Богородск-Ногинск. Богородское краеведение

«Если мы не будем беречь святых страниц своей родной истории,
то похороним Русь своими собственными руками»
Епископ Каширский Евдоким. 1909 г.

Мы в социальных сетях:
 facebook.com/bogorodsk1781
 vk.com/bogorodsk1781
Дата публикации:
22 июня 2017 года


Из книги «Вохна древнеправославная»

 

Историко-краеведческая справка о деревне Андроново

И как она стала улицей Руфины Красавиной

Виктор Ситнов

Андроновым испокон веков называлась крупная деревня в заклязьминской части нашего района, протянувшаяся вдоль нынешнего «Большедворского шоссе» – от всем известного и популярного карьера «Байкал» почти до самого Заозерья.

Деревня, о которой идёт речь, довольно древняя. По крайней мере, её существование в середине XVIII века подтверждается архивными документами, но существуют и другие данные, что Андроново возникло, по меньшей мере, лет на сто раньше, что вполне логично, ибо соседние селения в это время уже существовали. И вотчинным владельцем этих селений с 1571 года был Троице-Сергиев монастырь (с 1744 г. – Лавра), что позволяет говорить о глубокой духовной «прививке» местного населения.

После секуляризации (конфискации) церковных земель по указу Екатерины II (1764 г.) было упразднено около 500 монастырей, казне перешло более 1 млн. душ крестьян, которые были переведены с барщины на оброк. Бывшие вохонские монастырские крестьяне также были переведены в разряд «экономических», т.е. государственных. Многие местные деревни в скором времени стали владельческими (т.е. помещичьими), были пожалованы вельможам за верную службу императрице.

До отмены в России крепостного права (1861 г.) Андроновым, как и прочими окрестными деревнями Буньковской волости Богородского уезда Московской губернии, владели довольно известные помещики Рюмины, которые, в свою очередь, приобрели это селение «по купчей в 1802 году от его превосходительства» действительного камергера Всеволода Андреевича Всеволожского (1769-1836), владевшего деревней еще со времен Екатерины II. (Богатейший российский магнат, Астраханский вице-губернатор, действительный камергер, отставной гвардии ротмистр, статский советник, Всеволод Андреевич Всеволожский считался одним из самых богатых людей в России).

Так исторически сложилось, что жители деревни в подавляющем большинстве своем были старообрядцами, т.е. представляли собой ту часть православного населения России, которое не приняло церковных реформ, проводившихся патриархом Никоном (при поддержке царя Алексея Михайловича) со второй половины XVII века. Например, по ревизии 1865 года в Андронове из 37 дворов (общей численностью 446 чел.) старообрядческих было 31 (388 чел.: 138 муж. и 250 жен.), т.е. почти 90 процентов. Не случайно в этом селении ещё в 19 веке существовал старообрядческий молитвенный дом.

Общеизвестно, что в каждом селении всегда есть свои коренные родовые фамилии исконно живущих здесь поселян. Пожалуй, самой известной и многочисленной из старинных фамилий Андронова является фамилия Плоховых, которые образовали здесь несколько ветвей, связанных кровным родством как имевшие общих предков.

Как появилась эта фамилия однозначно утверждать трудно, но есть предположение, что она косвенным образом отразила принадлежность Плоховых к старообрядцам, (по-старому «раскольникам»), что всегда и повсеместно вызывало недовольство светских и церковных властей (включая всевозможные притеснения и преследования) – вплоть до выхода в 1905 году царского указа «Об укреплении начал веротерпимости».

Однако сами Плоховы всегда гордились своей фамилией и были на хорошем счету среди своих односельчан как мастеровые, сметливые и трудолюбивые люди. Их человеческое достоинство, преданность вере своих предков (а они всегда числились в «записных раскольниках») также у многих вызывали уважение.

Документально известно, что нынешний древлеправославный Христорождественский храм (молитвенный дом) в Андронове (1883 г.) был построен на земле крестьянина Плохова Андрея Агафоновича, отец которого (Агафон или о.Агафоник) был одним из первых местных старообрядческих священников.

Старинной деревне Андроново в плане сохранения своего исконного исторического названия крупно не повезло. Она его утратила, как и некоторые другие селения, вошедшие в городскую черту Павловского Посада в виде окраинных улиц. Например, древнейшая деревня Прокунино стала в одночасье улицей Гагарина, Юдино – Интернациональной улицей, Афанасово – ул. Дружбы.

Произошли эти переименования во второй половине и в конце прошлого века в основном властным явочным порядком – по решениям партийно-советского руководства района (по отработанной схеме организованного «народного волеизъявления»). В канун празднования революционных и советских юбилеев было необходимо традиционно продемонстрировать перед «родной коммунистической партией и советским правительством» очередную «волну патриотического подъема народных масс». Одной из таких ура-патриотических акций стали кампании по переименованию городских улиц в честь первых (или особо отличившихся) местных партийно-комсомольских активистов, героев первых пятилеток и т.п. Так у старых улиц появились новые названия: им. Бакатиной, Лукина, Зыбина, Выставкина, Ефимова, Солдатова, Малышевой и др. Попав в это число, деревня Андроново получила статус улицы имени Руфины Красавиной – малоизвестной девушки, жившей здесь до войны и затем с этой войны не вернувшейся.

В 1942 году 17-летняя Руфина, закончив курсы санинструкторов, ушла на фронт, где дослужилась до младшего лейтенанта медицинской службы. Затем, после окончания школы особого назначения, была направлена с группой десанта в партизанский отряд в немецком тылу. Однажды, выходя из окружения, погибла. Это случилось в 1944 году на территории Чехословакии. Данные крайне скудные. Имени Руфины Красавиной почему-то нет даже в общероссийской «Книге Памяти» погибших, умерших и пропавших без вести в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг. (Том 17, Павлово-Посадский район). Возможно, потому, что она не была уроженкой нашего района, жила в Андронове у приемных родителей и призывалась не нашим военкоматом?.. Не попало ее имя и в книгу Веры Коняевой «Дорогие мои земляки» (1996 г.), посвященную истории Большого Двора, где, кстати, приводится объемный список местных жителей, не вернувшихся с войны. Не упоминается о ней и в монументальном труде Н.В. Фоломеевой «Земля Павлово-Посадская» (в разделе, посвященном Большому Двору и соседним селениям). Да и сегодня, если спросить о Красавиной у местных старожилов, мало кто сообщит что-то внятное…

 

Сохранившиеся фотографии Руфины Красавиной (из фондов Павлово-Посадского Историко-художественного музея).

В нашем районе не вернулись с войны более 9000 человек. Мы свято чтим их память, но не хватит в районе деревень, улиц и даже переулков, чтобы назвать их именами всех павших. Может быть, разумнее и этичнее в иных случаях обходиться мемориальными досками или наименовывать «новорожденные» улицы и учреждения (школы)?.. А может, общим памятником всем защитникам Отечества станет новая Покровская часовня или вполне достойно, на наш взгляд, было бы назвать Памяти Героев одну из новых улиц или площадей города? Есть же у нас Парк Победы с будущим бульваром Памяти Героев фронта и тыла…

Тем не менее, по изложенным выше идеологическим причинам, в преддверии одного из юбилеев Победы древняя деревня Андроново стала наименоваться улицей Руфины Красавиной. Хотя, истины ради, заметим, что местные жители по-прежнему продолжают называть родную деревню ее привычным исконным именем…

Древлеправославный Христорождественский храм – главная историческая достопримечательность Андронова (на фото: крестный ход в Тихонов день, 29.06.2006 г.;

Посещение общины Митрополитом Московским и всея Руси Алимпием, фото 1993 г.

 
При использовании материалов сайта ссылка категорически приветствуется.
© Богородск-Ногинск. Богородское краеведение. 2004-2019
Политика конфиденциальности
Яндекс цитирования Check PageRank