Богородск-Ногинск. Богородское краеведение

«Так говорит Господь: остановитесь на путях ваших и рассмотрите,
и расспросите о путях древних, где путь добрый, и идите к нему»
Книга пророка Иеремии. (6, 16)

Мы в социальных сетях:
 facebook.com/bogorodsk1781
 vk.com/bogorodsk1781

Богородские староверы / Виктор Ситнов. Вохна Древлеправославная

(Вохонский край № 4)

  Вохна Древлеправославная

Вместо исторической справки

Древлеправославными христианами или старообрядцами (староверами) нынче называются представители русской православной церкви – той ее ветви, которая исторически образовалась из христиан, не принявших церковных нововведений патриарха Никона во второй половине 17 века. Старообрядцы остались верны старым, дониконовским церковным правилам («старой вере»), богослужебным книгам, традициям, бытовым устоям жизни.

Свои реформы Никон (самочинно, без согласия Собора, но при поддержке царя Алексея Михайловича) начал с исправления богослужебных церковных книг и правил на предмет приведения их в соответствие греческим образцам (которые, как выяснилось впоследствии, увы, и сами уже были искаженными).

Во узаконение нововведений Собором на старые книги и обряды, по которым православная Русь благополучно молилась почти 600 лет, были наложены «клятвы», как и на молящихся по-старому. Отныне исконное написание имени Исус заменялось на Иисус, вместо привычного двуперстного крестного знамения было введено троеперстие, а хождение крестным ходом «посолонь» (т.е. по солнцу), было «развернуто» в обратную сторону т.е. против часовой стрелки. Вводился и ряд других новшеств.

Естественно, что многие верующие не могли принять подобных «новин». Российское православие разделилось на две ветви: «старообрядческую» и «новообрядческую», каждая из которых обвиняла другую в расколе церкви. Однако, негативно окрашенное определение «раскольники» употреблялось официальными светскими и церковными властями только применительно к старообрядцам.

Примечательно, что амбициозный Никон скоро вышел из фавора своего покровителя и друга царя Алексея Михайловича, конфликтовал с ним и церковными иерархами, и, в конце концов, на том же Соборе 1666-67 гг. был осужден как еретик и расстрижен в простые монахи. На закате жизни бывший патриарх отрекся от своих реформ, но было поздно: «процесс уже пошел». Прискорбно то, что трагический раскол этот прошел не только по отныне незаживающему расчлененному телу Православной Церкви Христовой, но и по душам и судьбам миллионов русских людей.

Отныне была утрачена традиционная вера в справедливого, мудрого царя, который с этих пор перестал быть для народа «батюшкой». Зримо обозначилось и стало набирать остроту роковое противостояние между народом и властью. Этому в немалой степени способствовали и дальнейшие жесткие (весьма непопулярные в народе) реформаторские деяния императора-«антихриста» Петра I , упразднившего патриаршество в онемечиваемой России, которая навсегда была выбита из своей исторической колеи…

История русского старообрядчества полна драматических и даже трагических страниц, связанных с гонениями, пытками, казнями (особенно во времена правления царевны Софьи и патриарха Иоакима). Приверженцы древлеправославной веры преследовались (и порой весьма жестоко) вплоть до выхода в 1905 году царского указа «Об укреплении начал веротерпимости».

Мы не собираемся в краеведческом издании обсуждать правомерность или целесообразность церковных реформ Никона, ибо это дело церковных историков и богословов. Отсылаем интересующихся в научные и интернет-библиотеки, книжные церковные лавки, архивы. На тему раскола за его 350-летнюю историю написано множество книг, исследований, и, надо полагать, будет написано еще немало. Но только Время опровергнет или подтвердит известное высказывание А.И.Солженицына о расколе русского православия как о «великом церковном преступлении, с которого началась гибель России».

Заметим только, что в 1971 году состоялся Поместный Освященный собор РПЦ, на котором реформа патриарха Никона признана не имеющей ни канонических, ни исторических оснований. Клятвы на старые обряды и на придерживающихся их, сняты, как наложенные «не по доброму разумению», старые книги и обряды признаны «равночестными и спасительными».

Нас, краеведов, больше интересует историческое бытование старообрядчества на территории Богородского уезда, куда входили и вохонские земли. Ведь Вохонский край, будучи вотчиной Троице-Сергиева монастыря (1571-1764 гг.) и получая от него глубокую духовную подпитку, до второй половины XVII века, был «старообрядческим», как и вся православная Россия. Значительная часть вохонцев, не приняв никоновских нововведений, осталась верна старым православным обрядам, традициям, духовно-материальной культуре предков, сохраняя эту верность «древлему благочестию» и по сей день, что вызывает уважение. Ведь древлеправославная традиция – это, пожалуй, единственное, что, несмотря на исторические катаклизмы, сохранила Русская земля (и русская душа) в неизменности за тысячелетие с момента своего Святого Крещения…

Во все времена старообрядцы видели свою задачу и миссию не только в сохранении истинной веры, но и национальной самобытности, русского духа. Нация, потерявшая духовный стержень и утрачивающая самобытность, обречена на вырождение. В наше больное время эта проблема актуальна как никогда…

 

Примечательно, что до революции наш Богородский уезд по количеству старообрядческого населения значительно превосходил все остальные уезды Московской губернии. Об этом историческом феномене – наш рассказ.

« ГОРАЗДО БОЛЕЕ ТРЕТИ …»

(Старообрядцы в Богородском уезде)

(Материал в сокращении опубликован в газете «Последняя Пятница» – приложение к газ. «Новости Недели», г. Электросталь, 1 июля 1994 г, №52-53.)

В "Русском энциклопедическом словаре" (СПб., 1874, т. 4, с. 66) о Богородском уезде сообщается: "Жителей муж. 69 271, жен. 71 306, число раскольников составляет гораздо более трети всего населения, а именно 48 149 чел. В этом отношении Богородский уезд составляет весьма замечательную местность в России вообще; особенно крепко гнездится раскол в юго-восточной части уезда, где так называемая Гуслица". По статистическим данным 1869 года, старообрядцев в нашем уезде было 43 254, в то время как во всей Московской губернии их насчитывалось около 85 тысяч (т. е. каждый второй был богородским). Для сравнения: Московский уезд – 16 806, Коломенский – 4 204, Подольский – 652, Звенигородский – 263.

Каковы же были причины столь густого заселения Богородского уезда старообрядца­ми? Во-первых, вековому укреплению «древлеправославного благочестия» в наших краях способствовала близость и опека мощнейшего духовного центра – Троице- Сергиева монастыря (основан в первой половине XIV века, с 1744 г. – Лавра), владевшего Вохонской волостью с 1571 по 1764 год. Религиозно-бытовые домостроевские устои, сложившиеся на нашей территории в средние века, не могли легко и сразу поколебаться и разрушиться реформами патриарха Никона, а затем Петра I .

Во-вторых, немало московских и окрестных ревнителей старой веры, скрываясь от жестоких преследований во времена царевны Со­фьи и патриарха Иоакима, находили убежище в непроходимых лесах и болотах Гуслицкой волости, вошедшей в 1782 году в состав Богородского уезда. ( Местность названа так по реке Гуслице).

В ту же Гуслицу пос­ле подавления стрелец­кого бунта 1698 года от гнева Петра бежали кра­мольные стрельцы и боя­ре, большинство из ко­торых ратовали за ста­рую веру. А многих царь и сам сослал в эти пустоши, хорошо известные ему как владения Лопухиных – ближайших родственников его первой супруги Евдокии Лопухиной. В родстве с ними была и знаменитая боярыня Морозова...

В-третьих, старообрядческое население уезда значительно пополнилось в 1812 году за счет православных христиан, спасавшихся от французского нашествия и осевших здесь на постоянное жительство.

Находили в наших местах приют и ревнители древлего благочестия после «выгонок» и разорения известных духовных центров старообрядчества на Керженце, Иргизе, в Стародубье и Ветке. Заметим, что богородские поселения староверов разгромам и «выгонкам» не подвергались вплоть до советского времени. Последний скит в Гуслице был закрыт только в 1928 году, а иноческие келейные поселения в Рахманове, Мисцеве, Губине, Давыдове, Куровском, Орехово-Зуеве существовали еще несколько лет, оставаясь местными светильниками древлеправославной веры.

Итак, оплотом староверия в нашем уезде была Гуслица (Запонорская, Ильинская, Дорховская и Беззубовская волости). Здесь жило 80 процентов всего уездного старооб­рядческого населения, в распоряжении которого в 1886 году насчитывалось более 60 разрешенных и тайных скитов, часовен и моленных (всего по уезду их было более 120).

В Запонорье, Давыдове, Слободищах, Анциферове развивался иконописный промысел, а в селениях Загарского куста – медно­литейный. Предметами церковной утвари собственного производства, а также изумительно украшенными рукописными книгами для церковного пения «по крюкам» гуслицкие мастера обеспечивали не только Богородский уезд, но и соседние.

Церковнопевческая книга «Октай» гуслицкого письма, конец XIX в. Церковнопевческая книга «Октай» гуслицкого письма, конец XIX в. Характерная гуслицкая икона с врезанным литым распятием, нач. ХХ в .

Церковнопевческая книга «Октай» гуслицкого письма, конец XIX в. Характерная гуслицкая икона с врезанным литым распятием, нач. ХХ в .

(собств. местной старообр. общины) См. также последнюю страницу обложки.

Традиционная грамотность была характерной чертой старообрядческой духовной культуры. Во множестве селений той же Гуслицы существовали так называемые «самород­ные школы», где детей с раннего возраста обучали чтению на церковнославянском языке, древнецерковному пению «по крюкам» (безлинейной нотации), а наиболее способных – каллиграфии. Учителями были местные грамотеи, начетчики, девушки-келейницы.

Немало было в богородской «старообрядческой Палестине» и святых мест, привлекавших окрестных и дальних паломников. Например, у могилы знаменитого подвижника инока-схимника Леонтия (недалеко от дер. Беливо) в отдельные июньские дни собиралось до десяти тысяч богомольцев. Каменное надгробие на могиле было постепенно расколото на мелкие кусочки и разнесено по домам как целебное средство от зубной боли, также и песок с могилы разносился узлами как целебная присыпка от кожных болезней. Местному фабриканту-старообрядцу А.П.Муравлеву пришлось поставить над могилой деревянную часовню для богослужений. Об этом в 1911 году рас­сказала уездная газета «Богородская речь», которая сообщила так­же, что долгое время дороги к месту паломничества «устраивала» за свой счет владелица кирпичных заводов П.И. Милованова.

Благотворительность богатых старообрядцев (в том числе и бого­родских) была традиционным и почетным делом. Считалось, что Богом данный капитал должен служить добрым целям. На устройст­во храмов, больниц, богаделен, школ, библиотек и т. д. немало средств пожертвовали известные не только в нашем уезде старообрядцы: Морозовы, Кузнецовы, Гавриловы, Шибаевы, Балашовы, Зимины, Заглодины, Чернышевы, Барановы, Ширины, Щепетильниковы и др.

Благотворительная деятельность особенно усилилась и расширилась после объявления религиоз­ной свободы и выхода в 1906 году указа о порядке создания старообрядческих общин. Начались повсеместная регистрация этих общин (в Богородске она зарегистриро­вана 20 февраля, а в Павловском Посаде 6 апреля 1907 года) и стро­ительство новых храмов, колоколен, часовен. В одном только Павловском Посаде и его окрестностях за несколько лет было построено шесть церквей, а по уезду – десятки, причем большинство – на пожертвования состоятельных староверов. Например, на храм в дер. Петрушино 25 тыс. рублей дал Торговый дом бр. Гавриловых, лес пожертвовал известный фарфоровый фабрикант М.С. Кузнецов, а «звон» из шести колоколов – Ф.Е. Морозова. Подобных примеров много.

Печально, что подавляющее большинство святынь и одновременно ценных памятников русского церковного зодчества не сохранилось. Тем дороже устоявшие в безбожное лихолетье. Одна из таких уцелевших святынь – гордая и стройная свеча Успенского храма-колокольни на Рогожском кладбище встречает нас с правой стороны от железной дороги при подъезде к Москве. Этот храм, ставший символом нерушимости древлеправославной веры, был построен в 1913 году на пожертвования из­вестных не только в Богородском уезде благотворительниц Марии Федоровны и Феодосии Ермиловны Морозовых (см. рисунок храма на стр. 32).

С возрождением старообрядчества в начале века заметно укрепились его политические, социальные, экономические позиции, возрос духовный потенциал, активизировалась культурная и просветительская деятельность. Был создан даже свой институт. Общество «открыло» для себя истинных хранителей древнерусской духовной культуры и повернулось к ним лицом. В силу перечисленных причин старообрядческое население Богородского уезда продолжало расти и в 1912 году составило уже более 75,3 тыс. человек. (Для сравнения: Московский уезд – 6 тыс., Коломенский – 9,1 тыс., Серпуховской – 2,8 тыс., Подольский – 0,7 тыс.).

Если в самом Богородске, например, в 1902 году жили 173 старообрядца, то в 1908 году их число составило 513, а в 1913 году – уже 885. В Павловском Посаде: 1902 г. – 324, 1913 г. – 1 119. (Данные Московского губернского статистического комитета).

Богородский уезд занимает осо­бое место в истории российского старообрядчества как один из его опорных духовных центров, своего рода цитадель, сохраняющая и умножающая истинных ревнителей древлего благочестия. Немало своих достойных представителей поста­вило богородское уездное священство в храмы Рогожского кладбища – руководящего центра русской православной старообрядческой церкви. Среди этих благоревностных пастырей были священники Елисей Тимофеевич Мелехин, Прокопий Георгиевич Сорокин, Тимофей Иванович Люсин, Иоанн Васильевич Власов. Нельзя забывать, что ро­дом из Богородского уезда были и старообрядческие епископы Антоний, Даниил, Филарет.

Наряду с Гуслицей заслужен­ную славу оплота древлего благо­честия обретает в 1910-е годы Глухово. Происходит это благода­ря неутомимой и плодотворной де­ятельности целого ряда старооб­рядцев-подвижников и в первую очередь главы Компании Богородско-Глуховской мануфактуры Арсения Ивановича Мо­розова, дела и заслуги которого требуют отдельного рассказа. (Ниже см. фото первого в России храма св. Анны Кашинской, построенного в 1909 г. в дер. Кузнецы на средства А.И.Морозова).

***

Храм святой благоверной княгини-инокини Анны Кашинской в Кузнецах

Храм святой благоверной княгини-инокини Анны Кашинской в Кузнецах

Немало старообрядцев и сегодня проживают на территории Павловло-Посадского района – как в самом городе, так и на его окраинных улицах, некогда бывших деревнями – Прокунино, Степурино, Филимоново, Корнево. Семьи потомственных старообрядцев традиционно проживают в селениях: Большие Дворы, Андроново, в селе Казанском, Рахманове, дер.Данилово и др. В городе и районе сейчас действуют два старообрядческих храма: во имя Рождества Богородицы – на Интернациональной улице (настоятель о.Михаил Егоров) и Христорождественский – в Андронове (ул.Красавиной пос. Большие Дворы, настоятель о.Димитрий Коклеев).

Недавно в распоряжение местных старообрядцев передано для восстановления здание бывшего храма во имя святой благоверной княгини-инокини Анны Кашинской в Кузнецах. В 2009 году этот храм будет отмечать свой вековой юбилей.

«ХРАНИТЕЛИ ДРЕВЛЕГО БЛАГО-ЧЕСТИЯ» – так называлась уникальная выставка, проходившая в городском краеведческом музее летом 1994 года в рамках празднования 150-летнего юбилея Павловского Посада.

О бытовании старообрядческих традиций в нашем крае в про­шлом и настоящем рассказывали представленные на выставке мно­гочисленные фотографии, документы, старопечатные и рукописные книги, гектографические и периодические издания начала ХХ века, рисованный и гравированный лубок, медное литье, детали священ­нического облачения из золоченой парчи местного производства, мирская одежда старообрядцев, предметы религиозного обихода, являющиеся образцами декоративно-прикладного искусства.

Характерно, что все представленные в экспозиции предметы, кроме погребальной сосновой колоды (дар местных старообрядцев Курдиных), не являлись музейными экспонатами в общепринятом понимании. Практически все вещи продолжают жить и использоваться по своему назначению в старообрядческой среде.

Сегодня, как и в былые времена, мужчин на богослужениях нередко можно увидеть в традиционных черных кафтанах старого покроя. Без лестовки и подручника не обходится ни один прихожанин. Так же, как и века назад, звучит в храмах торжественное унисонное пение, исполняемое по знаменитым «крюковым» книгам гуслицкого письма. Не забывается церковнославянский язык, строго по древлеправославному чиноположению и старым книгам ведутся службы и совершаются все обряды.

Кто знает, может быть, именно здесь, перед древними святыми образами, незаметным, но ежедневным духовным подвигом и творится таинство сохранения связи времён и поколений в наш безумный и суетный век?..

Верность святоотеческим преданиям и традициям древлего благочестия будет сохраняться до тех пор, пока жива многострадальная и многогрешная, непостижимая и прекрасная русская душа и пока совсем не угаснет в ней память о своих православных корнях и о земле, некогда носившей гордое и светлое имя – Святая Русь.

Фотоприложение

 

Посещение старообрядческим митрополитом Московским и всея Руси Алимпием Корневской общины в Павловском Посаде в 1993 году.

Посещение митрополитом Московским и всея Руси Алимпием Андроновской общины в Тихонов день 29.06.2002 г.;

Посещение митрополитом Московским и всея Руси Алимпием Андроновской общины в Тихонов день 29.06.2002 г.;

Первосвятитель РПСЦ владыка Корнилий в Михайлов день 21.11.2006 г. в корневском старообрядческом храме Павловского Посада.

Первосвятитель РПСЦ владыка Корнилий в Михайлов день 21.11.2006 г. в корневском старообрядческом храме Павловского Посада.

На снимке 1950-х годов – остатки бывшего старообрядческого храма во имя св. влмч. Димитрия Солунского в селе Рахманово

На снимке 1950-х годов – остатки бывшего старообрядческого храма во имя св. влмч. Димитрия Солунского в селе Рахманово

Освящение памятной часовни на месте, где стоял храм, 8. XI .2004 г .

Освящение памятной часовни на месте, где стоял храм, 8. XI .2004 г .

 

Старообрядческий календарь с изображением Успенского храма-колокольни на Рогожском кладбище в Москве. Маленькие староверы Корневской общины Павловского Посада, 21 сентября 2004 г .– в престольный храмовый праздник Рождества Пресвятыя Богородицы.
Старообрядческий календарь с изображением Успенского храма-колокольни на Рогожском кладбище в Москве. Маленькие староверы Корневской общины Павловского Посада, 21 сентября 2004 г .– в престольный храмовый праздник Рождества Пресвятыя Богородицы.

 

Старообрядки на праздновании Тихонова дня в Андронове, 29.6.2005 г.

Старообрядки на праздновании Тихонова дня в Андронове, 29.6.2005 г.

Альманах, издаваемый при общине с 2005 г. (ред. священноинок Симеон)

Альманах, издаваемый при общине с 2005 г. (ред. священноинок Симеон)

Приложение

Список старообрядческих моленных на территории нынешнего Павлово-Посадского района ( по официальным данным на 1898 год, в алфавитном порядке, с указанием числа молящихся )

 

• В деревне Андреево, существует 30 лет.

• Там же, существует около 75 лет. В обеих моленных – 1180 чел.

В деревне Андроновой, существует с 1883 года, разрешения не имеется, молящихся 150 человек.

В деревне Большой двор, существует с 1883 года, разрешения не имеется, молящихся 40 человек.

В деревне Даниловой, существует около 56 лет, молящихся 378 человек.

• В деревне Козловой, существует 40 лет, разрешения не имеется, молящихся 70 человек.

• В деревне Корневой, существует 30 лет, молящихся 100 чел.

• В деревне Кузнецах , существует 25 лет, молящихся 50 человек.

В деревне Назарьевой, существует с 1883 года, разрешения не имеется, молящихся 50 человек.

• В Павловском Посаде в доме почетного гражданина Василия Ивановича Чернышева на Царской улице, существовала еще до 1863 года, разрешения не имеется, молящихся до 50 человек.

• В Павловском Посаде в доме мещанина Ивана Яковлевича Шишова на Нижней улице, существовала еще до 1863 года, разрешения не имеется, молящихся до 30 человек.

В деревне Перхуровой Новинской волости, существует 80 лет, молящихся 129 человек.

• В деревне Прокуниной, открыта после издания закона 1883 года, разрешения нет, молящихся 40 человек.

В деревне Рахмановой в доме братьев Заглодиных, существует с 1883 года, молящихся 70 человек.

• В деревне Степуриной, существует с 1883 года, разрешения не имеется, молящихся 30 человек.

В деревне Улитиной, существует 25 лет, разрешения не имеется, молящихся 40 человек.

• Там же, существует 30 лет, молящихся 80 человек.

В деревне Шебановой , существует с незапамятных времен, молящихся 329 человек.

• В деревне Щекутовой, существует 40 лет, разрешения не имеется, молящихся 40 человек.

(Материал ЦИАМ, ф. 17, оп. 98, д. 675, лл. 63-118)

 

 

 

 
При использовании материалов сайта ссылка категорически приветствуется.
© Богородск-Ногинск. Богородское краеведение. 2004-2018
Политика конфиденциальности
Яндекс цитирования Check PageRank