Богородск-Ногинск. Богородское краеведение

«Представляется - о здоровье и даже жизнеспособности общества свидетельствует, в первую очередь, отношение к людям, посвятившим себя служению этому обществу»
Юрий Ивлиев. XXI век

Мы в социальных сетях:
 facebook.com/bogorodsk1781
 vk.com/bogorodsk1781
Дата публикации:
23 ноября 2015 года


20 ноября 2015 г.  на заседании «Общества изучения русской усадьбы», очередное заседание которого состоялось в Музее архитектуры имени А. В. Щусева на Воздвиженке,  едва ли не самым заметным событием явилось выступление Александра Послыхалина «Дневник имения-санатория Гребнево» и его значение в изучении прошлого подмосковной усадьбы времен Первой Мировой войны и революции. Расшифровка, изучение дневника еще только началось и эта сложная текстологическая и исследовательская работа явится, уверены, значительнейшим вкладом не только в местное краеведение, на и в исторический контекст России.
 
Оригинал – Подмосковный краевед

«Дневник имения-санатория Гребнево» и его значение в изучении прошлого подмосковной усадьбы времен Первой Мировой войны и революции

А.Послыхалин

 Архитектурно-парковый ансамбль усадьбы Гребнево располагается к северо-востоку от Москвы, в 30 км от МКАД на территории Щелковского района Московской области и является выдающимся памятником архитектуры и истории федерального значения. Статус Памятника усадьба получила в 1960 году.

Возникновение гребневской усадьбы относится ко второй половине XVIII века и связано с фамилиями Трубецких, Бибиковых и Голицыных.

Ансамбль состоит из пяти комплексов: парадного двора, паркового, церковного, хозяйственного и больничного. Памятники ансамбля составляют единое целое с пейзажем: крупным прудом около 40 га, регулярным и пейзажными парками на двух его крупнейших островах. В 1913 году усадьба был куплена у прежних владельцев доктором Федором Александровичем Гриневским.

Тогда же в ее стенах был устроен филиал Московского санатория Гриневского «для больных внутренними и нервными болезнями». В 1919 г. санаторий в Гребневе был национализирован, а в 1922 г. преобразован в противотуберкулезный санаторий. В наши дни усадьба стоит в сильно запущенном виде, но от опытного взгляда не могут скрыться черты ее былого великолепия.

Возглавлявший работы по реставрации усадебного ансамбля в 50 – 60-х гг. прошлого века архитектор и историк архитектуры Михаил Васильевич Дьяконов, справедливо сокрушался о том, что «…имеющаяся об усадьбе литература очень незначительна».

В составленной исследователем Исторической справке он был ограничен лишь десятью источниками, в большинстве которых информация об усадьбе была представлена лишь в виде краткого абзаца или нескольких предложений.

Кроме небольших статей, посвященных церковной истории Гребнева авторства братьев Холмогоровых и Николая Алексеевича Скворцова, было издано полное неточностей «Историко-статистическое описание с. Гребнево» археографа Токмакова и искусствоведческая статья Г.К. Лукомского в журнале «Столица и усадьба».

В 1925 – 1928 годах история и архитектура усадебного ансамбля привлекла заслуженное внимание членов Общества изучения русской усадьбы. Стоит отметить, что история усадьбы 1900 – 1917 годов закономерно выпадала из поля внимания ее исследователей.

Настоящий «Ящик Пандоры» открыл краевед из соседнего с усадьбой города Фрязино Георгий Васильевич Ровенский. Около 1985 года он обнаружил документ под названием «Дневник имения - санатории Гребнево». Дневник хранился в Москве у Натальи Вячеславовны Колеровой, дочери доктора Вячеслава Аркадьевича Колерова, возглавлявшего санаторий после национализации и впоследствии погибшего в лагерях. Доктор был арестован в поселке Загорянский, под городом Щелково, а дневник хранился у его матери в Вологде и благодаря этому не был конфискован.

 


Усадьба Гребнево сегодня (фото из архива сайта «Богородск-Ногинск. Богородское краеведение»)

 

На копировальной технике одного из фрязинских НИИ Г.В.Ровенский сделал несколько копий Дневника. Со смертью владелицы краевед потерял связь с теми, кто мог унаследовать эту реликвию. Дальнейшая судьба оригинала дневника неизвестна. До недавнего времени была окутана тайной и судьба копий дневника. Одна из копий, хранившаяся в историко-культурном центре «Усадьба Гребнево», действовавшим в стенах усадьбы бесследно сгинула после первого крупнейшего пожара, произошедшего в усадьбе в ноябре 1991 года. Остальные копии разошлась по рукам молодых исследователей-краеведов из историко-литературного класса школы № 6 города Фрязино. В 2005 году Г.В. Ровенский издал брошюру под названием «Гребнево. Время Гриневских», в которой были опубликованы краткие выдержки из ок. 11% дневника. Несколько лет назад мы узнали, что даже у самого краеведа не сохранилось ни одной копии «манускрипта». Настойчивые поиски других копий также не принесли положительного результата. Совсем недавно, в конце октября нынешнего 2015 года сотруднику Культурного центра г. Фрязино, большому любителю истории края Василию Петровичу Пименову удалось отыскать одну из копий дневника.

Дневник в 391 страницу содержит подробное ежедневное описание «…всего относящегося до жизни Санатории и имения Гребнево, т. е. производящихся ежедневно работ, прибытия и отбытия лиц, живущих и посещающих Гребнево», записи о поступлении и расходовании денежных средств, а также «отметки о погоде и выдающихся случаях». Ежедневные записи охватывают первые три года и 6 месяцев существования Санатория Гриневских в усадьбе. Первая запись дневника была сделана в начале октября 1913 г., последняя – в конце марта 1917 г.

Автором документа был администратор санатория, брат владельца усадьбы – Александр Александрович Гриневский. Небольшое «вступительное пояснение» к дневнику содержит данные о местоположении усадьбы, ее постройках, землевладении, обстоятельствах приобретения и даже краткой истории усадьбы, скомпилированной автором из работы Токмакова и данных опроса местной интеллигенции и старожилов.

Анализ дневника предоставляет исследователям широчайший пласт информации по перестройкам, ремонту и строительству в усадьбе периода ее приспособления под Санаторий. Эти данные, лишь частично отраженные в Паспортах Памятника, могут представлять особый интерес для нового поколения будущих реставраторов усадьбы.

Тем более, что именно ко временам Гриневских относятся такие немаловажные нововведения, как устройство централизованного отопления, проведение водоснабжения и канализации, наконец, электрификация и телефонизация основных усадебных построек. Действительно, новые хозяева взялись за дело весьма энергично. Чуть больше месяца потребовалось для того чтобы провести в Гребнево телефонную линию от железнодорожной станции Щелково.

Еще один месяц ушел на установку электрической машины с керосиновым двигателем. В записи от 31 декабря 1913 года Гриневский, не без особого удовлетворения сообщал: «В ожидании встречи Нового года все общество ходило гулять на озеро и острова, бегали в горелки при чудной лунной погоде. В 12 часов ночи все общество возвратилось в дом, который с 6 часов вечера осветился в первый раз электричеством».

Большую инициативу в деле возрождения усадьбы проявляла супруга владельца, София Феликсовна Гриневская. Вникая во все стороны реконструкции имения, она заботилась об устройстве оранжереи у пруда, подбирала цвет для окраски стен комнат санатория, распорядилась устроить розарий во дворе. Почувствовав заботливую женскую руку, старый «дворец» стал вновь притягивать вещи, когда-то покинувшие его стены. В декабре 1913 г. у местных фабрикантов Зиничевых Гриневские за внушительную сумму купили старые библиотечные шкафы. В мае следующего года в усадьбу вернулся старинный клавесин, поставленный в «библиотечной комнате» дворца.

Данные дневника позволяют вписать в историю усадьбы имена архитекторов и инженеров, работавших в ней во времена Гриневских. Так 17 ноября 13 г. усадьбу посетил скульптор-монументалист, будущий директор ГМИИ им. А.С. Пушкина и автор монументальных скульптур Ленина и Сталина у входа в канал им. Москвы, Сергей Дмитриевич Меркуров. По словам Дневника, «Господин Меркуров подробно осматривал главные ворота [усадьбы] и их орнаментацию, нашел очень стильной и очень хорошей работы, причем взял на себя реставрацию испорченного временем и людьми». Приводятся имена инженеров-специалистов фирм Акционерное Общество «Преемники Я. Жуковского» и «Завод двигателей Отто-Дейтц» (электротехника), «Мюр и Мерилиз» (сантехника), Общество производства и торговли резиновыми изделиями «Богатырь» (линолеум).

Санаторий Гребнево создавался для больных нервными болезнями и больше походил на современные «дома отдыха» и «пансионаты», чем на советские учреждения со строгим распорядком и регламентацией обязательных медицинских процедур. В марте 14 года началась доставка из Москвы последних журнальных изданий. В июне в санаторий привезли граммофон.

В распоряжении отдыхающих были пруд и острова, лодки, которыми пациенты санатория пользовались с исключительной охотой. Досуг пациентов скрашивали незатейливые радости вроде ловли рыбы удочкой, чаепития на Большом острове напротив усадьбы, а также катание на линейках по достопримечательным окрестностям Гребнева – в Трубино, Улиткино, Назимиху...

Главным врачом санатория Гребнево в 1914 г. работал доктор Александр Васильевич Метакса (1885 – 1934) – будущий главный врач по охране морских границ СССР. Персонал санатория складывался из медицинских работников (врачей, фельдшериц, сиделок), хозяйственного руководства (заведующих хозяйством и, отдельно - бельем), служащих или прислуги (повар и кухарка, несколько швейцаров, горничные, сиделки, прачки), постоянных работников (садовник, ночной сторож, лесник, дворник, кучер, «монтер при электрической машине», «надсмотрщик за озером», мальчик «к телефону»), месячных рабочих и поденщиков.

Поступления рабочих и служащих на службу и их увольнения регистрировались автором дневника «Санатория-имения Гребнево» с той же благородной точностью, что и ежедневные показания барометра.

 


Усадьба Гребнево сегодня (фото из архива сайта «Богородск-Ногинск. Богородское краеведение»)

 

Первого больного Санаторий Гриневских принял через 4 месяца после приобретения усадьбы. Среди пациентов санатория-усадьбы весны-осени 1914 года встречаются имена многочисленных представителей аристократии, высокопоставленных чиновников, генералов, деятелей науки и искусства. Западный флигель снимали потомки бывших владельцев усадьбы Бибиковых – Любовь Платоновна Чихачева с сестрой. Заботливо опущены автором Дневника имена и отчества некой графини Величковской и княгини Девлет-Кильдеевой. Тогда же здесь проходили лечение министр народного просвещения генерал Владимир Гаврилович Глазов и совершивший кругосветное путешествие, генерал-майор по адмиралтейству Владимир Николаевич Китаев.

 Пациентами санатория в это время были директор Московского отделения Международного коммерческого банка, Адольф Львович Форштетер и драматический писатель Антонина Ивановна Жеребова (псевд. Украинцева); московский адвокат, близкий знакомый Антона Павловича Чехова Ефим Зиновьевич Коновицер с супругой Евдокией Исааковной (урожд. Эфрос). Услуги санатория, в котором еще шли строительные и отделочные работы были более чем востребованы. С конца февраля по август 1914 г. санаторий принял более 60 пациентов. В восточном флигеле и на третьем этаже дворца к этому времени было устроено около 40 комфортабельных комнат.

Вместе с приобретением имения в усадьбу к Гриневским устремился настоящий «поток» их многочисленных родственников и друзей семьи, преимущественно из среды медицинских работников. К пациентам Санатория также приезжали многочисленные гости, многие из которых проживали здесь по несколько суток.

Весной и летом 1914 года в Гребнево приезжали инспектор Художественного театра (ныне МХАТ им. А.П. Чехова) Леонид Александрович фон Фессинг, управляющий архивом Министерства Юстиции и участник создания Центрального государственного архива древних актов в Москве (ныне – РГАДА) Дмитрий Владимирович Цветаев, преподаватели Московского университета - филологи, историки, известные юристы, промышленники политики и деятели государства.

Услуги санатория Гриневских в Гребневе стоили недешево. К примеру, комната номер 19 «во дворце», т.е. главном здании усадьбы, в июне 14 года стоила 400 рублей в месяц. Для сравнения цен, весной того же года Гриневские приобрели корову «Терцию» за 115 руб., и «Квинту» за 125 руб. Средняя зарплата постоянных служащих Санатория (мужчин) составляла от 15 до 18 рублей. Часто больные приезжали со своими лакеями, сиделками, медсестрами и прислугой.

Стоит отметить, что даруя нам прекрасный пример приспособления старинной усадьбы к нуждам начала ХХ века, Дневник санатория Гребнево погружает нас в тревожные времена трагической смены эпох, заставляя переживать начало Первой мировой войны от лица его автора.

В первый день мобилизации Московского военного округа 17 июля 1914 г. из работников усадьбы были мобилизованы доктор Метакса, старший рабочий и ночной сторож. Все имеющиеся при Санатории кони и лошади: Шах, Хан, Султан и Халимэ были отведены в уездный город Богородск, но были «забракованы» и остались в Гребневе. На третий день после обнародования манифеста о вступлении России в войну с Германией, 23 июля 1914 года «…жители Гребнева и окрестных деревень устроили патриотическую манифестацию». На следующий день владелец имения Ф.А. Гриневский вместе с настоятелем Гребневских храмов Михаилом Николаевичем Смирновым обсудили вопрос устройства Комитета помощи семьям мобилизованных на военную службу. Комитет был образован 17 августа. Красноречива запись дневника, сделанная 27 июля: «По получаемым газетным сведениям война разгорается общеевропейская». 6 сентября Гребневская зéмская больница приняла первых раненых русских воинов, привезенных на автомобилях. Владелец санатория Федор Гриневский и доктор Анатолий Николаевич Чекалов отправились в больницу для помощи в первой перевязке раненых после долгой дороги.

1 января следующего 1915 года в Гребневе по словам Дневника «все общество отправилось гулять на озеро и кататься с горы. После ужина играли в игры, танцовали». Прошел год... Последний день 15 г. был отмечен записью: «Последний день страшно напряженного во всех отношениях года; скорого окончания неблагополучной до сих пор для нас войны и не предвидится, дороговизна на все страшная и продолжает подниматься. Для встречи Нового года все дети и некоторые из пациенток во главе с Софьей Феликсовной нарядились в костюмы. Все костюмы были сделаны из разноцветной гофрированной бумаги и были очень красивы: Помпадур, Колумбины, Пьеро, Купидона, Нового года, и мальчики – клоунами; до 12 ч. все общество немного танцовало, играло в игры, в 12-ть же часов по удару 12 раз в гонг, был подан крюшон и все поздравляли друг друга с наступлением нового 16 года. Закончился тяжелый 15-ый год».

Прошло еще 365 дней и 31 декабря следующего года автор дневника записал: «Закончился 1916 г., который во всех отношениях был тяжелее предыдущего». Первого числа 17 года после театрального представления, устроенного для пациентов санатория детьми, проживавшими в приюте в соседней деревни Слобода, и ужина «…все больные и гости собрались в гостиной, где состоялось собеседование на тему "Жизнь и счастие человека"».

К дням Февральской революции относится запись (от 25 февраля 1917 г.): «Были слухи, что в Петрограде беспорядки на почве недостатка хлеба и недовольства правительством». Слухи о беспорядках тревожили обитателей санатория и на следующий день, а 27 февраля А.А. Гриневский сделал запись: «Получены сведения из Петрограда, что Дума распускается, но гвардейские войска не допустили этого и началась Революция; войска постепенно переходят на сторону народа, образовывается временное правительство»…

Последняя запись дневника датирована 7 ноября 1918 года: «Когда пишу (еще) эти строки) правят клочками оставшейся России большевики с Лениным и Троцким во главе, правят они террором. Расстрелы практикуются массовые. В Москве учреждено Германское, Болгарское и Турецкое Посольство, т.к. Большевицкое Правительство находится в Москве. – В первых числах Июля убит в своей квартире во время приема Германский посланник Граф Мирбах, это вызвало массовые аресты, расстрелы. От России окончательно откололись: Царство Польское, Украина, Войско Донское, Кавказ и Сибирь. С Востока наступают чехо-словаки и уже заняли многие города в Поволжье. События меняются и наступают с громадной быстротой и что будет в ближайшем будущем неизвестно. Германцы на Западном Фронте медленно слабеют, Союзники заняли наш Мурманск и двигаются на Юг. / Продолжаю дневник в следующей книге. Дай Бог написать что-либо утешительное».

 


Усадьба Гребнево сегодня (фото из архива сайта «Богородск-Ногинск. Богородское краеведение»)

 

Приведенные в Дневнике подробные записи открывают широкие возможности для всестороннего исследования истории Подмосковья в период «забытой» Первой Мировой войны и революции 1917 года. 

В настоящее время нами полностью расшифровано около 30% текста документа. Работа продолжается. Надеемся, что в будущем году «Дневник имения-санатория Гребнево» времен Гриневских с развернутыми примечаниями и именным указателем будет опубликован в № 3 Альманаха "Подмосковный краевед". 

 
При использовании материалов сайта ссылка категорически приветствуется.
© Богородск-Ногинск. Богородское краеведение. 2004-2019
Политика конфиденциальности
Яндекс цитирования Check PageRank