населения - северную и южную половины и центрально-фабричную часть, - мы видим, что и здесь по наибольшей смертности годовалых детей среди всех умерших превалирует центрально-фабричная часть уезда, где дети до 1 г. за 10-летие дали 46,6% всех смертей, затем следует северная половина уезда - 41,7% и потом уже южная половина - 40,5%.

 

Распределение детской смертности (до 1 г.) в группах районов

Распределение детской смертности (до 1 г.) в группах районов

Так же распределяется по территориальным единицам и интенсивная (в отношении к родившимся) детская смертность, как видно из таблицы VI .

 

Таблица VI .

Процентное отношение смертности детей до 1-го года (из всего числа родившихся) в церковных приходах и районах

Процентное отношение смертности детей до 1-го года (из всего числа родившихся) в церковных приходах и районах

По отдельным церковным приходам она колеблется от 15,8 (с. Комягино) до 54,8 (Тихвинский) умерших детей до 1 года на 100 родившихся. Следует, однако, отметить, что в обоих названных приходах как слишком высокая детская смертность, так и слишком малая представляются несколько искусственными: в первом весьма слабая интенсивная смертность годовалых детей обусловливается тем, что значительный % (16) родившихся детей (незаконнорожденные в Лепешкинском родильном приюте) не был оставлен в пределах прихода, во втором же, наоборот, в наличности имелось больше новорожденных детей, чем их числится в метриках прихода, ибо значительная часть младенцев окрещена была в соседнем Успенском приходе, где, в силу этого, также получается несколько искусственною малая интенсивная смертность детей до 1 года (31,6%). Вообще же, из всех 59 приходов дети до 1 г. на 100 родившихся дали менее среднего поуездного процентного отношения (33,8) в 37 приходах, равное среднему в 5 и выше среднего в 27.

Распределяя, с одной стороны, все приходы по силе детской смертности на 7 групп, а с другой, по профессиональной обстановке женщин на 2 группы - на нефабричные , где женщины почти исключительно заняты размоткою и ручным ткачеством преимущественно по собственным жилым избам, и на фабричные , относя к последним приходы (сл. Фряново, сл. Купавна, Хомутово, Жегалово, Анискино, Глинки, Петропавловский, Богоявленский селений, Тихвинский селений, Успенский, Крестовоздвиженский при д. Дубровке и Зуево), где расположены крупные фабрики, обрабатывающие волокнистые вещества, применяющие механические двигатели, имеющие более 25% женщин (из них около ? замужних) в общем составе рабочих и жилые помещения для последних, - то нельзя не видеть, что во второй группе (фабричных) весьма значительный процент (41,7) падает на приходы, имеющие высокую детскую смертность (выше 35%) и небольшой (8,3) на приходы с пониженною детскою смертностью (менее 30%), тогда как в первой группе (нефабричных) и во всех вообще приходах имеется обратное отношение - гораздо больший процент (41,7 и 37,3) падает на приходы с малою смертностью и небольшой (18,7 и 23,7) - на приходы с высокою детскою смертностью.

 

Распределение приходов по силе детской смертности

Распределение приходов по силе детской смертности

По районам детская смертность по своей интенсивности представляется весьма различною (см. табл. VI и картогр. 3): в волостных районах она колеблется от 22,4 (Дорховская волость) до 38 (Аксеновская в.) человек на 100 родившихся, в фабричных же от 28,1 (р-н Купавинской ф-ки) до 51,6 (р-н Зуево). Весьма, впрочем, вероятно, что в некоторых районах (также и в приходах), как, например, в Дорховском, слабая детская смертность есть явление случайное, обусловливаемое просто малочисленностью наблюдений (всего 183 смертных случая до 1 г.) вследствие небольшого количества жителей. Вообще же из 26 районов мы имеем детскую смертность, равную средней поуездной в 4-х, менее средней в 14 и выше средней - в 8. Последние районы лишь за исключением одного (р-н гребешечного производства - приход села Хотеичи), расположены в северной половине уезда (2 района) и в центрально-фабричной его части (5); наоборот, районы с пониженною детскою смертностью преимущественно сгруппированы в южной половине уезда. Если мы рассмотрим детскую смертность в отношении к родившимся по частям уезда (см. табл. детск. смертн. в груп. районов), то имеем наибольшую интенсивную её смертность в центрально-фабричной части и в северной, равную средней поуездной - в центрально-нефабричной и спавнительно малую смертность - в 3-х остальных.

Сопоставляя детскую смертность в различных частях уезда с распределением в них посезонных максимумов рождений, мы видим, что

 

Распределение детской смертности и сезонных максимумов рождений

 

ГРУППЫ РАЙОНОВ

Детск. смертн. (на 100 род.)

1-ый посезон. максимум рождений

2-ой посезон. максимум рождений

 

Северная часть уезда

Западная часть уезда

Восточная часть уезда

Южная часть уезда

Центрально-нефабричная

Центрально-фабричная

 

35,4

29,3

30,8

27,1

33,3

40,0

 

Весна

Весна

Зима

Лето

Весна

Лето

 

Лето

Лето (и зима)

Лето

Зима

Лето

Весна

 

в тех местностях уезда, где детская смертность оказывается повышенною (северная и центрально-фабричная части) или равною средней поуездной (центрально-нефабричная часть), там и максимумы рождений приходятся на лето и весну, т.е. на периоды, неблагоприятные для дальнейшего детского существования, наоборот, в местностях с пониженною детскою смертностью - в 2-х (восточной и южной) мы имеем вместо весеннего максимума зимний и в 1-м (западн.) равномерное распределение максимумов весною, летом и зимою. Кроме того, в северной и центрально-нефабричной части уезда и самое наибольшее количество зачатий падает на лето, на страдную пору для родителей, что неблагоприятно для жизнеспособности детей, в остальных же местностях - или на весну, или на осень.

 

Распределение рогатого скота и детской смертности по частям уезда (по волостям)

Распределение рогатого скота и детской смертности по частям уезда (по волостям)  

Сопоставляя затем детскую смертность по частям уезда с большею или меньшею обеспеченностью крестьянского их населения рогатым скотом, дающим возможность лучшего искусственного подкармливания детей в самом раннем возрасте, то оказывается, что в местностях уезда, где крестьянское население наиболее было обеспечено коровами (от 84 до 98 на 100 дворов), детская смертность отмечается более высокою, чем в местностях с слабою обеспеченностью рогатым скотом (67,7-68,4 коровы на 100 дворов), т.е. в крестьянском населении Богородского уезда не констатируется обратное соотношение между размером детской смертности и владением рогатым скотом . Значительная необеспеченность детей в южной части уезда коровьим молоком, по всей вероятности, компенсируется более достаточным естественным вскармливанием новорожденных, так как здесь 1) матери в силу профессиональных условий (ткачество и размотка пряжи по собственным избам) находятся постоянно дома и 2) летняя страдная пора, вследствие значительной заброшенности земледелия, сравнительно непродолжительна и необременительна для крестьянок-матерей. В северной же части уезда, сравнительно наиболее земледельческой, 1) страдная пора более продолжительна и более тяжела, 2) женщины в значительно большем количестве работают вне дома, чем это имеется на юге.

Что касается до всей центрально-фабричной части уезда, где пришлый элемент составляет более ? (приблизительно 22890 человек) всего населения и которое в чрезвычайно ничтожной степени обеспечено рогатым скотом ( Насколько ничтожно обеспечены рогатым скотом фабричные, это видно из того, что в 1895 году на Богородско-Глуховской Мануфактуре, более чем с 9 тыс. рабочих, у последних было зарегистрировано всего 195 коров. А на многих фабриках и вовсе не допускается держать рогатый скот. ), то там мы имеем полное соотношение высокой смертности детей до 1-го года и необеспеченности его коровами. К необеспеченности в данной части уезда детей коровьим молоком присоединяется одновременно и крайняя недостаточность естественного вскармливания, ибо весьма значительный % матерей в центрально-фабричной части (по данным А.В. Погожева за 1883-84 г. среди женщин-работниц было более 50% замужних) всецело поглощён работою на фабрике. Если к тому же мы припомним всё сказанное выше относительно разницы в санитарной обстановке населения в центрально-фабричной и прочих частей уезда, то высокая детская смертность в центрально-фабричном районе представляется вполне понятною и естественною.

При сравнении, наконец, детской смертности данной части с северной и южной половиной уезда (карторгр. 4) оказывается, что в обеих них имеется значительно более пониженная детская смертность (31,5% и 30,1%), меньшая против центрально-фабричной части на 8,1% в северной половине и на 9,9% в южной половине. В последней местности на значительное понижение смертности годовалых детей, помимо более благоприятной для них, по сравнению с центрально-фабричной частью уезда, санитарно-профессиональной обстановки населения, влияет также и более благоприятное расположение максимумов рождений (зимою и летом), чем это имеется в северной половине уезда и центрально-фабричной его части.

Таким образом, совокупность многообразно неблагоприятных санитарных и профессиональных условий в жизненной обстановке населения центрально-фабричной части уезда крайне вредно отражается на существовании детей в самом раннем возрасте, что и выражается по сравнению с прочими местностями уезда весьма усиленным их вымиранием .

В каком соотношении находятся между собою по районам детская смертность, общая смертность и рождаемость, это видно из нижеследующего распределения районов, где они сопоставлены между собою по силе детской и общей смертности, а также и рождаемости.

Из данного сопоставления оказывается, что по районам нет прямого пропорционального соотношения между детскою и общею смертностью и между детскою смертностью и рождаемостью, ибо некоторые районы (таковых 11), занимая в детской смертности низшие группы, в общей смертности и рождаемости переходят в средние и высшие, и наоборот. Но если мы будем сличать районы не по отдельности, а группами в том виде, как составлены части и области уезда, то получается прямая пропорциональность между возрастанием коэффициента общей смертности и последовательным увеличением процента детской смертности и, наоборот, между возрастанием процента детской смертности и увеличением коэффициента общей смертности. Та же прямая пропорциональность наблюдается и между увеличением коэффициента рождаемости и последовательным возрастанием процента детской смертности.

Таким образом, в группах районов , где имеется достаточное число наблюдений, констатируется то же самое, что было установлено и по целому уезду при рассмотрении смертности по отдельным годам, т.е. то или иное состояние общей смертности, главным образом, обусловливается размером детской смертности, или, иначе говоря, чем более в данной местности умирает детей до 1 г., тем выше здесь определяется и общая смертность, и наоборот. Самая же детская смертность, в свою очередь, находится в прямом соотношении с рождаемостью: в тех местностях уезда, где более родилось детей, их более всего и умирало . «Следовательно, - как говорит Е.А. Осипов в своём “Очерке народонаселения Московского уезда”, - выходит какой-то непрерывный цикл совершенно непроизводительной продуктивности населения: дети вымирают огромными массами, после чего являются многочисленные рождения, за которыми следует снова вымирание детей массами и т.д. - картина поистине безотрадная».

Последующий возраст от 1 до 5 л . в 33 приходах (56% всего их количества) дал на всё число умерших меньшее количество смертных случаев, чем это установлено по целому уезду (22,4%), в 24-х (40,7% всех приходов) - большее, и в 2-х - равное среднему поуездному. По наивысшей смертности детей в данном возрасте наиболее всего выдаются приходы: с. Ямкина (24,8%), пог. Глинки (24,0%), с. Анискина (26,2%), с. Богослово Гребнев. в. (25,0), с. Рязанцы (26,1), пог. Чижи (24,7%), пог. Николо-Загарья (27,3%), пог. Рудни (27,3%), с. Гридина (30,1%), пог. Гуслицы (29,2%) и пог. Петропавловского (24,3%). Из них лишь в одном последнем приходе в то же самое время более обычного высока и смертность детей до 1 г., во всех остальных 10 приходах смертность годовалых младенцев среди всех умерших представляется пониженною против средней поуездной величины. В приходах же с небольшою относительною смертностью детей в возрасте от 1 до 5 л. детская смертность до 1 г. представляется в большинстве приходов (8) значительно повышенною и в меньшинстве (6) пониженною. По волостным районам дети в возрасте 1-5 л. давали среди всего числа умерших от 19,4 (Буньковская в.) до 20,4 (Ильинская в.) смертных случаев и по фабричным - от 18% (р. Шибаевской ф-ки) до 26,3% (р. Городищенской ф.). Вообще из всех 26 районов детская смертность в возрасте от 1 г. и до 5 л. в 10 районах была ниже средней поуездной, в 7 равная средней и в 9 - выше средней.

Сопоставляя районы по смертности детей в возрасте от 1 г. до 5 л. и от рождения до 1 г., мы видим, что, за небольшим исключением, в тех районах, где среди всех умерших дети в самом раннем возрасте дают высокий % смертных случаев, там в возрасте от 1 г. до 5 л. имеется или средняя смертность, или чаще пониженная, и наоборот. Таким образом, как в целом уезде, так и в отдельных районах обе данные возрастные группы по смертности как бы уравновешивают друг друга: мало умрёт в младшем возрасте - больше будет смертность в возрасте от 1 г. и до 5 л. и, наоборот, много умрёт среди новорожденных - меньше будет смертных случаев в последующей возрастной группе.

 

Смертность

От рожд. и до 1 г. (районы)

От 1 г. и до 5 л. (районы)

Выше среднего

Средняя

Ниже среднего

2, 12, 14, 16, 18, 19, 21, 28.

1, 4, 10, 15.

3, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 13, 17, 23, 24, 26, 27.

4, 5, 6, 12, 23, 24, 26, 27.

1, 9, 14, 15, 17, 20, 21.

2, 3, 7, 8, 10, 11, 13, 16, 18, 19, 28.

 

В группах районов - частях уезда - дети в возрасте от 1 г. и до 5 л. среди всех умерших дали наименьшее число смертей в западной (21,7%), восточной (21,5%) и северной (21,4%) части, из них в первой одновременно значительно была понижена и смертность годовалых детей, в двух же последних она оказывается повышенною; затем, в южной и центрально-нефабричной части имеется более повышенная смертность детей в возрасте от 1 до 5 л., причём в южной части в младенческом возрасте она констатируется весьма пониженною, а в центрально-нефабричной - равная средней; наконец, в центрально-фабричной части уезда при значительно повышенной относительной смертности годовалых младенцев имеется средняя смертность в возрасте от 1 до 5 л. Что касается до более крупных территориальных единиц - областей уезда, то в южной половине мы имеем при малой смертности в младенческом возрасте (40,5%) большее число умерших в возрасте от 1 до 5 л. (23,8%) и совершенно обратное в северной половине (41,7% и 20,9%), т.е. и здесь наблюдается обратное соотношение между смертностью в возрасте до 1 г. и от 1 до 5 л. Если в обеих половинах уезда с одинаковою численностью православного населения имеется строго обратная пропорциональность в числе умерших до 1 г. и от 1 до 5 л., то и в центрально-фабричной части, равной по количеству православных каждой из половин уезда, следовало бы ожидать того же самого - именно, малой смертности в возрасте до 5 л., имея в виду весьма значительное вымирание детей от рождения до 1 г., если же этого нет - ибо в ней отмечается сравнительно высокая средняя величина поуездной смертности, - то надо предполагать, что в центрально-фабричной части уезда санитарно-социальные условия столь же неблагоприятны для существования детей в возрасте от 1 до 5 л., как и для самого младенческого - от рождения до 1 г . Да и по своей интенсивности, т.е. по количеству умерших из 100 родившихся и оставшихся живыми в возрасте от 1 до 5 л., детская смертность в данной части уезда представляется значительно повышенною (31,8 из 100 оставшихся живыми в возрасте от 1 до 5 л.) против южной и северной половин уезда (25,0% и 24,2%), что так же указывает на более ненормальные условия в центрально-фабричной части для жизни детей возраста от 1 до 5 л. А каковы эти неблагоприятные условия, было уже выяснено в 1-й главе второй части.

Соединяя обе рассматриваемые детские возрастные группы в одну, получаем в различных частях уезда следующее процентное отношение смертности детей в возрасте от рождения до 5 л. на всё число умерших.

 

Процентное отношение умерших от рождения и до 5 л. среди всех умерших

Западная часть уезда .................................. 59,4

Южная « « ...................................... 61,4

Восточная « « ...................................... 65,2

Северная « « ...................................... 65,5

Центрально-нефабричная ч. у. ................. 66,9

Центрально-фабричная ч. у. ..................... 68,9

Среднее для всего уезда .............. 65,5

Северная половина уезда .......................... 65,9

Южная « « ............................. 65,6

 

Отсюда мы видим, что самое наименьшее процентное отношение смертности в возрасте до 5 л. приходится в западной и южной части уезда, наибольшее в центрально-нефабричной и особенно в центрально-фабричной и равное среднему поуездному процентному отношению в восточной и северной части, а также и в более крупных территориях - в северной и южной половине уезда.

Не рассматривая детально, по недостаточности цифровых данных, по приходам и районам смертность в возрасте от 5 до 15 л ., представим лишь распределение её по крупным территориальным единицам уезда, из которого видно, что наибольшее пропорциональное отношение умерших в возрасте от 5 до 15 л . среди всех наблюдавшихся за 10-летие смертных случаев было в южной, западной и центрально-нефабричной части уезда, равное среднему для уезда - в восточной и северной и наименьшее - в центрально-фабричной части.

 

Процентное отношение умерших в возрасте 5-15 л. среди всех умерших

Центрально-фабричная часть уезда ........... 3,6

Северная часть уезда .................................... 4,8

Восточная « « ........................................ 4,8

Западная « « ........................................ 5,5

Центрально-нефабричная ч. у. ................... 5,7

Южная « « ........................................ 8,6

Среднее для всего уезда ................... 5,6

Северная половина уезда ............................ 1,1

Южная « « ............................... 5,2

 

Следовательно, самое минимальное процентное отношение смертности в данном возрасте имеется в той части уезда. где сильнее всего вымирали два предыдущих детских возраста, наибольшее же там, где, наоборот, мало умерло детей от рождения до 5 л. или от рождения до 1 г.

Рассмотрим теперь по приходам и группам приходов относительное распределение смертности в производительном возрасте от 20 до 50 л . Как известно, среди всех умерших по целому уезду взрослые дали 11,8% смертных случаев. Из приходов близкое к среднему поуездному процентному отношению имеется в 11, менее среднего в 32 (52% всего количества) и выше среднего в 16. По малому процентному отношению смертности взрослых особенно выдаются приходы: с. Рязанцы (7,8%), погоста на мху у пруда (Васютина - 7,7%), пог. Михаила Архангела (7,6%), с. Маврина (8,3%) и слоб. Фряновской (8,8%), а по более высокому - приходы: пог. Гребнева (20%), с. Комягина (18,7%), Богоявления селений (18,8%), с. Игнатьева (17,5%), с. Амерева (15,8%), пог. Крестовоздвиженского при д. Дубровке (15,7%), с. Полтева (14,3%), Тихвинского селений (13,6%), слоб. Купавны (13,6%) и с. Хомутова (13,4%). Слишком высокое процентное отношение, приходящееся среди всех умерших на долю взрослых в прих. с. Комягина и пог. Гребнева, представляется, однако, для данных приходов несколько искусственным и обусловливается погребением в них значительного числа посторонних лиц, не принадлежащих к местным жителям, умерших в больницах, расположенных в Гребневе ( За выключением из метрик посторонних и умерших в больнице, как это мною сделано, всё-таки в Гребневском приходе остаётся 16% на долю производительного возраста. ) и Комягине; из остальных 8 приходов в 6-ти помещаются крупные фабрики, обрабатывающие волокнистые вещества, в 1-м (с. Амерево) значительное большинство взрослых работает на соседних Щёлковских фабриках и в 1-м (с. Полтево, состоящее из 2 небольших деревень и обширного села) мужское взрослое население села преимущественно работает в Москве на медно-бронзированных заведениях. За исключением же пог. Гребнева и с. Комягина, самое максимальное процентное отношение взрослых (18,8% и 17,5%) среди всех умерших констатируется в 2-х следующих приходах: 1) Богоявления селений - район Шибаевской механическо-ткацкой и красильной (а теперь и бумагопрядильной) фабрики, санитарная обстановка которой, как было указано в характеристике районов, за всё 10-летие была крайне неудовлетворительна, и 2) с. Игнатьева - район фарфорово-фаянсовых заводов, обставленных крайне примитивно и негигиенично.

Сравнительно мало-повышенная смертность взрослых в некоторых из вышеупомянутых фабричных приходов (напр., в Тихвинском и др.) обусловливается, по всей вероятности, с одной стороны, значительною подвижностью, изменчивостью состава пришлых рабочих, а с другой - тем, что всевозможные хроники - чахоточные, эмфизематики и т.п., заболевши на фабрике, обыкновенно уходят умирать домой на родину. Этим последним обстоятельством до некоторой степени объясняется и весьма малое процентное отношение смертности взрослых (8,9%) в пог. Глинки, р. Глинковской бумагопрядильной фабрики, рабочие которой, главным образом, набираются из мещан соседней Петровской слободы - в случае смерти они, хотя бы и жили в фабричных казармах, обыкновенно хоронятся в слободе, месте своего рождения, где смертность взрослых оказывается более повышенною (14,4%) против среднего поуездного.

В группах приходов - волостных районах - процентное отношение смертности взрослых колеблется в пределах от 9,3% (по Игнатьевской в. - в районе парчового ткачества) до 15,3% (по Гребневской вол.).Если мы исключим последнюю, как имеющую искусственно повышенную смертность взрослых (ибо в неё входят вышеупомянутые приходы Гребнево и Комягино), то из волостных районов процентное отношение выше среднего поуездного получится лишь в одном, именно в Карповской волости (13%), где расположены все фарфорово-фаянсовые заводы уезда и живописные заведения по разрисовке посуды. Из фабричных районов процентное отношение смертности взрослых в 2-х - Глинковском и Городищенском - отмечается меньше среднего поуездного, в остальных 5 оно представляется повышенным, доходя в некоторых, как выше уже было указано, до 18,9% (р. Шибаевской фабрики - приход Богоявления). По крупным территориальным единицам - частям уезда - среди всех умерших наибольшее количество смертных случаев приходится на долю взрослых в центрально-фабричной части (12,9%), где расположены наиболее крупные фабрики с текстильным производством, и затем в западной (12,6%), куда входят районы Гребневской и Карповской волости (а без Гребневской вол. - 11,3%), и наименьшее (менее среднего поуездного) - во всех остальных частях уезда, причём самое минимальное количество смертей среди умерших дали взрослые в самой северной части (9,6%). Наконец, в ещё более крупных территориях - областях уезда - процентное отношение смертности взрослых менее среднего поуездного отмечается в южной половине уезда и несколько более среднего - в северной половине (см. Картогр. V ).

 

Процентное отношение умерших в возрасте 20-50 л. среди всех умерших

Северная часть уезда .................................... 9,6

Восточная « « ...................................... 10,2

Центрально-нефабричная часть уезда ...... 10,3

Южная часть уезда ..................................... 10,9

Западная « « ...................................... 12,6

Центрально-фабричная ч. у. ..................... 12,9

Среднее для всего уезда .............. 11,8

Северная половина уезда .......................... 11,3

Южная « « ............................. 10,7

 

Таким образом, как в каждой отдельной части уезда, так и в целой их совокупности, относительная смертность взрослого населения в производительном возрасте представляется более пониженною, чем это имеется в центрально-фабричной части . Весьма возможно, что в последней большее число смертных случаев среди взрослых от 20 до 50 л. до некоторой степени обусловливается и большей численностью их в данной части уезда. Но если мы припомним всё сказанное относительно существенной разницы в санитарно-профессиональной обстановке населения центрально-фабричной и прочих частей уезда, то нельзя не предположить, что более повышенная смертность взрослых от 20 до 50 л. в центрально-фабричном районе, главным образом, если не всецело, именно и зависит от тех неблагоприятных санитарных условий, в каких находились рабочие на крупных фабриках, обрабатывающих волокнистые вещества при содействии паровых двигателей.

Что касается до распределения смертности в последней возрастной группе - выше 50 л. - по приходам и районам, то в данном возрасте среди всего числа умерших имеется большее против среднего поуездного процентное отношение смертности в 41-м приходе и 17 районах, равное среднему поуездному в 7 приходах и 2-х районах и меньшее - в 11 приходах и 7 районах, т.е. в значительном большинстве тех и других (70% всего их количества) отмечается более повышенная (в процентном отношении) смертность в данном возрасте, что нельзя не признать явлением благоприятным, ибо указывает на возможность доживания до более позднего возраста в большей части уезда. Из всех приходов по весьма малому процентному отношению смертности в возрасте выше 50 л. особенно выдаются приход Тихвинский (селений - 7,6%), где расположена Богородско-Глуховская фабрика, приход с. Зуева (10,2%) и приход погоста Крестовоздвиженского при д. Дубровке (10,1%) - район Подгорной фабрики. Столь малое процентное отношение, приходящееся на смертность в последней возрастной группе, значительно меньшее среднего поуездного (16,7%), обусловливается или повышенным вымиранием в предыдущих возрастных группах, или незначительною численностью в населении лиц в возрасте выше 50 лет. Первое в рассматриваемых 3-х приходах - несомненно, второе - вероятно, ибо рабочий люд, из которого и состоит здесь большинство населения, обыкновенно набирается в производительном возрасте и редко выживает на фабрике до старости. Так, из подвергавшихся в 1884 г. измерению рабочих д-ром А.В. Погожевым зарегистрировано в возрасте от 20 до 50 л. 60% лиц и выше 50 лет только 7%. Совершенно обратное трём вышеупомянутым приходам, т.е. слишком высокое процентное отношение смертности в возрасте выше 50 лет - 33%, отмечается в пог. Алмазово, что обусловливается существованием в данном приходе богадельни Человеколюбивого Общества на 60 старух, которые и повышают искусственно здесь смертность в возрасте выше 50 л. до величины, вдвое большей против средней поуездной. Из районов наибольшее процентное отношение смертности в рассматриваемом возрасте приходится в волостях Гребневской и Карповской - там же, где констатировано и более высокое процентное отношение смертности в предыдущем производительном возрасте.

В группах районов - частях уезда - наибольшее процентное отношение приходится на умерших в возрасте выше 50 л. в западной, северной, восточной и нефабрично-центральной части, причём в первой и в возрасте от 20 до 50 л. смертность была также высока, а в остальных 3-х - понижена; затем в южной части уезда, где в производительном возрасте смертность была невысока, в данном возрасте мы имеем приблизительно среднее поуездное процентное отношение смертности и в центрально-фабричной значительно меньше средней величины.

 

Процентное отношение смертности в возрасте выше 50 л .

Западная часть уезда .................................. 21,3

Северная « « ...................................... 19,0

Восточная « « ...................................... 18,3

Южная « « ...................................... 17,7

Центрально-нефабричная часть уезда ...... 16,0

Центрально-фабричная ч. у. ..................... 12,9

Северная половина уезда .......................... 19,7

Южная « « ............................. 18,4

 

Сравнивая процентное отношение смертности в возрасте выше 50 л., отмечаемое по центрально-фабричной части, с таковым же в северной и южной половине уезда, мы видим, что в обеих последних местностях среди всего числа умерших смертность в возрасте выше 50 л. даёт значительно большее процентное отношение (19,7 и 18,4), чем в центрально-фабричной части (12,9%), что указывает на гораздо большее доживание до старших возрастов в северной и южной половинах уезда. Малое же процентное отношение смертности в данном возрасте, наблюдаемое вообще в местности расположения крупных фабрик, обрабатывающих волокнистые вещества, обусловливается теми же самыми причинами, какие были указаны выше относительно смертности в приходе Тихвинском и др., т.е. значительным вымиранием в предыдущих возрастных группах и малочисленностью в населении лиц в данном возрасте.

При рассмотрении смертности по целому уезду было установлено, что среди всех умерших дети в возрасте до 15 л. дали 70% смертных случаев и взрослые от 15 л. - 30%. В каком процентном отношении распределяется смертность по приходам и районам между означенными двумя возрастными группами, это представлено в нижеследующей таблице.

 

Таблица VII .

Процентное отношение смертности детей (от рождения до 15-ти лет) и взрослых (от 15-ти лет) среди всего числа умерших в церковных приходах и районах

 

 

№№

Название районов (волостные и фабрично-промышленные): Название приходов (сёл и погостов)

До 15 лет

От 15 лет

13

1

14

2

33

15

3

4

6

5

8

6

8

10

59

7

7

5

9

4

11

13

3

12

14

15

16

17

18

19

20

2

21

22

23

24

25

1

26

27

28

29

16

30

31

32

34

17

35

18

36

19

37

21

38

40

41

23

42

20

43

44

26

47

27

48

49

28

50

24

51

52

11

53

55

56

57

58

10

54

9

60

12

61

62

Район Шибаевской фабрики:

Богоявления (селений)

Район Богородско-Глуховской яабрики:

Тихвинский (селений)

Успенское

Ямкинская волость:

Ямкино

Воскресенское

Район Глинковской фабрики:

Погост Глинково

Осеевская волость:

Погост Тимонино

Погост Аристов

Погост Алмазово

Погост Роденки

Петровско-мещанская слобода:

Петровско-мещанская слобода

Район Городищенской фабрики:

Анискино

Район Щёлковских фабрик:

Жегалово

Хомутово

Гребневская волость:

Амерево

Образцово

Комягино

Погост Гребнево

Улиткино

Трубино

Клобуково

Богослово

Ивановская волость:

Петровское

Ивановское

Николо-Здехово

Погост Пружки

Душеново

Аксеновская волость:

Маврино

Фряново

Рязанцы

Стромынь

Буньковская волость:

Погост Муравьищи

Погост на мху у пруда

Богослово

Погост Данилищи

Зуевская волость:

Погост Вырково

Район Зуевский фабричный:

Зуево

Район Подгорной фабрики:

Погост Крестовоздвиженский

Игнатьевская волость:

Погост Уполозы

Казанское

Погост Чижи

Новинская волость:

Погост Николо-Загарье

Теренинская волость:

Погост Никитинский

Погост Пятницкий

Дороховская волость:

Погост Рудня

Ильинская и Беззубовская волости:

Гридино

Погост Гуслицы

Район гребешечного производства:

Хотеичи

Карповская волость:

Карпово

Игнатьево

Васильевская волость:

Погост Михаила Архангела

Полтево

Зюзино

Саввино

Бисерово

Район кирпичного производства:

Кудиново

Район Купавинской фабрики:

Купавна (слобода)

Шаловская волость:

Погост Троицкий-Ратманово

Погост Петропавловский

61,4

61,4

76,9

76,9

76,9

72,1

69,7

73,9

72,4

72,4

63,0

70,0

72,2

55,8

62,6

64,3

64,3

72,0

72,0

70,5

72,2

68,4

60,8

56,2

66,4

54,7

55,0

69,1

65,8

65,5

63,8

70,9

71,9

70,8

71,0

70,2

67,9

70,4

71,1

67,4

72,2

70,9

70,3

69,0

76,1

66,8

72,1

65,8

65,8

74,3

74,3

73,1

73,1

71,7

71,3

70,3

74,2

74,2

74,2

68,8

69,1

68,8

67,3

67,3

70,1

72,5

69,1

71,0

71,0

62,6

68,2

62,4

68,0

73,8

65,0

64,0

66,2

64,0

68,8

68,8

64,6

64,6

73,2

67,7

74,5

38,6

38,6

23,1

23,1

23,1

27,9

30,3

26,1

27,6

27,6

37,0

30,0

27,8

44,2

37,4

35,7

35,7

28,0

28,0

29,5

27,8

31,6

39,2

43,8

33,6

45,3

45,0

30,9

34,2

34,5

36,2

29,1

28,1

29,2

29,0

29,8

32,1

29,6

28,9

32,6

27,8

29,1

29,7

31,0

23,9

33,2

27,9

34,2

34,2

25,7

25,7

26,9

26,9

28,3

28,7

29,7

25,8

25,8

25,8

31,2

30,9

31,2

32,7

32,7

29,9

27,5

30,9

29,0

29,0

37,4

31,8

37,6

32,0

26,2

35,0

36,0

33,8

36,0

31,2

31,2

35,4

35,4

26,8

32,3

25,5

 

Из данной таблицы оказывается, что из 59 церковных приходов в 27 (45,7% всего их количества) на смертность детей приходится меньшее процентное отношение, чем это отмечается в целом уезде, а на взрослых - большее, в 7 смертность детей и взрослых даёт приблизительно одинаковое с средним поуездным процентное отношение и в 25 имеется обратное, т.е. более высокое процентное отношение в детском возрасте и меньшее среди взрослых. По отдельным приходам особенно мала детская смертность в процентном отношении и высока смертность взрослых в приходах погостов Алмазово и Гребнева, сёл Комягина и Амерева; но в первых 3-х приходах, как уже было указано, слишком повышенная смертность взрослых есть явление искусственное, обусловливаемое погребением в данных приходах значительного числа лиц, не принадлежащих к местным жителям; в приходе же с. Амерева (Гребневской в.) высокое процентное отношение смертности, приходящееся на взрослых, есть результат весьма сравнительно малого вымирания детей в возрасте до 1 г ., причём здесь отмечается и довольно слабая рождаемость, и от 1 г . до 5 л ., что, несомненно, представляется благоприятным фактом. Обратное 4-м вышеупомянутым приходам - именно, высокая относительная детская смертность и пониженная взрослых - наблюдается в приходах Тихвинском, Успенском и Васютинском.

Соединяя приходы в районы, получаем пониженную детскую смертность (в процентном отношении среди всех умерших) и повышенную в взрослом возрасте в 11 районах, равную средней поуездной величине - в 5 и, наконец, высокую смертность детей и малую взрослых - в 10. Из первых наиболее выдаются волости Гребневская, Осеевская и Карповская и район Шибаевской фабрики, а из последних - район Богородско-Глуховской ф., с. Зуева и Новинской волости. В более крупных местностях - частях уезда - повышенная детская смертность имеется в центрально-нефабричной и центрально-фабричной части, равная среднему поуездному - в северной, восточной и южной, и пониженная - в западной.

Таким образом, из всех частей уезда в распределении возрастной смертности наиболее благоприятною представляется западная, где по сравнению с прочими местностями, на долю всей детской смертности приходится наименьшее процентное отношение, а на взрослых наибольшее, причём в последней группе в возрасте выше 50 л . имеется и самое высокое процентное отношение смертности, и наименее благоприятные - обе центральные части, где дети дают самое наибольшее процентное отношение среди всех умерших, а взрослые наименьшее. «В отношении же условий общественной жизни возрастной состав умерших тем более считается благоприятным, - повторим ещё раз слова Е.А. Осипова, - чем большее число лиц падает в нём на старшие возрасты и чем меньшее - на детские, так как это может свидетельствовать о более продолжительной жизни населения, и лучшей его санитарной обстановке».

Ввиду сказанного, следовательно, должно бы признать из всех местностей уезда находящеюся в лучшем санитарном положении западную часть, сравнительно более возвышенную, с суглинистым грунтом земли, экономически плохо обеспеченную, весьма задолженную ( Из всех частей уезда наиболее задолженною (по недоимкам) представляется северная (к 1 янв. 1895 г . имелось в среднем по 44 р. недоимки на 1 двор), затем западная (35 р.), и наименее - восточная (10 р. недоим. на 1 дв.) ) и имеющую мало рогатого скота. Однако, по совокупности других санитарных показателей, следует считать наиболее благополучною в санитарном отношении южную часть уезда (старообрядческую), с сравнительно ровною поверхностью, покрытую хвойным лесом, с песчаным и супесчаным грунтом, мало земледельческую, довольно задолженную, мало обеспеченную рогатым скотом и особенно лошадьми, вовсе не имеющую крупных фабричных заведений, почти исключительно занятую ручным ткачеством в собственных избах и хмелеводством, ибо в ней, по сравнению с западною частью, 1) коэффициент общей смертности и, что особенно важно, детской смертности (до 1 г .) более низок (самый минимальный - 27%), 2) процентное отношение смертности взрослых в производительном возрасте меньшее, и 3) прирост населения самый наибольший против поуездной величины рождаемости и смертности.

Относительно центрально-нефабричной и центрально-фабричной части уезда также следует отметить, что хотя в них и констатируется одинаковое процентное отношение смертности детей и взрослых, тем не менее, мы должны всё-таки признать центрально-фабричную часть уезда по санитарному состоянию находящеюся в худших условиях по сравнению с центрально-нефабричною частью, ибо в первой мы имеем 1) значительно повышенную общую и детскую до 1 г . смертность, 2) повышенное процентное отношение смертности в юношеском и производительном возрасте и, наоборот, пониженное в возрасте выше 50 л ., а во второй 1) среднюю поуездную общую и детскую (до 1 г .) смертность и 2) пониженное процентное отношение смертности в возрасте 15- 20 л . и 20- 50 л . и повышенное в возрасте выше 50 л . Наблюдаемое же против среднего поуездного повышение детской смертности в центрально-нефабричной части уезда обусловливается исключительно более высоким процентным отношением, по сравнению с прочими частями уезда, в возрасте от 5 до 15 л ., что может быть даже, при небольшом числе наблюдений, явлением совершенно случайным.

Сравнивая, наконец, смертность детей и взрослых в центрально-фабричной части уезда со смертностью их в северной и южной половине, имеющих все одинаковую населённость и одинаково достаточное число наблюдений, мы видим, что в последних процентное отношение смертности детей представляется меньшим, а взрослых большим, чем это имеется в первой части уезда.

 

Процентное отношение смертности детей (до 15 л .) и взрослых (от 15 л .)

Северная часть уезда ........................... 70,3% 29,7%

Западная « « .............................. 64,9% 35,1%

Восточная « « .............................. 70,0% 30,0%

Южная « « .............................. 70,0% 30,0%

Центрально-нефабричная часть у. .... 72,6% 27,4%

Центрально-фабричная ч. у. .............. 72,5% 27,5%

Южная половина уезда ....................... 69,5% 30,5%

Северная « « ........................... 67,8% 32,2%

 

Таким образом, и при сравнении крупных территориальных единиц процентное распределение смертности детей и взрослых оказывается наиболее неблагоприятным в центрально-фабричной части уезда. Если же мы припомним, что здесь в то же время определяется и 1) наиболее высокий коэффициент общей и детской (до 1 г .) смертности, 2) наиболее повышенная (в процентном отношении) смертность в производительном возрасте и наиболее пониженная в возрасте выше 50 л ., 3) малый прирост населения при высокой рождаемости и 4) незначительная средняя продолжительность жизни, то мы должны и по детальном рассмотрении смертности признать из всех местностей уезда центрально-фабричную наиболее неблагополучною в санитарном отношении .

А каковы эти неблагоприятные условия, подробно было уже выяснено в общем обзоре смертности по отдельным местностям (Гл. 1, часть II ).

Рассмотрим теперь распределение смертности в отдельных местностях по месяцам и, преимущественно, по сезонам , так как по многим приходам и районам помесячные цифры слишком недостаточны.

Общая смертность по целому уезду, как известно, даёт самое наибольшее повышение в течение лета и, главным образом, в июле-августе месяцах. Первый - июльский - максимум общей поуездной смертности по приходам повторяется в 36, в 12 переходит на август, в 5 на апрель, в 4 на март и в 2 - на январь (с. Хомутово и пог. Тимонино), по районам повторяется в 18, в 7 переходит на август и в 1 на апрель. Следовательно наибольший максимум общей смертности и в отдельных приходах и районах в громадном большинстве случаев приходится на июль, в меньшинстве запаздывает на месяц или, что реже, падает на месяцы сравнительно мало повышенной смертности в уезде (апрель-март). По сезонам наибольший первый поуездный максимум общей смертности - летний - имеется в 23 районах и в 3-х (р. Городищенской ф., Подгорн. ф. и Осеевской волости) он заменяется весенним; затем второй меньший максимум - весенний - отмечается в 12 районах, в 3-х он приходится на зиму (р. Богородско-Глуховской ф., Осеевской волости и Теренинской), в 2-х - на лето и в 1-м - на осень (с. Хотеичи); в 8 районах (р. Щёлковских фабрик, с. Зуева, Купавинской слоб., волостей Игнатьевской, Беззубовской и Ильинской, Карповской, Васильевской и с. Кудинова) второго повышения общей смертности нет, ибо здесь она держится во все остальные 3 периода времени года приблизительно почти на одном уровне ниже среднего. Минимум общей смертности в 21 районе приходится на осень, как и в целом уезде, в 4-х (р. Зуевской, Новинской, Карповской и Васильевской вол.) - на зиму и в 1-м - на весну (р. гребешечного производства - с. Хотеичи). Таким образом, наиболее повышенную смертность в 89% всех районов мы имеем, как и в целом уезде, в течение лета, следовательно, и в большинстве отдельных районов лето представляется самым губительным временем для населения. В группах районов - частях и областях уезда - наибольший летний максимум повторяется везде без исключения, весенний же лишь в южной части заменяется зимним.

В возрасте до 1 г . из отдельных местностей наибольший максимум смертности приходится на июль месяц в 23 районах и в 3-х он запаздывает на 1 месяц, второй максимум - на август в 19 районах, в 3-х - на июль и в 4-х - на июнь, т.е. в данном возрасте июльско-августовский максимум смертности, определившийся по целому уезду, сохраняет своё преобладание, в частности, и по громадному большинству районов. По временам года детская смертность решительно без исключения даёт во всех районах наибольшее повышение смертности летом, как это наблюдалось и в целом уезде; затем, в 8 районах (р. Шибаевской, Глинковской, Городищенской и Щёлковских фабрик, Осеевской, Гребневской, Ивановской и Новинской волостей) имеется ещё второе (не наблюдаемое в целом уезде) повышение, приходящееся на весну, и в 1-м (р. гребешечного производства) на осень, причём в первых районах одновременно отмечается и повышенный весенний максимум рождений, а во втором самый наибольший летний. В группах районов наибольший максимум смертности детей до 1 г . решительно везде приходится на летний период времени; в северной же и центрально-нефабричной части также и северной половине уезда, где констатируется значительный весенний максимум рождений, кроме того, имеется и весеннее, впрочем, весьма незначительное, повышение. Таким образом, постоянный летний максимум смертности годовалых детей, констатируемый по целому уезду во все года 10-летия, сохраняет своё преобладание и по всем отдельным местностям уезда .

Затем, в последующем возрасте от 1 до 5 л . максимум смертности в 16 районах приходится на лето, как это имеется и в целом уезде, в 5 (р. Подгорной ф., Городищенской и волостях Осеевской, Ямкинской и Новинской) - на весну, в 2 (р. Беззубовско-Ильинской вол. и Богородско-Глуховской ф-ки) - на зиму и в 3-х на осень. Тогда как по целому уезду в данном возрасте отмечается лишь только один максимум смертности - летний, в 17 районах, помимо наибольшего повышения смертности, констатируется, по всей вероятности, под влиянием временных местных условий - различных эпидемий - ещё второй небольшой максимум смертности, приходящийся в различных районах на различные месяцы, и в 2-х также и третий максимум. В крупных территориальных единицах - частях и областях уезда - везде наибольший максимум смертности в возрасте от 1 до 5 л . падает на лето; но, кроме него, в северной и центрально-нефабричной части уезда определяется в данном возрасте ещё весеннее повышение смертности, довольно значительное в первой местности, а в южной и центрально-фабричной части - весьма небольшой зимний максимум; в последней, кроме того, имеется незначительное повышение смертности и весною. Вообще же в центрально-фабричной местности уезда смертность в данном возрасте распределяется по сезонам более равномерно, чем в других частях уезда. Затем, по областям уезда мы имеем в южной половине высокий максимум смертности в возрасте 1- 5 л . летом и небольшой осенью и в северной - почти одинаковые по размеру максимумы - летом и весною. Следовательно, и в данном возрасте, как и в предыдущем, наибольшая смертность во всех крупных районах (их группах) и в громадном большинстве мелких - приходится на лето, но в то же время в большей части местностей, кроме того, имеется в возрасте от 1 до 5 л . и другое посезонное повышение смертности, чего не отмечалось по целому уезду.

Не рассматривая подробно, по недостаточности цифровых данных, посезонное распределение смертности в возрасте от 5 до 15 л . и от 15 до 20 л . по отдельным местностям, отметим лишь, что в последней детской возрастной группе максимум смертности во всех частях и областях уезда также падает на лето.

Соединяя все детские возраста в одну группу - от рождения и до 15 л . - и обозревая смертность детей по сезонам в различных местностях уезда, мы видим, что во всех крупных территориальных единицах дети до 15-летнего возраста вымирали, главным образом, летом; но кроме лета в северной части уезда (вол. Аксеновская и Ивановская), а также и во всей северной половине, смертность детей была повышена несколько и весною, чего, однако, не отмечалось по целому уезду.

В производительном возрасте от 20 до 50 л ., как известно, по всему уезду наибольшее повышение смертности было весною. То же констатируется и по большинству районов - именно, по 20; в 5 летний максимум заменён зимним и в 1-м (с. Зуево) летним (в это время здесь увеличивается значительно численность рабочих; кроме того, в 1893 г . летом - в августе - в Зуеве была и обширная холерная эпидемия); второй поуездный максимум - зимний - имеется в 11 районах, в 6 он заменён летним, в 2-х весенним и в 7 его вовсе нет. Следовательно, в громадном большинстве районов отмечается обычное для уезда повышение смертности в производительном возрасте весною и зимою. Из крупных местностей лишь в центрально-фабричной части уезда максимум смертности в данном возрасте приходится на зиму, когда на рабочий люд наирезче оказывает своё влияние вся совокупность неблагоприятной санитарно-профессиональной обстановки на крупных фабриках; во всех остальных местностях наибольшее повышение смертности в возрасте от 20 до 50 л . падает на весну, и затем - на зиму.

Наконец, в последней возрастной группе - выше 50 л . - максимум смертности, как и в целом уезде, в 16 районах и 4-х частях (западной, восточной, южной и центрально-нефабричной) падает на зиму и в остальных местностях - на весну. Затем, сравнивая между собою южную половину уезда, северную половину и центрально-фабричную часть, мы имеем в первой повышение смертности в данном возрасте зимою и в двух последних почти в одинаковом размере зимою и весною.

Соединяя все возраста от 15 л . в одну группу - взрослые от 15 л ., получаем по крупным территориальным единицам максимум смертности взрослых весною (первое наибольшее повышение) и зимою (второе меньшее повышение) в северной, западной и центрально-фабричной части уезда, а также и во всей северной половине, и обратное - первый максимум зимою, второй весною - в остальных местностях. Следует, однако, отметить, что в центрально-фабричной и центрально-нефабричной части уезда разница между максимумами весьма мала, так что здесь повышение смертности взрослых в течение зимы и весны представляется одинаково значительным.

В нижеследующих таблицах и представлено процентное отношение смертности взрослых и детей по временам года, а также и отдельных возрастных групп (табл. VIII ), наблюдаемое в различных местностях уезда.

 

Процентное распределение смертности детей (до 15 л .) и взрослых (от 15 л .) по сезонам

Процентное распределение смертности детей (до 15 л .) и взрослых (от 15 л .) по сезонам

 

 

 

Таблица VIII .

Распределение возрастной смертности по сезонам

в различных местностях уезда

 

Распределение возрастной смертности по сезонам в различных местностях Богородского уезда

 

Этим мы и закончим рассмотрение всего имевшегося в нашем распоряжении материала по движению населения в Богородском уезде за 10-летний период времени (1885-94 гг.).

 

Резюме и заключение.

 

Выше нами изложено всё, касающееся характеристики Богородского уезда в профессиональном, демографическом и санитарном отношении, насколько это возможно было сделать на основании имевшегося у нас материала. Для того, чтобы лучше ориентироваться в представленных фактических данных, сделаем краткое резюме всего вышеизложенного.

1) Богородский уезд, занимая в губернии после Клинского уезда наибольшую площадь, в гипсометрическом отношении представляет сплошную, несколько волнообразную, покрытую хвойными лесами и торфяными болотами низменность, покатую в северной части уезда с с.-з. на ю.-в., по течению р. Клязьмы, а в южной – с с.-в. на ю.-з., по направлению р. Нерской. Вследствие общей низменности местности и поверхностного расположения жирной юрской глины уезд в достаточной степени обеспечен водоснабжением из копаных колодцев.

2) Из всего количества имеющейся в уезде земли самая наименьшая часть - 1 / 7 - приходится на пашню. Вследствие крайней недостаточности пахотной земли - на 1 средний двор всего 1? десятины - и земледелие в уезде развито в очень слабой степени, едва обеспечивая население даже в хорошие урожайные года собственными зерновыми продуктами до Рождества. При слабом развитии земледелия и скотовладение функционирует в крайне ограниченном размере: в среднем за 10-летие на 100 крестьянских дворов приходилось по 50,9 лошади и 77,6 коров.

3) При крайней ограниченности земледелия и полной необеспеченности от него, население вынуждено усиленно прибегать к внеземледельческим заработкам для пополнения денежных средств на удовлетворение всех домашних нужд и общественных повинностей. К счастью для населения, внеземледельческие заработки довольно широко распространены в пределах самого уезда, вследствие чего в последнем среди мужчин и женщин 1) отход из дому развит в меньшей степени, чем в других уездах, и 2) отход преимущественно функционирует на ближние заработки (не далее 30 вёрст), что особенно преобладает в северной половине уезда и менее в южной.

4) В профессиональном отношении весь уезд представляет район сплошного ручного ткачества - бархатного, шёлкового, бумажного и парусинного - и сопряжённой с ним размотки пряжи и шёлка, причём шёлково-бархатное ткачество преимущественно распространено в северной половине уезда, главным образом, по небольшим фабричкам и светёлкам, бумажное же - в южной половине уезда по жилым избам. В последней, кроме ткачества, существуют и другие промыслы, в ограниченном, однако, сравнительно с ткачеством, размере: медно-литейное, картузное и шорное, иконописное, гребешечное, гончарно-кирпичное и хмелеводство. Северная половина отличается от южной также широким развитием и распространением в ней крупной фабричной деятельности, сосредоточенной по течению реки Клязьмы. По количеству фабрик, заводов и промышленных заведений и по числу рабочих на них Богородский уезд представляется в губернии наиболее промышленным, причём в общем составе фабричных местное население даёт по отдельным годам от 50 до 65% всего числа рабочих.

5) Численность населения за конечный год исследования определена приблизительно в 19868 человек, из них ? - коренное население и ? - пришлый иноуездный, главным образом, фабричный люд. Последний крайне неравномерно распределён по площади уезда и преимущественно сосредоточен в центрально-фабричной его части, по течению р. Клязьмы, в районе расположения громадного большинства крупных фабрично-промышленных заведений. ? пришлых рабочих и их семейства пользовались жилыми помещениями при фабриках, большею частью неудовлетворительными в санитарном отношении, остальная ? или помещалась в рабочих зданиях или на вольных квартирах.

6) Среди коренного населения старообрядцы составляли приблизительно 27% всех жителей, причём по площади уезда старообрядческое население наиболее всего сгруппировано в южной половине уезда, где есть районы сплошного раскола, и гораздо слабее в восточной части северной половины уезда. Северо-западная часть уезда исключительно заселена православными.

7) Всё население распределено по 462 населённым пунктам, редко расположенным по площади уезда, ибо в среднем 1 поселение приходится на 7,6 кв. вёрст, но довольно обширным, так как каждый средний населённый пункт состоит из 426 жителей, более чем это имеется во всех остальных уездах губернии. Все населённые места в административном отношении причислены были к 17 волостям, а в церковном к 67 приходам, из которых 5 находятся в соседнем уезде и 62 в пределах Богородского уезда, причём из последних 3 собственно городские, но имеют в то же время и определённый район в уезде. В состав приходов Богородского уезда, кроме собственных населённых мест, входит ещё 15 иноуездных селений (из Дмитровского, Бронницкого и Московского уу.); к приходам же соседних уездов из Богородского отнесено 8 селений. По количеству жителей приходы в уезде довольно крупны: в среднем 1 приход состоит из 2340 душ обоего пола, максимум - более 9 тыс. православных прихожан, минимум - менее 100 (в районе сплошного старообрядческого населения).

8) В медицинском отношении уезд за исследуемое 10-летие всё время находился в периоде реорганизации и улучшения врачебной части, приблизительно более или менее окончательно установившейся лишь с 1893 г . В начальном году исследования во всём уезде имелось 3 медицинских участка, затем с 1888 г . началось постепенное прибавление новых врачебных пунктов, так что в 1893 г . уезд уже был разделён на 9 основных земско-медицинских участков и 2 дополнительных фабрично-земских. При 3-х участках всё время существовало коечное лечение, а при остальных 6-ти - амбулаторное. Врачебною помощью - амбулаторною и в самых сёлах и деревнях - население начало пользоваться более или менее широко только с 1891 г ., когда в уезду было организовано 8 врачебных пунктов, и особенно с 1893 г ., когда был ещё образован новый участок, и одна из лечебниц переведена в более центральное и бойкое место (в Павловский посад). С 1893 г . началась - под влиянием усиленного применения земских обязательных постановлений и холерного периода - и реорганизация фабричной медицины, бывшей до того времени в застое. С 1885 и по 1893 г . самостоятельных фабричных пунктов с постоянным врачебным приёмом в уезде функционировало 6, из которых в 3-х широко пользовалось и сельское население, и велась правильная земско-медицинская регистрация и отчётность. За года 1893-94 на 5 фабричных пунктах, имевших временно наезжавших врачей, приглашён был постоянный врачебный персонал; на остальных фабриках упорядочены наезды врачей и самые лечебные заведения.

9) За всё исследуемое 10-летие в Богородском уезде (в 61-м приходе) умерло 55659 человек, родилось 70452 чел., и браков было 11335, что даёт на каждую тысячу православного населения в среднем ежегодно 42,7 смертных случая, 54,5 рождений, 11,5 чел. прироста и 8,5 браков. По сравнению с Московскою губерниею за тот же период времени данные коэффициенты представляются более высокими. Среди других уездов губернии Богородский отличается среднею смертностью, высокою рождаемостью и высоким приростом населения. Однако, последний, при весьма повышенной в нём рождаемости, представляется всё-таки слабым, что обусловливается более усиленною смертностью и что указывает на не вполне удовлетворительное санитарное состояние уезда.

10) По отдельным годам наибольшие повышения и понижения отмечаются в браках, затем в смертности и наименее - в рождаемости. Самым неблагополучным годом по смертности, рождаемости и брачности был 1885 г ., когда смертность оказывается весьма повышенною, рождения же и браки пониженными, и, наоборот, наиболее благополучным - 1888 г ., когда имелась малая смертность и высокая рождаемость и брачность. Колебания в браках по годам находились в тесном и прямом соотношении с экономическим состоянием населения - с продажными ценами на ржаную муку и с состоянием внеземледельческих заработков; в рождаемости соотношение это не столь ясно. Смертность в большинстве годов находилась как в прямом соотношении с экономическим состоянием населения, так и в обратном с атмосферными осадками, т.е. повышение смертности имеется в года с малым количеством атмосферных осадков и следует за годами, неудовлетворительными в экономическом отношении (плохое состояние внеземледельческих заработков и высокая цена на ржаную муку), понижение же смертности, наоборот, преимущественно бывало в года с большим количеством осадков и следовало за годами, удовлетворительными в экономическом отношении.

11) Среди всего числа родившихся в уезде преобладали мальчики (на 100 девочек 104,4 м .), среди же незаконнорожденных - девочки. Внебрачных рождений на всё их количество за 10-летие было немного - 24,5 на 1000 всех рождений. По 5-летиям незаконных рождений было значительно менее в первое и более во второе, причём количество внебрачных рождений начало резко увеличиваться с 1891 г . Рождаемость в уезде наиболее всего была повышена в течение июня, января и февраля, соответствуя зачатиям в сентябре, апреле и мае, а по сезонам - летом (наибольшее повышение), зимою и весною, соответствуя зачатиям в осенне-весенне-летний период времени. Максимальные весенне-летние рождения представляются неблагоприятными для дальнейшего существования детей, ибо новорожденные младенцы не успевают ко времени усиленной детской смертности (летом) вполне подрасти и окрепнуть.

12) Браки в уезде, главным образом, совершались в январе, октябре и мае, а по временам года - осенью и зимою. Январско-февральский максимум браков вовсе не отражался на повышении общей рождаемости в октябре и ноябре, осенний же и майский максимум видимым образом влияли на более усиленную помесячную рождаемость в уезде, ибо первый (июньский) и второй (февральский) максимумы рождений, а также и июльский, соответствуют вполне и наибольшему числу браков, заключённых в сентябре, октябре и мае (предыдущего года).

13) Среди всего числа умерших за 10-летие довольно значительно преобладал мужской пол (на 100 женщин 108,5 м .). По отдельным возрастам наибольшее преобладание мужской смертности наблюдается в возрасте от рождения до 1 г . и от 20 до 50 л . В юношеском (от 15 до 20 л .) и в старческом (выше 70 л .) возрасте, наоборот, женщины вымирали по сравнению с мужчинами в большем количестве. Большее же доживание до старости женщин, вероятнее всего, указывает на более благоприятные условия для их существования в уезде.

14) Из всего числа умерших в уезде самое наибольшее процентное отношение приходится на детский возраст до 15 лет - именно, 70% - и, в частности, на возраст от рождения до 1 года - 43,4%, что представляется весьма неблагоприятным, ибо указывает на малую продолжительность жизни населения и на частую его смену. Да и по своей интенсивности, т.е. по количеству умерших детей до 1 г . из 100 родившихся, детская смертность представляется довольно высокою (33,8%), но, однако, меньшею, чем в большинстве уездов губернии. По отдельным годам смертность детей до 1 г . колеблется весьма значительно, резко отражаясь и на колебаниях общей смертности, так что движение последней по годам, главным образом, обусловливается движением смертности детей от рождения до 1 г .

15) Процентное отношение смертности в юношеском и производительном возрасте представляется равным промышленному соседнему Московскому уезду, но большим в сравнении со всею губерниею и остальными её 11 уездами. В результате более усиленного вымирания в Богородском уезде детей от 1 г . и до 15 л ., а также юношеского и производительного возраста, и получается меньшее сравнительно количество умерших в последующих возрастах, что представляется неблагоприятным для уезда, ибо указывает на меньшую возможность для населения дожить до старости.

16) Максимумы общей смертности по отдельным годам преимущественно обусловлены повышением смертности детей разных возрастов, но наиболее от рождения и до 5 л . Юношеский возраст лишь в одном году принимает участие в повышении общей смертности, возраст же от 20 до 50 и от 50 до 70 л . - в двух годах.

17) По месяцам общая смертность даёт наибольшее повышение в течение всех летних месяцев, особенно в июле-августе, и наименьшее - в марте-апреле. Первый - летний - максимум обусловливается, главным образом, повышением смертности детей до 15 л ., а второй - весенний - возраста от 15 л . В частности, в возрасте от рождения до 1 года и от 1 года до 5 лет максимум смертности исключительно приходится на лето, в возрасте от 20 до 50 л . наиболее на весну и затем на зиму и в возрасте от 50 л . и выше более всего на зиму и менее на весну. Таким образом, самым губительным временем в уезде для детей представляется лето, для производительного возраста (от 20 до 50 л .) - весна и для более старшего (выше 50 л .) - зима. По отдельным годам летнее повышение общей смертности в возрасте до 15 л ., и, в частности, в возрасте от рождения до 1 года, повторяется решительно во все года, весеннее же повышение в возрасте от 15 л . - в течение 6 годов, и в 4-х заменяется зимним.

18) В большей части годов повышение смертности годовалых детей находится в прямом соотношении с экономическим состоянием населения и с количеством рождений в первое полугодие и в обратном с атмосферными осадками. Обратно пропорциональное соотношение с осадками особенно резко проявляется при рассмотрении смертности детей по отдельным годам за летний период времени и, в частности, за июль месяц.

19) По отдельным местностям уезда смертность и рождаемость колебалась в весьма значительных пределах. По наибольшей смертности и рождаемости из отдельных церковных приходов особенно выдаются приход Богоявления селений - район Шибаевской фабрики, где смертность доходит до 70,4‰, а рождаемость до 85‰, и приход Тихвинский селений - р. Богородско-Глуховской ф-ки, со смертностью в 59,0‰ и рождаемостью в 54,8‰. Из более крупных территориальных единиц - частей уезда - по наивысшей смертности и рождаемости резко выделяется почти вся центрально-фабричная часть уезда, расположенная по течению р. Клязьмы и заполненная, главным образом, крупными фабриками, обрабатывающими волокнистые вещества и применяющие паровые двигатели. Здесь мы имеем весьма высокую общую смертность (49‰), весьма слабый прирост населения (8,1‰) при крайне повышенной рождаемости (57,8‰) и очень малую среднюю продолжительность жизни, что в своей совокупности указывает на крайнее санитарное неблагополучие местности. Данное неблагополучие обусловливается целым рядом неудовлетворительных санитарно-профессиональных и бытовых условий, в каких находилось за исследуемое 10-летие всё рабочее и нерабочее население в районе крупных фабрик с текстильным производством.

20) По отдельным местностям среди всего числа родившихся в громадном большинстве церковных приходов, районов и частей уезда преобладали мальчики. Максимум рождаемости, как и в целом уезде, в большинстве отдельных местностей приходится на лето и весну. Распределение рождаемости по сезонам в отдельных частях уезда представляется более благоприятным в восточной с наибольшим зимним максимумом, затем в южной, где имеется помимо летнего повышения и зимнее; в остальных же частях уезда преобладает весенне-летний максимум, причём в западной, однако, и зимнее количество рождений велико.

21) Среди умерших в громадном большинстве местностей также, как и по рождаемости, преобладал мужской пол, причём в детском возрасте до 15 л . преобладание это констатируется решительно во всех церковных приходах и группах приходов (в районах и частях уезда), тогда как в возрасте от 15 л . такого повсеместного преобладания мужской смертности над женскою уже не наблюдается. Так, рассматривая смертность мужчин и женщин в возрасте выше 15 л . по крупным местностям уезда, мы имеем в северной половине, где и в населении значительно преобладает женский пол над мужским, большую смертность женщин против мужчин (на 100 ж. умирало 88,9 м .), в южной, где женщины в населении незначительно превышают мужчин, почти совершенно одинаковую смертность того и другого пола, и в центрально-фабричной части у., области крупных фабрик, перевес мужской смертности над женскою (на 100 ж. 116,6 м .). В частности, в производительном возрасте от 20 до 50 л .мужчины умирали в меньшем количестве против женщин в северной половине и в гораздо большем в южной половине и особенно в центрально-фабричной части.

22) Смертность детей до 1 г ., как в процентном отношении ко всему числу умерших, так и к родившимся, отмечается наибольшею по району фабрики Богородско-Глуховской Мануфактуры и села Зуева, а из более крупных местностей - в центрально-фабричной части уезда. В последней местности одновременно наблюдается 1) крайняя необеспеченность населения рогатым скотом, 2) необеспеченность годовалых детей со стороны матерей-работниц в правильном уходе и естественном вскармливании, 3) повышенная рождаемость и, особенно, в весенне-летний период времени и 4) многообразно неудовлетворительные санитарные условия. В противоположность центрально-фабричной части уезда наименьшая смертность детей до 1 г . наблюдается в южной части, где 1) большинство матерей постоянно находятся дома, работая за станом, 2) имеется большая обеспеченность коровами (однако, сравнительно с остальными частями гораздо меньшая) и 3) рождаемость менее средней поуездной при зимне-летнем максимуме.

23) В последующем возрасте от 1 года и до 15 л . смертность в большей части местностей высока там, где в предыдущем возрасте (от рождения и до 1 г .) она была сравнительно мала, и наоборот.

24) Смертность взрослых в производительном возрасте (от 20 до 50 л .) из отдельных частей уезда даёт наибольшее процентное отношение (129,4‰) в центрально-фабричной части, а из отдельных церковных приходов - в районе Шибаевской фабрики (приход Богоявления селений - 188,5‰) и села Игнатьева (район фарфорово-фаянсового производства - 174,4‰), наименьшее же - в северной (96,6) и восточной части (101,8). В противоположность данному возрасту, в последующем - выше 50 л . - мы имеем в первой местности пониженную против средней поуездной смертности, а во второй - повышенную.

25) По временам года наиболее повышенная смертность в 89% всех районов наблюдается, как и в целом уезде, в течение лета, следовательно, и в большинстве отдельных районов лето представляется самым губительным временем для населения. В группах районов - частях и областях уезда - наибольший летний максимум повторяется везде без исключения. В частности, и в возрасте от рождения до 1 г . летний максимум смертности сохраняет своё преобладание решительно по всем отдельным местностям.

 

_____

 

Итак, в результате подробного рассмотрения цифрового материала по движению населения в Богородском уезде весьма определённо выяснилось, что в последнем: 1) общая смертность и отдельно взятая детская (до 1 г .) смертность довольно высока, 2) смертность взрослых среди всех умерших велика, 3) рождаемость весьма высока, 4) прирост населения при крайне повышенной рождаемости сравнительно слаб и 5) средняя продолжительность жизни очень ограничена. Все данные санитарные критерии в общей своей совокупности с очевидностью указывают на неудовлетворительное санитарное состояние уезда. Это неблагоприятное санитарное состояние гибельнее всего отражается на детском (до 15 л .), наиболее неустойчивом возрасте, смертность которого за 10-летие составляет в уезде 70% общей смертности. Но среди всей детской смертности особенно выделяется смертность детей от рождения и до 1 г ., настолько в общем составе умерших значительная, что ею по отдельным годам, главным образом, и обусловливается состояние общей смертности, т.е. её повышение или понижение.

По отдельным годам то или иное состояние смертности в уезде, видимым образом, находилось в прямом соотношении с экономическим состоянием населения и в обратном с состоянием атмосферных осадков, из которых первое, влияя ослабляющим образом на население, делает его менее устойчивым в борьбе за существование, а вторые, по всей вероятности, задерживают или благоприятствуют возникновению разнообразных заразных начал и проявлению гнилостных процессов в почве, веками загрязняемой, как в нашем жилье, так и вне его, всевозможными органическими веществами.

По временам года неблагоприятные санитарные условия наирезче всего проявляют своё воздействие на взрослых (от 15 л .) в течение весны и зимы, а на детях - в летний период времени, когда под влиянием крайнего загрязнения почвы, можно предполагать, и начинают усиленно возникать всевозможные заразные начала, наиболее губительно отражающиеся на детском существовании, особенно в возрасте от рождения до 1 г . и от 1 г . до 5 л ., вымирающем массами почти исключительно в течение лета. Летнее - и притом главное - повышение смертности детей до 5 л . настолько постоянно, что оно повторяется из году в год, и настолько имеет доминирующее влияние на общую смертность, что если бы его не было, то посезонное и помесячное движение общей смертности приняло бы в уезде иной характер, давая лишь небольшое повышение весною и зимою.

Таким образом, весьма повышенная смертность в Богородском уезде , с резкими колебаниями по времени и по отдельным местностям, главным образом, обусловливается огромною смертностью детей , преимущественно в возрасте до 5 лет и, особенно, от рождения до 1 г ., вымирающих в громадном количестве в одно определённое время - именно, в течение лета, но наипаче в июле-августе мес. Вот самое чувствительное и постоянное зло, тяготеющее в виде Дамоклова меча над населением Богородского уезда, на которое и необходимо обратить самое серьёзное внимание и которое следует всесторонне изучить, выяснить и устранить, ибо раннее отживание значительного числа народонаселения, не принесшего обществу никакой пользы своим появлением на свет, причиняет ему огромные, ничем невознаградимые убытки, горе и заботы . Зло это - высокая детская смертность, - представляя из года в год неблагоприятное явление в жизни населения уезда, видимым образом, зависит от постоянных, довольно регулярно повторяющихся причин и требует для своего искоренения, несомненно, продолжительных, непрерывных и систематических общественных мероприятий - именно, общественных, так как массовое вымирание детей есть общественное, даже государственное бедствие, а не только личное, частное. Но, во всяком случае, борьба с данным злом для общества возможна и посильна, ибо вполне мыслимо достигнуть низведения детской смертности в уезде хотя бы до тех минимальных пределов, какие констатируются в некоторых из его же местностей. Это уже будет громадный шаг в деле оздоровления уезда - в высокой степени выгодное и с экономической точки зрения. «Самый драгоценный капитал государств и обществ - это человек, - говорит в своей речи эрцгерцог Рудольф Австрийский при открытии VI международного гигиенического конгресса в Вене (в 1888 г .). - Каждая одиночная жизнь представляет уже определённую ценность. Поддержать эту жизнь, охранить её в неизменных границах неприкосновенности представляется заветом не одной только гуманности, но и задачей собственных интересов каждого в отдельности и всего общества вообще».

Затем следует обратить самое серьёзное внимание на факт высокой относительной смертности взрослых в возрасте 20- 50 л . и выяснить, соответствует ли это действительности, т.е. представляется ли она высокою также и по своей интенсивности (в отношении к населению в том же возрасте), и если это так, то всесторонне изучить те причины, которые значительно повышают в уезде смертность взрослых в производительном возрасте.

Но если санитарное состояние Богородского уезда в целой его совокупности представляется неудовлетворительным, то некоторые отдельные его местности оказываются особенно неблагополучными по санитарному своему положению, что и отражается на неблагополучии и целого уезда. Это почти вся центрально-фабричная часть уезда , местность, расположенная по течению р. Клязьмы, заполненная, главным образом, крупными фабриками, обрабатывающими волокнистые вещества, густо заселённая и достаточно обеспеченная заработками. Три четверти его населения, пришлого и коренного, из них почти 40% женщин, всецело круглый год занято работами на местных крупных фабриках, где более ? всего населения пользуется и жилыми помещениями. В данной части уезда за исследуемое 10-летие определяется: 1) крайне высокая общая и, особенно, детская смертность, значительно превышавшая таковую же как в целом уезде, так и в отдельных его частях, 2) весьма повышенное процентное отношение смертности взрослых от 20 л . и до 50 и крайне пониженное в возрасте выше 50 л ., 3) крайне малый прирост населения при чрезвычайно высокой его рождаемости, из всех частей уезда наиболее повышенной, и 4) весьма малую среднюю продолжительность жизни. Тогда как в центрально-фабричной части все санитарные показатели неблагополучия местности крайне повышены, в прочих частях уезда, где почти вовсе нет крупных фабрик или имеется в весьма малом количестве, где население лишь ? года занято, главным образом, ручным ткачеством на небольших фабричках и по избам, а в остальные ? года превращается в исконного земледельца, мы имеем: 1) пониженную общую и детскую (до 1 г .) смертность, 2) меньшее против среднего поуездного процентное отношение смертности в производительном возрасте и большее в возрасте выше 50 л ., 3) более высокий прирост населения при меньшей рождаемости и 4) большую среднюю продолжительность жизни.

Констатируемое крайнее санитарное неблагополучие центрально-фабричной части уезда всецело обусловливается теми неблагоприятными особенностями в санитарно-профессиональной и бытовой обстановке населения, которые подробно выяснены в 1-й главе 2-ой части, и которые всецело находятся в связи с многосложным функционированием антисанитарно обставленных в данное 10-летие крупных фабрик, обрабатывающих волокнистые вещества при помощи паровых двигателей. Целый ряд неблагоприятных санитарно-профессиональных и бытовых условий, действуя в данной части уезда десятками лет медленно, но постоянно из году в год, в высокой степени ослабляли всё население физически и, в конце концов, разрушительно влияли на его здоровье.

Таким образом, за данное 10-летие (1885- 94 г .) крупные фабрики, давая некоторую материальную обеспеченность населению, в то же время гибельно отражались на всём его существовании, значительно повышая смертность взрослого и детского населения и значительно сокращая среднюю продолжительность его жизни.

Является естественно вопрос, что же делать, чтобы предотвратить в дальнейшем весьма неблагоприятное влияние крупных фабрик с текстильным производством в том их антисанитарном виде , в каком они функционировали за исследуемое 10-летие, на здоровье и жизнь окружающего населения? Данный вопрос представляется тем более современным, что в настоящее время крупные фабрики с паровыми двигателями широко и неудержимо распространяются по уезду и всё более и более вытесняют ручное ткачество. С санитарной точки зрения ответ, мне кажется, может быть один: ввиду того, что замена ручного труда машинным представляет собою, так сказать, естественную эволюцию в техническом деле, вследствие чего превращение мелких и средних фабрик в крупные и замещение первых последними является неизбежным делом, то правительству и земству следует: 1) изданием законодательных норм и детальных обязательных постановлений и неуклонным их применением обеспечить а) возможно лучшие условия для правильного и посильного фабричного труда и б) возможно лучшее санитарное состояние всей фабричной местности, мастерским и жилым рабочим помещениям на фабриках и заводах и, 2) побудить всевозможными путями владельцев фабрично-промышленных заведений к широкой организации на фабриках разнообразных воспитательно-благотворительных учреждений как для рабочих, так, особенно, для их детей, для каковых устройство яслей и приютов представляется делом, безусловно, необходимым , чем в значительной степени возможно было бы повлиять на уменьшение смертности детей, особенно годовалых младенцев, которые, благодаря отсутствию ухода и естественного вскармливания со стороны матерей-работниц, беспомощно гибнут, как мухи в осеннюю пору ( До конца 1897 г . ни на одной фабрике уезда не имелось ни яслей, ни детских приютов. Лишь во второй половине 1897 г . впервые в уезде устраиваются ясли-приют в Щёлковской районе на фабрике Людв. Рабенек и на фабрике красильно-аппретурной Товарищ. в д. Щёлково: на первой для 50-60 детишек, а на второй для 30-40. «Устройство колыбелен, или яслей, на фабриках, - говорит в отчете за 1897 г . врач ф-ки Рабенек д-р П.И. Кузьмин (Приложения к докладам Богородской Уездной Земской Управы), - является существенно необходимым и представляет одну из важных мер в борьбе с физическим вырождением фабричных детей, а, вместе с тем, и с эпидемиями на фабриках». « Единственно такая организация борьбы (т.е. при посредстве устройства на фабриках колыбелен) с детскою болезненностью и смертностью, - говорится в другом отчёте (врача фабрики Шибаевой К.М. Языкова), - могла бы принести скорые и осязательные результаты, сравнительно с которыми буквально за нуль должны быть признаны наши теперешние усилия и бесплатная раздача порошков и микстур ». ).

В настоящее время мы имеем в Московской губернии обязательные санитарные постановления, благодаря систематическому применению которых администрациею и земством, особенно по отношению к вновь строящимся фабричным зданиям, весьма многое сделано по санитарному упорядочению фабрик. Но вполне понятно, что одними обязательными санитарными постановлениями и вообще одними земскими мероприятиями нет возможности всесторонне воздействовать на крупные фабрики в оздоровительном отношении: для этого необходима широкая реорганизация всего фабричного законодательства в связи с другими общественными реформами. Только широкая постановка фабрично-санитарного законодательства, направленного в защиту населения, в связи с самодеятельностью общества, всесторонним образованием рабочего, благоразумием и гуманностью фабрикантов и даст то, что имеется уже в Англии, именно, как говорит д-р Е.М. Дементьев (“Фабрика, что она даёт населению и что она у него берёт”): « повышение благосостояния рабочих, приведшее к понижению смертности, в особенности детей, к повышению средней продолжительности жизни и к тому подъёму общего и специально-технического образования их, о каком мы можем пока только мечтать ». Но внося всесторонне-санитарное благоустройство в обстановку наших фабрик и заводов, мы повышаем не только благосостояние рабочих и улучшаем не только народное здоровье и крепость организма, но в то же время повышаем и благосостояние самих фабрик, ибо крепкий, здоровый, бодрый духом и телом фабричный, работающий в здоровой обстановке, принесёт нанимателю во много раз больше пользы, чем малосильный, апатичный, больной рабочий.

Следовательно, нет никакого основания опасаться проведения всесторонне-широкого фабричного законодательства: оно необходимо не только в интересах рабочего населения, но и самих фабрикантов. Наряду, однако, с фабричным законодательством, было бы необходимо озаботиться одновременно и проведением мероприятий по упорядочению крестьянского сельского хозяйства, дабы крепче привязать сельчанина к земле и деревне.

Само собою разумеется, что помимо общих мероприятий, в каждом частном случае могут потребоваться и более разнообразные специальные мероприятия, что может быть лишь результатом всестороннего исследования каждой отдельной местности. Так, в рассматриваемой центрально-фабричной части уезда, в общем, довольно неблагоприятной в санитарном отношении, ещё более выдаются по своему сравнительно крайне санитарному неблагополучию, две местности: район Шибаевской фабрики - приход Богоявления селений и район Богородско-Глуховской фабрики - приход Тихвинский селений и Успенский. В первом мы имеем чрезвычайно высокую общую смертность и рождаемость, весьма малую детскую смертность, чрезвычайно высокое процентное отношение смертности в возрасте от 20 до 50 л . и ничтожное в более старшем возрасте, весьма малый прирост населения при громадной рождаемости и чрезвычайно малую среднюю продолжительность жизни; во втором - весьма высокую общую смертность и рождаемость, но всё-таки меньшую, чем в первом приходе, весьма высокую детскую смертность, значительно более предыдущего района, высокое процентное отношение смертности в производительном возрасте, но значительно меньшее района Шибаевской фабрики, малый прирост населения и малую среднюю продолжительность жизни. Видимым образом, в первом приходе весь центр неблагополучия местности заключается в чрезвычайно высокой смертности взрослого населения, а во втором, наоборот, в чрезвычайно высокой смертности детей, особенно, в возрасте до 1 г ., и отчасти и взрослых. Дело самого ближайшего времени выяснить: 1) действительно ли так неблагополучны данные две местности, как это приходится заключить на основании имеющегося у нас материала, и 2) если найденные санитарные показатели вполне соответствуют действительности, то установить, какими именно причинами обусловливается крайнее санитарное неблагополучие обоих районов в целях возможного и посильного упорядочения их в гигиеническом отношении.

Более детальному исследованию следует подвергнуть также и приходы: 1) с. Игнатьева, где слишком велико процентное отношение смертности в производительном возрасте, по всей вероятности, как результат работ на крайне антисанитарно обставленных фарфорово-фаянсовых заводах, 2) пог. Крестовоздвиженский при д. Дубровке, где высока общая и в отдельности детская смертность, велико процентное отношение смертности взрослых и мал прирост при весьма повышенной рождаемости и 3) с. Зуева, где чрезвычайно высока детская смертность и где, вероятно, окажется высокою и смертность общая, а также и взрослых, если возможно будет причислить и умерших из с. Зуева в Никольской фабричной больнице. Затем крайне необходимо исследовать и районы наиболее благополучные в санитарном отношении (волости Зуевская и Карповская - малая общая и детская смертность, высокое процентное отношение смертности в возрасте выше 50 л ., весьма слабая рождаемость и значительная средняя продолжительность жизни - 28 и 27,6 год.), дабы выяснить, чем именно обусловливается более здоровое существование некоторой части населения в том же самом уезде, где имеются и крайне неблагополучные по смертности местности.

 

 
При использовании материалов сайта ссылка категорически приветствуется.
© Богородск-Ногинск. Богородское краеведение. 2004-2019
Политика конфиденциальности
Яндекс цитирования Check PageRank
На верх страницы