Богородск-Ногинск. Богородское краеведение

«Так говорит Господь: остановитесь на путях ваших и рассмотрите,
и расспросите о путях древних, где путь добрый, и идите к нему»
Книга пророка Иеремии. (6, 16)

Мы в социальных сетях:
 facebook.com/bogorodsk1781
 vk.com/bogorodsk1781

Досье: Щёлковский район \ О.А. Курбанов. Куликовская битва

ЩЁЛКОВО, № 1-2, 2006, С.4-13

О. А. Курбанов

КУЛИКОВСКАЯ БИТВА

 

Юбилей самой известной в Российской истории битвы был широко отмечен жителями Щелковского района. Праздничные мероприятия с участием краеведов, педагогов и представителей Щелковского благочиния прошли в соборе Святой Троицы и в ДК "Исток" г. Фрязино, где ежемесячно настоятель храма святого Иоанна Предтечи иерей Михаил Герасимов проводит православные беседы. 19 октября 2005 года на очередном заседании православных бесед состоялась встреча с историком-исследователем Олегом Александровичем Курбановым, который рассказал о битве и ответил на вопросы присутствующих.

 

К сожалению, в нашей историографии сложилась такая традиция, что военной истории отводится последнее место. Так сложилось до революции, а после революции она не развивалась. То есть какие-то работы у нас переиздаются, скажем, полковника Разина. Да и то их трудно назвать научными. Мне повезло в этом отношении Куликовской битве.

Я занимаюсь историей Х VI -Х V П веков. Это самое близкое время к Куликовской битве. В архиве древних актов я работаю с документами военных ведомств того времени.

Надо отметить, что очень многое из того, что пишется и издается о Куликовской битве, нуждается в корректировке. В современном освещении Куликовской битвы, если не брать труды Фоменко, даже наши академические ученые впадают в крайности: то битва была в другом месте, где-нибудь в Ряжском уезде; то сведения о Куликовской битве недостоверны, так как их сочинили благодарные потомки.

Мы прекрасно знаем по литературе о Великой Отечественной войне, что самые полные, самые подробные, самые беспристрастные работы появились только через поколение, а в первые пять-шесть лет ничего серьезного не писалось. Точно также можно сказать и о Куликовской битве. Значение этого события для наших предков раскрывалось постепенно.

Самый ранний памятник - «Задонщина». Сама битва Куликовской была так названа гораздо позже, чуть ли не Карамзиным. Раньше ее называли Задонщина - по месту битвы, либо Мамаево побоище, либо битва за Доном.

Первое литературное произведение «Задонщина» написано как быстрая переделка сказания «Слово о полку Игореве». Основная идея автора состояла в том, что русские дружинники поквитались с Диким полем за поражения на Каяле Игоря Святославича и на Калке. И уже потом начали осмысливать такие события, как благословение Сергия Радонежского, посылка двух чернецов Осляби и Пересвета, поведение Дмитрия Донского во время битвы. Это все приобретало литературную форму на протяжении целого столетия, пока не оформилось в общую картину битвы в знаменитом сказании о Мамаевом побоище.

Современные ученые недоверчиво относятся к памятникам поздней записи. Они не понимают, каким образом могли сохраниться подробности спустя много лет. Но ведь многие сведения передавались из уст в уста.

Был ли Пересвет, было ли благословение Сергия Радонежского, сражался ли Дмитрий Донской впереди всего войска? Выдумать такие факты вряд ли возможно. Народная память сохранила их, потомки записали.

25 лет назад вышла в свет работа В.А.Кучкина «Дмитрий Донской и Сергий Радонежский в канун Куликовской битвы». Автор утверждал, что Дмитрий Донской поехал к Сергию Радонежскому на Флора и Лавра, а войско на Куликово поле отправилось на Успение. Он также пишет, что Флор и Лавр идут после Успения. Летописец никакого противоречия в этом не видел. Рать отправилась к месту сражения, а Дмитрий направился для благословения к преподобному Сергию. Получается, что его дружина отправляется туда, а затем возвращается обратно.

Понятно, что Дмитрий Донской в одиночку не поехал бы в глухие леса. Естественно, что спутники, которые его сопровождали, и названы дружиной. Это было не все войско, которое заранее отправилось к месту битвы.

Главная идея этой статьи: Сергий Радонежский вообще не мог благословить Дмитрия Донского перед Куликовской битвой. Утверждается, что они были в ссоре. Вспоминается история о Митяе, которого Дмитрий решил поставить своей волей на должность митрополита. Ему все воспротивились, и он со всеми из-за этого поругался. Сергий Радонежский с ним повздорил и перед Куликовской битвой с ним не разговаривал.

Предположение, что святой человек будет держать на кого-нибудь обиду целых два года, да еще во времена, когда на Русь надвинулась такая беда, - это характерно для печати советских времен 1980-х годов. Тогда никто бы не заметил здесь противоречий, потому что все были людьми светскими. Читателей, наоборот, поразило бы знание православных праздников. Сейчас, спустя 25 лет, читаешь статью и натыкаешься на исключительные противоречия. Например, говорится, что у чернеца Осляби был сын. Как же, мол, у чернеца мог быть сын? Но что в этом особенного? Человек был сначала мирянином, воином, боярином, у него родился сын, и только после этого он постригся.

В нашей местности на Стромынском тракте было в то время два Успенских монастыря. Один назывался Дубенский, а второй - Стромынский. Первый был основан в честь победы на Воже в 1378 году, второй - в память победы на Куликовом поле. Оба эти монастыря были посвящены одному и тому же празднику и основаны по обоюдной договоренности князя Дмитрия с Сергием Радонежским. То есть они были обетные. Князь в честь этих побед написал указы об основании монастырей, а Сергий Радонежский прислал своих учеников, чтобы они стали их насельниками.

На месте одного из них сейчас стоит село Стромынь на реке Дубенке, второй затерялся и лишь совсем недавно, лет десять назад, в результате археологических раскопок был найден.

В.А.Кучкин пишет, что монастырь был основан только один, после победы на реке Воже, ведь рядом не может быть двух монастырей с одним престолом. И вообще есть очень интересные сведения о Дубенском монастыре: его основали после победы на Воже в августе, а через три месяца, в ноябре-декабре, Дмитрий приехал на освящение монастыря, то есть на его открытие. И ученый задается вопросом: как же можно монастырь построить всего за три месяца? Для советского человека монастырь - это Троице-Сергиева Лавра. Естественно, он задается вопросом: как можно такой монастырь построить за три месяца?

А что такое монастырь в конце XIV века? Вырыть землянку, срубить церквушку можно и за неделю.

Сомнительными аргументами наполнена фактически вся статья. Она камня на камне не оставляет от версии, что Сергий Радонежский благословил Дмитрия Донского на Куликовскую битву. Автор многое опровергает, демонстрируя невежество академического ученого.

Опровержения этой статьи не последовало и, думается, не последует, поскольку автор является заместителем директора института истории России.

Думаю, что в академической среде будут опубликованы и другие не менее сомнительные сведения. Например, с точки зрения модных веяний, рассматривая «Сказание о Мамаевом побоище», проводятся параллели с литературными памятниками той эпохи. Пишут, что засадный полк упоминается в Александрии в повести об Александре Македонском, а в Куликовской битве его на самом деле не было. Мол, сочинитель сказания, прочитав какую-то красивую историю про засадный полк, записал ее.

Военная история свидетельствует, что засадный полк был известен и на Руси, и у татар. Через 15 лет после Куликовской битвы произошла битва при Никополе, и там турецкий султан, чтобы разгромить объединенное европейское христианское войско, также организовал засадный полк.

Далее исследователь тоже ищет какие-то литературные параллели факту, что Дмитрий Донской поменялся одеждами с боярином Бренком...

Таким образом, чем дальше, тем больше можно ожидать каких-то новых "разоблачений" в истории Куликовской битвы.

К сожалению, это приводит к тому, что любой студент или молодой учитель, начинающий изучение Куликовской битвы, может окончательно запутаться. Современные исследования, ставя под сомнение тот или иной факт, не предлагают взамен ничего более-менее достоверного.

Но есть и хорошие работы.

Меня очень удивила работа Вадима Кожинова. Борьба Руси с Ордой, утверждает он, была некой химерой, поскольку Орда не была обычным государственным образованием, которое базировалось в Крыму, где были богатые генуэзские колонии. Он предполагает, что само это нашествие было организовано чуть ли не Папой Римским.

Наши академические ученые схватились за голову: как же так, это же полная ересь, полная чушь!

Однако, ознакомившись с аргументами Кожинова, я согласился с тем, что мы очень мало знаем об этой эпохе. Взять хотя бы предположение, что в одно и то же время в Диком поле собираются войска из Литвы и из Крыма, Каким образом они между собой договорились и согласовали этот самый поход? По аналогии вспоминаются другие крестовые походы на Русь, совершенные по благословению Папы Римского. Есть еще очень весомый аргумент, заставляющий задуматься. Выступая в поход, Дмитрий взял с собой для дипломатических поручений вовсе не тех людей, которые обычно общались с Ордой, которые знали татарский язык, знали дороги в Сарай, за Волгу. Наоборот, он берет с собой сурожских гостей, Захария Тютчева, то есть людей, которые знали итальянский язык и торговали с Крымом, с генуэзцами. Для него не было секретом, что сражаться придется не с золотоордынским войском, а с некой ордой, которая состоит из татар, но руководят ею итальянцы, генуэзцы и т.д.?

На этот вопрос пока нет ответа.

Несмотря на то, что историография Куликовской битвы насчитывает уже много лет, все сказанное дает основание утверждать, что на самом деле ею занимаются недостаточно.

Интересна работа современного ученого Андрея Горского «К вопросу о составе русского войска на Куликовом поле».

Кстати, его книга по истории средневековой России «Москва и Орда» приятно отличается тем, что нет в ней таких модных веяний: проклинать Москву и возвеличивать Тверь или Новгород, либо Литву и утверждать, что это были свободные русские земли, а Москва тиранская всех давила.

Горский, наоборот, доказывает, что отношения Москвы с Ордой были сложнее, чем мы думаем. Московские князья были данниками татар, но также и опытными политиками, которые очень часто рисковали головой и своим положением. В нужный момент они не боялись ослушаться татар.

В работе А.Горского «К вопросу о составе русского войска на Куликовом поле» на современном научном уровне выясняются имена всех предводителей русского войска: какие князья и бояре в ней участвовали.

Состав боярства, представленный на Куликовом поле, очень хорошо исследовал профессор Веселовский. Он написал серию работ о русском боярстве XV века. Ему удалось проследить персональный состав московского боярства - тех людей, о которых Дмитрий Донской в своем завещании писал, что они были у него не боярами, а «князьями моей земли», то есть он называл их своей опорой и постоянно заботился о них.

К сожалению, таких добротных исследований истории Куликовской битвы очень мало. Читаешь материалы, посвященные 625-летию Куликовской битвы, и хватаешься за голову: как вольно авторы обращаются с известным историческим фактом. Не утруждая себя исследовательской работой, называют количество - 300 тысяч человек - численность русского войска на Куликовом поле, что Боброк-Волынский погиб во главе засадного полка во время нанесения решающего удара. Общеизвестно, что он погиб через 15 лет на реке Ворксле в битве против Тохтамыша.

Вопрос о численности войска самый больной. Если начинаешь говорить, что в абсолютных цифрах, может быть, тысяч десять было с русской стороны, обычно люди возражают: как же так - это великая битва, и нельзя принижать ее значение.

Все население Москвы на момент Куликовской битвы составляло примерно 23 тысячи человек, причем это вместе со сбежавшимися жителями окрестных поселений. Известно, что после того как Тохтамыш взял обманом Москву, сжег ее и уничтожил всех жителей, князь Дмитрий велел выплачивать деньги на похороны погибших. Из сохранившихся документов следует, что всего 24 тысячи человек было похоронено.

В сказании о Мамаевом побоище говорится, что собралось войско под Коломной, провели смотр, прискакали к великому князю и сказали: «А войско у тебя 100 тысяч». Все это принималось за чистую монету. На самом деле эти летописные цифры вплоть до XVII века считались литературным оборотом. Было принято в Х VI -Х VII веках во всех источниках завышать реальную численность русского войска, чтобы никто не знал, сколько реально было русских ратников. Так было и на дипломатическом уровне: любой посол, приехавший, например, в Испанию, в Грецию, начинал рассказывать, что у московского царя 200 тысяч войска, невидимые тысячи. Иностранцы приезжали в Россию и видели то же самое. Они слышали подробнейшую фантастическую информацию о несуществующих войсках. Кроме того, попавший в плен к татарам сын боярский, ратник или воин должен был рассказывать, что, скажем, у нас было войско маленькое, а на Туле стоит больше, а в Москве еще больше. Ему было велено врать напрямую, что войско там числом тысяч 100-150.

В связи с вышесказанным ничего удивительного нет в том, что в обыденной жизни те же воины в кругу семьи или друзей называли такие же фантастические цифры. По этой причине летописец, который не был особенно грамотным человеком, как правило, это монах, который живет за монастырскими стенами, цифры и факты узнает не из первых рук. Услышит он, что войско пошло в поход численностью в 200 тысяч, так и запишет, не представляя, что 200 тысяч - это людская колонна протяженностью несколько километров, которую, к тому же, надо кормить, а для этого средств у государства не хватит.

В действительности на Куликовом поле собралось 30 разных дружин, то есть десятки князей, прибывших каждый со своей дружиной, и огромное ополчение московского Великого князя Владимирского княжества.

Собиралось войско по уездам, то есть, скажем, уезд владимирский, коломенский - каждый выставлял свой полк. Полк этот мог быть численностью в 50 человек. По тем временам это нормальная численность.

Для того чтобы понять, что такое ратный человек того времени, надо знать, что это не какие-то смерды в тулупах с рогатинами. Так идти против татар - значит сразу погибнуть и не принести никакой пользы. Русский воин - это и подстежка, и кольчуга, и броня, кони боевые плюс несколько коней под телегой плюс несколько коней под холопами, которые, естественно, его сопровождали в битве. Кроме того, он должен был заниматься военной подготовкой на поединках и на охоте.

Для того чтобы одного такого полноценного воина выставить, нужны были одна-две деревни, которые содержали этого воина. Под Коломной 30 дружин таких воинов соединились. На страницах «Задонщины» звучит просто гимн: блестят шеломы кавказские, кольчуги немецкие, мечи булатные, то есть каждый из этих воинов блистал вооружением. Даже если было 5000 таких воинов, хорошо вооруженных, со своими слугами, для своего времени это была невиданная рать, поэтому она и сохранилась в литературных памятниках как 100 тысяч, 200 тысяч.

Когда собралась такая огромная рать, никто не знал, как ею управлять. Это очень сложно. Надо иметь специальные штабы, чиновников, гонцов, иметь головы, тысячные головы. Все это отсутствовало. До этого воевали небольшими отрядами, численностью до 5-6 тысяч. Собственно, почему проиграло русское войско битву на реке Калке в 1223 году? Потому что собралось там 15 князей, которые не договорились о едином командовании, не обсудили, кто как будет действовать. Они вышли в степь, увидели татар, погнались за ними. В итоге монгольское войско, которое не имело себе равных по дисциплине, по оперативному искусству, разгромило их по частям.

Дмитрий Донской, собрав огромное войско, разделил его на пять полков. Параллель этому строю можно найти в византийских военных постановлениях того времени. В принципе существовали военные походные трактаты, в которых описывалось войско. Когда оно собирается очень большое, то делится на пять частей: сторожевой полк, передовой, два на крыльях и большой полк императора. По сути дела, именно эту организацию войска и перенял Дмитрий Донской.

Опытный воин Боброк Волынский за несколько лет до этого в составе литовских войск сражался с татарами при Синих Водах, где впервые объединилось огромное войско. Теперь на Куликовом поле пригодился его опыт построения большой рати.

Русских ратников относительно татар было не так уж и много. Татары - кочевой народ, они могли выставить и 10, и 20 тысяч воинов. Но в отличие от земледельческого народа эти воины были нищими, у которых колчан со стрелами, нагайка, может быть, дубина составляли все их имущество. Незадолго до битвы в поле произошла великая резня - гражданская война. Раскопки показывают, что те скудные части вооружения, которые раньше встречались в ордынских захоронениях, в этот период исчезают, обнищала даже знать из-за постоянных войн. Тогда как Русь окрепла, в Москве поставили белокаменный Кремль. И, скорее всего, многие русские ратники приобрели дорогостоящее оружие, коней и были хорошо подготовлены к битве.

Для того чтобы выиграть это сражение, Дмитрию Донскому необходимо было вынудить татар идти в лобовое столкновение. Если бы сражение произошло где-то в степи, то это преимущество было бы утеряно. Татары на основании своей тактики окружали врага и начинали обстреливать, уничтожая противника, не вступая в прямой контакт. Куликово поле, расположенное между Доном и Непрядвой, было прикрыто с флангов холмами, оврагами, речками Смолкой и Дубняком, дубовой рощей. Равнинная часть, удобная для битвы, была неширокой - всего 4- 5 км . Русский полководец имел возможность создать крепкий боевой строй, достаточный по глубине, чтобы сдержать натиск ордынской конницы, не опасаясь обходов и фланговых ударов. Одновременно великий князь выделил сильный резерв, чтобы ввести его в бой в решительный момент.

Мамай был уверен в победе. Он пригласил к себе кавказцев, которые славились производством оружия и металлических доспехов. Естественно, они пришли в армию Мамая со своими доспехами и вооружением. И как бы малы они ни были численностью, это было очень хорошим подспорьем. Легенда гласит, что в войске Мамая было 80 тысяч генуэзцев, которые построились в македонскую фалангу и громили центр русского войска. В действительности, конечно, генуэзцы давно не воевали фалангами. Как и во всей Европе, в Генуе были рыцари, арбалетчики, и вряд ли кто-то из них выступил в поход. Единственное, что могли фрязи - итальянцы, - предоставить в распоряжение Мамая специалистов, которые помогли бы ему взять московский Кремль. Эта мысль, высказанная недавно, довольно грамотная. Итальянские инженеры могли быть в обозе у Мамая, но это чисто теоретическое предположение, никаких документальных свидетельств нет. Возможно, такая точка зрения возникла из-за неправильного истолкования текста сказания о Мамаевом побоище. Там повествователь говорит, что татары двинулись, и было так тесно, что те, кто шел сзади, положили копья на плечи передним. Ученые-историки XIX века посчитали, что это и есть описание македонской фаланги. Скорее всего, татары действительно вооружились копьями, потому что, как мне удалось выяснить по XVII веку, если войско слабо вооруженное, мало доспехов, то, чтобы усилить ударную мощь, его догружали копьями, чтобы воин мог разогнаться и ударить копейным ударом. Очевидно, татары так и хотели преодолеть свое отставание в вооружении и снаряжении.

В итоге все сложилось, как рассчитывал Дмитрий Донской. Татары втянулись в лобовое столкновение в узкой горловине. Откуда это название: Куликово поле? От слова "кулика" - проход, имеющий горловину между опушками леса.

Битва продолжалась больше трех часов, и силы русских были на исходе. Мамай уже торжествовал победу и пустил в ход свои последние резервы. Выступление русского засадного полка фактически решило исход всей битвы. Татары, увидев свежее войско, просто побежали. Разгром был полным.

Известия о Куликовской битве молниеносно пронеслись по всем соседним странам - от Германии до Ближнего Востока. Действительно произошло значительное событие. Несмотря на то, что войско было малочисленно, но это было общерусское войско. В «Сказании о Мамаевом побоище» говорится, что погибли в битве бояре тверские, новгородские, суздальские. Жители, которые в реальности и не участвовали в битве, хотели быть причастными к этому событию. Например, в очень поздней повести в Списке новгородских летописей, составленной уже в XVII веке, летописец сообщает, что из Новгорода выступили 700 дворян выборных и все погибли на Куликовом поле. То есть это было признаком чести, и новгородцы тоже участвовали в этой битве, хотя, скорее всего, это было не так. Во всяком случае, не 700 человек - это слишком много.

 

* * *

- Все говорят о том, как собиралось войско в Коломне. А что известно о возвращении войска князя Дмитрия Ивановича? Как оно возвращалось? В той же самой Кенигсбергской ведомости сообщалось о том, что литовцы двинулись на обоз и очень много раненых погибло.

 

- Я могу ответить, как человек, который занимается историей XVI-XVII веков. Типологически это мало отличается от того периода. Что происходило после сражения?

Во-первых, сбор всего того, что можно было унести. Об одной битве с татарами в XVI веке было написано, что тех, у кого были кресты, собирали и складывали в общую могилу, тех, у кого не было крестов, оставляли лежать. Почему так было? Дело в том, что все, что было на воине, представляло огромную ценность: и кольчуга, и кошелек с деньгами, и шлем, и сапоги, и все прочее - все это собиралось после битвы. Такого понятия, как мародерство, еще не было. Все это было военной добычей. Поэтому попытки доказать, что битвы не было, поскольку там ничего не нашли, хотя на самом деле нашли много, беспочвенны. На месте Ледового побоища тоже ничего не нашли, там тоже все собрали. Единственный известный пример, когда ничего не собрали, был в 1365 году. На острове Визби произошла большая битва между пиратами и датским войском. Она произошла в тот момент, когда началась чума, поэтому к телам никто притрагиваться не стал из-за опасности заразиться, тела были собраны в кучу и зарыты. Поэтому там очень многое впоследствии было найдено. Недаром ведь всегда пишут, что после сражения пять дней еще стояли, хоронили. Битва была на довольно обширном участке. Собирали даже стрелы. Стрела - это ведь не просто кусочек очень дорогого дерева, разделенного на четыре части, перевернутого волокнами вовнутрь, опять склеенного, опять обтесанного и плюс еще с металлическим наконечником и оперением. Одна стрела стоила немало денег. Поэтому, естественно, стрелы собирали, не говоря уже о доспехах.

Потом что происходило? Незнатных воинов, кого не могли опознать, хоронили в общей могиле. По канонам того времени это была скудельница - общая могила, над которой строили часовню. Возможно, часовня в селе Монастырщина построена была именно там. Хотя часовня, поставленная в Диком поле, не могла долго стоять. Она либо пришла бы ветхость, либо была сожжена татарами. Тех, кто познатней, - бояр - сложили в деревянные колоды и отвезли на Родину, похоронили каждого в своей церковной ограде. Что же касается раненых, их действительно было много. Летописи сообщают, что рязанские дружинники и ратники нападали на раненых и многих побили. Вполне возможно, что и литовцы могли напасть на какую-то дружину и кого-то там убили, но вряд ли это были серьезные потери. Я думаю, что это обыкновенное бахвальство. Ведь литовцы не решились напасть на Дмитрия Донского, - после того как они узнали о поражении Мамая. Скорее всего, у них и войско было гораздо слабее, чем у Дмитрия Донского, так, немного пощипали, чтобы потом рассказывать на площадях Кенигсберга, что мы, мол, там этим русским дали. Скорее всего, в летописи было преувеличено значение какого-то эпизода. Произошел обычный случай мародерства и нападения на раненых.

Я переписываюсь с молодым исследователем из Польши. Он сообщает, что у них в документах того времени все расписано: что было в обозе у крылатого гусара, сколько все это стоило. Они спорят о тактике, как они передвигались, определяют численность войска. Для них эта живая работа. А у нас, к сожалению, такой школы нет, и мы вынуждены либо пользоваться аналогиями в истории ближайших наших соседей, либо пытаться найти аналогии в более позднем времени - в Х V -Х VI веках. В принципе это тоже приносит свои плоды.

 

- Скажите, что же хотел Мамай? Почему он пошел на Русь? В чем же суть проблемы?

 

- Суть проблемы в том, что никто на этот вопрос прямого ответа не дал. Да, действительно, иго потом продолжалось еще 100 лет. Самый грамотный ответ на этот вопрос я нашел в книге Вадима Кожинова, который пишет, что вполне возможно, что Мамай хотел сесть на Москве. Любой наш историк скажет: ну как же он мог сесть на Москве, он же кочевник? Ему же это не нужно, ему нужно было только добиться выплаты дани. На что Кожинов возразил. Ведь если бы речь шла о выплате дани, то неужели Дмитрий Донской не заплатил бы? Ради этого рисковать жизнью целого княжества? Проще собрать налоги со всех и выплатить ему деньги.

 

- А какой был размер дани? С чем это можно было сравнить?

 

- По большому счету, размер дани не был сильно обременительным. В принципе, в XIV веке наша земля особенно не страдала от налогов. В это время идет бурное развитие экономики, растет население, строятся новые слободы, возникают новые деревни. Князь сосредоточил в своих руках выплату всей дани, часть дани он получал из Новгорода. Там была такая волость - Черный Бор, созданная для выплаты ордынской дани. Понятно, что размер дани не был серьезным ударом по экономике. Князья ездили в орду и каждому мурзе, князю везли подарки, которые иногда превышали размеры этой дани. Одно дело, когда везешь подарки одному хану, а здесь всех одаривали. Так что выплата дани не могла стать поводом для того, чтобы можно было рисковать жизнью целого княжества.

 

- Мамай был противником хана орды, а кто был во главе орды?

 

- Дело в том, что Тохтамыш тогда боролся за власть в Сарае, причем ему покровительствовал Тамерлан, который хотел помочь молодому чингизиду с тем, чтобы Тохтамыш признавал его своим главой. Мамай тоже несколько раз пытался закрепиться в Сарае. Ему напоминали всякий раз, что он не хан, а просто военачальник. Мамай ставил какого-то хана, который был чингизидом, но совершенно ничем не управлял. Мамай мог в какой-то момент убить этого хана. Все понимали, что должны подчиняться не этому хану, а людям Мамая.

Мамаева орда - это образование не вполне золотоордынское, это Крым, это Кавказ, Керчь, Приазовье. Время от времени Мамаю удавалось закрепиться в Нижней Волге, но не надолго. Тут не было того блестящего золото-ордынского войска, и его вскоре изгоняли.

К тому времени в Золотой орде происходили страшные распри. Поэтому князь Дмитрий прекратил выплату дани, ведь платить-то было некому. Что касается свержения ига, надо учитывать, что оно воспринималось как Божье допущение, а Батыево нашествие как Божье наказание. Ведь это не случайно произошло, это же не просто поражение в одной битве. Бог ослабит орду, сообщают летописи, но надо бороться с ней как с неким злом.

Татарщина изначально рассматривалась как варварство, общество без цивилизации. Тем не менее, Золотая орда принесла ямскую торговую службу, новые системы организации государства и многое другое. Поэтому утверждать, что это было время полного застоя, когда ничего не развивалось, нельзя. Тем более не стоит говорить, что она паразитировала на других народах.

В конце XIV века произошли набеги бескудников, так называли ватаги молодых бандитов. Представители боярских родов, типа Васьки Буслаева, садились в лодки, спускались по Волге и грабили города. Они разграбили Кострому, доставалось и золотоордынским городам Булгару, Сараю и прочим. Русские князья и золотоордынцы объединились против общего врага, который нарушает торговлю по Волге.

Золотоордынские города были кусочком Средней Азии. Развитые районы были уничтожены в 1395 году Тамерланом. Недавно были обнаружены развалины огромного города в низовьях Волги. Он тянулся на 80 километров . В нем было все: канализация, водопровод, дома знати, жилые кварталы, мечети, церкви, дворец епископа. Не было только одного - не было стен. Зачем стены, если кочевники приходят в зимний период, а на лето уходят в степь? Эта высокая цивилизация прекратила существование в 1395 году, когда пришел Тамерлан и камня на камне не оставил. В Волгограде волжской водой ежегодно вымывается большое количество золотых монеток с именами ханов того времени.

 

- А зачем он шел-то этот Тамерлан?

 

- Тамерлан воевал с Тохтамышем. Тот был по-татарски хитрым политиком - он время от времени замирялся с Тамерланом, узнавал, когда тот уходил в какой-то дальний поход, и начинал против него военные действия. Начиная новую войну против Тамерлана, он каждый раз слал гонцов в Москву с требованием дани. Этим пользовались князья. Поскольку это не очередная выплата, а экстраординарная, князь Дмитрий, а позже и его сын Василий обращались с встречным предложением: мол, мы тебе дадим эту выплату, но присоединим к Владимирскому княжеству, скажем, мещерскую или новгородскую землю. Таким образом, московский князь благодаря такому не военному стечению обстоятельств увеличил свои владения раза в полтора. Это к вопросу о том, что пути Господни неисповедимы, что можно добиться присоединения земель на поле брани, а можно просто переждать - орда развалится, и все ее участники, в конце концов, войдут в состав Московского княжества.

То же самое произошло с Византией. В конце XIV века судьба Византии висела на волоске из-за угрозы завоевания турками-сельджуками и османами. Они не просто осаждали Константинополь, они разбили даже крестоносцев, организовавших поход во спасение Византии. Греки к тому времени готовы были на любую унию, лишь бы удержаться у власти, и тем не менее, все их попытки спасти Византию оказались безуспешными. Пришел Тамерлан и разгромил этих турок-османов не из любви к Византии, а только потому, что турки оказались на его пути. Поэтому нужно было не предавать свою веру и на Бога надеяться.

Вопрос о значении Куликовской битвы нельзя сводить к каким-то политическим или экономическим итогам. То есть, раз победили на Куликовом поле, то должна быть независимость, экономическая выгода, выгодное военное, стратегическое положение и т.д. На самом деле после Куликовской битвы, через два года, Москву взяли.

Значение Куликовской битвы - в духовном плане, во всех обстоятельствах, связанных с этой битвой: в благословении Сергия Радонежского, в объединении русских земель. Дмитрий Донской оказался в довольно сложной ситуации, когда узнал, что Мамай идет на Москву. На Руси не было ни одного архиерея. Двоих он отправил в Константинополь для утверждения, третий - епископ Дионисий Суздальский, вообще сбежал, поскольку выступал против похода. Его поймали и заточили в темницу. Ему удалось бежать, и он тоже оказался в Константинополе.

Когда пришло известие о мамаевом нашествии, на Руси, кроме новгородского владыки, который находился очень далеко, был только коломенский епископ. Естественно, когда рать выступает против такого грозного неприятеля, который хочет сесть в Москве, нужно совсем другое благословение. Поэтому Дмитрий Донской и отправился к Сергию Радонежскому, который был его духовником.

А вот советскому ученому Кучкину непонятно, зачем ему нужно было ехать к своему духовнику. Такая война началась, а он зачем-то едет к какому-то духовнику.

Что касается его поведения на Куликовом поле. Вполне возможно, что это было знаком совести: как же так, ведь Божья кара приходит за грехи князя. Это было христианской нормой. Если праведен царь, то земля процветает, если он грешит, то на землю обрушиваются разные беды. Видя негативность дела с возведением Митяя в сан митрополита, князь считал, что он повинен в этом нашествии. Как же он мог обойтись без благословения своего духовника? По этой причине он и пошел в первых рядах, чтобы умереть одним из первых вместе с простыми ратниками, а не в окружении охраны. Такое поведение вызывает благоговение. Хотя многие считают, что он схитрил, когда поменялся одеждой с боярином Бренком. Хотя опасность быть убитым в первых рядах была вероятней, чем под княжеским стягом. В этом плане все эти черты Мамаева побоища: и благословение, и посылка двух чернецов, моление Дмитрия Донского и даже романтическая сцена, как подул восточный ветер и Боброк Волынский понял, что это знак для атаки, и так был вдохновлен свыше.

Можно только быть благодарным, что есть «Сказание о Мамаевом побоище» и «Задонщина». И, по большому счету, не имеет принципиального значения количество участвовавших в сражении, не имеет существенного значения и разница в определении количества погибших - 20 тысяч или полторы тысячи человек. Это сухая военная статистика, которая не отличает одно сражение от другого. Значение в том, что красиво воспет поход, что события изложены достаточно логично.

И напоследок об археологических находках. На Куликовом поле уже 25 лет ведутся исследования. Там удалось сделать палеоботанический анализ, узнать, где какие деревья росли, где были перелески в 1380 году. И сейчас речь идет о том, что там собираются восстановить ландшафт, посадить ковыль. Скажем, дубовая роща просуществовала там до XVII века. Она пропала из-за ненадлежащего ухода. На поле постоянно пахали, сеяли, находили раритеты. Сейчас там продолжают находить элементы от доспехов, кусочки от кольчуги, наконечники копий того времени. Участники экспедиции рассказали, как снимали тележурналисты передачу о находках, брали интервью у руководителя, у самих участников. В итоге в передаче пустили сначала Фоменко, затем Кучкина, в конце на полторы минуты показали интервью с руководителем, и все свелось к тому, что так ничего и не нашли.

 

- Так в чем же дело? Почему такое отношение к Куликовской битве?

 

- Дело в том, что никто уже не чувствует эту битву, вот и глумятся в поисках сенсации. Например, уже утверждают, что битвы не было совсем или была, но не там.

 

РЕПЛИКА УЧАСТНИКА ЗАСЕДАНИЯ: На состоявшемся Форуме, посвященном Куликовской битве, присутствовало 7 митрополитов. Однако на телевидении ни одного слова не было сказано об этом событии.

 

- Давайте все-таки вернемся к возвращению Дмитрия Донского. Это имеет для нас большое значение, поскольку рядом с городом Фрязино находится усадьба Гребнево. А в «Сказании о Гребневской иконе Богоматери» говорится о том, что в городке Гребени воинство подарило Дмитрию Ивановичу образ этой иконы. Между краеведами до сих пор идет дискуссия, мог ли этот городок находиться здесь. Иначе говоря, могла ли дружина Дмитрия при возвращении отклониться на северо-восток и пройти через наши места.

 

- Точного ответа на этот вопрос пока дать невозможно, но с большой долей уверенности можно говорить о том, что войско Дмитрия Донского к северо-востоку отклониться не могло и в этих местах его не было.

 

 
При использовании материалов сайта ссылка категорически приветствуется.
© Богородск-Ногинск. Богородское краеведение. 2004-2018
Политика конфиденциальности
Яндекс цитирования Check PageRank