Богородск-Ногинск. Богородское краеведение

«Если мы не будем беречь святых страниц своей родной истории,
то похороним Русь своими собственными руками»
Епископ Каширский Евдоким. 1909 г.

Мы в социальных сетях:
 facebook.com/bogorodsk1781
 vk.com/bogorodsk1781
Дата публикации:
28 июня 2017 года

 

Храм

К истории старообрядческого молитвенного дома в Андронове

Виктор Ситнов

Андроновский молитвенный дом местные старообрядцы почтительно называют храмом. И вовсе не потому, что слово «храмина» на церковно-славянском языке означает «дом» или «жилище» (большинству нынешних староверов это неведомо), а потому, что здесь – святилище в чистилище человеческой души. Здесь, соединяясь с Богом, сердца людей познают Истину. Здесь освящается начало и конец человеческой жизни. Отсюда открывается дорога в Вечность ...

Кстати, андроновский храм, если не внешне, то внутренним интерьером-убранством вполне соответствует своему высокому назначению. Да и внешним видом он, конечно, интересен специалистам, как старейшая в нашем районе культовая постройка данного (безкупольного) типа. Сегодня она помогает нам представить, как выглядели несохранившиеся ныне посадские и деревенские «молельни».

Историю свою андроновский храм во имя Рождества Христова ведёт с 1883 года. Именно в этом году при императоре Александре III был издан закон о старообрядцах, дозволяющий им отправлять богослужение в закрытых помещениях. С облегчением вздохнул тогда местный священник о. Агафоник, долгие годы живший под дамокловым мечом запрета, когда на старообрядческое духовенство делались форменные облавы, как на преступников, когда приходилось скрываться и зачастую совершать требы то в лесу, то в овинах или амбарах, а то и просто в подполье ...

Казалось, что суровые времена, наложившие печать строгости и угрюмости на души и лица андроновских староверов, уходят в прошлое.

Думалось, что вот, наконец-то воплотится мечта ревнителей древлего благочестия – иметь на своей земле собственный храм и молиться в нём открыто. Право на это было выстрадано не одним поколением старообрядцев.

…Весна в тот год выдалась ранняя и дружная. Так же дружно взялись андроновцы за дело: и деньги собрали, и лесу купили, и разрешение у властей выхлопотали. Ещё и снег не сошёл, а уж на усадьбе боголюбивого Андрея Плохова весело застучали топоры, зазвенели пилы. Споро трудились бородатые деревенские «зодчие», не за страх, а за совесть, да за одни харчи старались: дело-то богоугодное ...

Венец за венцом поднимались золотистые бревенчатые стены будущего храма. Чем выше постройка – тем светлее лица угрюмых андрoновских староверов. Уже мечталось о том, как открыто «всем миром» придут сюда молиться, как детей приведут в Божий дом. Если уж к Светлому Христову Воскресению не поспеют, то к Вознесению либо к Троице управятся. В апреле строение подвели уж под крышу, и тут…

Тут и возникли те непредвиденные и таинственные обстоятельства, которые остановили работу. Одно можно сказать: недоброхотов у староверов всегда хватало... Так или иначе, но храм возродился к жизни лишь через тринадцать (!) лет.

В андроновском приходе бережно сохраняется небогатый архив молитвенного дома. Старообрядцам вообще свойственно уважительно относиться к каждому уцелевшему документу прежних времен как к свидетелям истории. Среди прочих бумаг одна имеет особую ценность и значение. Это своего рода памятное письмо-свидетельство, составленное в назидание потомкам и «отправленное в вечность» устроителями храма. Написано oно старинными коричневыми чернилами на обыкновенном листке бумаги рукой безвестного крестьянского грамотея. Приведём его в некотором сокращении, но практически с прежней орфографией, дабы не разрушить «колорита и обаяния эпохи». Вслушаемся в характерные обстоятельные и доверительно-назидательные интонации андроновских хранителей древлего благочестия:

 

« Г. И. X. С. Б. П. Н. А./минь/

1896 года февраля 19 дня.

Мы, древле православные христиане старообрятцы деревни Андронова и болшаго двора и протчии, имеем общественный молитвенный дом, который выстроен на земле Андрея агафоныча плохова, сей молитвенный дом построин в 1883 году вмарти и ваприли месецех на обще собранный капитал; был недостроен покинут без всякого призрения, но мы християне деревни Андронова и большаго двора вздумали произвести его вдействие на христо поданныи денги собранныи по людем и устроили внем храм весь парчевый и для сего молитвеннаго дома устроиваим поправилам святых отец церковниго иконома и помошника ему старосту... «Аще кто приношение церковное вземет ... да будет проклят». иконом церковный есть хранитель церковному имению. Аще которая церковь неимеет хранителя таковая церковь несообразна и нестройна суть. И для того мы встонавливаим оба суть правителя чтобы оне востонавливали порядок надзиралибы над свещеми следилибы за всеми порядками которыи принадлежит для богомолитвеннаго дома ибеспросу общества ничего неделали и друг содругом так же советовались и мы християне им всегласии не должны поперечить в том и подписуемся».

 

Фрагмент документа 1896 года

Вид Андроновского молитвенного дома в последнее десятилетие ХХ века.

Подписей на документе нет. Может, по скромности не поставили свои имена авторы «письма», а, скорее всего, наученные горьким опытом, опасались грядущих перемен. И не без основания...

Но даже сегодня, спустя сто двадцать лет, мы с большой долей достоверности можем восстановить эти подписи. Имена первых прихожан, к счастью, сохранились в храмовых синодиках (поминальных списках) ещё с позапрошлого века (!) Такое отношение к памяти предков – в традиции старообрядцев. Восстанавливая историческую справедливость, назовём имена здешних коренных ревнителей древлего благочестия – устроителей храма. Это крестьяне: Плоховы, Кустарёвы, Гущины, Громовы. Харитоновы, Новожиловы Сековы, Благовы, Коклеевы, Ковалёвы, Агафоновы, Жарковы, Ярыкины и др.

Давно уж нет не свете тех, кто писал это послание, а оно всё «плывёт» по волнам времени – от поколения к поколению, незримо благословляя всё новых прихожан на духовный подвиг во имя света и торжества вечной Истины, в поисках которой идут к храму и стар, и млад. Потому и не зарастает к нему тропа.

Давно канул в лету раздор андроновского о. Петра Харитонова и большедворского окружного священника о. Василия Кириллова (см. здесь стр. 207). Стезя веры, надежды и любви, ведущая к Храму, примирила и соединила нынче всех истинных древлеправославных христиан. Потомки «записных» большедворских старообрядцев Катениных, Драгуновых, Исаковых, Бетениных, Шибановых, Мальцевых, Борисовых пополнили и укрепили андроновскую общину. В праздничных богослужениях всё стройнее и согласнее звучит с «крылосов» их традиционное унисонное пение. Рогожские и прочие дальние гости охотно делятся опытом сложного певческого искусства, приезжая в Андроново по большим церковным праздникам: на Рождество Христово, Пасху либо на Тихонов день (29 июня), отмечаемый с тех незапамятных времён, когда, по преданию, святой образ этого Божия угодника и чудотворца явился однажды над светлыми водами Данилищева озера и отметил здешние места особой благодатью. Исстари молятся св. Тихону о даровании плодородия и о милости сирым.

На святой земле и руками благочестивых людей построен андроновский храм – потому и стоит крепко. Сохраняется его духовный потенциал и популярность среди местных старообрядцев. По праздникам посещают его и иногородние гости. Регулярно здесь венчаются браки, происходят крестины (и не только младенцев).

Добрую славу заслужил храм и тем, что многие годы здесь находили приют сирые и гонимые ревнители старой веры. Несколько лет скрывался тут от преследований известный даниловский старовер, книжник Е.Ф. Тонков, глубоко уважаемый местными прихожанами. Более двадцати лет после сибирской ссылки прожила при храме рахмановская инокиня мать Анафролия. Здесь же закончила свой праведный земной путь инокиня-схимница мать Манефа. Долгим подвижническим служением храму оставила по себе добрую память потомственная старообрядка М.Н. Кукушкина, происходившая из дер. Козлово.

В истории андроновского храма немало грустных страниц, большинство из которых относится к минувшему веку. Святые лики здешних икон ещё не забыли то скорбное время, когда, вместо затепленных свечей и лампад, зрели они пред собой кучи колхозной картошки и прочих казенных овощей, а вместо молитв слышали черную матерщину и кощунственные богохульные речи. Не забыты и костры из древних церковных книг…

В 1950 году огненная стихия испытывала храм на прочность, но прихожане всем миром отстояли его, ни словом не попрекнув потом убогого нищего, по оплошности которого случался пожар. Нищие, убогие и сирые традиционно принимались здесь с почти благоговейным вниманием, – они неизменно получали щедрое подаяние, кров, лучший кусок за трапезой...

Прихожане Андроновского храма со священником Антонием Медведевым, снимок 1970-х годов.


Гавриил Филиппович Афони

Стойко и смиренно пережил храм печали и скорби колхозных времён. Одно утешало: сам устоял, приход сохранился, и святых икон здешние коммунары не тронули. Кто тогда думал, что это бедствие обрушится на андроновскую общину в последние десятилетия ХХ века. Трижды подвергался храм варварскому ограблению с избиением живущих здесь богомолок. Ни одна из украденных икон не вернулась обратно…

 

Согласно завету упоминавшегося выше «Письма», прокляты лиходеи, поднявшие руку на храмовые святыни. Андроновские староверы предрекли: не будет злодеям счастья и покоя в этой жизни, сами себя обрекли они на вечные муки и адский огонь. Предсказание это сбывается...

В преодолении испытаний храму и прихожанам терпеливо и самоотверженно помогали своей верной службой местные священники Василий Кирьянович Варфоломеев и Гавриил Филиппович Афонин (1866-1963), а также их преемники – настоятели храма: О.Д. Глазов, А.Г. Малых, И.М. Агафонов, А.И. Медведев.

В октябре 1989 года митрополитом Алимпием в храм на должность уставщика-псаломщика был прислан выпускник истфака МГУ Сергей Владимирович Дурасов. Можно сказать, с его приходом храм обрёл «второе дыхание» – был отремонтирован, приведён в порядок, обновлён не только внутри, но преобразился и снаружи, обретя наконец, традиционное каноническое украшение – восьмиконечный крест. Заслужить доверие, а тем более любовь и уважение андроновских староверов, непросто. Но С.В. Дурасову это удалось, поскольку он приложил к богоугодному делу все душевные и телесные силы.

 

Иной раз, особенно на «Родительскую» приходилось уставщику подниматься в три часа. Тысячи христианских душ, стоящие за именами в сотнях храмовых синодиках, ждут поминовения, и нельзя пропустить ни одного: в этом высокий смысл поминального богослужения. И тогда длится оно шесть, а то и семь часов без перерыва.

В связи с этим (поминанием предков) вспоминается случай, когда в Чистый четверг (перед Пасхой 1994 г.) истовому богомольцу Д.П. Петрову, оставшемуся ночевать в храме с иными дальними приезжими, было видение. Ровно в полночь его разбудил какой-то необычный «звенящий шорох». Дмитрий Петрович открыл глаза и увидел, как из-под свода храма на аналой с Евангелием опустился столб света, и пространство наполнилось сладкоголосым необычайно стройным, слаженным пением. Очень четко разбирались слова, которые повторялись несколько paз: «Молите Бога о нас!». Поражённый и очарованный «ангелоподобными» голосами, Дмитрий Петрович даже не догадался разбудить остальных и удивлялся, что те сами не проснулись. «Люди так не поют, – рассказывал он потом. – Сколько живу на свете, – ещё никогда такого пения не слышал, – даже на Рогожском кладбище. Верно, это души усопших прихожан нашего храма, – заключил Петрович. – Ну, как тут не помянуть предков!..»

На снимках 1994 года: уставщик Сергий Дурасов звонит в «било», собирая на службу прихожан, Д.П.Петров (справа) с уставщиком Сергием Дурасовым, весна 1994 г.

А сколько требуется усердия и даже просто физических сил, чтобы, к примеру, на «Марьином стоянии» (вечерняя служба со среды на четверг пятой седмицы Великого поста) положить до тысячи земных поклонов. Думается, что только истинно верующему и преданному Богу христианину это под силу. Неверное, за такую преданность и дарует Господь своим ревнителям бодрость духа и здравое долголетие. Сомнений в этом не остаётся, когда после многочасовой службы видишь девяностолетних старушек, расходящихся по домам с благостными и радостными лицами.

Из недавней истории мы знаем, что, не устояв перед сокрушающими ударами времени и варварства, пали многие православные твердыни, воздвигнутые на щедрые пожертвования сильных мира сего (нередко во искупление грехов...). Но крепко стоит и продолжает служить людям скромная деревенская моленная, построенная простыми крестьянами на «христоподанные» деньги, собранные «с миру – по нитке».

... В дремотный предутренний час, когда над деревней дотаивают последние звезды, а чуткая ароматная тишина ещё не потревожена горластыми петухами, когда сочные заозерские луга утопают в таинственном тумане, – проступает из призрачной дымки силуэт андроновского храма. И с крестом-мачтой кажется он в этот миг неким незыблемым, хранимым Богом и людьми, ковчегом истинной христианской веры, плывущим из девятнадцатого века в двадцать первый...

Дай Бог ему благополучно преодолеть море смут, тревог и суеты нашего непростого времени.

1994 г.

Примечание

С.В. Дурасов (1963 г.р.) служил уставщиком храма до февраля 1995 года, затем был рукоположен в сан иерея и пребывал в этом качестве до апреля 2003 года, когда без благословения митрополии постригся в иноки с именем Симеон. Через несколько лет священноинок Симеон Дурасов покинул андроновский храм. Его преемником стал местный житель Дмитрий Евгеньевич Коклеев (1983 г.р.), которого 28 января 2007 года Митрополит Московский и всея Руси Корнилий рукоположил во священника ко храму Рождества Христова.

 

На снимке: о. Димитрий, 29.06.2010 г.

 

Важно отметить, что впервые за целое столетие настоятелем андроновского храма вновь стал здешний уроженец (последним из местных священником здесь был о. Петр Егорович Харитонов, умерший в 1911 году).

 
При использовании материалов сайта ссылка категорически приветствуется.
© Богородск-Ногинск. Богородское краеведение. 2004-2019
Политика конфиденциальности
Яндекс цитирования Check PageRank