«Так говорит Господь: остановитесь на путях ваших и рассмотрите,
и расспросите о путях древних, где путь добрый, и идите к нему»
Книга пророка Иеремии. (6, 16)

Богородск-Ногинск. Богородское краеведение / Павловский Посад

Богородск-Ногинск. Богородское краеведение
Богородск-Ногинск. Богородское краеведение


Из книги «Вохна древнеправославная»

 

Династия Солдатёнковых из Прокунина

К 115-летию кончины Козьмы Терентьевича Солдатёнкова (1818-1901)

Виктор Ситнов

В 1830 году на древнем прокунинском кладбище был похоронен местный старожил Егор Васильевич Солдатёнков. Он был современником Герасима Курина, но в его ополчение не входил, хотя к событиям 1812 года имел прямое отношение, что будет видно из нашего рассказа.

История деревни Прокунино уходит своими корнями в глубокое прошлое, когда наша волость Вохна с северной стороны (по реке Клязьме) граничила с другой великокняжеской волостью с названьем Кунья, а к югу от Вохны (с границей примерно по р. Дрезне) была волость Загарье.

Если в Кунью волость и дальше – в Радонежье или Троицкий монастырь направлялись охотники за пушниной, торговые или промысловые (к радонежским бортникам за медом) люди, либо паломники из Серпухова, Коломны, Гжели, Раменья, Бронниц, Гуслицы и т.д., то путь их лежал, как правило, через вохонскую землю и далее – за Клязьму.

От сельца Вохна и соседнего Дмитровского погоста ближе всего к Клязьме были деревушки Дуброво и Прокунино. В последнем топониме тогдашняя приставка ПРО- означала «пред-» или «перед-» (до). Таким образом, Прокунино издревле служило как бы предварительным «путевым указателем» близости волости Кунья, земли которой, действительно, начинались сразу за рекой. И характерно, что, например, заклязьминская деревушка, расположенная за Большим Двором, называлась уже Куняево (Куньево) – в последствии Востриково.

Духовное влияние Троице-Сергиева монастыря, вотчиной которого почти двести лет была вохонская земля, изначально усилило и укрепило древлеправославные традиции в селениях волости. Поэтому многие их них не приняли церковных реформ патриарха Никона и остались верны старому обряду, сохраняя ему верность и по сей день. Среди исконных родов Прокунина большинство остались ревнителями древлего благочестия – старообрядцами.

Из уважения к хранителям древлеправославной духовной культуры наших предков автор этих строк проследил и восстановил многовековые родословные древа коренных прокунинских фамилий – Курдиных, Минофьевых, Демидовых, Солдатёнковых. О последней и пойдет речь.

Бесспорно, что фамильным родоначальником Солдатенковых является Егор Васильевич, гранитное надгробие которого украшает сегодня прокунинское кладбище. Мы расскажем о нем подробнее чуть ниже. Но всероссийскую известность и славу фамилия обрела благодаря внуку Егора Васильевича – Козьме Терентьевичу Солдатёнкову. С него мы и начнём наш рассказ.

 

В 2016 году исполняется 115 лет со дня кончины Козьмы Терентьевича Солдатёнкова – замечательного российского предпринимателя, прогрессивного книгоиздателя, мецената-благотворителя и старообрядческого деятеля, родившегося 22 (10 по старому стилю) октября 1818 г.

Опись наследства Солдатёнкова, опубликованная в альманахе «Богородский край» (№ 1 за 1996 г.), красноречиво свидетельствует о предпринимательском таланте Козьмы Терентьевича, а его просветительская книгоиздательская деятельность довольно подробно освещена в книге А.П. Толстякова «Люди мысли и добра». В сборнике М. Гавлина «Российские Медичи» имя Солдатёнкова по праву стоит в одном ряду с выдающимися меценатами-благотворителями Морозовыми, Рябушинскими, Третьяковыми, Щукиным, Мамонтовым, Кокоревым, Мальцевым и другими предпринимателями-филантропами второй половины XIX века, чьими благородными деяниями строилась в России новая культурная жизнь.


К.Т. Солдатенков в привычной для себя позе
благотворителя, достающего кошелек.
Фотографии второй половины ХIХ века.

В последний путь Козьму Терентьевича провожала вся Москва. Гроб с телом Солдатенкова несли от самого Кунцева (его подмосковного имения) до Рогожского кладбища 5 часов. В похоронной процессии можно было увидеть представителей всех сословий – от крестьян до вельможных особ. На могилу было возложено более 70 (!) венков. Один из них – собственноручно городским головой князем Голицыным – «От города Москвы».

Чем же К.Т. Солдатенков заслужил такую благодарность и уважение москвичей?

Будучи одним из самых богатых людей России (его наследство оценивалось в 8 миллионов рублей в ценных бумагах), Солдатенков нашел достойное применение своим капиталам. За 45 лет издательской деятельности (1856-1901) он выпустил около 200 названий книг художественной, исторической, научной, философской, экономической, искусствоведческой тематики, причем около 60% названий составила серьезная переводная литература. Практически все его издания стали ныне библиографической редкостью. Нераспроданные книги на сумму 150 тыс. руб. он завещал Москве.

Начав собирать картины русских художников на 4 года раньше П.М. Третьякова, к концу своей жизни Солдатенков составил замечательную галерею отечественной живописи, которую завещал Румянцевскому музею. Среди 230 ее полотен находились работы Тропинина, Иванова, Брюллова, Перова, Ге, Федотова, Васильева, Пукирева и других знаменитых художников. Кроме того, музею были переданы 28 картин зарубежных мастеров, 17 скульптур, объемное собрание гравюр и рисунков, а также древних русских икон.

Солдатёнковская галерея была открыта для свободного посещения гражданами и пользовалась большой популярностью в народе, особенно у студентов, школьников и интеллигенции, о чем свидетельствуют, например, сохранившиеся архивы Павлово-Посадской женской гимназии и Реального училища. Регулярные экскурсии в Румянцевский музей были действенной формой эстетического воспитания учащихся, а также формой их поощрения.

Солдатёнков завещал Румянцевскому музею также личную библиотеку из 8 тыс. книг и 15 тыс. журналов. При жизни Козьма Терентьевич ежегодно выделял по тысяче рублей на нужды музея, выплатив в общей сложности 40 тыс. руб.

 

Румянцевский музей на дореволюционной открытке.

Завещание потомственного почетного гражданина К.Т. Солдатёнкова может служить своеобразным реестром его благотворительной, предпринимательской и общественной деятельности. В разные годы он занимал около двух десятков почетных и ответственных должностей, среди которых особенно показательны такие, как: гласный Московской Городской Думы (1863-1873), штатный член Попечительского Совета Художественно-промышленного музеума (с 17 января 1865 г.), действительный член Академии Художеств (с 19 сентября 1894 г.) и т.п.

На средства Солдатёнкова была построена в Москве крупнейшая больница для бесплатного лечения (с 1920 г. Боткинская), прекрасно оснащенное ремесленное училище, несколько школ, лечебных заведений, приютов, богаделен.

На снимках: памятник К.Т. Солдатёнкову у бывшей Солдатёнковской (с 1920 г. Боткинской) больницы; богадельня коммерции советника Козьмы Терентьевича Солдатёнкова в память 19 февраля 1861 года на 4-й Мещанской улице; учебная мастерская в ремесленном училище имени К.Т. Солдатёнкова на Донской улице. Фотографии начала ХХ века.

Постоянно выделялись суммы на содержание бедных студентов и гимназистов ряда московских учебных заведений. О его постоянной материальной помощи Рогожскому кладбищу и старообрядцам следует рассказывать отдельно.

Дача К.Т. Солдатёнкова в Кунцеве, снимок начала ХХ века.

Даже беглый обзор заслуг К. Солдатёнкова перед русским обществом объясняет почтительное отношение к нему современников и предполагает такое же уважение в нынешнее время. Однако внимание наше к этой выдающейся личности оставляет желать лучшего. Так, в 1993 году практически незамеченным остался 175-летний юбилей со дня рождения Солдатёнкова, а в 2008 г. – его 190-летие. И, это грустно.

Изучение фактов биографии таких замечательных людей всегда имело особую значимость для истории русской культуры, а для наших краеведов данная тема особенно актуальна, поскольку род Солдатёнковых происходит из деревни Прокунино Игнатьевской (изначально Вохонской) волости Богородского уезда.

Сейчас эта деревня стала ул. Гагарина в городской черте Павловского Посада. Первый космонавт, разумеется, абсолютно никакого отношения к данной местности не имеет. Это типичная топонимическая нелепость – из разряда многочисленных идеологических издержек эпохи развитого социализма.

В большинстве известных публикаций указывается, что род Солдатёнковых происходит не из Богородского, а из Коломенского уезда. Однако это не вполне соответствует истине. В обычных границах Коломенского уезда деревни Прокунино никогда не было. Но тогда возникает законный вопрос: почему же в ревизской сказке родоначальника династии Егора Васильевича Солдатёнкова (деда Козьмы Терентьевича) отмечено, что он «прибыл в Московское купечество в 1797 году октября 27-го дня из Московской губ. Коломенского уезда Вохонской волости, д. Прокуниной из крестьян»? (Это данные 6-й ревизии 1811 г. по Семеновской слободе Москвы).

Но при этом исследователи «не замечают» ревизских сказок сыновей Егора Васильевича (Терентия и Константина), прибывших и записавшихся в московское купечество по третьей гильдии на 2 года раньше отца (30 июля 1795 г.). А в их ревизских сказках отмечено, что прибыли они из Московской губернии Богородской округи (уезда), Вохонской волости, д. Прокуниной из экономических крестьян. Там же сказано, что «жительство они имеют в приходе церкви Сергия Чудотворца, что в Рогожской части, в собственном доме, а торговлю производят в отъезде шелковым товаром».

Загадка перемещения д. Прокунино (вместе с Вохонской вол.) из Богородского уезда в Коломенский разрешается следующим образом. Павел I, ревизуя предшествующие административные нововведения своей покойной матушки Екатерины II, указом от 31 декабря 1796 г. упразднил Богородский уезд (а также Воскресенский, Подольский, Никитский, Бронницкий), образованный указом императрицы еще 5 октября 1781 г. И Богородские земли были поделены между Дмитровским и Коломенским уездами. Однако, вскоре после смерти самого Павла, сын его Александр I все вернул «на круги своя» указом от 12 февраля 1802 г. Богородский уезд был восстановлен. Вохонская волость пробыла в Коломенском уезде по прихоти Павла всего 5 лет, о чем сегодня знают немногие.

Происхождение Солдатёнковых всегда и везде привычно указывается по ревизской сказке Егора Васильевича как главы семейства, а именно – из Коломенского уезда. Нам же удалось проследить «богородские» истоки крестьянского рода Солдатёнковых (по ревизским сказкам и церковным исповедным ведомостям) до середины XVII века. При этом выяснилось, что предки Козьмы Терентьевича всегда значились в «записных раскольниках», как и большинство семейств данной деревни.

Село Павлово и Вохонская волость в составе Коломенского уезда на карте
Московской губернии 1800 года.

Сам К.Т. Солдатёнков прекрасно знал о своем происхождении, о чём свидетельствует следующий пункт его завещания:

 

«Внести в Богородскую уездную Земскую Управу, или заменяющее ее установление, пятнадцать тысяч рублей с тем, чтобы капитал этот навсегда оставался неприкосновенным и был положен на имя Общества крестьян деревни Прокуниной, близ Павловского Посада, родины моих доверителей, и с процентов с него выдавалось бы: каждой из девиц этой деревни, которая в течение года, считая с первого января, вступит в законный брак, по пятидесяти рублей; и каждому мужчине, взятому в военную службу в том же году, тоже по пятидесяти рублей; выдачу производить единовременно за две недели до Рождества Христова... а при остатке этой суммы, за выдачей полных пятидесяти рублей, остальную употреблять на уплату лежащих на крестьянах деревни Прокуниной земских повинностей».

 

Как показывают приходно-расходные книги сельского общества д. Прокунино, приведённый выше пункт завещания К. Солдатёнкова в точности выполнялся вплоть до октября 1917 г. Благодарные крестьяне в память о благодетеле постоянно заказывали поминальные молебны, о чем свидетельствуют сохранившиеся расписки о выделении средств на эти требы: «Октября 16 числа получено деревни Прокунина от сельскова старосте от Василия Петровича 5 руб. на литургию за упокой Казмы». Приложена печать: «Священно-иерей Трефилий Лукич Емельянов». Или: «С приложением церковной печати Священник получил от Василия Петровича Булычева 5 руб. заупокой Казмы, О. Трефилий Лукин Емельянов». (Орфография подлинников – В.С.)

Истоки неустанной и благотворительной деятельности К.Т. Солдатёнкова видятся нам в его высокой христианской духовности, обусловленной религиозно-нравственной «прививкой», которую он унаследовал от предков-старообрядцев, ревниво охранявших вековые идеалы «древлего благочестия». Это предполагало не только истинную беззаветную веру, но и жизнь в соответствии с этой верой.


Расписка 1910 года.

Егор Васильевич мог служить достойным примером для своего внука во всех отношениях. Он никогда не изменял старой вере, не боясь всю жизнь числиться в «записных раскольниках». Эта твердость духа, вера и надежда на высший Божий промысел помогали трудолюбивому, предприимчивому крестьянину успешно строить свою жизнь.

Судя по данным из книги И. Мешалина «Текстильная промышленность крестьян Московской губернии в XVIII веке и первой половине XIX», Егор Васильевич с двоюродным братом Егором Яковлевичем первыми из односельчан воспользовались свободой ткачества на станах, объявленной для крестьян в 1769 г. Уже на следующий год у первого в светелке работало три, а у второго – четыре шелкоткацких стана. Два стана заработали и у соседнего сметливого крестьянина-старообрядца Ивана Ильича Курдина (одного из предков автора этой публикации – В.С.).

Указ от 6 мая 1784 г. о поощрении местной промышленности позволил Егору Васильевичу в том же году организовать уже небольшое шелкоткацкое предприятие, где на 13 станах работали 26 человек, в том числе сам хозяин и члены его семьи. Сыновья Солдатёнкова – Терентий и Константин – были первыми помощниками отца.

Предприимчивые братья наладили активные торговые связи с Москвой, потом переселились туда (1795 г.) и открыли свое собственное предприятие, которое в 1807 году размещалось в 4 корпусах. На 49 станах производились шелковые ткани, а на 30 – миткаль при 110 наемных рабочих. В надежные руки передал дело Егор Солдатенков, живя рядом с сыновьями и молясь за них на Рогожском кладбище.


Терентий Егорович Солдатёнков

Летом 1812 г. в связи с наполеоновским нашествием Солдатёнковым пришлось покинуть Москву, но Егор Васильевич, движимый высоким патриотическим и гражданским чувством, пожертвовал 20 тыс. рублей на защиту Отечества. На эту огромную сумму можно было экипировать и вооружить немалый отряд ополченцев. Пожертвования такого масштаба по Московской губернии, возможно, еще и были, но подобные примеры среди уроженцев Богородского уезда нам пока не известны.

При таком достойном поступке стоило ли московскому тогда купцу Егору Васильевичу Солдатёнкову на седьмом десятке лет самому вставать с вилами или мушкетом в ряды вохонского народного ополчения, которое и так насчитывало более пяти тысяч крестьян – это к вопросу участия Е.В. Солдатёнкова в событиях 1812 года. Козьма Терентьевич гордился этим благотворительным поступком деда, стараясь быть достойным его памяти.

В 1819 году Егор Васильевич выписался из Москвы в богородское купечество и доживал свой век в родной деревне Прокунино у двоюродного брата – Егора Яковлевича, потомки которого и до сих пор живут здесь. Не так давно ушёл из жизни один из них – известный павловопосадский краевед Сергей Григорьевич Солдатёнков (1945-2000).

Благочестивый Егор Васильевич, тихо и скромно доживая последние годы на земле предков, не кичился своим первогильдейским купеческим прошлым и тем, что его сын Терентий также стал известным столичным купцом 1 гильдии и претендует на звание почетного гражданина. Любопытно, что в исповедных ведомостях Воскресенской церкви села Павлова за 1820-е годы Е.В. Солдатёнков, живущий в крестьянской семье «записных раскольников» и сам числился как обыкновенный крестьянин-раскольник Егор Васильев, Как видно, его это не очень заботило...

Известно, что могилы Солдатёнковых (в том числе и Козьмы Терентьевича) на Рогожском кладбище, к сожалению, утеряны. Тем пристальней с годами становился наш интерес к чудом уцелевшему на старообрядческом Прокунинском кладбище массивному надгробию из серо-розового гранита, на котором высечено:

«Под сим камнем погребено тело раба Божия Георгия Васильевича Солдатенкова. Скончался 1830-го года июня 11 дня в 10-ть часов пополунощи. Жития его было 86-ть лет 26-ть дней, Тезоименитство его мая 16-го дня».

Прокунинское кладбище в 1960-е годы. На заднем плане – надгробие Е.В. Солдатёнкова.
Фото Ф.А. Ситнова.

Теперь уже нет сомнений о принадлежности этого замечательного памятника родоначальнику славной династии Солдатенковых – Егору Васильевичу (по святцам Георгию). Факт его кончины в 1830 г. зафиксирован в ревизских сказках г. Богородска по 8 ревизии за 1834 г. А в «Книге Богородского Магистрата на записку духовных завещаний на 1829 год» мы обнаружили и полный текст духовного завещания Е. Солдатёнкова. Предлагаемый нами документ публикуется впервые (орфография подлинника):

 

«Духовное завещание Егора Васильевича Солдатенкова. Я, нижеподписавшийся Богородской 2 гильдии Купец Егор Васильевич Солдатенков, находясь в здравом рассудке и твердой памяти на основании Городового положения 88 Статьи при нижеподписавшихся свидетелях, учинил Сие Духовное завещание о всяком ныне имеющимся у меня и впредь быть могущем имении, в том что по кончине Моей какое останется после меня имение как недвижимое так и движимое в чем бы оно ни заключалось в домах ли лавках ли или в фабричных заведениях а движимое в образах, вещах, имуществе, Долговых Актах, Наличных Деньгах, словом всякую принадлежность и под всяким наименованием без всякого исключения предоставляю во всегдатную единственную и неотъемлемую собственность и полное распоряжение одним сыновьям моим Московским Купцам Терентию и Константину Егоровым Солдатенковым.

С тем что ни дочерям моим как достаточно от меня ни награжденным и никому из родственников моих от сих сыновей моих никакого Моего имения ни под каким предлогом не требовать. Цену же всему имению какое после меня останется имеют объявить по совестя сами означенные преемники онаго сыновья мои Терентий и Константин Солдатенковы.

Марта дня 1829 года.»

 


С.Г. Солдатёнков, 1975 г.

Другим почерком дописано: «Подлинное завещание на руки получил богородской 2 гильдии купец Егор Васильев сын Солдатенков а вместо ево за неумением грамоты и писать по ево личному прошению богородский купец Иван Семенов сын Кумав руку приложил» (И.С. Кумов – известный потомственный богородский старообрядец – прим. B.C.).

Принимая во внимание грустный факт потери могил славного сына России Козьмы Терентьевича Солдатёнкова и его родителей на Рогожском кладбище в Москве, мы сегодня с удовлетворением можем констатировать, что, к великому счастью, Промыслом Всевышнего сохранена и продолжает храниться на Вохонской земле могила родоначальника династии Солдатёнковых.

Теперь каждому русскому становится понятно, какой символический смысл, какую национальную, историческую и культурную ценность обретает этот древний, чудом сохранившийся памятник на прокунинском кладбище! Время всероссийской известности и паломничества к нему еще не настало, но оно зримо приближается. Вот почему этот уникальный памятник требует срочных и действенных мер по его охране и от посягательств на эту священную территорию всяких «новых русских».

До последнего времени у этой святыми была своя небесная защита. На земле же ее хранил упомянутый выше краевед Сергей Григорьевич Солдатёнков, который дважды с помощью односельчан устанавливал гранитное надгробие на своё место.

Итак, благословенная вохонская земля, наперекор социальным катаклизмам, продолжает хранить свои святыни, оживляя и материализуя нашу историческую память, давая нам истинные духовные ориентиры на спасительном пути национального возрождения.

Старообрядческий священник о. Сергий Дурасов и краевед С.Г. Солдатёнков у могилы Е.В.Солдатёнкова, май 1997 г. Фото Е.Н. Маслова.

 

При использовании материалов сайта ссылка категорически приветствуется.

© Богородск-Ногинск. Богородское краеведение. 2004-2017 Система Orphus Яндекс цитирования Check PageRank