Богородск-Ногинск. Богородское краеведение

«Так говорит Господь: остановитесь на путях ваших и рассмотрите,
и расспросите о путях древних, где путь добрый, и идите к нему»
Книга пророка Иеремии. (6, 16)

Мы в социальных сетях:
 facebook.com/bogorodsk1781
 vk.com/bogorodsk1781

Воспоминания. Часть 1

 

Из «Летописи славных дел и свершений «Союза рабочей молодежи и ячейки РКСМ» красильно-аппретурной фабрики 1917 год, именуемой «Техноткань», 1970 г. (автор неизвестен) :

По массовости и организованности молодежь Красильно-аппретурной фабрики являлась и составляла, после фабрики Рабенека в делах и ходе развивающихся событий не последнее место. На красильно-аппретурной фабрике также нашлись не менее энергичные и достойные зачинатели создания будущего Коммунистического Союза Молодежи. Первыми такими неодержимыми товарищами к делам будущего Комсомола и вожаками Пролетарской молодежи, в большинстве из них, проживающими на Казарме, оказались: И. Боровиков, Ф. Кирсанов, Н. Дьячков, А. Шитиков, М. Беликов, Д. Симаков, К. Морозов, М. Черемушкин, М. Федотов, Ф. Ломоносов, Н. Романов, К. Ситников, И. Поляков, И. Майоров, М. Захаров и девушки: А. Тарасова, Е. Бурлова, А. Симакова, С. Михеева, М. Сизова, Е. Мареева, Анастасия Тарасова.

Каждый из числа этих молодых людей с очень раннего возраста трудился на фабрике капиталиста Полякова и доподлинно знал подноготную капиталистического предприятия с его нравами бесчеловечной эксплуатации, унижениями и нечеловеческой несправедливостью...

В целях более активного вовлечения рабочей молодежи губернии в революционную борьбу и повышения уровня ее классовой сознательности», при М.К. большевиков в июне месяце 1917 был создан «Союз Рабочей Молодежи».

Первым упомянул о ячейке СРМ на фабрике Полякова в Щелкове краевед М.Ф. Федоров, который сообщил, что в ноябре 1917 г. «в боях с юнкерами в Москве у гостиницы «Метрополь» погиб 17-тилетний член Союза рабочей молодежи рабочий фабрики Кондрашева Константин Ситников». По ожесточенности боев на Театральной площади, Мясницкой, Китай-городе, в которых участие принимала тяжелая артиллерия, броневики можно судить по детскому рисунку из сборника детских рисунков того периода. Есть основания предполагать, что К. Ситников мог быть похоронен в братской могиле около Кремлевской стены 10.11.1917 наряду с другими павшими в эти дни красногвардейцами и солдатами, членами московского СРМ «III Интернационал» (как председатель комитета Люся Лисинова и др.). По другой версии, тело К. Ситникова было доставлено и захоронено в Щелкове (13), у «новой церкви» (Троицкой».

Бой на Театральной площади. Ноябрь 1917. Неизвестный автор.
Надписи: на броневике — «СР и СД» — Совет рабочих и солдатских депутатов. За броневиком справа — Малый театр, в глубине — Большой театр, между ними — универмаг «Мюр и Мерилиз» (теперь ЦУМ). В небе виден аэроплан.

 

О том, что представляло местечко Щелково в канун февральской революции, вспоминает один из первых комсомольцев щелковского края С.А. Матвеев:

«До революции Щелково являлось крупным промышленным пунктом. В нем находилась крупнейшая прядильно-ткацкая и красильно-отделочная фабрики с сернокислотным заводом, принадлежавшие немцу Эдуарду Рабенеку [Рабенек Эдуард Артурович(1858 – 1937)]. Были еще две шелкоткацкие фабрики Зубкова и Дорфмана, шелкоотделочная Толкачева, суконная фабрика Синицына (ныне Фетровая), красильно-аппретурная фабрика Полякова (ныне «Техноткань»), литейный завод Матвейцева, мыловаренный завод Чистова и ряд кустарных предприятий: бондарных, обувных и других. /Кроме того, на периферии было расположено много мелких фабрик, принадлежащих разным ждановым, валдайским, линьковым. Они чуть ли не в каждом доме содержали ткацкие станки, на которых безжалостно эксплуатировались местные жители/.

В те дни Щелково называлось местечком. Левая сторона – Щелково за рекой – относилась к Гребневской волости, а вторая часть, расположенная по правую сторону реки, – к Осеевской волости Богородского уезда. Официально Щелково считалось местечком, и по этой причине в нем не было административных учреждений. И, тем не менее, здесь широко была развернута торговля продовольственными, промышленными и хозяйственными товарами. Купцы Кулаков, Пойменов и др. занимались оптовой торговлей /по всему району/. Было много чайных и пивных.

В воскресные и праздничные дни Щелково оживлялось. Сюда стекалось огромное количество народа. У каждого была своя нужда: купить обнову, сфотографироваться, отвести душу в чайной. В Щелкове на всю округу был один небольшой кинотеатр («Везувий»?), один зубной врач и один фотограф [П. З. Ефимов].

В годы первой мировой войны в Щелкове произошли некоторые изменения. Было организовано несколько лазаретов и на пожертвования верующих построена  церковь (Троицкая –освящена одним престолом в декабре 1916 г.).

 

Вспоминает Дикарева Екатерина Сергеевна, комсомолка 20-х годов, персональный пенсионер РСФСР.

В Щелкове торговец Смолцов имел самый большой каменный двухэтажный дом – внизу бакалея, наверху квартира. Вот этот дом и облюбовали большевики для Советской власти. Первый митинг был открыт с терраски лавочника. Народу было очень много с фабрик и заводов, из деревень, много молодежи, учащихся с Коммерческого училища привел на митинг Иван Панфилов.

Первыми ораторами были: тов. Пустов, тов. Чуркин, Куракин, Калинычев, Асонычев и др. С этого дня в этом доме обосновался ВИК (Волостной исполнительный комитет). Пришлось потеснить щелковских кулаков, отобрать у них дома, склады, товары Кулаковых, Дешиных, Потемкина, Белякова, Беспалова, Алмазовой, Чистовых, Пановых-Рубцо-вых, Галкина и др. В этих домах разместились первые советские организации: ЩОНО, ЩОП, Почта, Кутузка и др.

На фабрике была полная революция. Рабочие прогнали всех Рабенеков с фабрики, они подались в Финляндию. Только не успел сбежать хозяин фабрики Л. Рабенек, но рабочие не растерялись, отобрали у него ключи и вывезли его на тачке на берег Клязьмы. У него конфисковали белую дачу со всем имуществом. С тех пор она принадлежит дошкольной детворе Соболево-Щелковской фабрики. Старая фабрика была почти разрушена и заморожена оставшимися прихвостнями. Готовую продукцию частично переправили себе, а часть передали щелковским купцам.

Первым красным директором рабочие избрали большевика Ивана Павловича Антонова. С помощью большевиков, честной интеллигенции актива рабочих мастеровых заработала фабрика. Какая силища поднялась строить свою фабрику, свой новый мир, свою свободу!

В 1918 г. наша фабрика работала, хотя не с полной нагрузкой, не хватало топлива, сырья, оборудования. На фабрике была своя парторганизация, рабочий комитет, рабочий клуб, свой лабаз – лавка и свой первый детский сад и на Красной казарме Новой фабрики детские ясли и даже столовая для беспризорников. К концу года (1918) создан был Союз Молодежи. Нашей молодежи тех годов хватало работы: каждый день ездили за 9 километров на Болшевские карьеры за торфом, чтобы топить казармы и фабрику, восстанавливали оборудование, ремонтировали склады, чистили дороги. Первые женделегатки повязали красные косынки, а вожаки молодежи носили красные повязки: Ваня Бухтанов, Митя Маслов, Степа Матвеев, Вася Котов, Вася Демидов, Иван Большов, Ольга Лабанова, Ира Воронина, Князев Андрей, Лиза Буркова и многие другие.

…Голод давал себя знать, многие ездили за хлебом в одиночку. Были случаи, отбирали хлеб, забирали мешочников на трудовой фронт. Но в 1919 г. фабричный комитет и Московский Кустовой трест отправили бригаду во главе с моим отцом С. И. Дикаревым в Ташкент за хлебом для рабочих фабрики, в обмен на мануфактуру. Поездка была долгой, но удачной, много вагонов прибыло на фабрику с мукой, зерном, крупой, изюмом. В первую очередь продукты выдавались детям, детучреждениям, больнице, столовой. Потом прибыли еще вагоны с хлебом, и все рабочие получили большие пайки.

Вскоре по возвращении из командировки мой отец умер от тропической малярии (тифа). Брат ушел добровольцем, старшая сестра Варвара уехала учительствовать в Здехово.

…За комсомолом оставался важный участок «Ликбез». Около тысячи работниц обучались грамоте в кружках в школе, на казармах, в своих каморках, в клубе, в деревнях, в избах-читальнях.

Женделегатский корпус в 280 человек – целая красноголовая армия, - это фабричные женделегатки, а еще районные уездные – Смиренская Е. И., Маша Моисеева, Нюра Свинарская, Лидия Шеламова, М. Васильева, Е. Жукова – первые женделегатки, а ими руководила из Укома партии Марфа Егоровна Чумина.

Весь актив фабричный учился в кружках и школах на курсах политграмоты. Первыми пропагандистами на фабрике были Алексей Попов, П. Базанов, Шаламова Л. В., Н. Булкин, С. Соколов, Хроменков, Асонычев, Н. Беляков, С. Полетаев, М. Морогина, М. Жидов, А. Князев. Молодежными кружками заправляли мы: Иван Большов, Сергей Вахромычев, Е. Дикарева, Степан Матвеев, Леша Новожилов, Ольга Лобанова, Терентьев и другие.

К 1924 г. на фабрике комсомольская организация насчитывала более 600 человек и пионерская организация – 280 ребят. Первый пионерский лагерь был в деревне Ледово в большом кулацком доме и палатках. Там был фруктовый сад и огород. Ребята отдыхали там в две очереди. Первыми вожатыми там были Вера Моисеева, Клавдия и Ольга Дикаревы, Вера Мозжухина, Нюра Медведевская, Женя Чугунов, Ваня Антонов, Коля Большов и др.

За год пионерская организация выросла вдвое. Далеко несутся звонкие детские голоса «Взвейтесь кострами», «Картош-ка», «Вихри враждебные».

В траурные Ленинские дни (В. И. Ленин скончался 21.01 1924.) соболевская организация принимала активное участие в похоронах Владимира Ильича. В большой январский мороз рано утром со станции Щелково отправился специальный траурный поезд с делегатами Щелковского района. Масса венков, тихое пение «Замучен тяжелой неволей», опечаленные лица и горячие слезы лучших из лучших людей, которых выбрали рабочие и крестьяне, проводить  дорогого Ильича в последний путь. В создании каждого из нас: «Ленин жив, Ленин с нами, Ленин в веках».

В Амереве, Потапове, Хотове, Медвежьих Озерах, Ледове, Жегалове, Хомутове работали с беднотой, организовывали избы-читальни, создавали комсомольские ячейки, выезжали с художественной самодеятельностью. А на фабрике была пропагандистом в молодежном коллективе. В год принятия меня в члены партии я получила новое назначение – стала райсельпарторгом по коллективизации. Меня и Машу Лаптеву наградили за эту работу. В 1930 г. рабочие Соболевки выдвинули и выбрали меня в Губотдел текстильщиков членом президиума...

 

Макаров Г. (с. Анискино) Это было в 1923 г.

История возникновения славного отряда Союза Рабочей Молодежи, предшественника будущего Комсомола, и первой ячейки Российского Коммунистического Союза Молодежи (РКСМ) при современной Государственной Социалистической фабрике в городе Щелково, именуемой «Техноткань» – неотделимая страница общей летописи боевого пути, нелегко пройденного Пролетарской Молодежью бывшего древнего местечка Щелково.

В 1918 г. и на фабрике Рабенека и возникло первое ядро революционно настроенной молодежи, во главе со смелыми отвагой юного возраста парнями с врожденными большими массово-организаторскими способностями истинных вожаков масс.

От Ткацко-прядильной: Андрей Захарычев.

От старой Ситценабивной Отделочной фабрики: Иван Бухтанов. В последующие годы Иван Бухтанов долгое время был секретарем Волостного Комитета Комсомола,

Андрей Захарычев – представителем в губернском отделе профсоюза текстильщиков по трудовым вопросам молодежи предприятий Щелкова.

И.Н. Бухтанов и А. Захарычев представляли дела молодежи и его авангарда – комсомола Щелкова на многих Уездных и Губернских конференциях.

В 1920 г. Иван Бухтанов был удостоен мандата делегата на 3-й Съезд РКСМ, где ему довелось близко видеть В.И. Ленина и слушать его знаменитую программную речь «О задачах союзов молодежи».

Ячейка комсомола Соболево-Щёлковской фабрики. Фото 1922 г., архив ЩИКМ. В центре - секретарь партбюро фабрики М.С. Хроменков, секретарь бюро комсомола Н.В. Басов и члены бюро - С.А. Матвеев и И.П. Кузнецов. Надпись на транспаранте: "Призываем рабочую молодёжь объединить свои силы и стойко бороться против наступающего капитала.

Иван Никитович Бухтанов (слева) и Николай Митрофанович Асонычев. Фото 1925 г. Арх. ЩИКМ.

Вспоминает один из первых комсомольцев Матвеев Степан Александрович (Щелково, Хлопчатобумажный комбинат). Боевые традиции комсомола ("Коммунист". 28 октября 1958 г.):

Комсомольские организации в нашем районе стали зарождаться после первого съезда комсомола, проходившего 29 октября 1918 г. в Москве. На Соболево-Щелковской фабрике, где я тогда работал, комсомольская ячейка была организована в январе 1920 г. Первоначально в нее вступило немногим более 30-ти юношей и девушек. Первым председателем ячейки был избран И. Бухтанов, а секретарем – А. Захарычев. Затем, по поручению Щелковского райкома партии, т.т. Бухтановым и Захарычевым были проведены молодежные собрания и организованы комсомольские ячейки на фабриках «Техноткань», Фетровой, Монинской, Городищенской, Фряновской, Краснознаменской.

В марте 1920 г. состоялась первая районная конференция членов РКСМ. На ней был избран состав пленума райкома.

 

И.Н. Бухтанов выступает на митинге рабочих ф-ки имени Свердлова. Фото 1920 г. Арх. ЩИКМ.

Бюро райкома было избрано в составе И. Бухтанова, А. Фотьевой, А. Захарычева, С. Матвеева, В. Куракина и К. Морозова. На второй районной конференции, состоявшейся в сентябре, были избраны делегаты на губернскую конференцию комсомола, на которой тов. Бухтанов в числе других товарищей был избран делегатом на III съезд РКСМ, состоявшийся в 1920 г. На съезде с гостевыми билетами были и другие комсомольцы из нашего района. Участникам съезда посчастливилось услышать историческое выступление В.И. Ленина.

Особенно большое внимание было обращено на создание комсомольских организаций на фабриках и на  селе. Уже к концу 1920 года были созданы комсомольские организации в Назимихе, Трубине, Хотове, Амереве, Осееве и некоторых других деревнях.

Ячейка ВЛКСМ дер. Хотово. 27июля 1928 г. На фото: секретарь комсомольской ячейки Буцков Николай Янович, Собачкин Павел Иванович, Двойников Николай (погиб); Машков Герасим Николаевич, Коновалова Вера Александровна, Коновалова Дуся, Киселева Лидия Ивановна, Морозов Сергей Николаевич, Ферапонтова Варвара Игнатьевна, Ферапонтова Вера, Капустина Поля. Архив ЩИКМ

Росли численно комсомольские организации на предприятиях. На Хлопчатобумажном комбинате к декабрю 1920 г. насчитывалось уже около 100 комсомольцев. Это была самая крупная организация района. Всего же в районе к тому времени было свыше трехсот членов РКСМ.

Рабочая молодежь тех лет в своем большинстве имела трех-четырехлетнее образование. Юноши и девушки шли учиться на рабфаки, чтобы подготовить себя к поступлению в вузы. Пошел учиться тогда на рабфак и И. Бухтанов. Вместо него секретарем райкома был избран А. Захарычев.

Сельские комсомольцы в двадцатых годах выступали организаторами товариществ по совместной обработке земли, они разъясняли декреты Советской власти, вели борьбу против кулаков и подкулачников. В некоторых деревнях комсомольцы избирались в сельские советы. На эту работу комсомол посылал лучших своих представителей.

Так в дер. Большие Жеребцы представителем сельсовета был избран комсомолец Г. Чуланов, в дер. Жегалово – комсомолец В. Киселев.

Многие комсомольцы работали в фабрично-заводских комитетах. На фабрике им. Свердлова в течение нескольких лет работал в фабкоме Леша Сугробов, на Хлопчатобумажном комбинате – А. Терентьев, на фабрике «Техноткань» - К. Морозов. 

 

Вспоминает Блинова А., член ВЛКСМ С 1921 г.  Комсомольцы в борьбе с разрухой. К 40-летию ВЛКСМ (газета "Коммунист". 3 августа 1958 г.).

Из моей памяти никогда не сотрется день, когда в рабочей казарме Хлопчатобумажного комбината проходило собрание рабочей молодежи. Собрание было многолюдным и бурным. Это было в марте 1921 года.

Выступивший на собрании оратор рассказал собравшимся о героической борьбе, которую вели трудящиеся нашей страны за свое освобождение от капиталистического рабства. Он говорил о завоеваниях Великой октябрьской социалистической революции. Особенно взволновали молодежь его слова о том, что борьба с врагом еще не окончена, и что озверелые белогвардейцы с помощью иностранных капиталистов решили задушить молодую Советскую республику, развязав гражданскую войну. Оратор призывал молодежь к борьбе с разрухой, к сплочению вокруг большевистской партии, к вступлению в ряды комсомола.

После доклада поднялся невообразимый шум. С большим трудом удалось установить тишину. Затем стали выступать молодые рабочие. Каждое выступление было патриотическим. Молодежь давала клятву, что она грудью встанет на защиту родной советской власти. Здесь же на собрании была проведена запись в ряды Коммунистического Союза Молодежи. В числе других записалась в комсомол и я.

…В те годы в стране был голод и разруха. Фабрики нашего комбината работали не полностью. Недоставало сырья. Из-за отсутствия запасных частей большая часть оборудования вышла из строя. Надо было восстанавливать разрушенное. Вот за это и взялись тогда комсомольцы. Они поднимали силы молодежи на борьбу с разрухой. Вместе с рабочими комбината комсомольцы заготавливали топливо…»

 

О строительстве  ветки в Монино членами СРМ делится воспоминаниями К.А.Филаретов:

«Особенно молодежь хорошо работала на строительстве ж/д ветки. Мы все читали книгу Островского «Как закалялась сталь», как строили ветку, чтобы спасти людей, живущих в Харькове, от холода. Вот такое же положение сложилось и у нас. Только работали мы в более в лучших климатических условиях: весной и летом. В тяжелые дни 1918–1919 гг., чтобы обеспечить Москву топливом, было решение провести, т. е. продолжить ж/д ветку от Щелкова вглубь леса. Многие пассажиры, едущие в электричке Москва – Монино, проезжая ст. Щелково, обозревая обширную территорию Химического завода, красивые благоустроенные дома и др. постройки, никогда не задумываются и не представляют, что в 1917 – 1921 г.г. лес начинался от Амеревских ворот и продолжался почти до Богородска (ныне Ногинск).

И вот по заданию В.И. Ленина, т.т. Багиров, Икан М.А. организуют строительство ветки. И вот в леса потянулась ж/д ветка. Строители ее – прикрепленные воинские части, поскольку в топливе была заинтересована наша фабрика, принимали участие и фабричная молодежь.

Не было тогда ни специальных и современных бульдозеров, автомашин, тракторов. Была лопата, мотыга, тачки, носилки для подноса земли. Но с каждым днем все дальше и дальше уходила ж/д ветка вглубь леса, а уже к зиме проложили путь на 12–15 километров вглубь леса. И заодно проводили заготовку, пилку дров на зиму. Приходилось нашим девчатам и ребятам с эшелоном – в ж/д вагонах выезжать за дровами зимой, в снег, метель, мороз. Уезжали утром, а приезжали – темно. Длинные, 2-х – 3-х метровые поленья нужно было подтаскивать к вагонам, поднять и погрузить. Это был очень тяжелый труд. Работают не только парни, а большинство девчат. Устанут, намучаются, как правило, голодные, – хорошо, если дадут по 100 грамм хлеба. Вечером вагоны придут на фабрику, надо выгружать. Не только возражать (роптали), а наоборот, – едут и поют песни… Не было в них ни корысти, ни жадности, наклонностей к наживе, иметь больше, чем у других. Каждый был доволен, свои личные интересы подчинял общественным. Даже если выделят чай, хлеб 100 гр., так они скажут спасибо, а другой раз ничего нет – ну и ладно».

 

Воспоминания А.Блиновой (о субботниках):

Особенно дружно молодежь ходила на субботники. Проводились они не только в цехах, но и по восстановлению школ, по оборудованию фабричного клуба. В клубе комсомольцы все делали своими руками. Дела хватало на всех. Одни строили сцену, другие шили занавес, третьи производи-ли уборку помещения от грязи и мусора.

В 1922 г. для нас, молодых рабочих, были организованы школы фабрично-заводского ученичества. В школу ФЗУ на Хлопчатобумажном комбинате в числе других девушек была принята и я. Здесь молодежь получала различные квалификации: прядильщиков, ткачей, отделочников. После окончания школы многие из нас через короткое время становились высококвалифицированными рабочими. Немало рабочей молодежи после окончания ФЗУ продолжало учебу на рабфаках, в вузах. Трудности не пугали нас, мы смело шли на их преодоление. Не было хлеба, не было одежды, но молодежь не унывала, она не только трудилась на производстве, но и организовала свой досуг. В клубе были созданы драматический, хоровой, хореографический кружки. В них участвовали сотни юношей и девушек. Особенно большой интерес проявляла молодежь к спорту.

На культурные мероприятия в двадцатых годах государство не имело возможности выделять какие-либо средства, и все это делалось в порядке самодеятельности. Молодежь своими руками построила стадион. Рабочая молодежь вечерами любила собираться в клубе. Здесь мы пели песни, устраивали массовые игры. Песни воодушевляли нас, сплачивали и звали вперед.

Пели мы тогда песни первых дней революции: «Наш паровоз» [«Наш паровоз» – песня, написанная комсомольцами Киевских главных железнодорожных мастерских и впервые исполненная в ноябре 1922 г. в Киеве.], «Мы – кузнецы» [«Мы – кузнецы» – песня, написанная  поэтом Филиппом Степановичем Шкулевым (1868 – 1930) в 1905 – 1906 гг.], «Смело, товарищи, в ногу» [«Смело, товарищи, в ногу» – песня на слова поэта, изобретателя, революционера Леонида Петровича Радина (1860 – 1900), написанная в 1896 г. в Таганской тюрьме.] и другие.

С. Вахромычев - секретарь комитета комсомола в 1924 г.

Под руководством партийной организации из среды наших комсомольцев выросло немало хороших организаторов молодежи. Среди них Иван Бухтанов, Николай Авдеев, Иван Кузнецов, Сергей Вахромычев, Сергей Анохин и многие другие. Комсомольцы двадцатых годов помнят, как в нашей стране была объявлена «культурная революция». Комсомольцы проводили тогда культурные походы, они думали тогда не только о том, чтобы самим учиться, но также являлись организаторами ликбеза среди рабочих.

Они выступали против всего пошлого, мещанского, что осталось в наследство от капитализма. Комсомольцы вели в те годы беспощадную борьбу с хулиганством, пьянством.

Я вспоминаю это в наши дни потому, что сейчас отдельные комсомольцы плохо ведут себя. Среди юношей и девушек есть такие, которые воображают, будто после окончания десятилетки и получения аттестата зрелости они не нуждаются в воспитании. И вот нередко такие «недоросли» становятся на неправильный путь, превращаются в «стиляг» [Стиляги  – молодежная субкультура, получившая распространение в крупных городах СССР в кон. 1940 – нач. 1960 гг.], хулиганов, людей с дурными вкусами. Надо, чтобы комсомольские организации в своей работе применяли лучшие традиции комсомольцев двадцатых годов, вели решительную борьбу с проявлениями мелкобуржуазных привычек.

 

Комсомольская ячейка РКСМ, Щёлково, 1928 г. ЩИКМ. Лежат слева направо: Федотова Л., Шагаева А., Фуфаев П., Кольцов П., Жаров В. Первый ряд (сидят, слева направо): Тимофеева Т., Кирсанова К., Петрухин А., Веневцев С., Симакова Н., Коновалов В., Цветкова М., Шитикова В., секретарь ячейки Анохин С. И., Бушуев Н., Попов И., Ребров И. Второй ряд: Фотеева А., Гуренкова М., Максимова П., Забродина А., Михеев П., Внукова А., Царев В., Мишнев Г., Черемушкина А., Козлов В., Корытова Р., Кичигин С., Попов А.

Вспоминает Владимиров Н.П. (Щелково), член партии с 1919 года, участник Гражданской войны, с 1917 г. первый председатель правления ССМ. Комсомол заслужил по праву всенародную честь и славу. Из прошлого (газета "Коммунист". № 214. 29 октября 1958 г.):

 В день сорокалетия комсомола, мы, люди старшего поколения, вспоминаем героический путь, который прошел комсомол под руководством Коммунис-тической партии.

С первых дней Февральской революции в Щелкове широкую политическую работу среди молодежи развернули большевики, в том числе т.т. Пустов, Панфилов, Пелевин, Кудрявцев и др.

Помню, как-то к нам на Соболево-Щелковскую фабрику пришел представитель районного комитета партии тов. Панфилов. Собрав наиболее активную молодежь, он рассказал об организации Союза молодежи. Во время этой беседы мы договорились провести широкое собрание молодежи. Это собрание и положило начало созданию Союза молодежи в Щелкове. На собрании было избрано правление Союза молодежи. В него вошли т.т. Беглецова, Соловьев, Князев и другие. Я был избран председателем правления Союза молодежи, а тов. Князев – секретарем.

Центром нашей работы являлся клуб Общества трезвости, который позднее был переименован в Социалистический клуб (находился на месте нынешнего здания Администрации). Любили мы собираться здесь. Пели революционные песни: «Варшавянку» [«Варшавянка» – польская и русская революционная песня, получившая широкое распространение во время революции 1905 г. Русский вариант был создан ученым-энергетиком, экономистом, революционером Глебом Максимилиановичем Кржижановским (1872–1959) во время его пребывания в Бутырской тюрьме (1897 г.).], «Смело мы в бой пойдем за власть Советов» [«Смело мы в бой пойдем» – популярная русская песня времен Первой мировой и Гражданской войн.] и другие

Через некоторое время (в 1918г.?) в Москве был созван губернский съезд Союзов молодежи. От нас на этот съезд были избраны делегатами В. Назаров, А. Князев, И. Забродин, В. Роганов. Союз молодежи рос с каждым месяцем. Члены его активно участвовали во всей политической жизни района. К ним на собрания постоянно приходили большевики, т.т. Пустов, Панфилов, Филатов, Калинычев и др. Они давали нам определенные задания.

Члены Союза выезжали вместе с членами партии на работу по конфискации имущества у капиталистов и помещиков, участвовали в сборе контрибуции. [платежи или денежный взнос, налагаемые победителем на побежденного.] с торговцев и кулаков.

Время тогда было тревожное. Стремясь задушить молодую республику Советов, империалисты во главе с правящими кругами Англии, США, Франции организовали военный поход против нашей страны. Внутренняя контррево-люция развязала гражданскую войну. Еще накануне Октябрьской революции на нашей фабрике был создан вооруженный рабочий отряд, в составе которого было много молодежи.

В 1918 г. многие члены Союза молодежи добровольно пошли в отряды Красной гвардии и вместе со всем трудовым народом грудью встали на защиту нашей Родины. В отряды Красной гвардии вступили А. Дорофеев, В. Назаров, Ф. Хапудин, В. Роганов, И. Забродин, Усачев, К.Шишкин, Волчков, Морозов, Орешкин, Симагин, Петухов, Пантюхов, Соловьев, М.Субботин и другие. В эти годы ушел на фронт и я.

Некоторые из молодых героев не вернулись домой с фронтов гражданской войны. Отдали свои жизни делу победы революции А. Дорофеев, В. Назаров, В. Роганов и некоторые другие.

В 1921 г. я, как и многие другие воины, после окончания гражданской войны вернулся домой членом великой Коммунистической партии. В эти годы в Щелкове уже работала созданная на основе Союза молодежи комсомольская организация. Ее возглавлял тогда И. Бухтанов…..

 

Вспоминает Сухарев Д. (п. Свердловский), 1958 г., член КПСС.[конец 1919 – 1923 г.] Боевой союз рабочей молодежи ("Коммунист". 21 сентября 1958 г.). 

Мне, как и некоторым другим комсомольцам старшего поколения, выпало счастье быть в числе тех, кто создавал боевой союз рабочей молодежи. Трудное это было время. Работал я тогда на фабрике Четверикова /ныне фабрика им. Свердлова/.

На нашей фабрике до Великой Октябрьской социалистической революции было засилье меньшевиков и эсеров, которые стремились отвлечь молодежь от участия в революционном движении и взять ее под свое влияние. С этой целью они создавали для молодежи в хозяйской чайной кружки художественной самодеятельности.

Но после февральской революции на фабрику стали прибывать большевики, солдаты с фронта. Помню, в числе прибывших были два брата Кученковых, Н. И., И.К. Маленков. Н.И. Костров, В. Фотиев. Рабочая молодежь сразу же стала группироваться вокруг них.

Молодой солдат большевик Н. Кучин явился тогда инициатором создания кружков художественной самодеятельности для рабочей молодежи. Среди кружковцев он проводил и политические беседы.

Весной 1920 г. на нашу фабрику приехали представители уже к тому времени организованного Волкома комсомола, И. Бухтанов и В. Захарычев. Молодежь собралась в клубе /в здании бывшей чайной/. Перед собравшимися выступил тов. Бухтанов. Он рассказал о коммунистическом союзе молодежи. После его доклада была проведена запись желающих вступить в члены комсомола или в ряды сочувствующих им. На этом же собрании избрали руководящий орган – бюро, в состав которого вошли А. Фотиева, М. Храпкова, М. Галкин, Алексеев, пятого не помню.

Вся деятельность бюро с первых дней организации комсомола была сосредоточена в клубе. Да это и понятно. Молодежь вечерами шла в клуб заниматься в кружках, поразвлечься. С ними и проводили воспитательную работу комсомольцы. За счет этой молодежи комсомольская организация и пополняла свои ряды.

Сам я вступил в комсомол в 1921 году, а до этого считался сочувствующим. В этом году меня избрали в состав комсомольского бюро, где мне было поручено возглавлять экономическо-правовой сектор. Секретарем комсомольского бюро был избран А. Волков.

Демонстрация в Городищах - Свердловском. 1920-е гг.

Роль комсомола в общественно-политической и производственной жизни фабрики росла с каждым днем. Комсомольцы следили за условиями работы молодежи на предприятии, за соблюдением хозяйственными руководителями законов о труде. Они контролировали также прием подростков на работу. Но самое основное, что входило в задачу комсомольской организации, - обучение молодых рабочих определенной квалификации.

В первые годы школ фабрично-заводского ученичества на фабриках не было, поэтому обучение проводилось индивидуальное. В первые годы революции комсомол возглавил поход на ликвидацию неграмотности среди населения. Мы становились боевыми помощниками Коммунистической партии в культурно-просветительской работе. Молодежи наших дней трудно представить то время, которое пришлось пережить поколению молодежи двадцатых годов, на чью долю выпали гражданская война, разруха и голод.

В 1920 г. наша фабрика стояла из-за отсутствия топлива и сырья. Семьи рабочих жили в холодных квартирах. И вот нас, комсомольцев, и других 15 – 16-летних подростков большевики призвали вместе со старыми рабочими заготавливать дрова. Комсомольцы, все как один, откликнулись на этот призыв. Полураздетые и плохо обутые, в мороз и стужу, мы шли пилить дрова, а затем перевозили их на фабрику.

Не могу не рассказать еще об одном случае, подтверждающем патриотизм комсомольцев. Осенью 1921 г. к нам на фабрику приехал представитель Волкома комсомола С. Матвеев. Он предложил собрать комсомольцев и на этом собрании объявил о мобилизации комсомольцев на работу по восстановлению Донбасса. Ехать на восстановительные работы в шахты изъявили желание почти все комсомольцы. И вот в один из субботних дней комсомольский отряд, собранный в дорогу, строем, с красным флагом и песнями направился на сборный пункт в Щелково, в клуб им. Карла Либкнехта. Любимая песня была тогда у нас такая:

Наш паровоз летит вперед,

В коммуне остановка

Иного нет у нас пути,

В руках у нас винтовка.

Когда мы пришли на сборный пункт, то там собрались комсомольцы всей волости. Перед проводами выступили представители Волкома комсомола. Они рассказали о трудностях, которые ожидают нас. Настроение у всех было бодрое. Но вот, в конце митинга, на трибуну вышел последний оратор. Он сообщил, что эта мобилизация была пробной. Все мы были очень разочарованы этим сообщением.

В те годы комсомол взял шефство над военно-морским и военно-воздушным флотом. Вот в одну из таких мобилиза-ций в 1923 г. вместе с другими был мобилизован и я. Окончив Военно-воздушное техническое училище, я получил звание красного командира. Здесь я вступил в ряды Коммунистической партии…….

 

Вспоминает Макаров Г. (с. Анискино), 1958 г. ,член КПСС.[ август 1923 г.] Это было в 1923 году. К 40-летию Ленинского Комсомола (Коммунист. 27 августа 1958 г.). Архив ЩИКМ

Как-то в один из августовских дней 1923 года по селу Анискино разнеслась весть о том, что в село приехали представители из волкома комсомола. Было назначено собрание. На него пришли юноши и девушки, участники художественной самодеятельности, члены спортивных секций. Для руководства собранием избрали председателя, секретаря. На повестке дня стоял вопрос об организации комсомольской ячейки в Анискине. Участники собрания заслушали доклад одного из активнейших комсомольцев волости Степана Матвеева о роли и задачах комсомола. После собрания была объявлена запись желающих вступить в комсомол. Помню, на этом собрании записалось в комсомол 67 человек.

Через несколько дней вновь состоялось комсомольское собрание. На него уже приехал секретарь волкома комсомола Федор Басов. Он рассказал нам о том, что надо делать на первых порах комсомольцам. До этого молодежь нашего села принимала главным образом участие в культурно-прос-ветительской работе. Но после того как была организована комсомольская ячейка, она стала вникать и в политическую жизнь села. Тем более что партийной организации в селе не было. Комсомольцы работали с большим задором и огоньком. Им хотелось сделать как можно больше.

Например, по инициативе ячейки было организовано мелиоративное товарищество. В это товарищество записались почти все крестьяне. По мелиорации лугов предстояло выполнить много работ. Вот мы и предложили крестьянам приобрести трактор. Долго агитировали их купить трактор. Сначала жители противились, но потом согласились. В январе 1924 г. в нашем селе появился трактор «Фордзон» [ марка  тракторов, заводов Г. Форда в США в 1917–1928 гг.].

  Ну и перестрадали мы однажды, при первом же выезде в поле, когда заглох у трактора мотор. Завести его долго не удавалось. И нам только при помощи лошадей удалось водворить его обратно в сарай. Хорошо помню и такой случай. В один из религиозных праздников, когда около церкви [Церковь Рождества Пресвятой Богородицы в с. Анискино.] собралось много народу, загудел трактор и тронулся в поле. К нему было прикреплено древко с красным флагом, который развевался на ветру. Жителей, пришедших из соседних деревень, очень заинтересовала эта машина. И вот они один за другим стали от церкви пробираться в поле, к трактору.

Трактор шел по прямой. Лемеха вгрызались в землю, и пласты ложились ровными рядами. Идущие сзади трактора люди ковыряли земли  носками начищенных сапог, щупали пальцами, палками пробовали глубину вспашки и приговаривали: «Вот это штука, вот ведь придумали».

Как-то прослышали комсомольцы, что в некоторых деревнях приобретены киноустановки. Решили приобрести и мы. Но для этого нужны были деньги. Мы обратились за помощью в волком комсомола. При помощи коммунистов И. И. Калинычева и Н. М. Асонычева нам выдали денег через Щелковское общество потребителей, и мы приобрели киноустановку. Когда демонстрировалась первая кинокартина, то ее посмотреть пришла, чуть ли не вся деревня.

Комсомольцы тогда были также инициаторами коллективных просмотров спектаклей в Москве. Ездили на них почти каждое воскресенье. Много и трудилась молодежь. Ремонтировали дороги, мосты, колодцы, школу и другие общественные здания.

В 1928 г. комсомольцы решили открыть свой клуб. Было в Анискине помещение бывшего волостного управления. Оно находилось в полуразрушенном состоянии. Молодежь стала искать все необходимое для ремонта его. Принесли некоторый материал из дому. И так, за короткий срок комсомольцы построили клуб.

С тех пор большие перемены произошли в нашем родном селении Анискино. Теперь здесь расположена центральная усадьба сельхозартели «Рассвет». В 1923 г. мы радовались появлению небольшого колесного трактора. Теперь же колхоз приобрел мощные тракторы ДТ-54, комбайны и много других машин.

 В нем теперь имеется прекрасное здание клуба с хорошо оборудованным зрительным залом. Библиотека с книжным фондом в 13 тысяч томов. В ней берут книги около 500 читателей. Вместо существовавшей четырехклассной школы, где обучалось до 100 детей, вот уже несколько лет работает средняя школа, в которой обучаются 600 человек.

Село расширилось против дореволюционного почти вдвое, оно хорошо благоустроено и связано с районным центром прекрасным асфальтированным шоссе. Передовая молодежь с. Анискино объединена в комсомольскую организацию. Комсомольцы трудятся в полеводческих бригадах и животноводческих фермах.

 

Вспоминает  Князев  Андр. Яковл. 15 / XII-66 г.

До Октябрьской революции рабочие на фабрике Л. Рабенека (в Щелкове) проживали в казармах очень скученно. В комнате, размером 9 – 10 метров проживало по две семьи, а особенно это было плохо в казарме № 2, где существовали семейные каморки, в которых проживало до 5 – 6 семей. Над рабочими жилищами не было санитарного надзора. Они были огорожены сплошным забором и вход на территорию был только через ворота, которые рано закрывались.

В погоне за прибылями фабрикант Рабенек широко использовал в своем производстве и детский труд. При фабрике хотя и была школа 5-летка, но основная масса детей все же оставалась малограмотной, потому, что окончив 2-й или 3-й класс, они вынуждены были идти работать на фабрику. Плохое материальное положение многих родителей вынуждало их обращаться к директору с просьбой - принять дочь или сына на производство. А директор принимал на работу только тех из них, у которых родители работали на фабрике и брались сами обучать своих детей.

Поэтому довольно незначительная часть детей рабочих могла обучаться в четвертом или пятом классе школы. Но и тех, кому удавалось получить такое образование, фабрикант оставлял для работы в конторах своей фабрики учениками, как резерв служащих.

На фабрике не было культурных очагов для молодежи. Она иногда устраивала вечеринки и то только с разрешения директора фабрики под надзором городовых, проживавших на фабрике.

Совершенно в других условиях были служащие фабрики. Они проживали в отдельных благоустроенных домах. Фабрикант принимал все меры к разобщению рабочих и служащих фабрики.

В 1911 г. был выстроен клуб, но он был малодоступен для рабочих, которые ограничивались только посещением кино. Других увеселительных мероприятий проводилось в нем для рабочих мало. Вечера устраивались только для служащих, - рабочих не допускали.

Строго относился директор фабрики к тем служащим, которые имели связи с рабочими. Мне припоминается такой факт: старшóй ткацкого отдела (поммастера) Н. Е. Молчанов окрестил ребенка  у одного из рабочих. Тогда директор фабрики Мешков Сергей Андреевич имел с ним «крупный» разговор. Или такой пример: узнав, что ученик конторщика Сергей Майоров стал посещать духовой оркестр при клубе, директор вызвал его к себе и запретил это, считая посещение оркестра неприличным для служащих. Подобных фактов было много.

Фабричная молодежь расправила крылья только после февраля 1917 г. Это особенно ярко проявилось перед Октябрьской революцией, когда партийная организация фабрики стала готовить молодежь к предстоящим боям с белогвардейцами в составе отряда Красной гвардии.

В то время еще никакой организации союза молодежи на фабрике Рабенека не было (?). Но молодежь шла за большевиками, она подготовила себя к боям и вместе со взрослыми рабочими принимала активное участие в борьбе за Советскую власть, в боях с кадетами, засевшими в Кремле.

В составе отряда Красной гвардии были тт. Дорофеев А. И., Забродин И. Д., Усачев Н. М., Хапудин Ф. П., Орешкин А. В., Симагин В. Ф., Волчков М. А., Субботин Михаил и др.

Молодежь объединяется… После октябрьской революции на фабрику стала возвращаться молодежь с фронта. Возмужавшие, закаленные в боях, наши парни проявляли активность во всех проводимых фабричным комитетом мероприятиях. Партия большевиков окрылила их, победа социалистической революции воодушевила молодежь на новые захватывающие дела по строительству Советской власти. Наиболее передовой части молодежи доверялись ответственные участки работы. Так, Николай Петрович Владимиров, будучи избран в состав фабричного комитета Новой фабрики, был комиссаром продовольствия. Мне была доверена вся переписка комитета, и, кроме того, было поручено подготовить двух переписчиков на пишущей машинке. Для этого выделили Симакина Василия Федоровича> и Птицину Александру. Один из них потом был секретарь-машинист в заводском комитете профсоюза.

Готовя силы и резервы к вооруженной борьбе за власть советов, … партия на своем шестом съезде 26 августа 1917 г. специально обсудила вопрос о союзах молодежи. Съезд отметил огромное значение рабочей молодежи в революционном движении и обязал все партийные организации оказывать содействие в деле создания организаций рабочей молодежи, а также руководство ими. Предложено было защищать интересы молодежи. Партийная организация Щелкова, выполняя решение Центрального комитета партии, приступила к организации союзов молодежи, и, в первую очередь, на фабриках.

 На этот участок работы были выделены молодые коммунисты. Среди них и товарищ Панфилов, – учащийся Щелковского коммерческого училища.

Первое организационное собрание молодежи в Щелкове состоялось на Новой фабрике в конце декабря 1917 г. Этому  предшествовала большая и трудная подготовительная работа. Даже несложные вопросы поначалу ставили нас в тупик. Если сейчас есть Устав ВЛКСМ, в котором ясно определен состав, то тогда мы не знали, кого надо причислять к молодежи и что сделать, чтобы больше ее привлечь на собрание. Задумались даже над тем, как быть с 19 – 20 летними, которые уже имели семьи. Советы и указания по этим и другим вопросам нам давал большевик т. Панфилов.

Необходимо отметить, что коллектив рабочих Старой фабрики держал себя в тот период обособленно от коллек-тива рабочих Новой фабрики. Там было большое влияние эсеров, которые проводили свою работу в своих интересах. На Старой фабрике был организован свой клуб в одном из цехов Старой фабрики и все мероприятия проводили отдельно. А на Новой фабрике уже существовала партийная ячейка большевиков. Она была хотя и малочисленна, но коллектив шел за ней.

Чтобы привлечь молодежь на собрание составили струнный оркестр, развесили объявления в местах, где больше всего скапливалась молодежь. Людей на собрание пришло много. Тов. Панфилов должен был сделать доклад о задачах молодежи.

Председателем собрания избрали тов. Владимирова Николая Петровича, а секретарем  – меня (Князев Андр.).

С большим интересом молодежь слушала доклад, однако закончить его не удалось. Помешали этому меньшевики Веретенкин и Лисовский, – члены фабкома, которые были не заинтересованы в том, чтобы молодежь была под влиянием большевиков. Веретенкин Иван Дмитриевич и Лисовский спровоцировали председателя фабкома тов. Ермолаева Дмитрия  Ермолаевича на разгон собрания. Несмотря на попытку доказать им, что мы имеем право проводить собрание и что доклад делает тов. Панфилов, – представитель от Волкома партии большевиков, все же нам было предложено удалиться из читальни.

Было решено продолжить собрание в Щелковском клубе общества трезвости, на площадке которого молодежь готовила себя к боям за власть Советов перед Октябрем.

В клубе, где предстояло продолжать собрание, было темно и холодно. К тому же молодежи пришло сюда значительно меньше. Так как в кинотеатре «Везувий» состоялись танцы, то многие ушли туда. Но собравшиеся не растерялись. Где-то достали свечи и при их свете продолжали собрание.

По предложению т. Панфилова было избрано правление Союза Молодежи в составе тт. Владимирова Никол. Петр. (председатель), Князева Андр. Яковл. (секретарь), Соловьева Ивана Игнатьевича, Майорова Сергея Герасимовича, Дорофеева Александра Ивановича, Габец Влад. Романовича и других.

Владимирову Н. П. было поручено выработать устав организации. В нем надо было изложить правила внутренней жизни организации и ее практической деятельности. В подготовке устава нам оказал большую помощь большевик т. Панфилов, который предложил взять за основу Устав существовавших Союзов рабочей молодежи в Москве. На очередное собрание был предоставлен на утверждение проект первого устава Союза молодежи, но собрание прошло в больших и горячих спорах.Надо заметить, что в первые дни организации Союза кроме рабочей молодежи фабрики Рабенека, в него вошло много учащихся Коммерческого училища, в котором учились сынки местных торговцев и кустарей. Они-то и явились выразителями антиреволюционного направления. Сначала они пытались захватить руководство в Союзе, когда избиралось его правление, но этого сделать им не удалось. Тогда при утверждении Устава ученики решили внести свои поправки.

Бурно спорили о том, как назвать Союз молодежи и под руководством кого он должен работать. В проекте Устава предлагалось назвать этот Союз – «Союз Социалистической молодежи». Против этого усиленно протестовали наши противники. Они предлагали назвать просто – «Союз Щелковской молодежи», мотивируя это тем, что членами Союза состоит  не только молодежь из числа рабочих фабрики, но и другая молодежь (они имели в виду себя). Поэтому и настаивали вычеркнуть слово «Рабочий». Затем они начали опротестовывать слово «Социалистической», пытаясь доказать, что эти слова для них непонятны.

Присутствовавшие на собрании большевики, т. Панфилов, Кудрявцева и др. пытались разъяснить значение этих слов, но наши противники не соглашались с этим. В этом споре победу одержала молодежь Новой фабрики. Союз был назван так, как предлагалось в проекте устава: «Союз Социалистической рабочей молодежи».

Особенно горячий спор разгорелся по пункту, в котором говорилось о том, под руководством кого должен работать Союз молодежи. В проекте Устава было сказано так, что Союз молодежи должен работать под руководством партии большевиков. Такую формулировку и отстаивала молодежь фабрики. Но ученики Коммерческого училища настойчиво отвергали всякое руководство Союзом со стороны большевиков. Они добивались автономии Союза, доказывая, что Союз молодежи должен вести только культурно-просветительскую работу и никакой политикой не заниматься. Они говорили, что молодежь в разрешении всех вопросов должна быть автономной, и что постороннего руководства для молодежи не требуется.

 Но молодежь фабрики Рабенека доказывали о необходимости отстаивать пункт о руководстве партии большевиков Союзом молодежи. Они считали, что только под руководством большевиков, только вместе с ними можно вести борьбу с буржуазией за власть рабочих и крестьян. И в этом принципиальном споре верх одержала молодежь Новой фабрики. После этого наши противники ушли с собрания и никогда не появлялись.

 

Центром работы организованного Союза молодежи стал клуб общества трезвости. Его отремонтировали и назвали «Социалистическим клубом» (на месте этого дома теперь возведено административное здание Городского совета). В первое время деятельность Союза заключалась в том, что его члены вели культурную работу среди молодежи. Создали театральный кружок, которым руководили артисты Малого театра тт. Костромской [Костромской, Николай Феодосиевич (настоящая фамилия – Чалеев; 1874 – 1938) – русский, советский актер, с 1917 г. работавший в труппе Московского драматического театра Ф. А. Корша, а с 1918 – в Малом театре. С 1919 г. вел педагогическую работу, руководя драматическими мастерскими при Малом театре (1919 – 1925 гг.). С 1919 г. снимался в кино.] и Белявцева [Молодая актриса Малого театра Н. А. Белявцева упоминается в 1920 – 1930 гг. (см.: Царев М. И. Малый театр. – М., 1976, с. 80.)]. Участники драмколлектива подготовили для населения такие пьесы, как «Крестьяне» [?], «Сверчок на печи», «Горе от ума» и другие.

 

Н.Ф. Костромской (Чалеев) советский актер (1874-1938).

Представители волостного комитета партии все чаще бывали у нас. Кроме т. Панфилова наведывались к молодежи и такие большевики, как Пустов А.П., Калинычев И.И., Филатов, Кудрявцева и др. Они-то и стали привлекать членов Союза молодежи к выполнению сначала небольших поручений, а затем и к более серьезным.

Члены союза выезжали вместе с большевиками на конфискацию имущества у местных буржуев и помещиков, принимали активное участие в сборе контрибуции с торговцев и кулаков при обложении их местными советскими организациями.

Молодежь помогала большевикам в организации избирательных кампаний. На Новой ф-ке после октябрьской революции существовали две профсоюзные организации.

Одна из них – профсоюз рабочих. Он объединял рабочих и мелких служащих. Руководили им большевики, тт. Ермолаев Дм. Ерм., Шишкин Козьма Иванович, Пелевин Иван Иванович и Шинкорев Константин.

Другая профсоюзная организация служащих, которая объединяла служащих Новой  фабрики, и она находилась под руководством эсеров. Председателем этого союза был главный бухгалтер Новой ф-ки Борисов Сергей Капитонович. Всеми же профсоюзами служащих волости тогда руководил К.Н. Саввон

Часто профсоюз служащих проводил мероприятия на фабрике, которые шли вразрез с линией профсоюза рабочих. Поэтому парт. ячейка большевиков решила разогнать профсоюз служащих (в августе 1917г.?)

В январе 1918 г. фабричный клуб был освобожден из-под госпиталя. Вся деятельность Социалистического Союза молодежи была перенесена из Социалистического клуба в клуб фабрики. Если раньше молодежь Новой и Старой фабрики была разрознена, то теперь она объединилась в один союз. Клуб фабрики был переименован и назван именем Октябрьской революции (КОР). Здесь и проводилась вся культурно-массовая работа, причем, не только среди молодежи, но и среди всех рабочих фабрики.

В этом же году был издан исторический декрет о создании Красной армии. Начинались первые мобилизации. Под руководством Коммунистической партии создавалась и росла Рабоче-крестьянская Красная Армия. Сила и мочь ее обеспечивалась классовым составом ее бойцов, их сплочением и сознательностью. В нее направляли только честных рабочих и не допускали тех, кто скомпрометировал себя по отношению к трудовому народу. Немало фабричной молодежи поступило в нее, взяв в руки винтовки, чтобы защищать завоевания Октября…

В боях с ними крепла и мужала Красная Армия. Формирование ее на фабрике проводили путем мобилизации через профсоюз рабочих и молодежь. Каждый кандидат, прежде чем попасть в армию, обсуждался на общем собрании рабочих. Только после решения таких собраний тот или иной кандидат направлялся в ряды армии.

Большую роль в формировании Красной Армии сыграл и Союз молодежи фабрики. Его члены, не считаясь с возрастом, шли добровольно на фронт и с оружием в руках защищали завоевания Октября.

Не вернулись с фронта наши товарищи: Дорофеев Александр  Иванович, Назаров Василий, Роганов Василий, Хапудин Федор Павлович и др.

Вернулись с тяжелыми ранениями т. Чернобровкин Василий Зотович, Тришин Роман Дмитриевич и др. Не вернулся из продовольственного отряда Булкин Владимир Кузьмич, которому кулаки распороли живот, насыпали пшеницы и бросили, написав записку «Продразверстка выполнена». Ненавистью к врагам революции наполнялись наши сердца, когда мы узнавали о подобных изуверствах.

03.08.1918 состоялся съезд Союза Рабоче-крестьянской молодежи Московской губернии. От молодежи фабрики делегатами с правом решающего голоса на него были избраны Дорофеев А. Н., Забродин И. Д., Роганов В., Назаров и Князев А. Я.

Вернувшись со съезда, мы доложили общему собранию молодежи фабрики о том, как проходил съезд, и какие задачи поставил он перед молодежью губернии.

Главной задачей молодежи становился фронт, и она добровольно шла в армию, а также в продовольственные отряды. Выполняя решения съезда, Союз молодежи фабрики направил на фронт многих молодых рабочих. Часть из них не вернулась домой, сложив свои головы в боях с конницей белогвардейского генерала Мамонтова [Осенью 1919 г. генерал-лейтенант Константин Константинович Мамáнтов (1869 – 1920) получил назначение на пост командующего конной группы 4-го Донского корпуса Донской армии Вооружённых сил Юга России и возглавил «Конный рейд Мамонтова» к Москве, продолжавшийся до октября 1919 г. в ходе которого был взят г. Орел.].

В октябре месяце был направлен в ряды Красной армии и я. Много тяжких дорог было пройдено по фронтам Гражданской войны, и вернулся на фабрику только в 1922 году.

Радостно было после возвращения в родные края видеть и сознавать, что усилия нашей партии над созданием организации Союза молодежи дали отличные результаты.

На бывшей фабрике Рабенека, именуемой Соболево-Щелковской, существовала уже комсомольская организация. Члены ее принимали активное участие в общественных организациях и являлись активными помощниками парт. Ячейки ВКП(б) в выполнении поставленных задач партии и правительства. Участвуя в стенной и живой газете, они боролись с прогульщиками, бракоделами, с нарушителями общественного порядка, чем улучшали трудовую и общественную дисциплину среди коллектива фабрики

 

Вспоминает К. А. Филаретов, член ВКПб с 1 января 1925 г.

Февральскую революцию 1917 г. молодежь нашей фабрики, также как и взрослые рабочие, встретили восторженно. Они вместе вышли на митинг по указанию взрослых рабочих А. П. Пустова, Н. И. Асонычева, бегали по цехам фабрик, кричали: «останавливай машины», «Выходите во двор на митинг», «Революция!». Нам было в те годы по 12 – 13 лет, но мы уже испытали все тяжести капиталистического строя и узнали эксплуатацию и порядки, которые царили на фабрике Рабенека. Гнет, произвол, издевательства и бесправие. Активно молодежь фабрики включилась в общественную жизнь, борьбу за становление власти в Щелковском районе.

В дни февральской революции 1917 г. на фабрике большинство рабочих были женщины, подростки, малолетние ребята и девчата. Но все, особенно кому было 16–17 лет, они уже прошли суровую школу жизни на фабрике и сумели проработать по 6 – 7 лет в производстве. Они уже представляли ясно, как сложилась бы их жизнь в дальнейшем при капитализме и хорошо поняли с первых дней революции, какое избавление несет им революция, главное – свобода.

Слесарный цех фабрики Т-ва "Л. Рабенек". Фотография не датирована (до 1917 г.?). Арх. ЩИКМ.

Молодежь выступала против рабства, а иначе нельзя было назвать жизнь молодежи при тех условиях труда и существующих порядках.

Когда мы говорим об организации и истории комсомола, необходимо учесть ряд обстоятельств, повлиявших на поведение молодежи, почему она с первых дней революции пошла на призывы партии большевиков.

Н.М. Асонычев ("Дедушка"). Род. 1882. В партии с 15 февраля 1918 г.

Иван Фёдорович Андреев. Член партии с 1917 г. Фото ок. 1969 г.

На Соболево-Щелковской фабрике молодые рабочие еще до революции 1917 г. принимали участие в ряде событий, особенно в Революцию 1905 г., выражали свой протест против существующего капиталистического строя фабриканта Рабенека, а потом эти же молодые рабочие в дни 1917 года активно участвовали в Февральской и Октябрьской революциях, как например Н.М. Асонычев, Е.Н. Смиренская, Т. Объедков, Монин, И Ф. Андреев и др. под руководством большевиков А.П. Пустова и И.И. Чурсина (Хотеенкова)

А какие были условия труда молодых рабочих до революции 1917 г. на фабрике Рабенека? Фабриканты текстильных фабрик охотно брали на работу женщин, подростков и малолетних. Работу женщины выполняли как и мужчины, а зарплату получали 50 – 60% от заработка мужчины, а подросток, работающий 10 – 12 часов как и взрослый, а порой выполнял по физической нагрузке работу тяжелее, чем у взрослого, получал фактически копейки – 20 – 25% зарплаты взрослого рабочего, зарплата подростка – 20 – 25 коп. в день.

На текстильных фабриках нашего Щелковского района Рабенека, Четверикова, Синицына, во Фрянове у купцов Залогиных, везде существовали фабричные школы для детей служащих и детей рабочих. Но на моей памяти редко кто из фабричных ребятишек оканчивал школу, доходил до 5 класса, как закончил три – четыре класса, и на работу.

Научился читать, – на фабрику, там грамотных не нужно, а нужны только физически здоровые рабочие. Школа поставляла хозяину даровую рабочую силу.

В контору брали детей служащих. Так что в 17 – 18 лет работающий на фабрике хорошо знал и фабричные порядки и отношение хозяина к рабочим, а также его верных прислужников: хожалых, мастеров, заведующих отделами, управляющих. Вот почему молодые рабочие быстро поняли и осознали, после революции 1905 года, что надо поддерживать большевиков, надо действительно поддерживать советскую власть как истинно рабочую, несущую рабочим свободу.

Контора при фабрике Тов-ва "Л. Рабенек". Фотография до 1917 г. Арх. ЩИКМ.

В  СССР никто не задумывается по чьей земле он ходит, кому принадлежит парк, сад, пруд, чей клуб, почему нельзя было посещать все это рабочему человеку до Февральской революции 1917 года, кто хозяин, кому принадлежит фабрика, а тогда – поравнявшийся с забором рабочий подойдет к воротам [парка], а дальше уже не может ступить ногой – вход запрещен. Не снял шапку перед управляющим, сказал правду мастеру, решил отстоять свое рабочее достоинство, вступил в спор с начальством – тебя уволят, выселят из квартиры за ворота. Тяжело жилось взрослым рабочим, но не менее тяжело приходилось и подросткам. Молодые подростки вставали на заработки в 4 часа утра, как и взрослые.

Будила колотушка, а если проживаешь в дер. Хотово, Жегалово – надо вставать еще раньше, часа в 3 утра. Многие рабочие доходили своим умом, понимали, до чего тяжела и безрадостна жизнь рабочего человека, в какое жалкое положение поставил их хозяин и капиталистический строй. Ребенка, дочь, сына, мать приводила на фабрику, за ручку со страхом и беспокойством вела его первый день на работу, стараясь внушить ему: «слушайся, работать старайся, не балуй». Подростки шли на фабрику веселые, жизнерадостные, но как их взяли на работу, у них уже заканчивалось детство, они не использовали игры, не учились в школе и по мере того как они работали на фабрике, они становились угрюмыми как старики, им было не до веселья.

Бывало, идешь с фабрики по окончании работы со смены, другой раз можно было увидеть: идет мать, а за нею шагает усталая дочь, готовая как в детстве, когда училась ходить, ухватиться за юбку матери, и так с ее помощью дойти до казармы и скорей лечь.

Одна из казарм фабрики Т-ва "Л. Рабенек". (до 1917 г.). Арх. ЩИКМ.

А летом с какой радостью мы бежали за ворота фабрики минуя сторожей, скорей все устремлялись к пруду на плот, на реку Клязьму, скорей на воздух, добраться до воды, радуясь свободе от работы - отдыху.

Рядом с казармами Старой и Новой фабрик строится беседка, играет музыка летом и в воскресные дни. Молодежь может танцевать. А зимой только одни стены казармы, коридоры, кухня – все развлечения картежная игра. Где отдыхать? Щелково – пивные, чайные, карусель, да подраться на кулачках, - показать силу удальства. Фабрикант Рабенек, хотя был защищен всеми законами буржуазного строя, находился под защитой царизма, полиции, жандармерии, но боялся рабочих, особенно грамотных работников.

Каждого, кто читал газеты брали под наблюдение и увольняли при первом удобном случае.

Не было ни одной казармы, чтобы она не была отгорожена трехметровым забором. Старались изолировать работников от внешнего мира. Также молодежи запрещали на территории казармы посещать посторонних людей.

«Самодержавный строй». Плакат. А.А. Радаков, 1917 г.

Как правило, содержали многочисленный штат, затрачивали деньги сторожам, хожалым, городовым. При всяком справедливом требовании рабочих вызывали солдат, казаков, старались запугать рабочих. Но этого было мало. На помощь вызывали религию, возлагали на церковь большие надежды.

Старались с детства приучить молодежь, рабочих, к молитвам, внушали детям страх божий, специально держали при школе специальных преподавателей закона божьего.

Они внушали, что чем больше работаешь на земле, сидишь голодный, умираешь раньше времени, чем короче и трудней твоя жизнь, - скорее попадешь в рай, после смерти тебе уготовано царствие небесное.

"Новая фабрика" Товарищества "Л. Рабенек". Фото I пол. ХХ в. Арх. ЩИКМ.

Второй раз молодежь предъявила хозяину Рабенеку свои требования в 1910 г., проявив сознательности и смелость. Молодежь рассуждала, – хозяин построил клуб на деньги рабочих, на наши труды, а что получается, нас же не пускают в клуб. Гуляя в воскресные дни по железнодорожному полотну, они могут только издалека смотреть в окна клуба как развлекаются служащие.

Почему молодежи рабочей не разрешают организовать драмкружок, ставить постановки. Молодежь волнует такое положение. Они встречаются на казарме, ведут разговоры на данные темы: «надо требовать, просить хозяина разрешить посещение клуба рабочей молодежи».

Надо отметить, что в данной группе рабочих мы встречаем ряд фамилий хорошо нам знакомых, так как они с первых же дней февральской революции 1917 г. стали принимать активное участие в общественной работе: тов. Объедков, Смиренская, Феофанов, Монин, Козарев, Догадаева, Труханин, Политаев, Андриянова, Иванов, Фомичева, И.П. Антонов – будущий директор комбината, Климов, Климова и другие.

Тов. Объедков. Род. 1892. В партии с 1 ноября 1918 г.

Для посещения хозяина Рабенека выбрали делегатов, ребят наиболее смелых, решительных, которые могут поговорить с хозяином, если нужно постоять за интересы рабочих, доказать свою правоту. И вот тов. Монин, Объедков, Климов в один из дней пошли на прием к Рабенеку. Пришли в главную контору.

Приход молодых рабочих был большим событием, всполо-шились все служащие. Ведь не к управляющему пришли, а к самому хозяину. Волнение вызвал их приход у трусливых служащих. Делегаты пришли в приемную и попросили доложить хозяину. В приемную стали заглядывать конторщики, которые говорили: «Молодые парни, много ли на фабрике поработали, а не стесняются беспокоить хозяина».

Редко приходилось хозяину Рабенеку принимать рабочих в собственном кабинете, как осмелились прийти. А тут еще доложили молодые рабочие, что пришли просить, кроме хозяина ни с кем говорить не желают. Любопытно послушать, а прогнать никогда не поздно. Немец был хитрый. Не принять, – да время неспокойное, опять забастовка на фабриках, как сообщают газеты. Хозяин раздумывал, а представители рабочих терпеливо ждали: «Пускай не принимает, мы подождем».

Служащие возмущались. И вот делегаты в кабинете хозяина Рабенека. Кабинет небольшой, хозяин стоял за конторским столом у конторки, специально высокий стул стоял рядом. На вошедших хозяин смотрит хмуро, но ребят такие взгляды не смущают, особенно Объедкова, – будущего матроса Балтийского флота, да и Монина – будущего большевика.

Хозяин стоит, не предложил сесть ребятам. «Что пришли? Чем недовольны?» – спросил их, не повышая голоса. Ребята вежливо поздоровались, потом выступил Монин: «Пришли просить разрешение посещать рабочим клуб, организовать при клубе драмкружок и ставить постановки для рабочих». «Что ж, это сами надумали?» «Зачем же сами, нас избрали своими представителями рабочая молодежь фабрики». Хозяин смотрел на рослых смелых парней у которых не было ни робости, ни страха перед всесильным хозяином. А хозяин думал, а сколько их таких работает на фабрике, не одна тысяча. Он смотрел на Монина и старался запомнить говорившего, и надо сказать, что он запомнил его хорошо, как потом показали события, с фабрики Монин был вскоре уволен. Хозяин думал: не разрешить по-хорошему, пойдут по другому пути.

«Хорошо, разрешаю организовать драмкружок и ставить одну постановку в месяц». Попрощавшись, ребята пошли на выход, думая, что начало положено, а там посмотрим. Это была вторая победа молодых рабочих.

Как будто для оказания помощи, но и для контроля за рабочими, были прикреплены для драмкружка Чеснокова и Яшкина. В драмкружке большинство были молодежь. Пьесы подбирали по содержанию такие, чтобы рабочие, посмотрев постановку, подумали, да рассудили на досуге о своей рабочей доле.

 Ставили «Бедность не порок», «На бойком месте», «Тяжелая доля», «Без вины виноватые» и др. В дни, когда на фабрике объявили, что в клубе состоится постановка, билет достать было трудно, так было много желающих молодых рабочих попасть в клуб.

И еще рассказывают очевидцы, что в день объявления войны 1914 г., когда молодежь, мобилизованная на войну, вышли, почти до самой больницы несли красный флаг и, только зная, что у старых ворот в деревянном доме живет надзиратель и городовые, флаг убрали.

 

Вспоминает К. А. Филаретов:

Когда свершилась Февральская революция и события дошли до нашего района, больше половины рабочих было на фабрике молодежи: подростки, малолетки. И с первых дней молодежь вместе со взрослыми участвует в событиях: останавливали машины, шли на митинги, демонстрации, разоружали городовых, ходили останавливать фабрики Синицина, Полякова и др.

Работницы и малолетние рабочие фабрик Тов-ва "Л. Рабенек" в Щёлкове.  Фото кон. XIX в Арх. ЩИКМ.

Принимали участие во всех действиях: торговали газетами, расклеивали плакаты, лозунги, раздавали рабочим повестки, оповещали рабочих о происходящих собраниях. Даже когда разгорелась борьба между меньшевиками Старой фабрики и большевиками Новой фабрики, особенно при голосовании в Учредительное собрание, молодые ребята решили и здесь помогать взрослым.

Большевики в Учредительное собрание голосуют за № 5, меньшевики – за № 3. И вот на всех стенках зданий Старой фабрики меньшевики нарисовали крупными цифрами и написали слова: «Голосуйте за список № 3 (Земля и Воля)». И вот в один из вечеров компания ребят, в которой участвовал Иван Никитович Бухтанов, с ведрами красок, тряпками, отправилась на Старую фабрику. На стенах керосиновой лавки (ныне типография) у самых ворот, где стоят сторожа, на стенах хозяйского гаража у главной конторы ходили и замазывали или закрашивали призывы меньшевиков.

Молодежь дружно вышла на Первомайскую демонстрацию 1 мая 1917 года. Несли плакаты «Вся власть Советам», «Долой войну!» Когда на фабрике организовалась партийная организация в апреле 1917 года и большевики Пустов, Чурсин Панфилов, Кудрявцев вышли из подполья и развернули политическую агитацию, пропаганду за существующие лозунги партии большевиков, за претворение в жизнь апрельских тезисов В. И. Ленина, на Соболево-Щелковской – Новой фабрике был организован социал-демократический кружок большевиков, выполнявший функции парторганизации, где первыми вступили в партию Н. И. Пелевин, С. Матвеев, Ермолаев, Щербаков, Агапов, Махов, Жижин, Усачев, Андреев, Е. Смиренская.

Среди взрослых рабочих в партию вступала и молодежь – Клавдия Пустова, Михаил Субботин и др. Молодые девушки и парни становятся ближайшими помощниками парторганизации. Молодые девчата работают в аппарате первого Щелковского Совета рабочих депутатов: Дуся Андреева, Клавдия Бритасова, а также ребята: Михаил Субботин, Степан Матвеев, Алексей Орешкин и др. При помощи старых большевиков Пустова А. П., Пелевина И. И., Панфилова, Кудрявцева молодежь организует первый в районе «Союз молодежи».

У молодежи было столько желания принять активное участие в происходящих событиях, стремления участвовать наравне со взрослыми! Главная мечта – вступить в ряды Красной гвардии, поехать с отрядом на Дон. Мы жили в Красной казарме Новой фабрики. Через стенку в соседней каморке жила семья Кондратьевых. Шесть человек детей, старшей Тоне – 17 лет. В одном коридоре проживал Саша Дорофеев-Московский. Семья Бабакиных, во втором этаже Андрей и Василий Князевы и много других смелых, решительных парней. По сравнению с некоторыми мы были моложе на 2 – 3 года, а это имело решающее значение. У нас была многочисленная семья родственников, с которыми мы проживали. Днем вроде, когда половина людей на работе, нормально, но ночью, когда собирались все, застилали весь пол, спали под батареями, под столом, ночью трудно разобраться – чья рука, чья нога. И вот однажды открывается дверь, вся семья сидела за столом, обедала, и на пороге появился двоюродный брат Семен – Сенька, который работал на Новой фабрике в столярной мастерской. И что же? У него в руках винтовка. Все повернули головы и уже больше не могли оторвать от него глаз. Человек с винтовкой в каморке, вчерашний мальчишка, которого драли за волоса, если нужно, могли вытянуть вдоль спины сапогом (это был один из эффектных  методов ученья и воспитания, наказание за свершенные проступки и вину).

 Винтовку он с большой осторожностью поставил в угол комнаты, посмотрел на ребят и решительно произнес: «Не трогать!», и при общем молчании сел за стол. И когда он взял ложку, отец, молчавший все время, спросил: «Это что же? Винтовка? А зачем?» – «Как зачем? Воевать, бить белогвардейцев. Революцию защищать». – «Сенька, а ты до этого отца спросил?» – «А чего тут спрашивать? Дело-то ясное, да и сам взрослый, мне семнадцать».
Так все в 17 лет становились взрослыми и самостоятельными. Еще больший переполох и удивление вызвало у взрослых и подростков то, когда одновременно с винтовкой пришла и Тоня Кондратьева на зависть и расстройство всех 13 – 14 летних ребят.

Я в то время очень интересовался происходящими событиями. Страшно мы все переживали, когда привезли из отряда Костю Крючкова и хоронили около новой церкви [Ныне - собор св. Троицы в г. Щёлково. Надгробие не сохранилось.].

И молодежь поехала в Москву, потом на Дон. Молодые, плохо обученные, они смело сражались с белогвардейцами. Многие из них не вернулись, в том числе и мой двоюродный брат Семен. Из деревни Турабьево был такой молодой парень, что был в отряде на Дону вместе с ним. Его спросили: «Да как было дело?». Он рассказал: «Были очень жестокие бои и однажды нас окружили многочисленные силы белых. И вот старые фронтовики-пулеметчики разорвали кольцо, куда все и стали отходить». Он говорит, «…когда мы отходили, часть из ребят лежала и стреляла. Я кричу: “Черви-козыри (было такое прозвище Семена), отходи!” Он ответил, что “пока патроны есть, – постреляем”. И больше мы его и других ребят не видели». Так что семнадцатилетние парни рано осознали, что революцию, республику должны защищать сами рабочие, в том числе и молодежь.

Но надо отметить, что в Социалистический союз вступали не только рабочие парни, но также и дети купцов, торговцев города Щелково, как Кулаков, Толкачев и др. Но они были далеки от задач, которые ставил Союз молодежи, и преследовали совершенно другие цели: «нельзя ли использовать Союз в своих целях».

Но руководители Союза, молодые рабочие ребята, проводили политику большевистской партии и держали крепкую связь со Щелковским Советом и парторганизацией.

На этой почве возник конфликт. Так на одного руководителя парторганизации, Панфилова, который до революции 1917 г. учился в Коммерческом училище, они подали заявление, что он неправильно к ним относится. Но разобрав заявление, партийный комитет счел его, Панфилова, политическое поведение и отношение правильным.

В те дни 1918 г., когда А. П. Пустов работает одновременно зам. Председателя Уездного Богородского Совета и одновременно председателем уездного ЧК, был создан отряд по борьбе с контрреволюцией, спекуляцией, дезертирством. Молодежь Щелковского хлопчатобумажного комбината состоит в отряде, принимает участие в подавлении контрреволюционного восстания в Павлово-Посаде [Восстание в г.Павловский Посад 1918 года.]. Это тт. Усачев А., Усачев И., А. Подкопаев, А. Орешкин, Махов и др.

Молодежь активно вступала в члены профсоюза, записывалась в ряды Красной гвардии, в отряды добровольцев. Организация Союза молодежи при помощи районного Совета, где председательствовал тов. А.П. Пустов, активно развернула массовую политическую работу среди молодежи на фабриках Синицына, Полякова и др. Им передали клуб Общества трезвости, где раньше показывали туманные картины. Теперь это стал Социалистический клуб молодежи. Молодежь проводила собрания, читались лекции, ставились постановки, при клубе был организован драмкружок. Клуб был в центре города. Помещение сгорело в 1919 году (это на месте нынешней почты).

В эти дни 1917 года в Москве проходил съезд Союза молодежи, куда были избраны делегаты Щелковского района: тов. Назаров, А. Князев, И. Забродин, В. Рогунов и Н.Владимиров. Когда партия большевиков поставила на повестку дня подготовку к вооруженной борьбе, восстанию, и 13 апреля 1917 года состоялось решение бюро подрайкома партии об организации в районе Красной гвардии, все члены Союза молодежи и беспартийная молодежь вступили в ряды Красной гвардии (СРМ уже существовал?).

Отряды Красной гвардии были опорой Щелковского совета в проведении целого ряда мероприятий. Положение в стране и в Щелковском районе было напряженное. Фабриканты, поддерживаемые Временным правительством, повели борьбу против рабочего класса и революции. В целях срыва движения революции, они решили рабочих обречь на голод: закрыли продовольственные лавки, прекратили подвоз продуктов, прятали сырье и останавливали фабрики, прекращали выплату заработной платы. Это и было в Щелковском районе на фабриках Синицына, Кабцова [так; Капцова, д. Фрязино] и др. Фабрика Полякова не работала с 20 июня (1917г.) и весь июль. Потребовалось вмешательство Совета профсоюзной организации, чтобы прекратить саботаж фабрикантов.

Панорама "Старой фабрики" Тов-ва "Л. Рабенек" в Щёлкове. Фотография кон. XIX в. Арх. ЩИКМ.

Шла борьба с меньшевиками, эсерами, которые на деле помогали фабрикантам и Временному правительству, обманывали рабочих, прикрываясь революционными фразами. Там, где рабочие не проявляли должной бдительности, не организовывали Красную гвардию, не вооружали рабочих, как это было в Павлово-Посаде, там торговцы, купцы, фабриканты и др. контрреволюционные элементы сожгли помещение Совета и стали избивать рабочих, большевиков, членов Совета.

 Вооруженные пистолетами, винтовками, они стали убивать рабочих. И только вмешательство Красной гвардии Щелкова, Богородска, Орехова-Зуева, контрреволюционные элементы были подавлены. Среди бойцов красной гвардии регулярно проводились занятия, изучали оружие, владение винтовкой. Отряды разбиты были на воинские подразделения, установлена воинская дисциплина.

Парторганизация для работы бойцов выделила члена партии тов. Шингарева К., зам. начальника отряда. Вступили в отряды Красной гвардии и пожилые рабочие. Надо отметить, что все революционные дни все молодые ребята стремились попасть в отряд Красной гвардии. Желающих было больше, чем требовалось. Особенно большой вред революции наносили меньшевики, эсеры Старой фабрики – Красильно-отделочной фабрики. Они маскировались, говорили рабочим революционные слова, на словах вроде выступали в защиту революции, и доверчивые рабочие, еще плохо разбиравшиеся в политических событиях, им верили. Думали, что и меньшевики – защитники рабочего класса. Так получилось на Старой фабрике Красильно-отделочной. Там меньшевики пользовались влиянием среди рабочих: Наумов (Константин Наумович Саввон), эсер Воскресенский и др. практически защищали интересы хозяина - Рабенека.

Шингарев К. П. Род. 1892. В партии с 1 мая 1917 г.

В дни, когда в Москве проходило октябрьское восстание, в Щелковском районе большевики в лице Совета рабочих и крестьян (пред. Совета Пустов А.П.), твердо держали в своих руках власть в прочно установили Советскую власть в районе. Когда в Москве загремели выстрелы и началась на улицах Москвы ожесточенная борьба с юнкерами за власть, в Москву из Щелкова выехал отряд Красной гвардии, большинство – молодежь и взрослые рабочие. Молодые текстильщики Иван Ожигов, Александр Чернобровкин, Иван Кирсанов, Михаил Субботин, Александр Дорофеев, а также молодые работницы – моталка Наташа Кузнецова, ткачиха Тоня Кондратьева и др. В течение недели находились они в Москве, участвовали в боях с юнкерами в районе улицы Кирова (тогда – Мясницкая) и гостиницы Метрополь, Большого театра, и вернулись когда была одержана победа. Так молодежь нашей фабрики внесла свой вклад в великое дело борьбы за победу революции и оказала помощь москвичам.

Но это было начало борьбы. С первых дней революции возникла опасность и угроза для республики, и 23 февраля 1918 года Совет народных Комиссаров обратился к народу с декретом-воззванием «Социалистическое отечество в опасности». Весной 1918 года обострилось международное и внутреннее положение республики, вооруженный враг нападал на всех границах. Настало время величайших испытаний. Кругом заговоры, голод, отсутствие топлива, страна настраивалась на военный лад.

Молодые текстильщики нашей фабрики, все члены Союза молодежи, беспартийная молодежь – все стремятся как один на фронт, на защиту Республики. Добровольцев было так много, что кроме одного отряда, выезжали  еще два отряда. Не пропали труды старых большевиков Пустова А.П., Чурсина И.И., кто помогал молодежи встать на ноги, понять, на чьей стороне правда. И вот результат – молодежь добровольно уезжает на фронт, показывает образцы высокой сознательности, каждый считает почетным получить винтовку, поехать на фронт. Каждый гордится оказанным ему доверием, и когда царские генералы подняли на Дону восстание, выезжает с фабрики первый отряд добровольцев-красногвардейцев в ряды Красной армии. Едут парни, члены Союза молодежи: Саша Дорофеев, Иван Забродин, Владимир Назаров, Семен Осипов, Усачев Никита, Алексей Орешкин, Симагин Вася, Петухов, Пантюхов, Михаил Субботин, Морозов, Крючков, Сергеев, Бритассов, Нестерова и др. Много можно назвать славных имен и фамилий.

 
При использовании материалов сайта ссылка категорически приветствуется.
© Богородск-Ногинск. Богородское краеведение. 2004-2018
Политика конфиденциальности
Яндекс цитирования Check PageRank