«Так говорит Господь: остановитесь на путях ваших и рассмотрите,
и расспросите о путях древних, где путь добрый, и идите к нему»
Книга пророка Иеремии. (6, 16)

Богородск-Ногинск. Богородское краеведение / Павловский Посад

Богородск-Ногинск. Богородское краеведение
Богородск-Ногинск. Богородское краеведение

 

Выпускник Императорского Строгановского училища Александр Иванович Звонилкин

О талантливом художнике-старообрядце из деревни Корнево Игнатьвской волости

В. Пак

Известно, что в начале XX в. лучших выпускников Ремесленного класса резьбы по дереву и иконописи по финифти в Ростове Ярославской губернии направляли на учёбу в Строгановское Императорское художественно-промышленное училище, как складывалась их дальнейшая судьба, проследить довольно сложно. Но вот судьба одного из выпускников Строгановского училища, хотя и не имевшего вплоть до 1904 г. никакого отношения к Ростову, впоследствии была тесно связана с городом.

 

Александр Иванович Звонилкин (1883-1938) оставил заметный след в истории Ростова. Деятельность его, хотя и попадала в поле зрения некоторых исследователей, но по-прежнему остаётся малоизученной. Между тем вклад в развитие ростовской финифти и художественного образования города А.И. Звонилкина весьма значителен, чем и обусловлен наш интерес к его личности.

Александр Иванович Звонилкин – уроженец деревни Корнево Игнатьевской волости Богородского уезда Московской губернии. В фондах РГАЛИ хранится личное дело А.И. Звонилкина, в котором имеется прошение его отца крестьянина Ивана Львовича Звонилкина «...о допущении моего сына Александра к занятиям рисованием в Строгановском училище в качестве любителя рисования», и удостоверяется подписью обязательство вносить «установленную плату за пользование оригиналами, материалами и советами преподавателей» от 31 июня 1895 г. Спустя два года появляется аналогичное заявление о принятии сына в число учеников. В личном деле также сохраняется свидетельство («приговоръ») с постоянного места жительства ученика из деревни Корнево Московской губернии Богородского уезда Игнатьевской волости (в настоящее время г. Павловский Посад Московской области, ул. Корневская,) за подписью и печатью сельского старосты И. Ларионова. По мнению М.Б. Чернышевой, это «край старообрядцев, место светлейшее, уровень грамотности местных крестьян там был очень высок». В другом документе архива есть список учащихся училища, в котором значится и А.И. Звонилкин, в графе на вопрос «в каких учебных заведениях обучался», ответ: «домашнее», а «вероисповедание» – «стар.», что означает старообрядец.

Александр Иванович в Строгановском училище обучался в 1895-1897 гг. в качестве любителя рисования, в 1897-1903 гг. прослушал полный курс наук и художественных предметов. Учился он хорошо, в 1898/1899 учебном году по классу сложных орнаментов получил первую награду. Номинации наград распределялись отдельно по классам – рисованию сложных орнаментов, частей лица, головы, фигуры, натурщика и др.

Диплом А.И.Звонилкина

Диплом А.И.Звонилкина

Вместе с Александром Ивановичем Звонилкиным в выпускном классе обучался известный впоследствии ювелир Фёдор Яковлевич Мишуков. создатель Мастерской по реставрации художественного металла при BXHPЦ. и другие представители известных в мире русского искусства фамилий. Александр Иванович в 1903 г. окончил, как отмечено в дипломе, с успехом полный курс наук и художественных предметов и получил звание учёного рисовальщика «со всеми правами, присвоенными сему званию». Такой диплом давал право «на занятие должностей преподавателей рисования и чистописания в низших и средних учебных за ведениях».

После окончания училища А.И. Звонилкин приехал в Ростов предположительно потому, что был дружен с семьей Савиных (первые годы он жил у них в доме на ул. Окружной напротив гимназии).

Вскоре он познакомился с Надеждой Алексеевной Дубовой их брак состоялся в 1908 г. В 1911 г. у них родилась дочь Вера (после окончания десяти классов средней школы она поехала учиться в Москву в театральное училище им. М.С. Щепкина и стала актрисой).

В 1918 г. в семье Звонилкиных появился сын Александр (учился в Костромском текстильном институте, участвовал в Великой Отечественной войне, а после войны окончил заочный институт, работал на заводе «Калибр» в Москве).

А.И.Звонилкина в 1910-е годы

А.И.Звонилкина в 1910-е годы

А.И. Звонилкин сначала преподавал рисование в общеобразовательных школах города, затем в Ремесленном классе рисования, иконописи и резьбы по дереву в 1907-1910-е гг. В 1919-1929 гг. заведовал Учебно-показательной финифтяной школой (далее УПФШ), после остался в школе в качестве преподавателя.

В 1920-е гг. Александр Иванович руководил также Ростовской художественной студией изобразительных искусств. В 1938 г. он был арестован по доносу. Говорили, что виной всему был рассказанный политический анекдот. Весной 1938 г. в 55 лет жизнь его трагически оборвалась. По официальному заключению, он скончался в ярославской тюрьме от сердечной недостаточности, и был похоронен на Туговой горе в Ярославле. Реабилитация пришла лишь спустя двадцать лет.

 

* * *

Среди заметных работ Звонилкина начала ХХ века – галерея портретов купцов-благотворителей и общественных деятелей Ростова (в их числе известнейший благотворитель А.И. Кекин). Мемориальная портретная галерея, выполненная в 1910-е гг. по заказу Ростовской Городской Думы, состоит из восьми портретов. Большинство из них написаны по фото или другим изобразительным материалам, но глядя на них, а в особенности на то, как исполнены лица портретируемых, появляется ощущение, что написаны они с натуры, в них отразилось умение автора строить форму, передать живость взгляда. Артистизм кисти и свободная манера письма присущи живописным работам художника. В собрании ГМЗРК находятся также полотна «Царь Иван Грозный любуется Василисою Мелентьевой» и «Безработные в ночлежке». В домашней коллекции потомков А.И. Звонилкина хранятся ещё несколько картин и графических портретов, последние отличаются живостью и тонко подмеченным сходством,

Ростовский купец Алексей Леонтьевич Кекин пожаловал городу громадное состояние на устройство мужской гимназии, университета, водопровода и дальнейшее развитие. Ростовская городская управа в 1914 г. заказала А.И. Звонилкину проект памятника А.Л. Кекину, который предполагалось отлитъ в С.-Петербурге на художественной бронзолитейной и гальванопластической фабрике А. Морана и установить напротив гимназии.

В короткий срок Александр Иванович изготовил из гипса два варианта бюста и предоставил проект постамента. Проект памятника в целом был одобрен специальной комиссией Императорской Академии художеств. В городе был объявлен сбор пожертвований на отливку памятника в бронзе, но Первая мировая война остановила это благое дело. Оба бюста из гипса хранятся в ГМЗ «Ростовский кремль» – это не просто попытки слепить мемориальные портреты, но творческие скульптуры, отличающиеся мастерством исполнения. Известно, что А.И. Звонилкин очень серьезно относился к скульптуре, Он справедливо считал ее основой в системе художественного образования и уделял занятию скульптурой много времени (его сын вспоминал, что отец часто его просил позировать для своих скульптурных работ).

Будучи преподавателем Ростовской мужской гимназии им. А.Л. Кекина, Александр Иванович Звонилкин участвовал в выставках, конкурсах и аукционах, состоял членом Московского общества любителей художеств. Сохранилась переписка его с обществом 1914-1915 гг., в которой есть упоминания о продаже картин А.И. Звонилкина на конкурсах, проводимых обществом. Он был также активным членом Ярославского областного Союза художников. В частной коллекции семьи его московских родственников хранятся живописные и графические произведения.

Из неопубликованных воспоминаний сына стало известно, что A.И. Звонилкин проектировал некоторые постройки в городском саду Ростова, Ростовском филиале Государственного архива Ярославской области удалось обнаружить документальное подтверждение тому, что А.И. Звонилкин действительно проектировал постройку нового «музыкального павильтона. в городском саду г. Ростова вместо пришедшей в ветхость и полную негодность музыкальной беседки.

В 1911 г. Ростовская городская управа вела переписку с неким И.А. Комаровым об устройстве музыкального павильона на сумму 873 руб. 50 коп. по плану и рисунку А.И. Звонилкина. К сожалению, вместе со сметой расходов от 18 марта 1911 г. не сохранились чертежи или рисунки А.И. Звонилкина, имеются лишь краткие описания работ, перечень требуемых материалов и письменное обязательство подрядчика о том, что постройка будет осуществляться «согласно плана и рисунка А. Звонилкина». Это было деревянное сооружение в современном стиле, с тумбами и балясинами, украшенное наличником из резного теса.

Весомый вклад внёс А.И. Звонилкин в развитие финифтяного промысла в |Ростове. Он был преемником куратора «художественной части» УПФШ Сергея Васильевича Чехонина (1914-1917 гг.). Хорошо известны влияния C.В.. Чехонина на ростовскую финифть второй половины 1910-х и последующих лет, а вот новое, совершенно отличное от предыдущего художественное направление, привитое А.И. Звонилкиным, практически неизвестно. Между тем, его деятельность была высоко отмечена современниками: на Первой Всесоюзной сельскохозяйственной и кустарно-промышленной выставке в Москве 1923 г. ему был вручен диплом признательности, а руководимая им Учебно-показательная финифтяная школа получила диплом второй степени. В этом, несомненно, сказалось полученное им в училище образование, приобретенное навыки работы в разных стилях и современных формах. Специально для выставки был разработан значок-брошь «На память о первой сельскохозяйственной и кустарно-промышленной выставке СССР». В фондах ГМЗРК не сохранилось сведений о его авторе, но на основании сказанного выше, им был А.И. Звонилкин.

Эмалевый значок-брошь. 1923 г.

Эмалевый значок-брошь. 1923 г.

Вопросу атрибуции коллекции УПФШ 1920-х гг., периода заведования школой А.И. Звонилкиным, посвящены некоторые статьи. В середине 1910-х гг. в мастерской изготавливали объемные предметы из меди покрывали их с обеих сторон эмалью. Формы и декор их весьма напоминал изделия из фарфора или фаянса. В 1920-е гг. от сплошного покрытия металла эмалью отказались, видимо, по причине немалых технологических трудностей, и в 1920-х гг. лишь только отдельные эмалевые пластины монтировались на гранях изделий. Кроме иного построения формы мы наблюдаем также иное решение декора: теперь мастер избегает белого фона эмали, «маскируя» его тёмным хорошо кроющим цветом. Меняется стиль вещей, уже нет чехонинской утонченности и изысканности, но появились устойчивые крепкие пышные декоративные орнаменты в русском стиле. В декоративной росписи прослеживается созвучная своему времени стилевая ориентация: модерн с его плавными «обтекающими» формами и изысканностью декора, неорусский стиль с сочным орнаментом, восходящим к древнерусскому узорочью, созвучный подчас фресковым росписям и изразцам.

В творческой лаборатории Учебно-показательной школы, руководимой в 1920-е гг. Александром Ивановичем Звонилкиным, внедрялись также атрибуты новой государственной символики как формальные и стилистические признаки зарождавшегося нового стиля. Появление новой стилистической ориентации, несомненно, является его инициативой. Выпускник Императорского Строгановского центрального художественно-промышленного училища, он, несомненно, хорошо усвоил курс «проектирования в разных стилях и в современных формах», что соответствовало программе обучения училища.

Летний павильон Артистического кружка. Открытка. Не ранее 1911 г.

Летний павильон Артистического кружка. Открытка. Не ранее 1911 г.

Благодаря полученным за годы учебы навыкам и собственному таланту, он создал новые образцы для финифти, разительно отличающиеся от предшествующих изящных эстетских чехонинских эмалей с гирляндами и цветами. Предположение, что именно А.И. Звонилкин разработал новые образцы, находит убедительное подтверждение и в том, что новые произведения учеников, представленные в 1923 г. на Первой Всесоюзной сельскохозяйственной и кустарно-промышленной выставке в Москве, были высоко отмечены выставочным комитетом, а в дипломе признательности фигурировала формулировка: «за восстановление умиравшего промысла и композицию рисунков для финифти». Несколько позже по этим эскизам делали и другие выставочные экспонаты. В делах ростовского архива есть упоминания о том, что рамки для фотографий, чернильные приборы, ножи для резания бумаги изготавливались для выставок (например, в Ростовском и Ивановском музеях) и тиражировались небольшими сериями; более того, разработка им новых видов была включена в программу обучения, составленную A.И. Звонилкиным.

Дом № 51 на ул. Окружной. Фото середины XX в.

Дом № 51 на ул. Окружной. Фото середины XX в.

Талантливый художник-живописец, скульптор, архитектор Александр Иванович Звонилкин более тридцати лет преподавал в Ростове специальные художественные дисциплины, заведовал финифтяной школой-мастерской и, наконец, был организатором ростовских художников. Его незаурядная художественная натура получила профессиональную огранку в стенах прославленного Императорского Строгановского центрального художественно-промышленного училища, благодаря чему он смог оставить заметный след в истории искусства Ростова Великого первой трети XX в.

 

Об авторе

Пак Вера Филипповна,
кандидат искусствоведения

 

При использовании материалов сайта ссылка категорически приветствуется.

© Богородск-Ногинск. Богородское краеведение. 2004-2017 Система Orphus Яндекс цитирования Check PageRank