Богородск-Ногинск. Богородское краеведение

«Так говорит Господь: остановитесь на путях ваших и рассмотрите,
и расспросите о путях древних, где путь добрый, и идите к нему»
Книга пророка Иеремии. (6, 16)

Мы в социальных сетях:
 facebook.com/bogorodsk1781
 vk.com/bogorodsk1781


Ирина Владимировна Дынникова удостоилась звания – кандидат искусствоведения за диссертацию «Морозовский хор в контексте старообрядческой культуры начала ХХ века». Предлагаем вашему вниманию автореферат диссертации.

Морозовский хор в контексте старообрядческой культуры начала ХХ века

Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата искусствоведения

Московская государственная консерватория им. П. И. Чайковского

На правах рукописи

Дынникова Ирина Владимировна

Морозовский хор в контексте старообрядческой культуры начала XX века

Специальность 17.00.02 – Музыкальное искусство

Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата искусствоведения

Москва 2008

 

Диссертация выполнена на кафедре истории русской музыки Московской государственной консерватории им. П. И. Чайковского.

Научный руководитель: кандидат искусствоведения, доцент, начальник отдела филологии и искусствоведения Российского гуманитарного научного фонда Денисов Николай Григорьевич

Официальные оппоненты:

Ведущая организация: Ростовская государственная консерватория им. С. В. Рахманинова

Защита состоится 25 декабря 2008 года в 16 часов на заседании диссертационного совета Д.210.009.01 при Московской государственной консерватории им. П. И. Чайковского ( 125009 г . Москва, ул. Б. Никитская, д. 13/6).

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Московской государственной консерватории.

Автореферат разослан «22» ноября 2008 г .

Ученый секретарь диссертационного совета доктор искусствоведения Ю. В. Москва

 

I. Общая характеристика работы

Актуальность темы исследования. В последние десятилетия XX и в начале XXI века в нашей стране значительно возрос интерес к истории русского церковно-певческого искусства. Появился ряд диссертационных работ, монографий, научных статей по этой тематике 1.

Внимание к указанной сфере отечественной музыкальной культуры во многом обусловлено и практическими задачами. С каждым годом все больше исполнителей обращаются к древнерусскому певческому наследию 2.

В связи с вышесказанным важное значение приобретает изучение старообрядческой певческой культуры. Как известно, последователи старой веры явились хранителями и продолжателями традиций церковно-певческого искусства Древней Руси. К старообрядческому пению как к источнику в исследовании этого искусства в разное время обращались Ст. В. Смоленский и И. А. Гарднер. Со второй половины XX века его изучением стали активно заниматься Т. Ф. Владышевская, Н. Г. Денисов, Н. Е. Денисова, М. Г. Казанцева, Е. В. Коняхина, Н. П. Парфентьев, Т. Г. Федоренко, М. В. Богомолова, М. В. Макаровская и др. Однако несмотря на обилие работ, посвященных старообрядческой певческой культуре, малоизученным остается период, относящийся к началу XX в. Между тем это время, именуемое «золотым веком старообрядчества», было отмечено небывалым подъемом во всех без исключения областях его жизни 3.

Объектом настоящего исследования является старообрядческая певческая культура начала XX века. Предметом – Морозовский хор, старообрядческий певческий коллектив, широко известный в России в 1900-х–1910-х годах. О его деятельности как о важном этапе в истории певческой культуры старообрядчества писали в своих трудах Ф. Е. Мельников и И. А. Гарднер 4. Отзывы о пении Морозовского хора публиковались не только в старообрядческой, но и в светской прессе 5. В наши дни этот коллектив незаслуженно забыт.

Все вышесказанное служит основанием актуальности избранной темы.

Цель работы – изучение истории и деятельности Морозовского хора.

 

В задачи исследования входило:

Материалами исследования послужили все доступные на сегодня источники: архивные документы из Отдела рукописей Российской государственной библиотеки, Центрального исторического архива г. Москвы, Центрального государственного архива Московской области, старообрядческие и светские периодические издания конца XIX – начала XX вв. («Старообрядческая мысль», «Церковь» – впоследствии «Слово Церкви», «Церковное пение», «Утро России», «Музыкальный труженик», «Русская Музыкальная Газета», «Голос Москвы», «Русские ведомости», «Русское слово» и др.), полевые исследования автора, фонограммы пения коллектива (грамзаписи хора, осуществленные в начале XX века, и пластинка «Тысячелетие Крещения Руси. 988 –1988. Старообрядческое церковное пение» 6).

Методологическая основа исследования.

При анализе были использованы системно-аналитический, текстологический и источниковедческий методы. Целостная картина истории и деятельности Морозовского хора была воссоздана путем анализа и сопоставления многих, зачастую разрозненных фактов, имеющих прямое или косвенное отношение к коллективу. В процессе работы основное внимание уделялось рассмотрению деятельности Морозовского хора в контексте старообрядческой певческой культуры начала XX века. Стилистические особенности интерпретации определялись путем последовательного анализа всех источников: письменного – «Круга Церковнаго Древняго Знаменнаго Пения», известного как Морозовские книги, аудиоматериалов (грампластинки с записями Морозовского хора) и критических отзывов о пении коллектива, опубликованных на страницах старообрядческих и светских периодических изданий того времени. Работа с письменными версиями песнопений знаменного роспева велась на основе структурно-типологического метода. Анализ исполнительских трудностей осуществлялся методом вокально-хорового разбора, разработанным в отечественном хороведении. Путем сопоставления полученных результатов были изучены исполнительские особенности Морозовского хора.

Научная новизна исследования :

1) Впервые в работе дана полная характеристика старообрядческой церковно-певческой культуры начала XX века. Составлен перечень самых известных старообрядческих хоров того времени.

2) Воссоздана целостная картина истории и деятельности Морозовского хора – этого уникального старообрядческого певческого коллектива. Впервые собраны воедино все сведения о его концертной деятельности, а также представлен биографический портрет покровителя и идейного вдохновителя хора, русского купца-старообрядца Арсения Ивановича Морозова.

3) В диссертации осуществлен вокально-хоровой анализ песнопений знаменного роспева: подробно рассмотрены вопросы их интерпретации в исполнительской трактовке Морозовского хора.

4) Впервые в научный оборот вводится ряд архивных документов, относящихся к истории хора, программы концертов, а также расшифровки фонограмм пения этого коллектива.

Диссертация имеет следующую структуру: вступление, четыре главы, заключение, список литературы и приложения. Вступление посвящено постановке проблемы и обзору литературы. В первой главе дается характеристика русского старообрядчества начала XX в., а также определяется роль купеческой династии Морозовых в общественной и культурной жизни России. Во второй главе представлен обзор старообрядческой церковно-певческой культуры того времени. Третья глава посвящена непосредственно Морозовскому хору, его истории и деятельности. В ней прослеживается исторический путь коллектива, рассматривается среда, в которой он сформировался и существовал, даются портреты лиц, сыгравших определяющую роль в истории хора.

Здесь же приводятся все сведения о концертной деятельности Морозовского хора. В четвертой главе рассматриваются вопросы интерпретации песнопений знаменного роспева в исполнительской практике этого коллектива. В заключении представлены выводы.

Список литературы включает 442 названия, аудио- и архивные материалы. В приложениях помещены копии наиболее интересных документов, относящихся к истории Морозовского хора, программы концертов, расшифровки фонограмм и песнопений из репертуара коллектива. Диссертация снабжена большим количеством иллюстраций.

Апробация работы.

Содержание работы и ее проблематика обсуждались на заседании кафедры истории русской музыки Московской государственной консерватории им. П. И. Чайковского 13 июня 2006 года. Диссертация получила положительную оценку и рекомендована к защите. Положения диссертации излагались автором на следующих научных конференциях: «Устная и письменная трансмиссия церковно-певческой традиции: Восток – Русь – Запад» (МГК им. Чайковского, 23–27 мая 2005 г.), «Гуслица старая и новая» (г. Куровское, 21–22 октября 2005 года), «Следуя отеческим преданиям» (Центральный музей древнерусской культуры и искусства им. Андрея Рублева, Москва, 22–23 ноября 2005 г .), Научные чтения памяти А. И. Кандинского (МГК им. Чайковского, 5–6 апреля 2006 г .), «Старообрядчество: история и современность» (Государственный музей истории религии, г. Санкт-Петербург, 28–30 октября 2008 года).

Практическое значение исследования.

Материал диссертации может быть полезен музыкантам разного профиля – исполнителям, теоретикам, историкам русской музыки, специалистам, изучающим богослужебное пение, регентам, а также широкому кругу лиц, интересующихся данной проблематикой. Результаты анализа интерпретации песнопений знаменного роспева необходимы исполнителям, обращающимся в своей богослужебной, учебной и концертной практике к образцам древнерусского музыкального наследия.

II. Основное содержание работы

Во вступлении обосновывается выбор и актуальность темы, дается обзор литературы по данной проблематике, определяются цель и задачи исследования, оговаривается структура диссертации.

В первой главе – «Старообрядчество и его место в общественной и культурной жизни России начала XX века» – представлены сведения, обязательные для целостного восприятия феномена Морозовского хора в контексте эпохи, с учетом исторического, социального, общественно-политического и культурологического аспектов. Она состоит из двух параграфов.

§1 – «Российское старообрядчество в начале XX века» – посвящен так называемому «золотому веку старообрядчества», охватывающему период с 1905 по 1917 годы. В нем на основе приведенных источников дается краткая характеристика указанного этапа, перечисляются наиболее значимые события в жизни старообрядчества того времени.

Как известно, в истории русского старообрядчества начало XX века отмечено поистине переломным событием. 17 апреля 1905 года, в день Светлого Христова Воскресения, был обнародован «Именной Высочайший Указ об укреплении начал веротерпимости», даровавший старообрядцам религиозную свободу. Сразу же после его выхода последователи «древлего благочестия» активно включились в общественно-политическую, религиозную и культурную жизнь страны. C 1905 по 1917 годы в России было зарегистрировано свыше 2000 старообрядческих общин, официальный статус приобрели Освященные соборы Старообрядческой Церкви, Епархиальные съезды, Всероссийские съезды старообрядцев. Возникли старообрядческие общественные объединения и организации (среди самых известных – московское Братство Честнаго и Животворящаго Креста Господня), был налажен выпуск периодических изданий (наиболее полным из них явился еженедельный журнал «Церковь» (с 1914-го – «Слово Церкви»), заработало книгоиздательство «Знаменное пение», начавшее массовый выпуск старообрядческих печатных певческих книг. Небывалые масштабы приняло храмостроительство. В начале XX века старообрядцы первыми стали внедрять в церковную архитектуру неорусский стиль. Важным событием явилось открытие в 1912 году Старообрядческого богословско-учительского института при Рогожской общине в Москве, директором которого до 1916 года был Александр Степанович Рыбаков, старообрядец, выпускник исторического факультета Московского университета, ученик В. О. Ключевского.

Среди выдающихся старообрядческих церковно-общественных деятелей того времени можно назвать имена епископа Арсения Уральского, епископа Нижегородского Иннокентия, епископа Рязанского Александра; епископа Петроградского и Тверского Геронтия (Григория Лакомкина), епископа Канадского Михаила. На ниве «старообрядческого возрождения» трудились такие яркие представители русского купечества, как М. И. Бриллиантов, А. И. Морозов, Д. В. Сироткин, П. П. Рябушинский, знаменитые начетчики В. Е. и Ф. Е. Мельниковы.

Завершившийся в 1917 году период «золотого века» стал рубежным в истории русского старообрядчества. Последователи старой веры, главной целью которых ранее была изоляция от общества, стремились стать его равноправной частью. За короткий срок им удалось не только осуществить эту цель, реализовав богатейший потенциал, накопленный за три века гонений, но и оставить свой яркий след в истории России.

§2 – «Династия Морозовых и её роль в общественной и культурной жизни России рубежа веков» – посвящен одной из самых сильных и влиятельных российских старообрядческих купеческих династий . Покровителем и идейным вдохновителем Морозовского хора был один из ее представителей , известный старообрядческий деятель, хозяин Богородско - Глуховской мануфактуры , купец Арсений Иванович Морозов. Здесь представлена краткая характеристика четырех ветвей морозовской династии: Викуловичей (старообрядцев - поморцев ), Абрамовичей , Захаровичей и Тимофеевичей (старообрядцев поповского белокриницкого согласия); даны портреты наиболее ярких ее представителей , оставивших свой след в отечественной культуре .

Династия Морозовых в силу своей разветвленности оказала влияние практически на все , часто полярные стороны жизни русского общества конца XIX – начала XX веков . Благодаря их меценатству работали замечательные художники и архитекторы , издавались газеты , строились больницы , богадельни , музеи , театры , библиотеки .

История морозовского рода олицетворяет собой новый этап русской культуры . Cтарообрядцы Морозовы, как и представители других знаменитых купеческих фамилий ( Третьяковы , Бахрушины , Рябушинские , Щукины , Крестовниковы и др ), принадлежавшие к последователям « древлего благочестия », в корне изменили сложившееся мнение о приверженцах старой веры , как о самой консервативной части русского общества . В конце XIX – начале XX веков именно старообрядческое купечество зачастую являлось заказчиком новых художественных произведений и покровителем новых направлений в искусстве – архитектуре , театре , музыке , литературе . Наряду с упомянутыми династиями конца XIX – начала XX веков Морозовы стали одновременно и проводниками различных реформ и хранителями древних традиций.

Во второй главе диссертации – «Старообрядческая певческая культура начала ХХ века (по материалам старообрядческих периодических изданий)» – подробно освещается состояние старообрядческого церковного пения в период « золотого века ». Ее содержание напрямую связано с решением таких важнейших задач работы , как исследование деятельности Морозовского хора в контексте старообрядческой певческой культуры конца XIX – начала XX веков и определение места коллектива в истории старообрядческого церковного пения в целом .

Глава включает в себя семь параграфов , в которых рассматриваются важнейшие аспекты старообрядческой певческой культуры того времени .

§1 – «Общая характеристика» – суммирует все сведения , относящиеся к этому периоду в ее истории . После объявления свободы вероисповедания одной из приоритетных задач стало повышение уровня старообрядческого церковного пения в храмах . Вопрос неоднократно выносился для обсуждения на Cоборы Старообрядческой Церкви и Епархиальные съезды , активно дискутировался на страницах старообрядческой периодики . В этом разделе диссертации цитируются и анализируются опубликованные в прессе высказывания старообрядцев о положении церковного пения , приводятся основные точки зрения по этому вопросу .

К концу XIX – началу ХХ вв. после долгого периода гонений состояние церковного пения во многих старообрядческих общинах России , особенно на периферии , было довольно плачевным . Основными проблемами явились низкая крюковая грамотность певцов , отсутствие компетентных и чутких руководителей , бездумное отношение к текстам исполняемых песнопений . Для лучшения сложившейся ситуации предполагалось предпринять ряд мер , в их числе : исправление певческих книг с целью создания единой редакции песнопений , издание певческих азбук и пособий по крюковому пению , открытие школ , училищ и институтов для обучения детей , подготовки певчих и руководителей хоров , формирование любительских хоров в приходах , организация просветительских концертов и лекций по истории и теории крюкового пения .

Многое из намеченного удалось осуществить . Вышли в свет новые печатные издания крюковых певческих книг , азбук и учебников знаменного пения 7 .

Сложным оказался вопрос о новой редакции песнопений в крюковых книгах. Лица , занявшиеся данной проблематикой, столкнулись с наличием в приходах целого пласта устного пения, так называемого пения «по напевке». Большинство реформаторов высказывали отрицательное отношение к этому явлению, предлагая унифицировать местные «напевы», поместив в певческих книгах те из них , которые наиболее близки к письменным крюковым версиям .

§2 – « Женское пение» – освещает одну из самых острых и постоянно обсуждаемых в старообрядческой среде того времени проблем – участие женщин в церковном пении . В разделе представлена история введения в старообрядчестве женского пения , цитируются высказывания самих « последователей древлего благочестия » по этому поводу . Вопрос о пении женщин в храме неоднократно выносился на Освященные Соборы старообрядческих епископов , горячо дискутировался на страницах прессы и в общинах . Новшество вызывало протест значительной части последователей старой веры , ревностно сохранявших древнюю традицию сугубо мужского богослужебного пения . Итогом бурной полемики вокруг участия женщин в церковном пении стала резолюция Освященного Собора 1911 года : « предоставить разрешение пения женщин в храме усмотрению епархиального епископа , соображаясь с обстоятельствами и общественным мнением » 8 . Более категорично прозвучала резолюция Собора 1913 года , который не разрешил смешанных хоров , а также пения женщин в мужских монастырях . В реальной жизни первый женский старообрядческий хор появился в 1900 году , еще до « Указа о веротерпимости », при хоре фабрики Богородско - Глуховской мануфактуры А . И . Морозова . Он же первым вышел на концертную эстраду (25 марта 1908 года в Большом зале Московской консерватории ) в качестве самостоятельного коллектива с отдельной программой . К концу первого десятилетия XX века по всей России было создано большое количество старообрядческих женских любительских хоров , как самостоятельных , так и являвшихся отделениями смешанных коллективов .

Вопрос о целесообразности введения женского пения в храме решила сама история . После начала Первой мировой войны в связи со всеобщей мобилизацией женщины остались основными певчими во многих старообрядческих приходах . На протяжении XX века именно женщины в большинстве старообрядческих общин России стали продолжательницами и хранительницами богослужебных певческих традиций .

§ 3 – «Старообрядческие любительские хоры». В конце 1900- х годов в старообрядчестве прочно утверждается практика создания любительских хоров . Одной из причин распространения такого необычного для этой культуры явления стал низкий уровень исполнения песнопений существующими приходскими хорами . Зачастую они не отвечали новым требованиям , продиктованным временем , не могли обеспечить должную торжественность богослужения . Любительские же хоры , составленные из людей , обладающих хорошими голосовыми данными и искренним стремлением улучшить положение богослужебного пения в своем храме , оказались более мобильными и восприимчивыми к обучению . Основной их функцией являлось прежде всего пение на богослужениях . Существовала традиция приглашать на особо торжественные службы в храм лучшие хоры или отдельных «знающих» певцов . ( Подобная практика была типична для малочисленных сельских приходов , где не всегда удавалось обеспечить должный уровень пения своими силами .) Конечно , не во всех старообрядческих общинах организация любительских хоров встречала одобрение и поддержку , но , несмотря на трудности , к началу 10- х годов XX века такого рода певческие коллективы разных составов были сформированы практически повсеместно . В этом разделе диссертации впервые приводится перечень и краткая характеристика самых известных старообрядческих хоров , упоминавшихся в печати с 1908 по 1916 годы .

§4 – «Подготовка певцов». Задача централизованного обучения церковному пению являлась для старообрядчества начала XX века одной из самых насущных и решалась несколькими путями . Во многих общинах работали школы крюкового пения и славянского чтения 9 . Церковное пение вошло как обязательный предмет в программу начальных старообрядческих училищ . Высоким уровнем его преподавания отличались училища в Санкт - Петербурге , Москве при Рогожском кладбище , в селе Балаково Саратовской губернии . Церковное пение входило и в программу Старообрядческого богословско - учительского института . При любительских хорах обычно действовали курсы , на которых изучались крюки , велась вокальная работа . В 1910 году начали свою деятельность знаменитые певческие курсы при московском старообрядческом Братстве Честнаго и Животворящаго Креста Господня . Проблема обучения церковному пению выносилась на заседания Епархиальных съездов . Вопросы методики преподавания крюкового пения и работы с хором ( организации коллектива , проведения спевок , воспитания певчих и др .) широко освещались на страницах старообрядческих периодических изданий . Однако несмотря на предпринимаемые меры , нехватка преподавателей крюкового пения и просто грамотных певцов ощущалась в старообрядчестве довольно остро , о чем свидетельствует большое количество объявлений , помещенных на страницах старообрядческой прессы и цитируемых в этом разделе .

§5 – «Концерты старообрядческих хоров». Принципиально новым явлением в жизни старообрядчества начала XX века стали концерты и вечера древних духовных песнопений , которые очень быстро приобрели большую популярность . Программы их строились , как правило , по историческому принципу и включали в себя песнопения разных жанров , гласов , видов роспевов ( от песнопений знаменного роспева до духовных стихов , псальм и кантов ). Выступлениям хоров обычно предшествовали лекции о древнерусском церковном пении . Отличительной чертой таких концертов была их обшедоступность . Особенно актуально это оказалось для удаленных от центра приходов , где любительские старообрядческие хоры выполняли еще и воспитательно - просветительскую функцию . Организацией старообрядческих духовных концертов в Москве занималось в основном Братство Честнаго и Животворящаго Креста Господня , в Петербурге – Братство свв . апостолов Петра и Павла . Неутомимыми деятелями на этом поприще были Яков Алексеевич Богатенко и епископ Петроградский и Тверской Геронтий .

§6 – «Хор Московского Братства Честнаго и Животворящаго Креста Господня. Яков Алексеевич Богатенко» – посвящен одному из самых известных старообрядческих певческих коллективов начала XX века . Он был создан в 1910 году и с успехом выступал в Москве , Санкт - Петербурге и других городах России . Основу репертуара коллектива составляли духовные стихи , канты и псальмы. В диссертации представлены программы некоторых выступлений хора . Яков Алексеевич Богатенко – создатель и бессменный руководитель коллектива , сын епископа Егорьевского и Рязанского Александра , выпускник Археологического института и Строгановского училища по классу живописи , ученик В . М . Металлова , прекрасный иконописец , знаток знаменного пения , талантливый регент , педагог и исследователь , бесспорно принадлежит к числу ключевых фигур русского старообрядчества начала XX века .

§7 – «Новые тенденции» – заключительный раздел главы , в котором рассматривается степень влияния музыкальной культуры того времени на старообрядческую певческую традицию и анализируются причины этого процесса . Среди них перечисленные выше распространение женского пения в храмах , организация любительских хоров , певческих школ и курсов , концерты и вечера духовных песнопений , лекции по истории знаменного пения , а также использование камертона и дирижерских жестов , терминологии , принятой в академическом искусстве ( старообрядцы начинают употреблять слова « форте » и « пиано », « регент », « тенора », « басы », « сопрано », « альты » и т . д .), попытки отступления от унисона , использования динамической нюансировки . В концертирующих коллективах руководитель хора определял концепцию исполнения песнопений , что полностью противоречило самому определению старообрядческой певческой культуры как канонической . Причиной большей части нововведений стало не бездумное копирование , а желание использовать лучший , по мнению реформаторов , опыт современной музыкальной культуры . Новые формы , не характерные для старообрядчества , позволяли пропагандировать знаменное пение среди широкой аудитории , эффективнее проводить процесс воспитания новых певцов , повышать крюковую грамотность , то есть решать насущные проблемы самих старообрядцев . Тот факт , что эстетические взгляды многих последователей « древлего благочестия » оказались созвучны времени , связан с изменением статуса старообрядчества и активным участием его представителей в различных сферах жизни России . Старообрядцы осознавали себя не столько хранителями собственных певческих традиций , сколько наследниками и продолжателями древней музыкальной культуры России .

В заключении главы делается вывод о том , что в начале XX века за короткий период времени старообрядческая певческая культура вышла на новый качественный уровень , органично сочетая древние традиции с современными тенденциями .

Третья глава – «Морозовский хор» – посвящена непосредственно истории и деятельности коллектива . Целостная картина воссоздается на основе многочисленных источников , главными из которых являются архивные документы и старообрядческие периодические издания того времени .

В §1 – «Богородск – Глухово: уезд, мануфактура, община» – описывается среда , в которой происходило формирование и становление коллектива , анализируются социальные , конфессиональные , исторические , географические , личностные , культурные факторы , оказавшие на него непосредственное влияние . Параграф включает в себя несколько подразделов .

§1.1. «Богородский уезд». Феномен Морозовского хора во многом объясняется той средой , в которой зародился коллектив . Родина хора – местечко Глухово находилось на территории Богородского уезда Московской губернии , где традиционно проживали старообрядцы поповского и беспоповского ( поморского ) согласий . Юго - восточная часть уезда входила в состав легендарной местности , получившей известность под названием Гуслица – знаменитого певческого центра старообрядцев - поповцев . Плотность и неоднородность старообрядческого населения в сочетании с богатыми традициями сформировали в Богородском уезде свою особую среду . Наконец , в XIX веке Богородский уезд становится флагманом российской текстильной промышленности , чему в значительной мере способствовала принадлежность к старообрядчеству самих хозяев большинства предприятий – Морозовых .

§1.2. «Образцовая мануфактура». Богородско - Глуховская мануфактура , при которой возник Морозовский хор , была основана в 1845–1847 годах Захаром Морозовым . Изначально являясь самой крупной в Богородском уезде , к концу XIX века она представляла собой средоточие новейших технологий и передовых для того времени методов решения социальных проблем . В 1907 году по проекту архитектора А . В . Кузнецова была построена Новоткацкая фабрика ( в то время одна из лучших в мире по архитектурному проекту и оснащенности ). Все это в сочетании с традиционным старообрядческим подходом к делу , основанным на принципах почитания труда как богоугодного , сохранения семейных традиций благотворительности , позволило создать в Глухове уникальный социально - промышленный комплекс 10 , фактически не имеющий аналогов в России .

§1.3. «Община». В Глухове с первых лет основания фабрики действовала одна из самых многочисленных в уезде общин старообрядцев - поповцев , просуществовавшая до 1924 года . Прихожанами Глуховской моленной были рабочие и служащие фабрики , а также старообрядцы Богородска и окрестных деревень . Основными источниками по истории старообрядческих общин села Глухово и города Богородска , объединенных впоследствии в одну Богородско - Глуховскую общину , являются немногочисленные сохранившиеся архивные документы , фотоматериалы и публикации в старообрядческих периодических изданиях начала XX века . Несмотря на разрозненность этих материалов , они дают четкое представление о жизни старообрядцев Глухова и Богородска . В параграфе приводятся наиболее важные исторические факты , цитируются самые значимые документы .

Итак, становление и развитие хора , созданного из прихожан Глуховской моленной , шло параллельно с ростом и развитием предприятия , а также старообрядческой Богородско - Глуховской общины . Принадлежность же большинства певчих к новому классу фабричных рабочих и служащих неизбежно наложила свой отпечаток на творческий облик коллектива .

§2 – « Арсений Иванович Морозов». В параграфе впервые в науке дан портрет покровителя и идейного вдохновителя Морозовского хора , владельца Богородско - Глуховской мануфактуры , яркого представителя русского старообрядческого купечества конца XIX – начала XX веков , мецената Арсения Ивановича Морозова . Его искреннее и непосредственное участие в жизни этого певческого коллектива не только запечатлелось в названии « Морозовский », но и породило традицию считать Арсения Ивановича его создателем . Именно его инициативе и финансовой поддержке коллектив обязан своим существованием и успешной деятельностью . Безусловной заслугой А . И . Морозова можно считать не только улучшение состояния церковного пения во многих старообрядческих приходах Богородского уезда , но и возросшее в самой старообрядческой среде внимание к проблеме древнерусского певческого наследия . Цитируемые в данном разделе диссертации письма Морозова , а также выдержки из его высказываний в прессе и личные записи позволяют по достоинству оценить вклад Арсения Ивановича в дело старообрядческого церковного пения и по - новому взглянуть на личность этого представителя знаменитой купеческой династии .

В §3 – «Некоторые факты из истории Морозовского хора» представлен краткий хронограф деятельности коллектива .

§4 – «Состав Морозовского хора» – повествует о том , как менялся коллектив в разные периоды его истории . Окончательная организация по группам ( или отделениям ), сохранившаяся до конца деятельности хора , установилась лишь к 1911 году и была обусловлена необходимостью регулярной репетиционной работы и подготовки новых певчих , в связи с возросшей интенсивностью богослужебной и концертной жизни . Состав Морозовского хора делился на « праздничный » ( он же концертный ), в который входили лучшие певцы , и « будничный ». Такая организация позволяла не приносить в жертву концертам главное предназначение коллектива – богослужебное .

§5 – «Женский хор» – посвящен истории создания и деятельности первого в старообрядчестве женского хора – Морозовского . Он был основан П . В . Цветковым по инициативе Арсения Ивановича Морозова в 1900 году . Его организация стала своего рода ответом на многочисленные дискуссии по поводу допустимости участия женщин в богослужебном пении , развернувшиеся в то время в старообрядчестве . На протяжении почти 20 лет своего существования самостоятельный женский состав участвовал в богослужебной практике наравне с мужским .

§6 – «Руководители Морозовского хора». За полувековую историю коллектива на посту головщика , а применительно к морозовцам правильнее будет сказать – руководителя хора , сменилось четыре человека . Каждый из них был по - своему талантлив и осуществлял управление хором в соответствии со своими взглядами и конкретными задачами . Здесь представлены творческие портреты Ивана Аверьяновича Фортова и Павла Васильевича Цветкова – головщиков , чья деятельность стала для истории коллектива основополагающей , а также собраны сведения о других руководителях Морозовского хора .

§ 7 – «Певцы». В хоре было воспитано большое количество певцов . Голоса и прекрасное владение ими непременно отмечались слушателями . Многие из них стали учителями пения в самом хоре и в ряде вновь созданных коллективов . Самые высокие похвалы всегда звучали в адрес А . Т . Филатовой ( сопрано ), Сенаторовой ( сопрано ), Сумароковой ( контральто ) 11 , А . С . Цеповой ( контральто ), И . М . Цепова ( бас ), И . Н . Сидорова ( бас ).

§8 – «Учителя крюкового пения – воспитанники Морозовского хора» – освещает деятельность школы и курсов знаменного пения , существовавших при Морозовском хоре . В нем рассматриваются вопросы методики обучения , эффективности подготовки певчих , перечисляются имена учителей крюкового пения – воспитанников хора , многие из которых стали впоследствии руководителями хоров в других старообрядческих приходах .

§9 – «Богослужебная деятельность». Bсю историю существования Морозовского хора правомерно разделить на два этапа : с 1870- х годов до начала концертной деятельности в 1908 году и с 1908 по 1917 год . В параграфе освещается богослужебная деятельность коллектива , которая принесла хору известность в старообрядческой среде еще задолго до начала концертных выступлений . Именно в первый период , связанный исключительно с пением на богослужениях , произошло формирование и становление Морозовского хора .

§10 – «Концертная деятельность Морозовского хора». Значение концертных выступлений Морозовского хора для старообрядческой певческой культуры трудно переоценить . Они открыли новую страницу в ее истории . Впервые старообрядческий богослужебный хор продемонстрировал свое искусство перед широкой аудиторией . Концерты морозовцев посещали представители православного духовенства , интеллигенция , высокопоставленные чиновники , профессора высших учебных заведений ( в т . ч . Московской и Санкт - Петербургской консерваторий , Московской Духовной Академии ), регенты , учителя пения , учащиеся , а также видные российские музыканты : А . А . Архангельский , М . А . Гольтисон , Н . И . Компанейский , протоиерей М . А . Лисицын , Ст . В . Смоленский , Н . М . Соловьев , С . М . Кругликов и др . Этот более чем смелый , « авангардный » шаг вызвал необычайный резонанс не только в старообрядческой среде , но и у музыкальной общественности России . Несмотря на неоднозначное отношение слушателей к концертной деятельности морозовцев , именно с их выступлений началась в старообрядчестве эпоха исторических концертов и вечеров духовных песнопений . Самому же хору они принесли широкую известность по всей России .

За годы руководства П . В . Цветкова коллектив дал девять выступлений : семь в Москве и два в Санкт - Петербурге . В параграфе представлен подробный разбор концертов , включающий дату и место их проведения , программы , тематическую направленность , состав аудитории и реакцию публики на выступления .

§11 – «Обзор рецензий и полемических статей связанных с выступлениями Морозовского хора (по материалам светских и старообрядческих периодических изданий 1908–1916 годов)». Концерты коллектива вызвали живую реакцию российской прессы того времени , как светской , так и старообрядческой . В посвященных им статьях затрагивался самый широкий круг вопросов , начиная с оценок пения морозовцев , значения этих выступлений для старообрядчества и русской музыкальной культуры и заканчивая состоянием церковного пения в России , а также путями его улучшения . В разделе цитируются отзывы А . В . Никольского и И . В . Липаева , отмечавших важное практическое значение концертов в области исследования древнерусской музыки .

§12 – «Морозовские книги» – посвящен « Кругу Церковнаго Древняго Знаменнаго Пения » – основным певческим книгам , использовавшимся в богослужебной практике Морозовского хора на протяжении более чем 30 лет . Инициатором их издания стал Арсений Иванович Морозов . Осуществлено оно было на его же средства в 1884– 1885 годах под эгидой Императорского общества любителей древней письменности и при непосредственном участии двух замечательных российских ученых – профессора Московского университета , историка Геннадия Федоровича Карпова и профессора Московской консерватории , протоиерея Димитрия Васильевича Разумовского . Рукопись « Круга …» подготовил первый головщик Морозовского хора И . А . Фортов . « Круг Церковнаго Древняго Знаменнаго Пения » стал первым в истории России печатным изданием крюковых певческих книг . В параграфе на основе ряда источников , в т . ч . архивных документов , предпринята попытка реконструкции истории выхода в свет Морозовских книг . Здесь же приводятся фрагменты переписки Г . Ф . Карпова и Д . В . Разумовского , относящиеся к изданию , прослеживается дальнейшая его судьба в старообрядческой среде .

§13 – «Граммофонные пластинки». Среди многочисленных новаторских шагов , которыми богата история Морозовского хора , особое место занимает еще одна инициатива Арсения Ивановича Морозова – запись песнопений знаменного роспева на граммофонные пластинки . Как и большинство начинаний Арсения Ивановича , связанных с церковным пением , запись граммофонных пластинок была предпринята в истории старообрядчества впервые и вызвала бурную дискуссию среди последователей старой веры . Пластинки были выпущены в 1907, 1909, 1910 гг . фирмами «Beka Grand» и «Gramophon е » на средства Арсения Ивановича , а также при поддержке еще одного известного старообрядческого церковно - общественного деятеля – Никифора Дмитриевича Зенина . В этом параграфе приводится перечень записанных хором песнопений . Здесь же определяется ценность сохранившихся фонограмм Морозовского хора как самого раннего источника , дающего представление о реальном звучании песнопений знаменного роспева .

В четвертой главе – «Интерпретация песнопений знаменного роспева в исполнительской практике Морозовского хора» – на основе перечисленных письменных и аудиоисточников , а также выводов , полученных в предыдущих частях работы , предпринята попытка анализа интерпретации песнопений знаменного роспева в исполнении Морозовского хора .

§1 – «Анализ песнопений знаменного роспева, исполняемых Морозовским хором». Материалом для аналитической работы послужили песнопения из репертуара хора , записанные на грампластинки в 1907, 1909 и 1910 годах . С применением структурно - типологического метода были проанализированы их письменные версии . Структура песнопений рассматривалась на уровне ритмической организации словесного текста , напева , графики и всех форм их координации . Для этого использовалось такое понятие , как слоговая музыкально - ритмическая форма – главный уровень согласования словесного и музыкального компонентовпроизведения . Путем координации текста и напева были выявлены строки , в свою очередь объединяющиеся в разделы . Особенности ладово - мелодического склада песнопений раскрывались через соотношение звуковысотной организации напева и слоговой музыкально - ритмической формы .

Вокально - хоровой анализ письменных версий песнопений проводился с применением положений , принятых в современном хороведении и составляющих основу методики работы с хором в большинстве коллективов – как светских , так и богослужебных . В результате был обозначен ряд исполнительских трудностей ( интонационных , ансамблевых и др .), связанных со спецификой знаменного роспева .

§2 – «Особенности интерпретации песнопений знаменного роспева Морозовским хором» (на основе анализа фонограмм) – является самой важной частью заключительной главы . В нем путем сопоставления крюковой записи песнопений , ее расшифровки и реального звучания , зафиксированного на фонограммах , выявляются индивидуальные исполнительские особенности Морозовского хора . В параграфе показано , как воплощается в исполнении определенная ранее структура песнопений .

Результатом проведенной аналитической работы служат следующие положения .

1) Основными чертами морозовской певческой традиции являются : безукоризненный ритмический , темповый и динамический ансамбль , подвижный темп исполнения песнопений , четкая дикция , близкая к академической манера пения , гибкое в ритмическом плане исполнение песнопений , интонационная устойчивость , использование динамики , темпа , дыхания и тембра голоса как средств музыкальной выразительности 12 , отражение формы песнопений в их интерпретации , особое внимание к смыслу литургического текста , трактовка которого осуществляется с помощью вышеперечисленных средств .

2) Отклонения от традиционных для старообрядческой певческой практики норм исполнения , выявленные у Морозовского хора , не затрагивают общих типологических черт . Наибольшему изменению в пении морозовцев подверглись такие аспекты интерпретации как динамика , темп и дыхание . Практически все нововведения связаны с исполнительской трактовкой литургического текста .

3) В целом интерпретация песнопений Морозовским хором не выходит за рамки старообрядческой певческой традиции . Морозовский стиль исполнения песнопений знаменного роспева можно считать одним из вариантов существования Российской старообрядческой певческой традиции .

В заключении представлены следующие выводы .

1) Морозовский хор – яркое , поистине уникальное явление в истории старообрядческой певческой культуры . Этот коллектив по сути своей явился выразителем эстетических взглядов и устремлений значительной части российского старообрядчества , объединяющей в своих рядах представителей буржуазии и интеллигенции . Сформировавшийся в новой социальной среде рабочих и служащих в пореформенную эпоху , отмеченную подъемом в экономической , политической , общественной и культурной жизни России , Морозовский хор отразил в музыке те тенденции , которые наиболее ярко были воплощены в современных ему старообрядческой архитектуре и иконописи . Так же , как и в этих сферах церковного искусства , в деятельности морозовцев древние традиции получили своеобразное переосмысление . Как и в неорусском стиле в архитектуре , здесь на первый план вышли те стороны древнерусского искусства , которые оказались наиболее созвучны современному мироощущению . Фактически древняя традиция рассматривалась сквозь призму эстетических и философских взглядов начала XX столетия . Не случайно , большинству современников оказался близок представленный морозовцами личностный подход к трактовке дренерусского певческого наследия , нашедший наиболее яркое отражение в эмоциональном осмыслении литургического текста .

2) Морозовский хор явился по своей сути неким связующим звеном , может быть , даже компромиссом между древней музыкальной культурой и современностью , который так необходим был старообрядчеству в бурную эпоху , именуемую сегодня его « золотым веком ». Он продемонстрировал широкой общественности , что древнее музыкальное наследие многогранно и всеобъемлюще , что в рамках традиции возможно отражение современности .

3) Морозовский хор без преувеличения можно назвать феноменом старообрядческой культуры . Прежде всего впервые в истории русского старообрядчества деятельность певческого коллектива получила принципиально новую направленность и перестала ограничиваться только богослужебными рамками . Церковный хор , его руководители , певчие получили новый социальный статус . Впервые в истории старообрядчества перед церковным хором были поставлены эстетические , воспитательные , просветительские задачи .

4) Появление коллектива , пропагандирующего традиции древнерусской церковно - певческой культуры , оказалось актуальным не только для старообрядчества , но и для более широкого круга российской музыкальной общественности . Связано это было со своего рода встречным движением , которое в наибольшей мере нашло свое отражение в деятельности композиторов Московской школы . Интерес к древнерусскому певческому наследию выразился не только в произведениях русских композиторовначала XX века , теоретических изысканиях таких видных русских ученых , как протоиерей Д . В . Разумовский , Ст . В . Смоленский , протоиерей В . М . Металлов , деятельности Синодального хора . Он проявлялся и в организации обществ и кружков любителей знаменного пения ( не старообрядческих ), обращении хоров к песнопениям знаменного роспева .

5) Для самого же старообрядчества значение Морозовского хора неоценимо . При неоднозначном отношении к нему современников, именно с деятельности этого коллектива началась эпоха подъема старообрядческого церковно - певческого искусства , продлившаяся до 1917 года . Морозовский хор явился образцом отношения к делу церковного пения . Одной из важных его функций была воспитательная . Для ревнителей « древлего благочестия » ( и не только ) Богородска , Глухова и прилегающих к ним деревень коллектив являлся своеобразным духовным центром , воспитывающим детей и молодежь в духе лучших старообрядческих традиций , а также знакомящим их с историей русского церковного пения . Многие из воспитанников Морозовского хора впоследствии организовали свои любительские коллективы в разных уголках России . Почти всегда это были кружки любителей крюкового пения , открытые для общения и взаимного обучения .

6) Записи Морозовского хора , являющиеся на сегодня самым ранним источником , дающим представление о реальном звучании песнопений , относящихся к древнерусскому певческому наследию , несправедливо отвергаются современными исполнителями . Причина такого отношения кроется в том числе и в сложившемся мнении о морозовцах , как о модернистах 13 , отказавшихся от традиционных для старообрядческой певческой культуры принципов . Между тем анализ интерпретации песнопений знаменного роспева Морозовским хором , предпринятый в этой работе , показал , что фонограммы коллектива могут по праву служить ценным источником по изучению старообрядческой певческой традиции конца XIX – начала XX веков . Следует помнить , что основной функцией хора была отнюдь не концертная , а богослужебная практика , в рамках которой мгновенные и радикальные стилистические изменения были невозможны . На суд публики выносилась живая певческая традиция , находившаяся во взаимодействии с окружающей ее музыкальной культурой , но не терявшая при этом своих основ . Руководители хора главной своей задачей считали именно сохранение и пропаганду древнерусского певческого наследия . Нововведения в определенной мере способствовали этой цели , облегчая процесс восприятия неподготовленной аудиторией незнакомой для нее монодийной культуры . Несмотря на новаторский для старообрядчества подход к исполнению древних богослужебных песнопений , Морозовский хор являлся хранителем и продолжателем сложившейся многовековой певческой традиции .

Следовательно , сохранившиеся аудиоисточники представляют для современных исполнителей и музыковедов несомненную ценность .

7) Устоявшийся термин « Морозовский хор » – понятие более емкое и не ограничивается лишь определением конкретного певческого коллектива .

Такие факторы , как богатая история , сложившаяся на протяжении десятилетий характерная исполнительская манера , существование певческой школы с разработанной собственной методикой преподавания , преемственность как среди певчих , так и среди руководителей , наличие последователей , свойственные только этой традиции письменные источники , позволяют считать Морозовский хор одним из ярких локальных старообрядческих певческих центров конца XIX – начала XX веков , игравшим ведущую роль в старообрядческой певческой культуре своего времени .

 

 

Примечания:

1 Среди них следует отметить недавно вышедшую в свет серию «Русская духовная музыка в документах и материалах» и монографию Е. С. Тугаринова «Великий русский регент В. С. Орлов», которые посвящены Синодальному хору и училищу церковного пения. (См.: Русская духовная музыка в документах и материалах / Сост., вступ. cт. и коммент.: С. Г. Зверева, А. А. Наумов, М. П. Рахманова. – Т. 1. – Синодальный хор и училище церковного пения: Воспоминания, дневники, письма ГЦММК им. М. И. Глинки. – М.: Языки рус. культуры, 1998. – 682 с.: ил.; Т. 2., кн. 1. – Синодальный хор и училище церковного пения: Исследования, документы, периодика. – М.: Языки славянской культуры, 2002. – 680 с.: ил.; Т. 2, кн. 2. – Синодальный хор и училище церковного пения: Концерты, периодика, программы. – М.: Языки славянской культуры, 2004. – 640 с.; Т. 3. Церковное пение пореформенной России в осмыслении современников (1961–1918). – М.: Языки славянской культуры, 2002. – 904 с.; Т. 4. – Степан Васильевич Смоленский. Воспоминания: Казань, Москва, Петербург / Подгот. т-та, вступит. ст., коммент. Н. И. Кабановой; Науч. ред. М. П. Рахманова. – М.: Языки славянской культуры, 2002. – 688 с., ил.; Тугаринов Е. С. Великий русский регент В. С. Орлов. – М.: Музыка, 2004. – 398 с.).

2 В числе первых отечественных коллективов, включивших в свой репертуар образцы церковно-певческого искусства Древней Руси была Республиканская академическая русская хоровая капелла под управлением А. А. Юрлова. Назовем здесь также хор Московского Патриархата «Древнерусский распев» (руководитель А. Гринденко), ансамбль древнерусской духовной музыки «Сирин» (руководитель А. Котов), хор Свято-Троицкой Сергиевой Лавры под управлением арх. Матфея (Мормыля), мужской хор Московского подворья Свято-Троицкой Сергиевой лавры (руководитель Владимир Горбик), ансамбль древне-церковного пения «Сретение» (руководитель И. Сахно), ансамбль древнерусской музыки Санкт-Петербургской государственной консерватории «Знамение» (руководитель Т. Швец), ансамбль древнерусской музыки «Ключ разумения» (руководитель Н. Мосягина), и др. С 2003 года в Москве проходят ежегодные Всероссийские практические съезды любителей знаменного пения.

3 Но если в ряде появившихся в последнее время исследований историков, археографов, философов, экономистов, искусствоведов, социологов этот период представлен достаточно полно, то среди трудов, посвященных церковно-певческой старообрядческой культуре конца XIX – начала XX веков, можно назвать только работы М. П. Рахмановой и Н. Г. Денисова.

4 Мельников Ф. Е. Краткая история Древлеправославной (старообрядческой) Церкви – Барнаул: Изд-во БГПУ, 1999. – С. 460-465; Гарднер И. А. Богослужебное пение Русской Православной Церкви: Сущность, система и история. В 2 т. – М.: ПСТБИ, 2004. – Т. 2: История. – С. 468, 472-473.

5 В числе авторов статей были такие видные деятели русской музыкальной культуры начала XX века, как А. В. Никольский, С. Н. Кругликов, Н. И. Компанейский, протоиерей М. А. Лисицын, И. В. Липаев и др.  

6 Тысячелетие Крещения Руси. 988-1988. Старообрядческое церковное пение. Альбом пластинок. – Старообрядческая Архиепископия Московская и всея Руси, 1988; C 24950. «Пасха». – Gramophonе, Москва, 1907; C 24951. «Блажен муж», знаменного напева. – Gramophonе, Москва, 1907; C 24952. «С нами Бог». – Gramophonе, Москва, 1907; C 24953. «Хвалите имя Господне», знаменного напева. – Gramophonе Москва, 1907; C 24954. «Волною морскою», знаменного напева. – Gramophonе, Москва, 1907; C 24958. «Плотию уснув», знаменного напева. – Gramophonе, Москва, 1907; C 24961. «Кровь и огнь», в неделю Богоотец. – Gramophonе, Москва, 1907; C 24962. «Слыши   отроковице», 4 гл. – Gramophonе, Москва, 1907; C 24963. «Отче нашъ», 6 гл. –   Gramophonе, Москва, 1907; C 24964. «Се тьма и рано», 7 гл. Стихира евангельская. –   Gramophonе, Москва, 1907; C 45705. «Два антифона», 4 гл. (антифонно). – Beka Grand,   Москва, 1909; C 45711. «Гласъ Господень», 8 глас. – Beka Grand, Москва, 1909;   C 45712. «Воскресение твое, Христе Спасе», 6 глас, на стиховне знаменного роспева. –   Beka Grand, Москва, 1909; C 56710. «Радуйся и веселися», 8 глас, знаменного роспева   (на венчании для встречи жениха). – Beka Grand, Москва, 1909.

7 В параграфе приводится их подробный перечень .

8 Мельников Ф. Е. Краткая история Древлеправославной ( старообрядческой ) Церкви . – Барнаул : Изд - во БГПУ , 1999. – С . 457.

9 В диссертации перечислены самые известные из них .

10 Он включал в себя жилые дома , больничный городок , аптеку , клуб приказчиков , парк , фабричные лавки , магазины , огородные плантации , теплицы , фабричную библиотеку , фабрично - заводскую школу - четырехлетку и реальное училище для детей рабочих .

11 Инициалы неизвестны .

12 Для старообрядческой певческой культуры такое использование тембра голоса и дыхания не характерно.

13 Здесь этот термин употреблен в значении , характерном для начала XX века , когда модернистами принято было считать тех , кто отказался от традиции в угоду «современным ценностям» – свободе и индивидуальности .

 

Публикации по теме диссертации

1. Дынникова И. В. Морозовские книги // Музыковедение . – 2007. – № 2. – С . 41-47. 0,7 а . л .

2. Дынникова И. В. Особенности старообрядческой певческой культуры начала ХХ века // Русская музыка . Рубежи истории : Материалы международной научной конференции / Редколлегия : С . И . Савенко , И . А . Скворцова , Е . Г . Сорокина , Е . М . Царева . – М .: Моск . гос . консерватория им . П . И . Чайковского , 2005. – С . 161-180. ( Науч . тр . Моск . гос . консерватории им . П . И . Чайковского ; c б . 51.) 1 а . л .

3. Дынникова И. В. Старообрядческий Морозовский хор . Традиции и новаторство // Научные чтения памяти А . И . Кандинского : материалы науч . конф . / Ред .- сост . Е . Г . Сорокина , И . А . Скворцова . – М .: Моск . гос . консерватория им . П . И . Чайковского , 2007. – С . 214-230. ( Науч . тр . Моск . гос . консерватории им . П . И . Чайковского ; сб . 59.) 0,9 а . л .

4. Дынникова И. В. Эхо « золотого века » // Гуслицы . Историко - краеведческий альманах . – 2007. – № 5. – С . 67-79. 1 а . л .

5. Дынникова И. В. Из истории старообрядческой певческой культуры : Морозовский хор // Музыкальная Академия . – 2008. – № 1. – C. 36-45. 1,4 а . л .

6. Дынникова И. В. Интерпретация песнопений знаменного роспева в исполнительской практике старообрядческого Морозовского хора // Устная и письменная трансмиссия церковно - певческой традиции : Восток – Русь – Запад : сб . ст . / [ сост . Н . Г . Денисов , И . Е . Лозовая , отв . ред . И . Е . Лозовая ]. – М .: Научно - издательский центр « Московская консерватория », 2008. – С . 325-336. – ( Гимнология ; Вып . 5). 0,6 а . л .

 
При использовании материалов сайта ссылка категорически приветствуется.
© Богородск-Ногинск. Богородское краеведение. 2004-2018
Политика конфиденциальности
Яндекс цитирования Check PageRank