www.bogorodsk-noginsk.ru

Богородск-Ногинск. Богородское краеведение / Павловский Посад

Богородск-Ногинск. Богородское краеведение

Богородск-Ногинск. Богородское краеведение


Из книги «Вохна древнеправославная»

 

Корневские подвижники

К истории Корневского старообрядческого храма во имя Рождества Пресвятой Богородицы в Павловском Посаде

Виктор Ситнов

Корневский старообрядческий храм во имя Рождества Пресвятой Богородицы был самым «молодым» среди древлеправославных церквей в Павлово-Посадской округе. Построили его в расположенной в полутора верстах от Павловского Посада деревне Корнево (тогда Корневой) к концу 1915 года, а освятили в следующем.

Земля для храма была пожертвована местным крестьянином Петром Андреевичем Пшеничниковым, на участке которого уже почти полвека стоял небольшой молитвенный дом. Здесь собирались на молитву староверы Корнева, а также из окрестных деревень Юдино, Мишутино, Улитино, Щекутово, Назарьево и Гора. Эти деревни были не так далеко от посада, где селяне регулярно запасались необходимым провиантом и хозяйственным товаром.

Священником при корневском молитвенном доме был о. Никола (Николай Дмитриевич Глинков, 1859-1915). Не рассказать об этом подвижнике нельзя.

Происходил о. Никола из крестьян деревни Гавриловки, Космачевской волости Жиздринского уезда Калужской губернии. Эти места искони были практически сплошь заселены старообрядцами. Побывавший в 1896 году в Гавриловке противостарообрядческий миссионер И. Жаров писал в отчёте, что эта деревня «есть своего рода раскольническое гнездо». Он отмечал, что все коренные жители здесь – старообрядцы (свыше 150 дворов), а если и есть придерживающиеся синодального православия, то это люди «пришлые и непостоянно живущие» – только три дома. Старообрядцы Гавриловки были противоокружниками. (Данные Гос. арх. Калужской обл., Ф.ЗЗ. Оп.З. Д.2013. Л.15).

С отроческого возраста Николай Глинков был призван на служение церкви: мальчиком пел на клиросе, а в двенадцать лет начал переписывать «богодухновенные» книги. Особенно нравилось ему выводить «крюки» и буквицы в певческих сборниках, что требовало немалого мастерства и терпения.

В двадцать лет он уже был уставщиком в молитвенном доме, а в тридцать рукоположен во священники архиепископом Савватием. Как добросовестный пастырь и горячий проповедник духовных идеалов древлего благочестия о. Никола сумел присоединить к Православной Старообрядческой Церкви 800 душ. За эти деяния он постоянно подвергался преследованиям со стороны властей и даже сидел в тюрьме.

После этого владыкою Савватием направлен был о. Никола в приамурскую деревеньку Платово близ Благовещенска, где тоже положил немало сил на пользу Христовой Церкви. Здесь его трудами был сооружен храм во имя Покрова Пресвятыя Богородицы, Преследования священника усилились ещё больше. Полицейские чиновники не давали ему покоя: отобрали печать и ставленую грамоту, все время держали под строгим надзором,

По возвращении из скитаний по Сибири о. Никола в 1895 году был определён владыкою в Корневский приход, где и прослужил до конца жизни. Местные прихожане сразу полюбили своего многострадального пастыря. Чем больше усердия проявлял священник, тем быстрее рос его авторитет и численность паствы из окольных деревень, особенно из Улитина. Вскоре была образована Корнево-Улитинская община.

Суровые жизненные испытания надорвали здоровье еще нестарого священника. Он стал часто и подолгу болеть. Но не мог и не хотел о. Никола оставить этот мир, не осуществив свою давнюю и заветную мечту. На тревожно-заботливые вопросы своих прихожан о здоровье он устало отшучивался: «Пока не поставлю храм – не помру..." Нe раз виделось ему во сне, как стоит на корневской земле скромная, но изящная деревянная церковка в древнерусском стиле, осененная аккуратными маковками-луковками с восьмиконечными крестами, устремленными в голубое небо. А над ними, в синеве – голуби белокрылые, аки ангелы небесные...

Великое желание увидеть всё это наяву держало о. Николу на земле. И чем меньше оставалось сил, тем сильнее становилось это желание. А время было тяжелое. Второй год шла истощавшая страну империалистическая война. Резко поднялись в цене все строительные материалы, не было свободных рабочих рук.

Но истинная вера творит чудеса. Благодаря неимоверным усилиям корневского священника и частичной денежной помощи известного в Богородском уезде благотворителя Арсения Ивановича Морозова новый храм был, все же, воздвигнут. Но сам о. Никола уже не сподобился совершить в нем Божественную службу, не услышал малинового звона с его колокольни.

29 сентября 1915 года, когда в храме ещё шла внутренняя отделка, священноиерей Николай Дмитриевич Глинков умер. Было ему всего 56 лет... И, верится, утешилась и возрадовалась бессмертная душа почившего, когда чин погребения (согласно его последней воле) совершался все же в новом храме.

Никогда (ни до того, ни после) Корнево не видело таких многолюдных похорон. При стечении более полутысячи человек чин погребения совершали пять священников, в том числе о. Стефан Чертихин – духовник покойного, а также диакон Кузнецовской общины (при храме св. Анны Кашинской) Даниил Берёзин, которому через пять лет суждено будет стать настоятелем Корневского храма.

Переполненное помещение не смогло вместить всех желающих проводить в последний путь своего пастыря и духовного отца. Как никогда слаженно и проникновенно звучало пение приходского хора. В руках провожающих горели сотни прощальных свечей...                                                     

Говорят, что память об ушедшем человеке продолжает жить в его детях, в построенном им доме, посаженном дереве, написанной книге или картине. Память об о. Николе осталась в сердцах шести его дочерей, его верной помощницы и великой молитвенницы матушки Надежды и сотен детей духовных. По всей России – от Калуги до Благовещенска – хранятся у старообрядцев его рукописные книги. Почти восемьдесят лет служил людям построенный им храм, над которым шумел своей могучей кроной тополь в три обхвата, посаженный руками священника у фундамента будущей церкви... По рассказам старожилов, могилу о. Николы Глинкова (сохранявшуюся в единственной оградке на корневском старообрядческом кладбище) постигла печальная участь: меньше, чем через четверть века её кощунственно вскрыли, а кладбище заровняли под хозяйственные нужды Камвольного комбината...

Гаражи с восточной стороны Камвольного комбината на месте бывшего старообрядческого кладбища, где был похоронен о. Никола.

В церковной библиотеке и поныне аккуратно хранится небольшая старопечатная книжица середины 19 века (в половину обычного печатного листа, объемом в 48 страниц) – «Чин освящения воды», которой пользовался сам о. Никола при совершении служб с водосвятием. О принадлежности книги свидетельствует владельческая надпись, сделанная хорошим почерком – красными чернилами: «Сия же книжица принадлежит священнику Николаю Димитриевичу Г-ну Глинковскому. Куплена в дер. Волой у священника Алексия в 1895 г. месяца ноября 2-го дня. Господь мне помощник. Все упование мое к Тебе возлагаю, Мати Божия, сохрани мя во Своеем Си крове». 

По водяным знакам на бумаге видно, что она изготовлена на знаменитой бумажной фабрике «Полотняный завод», что близ Калуги. В то время владельцем её был Афанасий Николаевич Гончаров – дед Натальи Гончаровой, жены А.С. Пушкина. Заметим также, что указанная в подписи деревня Волая (Жиздринского уезда Калужской Губернии) находилась всего в нескольких верстах от родной дер. Глинкова – Гавриловки.

Осталось уточнить, что полное имя священника воловского старообрядческого молитвенного дома Алексия (у которого Глинков приобрел книгу) – Алексей Петрович Егоров. Он был местным жителем деревни Волой и добрым знакомым Николы Глинкова. Рукоположение он принял ещё в начале 1870-х годов. После указанной в книге даты о. Алексий Егоров прожил недолго, потому эту книгу можно считать своеобразным благословением духовного соратника на пастырское благоверное служение Господу. И вот теперь, по промыслу Божию, через полтора века после Алексия Егорова «Чин освящения воды» продолжает свою службу в руках нынешнего настоятеля корневского храма – о. Михаила (тоже – Егорова!).

Какова же точная дата освящения новопостроенного старообрядческого храма во имя Рождества Богородицы в Корневе? До недавнего времени это было неизвестно. Но вот несколько лет назад автору этих строк удалось (при подробном изучении местных старопечатных книг) обнаружить на внутренней стороне обложки «Ирмосов» киевского издания 1912 года важную памятную запись, сделанную участником и свидетелем освящения церкви. Запись выполнена простым карандашом достаточно разборчиво, что указывает на серьёзное отношение автора текста к увековечиванию обозначенного исторического события. Вот это важное для нас документальное свидетельство:

«1916 года июля 31-го дня было освящение церкви Рождества Богородицы при деревне Корнево. Священник отец Тимофей. Было постановление стихарного Симеона Ермолаевича Гаврилова или Барсукова, крестьянина Калужской губернии, Медынского уезда Ореховенской волости – деревни Острые Луки».

Мы видим, что запись сделана рукой священника о. Тимофея Колосова, который пять лет (после кончины о. Николы) духовно окормлял местных прихожан – вплоть до постановления в храм нового настоятеля – о. Даниила Берёзина. Примечательно, что поставленный стихарный, Симеон Гаврилов, также был земляком упокоившегося о. Николы Глинкова и потомственным старовером.

Сегодня мы можем с уверенностью сказать, что в советские времена корневский храм постигла бы участь всех остальных старообрядческих церквей, если бы не его настоятель Даниил Ильич Берёзин (1880-1979), который был достойнейшим продолжателем дела о. Николы Глинкова.

Родился и вырос он в местной крестьянской семье. Начальное образование получил в сельском училище в дер. Уполозы. До 1912 года он работал в набивном отделении на местной фабрике Абрамова (позднее Ленской), а затем в красильном отделе фабрики Богородско-Глуховской мануфактуры, одновременно являясь певчим в местной церкви. С 1914 года Берёзин служит диаконом сначала в кузнецовском храме св. Анны Кашинской, а затем в дер. Глазово близ Серпухова.

Рукоположенный в священники и поставленный на корневский приход в 1920 году, он прослужил в нём бессменно 59 лет – вплоть до своей кончины. Случай редчайший!       

На снимках: Даниил Ильич Берёзин в начале 1900-х и в 1962 году (в своём саду – возле ульев).

Благодаря о. Даниилу Корневская община в наступившие тяжелые времена не распалась, а, сплотившись вокруг своего духовного пастыря, укрепилась еще более. После закрытия окрестных старообрядческих церквей в Кузнецах, Рахманове, Большом Дворе, Данилове, а также еще двух в самом Павловском Посаде, приход о. Даниила заметно увеличился. Известные усилия центральных и местных властей по закрытию и ликвидации культовых зданий в 1930-40-х годах применительно к Корневскому храму успеха не имели. Неоднократные и методичные попытки властей развалить общину результата не дали. Несмотря на давление известных советских органов и комиссий на старообрядцев, в исполкомовских папках не оказалось ни одного заявления «отказников-отреченцев» из церковной «тройки» или «двадцатки» (совета и актива общины).

Показательно, что если после подобной обработки «двадцатки» иных церквей «таяли» на глазах, обрекая свою общину на уничтожение, а храмы на закрытие, то корневская «двадцатка» сначала удвоилась, затем утроилась, а потом ее «черный» исполкомовский список дошёл чуть не до ста человек!

Батюшка Даниил Ильич, Георгий Иванович и Евдокия Ермолаевна Берёзины в храме, 1950-е годы.

Чтобы по достоинству оценить поступок этих людей, нужно вспомнить время, в которое он совершался. Это было похоже на самопожертвование, самоотречение. Старообрядцы, готовые пострадать за веру, стояли, что называется, до последнего. И выстояли! И лишь один Бог знает, каких испытаний и напряжений стоила эта борьба о. Даниилу, не предавшему святое дело и не оставившему свой крест, как в прямом, так в переносном смысле.

 

Люди эти, спасшие храм, достойны низкого благодарного поклона и памяти. Сохранился список Корневской общины тех лет. В нём – самые обыкновенные люди: рабочие, крестьяне-колхозники, домохозяйки, пенсионеры, инвалиды. Интеллигенции в списке нет. Возраст верующих – от 17 до 80 лет. Среди фамилий тех, кто сохранил свою святыню, нет ни одной случайной: все – постоянные прихожане.

Вот – «тройка» (совет) общины: Боброва Евдокия Григорьева (Саурово), Берёзин Федул Павлович (Корнево), Розанов Мартьян Фёдорович (Улитино). В 1943 году довыбраны: И.Д. Дементьев, К.Ф. Дорощук, С.В. Новожилов, Л.И. Паленов, Т.Ф. Попова, Е.В. Салтыкова. В числе постоянных прихожан: Берёзины, Бобровы, Глинковы, Звонилкины, Коренковы, Коновы, Башашины, Новожиловы, Розановы, Тюльпины, Макляевы, Заваловы, Давыдовы, Потаповы, Мосягины, Соколовы, Нажесткины, Хазовы.

Благодаря духовной стойкости этих людей Корневский храм Рождества Богородицы в годы войны оставался единственным действующим старообрядческим храмом по всей Московской области. Историческую важность и значение этого факта для старообрядчества нашего края переоценить трудно. 

(По некоторым сведениям, в документах архива Рогожского кладбища зафиксирован факт, что после возвращения в 1942 году из десятилетней ссылки старообрядческого епископа Геронтия (1872-1951. С 1943 года он исполнял обязанности помощника архиепископа московского и всея Руси Иринарха) корневский храм на некоторое время формально был закреплён за ним в качестве кафедрального. В 2007 году епископ Костромской и Ярославский Геронтий причислен к лику местночтимых святых Русской православной старообрядческой церкви).

 

Примером беззаветной преданности старой вере и своей общине были «труды и дни» племянника батюшки – Георгия Ивановича Берёзина (1907-1979), который с молодых лет и до конца жизни служил в храме стихарным (чтецом). Настоящей подвижницей была и его жена Евдокия Ермолаевна (урожд. Бирюкова 1901-1992) – редкий знаток древне-церковного пения. Когда-то ей, ещё совсем юной девушке, А.И. Морозов доверял руководить женским отделением своего знаменитого старообрядческого хора.  

На левом снимке: о. Даниил (справа) с Г.И. Берёзиным (ок.1930 г.), на правом – Евдокия Ермолаевна с мужем.

После кончины о. Даниила и Г.И. Берёзина (1979 г.) эта истовая ревнительница древлего благочестия ещё более десяти лет была бессменной старостой корневского прихода. Это она, Евдокия Ермолаевна, духовно воспитала и привела в древлеправославную веру соседского мальчика Михаила Егорова, который впоследствии стал настоятелем храма, являясь им и по сей день.

Миша Егоров жил с семьей по соседству, и когда у Евдокии Ермолаевны в мае 1982 г. в доме случился пожар, то Егоровы (отец Миши был кровельщиком), пожалев одинокую восьмидесятилетнюю соседку, взялись безвозмездно ей помочь с ремонтом. Разбирая многочисленные обгоревшие старопечатные и рукописные книги, любознательный юноша заинтересовался их необычным славянским шрифтом и особенно церковнопевческими «крюковыми» книгами гуслицкого письма с дивной красоты заставками и буквицами.

С помощью терпеливых подсказок старосты понятливый Миша охотно и быстро освоил церковно-славянскую грамоту и, меньше чем через год, уже участвовал в богослужении как чтец. Он хорошо помнит свой первый опыт, как 15 февраля 1983 года, в 7 часов утра, за час до занятий в школе прямо с портфелем забежал в храм, где с ошибками, но большим воодушевлением читал для прихожан «часы».

Надо сказать, что тяга школьника к церкви не осталась незамеченной. С Мишей Егоровым неоднократно пытались разбираться в школе и даже в милиции, и лишь когда за него заступилась мама Нина Николаевна, объяснив органам, что её сын ничем преступным не занимается, от него, наконец, постепенно отстали.

В отсутствии собственного настоятеля Корневскую общину несколько лет обслуживал о. Антоний Медведев, приезжая из Губина. После его смерти в 1983 году храм около десяти лет не имел настоятеля. Священники приезжали в Павловский Посад очень редко: два-три раза в год, но молитвенная жизнь продолжалась трудами старосты Евдокии Ермолаевны Березиной и членов церковного совета – бывших певчих Морозовского хора.

Между тем в приходе очень скоро оценили способности и добрые душевные качества молоденького чтеца, прониклись к нему уважением и любовью. Он стал незаменимым помощником старосты, перенимая у Евдокии Ермолаевны необходимые знания и навыки церковной службы. Через восемь лет его преданного служения Богу и своему храму, по единодушному ходатайству церковной общины Михаил Егоров был рукоположен в диаконы, а затем и во священники. Владыка Алимпий, рукополагавший Михаила Егорова, благословил его служить настоятелем при родном Корневском храме. 8 сентября 1991 года о. Михаил получил ставленую грамоту (см. фото).

После 12-летнего перерыва корневский храм во имя Рождества Богородицы, наконец, обрёл нового настоятеля. Радостное событие это стало настоящим праздником для общины, и особенно для старосты Евдокии Ермолаевны Берёзиной, которая на следующий год со спокойной душой и чувством исполненного долга с миром отошла ко Господу…

Михаил Егоров у церковных колоколов, 1991 г.

В полном смысле подвижническая деятельность всех названных выше людей позволила Корневскому храму во имя Рождества Богородицы всегда оставаться надёжной опорой и хранителем старой веры на Павлово-Посадской земле.

На долю храма и его общины выпало ещё немало разных испытаний, в том числе и ограблений, которые нанесли храму огромный ущерб.

В канун и после Московской «Олимпиады-80», когда резко возрос спрос на антикварные сувениры для иностранных гостей, «волной» нового интереса посрывало традиционные местного производства меднолитые распятия и образки со старообрядческих домов (надвратные) и даже с крестов на древлеправославных кладбищах.

Более полутысячи своих лучших икон потерял за четыре ограбления Корневский храм. Целая галерея древнерусской живописи!

После последней кражи (в апреле 1993 года), буквально оголившей церковь и приведшей в отчаянье всю общину, сюда из запасников Андроновского молитвенного дома был безвозмездно передан иконостас ранее закрытой старообрядческой церкви в деревне Данилово. Иконостас и сохранившиеся иконы из других давно закрытых церквей буквально вернули храм к жизни.

Его новое освящение Митрополитом Московским и всея Руси Алимпием в июне того же года стало для павловопосадских старообрядцев незабываемым праздником, вселившим надежду на укрепление идеалов и традиций «древлего благочестия» среди местных верующих.

Митрополит Алимпий в гостях у Корневской общины.  Лето 1993 г.

Однако надеждам этим не суждено было сбыться: через два месяца после освящения, 23 августа 1993 года, старый деревянный храм сгорел дотла от замыкания электропроводки…

Последняя из всех деревянных церквей, построенных в городе и районе ещё до революции, прекратила своё существование.

Эта трагедия была тяжелейшим, страшным ударом и испытанием судьбы, выпавшим на долю настоятеля храма о. Михаила Егорова, его семьи и всей Корневской общины, за всю историю которой ничего более страшного и непоправимого не происходило. Огромной потерей это было и для всей Московской Старообрядческой Епархии. Многим казалось, что после такой трагедии невозможно оправиться, прийти в себя, вернуться к нормальной жизни…

Конечно, больше всех это горе, эту утрату переживал отец Михаил, который серьёзно заболел. Сердце батюшки едва выдержало такое тяжелейшее потрясение. Ведь, по правде говоря, катастрофа поначалу всем показалась непоправимой. И здесь невозможно не отдать должное его верной супруге и соратнице матушке Елене, которая в самые трудные времена всей душой поддерживала батюшку, окружив его теплом, заботой, вниманием и любовью, на которую способны только истинные христианки…

Вскоре, несмотря на ещё не совсем отпустивший его недуг, отец Михаил собрался с духом и, уповая на безграничную Божию милость и помощь, на единодушную поддержку своих прихожан, принял мужественное решение – выстроить новый каменный храм на месте прежнего. Владыка Алимпий с готовностью и радостью, подлинно по-отечески благословил самоотверженного молодого пастыря на великое святое дело.

 

Веру в успех принятого решения вселяло и символическое знаковое событие, которое многими было воспринято как подлинное чудо: в страшном пожаре, спалившим дотла все церковное убранство и утварь, непостижимым образом в сгоревшем алтаре уцелел антиминс – главная храмовая святыня, без которой богослужение невозможно.

Мужественное решение о. Михаила Егорова возродить храм вызвало положительный резонанс во всей старообрядческой среде, что морально подержало и подняло авторитет священника-подвижника. Уважение к нему среди верующих и даже неверующих людей заметно выросло.

Место под закладку нового храма было расчищено и освящено о. Михаилом 21 сентября 1993 года, т.е. меньше, чем через месяц, после пожара. 21 ноября уже выкопали котлован, а 10 марта 1994 года заложили фундамент. Строительство начало набирать темпы.

Следует особо подчеркнуть, что после пожара и утраты храма духовное окормление паствы не прерывалось, о. Михаил продолжал проводить службы в своем собственном доме и совершал многочисленные требы по селениям прихода.

Приятно отметить, что в работах по возрождению храма участвовали не только прихожане-старообрядцы, но и люди других исповеданий, что говорит о душевной отзывчивости верующих. Общими усилиями о. Михаила и прихожан с большим трудом добывались средства для успешного ведения строительных работ. Был организован кружечный сбор даже в новообрядческих церквях города и района (первыми – уже на пятый день – откликнулись Покровско-Васильевский монастырь и сауровская церковь Рождества Богородицы). Пожертвования по традиции собирались и в поездах, и в междугородних автобусах, и в переходах метро…

Материалами и техникой помогали Камвольный комбинат, растворный узел, керамический завод, обеспечивший бесплатным кирпичом практически половину постройки.

Благодаря душевной отзывчивости наших жителей, их доброте и способности сочувствовать чужому горю, необходимые средства медленно, но верно изыскивались и поступали на возрождение святыни.

Новый храм во имя Рождества Богородицы в Корневе строился в стиле Псковско-Новгородской церковной архитектуры XVI века по проекту московского архитектора Михаила Васильевича Разумова – замечательного специалиста и человека. Воплощение его проекта сделает Корневский храм одним из самых примечательных среди подобных культовых сооружений, возводимых нынче по России. Батюшка Михаил и местные прихожане от всей души благодарят М.В. Разумова за активное и плодотворное участие и содействие в постройке новой церкви.

И десяти месяцев не прошло после пожара, как уже в мае 1994 года в ещё недостроенном храме был освящён цокольный этаж (малый престол во имя св. Димитрия Солунского), где сразу же возобновились богослужения с регулярным чтением канона-молебна «О творящих милостыню».

7 сентября 1997 года при огромном стечении верующих новый храм был освящен Митрополитом Московским и всея Руси Алимпием в сослужении с епископом Кишинёвским и всея Молдовы Зосимой, семи священников, двух диаконов, чтецов и певцов, а также с большим количеством молящихся – как местных, так и гостей из Москвы и почти из всех старообрядческих приходов Подмосковья.

За время существования возрождённого храма его неоднократно удостоили своим посещением первые иерархи древлеправославной церкви: митрополиты Московские и всея Руси владыки Алимпий, Андриан, Корнилий.  В истории храма открыта новая страница...

За заслуги перед Русской православной старообрядческой церковью отец Михаил Егоров в 2011 году был возведён митрополитом Корнилием в сан протоиерея.

Митрополит Алимпий на освящении нового храма, 7 сентября 1997 г.

Все последние годы вид Корневского храма продолжает непрерывно улучшаться. В 2013 году он стал белоснежным: был оштукатурен и покрашен. В декабре 2013 года установлены новые купола и кресты. Была выстроена колокольня. А в феврале 2015 года на неё установлен купол и крест.

Огромной благодарности заслуживают прихожане-подвижники, которые трудятся во славу Божию, несмотря ни на что, не жалея сил и времени. Благодаря этим людям храм созидается, процветает, и в нём продолжается молитвенная жизнь прихода.

Изящный и белоснежный пятиглавый храм является сегодня архитектурной достопримечательностью района и радует глаз не только прихожан, но также всех местных жителей и гостей Павловского Посада.

В 2016 году корневская старообрядческая церковь во имя Рождества Пресвятыя Богородицы отмечает свой 100-летний юбилей. Пожелаем этой вековой древлеправославной святыне Восточного Подмосковья всякого благополучия и дальнего процветания во Славу Божию на многая лета.      (См. также фотоприложение на стр. 239.)

Этапы возрождения корневского храма

 

При использовании материалов сайта ссылка категорически приветствуется.

© Богородск-Ногинск. Богородское краеведение. 2004-2017 Система Orphus Яндекс цитирования Check PageRank