«Так говорит Господь: остановитесь на путях ваших и рассмотрите,
и расспросите о путях древних, где путь добрый, и идите к нему»
Книга пророка Иеремии. (6, 16)

Богородск-Ногинск. Богородское краеведение / Щелково

Богородск-Ногинск. Богородское краеведение
Богородск-Ногинск. Богородское краеведение

Сельцо Кашинцево – история и судьба имени

Георгий Ровенский

Краткая хроника

Первое упоминание – как «пустошь Кашинцово из порозжих земель Степана Погожева» в книгах Письма и меры Кошелева стана Московского уезда 1576–78 г. /Писцовые книги Московского государства 16 века. СПб. 1898/

Происхождение названия – как и названия немалой части подмосковных селений название –  от предыдущих владельцев Кашинцевых-Кашинцовых, ветви тверских бояр Бороздиных (прозвище одного из них кашинец от тверского города Кашин).

Это небольшое сельцо было типа дачного поместья служилых дворян в Москве, при изменении места службы оно поступало к следующим владельцам.

Наиболее значительные известные владельцы – Аргамаковы (18-й век), Четвериковы (конец ХIХ и начало ХХ века)

Возможные владельцы – на картах середины ХIХ века сельцо обозначено как Дом г-га Кашинцева (в это время в Москве служил Кашинцев Николай Алексеевич и его брат художник).

Перемены названия в ХХ веке – сельцо Кашинцево – Кашинцевская ферма – Кашинцевская противочумная фабрика – Кашинцевская биофабрика – Щелковская биофабрика – Щелковский биокомбинат – поселок Биокомбината.

Сохранение названия – до сегодняшнего времени название сохранилось только в имени Кашинцевского почтового отделения.

Заключение: старинное название поселения должно быть возвращено.

История

Первое упоминание в Писцовых книгах

Впервые название Кашинцево упоминается в Писцовых книгах Кошелева стана Московского уезда 1576-78 гг.:

«за Тимофеем за Ивановым сыном Епишевым село Балабаново (1/3)… да Тимофею же дано из достолных порозших земель Степановское поместье Погожего: пустошь Кашинцева пашни перелогу 25 четьи в поле а в дву потому ж, сена 20 коп, лесу пашенного 2 десятины…». Как видно из описания пашня была уже заброшена («на отдыхе») и имела пространство в 12 га, луговая часть для покоса была тоже небольшой – 2 га, и давно заброшенной пашни, уже поросшей леском – еще 2 десятины. Всего16 га.

Как видно, в прошлом Кашинцево существовало и ранее – указан владелец Степан Погожий предыдущей переписи, книг которой по Кошелевому стану не сохранилось. А почти каждая пустошь имела ранее имела двор крестьянина, а земля в этом месте не очень плодородна, то по истощению её была заброшена. Так что корни ее – далеко за 500-летие.

Происхождение названия

Как и названия немалой части подмосковных селений имя - от предыдущих владельцев Кашинцевых-Кашинцовых, отрасли (ветви) тверских бояр Бороздиных (прозвище одного из них было кашинец от тверского города Кашин). С.Б.Веселовский в своей книге «Ономастикон» (М., 1974) приводит и множество других прозвищ Бороздиных – Борозда (Тверь, первая половина ХV века) Дитя, Жемчужный, Жито, Машутка, Медведица, Оманка, Ощурок, Пусторосль, Трясава, Челей, Яря.

Бороздины – старинный русский дворянский род, который известен еще с XIV века. Род Бороздиных берёт своё начало от от Юрия Лозынича, выехавшего в 1327 году из Волынской земли к тверскому князю Александру Михайловичу. У него был правнук Иван Васильевич, который имел прозвище Борозда, от которого его сыновья и внуки стали зваться Бороздины. Потомки Ивана Борозды служили Российскому престолу в боярах, окольничьих и иных знатных чинах и жалованы от государей поместьями.

Сын Ивана Васильевича Сергей, в иночестве Савва, (ум. 1461) причислен к лику святых (Савва Вишерский, канонизирован в 1549 году). В XV веке Бороздины были боярами тверского княжества, а потом и московского. В XVII веке Бороздины лишь воеводствовали в незначительных городах.

Род Бороздиных имеет свой герб, который внесен в Общий гербовник дворянских родов Российской империи, основанный и утвержденный императором Павлом I, указом от 20 января 1797 г.

Фамильный герб Бороздиных находится в Части I Гербовника на 42 странице и имеет следующее описание:«В щите, разделенном на четыре равные части, изображены: в первой и четвертой части в голубом поле два серебряных полумесяца; во второй части в красном поле сабля острием вниз обращенная; в третьей части в золотом поле три страусовых пера. Щит увенчан дворянским шлемом с дворянской на нем короной и тремя страусовыми перьями. Намёт на щите голубой, подложен золотом.»

В XVIII веке Бороздины занимали значимые государственные посты и военные должности, были в том числе губернаторами и даже сенаторами. Генерал-аншеф Корнилий Богданович Бороздин (1708–1773) командовал артиллерией; Михаил Саввич (1740–1796) был сенатором; его сыновья: генерал-лейтенант Михаил Михайлович (1767–1837) и генерал от кавалерии, генерал-адъютант Николай Михайлович (1777–1830) участвовали с отличием в Отечественной войне 1812 г. и всех наполеоновских войнах; Андрей Михайлович (1765–1838) был сенатором.

Род Бороздиных записан в VI части Двор. Родосл. книге Санкт-Петербургской и Московской губерний. Датой 9.12.1844 генерал-майор Владимир Матвеевич Бороздин внесен в IV часть ДРК Рязанской губернии. Датой 9.12.1847 отставной поручик Александр Александрович Бороздин внесен во II часть ДРК Рязанской губ.

Кашинцовы были утверждены во дворянстве и получили свой герб, внесенный в Общий Российский Гербовник.

«Въ щите, имеющцсмъ голубое и красное поля, видны выходящiя изъ шахматнаго поля, составленнаго изъ золота, серебра, краснаго и голубаго цвета две въ серебряныхъ латахъ руки, локтями обращенныя къ средине щита, держащiя крестообразно две шпаги, на средине коихъ изображенъ золотый крестъ. Щитъ увенчанъ дворянскими шлемомъ и короною на поверхности которой выходитъ левъ съ саблею, и по сторонамъ его означены два черныя орлиныя крыла, съ двумя на каждомъ золотыми полосами и серебряною между ихъ шестиугольною звездою. Наметъ на щите красный и голубый, подложенный золотомъ.

Фамилiи Кашинцовыхъ Иванъ Ивановъ сынъ Кашинцовъ в 7122/1614 году жалованъ грамотоюна поместья. Равнымъ образомъ и другiе сего рода Кашинцовы служили въ разныхъ чинахъ и владели наследствнно деревнями. Все сiе доказывается справками, означенными въ копiи съ определенiя Воронежскаго Дворянскаго Депутатскаго Собранiя о внесенiи рода Кашинцовыхъ въ дворянскую родословную книгу, въ 6-ю часть древняго дворянства».

КАШИНЦЕВЫ Род
Материалы Тверского университета
КАШИНЩОВЫ
1. Сговорная стольника Ив. Гр. Кашинцовы с Ф. П. Линевым:о женитьбе Ленева на дочери Кашинцова, девице Марии Ивановне и рядная роспись ея приданому, 1699г. (Ежегодник Владимир. стат. ком. , т. 1, в. 2)
2. Сведения о родах Борисовых, Бороздиных, Колединских, Житовых и Кашинцевых, их челобития и указ царский об утверждении рода Кашинцевых, 1688г. (Владимир, губ. вед. 1871. NN 35 и 36. Сообщ. И. Лядов)
3. Долгоруков Родословная книга, ч. 4
4. Чернявский М. Тверское дворянство
5. Бархатная книга
6. Бобринский Дворянские роды, ч. 2
7. Общий Гербовник дворянских родов 8
8. Жалованная грамота, 1678г. на поместье стряпчему Петру Гр. Кашинцову. Владимир, губ. вед. 1870, N46
9. Жалованная грамота (1694г. ), стольнику Ив. Гр. Кашинцову, на вотчину (Там же, N 48)

Последующие владельцы

Прежний владелец пустоши Степан Погожий, Погожие – это имя княжеского рода – в 1495 упоминается князь Михаил Иванович Сугорский или имя дворянина (Борис Филиппович Погожий упомянут в1526 г. Степан Погожий мог быть братом или родственником упомянутых людей.

Епишевы – род потомственных дворян. Предок их, Григорий Епишев, пожалован поместьями в 1520 г. Род Епишевых внесен в I и VI части родословной книги Владимирской и Тверской губерний.

 

Сонцовы-Засекины

По Ревизской сказке 1725 г. сельцом Кашинцовым владел князь Федор Петрович Сонцов-Засекин, из древнего рода, происходящего от Рюрика. От их фамилии произошло название соседнего сельца на Клязьме – Сонцово-Солнцево, которое было во владении рода в 1750–1770-х годах и ранее называлось Набережное.

Описание герба: Герб князей Сонцевых-Засекиных представляет щит, разделенный на четыре части, с малым щитком в средине пересечения двух перпендикуляров. В малом щитке – герб ярославский: в золотом поле стоящий медведь, в правой передней лапе держащий, положив на правое плечо, золотую секиру. Четыре разделения большого щита представляют по два повторения в шахматном порядке гербов киевского и смоленского. Киевский герб – в лазуревом поле архангел в сребротканой одежде с золотым щитом на левой руке и с мечом в деснице – в первом (левом верхнем) и четвёртом (правом нижнем) отделениях; а смоленский герб – в серебряном поле чёрная пушка на золотом лафете и на пушке райская птица – в остальных двух делениях. Щит гербовый на развернутой горностаевой мантии увенчан княжескою короною. /Том и лист: VIII, 1; IX, 1/

Сонцовы и Сонцовы-Засекины – ветвь князей Засекиных. Её основателем был Дмитрий Иванович Сонце Засекин (ок. 1495) XIX колено от Рюрика. Герб князей Сонцовых внесен в «Общий гербовник дворянских родов Российской империи» часть IX, герб Сонцовых-Засекиных внесен в VIII часть «Общего гербовника дворянских родов Российской империи». В XVI веке род разделился на две линии. Представители одной именовали себя князьями Сонцевыми-Засекиными, а представители второй князьями Сонцовыми.

Генеалогия

Дмитрий Иванович Сонце Засекин (ок. 1495); Петр Дмитриевич Сонцов Засекин; Андрей Петрович Большой (XXI колено); Михайло Петрович (XXI колено); Василий Петрович (XXI колено); Дмитрий Васильевич; Иван Петрович (XXI колено); Михаил Иванович (упом. 1588/1589 – 1602/1603), стольник и воевода в Белёве; Андрей Михайлович (? – 1670) С 1627 года патриарший стольник; с 1634 царский стольник. В 1645 году приводил к присяге царю Алексею Михайловичу Кострому и Переяславль-Залесский. С 1665 года судья Московского Судного приказа; Василий Андреевич (упом. 1654–1682); Андрей Васильевич, Иван Васильевич С 1689 года истопник при царице Прасковье, с 1700 года солдат, с 1706 года подполковник, с 1709 года полковник Бутырского полка, с 1726 года генерал-майор; Иван Андреевич (упом. 1678–1682), стольник; Борис Андреевич, стольник с 1668 года; в 1684 году воевода Тобольска; Пётр Андреевич; Александр Петрович; Федор Петрович; Афанасий Андреевич; Василий Афанасьевич; Николай Васильевич Старший; Николай Васильевич Младший; Юрий Михайлович (? – после 1686), воевода; Борис Юрьевич Стольник, в 1693–1694 годы воевода в Галиче; Гаврила Борисович; Дмитрий Борисович (1721–1792); Михаил Дмитриевич (1779 – ?); Семен Юрьевич; Андрей Семенович; Федор Семенович; Ирина Семеновна жена князя Михаила Юрьевича Щербатова; Мария Семеновна жена Дмитрия Бестужева-Рюмина; Прасковья Семеновна жена Василия Васильевича Нарышкина; Василий Юрьевич; Иван Михайлович; Андрей Петрович Средний (XXI колено); Андрей Петрович Лобан (XXI колено)В 1565 году в казанской ссылке; Семен Андреевич; Иван Семенович; Иван Андреевич – воевода. Упомянут 1580 года. В 1588/1589 назван князем Ярославским, в 1598/1599 – 1606/1607 годы дворянин московский. В 1592 году воевода в Белёве, после 1597 года воевода в Осколе, в 1609 году глава Холопьего приказа; Андрей Иванович (? – после 1647) с 1622 года стольник; в 1626 и 1629 первый воевода в Переяславле, в 1637 году воевода на Крапивне, в 1640–1642 годы в Воронеже; Василий Дмитриевич; Дмитрий Васильевич (в 1565 в казанской ссылке).

 

Аргамаковы

Владельцы сельца Кашинцово в 1768 г. По повелению императрицы Екатерины II 1767-1770 гг. было проведено Генеральное межевание всех земель Российской империи.

Так в РГАДА сохранились карты и описание земли сельца Кашинцево (под №180 на схеме):

«180. Кашинцово, сельцо Московского уезда, Кошелева стана, владение умершего лейб гвардии капитана Михаила Федоровича Аргамакова жены, вдовы Анны Сергеевны и дочери его, девицы Прасковьи, межевал 18 июня 1768 г. Арнаутов. Пашня 19 десятин 151 сажен, лес 21 десятина 955 сажен, сенной покос 8 д 1225 с, болот 2 десятины, дороги 900 сажен, селение 9 десятин, речка 120 сажен, всего 60 д 2046 с, душ 30. Шифр карты в РГАДА– К-23с. [Схема и описание из книги Кусова В.С. Земли Московской губернии в XVIII веке. Карты уездов. Описания землевладений. М., 2004. Том 1, 33-70.]

Правее этой земли располагалась земля сельца Иванково (будущее – Райково, Райки), а левее бывшая монастырская земля с. Амерево с деревнями Трапезниковой на Любосеевке (исчезла), Кожино, Потапово на Клязьме. С юга – сама Клязьма, а за ней земли села Анискино с сельцом Тимофеево (будущая усадьба Дмитрия Ивановича Четверикова, брата будущего владельца Кашинцева и Райков Сергея Ивановича Четверикова).

 

Аргамаковы

Герб дворянского рода Аргамаковых помещён во II часть (л.115) Общего Гербовника Российской империи. В щите имеющем серебряное поле, изображён военный корабль с парусами, плывущий по воде.

Щит увенчан дворянским шлемом с дворянскою на нём короною, на поверхности которой видна рука в латах, держащая три стрелы, остроконечием обращённая в левую сторону.

Намёт на щите серебряный, подложенный голубым.

Родоначальник рода – дьяк Василий Аргамаков – участник походов: смоленского 1513 г., казанского 1544 г. и шведского 1549 г. Фамилия Аргамаковых упоминается в Дворовой книге в начале 1500-х годов.

Происходят от одной из ветвей тарусских князей, живших по соседству с Рязанским княжеством.

Иван и Василий Алексеевичи Аргамаковы, во время царствования Михаила Федоровича были воеводами, Иван в Торе, с 1625 по 1627 г.; Василий – в Енисейске, с 1627 по 1629 гг. Борис Лаврентьевич Аргамаков (стряпчий, затем стольник) прислан был к царю Алексею Михайловичу в 1655 г. «сеунчем» (хороший вестник) с известием от боярина князя A. H. Трубецкого о взятии города Горы в Литве.

Стольник Михаил Михайлович Аргамаков, был ближайшим сподвижником Петра Великого в реформах его по устройству военно-хозяйственной части. В 1714 г. он был назначен на должность обер-провиантмейстера, затем обер-комиссара. Михаил Аргамаков к концу царствования Петра І состоял в званиях обер-квартирмейстера и обер-кригскомиссара.

Государями русскими, в 1627 году и последующих, были жалованы поместьями в Московской, Рязанской, Тамбовской, Тульской, Костромской губерниях.

В 1794 году русской Императрицей Екатериной II род внесён в VI часть ДРК Рязанской губернии под № 75 дело № 176 и, также, записан в VI часть ДРК Костромской губ.

 

Известные представители

Аргамаков, Алексей Михайлович (1711–1757. В 1748 – капитан лейб-гвардии Преображенского полка. Позже – коллежский советник. Был советником Мануфактур-коллегии, первым директором Московского университета (в 1755–1757).

Аргамаков, Василий Алексеевич (сын Алексея Михайловича) – премьер-майор, был женат на Фонвизиной Феодосии Ивановне (дочь Ивана Андреевича Фонвизина и Екатерины Дмитриевой-Мамоновой (дочь адмирала графа Василия Афанасьевича Дмитриева-Мамонова и Грушецкой)).

Аргамаков, Александр Васильевич (сын Василия Алексеевича) (1776–1833). С 1797 служил в лейб-гвардии Преображенском полку. С 1800 – полковой адъютант. В 1801 принимал участие в заговоре против императора Павла I. С 1809 – полковник в отставке. В 1812 – командир 1-ого Егерского полка Московского ополчения. В 1820-е управлял фабрикой по выделке лосиной кожи, писал стихи и занимался переводами.

Аргамакова, Екатерина Васильевна (дочь Василия Алексеевича), была замужем за майором Павлом Васильевичем Грушецким (рожд. 1755).

Аргамаков, Иван Андреевич (1775–1820). Генерал-майор. Принимал участие в военных действиях в Польше (1794), войне с французами (1805), русско-турецкой войне (1806–1812), в войне 1812 и заграничных походах. Затем командовал артиллерийской бригадой.

Аргамаков, Иван Васильевич (сын Василия Алексеевича) (1763–1834). Генерал-майор. Принимал участие в военных действиях в Польше (1794), войне с французами (1805), русско-шведской войне (1808–1809), в войне 1812 и заграничных походах.

Аргамаков, Никанор Андреевич (род. 1794. Сын отставного секунд-майора Андрея Кондратьевича. С 1845 судья Нерехтского уездного суда. Жена – Баумгартен Каролина Карловна (1806–1843).

Аргамаков Василий Фёдорович (1840–1896) – русский генерал, участник русско-турецкой войны 1877–1878 гг.

 

Источники информации

1. Аргамаковы // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона: В 86 томах (82 т. и 4 доп.). – СПб., 1890–1907.

2. Долгоруков П. В. Российская родословная книга. – СПб.: Тип-я III Отд-я Собств. Е.И.В. Канцелярии, 1857. – Т. 4. – С. 244.

3. Материалы по истории и генеалогии дворянских родов Рязанской губернии. Том 10. Рязань. 2004

4. Род:Аргамаковы на Родоводе

 







Сельцо Кашинцево в XIХ веке

На карте 1850-х гг. топографы обозвали ее как «Дом г-на (господина) Кашенцева», хотя оно оставалось усадебным сельцом.

Попробуем предположить возможного владельца этого небольшого сельца, которого могло привлечь такое же название сельца, как и его фамилия.

В эти времена в Москве служил Кашинцев Николай Андреевич (1799.03.23--1870.01.10,†с.Юрчаково,Шуя-у.) высоком чине действительного статского советника, «камер-юнкер, стихотворец-дилетант, чиновник III Отделения Собственной Е.И.В. канцелярии, за ним 810 душ (1866), кавалер орденов св. Анны II ст. с Императорской короной, св. Станислава II ст. с Императорской короной, св. Владимира IV ст.
Жена его ~Евдокия Владимировна Бахметева, дочь коллежского советника Владимира Петровича Бахметева и его жены Марии Владимировны Бутурлиной, за ней 525 душ (1866)». Брак был бездетным и мы не сможем проследить судьбу его потомков.

Стихотворец-дилетант – расшифруем эти слова: он напечатал несколько стихотворений в 1820-х гг., когда он был вольнослушателем Московского университета, на его слова написан романс Алябьева «Прощанье с соловьем». Его упоминает Михаил Лермонтов.

Конечно, это сельцо ему нужно было, как и у многих чиновников, для летнего отдыха, а его собственные земли были далеко во Владимирской губернии, но все это требует исследования в архивах.

 

Очень интересен живший, вероятно, с ним его брат Михаил, профессиональный художник (как отмечают справочники), скончавшийся рано в 1838, но успевший написать акварельные портреты сестер Ивановых из недалекого от сельца Кашинцево сельца Никольское-Тимонино (вошло в г. Лосино-Петровский), где жила семья сестер.

Он особо этим и интересен, что именно он написал портреты Н.Ф.И. – Натальи Федоровны Ивановой (это юная любовь 16-летнего Михаила Лермонтова в 1830-1832 гг., которой были посвящены 30 стихотворений поэта).

Это укрепляет версию, что именно эта семья Кашинцовых владела сельцом Кашинцовым в это время. И недалекий сосед – Михаил Кашинцов нарисовал в 1834 году сестер Н.Ф. и Д.Ф. Ивановых.

 

   В 1850 г. Николай Андреевич Кашинцев окончил службу, а 1859 г. покинул Москву и уехал в родовую вотчину в с. Юрлово Шуйского уезда, где еще в 1819 упокоился его отец и где рядом с ним был похоронен в 1870 г. и сам Николай Андреевич.

Для уточнения гипотезы надо просмотреть Ревизские сказки Богородского уезда 1950-го года.

 

Четвериковы – последние владельцы Кашинцева и основатели в Кашинцеве биологических исследований.

Четвериковы – знаменитая в нашем крае семья основателей суконной фабрики в соседнем с Кашинцевым сельце Городищи.

Наиболее известный из них Сергей Иванович Четвериков, в течение десятилетий директор этой фабрики.

Сергей Иванович в своей брошюре «История возникновения и развития Городищенской суконной фабрики» (приведена в книге Четверников С.И. Невозвратное прошлое. Составители Добрынина Н.Д. и Золотарев М.В. М. 2001) так упоминает историю покупки сельца Кашинцево: «Я женился на старшей дочери Александра Владимировича Алексеева (моя теперешняя жена» Марии Александровне и, купив себе небольшой клочок земли, пустошь Кашинцево близ Анискино, поселился на житье там безвыездно, отдавая весь свой труд фабрике».

Было это, вероятно, в год венчания, в 1875 г., а сельцо было приобретено в качестве приданного за дочерью. В 1890 г. в книге Шрамченко «Справочная книга Московской губернии» усадьба Кашинцево значится за Марией Александровной.

Была она из богатой семьи московских купцов и фабрикантов Алексеевых, очень известных в Москве, а в нашем крае известных по фабрикам в Глинках и Образцове). Они были выходцы из крестьян Ярославской губернии, а в Москве стали именитыми купцами. Мария Александровна занималась широкой благотворительной деятельностью – была попечителем Анискинского церковно-приходского училища и помогала ему из своих средств.













Сергей Иванович Четвериков (1850, Перемышль – 1929, Швейцария), был сыном Ивана Ивановича, купца, получившего дворянство за большую благотворительную деятельность по строительству православных церквей в Финляндии и в Западном крае.

Его деятельность по развитию суконного дела, управлению Товариществом «Владимир Алексеев» и ряда других крупных Товариществ и Акционерных обществ неизменно оборачивалась успехом. Он принимал активное участие в Партии прогрессистов, приветствовал Манифест 17 октября1905 г., принесшего первые свободы в нашу страну, помогал работе Временного правительства, иногда остро критикуя его деятельность.

Биография Сергея Ивановича вошла во все справочники Деловой элиты Москвы и России. Его работа по расширению деятельности фабрики отличалась оригинальностью. Тонкосуконная городущенская фабрика стала известна по всей России и заграницей.

У них было четверо детей, трое сыновей стали знаменитостями: Иван (1875), комиссар Временного правительства в Богородском уезде, Сергей (1880), выдающий ученый генетик, Николай (1885), ученый-математик, и дочь Мария (1893).


Если успехи хозяина усадьбы Кашинцево в области суконного производства и политической деятельности довольно известны, то мало известны его деяния в области животноводства.

Большая его семья и семья брата Дмитрия в Тимофеевке требовала приусадебной фермы. Сергей Иванович выписал племенных быка и коров «швицкой» породы и их высокие удои вызывали зависть в округе. Рабочие и беговые лошади были тоже племенные. Да и остальная малая живность была высокого качества. В общем, здесь была небольшая евроферма. Но особый интерес был у Сергея Ивановича к овцам.

Как известно Тонкосуконная Городищенская фабрика требовала особой шерсти и особых овец. Вместе с учеными зоотехниками Сергей Иванович для своей фабрики и Даниловской мануфактуры Алексеевых создал громадное поголовье таких овец на Кавказе – тонкая длинная шерсть таких овец и позволяла ткать тонкие сукна для платьев и офицерских гимнастерок. Но пришла беда. Пастбища для овец арендовались у казны. Но стало нехватать у государства земель на Кавказе для пришлого населения и срок аренды кончился.

 

Четвериков переносит овцеводство на Алтай

Посетив впервые Минусинский уезд в 1907 г., Четвериков убедился в наличии здесь возможностей для развития мериносового овцеводства и стал инициатором перевоза отар овец в Сибирь (см приложение, фото 2). О своих "некоторых путях" и "сибирском предприятии" он писал следующее: "Там все было сплошным творчеством, так как никаких прецедентов не было. Это была причина того громадного нравственного удовлетворения, которое оно мне дало".

В 2010 на сайт «Богородск-Ногинск» школьница пос. Златоруновск Светлана Липатникова прислала статью «Златоруновск и Четвериков С.И.):

«В июне 1909 г. правительство рассмотрело ходатайство дирекции дома "Владимир Алексеев" и разрешило ему аренду земли в Енисейской губернии. 30 декабря того же года Четвериков заключил с губернским управлением государственными имуществами контракт об аренде отведённых участков "Учумская долина", "Каргалык" (в районе с. Батени) и "Овечий" (с. Алтай) общей площадью 51,9 тыс. десятин сроком на 36 лет. Позднее выявились трудности с заготовкой кормов. Поэтому в сентябре 1911 г. новому хозяйству в аренду сроком на 12 лет был дополнительно предоставлен Салбатский или «Мериносовый» участок вблизи Учума площадью в 5,3 тыс. десятин. Самое крупное в Енисейской губернии хозяйство получило название «Товарищество сибирских овцеводческих экономий Вл. Алексеева и Четверикова», в котором последний стал директором-распорядителем.

За четыре года экономии обзавелись всеми необходимыми постройками, были вырыты 7 колодцев, сооружены 4 плотины и пробурены 50 скважин. 19 января 1910 год – основание Учумской экономии тонкорунного мериносового овцеводства. Учумское хозяйство выступало в качестве центральной усадьбы с развитыми всеми отраслями производства и, в частности, племенным делом. Для использования местного опыта по уходу за скотом «Товарищество» в качестве чабанов и пастухов привлекало коренных. На сеноуборочные работы нанимались крестьяне из соседних деревень.

Используя опыт поощрений инициативы и добросовестного труда, накопленный еще ранее на Городищенской фабрике, правление «Товарищества» увеличило размеры жалования сотрудникам, переехавшим с Кавказа, и сделало их как бы соучастниками предприятия. С 1915 года за рост поголовья скота работникам из прибыли, полученной от реализации продукции, стали выплачиваться премии. В годы существования экономии в Учумском хозяйстве были построены: контора экономии, жилые домики для управляющего, домики особняком для семей служащих, общий– для холостых, общий столовый дом, хлебопекарский, баня, провиантские амбары, конюшни, погреба, ледники, кузнеца (см. приложение, фото 4). Было начато бурение скважин и рытьё колодцев в Учуме, были построены общежития для рабочих и лесозаготовителей. Рабочих и служащих на 1 сентября 1917 года числилось 162 человека. Все служащие и рабочие помимо жалования, пользовались квартирами, отоплением, освещением, а также кормовым довольствием в размере определенного пайка, выдаваемого на всех членов семьи. Таким образом, Четвериков не просто основал наш поселок, он развивал хозяйство: разводил новые породы лошадей, овец (см. приложение, фото 5), улучшал качество шерсти. Хоть и считалось, что земля Сибири непригодна для животноводства (из-за продолжительных зим и безводья), но 1917 г. сибирское стадо Четверикова насчитывало уже 50 тысяч голов, причем, вопреки прогнозам, шерсть была высокого качества). Из сибирской пряжи Даниловская камвольная прядильня, специализировавшаяся на тонких номерах, выпряла безупречный 96, чем произвела известную сенсацию на рынке шерсти.

Такое хорошее качество продукции сибирских овец объясняется тем, что шерсть животных, которые обитают в неблагоприятных условиях, тоньше, гуще и длиннее, чем у австралийских пород. Дело на экономиях росло и крепло. Росло потому, что размножение мериносов, медленное в условиях Кавказа и Дона, увеличивало свой темп. Крепло, вследствие дружной работы всех участвующих. С развитием хозяйства в экономиях улучшалась и жизнь людей. Ведь благодаря Четверикову в деревнях впервые появилась техника, которая облегчила труд крестьян.

«Товарищество» оказывало большую помощь в развитии деревень. За Четвериковым в Сибирь последовали все лучшие силы Кавказской экономии. Но с событиями Октябрьской революции предприятию был нанесен непоправимый удар».

Да, после революции, отдав "в руки рабочих" фабрику, он остро переживал гибель десятков тысяч овец в Сибири в его хозяйстве, оставшегося под нерадивым присмотром новой "Советской власти".

Но оказалось, что не все там погибло.

Светлана пишет: «Но он, конечно, не мог знать, что то великое дело – создание тонкорунного овцеводства,– которое он начал, не было загублено, а получило свое развитие в годы советской власти: велась селекционная работа, была выведена новая порода овец, известная на всю страну».

Да, 5 званий Героев Социалистического труд получили знатные чабаны этих громадных отар уже полсе войны. Благоустраивались селения. Возможно, именно оттуда продолжали поступать долгие десятилетия в Городищи и на камвольную фабрику во Фрянове и в Монинский камвольный комбинат партии шерсти.

 

Четвериковская ферма в Кашинцево – путь к Биокомбинату

Отдав свою фабрику в руки Советов и отсидев не раз в тюрьмах Советской власти Четвериковы зажили сельской жизнью в своей усадьбе.

Поступали, правда, предложения раскулачить и его. Но за него заступились рабочие депутаты и возможно его сын Сергей.

Сергей Сергеевич (1880 г.р.) еще в 1911 защитил диссертацию и получил звание магистра. В 1919 г. С.С. Четвериков начал работать в Московском университете в должности доцента кафедры экспериментальной зоологии, возглавляемой Н.К. Кольцовым. Наряду с большим практикумом по экспериментальной зоологии Сергей Сергеевич вел курсы биометрии и генетики. Не оставляя преподавания в МГУ, в 1921 г. С.С. Четвериков становится заведующим отделом генетики Института экспериментальной биологии.

В 1929 Сергей Сергеевич был арестован и выслан в Свердловск.

 

Еще ранее возможно в 1918 году Кашинцевская ферма Осеевской волости была передана в ведение Мосгубземотдела, а управляющим ее был назначен Центральным комиссариатом Земледелия сам Четвериков С.И.. Прибыла на ферму и комиссия.

В Московском государственном областном архиве хранятся акты обследования /18/.

«Имение Четвериковой находится в Осеевской волости в ? от села Анискина, в 9-ти верстах от почтово-телеграфной и железно-дорожной станций, в 25-ти верстах от г. Богородска и 28-ми верстах от г.Москвы.

До взятия его на учет оно принадлежало Марии Александровне Четвериковой. В настоящее время имение находится под ведением Центрального Комиссариата Земледелия и представляет из себя племенную ферму крупного рогатого скота швицкой породы, именующейся фермой «Кашинцевской».

Количество земли в имении числится 181 десятина[1], из коих: 8 ? десятины под пашней, 23 д. под лугом, 5 д. под усадьбой, садом и огородом, 15 д. под неудобной, 8 д. под дорогами и 121 ? д. под лесом.

Пашня разделена на 7 полей: 1 ? д. – рожь озимая; 2 д. – овес; 1 ? д. – картофель; ? д. – кормовой свеклы; ? д. – капуста; 1 ? д. вики и 1 д. – клевер.

Количество крупного рогатого скота: 10 коров (взрослых), 2 годовалых телки; 2 быка (взрослых); 3 бычка до 7-ми месяцев.

Три рабочих лошади и две выездные.

Мертвый инвентарь в достаточном количестве. Имением управляет С. И. Четвериков, назначенный Центральным комиссариатом Земледелия, который и ведет отчетность.

Имение существует на средства С. И. Четверикова. Намеченный, приблизительно, расход 126 000 рублей, приход 58 000 рублей. По сокращенной смете разница в дефиците на 20 000 рублей. Обрабатываемая площадь до Октябрьской революции равнялась 7-ми десятинам.

Из акта осмотра «Кашинцевской фермы» С. И. Четверикова

Имение осмотрела комиссия, назначенная Народным Комиссариатом Земледелия Отделом Животноводства для определения ценности «швицкаго[2] скота в племенном отношении, а также и установления площади земли, необходимой для обслуживания племенного стада».

«1918 года 10 июня в Комиссию прибыли представитель Народного Комиссариата Земледелия Н. Постников, от Уездного Богородского комиссариата земледелия …, от Волостного Осеевского Совдепа … , от крестьян села Анискина Председатель селькомитета … и два члена.

Слушали: О степени ценности швицкого скота «Кашинцевской фермы».

Постановили:

1. Комиссия, осмотрев скот в количестве 17 голов чистокровных швицов, нашла, что по виду экстерьера и племенному подбору, а также содержанию и уходу все экземпляры этого скота являются ценным материалом племенного скота.

Ознакомившись с племенной книгой фермы и с записью удоев, из которых видно, что родоначальник этого скота выписан из Швейцарии и премирован по первому классу у себя на родине, а также и все взрослые экземпляры имеют первоклассные награды Российских выставок.

Кроме того, как старейшая из Русских ферм «1879 год» ферма эта была взята на учет Московским обществом сельского хозяйства, на что было выдано удостоверение от 8 декабря 1917 г. за №371, а потому вся ферма в целом со всеми необходимыми землями для содержания племенного скота, постройками, инвентарем, запасами, представляя собою особые ценности, требуют к себе внимания и всемерной защиты, как представляющие ценность для местного района, но и для всей России, должна перейти на учет и в ведение Народного Комиссариата Земледелия РСФСР Отдела Животноводства.

Слушали: Об установлении площади земли, необходимой для обслуживания племенного стада.

Постановили:

2. В виду того, что площадь покосов точно определить невозможно, но по записям прежних лет видно, что сена имеется достаточное количество; по выяснении экономического положения местных крестьян, все они нуждаются в покосах для прокормления своего скота, а потому Комиссия постановила в виду обеспечения рассадника грубыми кормами с помощью местных Совдепов войти в соглашение с местными крестьянами об обеспечении племенного рассадника годовым запасом сена из луговых, лесных и полевых угодий фермы; что же касается пахотных полей, огорода, сада, то они остаются в ведении и распоряжении фермы.

Слушали: Об оставлении бывшего владельца Четверикова управляющим фермой и племенным рассадником.

Постановили:

3. В виду того, что бывший владелец является знатоком в скотоводческом деле и более 35 лет как занялся выводом чистокровной породы швиц в «Кашинской ферме», Комиссия постановила: в виду согласия председателя Осеевского Совдепа и представителей местного сельского общества села Анискина оставить его при ферме, а потому, на основании инструкции о сохранении культурных хозяйств параграф 2б, примечание, войти с ходатайством об оставлении бывшего владельца С. И. Четверикова Управляющим «Кашинской фермы» и рассадником племенного Швицкого скота и об его утверждении в Отдел Животноводства Народного Комиссариата Земледелия. Председатель Н. Постников. Члены: А. Коротков, А. Игнатьев, И. Борисов, М. Баранов, Б. Борисов».

***

Отсидев несколько раз в тюрьмах, Сергей Иванович в1922 г. эмигрировал вместе с женой и дочерью и больной племянницей Наталией в Швейцарию. Дочь Мария в 1924 вышла замуж за русского офицера Майкова и они занялись фермерством как и в Кашинцеве.

 

Кашинцевская противочумная станция

Спустя несколько дней после отъезда семейства Четвериковых на собрании Анискинской комсомольской ячейки было постановлено организовать на месте имения Четвериковых молодежную коммуну. Заручившись поддержкой и решением Щелковского волостного комитета РКСМ, делегаты направились в Наркомзем. Там им сообщили, что по ряду важных обстоятельств хозяйство Четверикова в Кашинцево передается Государственному институту экспериментальной ветеринарии. Решение Наркомзема не было случайным. После гражданской войны страна оказалась разоренной. Особенно тяжело обстояло дело с животноводством, для восстановления которого нужны были годы.

Скорейшего разрешения мясной проблемы можно было только достичь путем разведения свиней – скороспелых мясных животных, дающих большой приплод.

Но в 1922 году вспыхнула эпидемия чумы свиней, охватившая большую часть Центральной России, начался массовый падеж. Необходимо было в самое короткое время ликвидировать очаги эпизоотий, возникла потребность в большом количестве биоприпаратов. В Кашинцево направилась группа специалистов, в задачу которой входило знакомство с имеющимся хозяйством, подготовка жилья для сотрудников будущей противочумной станции.

1 октября 1924 года Кашинская противочумная станция приступила к выпуску иммунокрови. В целях облегчения доставки свинопоголовья и стройматериалов при станции Томская («Чкаловская») в короткий срок были проложены подъездные железнодорожные пути, оборудована погрузочно-разгрузочная платформа и простроено несколько примитивных свинарников.

 

Кашинцевская биофабрика

Кашинцевская фабрика организована в 1930 году на базе станции по борьбе с чумой свиней. К 1936 году были построены сывороточный, вирусный, подготовительный, титражный, откормочный цеха, диагностическая лаборатория, баккухня, питомник лабораторных животных, изолятор, карантинные помещения.

В 1939 году фабрика приступила к освоению фолвакцины Эмнара – препарата против эмфиматозного карбункула, поражающего рогатый скот. В деятельности предприятия с 1939 года наступил важный этап: освоение новых препаратов, расширение ассортимента. В 1940 году в системе биопромышленности Кашинцевская фабрика заняла 1 место, досрочно завершив производственную программу.

В годы войны фабрика поставляла на фронт маллеин для проверки на сап лошадей. В 1944 году впервые в стране на Кашинцевской биофабрике была разработана и отлажена технология производства гидроокись алюминиевой вакцины против оспы овец.

Метод изготовления биоприпаратов в сухом виде, который впервые в СССР был освоен на Кашинцевской биофабрике, имел особо важное значение, т.к. был эффективнее, стабильнее, имел больший срок годности, легче дозировался и компактней упаковывался.

В 1957 году фабрика приняла участие в ВДНХ. За большие производственные достижения предприятии. Была присуждена медаль выставки.

В 1969 году Кашинцевская биофабрика была переименована в Государственный Щелковский биокомбинат.

 

* * *

В данной исторической справке прослежена история от пустоши Кашинцево, впервые упомянутой в Писцовых книгах 1576 года до 1969 года – года переименования Кашинцевской биофабрики в Государственный Щелковский биокомбинат.

В паспортах у новорожденных появилась запись места рождения п. Биокомбината. В нашу эпоху клонирования овечек и подступах к человеку это звучит гордо.

На чашу весов времени положена четырехсотлетняя история Кашинцово и сорокачетырехлетняя история Биокомбината.

Пора возвращать старинное название Кашинцево, славное многими замечательными людьми.


Литература:

1. Общий Гербовник Всероссийской Империи. 

2. Гр. Бобринский, "Дворянские рода, внесенные в Общий Гербовник Всероссийской Империи". 

3. Кн. Долгоруков, "Российская родословная книга". 

4. И. Лядов, "Родословная поколенная роспись Юрия Лозынича с 1402 года" ("Владимирские Губернские Ведомости" 1871 года, №№ 35 и 36). 

5. Полное собрание русских Летописей. – Н. П. Лихачев, "Разрядные дьяки XVI века". – Карамзин,

6. "История Государства Российского".

7. "Древняя Российская Вивлиофика", ч. XIII, 13, 15, 42, 57, 76, и ч. XIV, 311, 345, 362, 389, 404, 448, 475, –

8. Дворцовые разряды, кн. I, 258. – "Сборник Имп. Русского Истор. Общ.", т. XXXV. – Статья А. В. Висковатова в "Энциклопедическом Лексиконе" Плюшара. {Половцов

9. История родов русского дворянства: В 2 кн. / авт.-сост. П. Н. Петров. – М.: Современник; Лексика, 1991. – Т. 1. – С. 179-180;

10. Кобрин В. Б. Материалы генеалогии княжеско-боярской аристократии XV-XVI вв. / Сост.: Ю. М. Эрскин, А. Л. Юрганов. – Российский государственный гуманитарный университет. – М., 1995. – 240 с.;

11. Дворянские роды Российской империи / Авторы-составители: П. Гребельский, С. Думин, А. Мирвис, А. Шумков,М. Катин-Ярцев. – ИПК "Вести". – СПб., 1993. – Т. 1. – С. 255-256. – 343 с.;

12. Родословная роспись князей Сонцовых-Засекиных. Потомки Рюрика. Проверено 21 сентября 2010. Архивировано из первоисточника 26 мая 2012.; Сонцовы-Засекины // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона: В 86 томах (82 т. и 4 доп.). – СПб., 1890–1907.

13. Ровенский Г. В. На Стромынской дороге. История селений Анискинского края – Сельское поселение Анискинское, 2006

14. Ровенский. Топонимика Щелковского края. Фрязино-Щелково. 4 изд., 2011.

15. Четвериков С.И. Невозвратное прошлое. М. 2001.

16. http://deadokey.livejournal.com/44797.html – старые карты Кашинцева и окрестностей

17. Михаил Золотарев. сайт все-фото Русской империи:
http://all-photo.ru/portret/ch/index.ru.html Поиск Кашинцево, Четвериковы.

18. Акты обследования Кашинской фермы Четверикова комиссей Мосгуботдела в1918 г. // ЦГАМО, ф. 4997, оп. 1, д. 311, лл.127 – 130об. Опубликованы Л. Рыбиной и Е. Масловым на сайте Богородск-Ногинск.Ру.



[1] По межеванию 1767 г. в сельце Кашинцево было 60 дес. земли, в т.ч. пашни 8 десятин. Четвериковым было куплено часть имения Райки (по 1767 г. – в ней было Иванково [Райки], сельцо Московского уезда, Кошелева стана, владение тайного советника Сергея Ивановича Измайлова, межевал 3 июня 1768 г. Арнаутов. Пашня 50 д 951 с, лес 265 д 463 с, сенной покос 27 д 1720с, селение 1д 1886с, дороги З д 2156 с, пруды 780 с, реч. 540 с, всего 349 д 1296 с). Возможно, при этом куплен была окружающая оба селения часть леса и покосов.

[2] ШВИЦКАЯ порода – Швицкий скот завозили из Швейцарии (кантон Швиц) в течение более 100 лет. В настоящее время швицкая порода– во многих зонах России, в Средней Азии, Закавказье, Белоруссии.

 

При использовании материалов сайта ссылка категорически приветствуется.

© Богородск-Ногинск. Богородское краеведение. 2004-2018 Система Orphus Яндекс цитирования Check PageRank