Богородск-Ногинск. Богородское краеведение

«Так говорит Господь: остановитесь на путях ваших и рассмотрите,
и расспросите о путях древних, где путь добрый, и идите к нему»
Книга пророка Иеремии. (6, 16)

Мы в социальных сетях:
 facebook.com/bogorodsk1781
 vk.com/bogorodsk1781

Часть 3. Музей ВВС

Симаков А.И.

Монино и история военной авиации СССР

Музей ВВС


Бомбардировщика Б-4 (Ту-4),

Во время осмотра одного из ангаров бывших авиационных мастерских был обнаружен экземпляр первого советского стратегического бомбардировщика Б-4 (Ту-4), подготовленный к серийному выпуску коллективом конструкторского бюро Андрея Николаевича Туполева. После соблюдения всех необходимых формальностей, прибывшая на профилактический ремонт машина № 2805103 стала одним из первых экспонатов выставочной экспозиции и в настоящее время является единственным сохранившимся в России экземпляром советского дальнего бомбардировщика Ту-4. Скоростной высотный четырёхмоторный самолёт был полностью скопирован с американского летательного аппарата В-29 Superfortress, предназначенного для доставки к цели ядерного оружия. Государственный Комитет обороны своим постановлением № 3934сс от 6 июня 1945 года обязал Народного комиссара авиационной промышленности Алексея Ивановича Шахурина «в целях создания тяжёлых бомбардировщиков дальнего действия <…> организовать на заводе № 22 в г. Казани производство 4-моторных дальних бомбардировщиков Б-4»(РГАСПИ, ф.644, оп.1, д.425, л.л. 107-119). Решение политического руководства СССР было продиктовано необходимостью скорейшего создания отечественного носителя атомной бомбы в условиях сильного отставания авиационной промышленности СССР от своего недавнего союзника с его высокотехнологичным производством. Успешные «показательные полёты» В-29 ВВС США, проведённые в августе 1945 года над японскими городами Хиросима и Нагасаки, послужили лишним подтверждением дальновидности советского руководства по выбору оптимального варианта решения этого вопроса.

Официальной датой основания Монинского Музея принято считать 28 ноября 1958 года – день подписания Главнокомандующим Военно-воздушными Силами СССР приказа №209 «О создании Музея-выставки авиационной техники ВВС при Краснознаменной Военно-воздушной академии». Его коллекция комплектовалась и пополнялась, в основном, за счёт образцов устаревшей списанной техники, поступающей сюда из различных подразделений и воинских частей Военно-воздушных Сил. Большой вклад в увеличение музейных фондов внёс со своей стороны и Центральный дом авиации, противовоздушной и химической обороны им. М. В. Фрунзе. 23 февраля 1960 года в день, когда вся страна отмечала очередную годовщину создания Советской Армии, Музей ВВС широко распахнул свои двери перед первыми посетителями.

Буквально через год после открытия экспозиции один из представителей Военно-воздушных сил страны – лётчик истребительного авиационного полка Северного флота Юрий Алексеевич Гагарин «… Впервые в истории <…> осуществил полёт в космос! <…> космический корабль-спутник «Восток» с человеком на борту поднялся в космос и, совершив полёт вокруг земного шара, благополучно вернулся на <…> землю…»[97].





Начало новой эры – эпохи освоения человеком космического пространства нашло своё монументальное отображение и на Монинской земле.

В память об этом знаменательном событии осенью 1962 года, напротив недавно восстановленного после пожара Дома Красной Армии, при большом стечении народа состоялось торжественное открытие композиции «Слава покорителям космоса» – совместной работы скульптора Григория Николаевича Постникова и московского архитектора Льва Николаевича Лавренова.

На торжественной церемонии присутствовали первые советские космонавты: Юрий Алексеевич Гагарин, Андриян Григорьевич Николаев, Павел Романович Попович и Григорий Николаевич Постников – один из авторов этого монумента. Виновники торжества оставили на гранитных плитах памятника свои автографы.

Несколько позже здесь же расписался и второй космонавт планеты Герман Степанович Титов, который в свои неполные 26 лет совершил на корабле орбитальный полёт, продолжавшийся более суток.

Два важных фактора – рост численности населения посёлка Монино и развернувшееся вслед за этим массовое жилищное строительство привели к необходимости отказа от сложившейся системы цифровой нумерации, как Домов Офицерского Состава Монинского гарнизона, так и нового жилья, возводимого на месте «оцифрованных» деревянных бараков Рабочего городка.

На территории посёлка постепенно стала складываться общепринятая «уличная» почтовая адресация зданий и сооружений. Это решение властей вскоре оценили как сами жители, так и все без исключения организации и службы населённого пункта Монино. Шоссе, соединяющее центральную проходную бывшей академии с КПП «Северным» Монинского гарнизона, вместе со стоящими по обе стороны Домами Офицерского Состава получило название «улица Академическая». Пешеходную и проезжую части Академической улицы от жилых домов с чётными номерами отделяло невысокое литое чугунное ограждение, украшенное символикой Военно-воздушных сил. Вдоль него стояли срезанные корпуса авиационных бомб, служившие урнами для мусора. Вслед за центральным «проспектом» свои почтовые адреса приобрели дома, стоящие на улицах: Факультетская, Школьная, Аэродромная, Парковая, Техническая. После полного избавления от своих пронумерованных деревянных бараков территория Рабочего городка также была «разбита» на улицы, которые вплоть до настоящего времени сохранили свои первоначальные названия.

Параллельно с возведением жилья Министерство Обороны приступило к строительству в Монино защищённого сооружения для нужд Военно-воздушных сил. Первоначально место для возведения этого объекта отвели на опушке леса к северо-западу от границы лётного поля аэродрома, но вскоре все работы здесь пришлось остановить. Помешали реализации важного проекта именно здесь – близко расположенные грунтовые воды. Выкопанная яма постепенно заполнилась водой, образовав озеро, ставшее вскоре любимым местом отдыха всех местных жителей.

Лесные поляны

Запланированное в 1960 году строительство фабрики Металлопластмассовых изделий на северной окраине посёлка стало вскоре неожиданным поводом к возникновению в границах населённого пункта Монино ещё одного территориального образования. Серьёзной помехой осуществлению этого проекта стал магистральный газопровод, проходящий по границе Ногинского и Щёлковского районов в непосредственной близости от отведённого под строительную площадку места. Вскоре исполнительные органы власти города Щёлково, в чьём ведении находилась эта территория, приступили к распределению основной части выделенного фабрике земельного надела между индивидуальными застройщиками. Среди них были и несколько цыганских семей, включенных в список согласно принятию мер к расселению цыган «на постоянное место жительства <…> их трудоустройству и культурно-бытовому обслуживанию»[98].

Со временем новый посёлок Осеевского сельского совета, получивший позже сразу два названия: официальное – «Лесные поляны» и народное – «Цыганский посёлок» вошёл в территориальные границы Монино. К 1963 году по другую сторону железной дороги на узкой полосе земли рядом с Монинским аэродромом за сравнительно короткий срок были построены технические сооружения Центральной опытно-конструкторской базы продовольственного управления Министерства Обороны СССР. Главной задачей личного состава нового подразделения стало обеспечение соединений, воинских частей Вооруженных Сил продовольствием, фуражом, техникой и имуществом продовольственной службы, а также организацией питания по установленным нормам военнослужащих различных видов войск Вооруженных Сил.

Кино


 

Уникальные действующие экспонаты Музея Военно-воздушных сил, сохранившийся в достойном состоянии аэродром, да и сам, закрытый от посторонних глаз Монинский гарнизон, как магнит притягивали к себе киносъёмочные группы различных студий нашей страны. Благодаря фильмам известных кинорежиссёров миллионы людей смогли «побывать» вместе с главными героями на охраняемой территории одного из лучших гарнизонов Московского военного округа и его аэродрома. Особенно в этом «преуспела» драма «Им покоряется небо», снятая в 1963 году по документальной повести Анатолия Абрамовича Аграновского «Открытые глаза», в основу которой легли реальные события истории создания первого советского реактивного истребителя МиГ-9.

 

Главного героя фильма известного режиссёра Татьяны Лиозновой Алексея Степановича Колчина сыграл актёр Николай Николаевич Рыбников. Его прототипом стал прославленный советский лётчик-испытатель Алексей Николаевич Гринчик. Благодаря мастерству кинооператора Валерия Аркадьевича Гинзбурга удалось сохранить для любителей истории ныне утерянные уголки Монинского гарнизона. Следя за развитием сюжета, наряду с вышеупомянутой Технической улицей внимательный зритель может увидеть расположенный напротив Южного КПП автобусный павильон Горьковского шоссе, да и сам контрольно-пропускной пункт Монинского гарнизона. Так же, глядя на экран, он сможет задержать свой взгляд у охраняемого въезда на территорию военного аэродрома, за воротами которого главный герой оставил свой мотоцикл. Основным же объектом внимания кинокамеры станет само лётное поле аэродрома, на котором проходили съёмки кадров фильма с участием реальной боевой авиатехники того времени.

Во время работы в 1964 году над мелодрамой «Свет далёкой звезды» советского кинорежиссёра Ивана Пырьева артист Евгений Яковлевич Весник стал невольным свидетелем одного любопытного эпизода из жизни монинских военнослужащих. Во время обеденного перерыва, объявленного киногруппе, исполнитель роли полковника Афанасия Симонюка решил немного прогуляться. Артист не был голоден, поскольку, согласно сценария, по ходу съёмок беспрерывно грыз сушки. Был ясный солнечный день и Евгений Яковлевич отправился «искать грибочки» в сторону стоящего среди леса небольшого посёлка, известному местному населению под названием «Генеральские дачи». Служебные домики для высшего командного состава Военно-воздушных сил РККА в юго-восточной части Монинского гарнизона начали строить после войны по указанию Командующего ВВС Московского военного округа Василия Иосифовича Сталина. Сюда то и забрёл известный артист в поиске грибных мест. В поле его зрения попали два подвыпивших лейтенанта «в лётной форме», подошедших к забору одной из дач. Из кармана младшего по званию выглядывало горлышко «очень знакомого русскому человеку сосуда». В это время на территории участка «пожилой, коренастый человек, в майке без рукавов», домашних шлёпанцах и старой пилотке без звёздочки поливал из детской леечки клумбу с цветами. Находившийся от этой группы «в метрах 12-15» Евгений Яковлевич Весник стал невольным свидетелем небольшой импровизированной сценки, память о которой он оставил в книге своих воспоминаний «Дарю, что помню». Уйдя на безопасное расстояние от патрульных нарядов подальше в лес, два уже «подзаправившихся» молодых офицера приняли решение «уговорить» и лежащую в кармане одного из них бутылку «Московской». Но, не пить же водку из горла. «Пап-а-ша, а папаша!», – командным голосом обратился через невысокий забор, «принявший на грудь» старший лейтенант к хозяину дачи. «Что, сыночек?» – отозвался тот. «Брыстенька саканчик» – приказал старику «лётчик». Его друг добавил: – «Дед, не боись, налём, не обидем <…> Сейчас, внучек...сейчас» – ответил хозяин и, поставив леечку возле клумбы с цветами, не спеша вошёл в дом. Вскоре он появился на крыльце со стаканом в руке. Поверх майки был накинут военный китель, погоны которого «украшали» две большие маршальские звёзды. На левой стороне блестела третья маленькая – Героя Советского Союза. «Вот вам, сыночки, стаканчик, пожалуйста...» – произнёс «папаша», протягивая его своим «гостям». Что было дальше – нетрудно догадаться. Увидев, кого они решили пригласить «третьим» в свой тесный круг, искавшие приключений друзья опустились на колени и, вылив всё содержимое бутылки на землю, путаясь в словах, стали просить хозяина дачи их извинить. Им оказался сам начальник Краснознамённой Военно-воздушной академии Степан Акимович Красовский.

Трагикомическое приключение двух молодых лейтенантов возле участка № 19 дачного посёлка высшего командного состава ВВС РККА, на протяжении многих десятилетий в разных вариантах передаётся из уст в уста местными жителями. Чем завершилась вся эта история? Если верить самому свидетелю этой «драмы»,– ничем. Как выяснилось позже, отмечавшие день рождения офицеры были в отпуске, а сам Красовский «при встрече с ними был одет "не по уставу" и обвинить их в несоблюдении субординации не был правомочен».

Те же ангары, технические сооружения, лётное поле аэродрома и, конечно же, действующие экспонаты Монинского Музея ВВС послужили декорациями для ещё одной киноленты студии «Мосфильм», сюжет которой был основан на реальных событиях 1943-го года. В феврале 1965 года состоялась телепремьера 4-серийной кинодрамы. Всё внимания зрителя первого отечественного телесериала «Вызываем огонь на себя» было приковано к героическим действиям интернационального подполья на территории большой авиабазы, расположенной вблизи населённого пункта Сеща Брянской области, где в те годы базировался воздушный флот вооружённых сил нацистской Германии. В отличие от Татьяны Лиозновой, режиссёр фильма Сергей Колосов героям своего телевизионного сериала оставил имена их прототипов.

Щёлковский район

Незадолго до первого телевизионного показа нового фильма, согласно решению исполкома Мособлсовета, Монино вместе с его новой территорией – посёлком Лесные поляны вошло в новые границы ранее упразднённого Щёлковского района.

Несмотря на эту «передислокацию», все подразделения Министерства Обороны, расположенные в Монино, продолжали работать в обычном для них режиме. Одним из них был так называемый МУАБ – учебно-аэродромная база Военно-воздушной инженерной академии имени профессора Н. Е. Жуковского. Монинский филиал первой в мире школы подготовки специалистов в области освоения воздушного пространства располагал новейшими учебными тренажёрами, различным вспомогательным оборудованием и самыми современными для того времени образцами отечественных самолётов и вертолётов всех типов. На них будущими выпускниками Военно-воздушной инженерной академии отрабатывались сложные задачи по координации действий членов экипажей воздушных судов при выполнении боевого задания. На относительно небольшой территории Монинской учебно-аэродромной базы преподавателями ВУЗа проводились практические занятия со слушателями по выходу из возможных внештатных ситуаций, возникающих как в процессе самого полёта, так и при сбоях работы различных систем современной техники. Несмотря на то, что лётное поле Монинского аэродрома уже не использовалось по прямому назначению, подавляющее большинство летательных аппаратов МУАБ своим ходом преодолело весь путь от мест бывшей дислокации и совершило свою последнюю посадку на официально закрытом для полётов военном аэродроме.

Расположенная на территории Монинской учебно-аэродромной базы установка для проведения стендовых испытаний реактивных двигателей долгие годы своим рёвом напоминала жителям посёлка об их непосредственной сопричастности к учёбе тех, кому вскоре будет доверено право управлять новейшими средствами вооружения Военно-воздушных сил страны.

Память

Людская память не позволила забыть имена тех, кто отдал свои жизни за Родину в годы лихих испытаний. Свидетельством этому стали новые названия улиц Монинского гарнизона, обелиски и памятники, установленные на воинских захоронениях местного мемориального кладбища. Так, в 1965 году было принято решение о переименовании большинства улиц Монинского гарнизона.

В память о первом начальнике Монинского гарнизона Константине Васильевиче Маслове была названа улица, расположенная с восточной стороны закрытого для полётов аэродрома.

На две улицы всё в том же году была разделена улица Парковая, расположенная недалеко от Дома Красной Армии. Первая из них увековечила имя начальника Военно-воздушных сил Рабоче-крестьянской Красной Армии командарма 2-го ранга Якова Ивановича Алксниса, вторая – маршала авиации Фёдора Яковлевича Фалалеева. Служебный «финский домик», который занимал бывший начальник Краснознамённой Военно-Воздушной Академии находился на месте, где сейчас стоит левый подъезд дома № 3 по улице, названной в честь маршала авиации.

Улица Школьная была названа в память о начальнике Военно-воздушных Сил РККА командарме 2-го ранга Петре Ионовиче Баранове. Сменила своё «учебное» название и улица Факультетская. В этом же году она стала носить имя генерал-лейтенанта Александра Васильевича Белякова – бывшего начальника штурманского факультета Военно-воздушной академии.

В 1966 году в берёзовой роще, посаженной монинскими школьниками рядом с Новинским шоссе, был поставлен небольшой обелиск, на гранитной плите которого выбиты имена погибших на полях Великой Отечественной войны местных жителей.

В следующем году начальник Военно-воздушной академии Степан Акимович Красовский решил продолжить это благородное начинание. По его указанию рядом с Монинским военным мемориальным кладбищем был установлен монумент «Скорбящая мать» в память авиаторов, павших в боях за Родину. Ещё один символ Военно-воздушных сил – самый массовый по тем временам реактивный самолёт МиГ-15 – был водружён на постамент напротив Северного КПП гарнизона недалеко от железной дороги. Однако, там он простоял недолго. Сооружение было демонтировано в связи с началом больших строительных работ по перспективному развитию Монинского железнодорожного узла.

Регби

В те же годы с лёгкой руки маршала авиации Степана Акимовича Красовского на поле Монинского стадиона также была проведена небольшая реконструкция. С футбольных ворот была убрана сетка, а боковые штанги получили своё вертикальное продолжение в виде прикреплённых к ним длинных шестов.

«Виною» тому стала игра с необычным названием «Регби». Сравнительно новая для нашей страны жёсткая силовая командная игра мячом необычной овальной формы на площадке с H-образными воротами требовала от спортсменов, участвующих в ней, хорошей физической подготовки и выносливости. Её название произошло от английского города Rugby, где 7 апреля 1823 года между командами местного колледжа проходил обычный футбольный матч. Один из игроков, пытаясь спасти от поражения свою команду, схватил мяч в руки и, добежав с ним до ворот соперника, забил в них «гол» и сразу за нарушение правил он был удален с поля. Правда это или вымысел, но необычный приём был взят игроками на вооружение, и в октябре 1863 года на собрании представителей различных клубов в Лондоне официально возникла новая игра под названием «регби-футбол».

Только сто лет спустя в столице Советского Союза состоялся первый официальный матч по регби, а в 1949 году «буржуазная игра» оказалась под запретом. Возрождение в нашей стране этого необычного вида спорта началось после прошедшего Всемирного фестиваля молодёжи и студентов 1957 года, в рамках которого проводились III Международные игры молодёжи. На переделанных для регбийного турнира футбольных полях стадионов москвичи и гости столицы имели возможность наблюдать захватывающие встречи клубов из Уэльса, Австралии, Франции, Румынии и Чехословакии. Вскоре после этого «шоу» преподаватели и студенты высших учебных заведений в разных городах нашей страны стали создавать секции регби. Одним из первых ВУЗов, решивших попробовать свои силы в новом виде спорта, стало Московское высшее техническое училище. А ровно через десять лет после закрытия фестиваля в 1967 году была создана Федерация Регби СССР.

Вскоре по инициативе маршала авиации Степана Акимовича Красовского футбольный коллектив Монинской Краснознамённой Военно-Воздушной Академии также решил поменять свою спортивную специализацию на новую силовую игру, ставшую уже к тому времени популярной. Основу сформированной при Московском Военном округе команды составили опытные регбисты МВТУ имени Н. Э. Баумана. Их капитан Евгений Иванович Антонов стал играющим тренером команды «спортсменов-лётчиков». 1968 год стал памятен её победой на чемпионате РСФСР.

Этот успех команды ВВА маршал авиации Степан Акимович Красовский встретил уже вне стен, ставшей ему родной, академии. С уходом со своего поста в мае месяце 1968 года он покинул, ставший лучшим в Московском военном округе, Монинский гарнизон и уехал в столицу.

Вскоре на место начальника Краснознамённой ордена Кутузова Военно-Воздушной Академии был переведён Герой Советского Союза маршал авиации Сергей Игнатьевич Руденко, занимавший до этого времени должность первого заместителя Главнокомандующего ВВС. Случилось это буквально через месяц после того, как 27 марта 1968 года возле деревни Новосёлово Владимирской области произошла ужасная трагедия. Во время тренировочного полёта на учебно-тренировочном истребителе МиГ-15УТИ разбились сразу два Героя Советского Союза. Один из них – пилот-инструктор Центра подготовки космонавтов, инженер-полковник Владимир Сергеевич Серёгин, другой – лётчик-космонавт СССР инженер-полковник Юрий Алексеевич Гагарин. 15-го апреля этого же года Военно-Воздушной Академии было присвоено имя человека, впервые облетевшего земной шар на космическом корабле.

Через пятнадцать лет после этой катастрофы Степан Акимович Красовский «вернулся» в Монино. Герой Советского Союза маршал авиации после своей смерти 21 апреля 1983 года, согласно своему завещанию, был похоронен на местном военном мемориальном кладбище. В 1985 году его именем была названа центральная улица Монинского гарнизона – Академическая. Через тринадцать лет средней общеобразовательной школе № 3, построенной в 1962 году на месте деревянного барака школы № 21 Рабочего городка, также было присвоено имя Героя Советского Союза маршала авиации Степана Акимовича Красовского.

Добрую память о Степане Акимовиче Красовском бережно хранит и созданная в 1967 году при его непосредственном участии Монинская команда «ВВА – Подмосковье», остающаяся и по сей день в числе самых сильных и титулованных регбийных клубов нашей страны.

С 1969 года на территории гарнизона продолжилось строительство жилья для жителей закрытой части посёлка. В связи с невозможностью дальнейшей эксплуатации поля аэродрома и полным прекращением полётов было снято высотное ограничение возводимых в Монино зданий и сооружений. Вскоре после принятия этого решения на месте лесного массива перед школой № 20 стали подниматься ввысь первые четыре 12-ти этажных блочных жилых дома улицы Баранова, пятым – стал дом № 6 по улице Авиационной.




Дальнейшая реализация программы высотного жилищного строительства на территории гарнизона предусматривала снос улицы Технической. Этот уголок Монино в 1963 году стал местом для натурных съёмок одного из эпизодов кинодрамы режиссёра Татьяны Лиозновой «Им покоряется небо». Вместе со стоящими здесь небольшими четырёхквартирными домами, бараками и сараями, вскоре пошли на слом и два медицинских учреждения, также мешавших строительству новых 9-ти этажных жилых домов. Прекрасный пол посёлка Монино лишился здания женской консультации вместе с располагавшимся здесь родильным отделением, а их любимые чада – своей детской амбулатории. Многоэтажное строительство на улице Технической продолжалось до 1993-го года.

Постепенно уходил в историю и стирался из памяти тихий, чистый, зелёный монинский гарнизон, на территории которого встречались не только военнослужащие и члены их семей, но и белки, зайцы, лисы, кабаны и даже лоси, не говоря уже о различных представителях пернатых, пищащих, кричащих и поющих среди веток деревьев. Прямым доказательством посещения нашего леса крупными животными стал факт давней трагедии, произошедшей на Горьковском шоссе недалеко от поворота на станцию Монино. Лоси, отыскав дыру в заборе, на свой страх и риск решили пересечь оживлённую магистраль «вне пешеходного перехода», в результате чего оба животных погибли. Рядом с местом происшествия вскоре был поставлен памятник, который через несколько десятков лет постигла та же участь. Вскоре был сооружён новый монумент. Скульптурная группа приобрела несколько иной вид. Фигуру будущего отца семейства автор памятника лишил его роскошных ветвистых рогов, «превратив» его таким образом в заботливую лосиху-маму со своим «отпрыском». Простояв несколько десятков лет, «увековеченное» в хрупком гипсе семейство было разрушено вандалами. В начале 2010 года на территории Ногинского района в пятистах метрах от места давней трагедии по другую сторону «пограничной» дороги, ведущей на станцию Монино, появился ещё один памятник, напоминающий своим видом свой первоначальный вариант.

Железная дорога

Параллельно с продолжающимся жилищным строительством на территории гарнизона, по другую сторону забора начались работы по расширению железнодорожного полотна перегона Чкаловская – Монино. Все поезда, следующие в Монино по единственному рельсовому пути на этом участке железной дороги, были вынуждены на станции Чкаловская дожидаться составов, вышедших им навстречу. Такая ситуация в конечном итоге крайне ограничивала пропускную способность данного отрезка железной дороги. В связи с этим было принято решение проложить на перегоне Чкаловская – Монино второй рельсовый путь, что позволило в значительной степени повысить качество обслуживания пассажиров, как самого Монино, так и его северного соседа – города Лосино-Петровского. До 1971 года станция Монино была конечным пунктом Ярославского направления Московской железной дороги и заканчивалась тупиком. Лишь одна пристанционная не электрифицированная ветка, сооружённая во время строительства основной линии, вела в район текстильной фабрики города Лосино-Петровского.





Вскоре работы были продолжены. Проект предусматривал укладку железнодорожного пути до станции Фрязево Балашихинской ветки Горьковского направления Московской железной дороги. Перевод большой части грузовых и пассажирских составов на Ярославский вокзал столицы позволил увеличить общее количество пригородных поездов Горьковского направления, отправляющихся с Курского вокзала Москвы. В ходе практической реализации проекта над дорогой, соединяющей станцию Монино с современной Федеральной трассой М-7 «Волга» (Москва – Н. Новгород – Казань – Уфа) для грузовых и пассажирских поездов был построен путепровод. Продление улицы Московской Рабочего городка от КПП «Северное» до шоссе, ведущего на станцию Монино, позволило пропустить по этому маршруту весь автомобильный транспорт, следующий в направлении города Лосино-Петровского. Не забыли и о пешеходах. Для них был открыт «удобный» подземный переход. После того, как убрали железнодорожный переезд вместе с деревянным пешеходным настилом, у всех владельцев собственных домов, дач, садовых участков, гаражей и сараев, расположенных к северу от железной дороги, появился весомый повод поправить своё пошатнувшееся здоровье. Теперь на свой страх и риск «безлошадный» народ преодолевает рельсы в том же месте, перенося на своих могучих плечах велосипеды, коляски и каталки, наполненные маленькими детьми, картошкой и банками с огурцами. Демонтированный в ходе реконструкции Монинского железнодорожного узла переезд находился недалеко от того места, где в 1970 году на месте бараков был построен кинотеатр «Огонёк» на 400 зрительских мест. В октябре месяце 2011 года здание, в качестве объекта муниципального имущества, было выставлено на аукцион. В настоящее время его владельцам является торговая сеть магазинов «Дикси».

В самом начале 1971 года Музей-выставка авиационной техники, организованный в Монино при Краснознаменной Военно-воздушной академии, получил статус Музея Военно-Воздушных Сил СССР. Буквально через год его коллекция пополнилась очередным уникальным экспонатом. Самолёт, о котором пойдёт речь, завершил свой последний полёт, приземлившись 16 марта 1972 года на Монинском аэродроме. Это была первая опытная машина Ту-114 СССР-Л5611 ОКБ Андрея Николаевича Туполева.

В качестве «отправной точки» проекта конструктор выбрал четырёхмоторный турбовинтовой стратегический бомбардировщик Ту-95. Целью, уже имевшего большой опыт работы коллектива, было создание в Советском Союзе надёжного гражданского самолёта, предназначенного для работы на международных и трансконтинентальных воздушных авиалиниях.

Новый экспонат Музея Военно-Воздушных Сил, получивший при своём «рождении» гордое имя «Россия», во второй половине сентября 1959 года совершил самый известный свой полёт. Ещё не прошедший полный комплекс эксплуатационных испытаний, Ту-114 СССР-Л5611 совершил беспосадочный перелёт из Москвы в столицу Соединённых Штатов Америки – Вашингтон, доставив туда официальную делегацию Советского Союза во главе с председателем Совета Министров СССР Никитой Сергеевичем Хрущёвым.

Песня о лётчиках

В августе 1973 года Краснознамённую Военно-Воздушную Академию возглавил заслуженный военный лётчик СССР дважды Герой Советского Союза генерал-полковник авиации Николай Михайлович Скоморохов. С этим именем связана ещё одна история, имевшая своё продолжение. За семь с половиною лет до этого назначения 11 января 1966 года на страницах периодического издания Министерства обороны газеты «Красная Звезда» был опубликован очерк с необычным названием «Бриллиантовая двойка». Его автор поделился с читателями фронтовыми воспоминаниями известного военного лётчика и будущего начальника Монинской академии.

В тяжёлые годы битвы за Украину глава министерства авиации Германии Рейхсмаршал Герман Геринг бросил в бой группу лётчиков, награждённых за особые заслуги высшим орденом нацистской Германии – Рыцарским Железным крестом. 20-го мая 1944 года, всего за год до окончания войны, в воздушном бою с немецкими асами погиб фронтовой товарищ Николая Михайловича Скоморохова лётчик 31-го истребительного авиаполка Николай Иванович Горбунов. «Казалось, никто не сможет противостоять ему в боевых схватках. <…> И вот воздушный бой над излучиной Днестра в районе Дубоссар. <…> В один из моментов <…> на него <…> обрушили свой огонь сразу два "мессера" <…> Хоронили <…> Николая Ивановича Горбунова <…> на кладбище села Грасово Одесской области»[99].

«На могиле Горбунова лётчики поклялись мстить врагу до полной победы <…> Скоморохов, тогда ещё капитан, сражался над Будапештом. <…> Приближался конец войны, и гитлеровцы напрягали последние усилия». Будущий дважды Герой Советского Союза «.. знал, что нашим авиаторам в этом районе противостоит воздушная группа "Удет",* в которую входила <…> "Бриллиантовая эскадра" – гордость фашистских "Люфтваффе" <…> Над Будапештом Скоморохов сбил "Мессершмитта 109-Ж".** Враг врезался в землю, самолёт его взорвался. <…> попробуй теперь узнай, кто был его противником. <…> Лётчики, вероятно, скоро бы и забыли об этом бое, но происшедшее две недели спустя событие пролило свет на личность сбитого Николаем аса.<…>"Летающие волки"<…>считали себя хозяевами воздушного океана <…> асы имели громадный боевой опыт <…> По всему было видно, что "Мессершмитт" пилотирует очень расчётливый и опытный лётчик. <…> фашист напомнил ему того, сбитого им две недели назад. <…> он должен уничтожить фашиста: вдруг это тот, что сбил Горбунова?! <…> Самолёты с бешеной скоростью сближаются. <…> "... пора!" Николай жмёт на гашетку <…> За крылом проплыл белым полотнищем парашют <…> Сбитого им лётчика доставили на аэродром. – Бриллиантовая эскадра – представился ас – Я есть заместитель командира эскадры. <…> Немец надменно смотрел на русских, неторопливо отвечая на вопросы. <…>нехотя рассказывает: две недели назад Скоморохов сбил его командира.<…> тот, который взорвался, оказывается, был командир эскадры...»[100].

3-я истребительная эскадра «Удет» (Jagdgeschwader 3 «Udet»). Получила свое наименование в честь лётчика-аса Первой мировой войны Эрнста Удета. 

 **«Messerschmitt Bf.109G» – модификация Gustav одномоторного истребителя Bf.109 авиастроительной компании Bayerische Flugzeugwerke AG (Германия).

Эта история заинтересовала не только читателей многотиражной газеты Министерства обороны. Автор очерка Алексей Владимирович Высоцкий услышал её одним из первых на московской квартире своего родного брата. «О чём вспоминают фронтовики, собравшись, надо ли говорить...». Сын Семёна Владимировича «...слушал наши беседы серьёзно, вдумчиво», что впоследствии сказалось и на его творчестве. Благодаря данному ему свыше таланту, автор и исполнитель своих песен, поэт и писатель, актёр и драматург Владимир Высоцкий стал со временем одним из самых ярких представителей русской культуры нашего времени. У него было «...много песен на военную тему. И что интересно, фронтовики признают автора своим, будто он ходил в атаки, сбивал «мессеры» <…> Откуда столь подробное знание деталей военного быта, столь глубокое проникновение в героику и трагизм войны? Сам Володя говорил, что эта тема в его стихах и песнях подсказана не только воображением, а жизнью, рассказами фронтовиков. Кто же они, эти люди? <…> Считаю, серьезный интерес к военным событиям пробудил в Володе мой брат – Алексей Владимирович Высоцкий. На его груди семь орденов, из них три – Красного Знамени. При каждой встрече сын буквально ни на шаг не отходил от "дяди Лёши"...»[101]. В 1975 году на сцене Московского драматического театра имени Марии Николаевной Ермоловой состоялась премьера спектакля по пьесе Эдуарда Володарского «Звёзды для лейтенанта».

Незадолго «... до того, как она была поставлена в театре...» Владимир Высоцкий для этого спектакля написал песню «...о погибшем друге, лётчике», и посвятил её «генерал- полковнику Николаю Скоморохову»[102].

Нетрудно догадаться, что тема этой песни была навеяна фронтовыми воспоминаниями прославленного лётчика, опубликованными много лет назад на страницах газеты «Красная Звезда» под названием «Бриллиантовая двойка».

Летом 1975 года Владимир Семёнович Высоцкий, ставший уже к тому времени воистину Народным Поэтом для подавляющего большинства жителей СССР, по личному приглашению генерал-полковника авиации Николая Михайловича Скоморохова приехал в Монино. 19 июня в переполненном Большом зале гарнизонного Дома офицеров он «вживую» поёт для личного состава Военно-Воздушной Академии и всех, сумевших попасть на концерт жителей Монино, до этого слышавших голос Высоцкого только в кино и на магнитофонах.

Со сцены звучат в основном песни на военную тему. Седые генералы украдкой утирают скупые мужские слёзы, задавая себе вопрос – каким образом этот молодой человек смог в простых словах передать всё, что им довелось испытать и пережить на фронте в кровавые годы войны? На него можно найти ответ у самого Владимира Высоцкого.

«...Вот спрашивают: "Попадал ли в плен ты?"

Нет не бывал – не воевал ни дня! <…>

От ваших строк, мои корреспонденты,

Прямеет путь и сохнет колея.

 

Сержанты, моряки, интеллигенты, –

Простите, что не каждому ответ:

Я вам пишу, мои корреспонденты,

Ночами песни – вот уж десять лет!»[103]

В этот июньский вечер Владимир Высоцкий пел долго. Все те, кто сумел попасть на этот концерт, стоя аплодировали любимому артисту. Вырывавшиеся из его души слова оказались пророческими. «Кто ? то скупо и чётко отсчитал нам часы / Нашей жизни короткой, как бетон полосы. / И на ней ? кто разбился, кто ? взлетел навсегда...»

Маршал авиации, заслуженный лётчик Николай Скоморохов, не получивший в годы войны ни одного ранения, 14 октября 1994 года по нелепой трагической случайности погиб в автомобильной катастрофе на повороте с Горьковского шоссе к «Южным воротам» Монинского гарнизона. Душа же самого сорокадвухлетнего Владимира Высоцкого «взлетела навсегда» 25 июля 1980 года, в самый разгар Московской Олимпиады. О его преждевременной кончине люди узнали из двух небольших некрологов, опубликованных в газетах «Вечерняя Москва» и «Советская Культура». Уход из жизни Народного Поэта и Актёра стал настоящим потрясением для всех поклонников его таланта.

Наедине с тобою, брат...

Не был среди них исключением и ещё один незаурядный человек с не менее сложной творческой судьбой – актёр театра и кино Олег Иванович Даль. Они очень были близки по духу и похороны Владимира Высоцкого стали для известного артиста откровением. Многотысячная толпа, заполнившая в дни проведения всемирного летнего праздника спорта Таганскую площадь столицы, море цветов, звучащий отовсюду хриплый голос всенародно любимого, но непризнанного чиновниками поэта и певца – всё это повергло официальные власти в шоковое состояние. Что происходило в душе самого Олега Даля, пришедшего вместе со всеми в день похорон к Московскому театру на Таганке – остаётся только гадать. Возможно, мысли и чувства Олега Даля в тот момент были сродни строкам стихотворения, написанного в 1840 году его любимым поэтом: «Наедине с тобою, брат, /Хотел бы я побыть: /На свете мало, говорят, /Мне остаётся жить! <…> /...моей судьбой <…> очень /Никто не озабочен...»[104].

Жить Олегу Ивановичу Далю действительно оставалось совсем недолго. Ему как воздух нужен был душевный покой. За полгода до смерти актёр закончил свою работу над моноспектаклем по произведениям Михаила Юрьевича Лермонтова. Осенью 1980 года в небольшом кабинете своей московской квартиры, при помощи типичных для того времени звуковоспроизводящих устройств, он записал на кассетный магнитофон сценарий своей театральной постановки. В придуманных им незамысловатых декорациях «Исполнитель», роль которого играет сам Олег Иванович Даль, читает стихи Михаила Лермонтова.

Последние месяцы своей жизни Олег Даль вместе со своей женой и тёщей провёл в посёлке «Стахановец», где в январе месяце 1981 года актёру и его супруге Елизавете удалось «... снять дачу – хороший дом со всеми удобствами, причём очень дёшево <…> Он сразу принял эту идею с загородным житьём. Именно за тишину. За то, что никто ему там не мешает и не может его достать. <…> 18 января Олег и Лиза на такси переехали туда жить, взяв с собой очень много вещей, в том числе одеяла, подушки и т. д. и т. п., дабы не чувствовать себя <…> хуже и дискомфортнее, чем в Москве…Когда я приехала туда в первый раз, <…> ребята встречали меня на станции Монино Ярославской железной дороги. Потом мы шли пешочком через лес. Олег брёл с удовольствием и с таким видом, словно он шагает в своём имении. Он очень наслаждался этой снежной дорогой <…> Когда мы вошли в дом, Олег повёл себя в нём так, будто это его частная собственность: абсолютно по-хозяйски. А дом был замечателен еще и тем, что в нём почти не было никакой мебели – ничего не было заставлено. Он был совсем новый <…> Было очень пусто, чисто, чужой жизнью совсем не пахло, что Олегу страшно понравилось. <…> вся нижняя часть и подвал дома были хозяйственными со всевозможными подсобками. Плюс к этому – водопровод, отопление, ванна, газ, свет и телефон. При этом сам дом стоял в большом заснеженном саду. <…> Чем Олег занимался? <…> Он очень много гулял и очень много лежал на кровати, отдыхая. Читал. И писал стихи. Начал новую редакцию своего рассказа "Собачий вальс" <…> В январе Олег больше в Москве не появлялся. <…> Олег отдыхал, набирался сил и работал: писал стихи, прозу, эссе <…> в Монине был кот – дикий, огромный. <…> Но они его кормили. Каждое утро он приходил к дому, причём если Лиза опаздывала, то стучал лапой в окно или дверь. И стуку от него было столько, что Лиза торопилась скорее вынести ему всё полагающееся на завтрак. Но в дом он никогда не заходил – при мне, во всяком случае. <…> Но вот насчёт стихов Олега "Прогулки с котом", написанных в Монине, и их связи с этим котом – не знаю...»[105].

«...Почему же мне так хорошо /Упираться взглядом в стену /Может время моё пришло /А сейчас моя память в плену?!..»[106].

И, словно в продолжение строки: «Сейчас я вспоминаю... /Мы прощались... Навсегда /Сейчас я понял... Понимаю /Разорванность следа... <…> И снова каюсь. Каюсь. Каюсь, /Держа в руках разорванное сердце...»[107].

«Когда Олег <…> уезжал из Монина <…> первого марта в Киев <…> он был очень спокоен. <…> Олег должен был вернуться из Киева четвертого и сразу же поехать с Лизой в Монино <…> третьего, на улице был чудный, очень солнечный день, морозец такой хороший. <…> ни за Лизу я не беспокоилась, ни за Олега. Поэтому телефонный звонок, раздавшийся где-то часу в пятом, меня совершенно не насторожил. Звонила Лиза. Я взяла трубку, а она мне, не здороваясь, сказала: "Мама… тебе надо приехать домой. <…> Олег умер"…»[108].

«Помоги и спаси, /О, Господи. /Сбереги и укрой, /О, Господи. /Мягким снегом меня занеси, Господи. /И глаза свои не закрой, Господи. /Погляди на меня, /О, Господи. /Вот я весь пред тобой, /О, Господи. /Я живу не клянясь, /О, Господи. /Подари мне покой, /О, Господи»[109].

Этот предсмертный крик души вырвался из под пера поэта, известного актёра театра и кино Олега Ивановича Даля здесь, на монинской земле зимой 1981-го года.

«Перестройка»

Но время не стоит на месте. Многонациональная сверхдержава Союз Советских Социалистических Республик переживала нелёгкие времена. В ноябре месяце 1982 года сердце её лидера Леонида Ильича Брежнева остановилось. После кончины генерального секретаря Центрального Комитета Коммунистической партии Советского Союза, возглавлявшего огромную страну шестнадцать с половиною лет, КПСС стала постепенно терять свой авторитет, как внутри самого государства, так и во всём мире. Сменивший его на этом посту Председатель КГБ СССР Юрий Владимирович Андропов прожил не долго. Уже через год состояние здоровья нового лидера стало резко ухудшаться. В начале февраля 1984 года 70-летний Ю. В. Андропов скончался. Главой Компартии и самого большого в мире государства был выбран «промежуточный вариант» – тяжелобольной, 72-х летний Константин Устинович Черненко. Этот шаг был вызван необходимостью принятия единственно правильного решения по выбору достойной кандидатуры на должность генерального секретаря, устраивающей большинство членов Политбюро Центрального Комитета КПСС. В марте 1985 года Константин Устинович Черненко умер.

К этому времени, с целью охраны здоровья местного населения, по соседству с посёлком «Стахановец» «выросли» большие корпуса новой Монинской больницы. В здании же бывшего лечебного учреждения, на улице Комсомольская Рабочего городка, разместили Детский сад. Вместе с тем, с внешней стороны забора продолжалось и жилищное строительство. В эти годы десятки семей получили ордера на новые квартиры в многоэтажных домах улиц Южная, Дружбы и Московская Рабочего городка. В монинском же гарнизоне по нечётной стороне новой улицы, получившей своё имя в память ушедшего из жизни генерал-майора авиации Валентина Николаевича Дементьева – бывшего начальника учебного отдела Военно-воздушной академии, к этому времени было завершено строительство девяти многоэтажных жилых домов.

В марте 1985 года пост генерального секретаря Центрального Комитета Коммунистической партии Советского Союза был передан в руки пятидесятичетырёх летнего члена Политбюро ЦК КПСС Михаила Сергеевича Горбачёва. Взявший курс на изменение сложившейся государственной социально-экономической системы новый лидер свои реформы начал с кадрового обновления всего административного аппарата. Не остались в стороне и Вооружённые Силы СССР.

Толчком к их осуществлению послужила дерзкая выходка 18-ти летнего немецкого лётчика Матиаса Руста. 28 мая 1987 года американский лёгкий одномоторный самолёт Cessna 172 Skyhawk, за штурвалом которого находился западногерманский «герой», вылетел из столицы Финляндии. Затем, прервав радиосвязь с диспетчерскими службами, Матиас Руст двинулся на восток, взяв курс на Москву. Арендованный в аэроклубе немецкого города Гамбурга самолёт вошёл в воздушное пространство СССР, безнаказанно преодолел все зоны системы противовоздушной обороны страны и вечером совершил посадку в самом центре Советской столицы. Этот инцидент послужил веским поводом отстранения от занимаемой должности как Министра обороны Сергея Леонидовича Соколова, так и Главнокомандующего Войсками ПВО страны Александра Ивановича Колдунова.

На освободившуюся должность Министра обороны был назначен генерал армии Дмитрий Тимофеевич Язов. Буквально через год после мягкой посадки у стен Кремля американского самолёта Cessna, самолёт-лаборатория АН-12 535-го Ростовского авиаполка совершил вынужденную жёсткую посадку на воду в районе мелководья недалеко от курортного города Ейска, расположенного на побережье Азовского моря.

Авиационная катастрофа унесла жизни около трёх десятков военнослужащих Ейского высшего авиационного училища. Виной всему стал так называемый «человеческий фактор».

Происшедшая трагедия также имела своё продолжение. В то время, исполнявший обязанности Главнокомандующего Военно-воздушными силами, генерал-полковник авиации Борис Фёдорович Корольков одним из первых узнал подробности случившегося в Краснодарском крае и доложил обо всём по телефону Министру обороны Дмитрию Язову. После его крайне несдержанной реакции на это сообщение Борис Фёдорович Корольков написал рапорт об отставке. Чтобы не «выносить сор из избы», было принято решение о его переводе на должность Начальника Военно-воздушной академии имени Ю. А. Гагарина. Осенью 1988 года, вынужденный освободить это место дважды Герой Советского Союза, заслуженный военный лётчик СССР, доктор наук, профессор, маршал авиации Николай Михайлович Скоморохов был переведён в Группу генеральных инспекторов Министерства обороны, так и не успев дождаться окончания строительства на территории гарнизона новых учебных корпусов средней общеобразовательной школы №1.

Два больших светлых здания открыли свои двери для подрастающего поколения авиационного городка в сентябре 1990 года уже при новом начальнике Военно-воздушной академии.

За четыре года до этого события – 27 марта 1986 года на заседании исполнительного комитета Монинского поселкового Совета народных депутатов было принято решение об утверждении первого варианта Герба посёлка Монино.

Его автор – Игорь Станиславович Сметанников – попытался показать при помощи условных изображений, расположенных на щите герба, то, что посёлок, входящий в территориальный состав Московской области, является железнодорожным узлом и имеет самое прямое отношение к авиации. Раскрытая книга символизирует находившуюся здесь до недавнего времени Военно-воздушную академию. Через шесть лет автор предложил на рассмотрение Монинскому поселковому Совету народных депутатов новый герб, который был утверждён и принят в 1992 году народными избранниками в качестве окончательного варианта.

Закат

Настали трудные времена. Страна переходила на путь ускоренного социального и экономического развития. Из-за нехватки денежных средств так и не был осуществлён проект сооружения стеклянного перехода с зимним садом, соединяющего между собой старое здание и новые корпуса школы №1. Монинский музей Военно-воздушных сил, как и все остальные культурно-просветительские организации Министерства обороны, максимально ограничил свободный доступ к своей коллекции уникальных экспонатов и перешёл к предоставлению платных услуг и экскурсионного обслуживания посетителей. Недостаточное финансирование Музея ВВС со стороны Министерства обороны привело к тому, что основная часть его экспозиции, находящаяся под открытым воздухом, постепенно стала превращаться в груду металлолома. Тому примером служит советский самолёт Ту-144. Согласно решения Министра авиационной промышленности СССР Василия Александровича Казакова, первый в мире сверхзвуковой пассажирский лайнер бортовой номер 77106 (серии 04-1) с выработанным гарантийным ресурсом был передан в качестве экспоната Монинскому музею. Воздушный зимний перегон на небольшой подмосковный аэродром огромной машины доверили экипажу опытно-конструкторского бюро Туполева в составе командира корабля – лётчика-испытателя Геннадия Владимировича Воронченко, второго пилота – лётчика-испытателя Бориса Ивановича Веремея и штурмана Виталия Александровича Трошина.

Практическому осуществлению этой сложной операции предшествовала тщательная подготовка. В ходе неоднократных посещений окружённого лесом заснеженного Монинского аэродрома, путём обмера был выбран самый длинный участок лётного поля, около полутора километров, наиболее подходивший для посадки сверхзвукового летательного аппарата.

Вечером 29 февраля 1980 года «музейный экспонат» массой около двухсот тонн прибыл к пункту своего назначения. Сделав контрольный пролёт над тщательно укатанной снежной полосой и выработав ненужное топливо, самолёт пошёл на посадку. Ориентирами для экипажа служили две подожжённые резиновые покрышки, лежащие в самом конце взлётно-посадочной полосы. Ещё до касания с землёй экипаж выпустил тормозной парашют. Ту-144 приземлился удачно и тягачом был отбуксирован на территорию Монинского музея ВВС. Четверть века сверхзвуковой пассажирский лайнер Ту-144 бортовой номер 77106 стоял под снегом и дождём на открытой стоянке музея рядом с другими уникальными самолётами, ожидая своего часа в надежде на доброе к себе отношение и людскую заботу.

В неменьшей степени страдали без должного внимания жилые дома и сооружения Министерства обороны Монинского гарнизона. Атмосферные осадки, проникающие сквозь худую кровлю зданий, разрушали деревянные перекрытия и коммуникации. Одной из первых превратилась в руины офицерская столовая, повара которой на протяжении многих лет кормили как личный состав Военно-воздушной академии, так и многочисленных проголодавшихся жителей посёлка Монино. Впоследствии здание было окончательно разрушено.

В 2006 году на этом месте было начато строительство православного храма Святого Благоверного Князя Александра Невского.

Вскоре подобная участь постигла и дом № 5 по улице Красовского. В нём долгие годы работал местный узел связи, включающий в себя почтовое отделение, телеграф и междугородний переговорный пункт. Летом 2012 года всеми брошенное бывшее офицерское общежитие было снесено.

В аварийном состоянии находятся большинство зданий гарнизона довоенной постройки, являющиеся историческим прошлым нашего городка. Их потеря стала бы такой же невосполнимой утратой, как и разрушенные дома Московского Старого Арбата.

Стало превращаться в руины и одно из самых посещаемых местными жителями зданий Монинского гарнизона – Дом офицеров. Здесь работали десятки различных кружков, музыкальная студия, библиотека, радиоузел, тир. На экране большого зрительного зала демонстрировались лучшие фильмы отечественного и зарубежного кино. На его сцене выступали самые известные в то время драматические и эстрадные коллективы нашей страны: Государственный академический Малый театр, Московский Художественный академический театр им. М. Горького (МХАТ), Московский театр «Современник», Ленинградский театр миниатюр, Московский театр сатиры; лидеры советской эстрады – вокально-инструментальные ансамбли: «Песняры», «Самоцветы», «Веселые ребята», «Ялла». И это далеко не все «громкие» в ту пору имена. Ещё в 1953 году Дом офицеров Монинского гарнизона был признан Министерством обороны лучшим среди подобного рода учреждений, расположенных в частях и подразделениях Военно-воздушных сил СССР.

20-го декабря того же года в Монинском гарнизонном Доме Офицеров была создана Ассоциация лётного состава Вооружённых сил. Главной задачей новой организации стало «...объединение <…> на общедемократических принципах с целью решения проблем, связанных с сохранением лётного состава, обеспечения социальной и правовой защищённости, содействия трудоустройству авиаторов, уволенных в запас»[110].

«...Наша жизнь совсем не изменилась к лучшему <…> с кого спросить за безрадостную старость, за разбитые надежды? <…> возрастающие год от года экологические проблемы, и вопиющее социальное неравенство...». Трудно поверить, что эти строки были напечатаны на странице первого номера газеты «Монинский вестник», вышедшей в свет в январе месяце 1992-го года. Провинциальное Монино не осталось в стороне от событий, происходивших в столице. Наряду с зарегистрированной на территории посёлка Коммунистической партией Российской Федерации – «политической наследницей» КПСС, здесь во времена политического кризиса было организовано местное отделение сравнительно «молодой» Демократической партии России, стоявшей «по другую сторону баррикад». Но «пропрезидентская» партия и её лидер Николай Ильич Травкин не выдержали политической борьбы с блоком КПРФ, ветеранами Военно-воздушных сил посёлка Монино и вскоре покинули «поле боя».

Один за другим менялись на своём посту начальники «градообразующей» Монинской Военно-воздушной академии имени Ю. А. Гагарина:

с 1997 по 2002 год – генерал-лейтенант авиации Виктор Петрович Козлов;

с 2002 по 2007 год – генерал-полковник авиации Аркадий Николаевич Барсуков

В 1999 году, практически на рубеже ХХ века, рядом с Монинским мемориальным военным кладбищем было завершено строительство церкви-часовни в честь Святого великомученика Георгия Победоносца. Возведение православного храма на территории закрытого военного гарнизона, основную часть населения которого составляли люди, «воспитанные» Коммунистической партией, да ещё и на добровольные пожертвования, стало событием воистину невероятным. Во главе инициативной группы по его строительству стояла местная жительница и будущая староста приходской общины Кострикина Лидия Ивановна.

Наступил ХХI век. Осенью 2000 года, в соответствии с вынесенным губернатором Московской области постановлением № 379-ПГ, при Монинской Военно-воздушной академии было открыто государственное бюджетное образовательное учреждение «Московская областная общеобразовательная школа-интернат с первоначальной лётной подготовкой». Для жизни и учёбы решивших связать свой жизненный путь с небом молодых людей командованием ВВА был передан корпус «Л» Военно-воздушной академии имени Ю. А. Гагарина. 22-го июня 2004 года Монинской лётной школе было присвоено имя первого трижды Героя Советского Союза маршала авиации, лётчика-истребителя Александра Ивановича Покрышкина.

 

 

Буквально через год после этого события на территории посёлка произошло ЧП. 19-го августа 2005 года во время проведения сварочных работ в музее ВВС вспыхнул пожар. Огнём была охвачена кровля основного 2-х этажного корпуса, которая провалилась во время его тушения, и часть здания типографии Военно-воздушной академии. Больше других пострадали первые три зала музейной экспозиции, рассказывающие о зарождении российского воздухоплавания. Летом того же года при Монинском музее Военно-воздушных сил была создана автономная некоммерческая организация «Фонд содействия музею ВВС». Под крылом этой структуры вскоре стали собираться юноши и девушки, небезразличные к своему отечеству и истории становления авиации огромного государства СССР. Молодёжь была готова оказать любую бескорыстную посильную помощь небольшому коллективу Монинского музея ВВС, начиная от уборки территории и заканчивая восстановлением музейной экспозиции.

Так, вместе со своими «железными» коллегами, «дождался своего часа» и первый в мире сверхзвуковой пассажирский лайнер Ту-144, совершивший посадку на лётном поле Монинского аэродрома 29 февраля 1980 года. В День Победы 9-го мая 2009 года этот огромный экспонат впервые за тридцать лет «принял на свой борт» посетителей музея ВВС.

Последним или, как говорят все те, у которых жизнь связана с небом – «крайним» начальником Монинской Военно-воздушной академии имени Ю. А. Гагарина стал Заслуженный военный лётчик генерал-лейтенант авиации Василий Павлович Малащицкий. 7-го марта 2008 года распоряжением Правительства Российской Федерации № 283-р в посёлке Монино, путём слияния двух высших военных учебных заведений, была создана Военно-воздушная орденов Ленина и Октябрьской революции Краснознамённая академия имени профессора Н. Е. Жуковского и Ю. А. Гагарина. Так, через 68 лет два прославленных ВУЗа вновь объединились вместе, но уже на монинской земле. 24-го декабря того же года распоряжением Российского Правительства № 1951-р ко вновь образованной Военно-воздушной академии, в качестве отдельных структурных подразделений, были присоединены шесть высших военных училищ из разных регионов Российской Федерации. После завершения этой новой структурной реформы Монинская академия была переименована в Федеральное государственное казённое военное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Военный учебно-научный центр военно-воздушных сил «Военно-воздушная академия имени профессора Н.Е. Жуковского и Ю. А. Гагарина» Министерства Обороны Российской Федерации (Сокращённо ВУНЦ ВВС ВВА).

«Агония» Монинской Военно-воздушной академии продолжалась до 2011 года. Приказом Министра обороны Российской Федерации № 1136 было предписано «Передать до 1 сентября 2011 г. подготовку обучающихся <…> из Военно-воздушной академии имени профессора Н. Е. Жуковского и Ю. А. Гагарина (г. Москва, пос. Монино, Щёлковский район Московской области) в Военный авиационный инженерный университет (г. Воронеж).

За этот небольшой промежуток времени в кресле кабинета начальника Военного учебно-научного центра Военно-воздушных сил сменилось аж сразу два высших должностных лица: генерал-майор авиации Бычков Виктор Георгиевич и генерал-майор авиации Султанов Тофик Челебиевич.

Переезд учебного заведения на новое место размещения напоминал собой срочную эвакуацию организации во время стихийного бедствия. Из окон зданий бывшей Военно-воздушной академии летела вниз мебель, оргтехника, наглядные пособия и книги. Оставшиеся без уникального оборудования тренажёрные залы, опустевшие корпуса Монинского Военного учебно-научного центра военно-воздушных сил напоминали своим жалким видом одну большую свалку.

Все попытки инициативной группы ВВС вернуть Военно-воздушную академию в родные стены не увенчались успехом. Чтобы прекратить все разговоры на эту тему, Министерством обороны было принято решение о передислокации в 2012 году на территорию, ранее занимаемую Военным учебно-научным центром ВВС, 38-го отдельного полка связи Воздушно-десантных войск РФ, расквартированного в подмосковном посёлке Медвежьи Озёра. Сюда же из Раменского района Московской области Министерством обороны было запланировано перевести и 606-й гвардейский зенитный ракетный Краснознаменный полк ПВО. Перед переездом личного состава воинских частей силами десантников на выделенные для этих целей средства были проведёны кровельные работы и внутренний ремонт корпусов, оставленных Монинской Военно-воздушной академией. Однако, осенью 2012 года процесс «переселения» остановил своим решением новый Министр обороны и вскоре связисты-десантники вернулись в родной для них гарнизон. Вместе со всеми многострадальное Монино покинули военная комендатура; отдел внутренних дел, обеспечивающий правопорядок; рота охраны и военная команда противопожарной защиты и спасательных работ Монинского гарнизона. К началу 2013 года была снята военизированная охрана и на двух основных контрольно-пропускных пунктах некогда закрытой для посещения территории посёлка – КПП «Южное» и КПП «Северное».

Эпилог

 

Разговоры о дальнейших перспективах использования бывшей базы этого учебного заведения прекратились зимой. Тогда, в конце 2013 года Президент Российской Федерации Владимир Владимирович Путин своим указом утвердил решение Министра обороны Сергея Кожугетовича Шойгу о создании на занимаемой ранее службами Военно-воздушной Академии территории Московского президентского кадетского училища имени Петра Николаевича Нестерова.

 

Петр Николаевич Нестеров

Петр Николаевич Нестеров

Имя прославленного русского военного лётчика, впервые в мире выполнившего на французском моноплане Nieuport IV замкнутую вертикальную петлю, открывшую дорогу искусству высшего пилотажа, и его трагическая гибель в августе 1914 года навсегда будут связаны с историей будущего военно-учебного заведения. Свидетелем последнего воздушного боя штабс-капитана Нестерова стал Михаил Дмитриевич Бонч-Бруевич – в то время генерал штаба 3-ей Русской императорской армии.

«...С раннего утра 26 августа в небе не было ни облачка; отличная погода и заставила австрийского летчика проявить особую настойчивость. Он несколько раз появлялся над расположением штаба и даже сбросил две шумные бомбы, никому не причинившие вреда. <…> В этот роковой для него день Нестеров уже не однажды взлетал на своём самолёте и отгонял воздушного «гостя». <…> Австрийский аэроплан держался на порядочной высоте <…> услышав гул австрийского самолёта <…> Нестеров стремительно полетел навстречу австрийцу. <…> я не приметил всех манёвров отважного штабс-капитана, хотя, как и все окружающие, с замирающим сердцем следил за развертывавшимся в воздухе единоборством. <…> самолёт Нестерова, круто планируя, устремился на австрийца и пересёк его путь <…> кувыркаясь и переворачиваясь, неприятельский самолёт стремительно полетел вниз <…> Даже я, в те времена пристально следивший за авиацией, не подумал о том, что самолёт, таранивший противника, не может выдержать такого страшного удара. <…> из русского самолета выпала и, обгоняя падающую машину, стремглав полетела вниз крохотная фигура лётчика. Это был Нестеров, выбросившийся из разбитого самолёта. Парашюта наша авиация еще не знала <…> Вслед за штабс-капитаном Нестеровым на землю упал и его осиротевший самолёт <…> В полуверсте от места падения Нестерова, в болоте, были найдены обломки австрийского самолёта ...»[111].

В начале 2015 года началась «зачистка» территории бывшей Монинской Военно-воздушной академии. Один за другим были стёрты с лица земли четыре учебных корпуса, здание солдатской столовой (не так давно отремонтированных личным составом 38-го отдельного полка связи ВДВ Российской Федерации), узел связи вместе с питавшей его подстанцией и склады вещевой службы, переехавшего в Воронеж Военного учебно-научного центра военно-воздушных сил. После того, как весь строительный мусор вывезли – работы были остановлены. «Нетронутыми» остались лишь стены корпуса «Б» с его выбитыми стёклами. Вскоре, жителям городка на баннере, поставленном напротив «Северного» КПП, был представлен живописный проект расположения основных объектов на территории нового кадетского училища.

Исполнителем проведения всего комплекса работ по подготовке и реализации проекта строительства Президентского кадетского училища имени Нестерова стало общество с ограниченной ответственностью "АсконСтрой" из Санкт-Петербурга.

 

 

8-го июля 2015 года на Новинском шоссе при въезде в Монино, вся история которого неразрывно связана с авиацией, был поставлен памятник многоцелевому самолёту-истребителю МиГ-23МЛ. Ранее крылатая машина с бортовым номером 24 вместе с другими образцами боевой техники стояла в Москве на территории Военной академии Генерального штаба Вооружённых сил Российской Федерации.

Новое руководство учебного заведения решило часть экспонатов передать музеям. Благодаря совместным действиям Авиационно-спортивного клуба «Альботрос-Аэро» и местной администрации самолёт был доставлен в Монино. Силами некоммерческой организации «Альботрос-Аэро» удалось полностью восстановить боевой истребитель. На торжественной церемонии открытия этого символического «пограничного» памятного знака кроме местной администрации, многочисленных жителей Монино присутствовали и почётные гости. Один из них – Герой Советского союза, в прошлом – заместитель Главнокомандующего Военно-воздушными силами СССР генерал-полковник авиации Василий Васильевич Решетников. В 2004 году восьмидесятичетырёхлетний Заслуженный военный лётчик СССР на проходившей в Монино международной авиационно-исторической выставке «Летающие легенды», вместе с экипажем американского бомбардировщика B-25 Mitchell сел за штурвал этой уникальной боевой машины времён второй мировой войны. Ещё одним гостем стал доктор военных наук, профессор, Герой Российской Федерации, в прошлом – слушатель командного факультета Военно-воздушной академии имени Ю. А. Гагарина и Главнокомандующий ВВС РФ генерал армии Пётр Степанович Дейнекин. И наконец – самый «молодой», но очень опытный представитель Военно-воздушных сил нашей страны – Герой России, заслуженный лётчик-испытатель СССР, полковник Анатолий Николаевич Квочур.

Утром 14-го ноября на официальном правительственном интернет-сайте было опубликовано Распоряжение Правительства Российской Федерации № 2303-р:

«1. Создать федеральное государственное казённое общеобразовательное учреждение "Московское президентское кадетское училище" <…> (Московская область, Щелковский район, городское поселение Монино) <…> и отнести его к ведению Минобороны России.

2. Определить целью деятельности <…> осуществление образовательной деятельности по образовательным программам <…> основного и среднего <…> образования, интегрированным с дополнительными <…> программами, направленными на подготовку несовершеннолетних обучающихся граждан к военной или иной государственной службе.

Установить предельную штатную численность училища в количестве 332 единиц, численность обучающихся – 840 единиц

3. Минобороны России:

осуществлять функции и полномочия учредителя училища;

утвердить до 1 июля 2016 г. устав училища;

обеспечить до 1 августа 2016 г. государственную регистрацию училища...»[112]

Представленный к тому времени проект нового учебного заведения Министерства обороны предусматривал строительство на площади более 16-ти гектаров:

– учебно-административного корпуса;

– столовой на 900 человек;

– медицинского пункта, оснащённого стационаром;

– спальным корпусом;

– корпус специальной подготовки будущих выпускников;

– два спортивных комплекса;

– здание тира с учебным классом и методическим кабинетом;

– культурно-досуговый центр;

и, наконец – здания гаражного комплекса. 

За семь лет обучения будущие мужчины, поступившие в 5-е – 7-е классы Московского кадетского президентского училища, пройдут начальный теоретический курс обучения основным лётным профессиям и приобретут в выбранной ими специальности некоторые практические навыки. Кроме различных тренажёров для этой цели на территории монинского аэродрома планируется строительство взлётно-посадочной полосы, двух вертолётных площадок, а также – ангаров для размещения в них легкомоторной авиационной техники и планеров отечественного производства.

Хочется надеется на то, что федеральное государственное казённое общеобразовательное учреждение "Московское президентское кадетское училище», не разделит горькую судьбу регбийного центра Московской области, строительство которого «в целях <…> создания необходимых условий для успешного выступления подмосковных спортсменов во всероссийских и международных соревнованиях» началось ещё в начале XXI-го века и не закончено до сих пор[113].

P.S. Первое

Представленная вашему вниманию Историческая хроника подготовлена на основе архивных, документальных литературных материалов и информации, полученной из открытых источников.

В заключении хочется поблагодарить местных жителей, поделившихся своими воспоминаниями и фотографиями, а также обратиться к подрастающему поколению: «Любите Монино – свою малую родину, собирайте сохраняйте и берегите всё то, что осталось от его легендарного исторического прошлого, неразрывно связанного с отечественной авиацией. С Уважением, автор».

P.S. Второе

Центральный музей ВВС в Монино официально получил «дорожную карту» о перемещении всех экспонатов музея Монино в парк «Патриот» в Кубинке... музей могут закрыть до 1 июля 2016 г. Для любого, кто понимает, что такое старые самолёты, этот приказ выглядит как полный абсурд, потому что разбирать, перевозить и снова собирать машины, которые и так держатся на честном слове, означает попросту потерять их... многие наши экспонаты уникальны и сохранились в единственном числе. Допустить их гибель – преступление!

Присоединяйтесь к петиции в защиту музея на сайтах вконтакте и  «Платформа для петиций РуНета».

 

Редакция сайта считает необходимым присоединиться к призыву автора сохранить уникальную экспозицию и просит краеведческое сообщество и всех неравнодушных людей любыми своими возможностями присоединиться к этому призыву.

 


[96] Красковский В.М. «На службе неповторимой Отчизне». Воспоминания – СПб. ВКА им. А. Ф. Можайского, 2007, часть I.

[97] Из «Обращения Центрального Комитета КПСС, Президиума Верховного Совета СССР и Правительства Советского Союза».

[98] Из Указа Президиума Верховного Совета СССР от 5 октября 1956 года.

[99] Скоморохов Н.М. «Боем живёт истребитель» – М. Воениздат.

[100] Подполковник запаса А.Высоцкий «Бриллиантовая двойка» Военные приключения. – «Касная Звезда», 11 января 1966 года.

[101] Из воспоминаний С.В Высоцкого – Журнал «Советский воин», №2, 1988, стр. 44.

[102] Из выступления В. Высоцкого – г Калинин (ныне Тверь), Академия ПВО, 6 июня 1976 года.

[103] «Я к вам пишу» (1963 год). В Высоцкий. Сочинения в двух томах, том 2,стр.69-70 – М. «Художественная литература. 199.

[104] «Завещание». М.Ю. Лермонтов. Собрание сочинений в четырёх томах, том 1,стр.99 – М. «Художественная литература. 1964.

[105] Ольга Эйхенбаум «Горькая память» (Из записных книжек тёщи).

[106] Олег Даль «Прогулки с котом». Зима Монино 1981.

[107] Олег Даль «В.Высоцкому, брату». Монино, январь 1981.

[108] Ольга Эйхенбаум «Горькая память» (Из записных книжек тёщи) http://coollib.com/b/267777/read.

[109] Олег Даль. Зима Монино 1981.

[110] Из Обращения участников Учредительной конференции Ассоциации лётного состава Вооружённых сил.

[111] Бонч-Бруевич М. Д. «Вся власть Советам!», глава третья – М. Воениздат, 1958.

[112] http://government.ru/docs/all/104182/.

[113] Постановление Правительства Московской области от 24.10.2002 № 488/42.

 
При использовании материалов сайта ссылка категорически приветствуется.
© Богородск-Ногинск. Богородское краеведение. 2004-2018
Политика конфиденциальности
Яндекс цитирования Check PageRank