Богородск-Ногинск. Богородское краеведение

«Представляется - о здоровье и даже жизнеспособности общества свидетельствует, в первую очередь, отношение к людям, посвятившим себя служению этому обществу»
Юрий Ивлиев. XXI век

Мы в социальных сетях:
 facebook.com/bogorodsk1781
 vk.com/bogorodsk1781


Старообрядчество. История. Культура. Современность. В 2-х книгах. Книга I.

Богородско-Глуховский старообрядческий некрополь

М.С.Дроздов, Е.Н.Маслов

Богородский уезд Московской губернии издавна слыл одним из главных центров российского старообрядчества. Яркая примета - многочисленные старообрядческие кладбища. В значительной части они уцелели и функционируют до наших дней, прежде всего - на юге уезда, в местности, издавна называемой Гуслицей (сейчас в Орехово-Зуевском районе, частично – в Павлово-Посадском и Егорьевском). На городской же территории старые кладбища, как правило, не сохранились (Орехово-Зуево, Павловский Посад). И совершенно неясной оставалась судьба старообрядческих захоронений в «столице» уезда – городе Богородске, ныне – Ногинске. Настоящее сообщение в какой-то мере отвечает на этот вопрос.

Следует сказать несколько слов о кладбищах г. Богородска. Самое древнее из них – к востоку от алтаря нынешнего Богоявленского собора, от него не сохранилось никаких следов. С постройкой кладбищенской Тихвинской церкви также к востоку от алтарных апсид появилось новое кладбище, которое изначально было «зажато» фабричными постройками Елагиных, рекой Клязьмой и Нижней улицей (называлась с 1911 г. Царской, сейчас – Рабочая). К концу XIX – началу ХХ века на нем хоронили уже только в исключительных случаях и самых заслуженных людей города. Есть сведения, которые требуют тщательной проверки, что на кладбище был похоронен и первый руководитель знаменитого Морозовского хора Иван Аверьянович Фортов. В ранние комсомольские годы памятники кладбища были свалены в общую яму, на выровненном месте была построена танцплощадка. Да и сама церковь была превращена в фабричный клуб и потом в кинотеатр. Собственно первое т. н. «регулярное» общегородское «загородное» кладбище возникло в 1880-х годах на восточной окраине города, за железной дорогой. Кладбище было разделено на три участка: «для лиц господствующей церкви, для старообрядцев и для евреев»[1]. В 1908 году руководители Богородской старообрядческой общины обратились с письмом к городскому старосте, в котором жаловались на несправедливость - при численности старообрядцев, проживающих в г. Богородске до 800 человек, площадь кладбищенского участка для них составляет 384 квадратных саженей, в то время как для проживающие в городе 30-ти евреев выделено 144 квадратных саженей, и просили «прирезать» к переполненному кладбищу дополнительно около 700 саженей[2]. Городское собрание в том же году постановило: «прирезать к существующему старообрядческом кладбище городскую землю… 360 квадратных саженей для погребения старообрядцев всех толков»[3]. От этого кладбища не осталось и следа, кроме разве памятника Анатолию Климову, рано умершему романтику-революционеру, да названия выстроенного чуть ли не на могилах жилого поселка – «Живые и мертвые». Если о Тихвинском кладбище остались упоминания в «Провинциальном некрополе» и возможно сохранившиеся «в яме» памятники, то «загородное» кладбище вряд ли откроет нам свои тайны.

Нынешнее Ногинское городское (именуемое еще и «Глуховским») кладбище первоначально служило местом захоронения глуховских рабочих и служащих, членов их семей. Появление его связано с постройкой в 1891-92 гг. непосредственно в Глухове православной Троицкой церкви, а с 1894г. - и самостоятельного прихода. До этого Глухово относилось к приходу Тихвинского кладбищенского храма в самом Богородске, в 2-х верстах от морозовских фабрик. В июле 1895 года жители г. Богородска обратились в адрес городского старосты[4] с просьбой об организации кладбища в с. Глухово, а уже в сентябре того же года благочинный священник К. А. Голубев сообщил тому же городскому старосте, что 10 сентября кладбище освящено, старообрядцами выполнено условие об отделении своего участка от православных захоронений рвом и умерших на фабрике Богородско-Глуховской мануфактуры можно хоронить на местном (т. е. Глуховском) кладбище[5].

На Глуховском кладбище, как указывалось выше, с самого начала был запланирован участок для приверженцев старой веры. При общей численности работников и членов их семей на глуховских фабриках Богородско-Глуховской мануфактуры в начале ХХ века около 15 тысяч человек, старообрядцы выглядели не такой уж и значительной группой – около 2-х тысяч человек. Утверждение, что на морозовских фабриках работали преимущественно старообрядцы – все-таки преувеличение. Напомним, что мануфактура являлась собственностью «Захаровской» ветви известного старообрядческого рода Морозовых.

С закрытием прежнего городского кладбища на «Живых и мертвых» (еще в 1930-е – 40-е годы) глуховский погост стал единственным и для православных и для старообрядцев города и окрестностей местом упокоения. Во время Великой Отечественной войны и после нее прежний порядок на кладбище был существенно нарушен, конфессиональные рамки чаще всего не соблюдались, многие старые захоронения исчезли. Каково же было наше удивление, когда обследуя несколько лет назад бывшее «староверское кладбище», мы обнаружили, что при всех имеющихся там потерях участок этот сохранил свой прежний характер, если не по всем «внешним оказательствам», то по фамилиям старообрядцев, многие из которых из которых были нам знакомы по спискам Богородско-Глуховской старообрядческой общины (БГСО).

Что же представляет из себя старообрядческий некрополь в современном своем состоянии?

Находившийся 100 лет назад на периферии православного кладбища, сейчас этот участок находится почти в самом его центре. В западной части со времен войны некоторая часть его (возможно, место самых ранних старообрядческих захоронений) занята могилами солдат, умерших в ногинских госпиталях в 1941-45 гг., там же похоронены Герои Советского Союза, проживавшие в Ногинске. Среди стандартных воинских захоронений (надо заметить – хорошо содержащихся) странными вкраплениями выглядят два «старорежимных» хорошо сохранившиеся надгробия двух известных деятелей старообрядчества – священника Иоанна Дорофеевича Абрамова (умер в 1912 году) и преемника И. А. Фортова по руководству Морозовским хором Павла Васильевича Цветкова (1881-1911). Нельзя не привести эпитафию на памятнике последнему: «Покойный, будучи еще мальчиком, прилежал к службе и церковному пению, увлекаясь им, и, поступив на военную службу, не зарыл свой талант в землю, а усугубил, и достиг того, что о нем заговорила вся Россия, но Богу угодно было его взять от нас. Мир праху его».

Оставшаяся «старообрядческая территория занимает примерно один гектар и поделена на 37-38 рядов. Правда, ряды чаще всего, как это и бывает на наших кладбищах, весьма условны, и здесь легко попасть в тупик или почти безвыходный лабиринт. С северной и южной сторон участок отделен от других довольно широкими проездами, игравшими когда-то, видимо, и принципиальное значение.

Мало кто из нынешних посетителей знает, что это - бывшее старообрядческое кладбище, основанное когда-то за большим массивом могил «обычных» православных. Но из разговоров с некоторыми старожилами можно понять, что более или менее регулярно хоронить здесь стали с самого начала 20-го века. Судя по изученным нами сохранившимся надписям, самая старая дата захоронения – 1907 год, что говорит не только о том, что не все могилы сохранились, а больше о том, что раньше, как правило, не делали на обычных крестах никаких именных надписей. Кресты как правило были деревянные с специфическим перекрытием (голубцы), таковых сохранилось (и то частично) чрезвычайно мало. Характерным для данного некрополя является, однако, не деревянный, а литой чугунный восьмиконечный крест без «голубца», высотой несколько больше 2 м . Изготавливались они в литейной мастерской Глуховской мануфактуры, поэтому этот тип креста мы и называем «глуховским».

Из других типов старых надгробий имеются только несколько гранитных оснований крестов с перебитыми надписями и с полдесятка каменных саркофагов, в том числе упомянутого о. Иоанна Абрамова, П. К. Детинова (по-видимому, родственника Ф.А.) и … Морозова (!), но совсем другого, однофамильца, не имеющего отношения к семейству фабрикантов. Дореволюционные кладбищенские, кованые решетки также ныне имеются только в очень небольшом количестве. Среди наиболее крупных сохранившихся семейных участков назовем захоронения Беловых, Боковых, Оранжереевых, Петровых, Сумароковых.

Как уже было сказано, исследование бывшего старообрядческого некрополя показало наличие в нем могил многих известных нам членов Богородско-Глуховской старообрядческой общины (БГСО). Община хотя после 1912 года и разделилась на Богородскую и Глуховскую, но это разделение было фактически формальным и старообрядцы общин жили общими заботами. Необходимо сообщить хотя бы краткие сведения об этой старообрядческой общности, возникшей на основании царского манифеста 1906 года. Старообрядческая община в Богородске была создана 20 февраля 1907года[6]. Перед революцией она считалась второй в России после Московской старообрядческой общины Рогожского кладбища (МСОРК). Ее создателем и почетным председателем был Арсений Иванович Морозов, председателями – в 1907-09 - Сивов Николай Александрович, мещанин Павловского Посада, проживал в Богородске за железной дорогой (ныне район Железнодорожной и Нижегородской улиц) в собственном доме , а с 10 июля 1909 года - Морозов Петр Арсеньевич, потомственный почетный гражданин, старший сын Арсения Ивановича Морозова. Товарищами председателя долгое время были заведующий фабриками БГМ Ф. А. Детинов и Алексей Семенович Ильин (1870 – 1942), служащий БГМ. Нельзя не упомянуть, что о захоронении Алексея Ивановича нам напомнила только железная табличка размером 8 на 15 см. с лаконичной надписью «от руки» «Ильин А. С. 1870-1942», качающаяся на ветру на кресте, поставленном на могиле Долотовой В. Н.

В Совет общины в разные периоды ее деятельности входили о. Иоанн Абрамов, Боков Тимофей Иванович, Детинов Федор Андреевич, Еремин Аввакум, Ильин А. С., Морозов С. А. , Морозов П. А., Плохов Николай Иванович, Полозов Сергей Федорович, Рывкин Илья Петрович, Свешников Е. П., Сивов Н. А., Стулов Д. И., Туманов Г. Я., Хрузов И. Н., Щепетильников П. Е. Активную роль в общине играли также Сумароков Григорий, Оранжереев Сергей Ильич, Капустин А. А., братья Никифоровы Елезвой и Петр Николаевичи, Прокофьев Григорий Иванович, Иванов Иван Савич, Краснов Павел Никифорович, Кузнецов Борис, Гусев Сергей Иванович.

Из священников и дьяконов, служивших в трех старообрядческих храмах Богородска и Глухова перечислим о. Иоанна Абрамова, о. Фрола Аггешина, о. Иоанна Павловича Волощука, о. Павла Антоновича Маркова, о. Маркела Федоровича Маслова, о. Тимофея Ильича Аксенова, диакона Петра Павловича Пронина, диакона Никифора Васильевича Чистобаева.

Всероссийски знаменит был церковный хор БГСО, или попросту Морозовский. Первый его руководитель Иван Аверьянович Фортов (1842-1907). После него хор возглавляли Павел Васильевич Цветков, Никандр Федорович Маслов, Тимофей Васильевич Цветков, В. Е. Швецов. Из исполнителей особой популярностью пользовались кононарх А. С. Цепова и бас И. М. Цепов. Полный состав хора превышал 200 человек, и хотя не все участники являлись официальными членами Общины, само по себе эта цифра говорит о значительности БГСО.

В целом список Общины на 20.2.1907 опубликован в альманахе «Богородский край» (№.1 за 1996 год), в нем 63 члена-учредителя. В последующие годы состав БГСО существенно пополнялся. Среди членов ее были Детинов Павел Кириллович, Зимин Архип Леонтьевич, Капустин Н. М., Климовы Андриан и Конон Никитовичи, Макаров Владимир Евсеевич (автор очерка истории Рогожского кладбища, соредактор журнала «Старообрядческая мысль»), Морозов Василий Петрович, Нырков И. К., Полозов, Скоромнов и многие, многие другие.

Составленный нами список сохранившихся захоронений включает в себя не менее 240 позиций. В нем представлены, естественно, только те из них, на которых имеются прочитываемые записи. Кроме того, в основном это люди, кто уже до 1917 года был в зрелом возрасте, а также их родственники и потомки (иногда – вероятные). Здесь мы приводим выборочно, а потому достаточно произвольно, только некоторые из фамилий. Полный список будет опубликован на нашем сайте «Богородск-Ногинск. Богородское краеведение».

Некоторые сохранившиеся захоронения на бывшем старообрядческом участке Ногинского (Глуховского) кладбища

Абрамов Иоанн Дорофеевич , умер в 1912г. Протоиерей, член Совета БГСО. Саркофаг.

 

Агешина Апполинария Михайловна (1883–1960). Крест «глуховский».
Рядом : Плигина Ольга Викторовна (03.03.1936–30.04.2001) (623).
Рядом: Решетникова Юлия Ивановна (1883–1963?).
Рядом: Плигина Мария Ивановна (1905–1987).

 

Аггешина Зинаида Ивановна 1876–1939.
Рядом: Ильин Петр Алексеевич 1903–1970. Ильина Антонина Сафроновна (?) 1903–1990.

 

Аксенов Александр Прокопьевич (1902–1955 или1986?). Надежда Ивановна, ум.1918.
Здесь же: Капиталина Фроловна (1905–1997). «Глуховский» крест.
Рядом: Лямчевы Татьяна Александровна (1913–1988) и Николай Владимирович (1915–1988).

 

Альянов Тимофей Николаевич (…1946).
Рядом: Краснова Прасковья Кузьминична (1868–1955).
Рядом: Краснова Евдокия Леонтьевна (01.03.1912–18.09.2003). Старообрядческий крест.

 

Антонов Николай Александрович (1906–1980).

 

Антонова Екатерина Алексеевна (1861–1922?). «Глуховский» крест.

 

Багрова Мария Соломоновна (1881–1947).

 

Байков Кирилл (Кирьян?) Петрович ( 10.11.1877–19.06.1943).
Рядом: Байкова Анна Кузьминична (1880–22.06.1964).
Рядом : Белова Капиталина Кирьяновна (09.11.1901–20.12.1980).
Рядом: Белов Федор Сергеевич (10.05.1897–15.03.1945), Белова Елизавета Кирьяновна (04.11.1903–…).

 

Безроднов Фаддей Данилович (1888–1948).
Рядом: Безроднова Елизавета Фаддевна (1914–198..).

 

Белов Петр Иванович (1883–1945).

 

Боковы . «Глуховский» крест.  Хорошая старинная ограда.

 

Васильев Александр Васильевич (родился в 189.. г.).
Рядом: «Под сим крестом покоится прах Васильевой Анны Владимировны (1890–1946).

 

Власов Алексей Афанасьевич (1886–1962).
Здесь же: Власов Леонид Алексеевич (1927–1990). Сзади памятника восьмиконечный крест.

 

Власов Арсений Евтихиевич (25.07.1914–23.10.1997). Известный советский художник.
Здесь же: Власов Евтихий Афанасьевич (1880–1943).
Рядом: Власова Анастасия Дмитриевна (14.12.1884–11.05.1956).
Здесь же: Власов Николай Евтихиевич (09.05.1911–01.04.1999).

 

Глаголев Николай Викторович (08.08.1927–01.02.1975).
Рядом: Глаголева Надежда Николаевна (1877–1952). Много лет преподавала в школах Богородска.
Рядом: Дьячкова Капиталина Федоровна (1900–1953).
Здесь же: Дьячкова Елизавета Федоровна (1902–1976).

 

Гусевы Михаил Егорович (1887–1940) и Вера Николаевна (1893–1976).

 

Детинов Павел Кириллович. Скончался в 1911г. Саркофаг.
Рядом: Детинова Лидия Васильевна (1904–1976 или 1978).
Рядом: Колесина Капиталина Васильевна (14.01.1910–29.05.1998). Ограда старинная.

 

Детинова Матрона Васильевна 1881–1950. Деревянный старообрядческий крест, прислоненный к дереву.

 

Дроздов Федосей Евсеевич (1907–1986). Морской офицер.
Здесь же: Дроздов Евсей Семенович (1878–1942).

 

Зверева Анастасия Ивановна (29.10.1867–13.12.1953).

 

Зотов Евдоким Терентьевич (1863–1941).
Рядом: Зотова Анфиса Фоминична (1872–1941). Деревянные восьмиконечные кресты.
Рядом: Зотовы Прокофий …, Марфа Кондратьевна.

 

Еремина Елизавета Аввкуумна (1906–1955).
Рядом : Еремины Аввакум Кузьмич (1876–1949) и Наталья Георгиевна (1879–1960).

 

Игнатова Прасковья Никитична (1905–1983).
Рядом: Пронин Евстафий Васильевич (1908–1987).

 

Ильин А. С. (1870–1942). Долотова Валентина Николаевна (1905–1989?).
Рядом: Ильина Екатерина Петровна (1887–1971?).

 

Ильин Петр Алексеевич (1903–1970).
Рядом: Ильина Антонина Сафроновна
(1903–1990).
Здесь же: Аггешина Зинаида Ивановна (1876–1939). Восьмиконечный крест.

 

Кабина Анна Степановна (1902–1985). Многолетний председатель Совета председателей уличных комитетов г. Ногинска.
Рядом: Гуревич Антонина Викуловна (20.02.1920 – ?).

 

Карпова Мария Тимофеевна (умерла 22.11.1941 г . или1942 ).

 

Кириллов Георгий Иванович (1889–1942). Крест восьмиконечный.

 

Климов Федор Кононович (1891–1943).
Здесь же: Климова Серафима Семеновна (1908–1995).
Рядом: Климова Павлина Кононовна (1894–1966).

 

Краснов Василий Никифорович, умер 19.2.1917.

 

Краснова Евдокия Леонтьевна (01.03.1912–18.09.2003). Старообрядческий крест.
Рядом: Альянов Тимофей Николаевич (…–1946).
Рядом: Краснова Прасковья Кузьминична (1868–1955).

 

Кузнецова Анна Тимофеевна (1876–1951).

 

Линьков Евдоким Сергеевич ( 1881–1967).
Рядом: Линькова Евдокия Максимовна (1888–1960).

 

Лямчев Николай Владимирович (1915–1988).
Здесь же: Лямчева Татьяна Александровна (1913–1988).
Рядом: Аксенов Александр Прокопьевич (1902–1986).
Здесь же: Капиталина Фроловна (1905–1997). «Глуховский» крест.

 

Маслов Николай Никандрович.
Здесь же: Маслова Мария Васильевна (1911–1994) и Маслов Никандр. По–видимому, священник и его дети.
Рядом: Маслов Павел Никандрович
(1912–1972).
Здесь же: Маслова Евдокия Кузьминична (житие 64 года), Маслов Николай Никандрович .

Масловы Сергей Никандрович (1902–1937) и Михаил Сергеевич (15.12.1946–24.01.1987).

Масловы Александр, Алексей, Дмитрий Никандровичи .

 

Масловы Федор Маркелович (1894–1943) и Елизавета Афанасьевна (08.11.1899–08.08.1985).

 

Марковы Максим Илларионович (1878–1944) и Любовь Георгиевна (1888–1948).
Рядом: Маркова Глафира Максимовна (26.04.1910–17.02.1998).

 

Милованов Иван Андреевич (1873–1957)

 

Мурашовы . Старообрядческий крест деревянный.

Мурашова Антонина Александровна (1905–1948).
Здесь же: Мурашова Прасковья Владимировна (1894–1948).

 

Никифоров Борис Михайлович (1922–1957). Никифорова Екатерина Михайловна (1920–2002). Педагог, жила в родительском доме на Нижегородской, там была моленная.
Рядом: Никифоровы Михаил Степанович (1881? – …) и Никифорова Пелагея Степановна
(1891–1964).

 

Оранжереев Василий Ильич (22.03.1893–13.04.1975).
Рядом : Оранжереева Софья Ивановна (10.12.1901–15.03.1987) .
Рядом: Оранжереев Анатолий Васильевич (06.04.1927–15.01.1988).

 

Оранжереев Григорий Ильич (18?? – 19.12.1957). Оранжереева Анастасия Мартыновна (1906–1980).

 

Петров Фрол Григорьевич (1875–1947).
Рядом: Петрова Евгения Фроловна (09.12.1913–08.12.1984).
Рядом: Петрова Наталья Терентьевна (1880–1960).

 

Петухов Александр Леонтьевич (1907–1970),
здесь же: Турбин Дмитрий Васильевич (1899–1933).
Рядом: Турбин Василий Семенович (1869–1961),
здесь же Турбина Евдокия Матвеевна (1878–1947).
Рядом: Кочетыгова Алимпиада Васильевна (1912–2003).

 

Плигин Леонид Алексеевич (Александрович?) (1895–1974).
Рядом: Плигина Анна Леонидовна.

 

Полозов Иван Сергеевич (30.05.1896 – …08.1985).
Рядом: Полозова Анна Васильевна (1906–29.06.1980).
Рядом: Агеева Клавдия Александровна, Василий Андреевич.

 

Предтеченские Анна Павловна (1868–1947); Мария Ивановна (1908–1986).
Рядом: Благушин Николай Николаевич (9.07.1901–10.04.1974), Благушина Валентина Ивановна (25.12.1898–26.01.1976). Старинная ограда.

 

Пронин Евстафий Васильевич (1908–1987).
Рядом: Игнатова Прасковья Никитична (1905–1983).

 

Рунова Екатерина Артемовна (1868–1948). Восьмиконечный крест.

 

Рысакова Татьяна Андреевна (1905–1994).
Рядом: Храпкова Надежда Павловна
(1862–1949) и Чистякова Нина Михайловна (1927–1980).

 

Селезневы Иван Матвеевич (1855–1929) и Наталья Николаевна (1858–1915).

 

Сидоров Виктор Матвеевич (1904–1959),
Рядом: Сидорова Галина Александровна (1918–1950).
Рядом: Сидоров Матвей Никитович (1879–1972).
Здесь же: Сидорова Клавдия Андриановна (1881–1951?).
Рядом: Сидоров Виктор Матвеевич (1904–1959),
Рядом: Сидорова Галина Александровна (1918–1950).

 

Сидоров Никита Никитович (1882–1936).
Рядом: Сидорова Анфиса Терентьевна (1884–1941).

 

Синицын Алексей Устинович (1883–07.05.1932).

Здесь же: Виталий Алексеевич (1912–1938).

 

Синицын Петр Устинович (21.12.1885–15.05.1912);
здесь же: Вера Петровна (1916–1987).
Рядом: Синицына Мария Степановна (05.06.1888–26.04.1975).
Рядом: Синицыны Анна Александровна (15.02.1889–29.06.1981) и Лидия Алексеевна (23.03.1910–26.10.1998). «Глуховский» крест.

 

Смирнов Аким Ананьевич (1867–1929).
Здесь же: Смирновы Мария Андреевна (1876–1951); Валентина Акимовна (1903–1986). «Глуховский» крест.

 

Смирнов Ананий Акимович (30.04.1897–08.09.1964).

Здесь же: Смирнов Леонид Акимович (04.04.1894–14.12.1939).

Рядом: Скоромнова Мария Максимовна (1883–1963).

Здесь же: Белова Лидия Акимовна (02.03.1901–02.02.1987). «Глуховский» крест.

 

Староверова Александра Александровна (1889–1963).

 

Студницын Михаил Алексеевич (1875–1942)

 

Стулов Василий Дмитриевич (1897–1952). Стулова Рита (1928–1937).

Рядом: Хлюпкин Кузьма Иванович (1868–14.02.1938).

 

Сумароков Л.Г . (1877–1926).

 

Сумароковы Лидия Афанасьевна (10.03.1910–04.04.1991 ) и Мария Ильинична (14.04.1887–03.05.1967).

 

Суханов Тихон Леонтьевич (1889–1950).
Рядом плита: Суханова Екатерина Семеновна (1902–11.11.1981).
Рядом : Красенько Мария Афанасьевна (1878–1962).

 

Фортов Герман Викторович (1909–1968). Фортов Евгений Викторович (1913–1973) (в офицерской форме).

Здесь же: Фортова Галина Ивановна (19..–1992). Родители академика В.Е.Фортова.

 

Цветков Павел Васильевич, умер в 1911. В 1907–11 гг. руководил Морозовским хором.

 

Цепов Иван Иванович (1909–1986).
Рядом: Цеповы: Анна Давыдовна (1906–1998); Олимпиада Ивановна (1905–1955), Цепова Антонина Ивановна (1926–20.01.1995)

 

Цеповы Анна Петровна ( 14.01.1884–20.10.1969) и Лидия Ивановна (29.03.1912–28.10.2001).
Рядом: Майорова Елизавета Ивановна (10.10.1922–08.11.2004).

 

Чивина Ксения Артемовна (1862–1960).
Здесь же : Горина Надежда Никитична (1881–1967).

 

Чижов Федор Степанович (1885–1960)

 

Шибаевы Александр Степанович (1879–1940), Александра Федоровна (1889–1966). Шибаева Нина Александровна. Костина Анна Федоровна.

 

Шибаевы Иван Романович (23.02.1903–28.12.1949) и Екатерина Петровна (31.10.1909–27.02.2003).

 

Шорины Александр Яковлевич (30.08.1918–17.11.1989) и Пелагея Григорьевна (17.05.1889–1966).

 

Щекин Алексей Павлович (1884–1945).

[1] ЦИАМ, ф. 113, опись 1, д. 952, л. 5.

[2] Там же, л. 4.

[3] Там же, л. 9.

[4] ЦИАМ, ф. 113, опись 2, д. 41, лл. 1-2.

[5] Там же, л. 4

[6] ЦИАМ, ф. 54, оп. 104, д. 22 (1907 – 1915 годы). См. также журнал «Церковь», №51-52. 1908 г.

 
При использовании материалов сайта ссылка категорически приветствуется.
© Богородск-Ногинск. Богородское краеведение. 2004-2019
Политика конфиденциальности
Яндекс цитирования Check PageRank