Богородск-Ногинск. Богородское краеведение
О нас
Новое на сайте
Обратная связь
Ссылки
Объявления

Богородские староверы / О. П. Ершова. Некоторые проблемы развития старообрядчества после манифеста 1905 г.

(Старообрядчество. История. Культура. Современность.

Вып.6. М.,1998, с.2-9)

 

О.П. Ершова

 

НЕКОТОРЫЕ ПРОБЛЕМЫ РАЗВИТИЯ СТАРООБРЯДЧЕСТВА ПОСЛЕ МАНИФЕСТА 1905 г .

 

После того, как был принят Манифест, даровавший старообрядцам, наряду с представителями других конфессий, свободу вероисповедания, что уравнивало их в правах с официальной православной церковью, перед староверами встали те проблемы, которые в прежние времена не имели актуальности вследствие полулегального существования данной части населения. Эти проблемы накапливались веками, и некоторые из них требовали немедленного разрешения, как, например, вопросы образования, что было связано с дальнейшей полноправной жизнью старообрядческого общества. Некоторые проблемы имели направленность перспективную, решение которых позволило бы изменить в значительной степени ситуацию, однако в реальности это требовало значительной подготовительной работы. В данном случае речь идет о взаимоотношениях с официальной церковью.

В предлагаемой статье ставится задача выяснить, какие вопросы имели для старообрядчества наибольшую актуальность и каким образом пытались представители данной конфессии подойти к их решению. В качестве источника используется журнал "Церковь" за 1908 и 1909 гг. Старообрядческий журнал "Церковь", издаваемый в Москве на средства Рябушинских, отражал интересы, прежде всего, Белокриницкой иерархии. Однако позиция его отличалась достаточной взвешенностью, не ущемляя интересов других старообрядческих согласий. Не случайно для исследования выбраны и годы: они находятся посредине того периода, который в отечественной истории получил название "золотого века" старообрядчества. К 1908 г . староверы сумели определить как свое положение в обществе, так и те направления, по которым должно идти их дальнейшее развитие. Кроме того, к этому моменту ими были достигнуты определенные успехи, которые позволяют говорить не только о жизнеспособности, но и больших перспективах старообрядчества.

Среди многочисленных проблем, обсуждаемых на страницах журнала "Церковь", нами были выделены те, которые представляли в то время наибольшую актуальность. Среди них, прежде всего, взаимоотношения между согласиями внутри старообрядческого общества. Проблема эта имела давнюю историю, еще с конца XVII в., когда произошло первое крупное деление староверия на два больших течения - поповщину и беспоповщину. Дальнейшее дробление этих толков и враждебные отношения между ними ослабляли, без сомнения, старообрядчество и не позволяли отстаивать свои права единым фронтом. Осознание необходимости изменения этого положения среди некоторой части представителей конфессии заставляло их искать пути преодоления противоречий внутри староверия. При этом, реально оценивая положение дел, речь шла не столько о полном объединении, сколько о единении усилий на той или иной почве, в том или ином виде деятельности.

В качестве примера можно привести те события, которые были связаны с обсуждением в Думе Проекта закона в отношении старообрядчества. В №5 за 1908 г . сообщалось, что в ожидании великого законодательного акта, желаемого всеми старообрядцами, они забыли вековую рознь между собою. "Люди мирно сошлись, пересмотрели в дружелюбии текст возражений на правительственный проект и поповцев и беспоповцев, и выработали один общий текст... На днях это дело оформилось. Надо ли говорить, что в единении всегда сила?"

Необходимость отстаивать завоеванные права также способствовала объединению староверов. В №3 за 1908 г . сообщалось о том, что московские старообрядцы разных толков спешно собирали депутацию в Петербург для выражения протеста против требования Синода ограничить свободу вероисповедания, данную 17 апреля 1905 г .

В деятельности старообрядцев, направленной на преодоление внутренних противоречий, значительная роль отводилась съездам. Не касаясь в данном случае истории старообрядческих съездов, отметим, что на свои съезды собирались практически все согласия, речь шла также о созыве общего съезда всех толков. В №32 за 1908 г . передавалось сообщение Саратовского вестника о том, что местные старообрядцы-беспоповцы возбудили вопрос о созыве всестарообрядческого съезда с представителями от всех толков и согласий. И это было не единичное сообщение, работа в этом направлении велась достаточно активно. В №27 за 1908 г . говорилось о том, что дело объединения разных согласий пора поставить на твердую почву, создав постоянный орган. Этим органом должны были стать всестарообрядческие съезды, собираемые ежегодно. Отмечалось, что старообрядчество - это единая семья, хотя и с разногласиями, но с одним духом, с одной душой, историей и общими страданиями. "Разные согласия возникли в старообрядчестве не из-за вражды семейной, не из-за соперничества между собою членов его. а вследствие опасений страшного, жестокого врага. Все разногласия в старообрядчестве сводятся к одному вопросу, - к вопросу "наших отношений к господствующей церкви''.

Однако наиболее регулярно собирались старообрядцы Белокриницкой иерархии. В №30 за 1908 г . отмечалось, что в старообрядчестве наблюдается необыкновенный подъем духа и деятельности. Причину данного явления автор видит в прекращении гонений на старую веру и "... рычагом, двинувшим старообрядчество на путь гражданскою преуспеяния и общецерковного строительства было единение, реальным выразителем которого явились съезды". При подготовке к девятому очередному всероссийскому съезду старообрядцев отмечалось, что "особое внимание следует уделить вопросу объединения старообрядчества как важнейшему из всех старообрядческих вопросов" (№27, 1908 г .). Этот съезд, по мысли его организаторов, должен был признать необходимым созывать ежегодные всестарообрядческие съезды с представительством от всех согласий. Оставив в стороне церковные разногласия старообрядцев между собою, необходимо было решать общие вопросы, а именно: устройство общин, школ и т.д. На почве решения этих проблем предполагалось предполагалось найти путь к достижению всеобщего единства. "Время для объединении теперь самое благоприятное, и будет грешно перед Богом и перед историей, если оно не будет нами использовано для могущества и славы нашего дорогого и многострадального старообрядчества".

Еще более активно в развитии процесса объединения действовали старообрядцы города Риги. Здесь было создано общество с целью объединения местного старообрядчества без различия толков и согласий в один союз. Об этом сообщалось в журнале №27 "Церковь" за 1908 г .

Учредительное собрание общества выбрало временное правление из 6-ти человек и 4-х кандидатов, которому было поручено разработать Устав, наметить цели деятельности, главными из которых были признаны просвещение, благотворительность, взаимопомощь. Общество предполагало создать школу, библиотеку, богадельню, приют, лечебницу, ссудно-сберегательную кассу.

О том, что это общество активно функционировало, свидетельствует сообщение, помешенное в №2 за 1909 г ., в котором речь шла о Взаимовспомогательном, благотворительном и просветительном обществе, которое имело авторитет не только в Риге, но и в других городах. Цель его - объединение старообрядцев на почве взаимопомощи, благотворительности, просвещения. В рамках Общества было организовано товарищество мелкого кредита, бюро труда, оказание юридической помощи для членов. Кроме того, планировалось открыть курсы для подготовки старообрядческих учителей и законоучителей, училище для малолетних, учредить стипендии для средних и высших учебных заведений для старообрядцев обоего пола и еще много мероприятий в рамках благотворительной программы. В этом же сообщении давалась информация о средствах, на которые это общество существовало: основу его составляли членские взносы, пожертвования, доходы с предприятий и учреждений общества, лотерей, с арендной платы за общественное помещение, отдаваемое под устройство вечеров, чтений, концертов. Эти сведения чрезвычайно интересны с точки зрения характеристики деятельности старообрядцев, их умения приспособиться к существующим условиям и, не дожидаясь помощи со стороны, самостоятельно устраивать свои финансовые дела. (Любопытно в этом плане и сообщение из №8 за 1908 г ., в котором рассказывалось о московском старообрядческом союзе "Копейка". Его цель - путем пожертвований собрать средства, которые целиком пойдут на удовлетворение культурных потребностей старообрядцев: открытие школ, курсов для учителей, священнослужителей и т.д. Каждый член общества обязан каждому, с кем имеет дело - предлагать пожертвовать "хоть одну копейку", для чего была выдана книжка чеков на одну копейку каждый. Конечно, решить таким образом финансовые проблемы вряд ли было возможно, но подобного рода изобретательность достойна похвалы).

Завершается статья следующим утверждением: "Учредители общества твердо верят в светлую будущность этого благого предприятия, которое должно сыграть большую роль в объединении старообрядчества на почве культурного и экономического развития".

Подобного рода общество было создано и в Петербурге, о чем сообщалось в №51 за 1909 г . 13 декабря здесь прошло собрание всех существующих в Петербурге согласий. Созвано собрание для ознакомления с проектом устава старообрядческого благотворительного общества. Общество учреждалось старообрядцами в ознаменование полученной свободы вероисповедания и с целью изучения истории быта старообрядцев, содействия их умственному и нравственному развитию и оказания всякого рода посильной помощи нуждающимся и, самое главное, объединения старообрядцев без различия согласий на почве просвещения и благотворительности. Задачи общества предполагалось решать посредством устройства лекций, докладов, учреждением училищ, читален, складов книг, библиотек, древнехранилищ, кружков трезвости, потребительских товариществ, благотворительных учреждений и т.д. Членами общества могли быть лица обоего пола, старообрядцы всех согласий. К сожалению, журнальный материал не позволяет проследить дальнейший путь развития и судьбу этих обществ, однако становится очевидным тот факт, что разногласия в устройстве церковной жизни не могут служить причиной раздора между толками, так как то, что их объединяет, гораздо важнее для настоящего и будущего, а база для объединения достаточна прочна.

Изменения, происходившие в целом в стране, а также внутри старообрядческого общества, способствовали активизации процесса преодоления противоречий и внутри согласий. Это относится, прежде всего, к Белокриницкой иерархии, последователи которой в результате обсуждения Окружного послания оказались разделенными на "окружников" и "неокружников". В №28 за 1908 г . сообщается о примирении окружников и неокружников в деревнях Андроново и Большие Дворы Богородского уезда, хотя часть поповцев мириться так и не пожелала.

Подобная ситуация сложилась и в деревне Новинки Московского уезда, где образовался раздор после издания Окружного послания. Здесь пришлось поработать членам братства Честного Креста, которые составили несколько бесед, в результате которых раздор начал ослабевать (№38, 1909 г .).

В Кременчуге Полтавской губернии также остро стояла проблема взаимоотношений "окружников" и "неокружников". Здесь были проведены съезды, советы и совещания, большую роль сыграло и то, что активно работал Ф.Мельников, один из наиболее деятельных представителей Белокриницкой иерархии. Заканчивается сообщение выражением надежды на то, что "последует объединение с нею (Белокриницкой иерархией) и других согласий старообрядчества: беглопоповцев и беспоповцев. Дай Бог, чтобы это совершилось на славу и величие Церкви Христовой" (№№5 и 6 за 1908 г .).

Наметились тенденции к объединению среди населения деревень, где проживали представители разных толков. В селе Каменка Пензенской губернии было всего 600 старообрядцев, из которых 500 - беглопоповцы, а остальные - приемлющие Белокриницкую иерархию. Хотя в прежнее время между толками наблюдалось активное противостояние, сейчас, когда причины, разделявшие их, утратили свое значение, наметились тенденции к объединению (№4, 1909 г .).

Старообрядцы-беспоповцы, федосеевцы и филипповцы, также, по сообщениям журнала "Церковь", искали путей к примирению. Об этом шла речь в заметке в №4 за 1908 г .

Процессы, происходившие внутри старообрядческого общества, протекали достаточно сложно, но имели, тем не менее, положительную направленность. Что касается другого очень важного аспекта - взаимоотношений старообрядчества с официальной православной церковью, то здесь вопросов было гораздо больше и решение их отличалось проблематичностью. Осложнялись эти взаимоотношения двумя сторонами: первая касалась положения внутри официальной церкви: вторая - невозможностью преодолеть ту вражду, которая накапливалась между двумя церквами в течение столетий.

Положение внутри официальной церкви действительно было чрезвычайно сложным, истоки его лежали в тех событиях, которые имели место в начале XVIII в., когда русская православная церковь была лишена патриаршества и, став частью государственного аппарата, неспособна была выполнять те функции, которые обязана была выполнять по долгу своему. Об этом говорят очень многие авторы, имеющие разные взгляды и придерживающиеся разных убеждений. В статье "Напрасные разговоры" (№2, 1909 г .) отмечалось, что в старообрядчестве проблемы объединения вовсе не ставится, т.к. "Под "русской православной церковью" официально и фактически разумеется не народ, даже не духовенство, которое также находится в рабском состоянии, а "ведомство православного исповедания" - одно из министерств русского государства - и примирение с ним старообрядчества невозможно, иначе оно потеряет церковную свободу и права.

Та же тема развивается и в статье под названием "Правовое государство и правовая церковь" за подписью С.Лаптева (№31, 1909 г .). Автор говорит о том, что перестала существовать полицейская Россия, создано государство правовое, которое управляется на основании законов. Однако господствующая церковь остается прежним полицейским учреждением. Правовое государство не имеет правовой церкви, то есть такой, которая стояла бы в стороне от политической деятельности. "И если синодальная церковь не может сделаться такою церковью, то перед государством и государственными деятелями, которым и теперь приходится краснеть за дела этой церкви встанет вопрос, что лучше: иметь ли такую церковь, которая считает себя государственной церковью, но мешает государственной жизни, или вовсе отказаться от такой церкви?" Вопрос, таким образом, поставлен чрезвычайно остро, но ответа на него нет, так как, понимая сложность своего положения, представители официальной церкви не в состоянии его изменить, находясь в зависимости от государственного аппарата. Создается, таким образом, замкнутый круг, выход из которого найти гак и не удалось.

В №1 за 1909 г . приводится статья "Православие и старообрядчество" Вик. Алова из петербургской газеты "Слово". Автор, указывая на кризис синодальной церкви, говорит о том, что выход только в созыве собора, но Синод этого не допустит. При такой ситуации объединение невозможно, т.к. старообрядчество, присоединяясь к синодальному православию, рискует утратить свободу от бюрократии и развитие приходской общинной жизни. Подобных высказываний на страницах журнала можно встретить достаточно часто. Следует отметить, что наряду с неустройством во внутренней жизни официальной церкви и многовековыми гонениями по отношению к староверам, препятствием даже не к объединению, а хотя бы к диалогу между двумя ветвями православной церкви, служил тот факт, что проклятия собора 1667 г . не были сняты и вопрос об этом даже не ставился на повестку дня. Напомню, что в настоящий момент, когда проклятия сняты Собором Русской Православной Церкви 1971 г . по мнению многих представителен старообрядчества, не может идти речи о контактах, так как официальная церковь не принесла при этом покаяния и не признала своей вины в гибели и страданиях многих тысяч староверок.

Однако было бы несправедливо умолчать о тех фактах, которые свидетельствуют, что и среди приверженцем официальной церкви были люди, искренне желающие мира и достижения согласии со староверами. И на страницах журнала "Церковь" их мнение тоже находит отражение. В №4 за 1909 г . в заметке "В.С.Соловьев о старообрядчестве"

рассматривается позиция великого философа, проповедовавшего идеи вселенскости церкви, обосновывая при этом необходимость объединения.

В статье "Безвестный защитник старообрядчества" (№4, 1909 г .) было рассказано о П.П.Масловском, одном из тех представителей господствующей церкви, которые относились к старообрядчеству сочувственно. По своим воззрениям. Масловский близко подходил к Иоанну Верховскому, мечтавшему о "святом соединстве русской церкви без упрека древлеправославным. при условии раскаяния правительственной церкви в своей вине перед старообрядчеством".

Очень доброжелательной, но не лишенной доли сарказма, стала статья миссионера, перепечатанная из "Тамбовских Епархиальных Ведомостей" (№2, 1908 г .): "Два последние года, со времени дарования старообрядцам религиозной свободы, всем нам показали, какая жизнеспособная энергия таится в нашем старообрядческом расколе. Старообрядцы весьма умело и продуктивно воспользовались предоставленной им свободой, быстро двинулись вперед и далеко ушли по пути как внутренней организации своей религиозной жизни, так равно и по части агрессивных выступлений в области православия".

Однако эти доброжелательные тенденции так и остались тенденциями, не сумев стать более или менее влиятельной силой и буквально "утонув" в потоках агрессивных высказываний, главным образом, по поводу законопроектов, разрабатываемых правительством в рамках провозглашенного принципа свободы совести.

В отличие от взаимоотношений с церковной организацией, диалог с государством был гораздо более продуктивным, наиболее ярким подтверждением чему являются те законодательные акты, которые были приняты правительством в то время и имели целью улучшить состояние старообрядческого общества. Надо отметить, что, несмотря на всю сложность взаимоотношений с государственными органами за весь период существования раскола в церкви, непреодолимой преграды между старообрядчеством и администрацией не существовало. В истории были известны и времена преследований, и времена компромиссов. В целом верноподданнические чувства были характерны для староверов, хотя здесь необходимо учитывать те различия, которые сложились в разных согласиях в отношении к власти и разные периоды развития этих процессов. Однако в то время, о котором идет речь, диалог между властью и староверами развивался достаточно успешно.

Со стороны старообрядцев распространенным явлением стало отправлять телеграммы благодарственного содержания императору по поводу тех или иных событий. Можно это явление оценить как случайное, не имеющее какого-либо значения. Думается, однако, что подобного рода телеграммы, выражая настроения большого количества людей, подтверждают, что, несмотря на все пережитые сложности, старообрядческое общество было настроено лояльно по отношению к верховной власти, ставя превыше всего стабильность и порядок. Со своей стороны и император откликался на подобные движения со стороны староверов. В качестве примера приведем сообщение из №31 за 1909 г . журнала "Церковь", в котором говорится о депеше, направленной министерством внутренних дел в г. Екатеринославль председателю старообрядческой общины села Каменского Пастухову. "Государь Император Высочайше повелел соизволить: благодарить старообрядческую общину с. Каменского за верноподданнические чувства, выраженные во Всеподданнейшей телеграмме от 6 мая по случаю высокоторжественного дня рождения Его Императорского Величества...". В №30 за 1908 г . приводится сообщение следующего содержания: "Государь Император повелел благодарить старообрядцев слободы Абрамовка Богородского уезда, приемлющих священство Белокриницкой иерархии, за молитвы и выраженные в телеграмме епископа Александра от 22 июня чувства"

Как уже упоминалось выше, решение важных государственных проблем являлось той базой, которая объединяла старообрядцев разных согласий. Более того, забыв разногласия, на этой почве присоединялись к ним представители официальной церкви и государственных органов. В этой связи весьма показательно сообщение из №2 за 1908 г . о заседании 20 января в Москве старообрядцев разных согласий в присутствии членов Государственной Думы (председателя ''старообрядческой комиссии" В.А.Караулова и члена комиссии А.И.Гучкова), а также профессора Московской Духовной Академии Громогласова. Цель собрания состояла в том, чтобы ознакомить членов Государственной Думы со взглядами старообрядцев на законопроект министерства внутренних дел, внесенный в 3-ю Государственную Думу.

Однако было бы наивным полагать, что в начале XX века все проблемы остались в прошлом, и отношение официальных органов к староверию было определенным и спокойным. Если в высших эшелонах власти подписывались Манифесты, разрабатывались указы, то на местах зачастую начальство действовало в том русле, к которому привыкло за многие десятилетия, не желая вносить какие-либо коррективы. О фактах насилия, притеснения, произвола со стороны местных властей сообщалось в №27 за 1908 г . Здесь приводились конкретные примеры о закрытии молельни в Бендерском уезде Бессарабской губернии: об отказе генерал-губернатора Владикавказа подписать разрешение организовать старообрядческую общину. Подобного рода сообщения встречаются достаточно часто для того, чтобы сделать вывод о сложности процесса изменения отношения к столь значительной части населения государства на уровне официальных властей.

Усугублялась ситуация и свойственной для русского общества вообще и властей в частности, некомпетентностью в отношении староверия. В №51 за 1909 г . был поставлен вопрос о том, что правительство и общество до сих пор не имеют верного представления о старообрядчестве и количестве старообрядцев в России. Продолжает держаться взгляд на староверие как на совокупность мелких согласий и толков, насчитываемых десятками и сотнями. Например, на обсуждении законопроекта об общинах в Думе один оратор объявил о существовании более 200 толков и о невозможности всем предоставить свободу. Это мнение о большом количестве толков составлено на двух справках: первая составлена центральным статистическим комитетом Министерства внутренних дел по данным первой всеобщей переписи 1897 г ., другая - "ведомость министерства" - составлена на основании сведений губернских правлений. По первой справке - 50 согласий, по второй - 22. Однако все эти согласия, по сути, сводятся к двум разветвлениям - имеющим священство и беспоповцам.

Иногда появлялись на эту тему и курьезные сообщения, как например в №50 за 1909 г ., где речь шла о том, что по официальным бумагам в столице не числилось ни одного старообрядца. В связи с этим Петербургский градоначальник потребовал приступить немедленно к регистрации всех старообрядцев и сектантов и к составлению списков обществ, молитвенных домов, библиотек, школ и т.д.

Рассмотрев проблемы взаимоотношений старообрядчества с внешним миром, посмотрим, как складывалась внутренняя жизнь этой конфессии и каким образом находила она отражение на страницах журнала "Церковь".

Одним из главных становится в это время вопрос об образовании, просвещении, организации школ. Ему уделяется очень много внимания, разрабатываются различные его аспекты. Характерно при этом понимание роли и значения данной проблемы для дальнейшего развития всего старообрядчества, отсюда попытка глобального ее решения.

В №1 за 1909 г . появилась статья "Старообрядчество и школьный вопрос", в которой подчеркивалась нравственная сила старообрядчества, способного сохранить даже в самые тяжелые времена, культуру, книги, традиции. Современная эпоха оценивается как время полноценного развития культуры, техники, расширения потребностей государства и общества. Для того, чтобы старообрядчество не осталось в стороне от всех лих процессов, оно должно самым серьезным образом заниматься образованием "Помнить затем нужно, что наша сила в просвещении, которое сохранит наше значение, как нравственной силы. Нужно, чтобы старообрядчество оставалось силой, и силой духовной и культурной. А для этого - школы, школы и таки школы". Осознание важности этой проблемы сочетается с конкретными предложениями, а именно: поручить Совету съездов старообрядцев выработать несколько типов школ. Этот Центральный школьный орган будет не только контролировать качественную подготовку учителей, но и являться официальным представителем перед властями при исходатайствовании различных юридических прав и материальной помощи

Для развития образования очень много было сделано Братством Честного и Животворящего Креста Господня в Москве. Совет этого Братства поручил специально созданной комиссии давать справки на запросы из провинции по вопросам организации школ, библиотек, воскресных чтений и лекций. Видимо, эта же комиссия выполняла и функции справочного бюро, которое бралось подыскивать учителей, координировать совместные действия в школьном вопросе (№52 за 1909 г .).

Это же Братство организовало вечерние классы по подготовке учителей, т.к. специального учебного заведения в это время еще не существовало, а потребность в образованных учителях была чрезвычайно высока. На этих курсах предполагалось преподавать общеобразовательные предметы. Закон Божий и историю старообрядчества (№49, 1909 г .).

О том, что проблемам образования придавалось особое значение, свидетельствует и тот факт, что они постоянно становились предметом обсуждения на старообрядческих съездах. И. в частности. Десятый Всероссийский съезд старообрядцев рассматривал доклад Совета съездов по народному образованию, материалы которою были изданы в особой книге "Вопросы народного образования среди старообрядцев" (№35, 1909 г .).

Что касается конкретных дел, то практически в каждом номере имеются сообщения об организации школ для детей старообрядцев, или о намерении такой организации, или о проблемах, связанных с их функционированием. Количество учеников в школах колеблется от 20 до 100 человек; предметами изучения, как правило, были славянское чтение и крюковое пение. Школы организовывали общины разных согласий, создавались они также при старообрядческих братствах. Обычно давалась также информация о жертвователях.

Типичны были, к примеру, такие сообщения. О школьном вопросе в г.Егорьевске (№28, 1909 г .). Совет общины вместе с родителями просит городскую управу дозволить на основании Высочайшей милости детям старообрядцев во всех городских начальных школах и других учебных заведениях преподавание Закона Божия и древнего крюкового пения старообрядческим преподавателям и учителям, и выделить этих детей в особые отделения соответствующих классов, пригласив для них учителей старообрядцев, имеющих соответствующие дипломы на звание учителя, указанных или рекомендованных Советом Георгиевской старообрядческой общины.

Из Костромского уезда пришло сообщение о том, что в с.Стрельниково 12 июля 1909 г . произошла закладка старообрядческой школы на 110 человек. Стоимость строительства составила 4000 рублей. Половину суммы на это дело пожертвовало Костромское земство. Казенное лесничество отпустило 700 шт. строевых деревьев. Все остальные расходы взяли на себя старообрядцы. Место для постройки пожертвовал председатель совета общины.

Таким образом, старообрядцы относились к проблемам развития образования чрезвычайно серьезно, осознавая, что будущее этой конфессии невозможно без значительных сдвигов в данной области. Одновременно и административные органы шли навстречу староверам.

Не менее широко на страницах журнала освещалось строительство старообрядческих храмов. Следует отметить, что до настоящего момента проблема строительства старообрядческих храмов, развития архитектуры в этом направлении исследована недостаточно. Хотя были предприняты попытки изучения храмового старообрядческого строительства в Москве, в других городах, однако систематического всестороннего анализа не проведено, комплексное изучение этой проблемы отсутствует. Но даже тот материал, который содержит на своих страницах журнал "Церковь" свидетельствует о тех интереснейших и непростых процессах, которые шли в данной области.

Располагая достаточными денежными суммами, староверы в большинстве случаев могли позволить себе пригласить известных архитекторов того времени, в результате чего в Москве и других городах появились здания, вошедшие в число выдающихся памятников русского зодчества. Но даже если община была небогата, и во время строительства преодолевались трудности материального порядка, храмы староверов отличались добротностью и хорошим вкусом. Участие в виде деятельности выдающихся архитекторов (достаточно вспомнить такие имена, как Шехтель, Бондаренко, Кекушев) позволяло не только реализовывать интересные проекты, но также пропагандировать новые идеи в архитектуре того времени.

Несомненным стимулом для развития архитектуры служили конкурсы. К сожалению, изученный материал не дает возможности делать вывод о том, насколько регулярно они проводились и как представительны были. Однако об одном из них хотелось бы упомянуть. Он проводился в Москве, в помещении архитектурного общества, где была представлена выставка конкурсных проектов старообрядческой церкви для села Балаково на Волге (№29, 1908 г .). Церковь должна была быть поставлена в имении О.М.Мальцева, который и являлся устроителем данного конкурса. Он же назначил премии в размере: 1200 руб. - 1-я; 800 руб. - 2-я и 500 руб. - 3-я. На конкурс было представлено 34 проекта, и этот факт говорит о его размахе. Состав жюри свидетельствует о высоком уровне требований, предъявляемых к конкурсантам. Приводим этот список полностью: действительные члены общества С.В.Новаковский, Ф.В.Богданович, Ф.О.Шехтель, И.П.Машков, Н.С.Курдюков; кандидаты А.Ф.Мейснер, Л.Н.Кекушев. С.У.Соловьев, Д.П.Суков, А.А.Лотков. Условия конкурса определяли соблюдение стиля до Х V П в., то есть до никоновских реформ. Это обстоятельство, с одной стороны, вероятно, сдерживало творческую инициативу архитекторов, с другой - позволяло выразить свои идеи в определенном контексте, что подтверждало высокий уровень их мастерства. В сообщении указывается, что в общественности Москвы выставка вызвала большой художественно-исторический интерес.

Еще одно сообщение, в №27 за 1908 г . позволяет нам сделать вывод о том, что в рамках храмового старообрядческого строительства архитекторы начала ХХ в. решали сложные творческие задачи и отстаивали свои принципы. Речь идет о храме во имя Воскресения Христова и Покрова Пресвятой Богородицы, построенном в 1908 г . по заказу общины старообрядцев-поморцев в Токмаковом переулке. Автором проекта и руководителем работ был И.Е.Бондаренко. Однако в №24 за 1908 г . появилась статья за подписью "В.Б.", в которой выдвигались обвинения против строителей храма в том, что они "не выяснили идеи храма поморского согласия" и вместо этого увлеклись погоней за оригинальностью форм, "переходящих в декадентство". В этом обвинении просматривается не только непонимание идейного содержания зодчества этого направления, но и неприятие тою нового течения в архитектуре, которое получило название "модерн".

В ответной заметке строители храма подчеркивали, что в основе их творчества лежала идея воссоздания церкви из древнерусских форм, а не из тех квази-русских деталей, которые обычно применяются в современных, якобы русских, постройках. Добавим, что это был период увлечения "русским" стилем, и то, о чем говорится в данном случае, отличает подлинные произведения искусства от многочисленных построек второстепенного уровня.

Если говорить о строительстве конкретных храмов, упоминающихся на страницах журнала, то при их анализе можно выделить несколько направлений, представляющих интерес для исследователей.

Во-первых, здесь можно почерпнуть материал о тех церквях, которые вошли в историю русской архитектуры, как уникальные памятники. Речь идет о храмах в Токмаковом переулке, на Апухтинке, о Святых воротах при храме московской старообрядческой каринкинской общины, колокольне там же, Покровском храме на Кузнецкой улице, колокольне Рогожского кладбища и т.д.

Интерес представляет сообщение еще об одной церкви, строительство которой должно было стать событием как в русской архитектуре, так и в истории старообрядчества. Имеется в виду то самое сооружение, проект которого получил премию на упоминавшемся выше архитектурном конкурсе и которое должно было быть воздвигнуто в селе Балаково Самарской губернии. Земля была подарена старообрядческой общине удельным ведомством, средства выделены местным прихожанином благотворителем О.М.Мальцевым. Проект подготовлен Ф.О.Шехтелем и, как упоминается в статье, "по размерам, архитектуре, материалу это будет единственный во всем старообрядчестве храм, посмотреть на который будут ездить со всей России. Использован будет древний новгородский стиль, в качестве строительного материала - глыбы белого камня, причем швов будет не видно". Стоимость этого храма оценивалась очень высоко - 500 тыс. рублей.

Во-вторых, можно выделить ряд храмов, строительство которых связано с основанием и развитием фабрик и заводов. Имеются в виду, конечно же, те предприятия, рабочие которых, в основном, были старообрядцами. Например, сообщение в №28 за 1909 г . о спешном строительстве церкви и колокольни в селе Новое Богородского уезда, где была пушена в ход ткацкая паровая фабрика братьев Руновых. Все рабочие на фабрике - староверы.

В том же номере журнала вновь упоминается Богородский уезд, деревня Кузнецы, где был устроен временный храм на отделении фабрики Богородско-Глуховской мануфактуры, учрежденной Захаром Морозовым Арсений Иванович Морозов выделил средства на содержание постоянного священника и было принято решение о постройке здесь постоянного старообрядческого храма.

В №30 за 1909 г . речь шла уже о Вятской губернии. На Ижевском заводе 17 мая состоялась закладка каменного старообрядческого храма на средства благотворителей, сбережения рабочих Ижевских оружейных и сталеделательных заводов.

И в этом же номере - заметка о том, что старообрядцы, приемлющие Белокриницкую иерархию, проживающие на фабрике товарищества Зуевской мануфактуры И.М.Зимина в Богородском уезде, решили оформить общину и построить храм. Жертвователями здесь выступили господа Зимины. П.И.Милованов, который выделил кирпич для фундамента, общество "Вогау и К°", а также зуевское старообрядческое общество, которое принесло в дар здание старого молитвенного дома с иконостасом: Арсений Иванович Морозов пожертвовал колокольный звон.

В Коломенском уезде, близ станции Воскресенск, при Лопатинской фабрике товарищества мануфактур Тимофея Карцева 19 июля 1909 г . был освящен старообрядческий Покровский храм (№32, 1909 г .).

Вероятно, храмы, возводимые при фабриках и заводах, находились в более выгодном положении, чем другие, так как средства на их строительство выделялись как хозяевами, так и благотворителями, что позволяло строить быстрее, лучше по качеству и оригинальнее с точки зрения художественных достоинств. Сам факт столь серьезного отношения к строительству церквей говорит о том, что проблема конфессиональной организации стояла у устроителей производства на одном из первых мест. Предприниматели, сами придерживаясь старообрядческой веры, хорошо понимали значение ее как для внутренней жизни общины, так и для общественной и производственной.

Кроме этого, материалы журнала "Церковь" позволяют наметить еще некоторые направления дальнейшего исследования проблемы храмового старообрядческого строительства, а именно: соотношение каменных и деревянных церквей, причины посвящения храмов определенным святым и праздникам, материальная сторона строительства, роль благотворителей и меценатов, городских властей в деле сооружения церквей и т.д.

В целом, подводя итог, следует отметить, что журнал "Церковь" является одним из ценнейших источников по истории старообрядчества после принятия Манифеста 1905 года. Анализ материалов, представленных на его страницах, позволяет сделать вывод о многогранной и активной деятельности этой части русского общества в указанный период. Эта деятельность касалась практически всех аспектов: религиозного, общественного, хозяйственного, политического. Нельзя сказать, чтобы все вопросы решались здесь просто и однозначно, но умение выделить главные и целеустремленно пытаться их разрешить - характерная черта старообрядческого общества указанного периода.

 

Дизайн - студия Varvar.ru. При использовании материалов сайта Богородск-Ногинск ссылка категорически приветствуется.

Вверх.

На главную страницу.

Rambler's Top100 Яндекс цитирования