Богородск-Ногинск. Богородское краеведение

«Так говорит Господь: остановитесь на путях ваших и рассмотрите,
и расспросите о путях древних, где путь добрый, и идите к нему»
Книга пророка Иеремии. (6, 16)

Мы в социальных сетях:
 facebook.com/bogorodsk1781
 vk.com/bogorodsk1781

Досье: Павловский Посад и Павлово-Посадский район / Виктор Ситнов. Вохонский край № 2

Краеведческий калейдоскоп

Виктор Ситнов. Вохонский край № 2

Павловский Посад

2006 г.

БОЛЬШАЯ ИСТОРИЯ МАЛОЙ РОДИНЫ

Краеведческий калейдоскоп «Вохонский край» является авторским тематическим сборником материалов по вопросам истории родного края.

Выпуск №2  

Старый  Герб Павловского Посада Новый Герб Павловского Посада

 

Старый и новый Гербы Павловского Посада

В оформлении обложки использованы: фото Андрея Иноземцева («Вохна 1812 год» – снимок реконструкции сражения 2004 г.); репродукция живописной работы Юрия Петрова «Воскресенский храм» ( орг., м., 2000 г. ); авторские снимки из цикла «Течет река Вохна».

Рисунок на 1 стр. В. Кузьмичева (1970 г.).

Автор благодарит Евгения Носова и дизайн-студию «Апельсин» за техническую помощь в подготовке издания.

© В.Ф.Ситнов, проект, материалы, макет, оформление, фото, 2006 г.

Книга издана в авторской редакции

 

 

Содержание

 

Введение в краеведение …………..………………. 3

О младшем брате Храма Христа Спасителя ....… .. 8

Династия Солдатенковых из Прокунина ….…… 12

Где ты, благородное собрание?

Или вдоль по Кировской ……..........…….…….…. 23

Дым Отечества ….…………………..……….…… 35

Павловский Посад в уездной газете …………… 44

Возродить клуб коллекционеров ………………. 54

 

Библиотека краеведа

 

Новое рождение старой книги ….………………. 60

Т. Троицкий. Историко-археологическое описание

Павловского Посада Московской Губернии ...… 61

 

ВВЕДЕНИЕ В КРАЕВЕДЕНИЕ

 

Преподавание краеведения в наших школах всегда сталкивалось с проблемой нехватки методической и справочной литературы по данной тематике. Предлагаю интересующимся данным предметом составленные мной краткие методические рекомендации, которые могут помочь в организации краеведческой работы в школе.

Методические советы из практического опыта

 

Краеведение можно назвать прикладной наукой, или дисциплиной, изучающей естественную и социальную историю данного края или местности.

История эта так же многогранна, как и сама жизнь природы и общества. Сюда входит изучение географических особенностей исследуемой территории, климата, природных ресурсов, флоры, фауны и, конечно же, истории заселения данной местности человеком и связанной с этим топонимики (происхождения и бытования названий географических объектов и населенных пунктов).

Безусловно, первостепенное и практическое значение имеет для нас всестороннее и подробное изучение особенностей развития на данной территории социума , прямыми наследниками которого являемся сегодня МЫ.

Как видим, краеведение всегда ИСТОРИЧНО, т.к. исследует и изучает свой предмет в развитии – с возможно раннего времени по сегодняшний день.

ПРИКЛАДНОЙ же характер практического краеведения обуславливается нашим непосредственным участием в поиске, открытии и исследовании еще неизвестных и переосмыслении старых материалов с целью установления их взаимосвязи с прошлой и сегодняшней жизнью нашего края. Это наиболее привлекательная сторона дела для выбирающих исследовательский путь.

Здесь мы не будем говорить о другой прикладной (утилитарной) стороне краеведения, попытках в первые десятилетия советской власти практического использования его потенциальных возможностей в некоторых сферах народного хозяйства (например, выявление, определение, учет природных ресурсов в данной местности). Практика эта себя не оправдала.

Сегодня практическая польза краеведения видится нам в том, что оно может и должно наряду с другими естественными и гуманитарными дисциплинами служить и использоваться как инструмент познания действия не только государственных, но и планетарных политических, социально-экономических, духовных, культурных и природных феноменов (с прослеживанием причинно-следственных связей) в пределах нашего конкретного «исторического пространства» с проекцией в сегодняшний день. Это даст возможность понять историческую судьбу и миссию своей малой родины, судьбу своих предков, родителей, приблизиться к пониманию собственной судьбы.

Если же в школе преподаватель и ученик не обнаруживают и не прослеживают живую связь изучаемого материала с сегодняшним днем, то предмет воспринимается как схоластический и плохо усваивается.

Практическое (прикладное) краеведение включает в себя разного рода экскурсии, выходы «в поле», исследовательские работы на местности от изучения природных особенностей - «феноменов» до раскопок. Сюда же входят всевозможные тематические экспедиции со сбором новых материалов, последующей их обработкой, оформлением и в широком смысле «публикацией» – вплоть до устройства школьных краеведческих уголков или музеев.

Существуют и «раскопки» иного плана – генеалогические. Эта интереснейшая практическая работа позволяет юному поколению воочию почувствовать свою прямую или косвенную причастность к жизни и деяниям далеких и недавних предков, ощутить живую связь времен. Чувство такой сопричастности формирует у молодых людей новое мироощущение и отношение к малой родине и Отечеству в целом. Возможно, отсюда рождаются и развиваются такие высокие личностные качества как гражданские и патриотические чувства.

Тогда, восстанавливая связь времен, краеведение приобретает особое социальное значение и наполнение, становится живым мостом и путеводителем из прошлого в настоящее, а из настоящего в будущее... На наш взгляд, в этом и состоит его высший смысл, суть и назначение.

Комплексное краеведение в силу своей многогранности и временной протяженности занятие сложное и, вероятно, не всегда осуществимое в рамках общеобразовательной школьной программы. Поэтому, исходя из практического опыта, приступающим к изучению краеведения преподавателям можно порекомендовать после общего ознакомления с историей края распределить дальнейшее изучение предмета по отдельным направлениям с учетом интересов учащихся.

Продуктивность такого метода не замедлит сказаться, если инициативу в разработке тем и организации практического краеведческого поиска и исследования предоставить самим школьникам. Можно с уверенностью сказать, что при правильной постановке дела подобная практика неминуемо и естественно приведет к созданию и постоянному пополнению своего школьного музея, основой экспозиции которого, конечно же, должна быть история самой школы, вобравшая и отразившая характерные приметы времени в течение всего периода своего существования. Это станет визитной карточкой и гордостью вашего учебного заведения.

А теперь несколько практических советов по методике организации и последовательности краеведческой работы.

1. Выбор интересующей темы (вопроса) и определение области исследования. Ваш поиск может осуществляться по следующим основным направлениям:

а) историко-географическое;

б) историко-экономическое (развитие сельского хозяйства, ремесел, промышленности, торговли и финансов, транспорта, связи и т.д.);

в) социально-историческое (организация быта, различных общественных институтов – образования, медицины и т.д.);

г) военно-историческое;

д) историко-культурное (развитие искусств, литературы, наук);

е) религиозно-историческое;

ж) генеалогическое (кроме степени родства устанавливает широту родственных связей, величину семей, среднюю и максимальную продолжительность жизни, брачный и детородный возраст, наличие в роду близнецов и двоен, болезни, в т.ч. наследственные, причины смерти, род занятий, вероисповедание, образовательный ценз, место жительства и захоронения, а главное – позволяет сделать генетический прогноз). Грамотно и с любовью восстановленное генеалогическое древо – лучший памятник предкам.

На практике отдельные темы могут оказаться и вне указанных направлений, и на их границе, т.к. приведенное деление довольно условно, многие жизненные явления весьма многогранны.

2. Второй этап краеведческой работы – непосредственно сам поиск. Для его успешного осуществления необходимо знать потенциальные источники интересующего вас материала. Универсальное, проверенное практикой правило: всякий поиск начинается с предварительного просмотра и изучения всей доступной справочной и историко-краеведческой литературы по вашей теме или вопросу, чтобы затем напрасно не тратить время и усилия на «открытие» уже давно известных фактов. Итак, основные источники краеведческого материала следующие:

а) библиотеки исторические, специальные и художественные (от личных до государственных);

б) периодика (от многотиражной и местной до центральной);

в) архивы (от домашних и местных до государственных центральных);

г) музеи (всех масштабов и уровней, особенно историко-краеведческие);

д) консультации специалистов, тематические лекции, конференции;

е) тематические выставки и экскурсии;

ж) целевые экспедиции;

з) работа с населением (особенно со старожилами, ветеранами, участниками и непосредственными свидетелями событий);

и) частные коллекции и собрания;

к) некрополи, мемориалы, кладбища;

л) археология;

м) работы на местности, топография, картография и т.п.

Представленный перечень источников предлагаем дополнить самим краеведам.

3. Собираемый материал должен обязательно фиксироваться всеми доступными способами – от простой рукописи до аудио-, видео- и компьютерной записи.

4. Весь собранный материал необходимо систематизировать, чтобы избежать возможной путаницы и потерь времени на разборку в дальнейшем. Неплохо составить справочную опись и завести картотеку.

5. Найденный и систематизированный материал должен быть проанализирован и осмыслен.

6. В ряде случаев необходима тщательная перепроверка собранной фактуры, подтверждение ее дополнительными источниками во избежание возможных ошибок и досадных «накладок», из-за которых может потерять научную ценность и ожидаемый эффект завершающая стадия работы.

7. Публикация или выставка (введение вашего материала в научный и практический обиход).

Остается добавить, что исторические науки и дисциплины (в том числе и краеведение) не терпят спешки и суеты, скороспелых выводов и дешевых сенсаций, поскольку призваны служить Разумному, Доброму, Вечному.

(Опубликовано в газете «Вести Вохны» №4 за 2003 г.)

 

Фотоальбом краеведа. «Утраченная красота». Дом на бывшей Рождественской (ныне Урицкого) улице

Фотоальбом краеведа. «Утраченная красота». Дом на бывшей Рождественской (ныне Урицкого) улице. Фото автора.

ВРЕМЯ СОБИРАТЬ КАМНИ

 

О МЛАДШЕМ БРАТЕ ХРАМА ХРИСТА СПАСИТЕЛЯ

 

Советская власть еще с большевистских времен последовательно и методично осуществляла свое намерение до основания разрушить старый мир и построить свой, новый, в котором "кто был ничем, тот станет всем». Десятилетиями это повторялось и пелось, как молитва или заклинание в партийном гимне – «Интернационале». Стихия разру­шения и саморазрушения заразительна. Вековые святыни крушились направо и налево руками пролетариата, который ничего этого не создавал и во имя утопической идеи отворачивался от веры и мудрости своих предков.

Что уж говорить про инквизиторские сталинские времена, если даже только один Н.С.Хрущев руками строителей коммунизма снес порядка де­сяти тысяч церквей! Ну, и чего ради? Где оно вечное "светлое завтра", как Молох поглотившее миллионы и миллионы жизней? Где обещанный к I980 году коммунизм? Где, наконец, сама советская власть? Где СССР? Ничего этого нет. А есть "локальные" нескончаемые войны уже на своей территории, есть социальная напряженность, есть квартплата, превышавшая пенсию, есть бомжи, процветающий организованный криминал и т.д. и т.п. О чем наша ре­чь? О том, что остается, когда разрушаются святыни – и на земле, и, самое главное, в душе...

Нынче в России отмечается 190-летие Отечественной вой­ны 1812 года. Для наших предков-патриотов разгром Наполеоновского нашествия в 1812 году всегда был особо знаменательным и значимым историческим событием. Навсегда в отечественную историю вошли и отважные боевые действия Вохонской народной дружины под предводите­льством Герасима Курина, Егора Стулова и Ивана Чушкина, разгромив­шей французские отряды на территории нашего края, ставшего поворотной точкой наполеоновского нашествия. От Вохны до Березины лежал последний гибе­льный путь некогда Великой Армии.

Исторические события того времени в нашей местности наиболее пол­но и точно отражены в книге краеведа А.С. Маркина "Вохна 1812 год", изданной в 1994 году к 150-летию Павловского Посада. Кстати, А.С. Маркин резонно считает, что было бы уместным, "в духе уважения к до­стойному противнику и дружбы с народом Франции, установить либо на Нижегородском шоссе, либо в самом Павловском Посаде небольшой знак памяти воинов Великой Армии с надписями на двух языках". Ду­мается, по-человечески это могло бы положительно повлиять не толь­ко на туристическое дело…

Но сегодня речь о другом памятнике. Если в Москве народ­ный подвиг в Отечественной войне 1812 года был увековечен соору­жением грандиозного храма Христа Спасителя, на мраморных скрижалях которого были высечены имена всех героев (в т.ч. и наших земляков), то в селе Вохна таким памятником стала часовня. Сначала, как отмечалось в брошюре "Достопамятная годовщина" (Павловский Посад, 1911 г.), "это был "деревянный столп в виде фонаря, с иконами на каждой из четырех сторон, по преданию поставленный на том месте, где вохонцы, вскоре после отбития нападения врагов, служили бла­годарственный молебен... на той самой поляне, на которой волостн­ой старшина Стулов собирал народ, как для чтения Царского мани­феста, призывающего к противодействию врагам, так и для составле­ния военного отряда».

Старая часовня и проект новой (1911 г.) Старая часовня и проект новой (1911 г.)

Старая часовня и проект новой (1911 г.)

Этот деревянный столп простоял почти сто лет, пока на его месте к вековому юбилею событий 1812 года не была возведена красивая белокаменная часовня по проекту В.К. Сероцинско­го. Поскольку во всей Московской губернии больше не было подоб­ных архитектурных памятников народным героям 1812 года, то павловский можно действительно считать своеобразным младшим братом хра­ма Христа Спасителя, украсившего столицу.

Как и столичный, наш памятник был построен в значительной степени на средства, пожертвованные патриотически настроенными гражданами. Городским общественным управлением было выделено не менее 4000 руб., инициато­ром проекта – Обществом хоругвеносцев Воскресенской церкви – 1500 руб., более двух тысяч поступило от состоятельных граждан посада и от кружечных сборов и специальной подписки жителей. Открытие и освящение памятника состоялось 1 октября 1912 года – в праздник Покрова Пресвятыя Богородицы – в день векового юбилея решающего сражения с фран­цузами на нашей земле.

Белокаменная часовня – гордость старого посада не про­стояла на вохонском берегу и четверти века. Безбожная советская власть разрушила святыню. Снос этого замечательного памятника был рядовым эпизодом в бесконечной череде атеистических пролетарских грехов, ци­ничным плевком новых вандалов в душу своих предков, попранием их памяти – священной памяти защитников Отечества...

Разборка часовни в 1932 году

Разборка часовни в 1932 году.

Но времена меняются. Нынче нам отпущено время иску­пать свои грехи, время "собирать камни". Первым с инициативой о воссоздании утраченной святыни выступил общественный благотвори­тельный Фонд культуры "Посад" (1995-2003) в лице своего создателя и председателя Владимира Федоровича Шишенина, известного ныне как организа­тора первого в России музея истории русского платка и шали. Одна­ко средств хватило только на сооружение фундамента и издание нужной краеведческой брошюры "К предстоящему восстановлению часовни в Павловском Посаде в память войны 1812 года» (автор А.С. Маркин, 1996 г.). Дело, казалось, сдвинулось с мертвой точки. Но затем остановилось.

К предстоящему восстановлению часовни в Павловском Посаде в память войны 1812 года

 

Нынче павловские предприниматели ведут разговор о совместном восстановлении часовни, которая должна стать памятником всем защитникам Отечества – достойным сынам Вохонской земли. Думается, что возрождение утраченной святыни могло бы стать для нас необходимым актом гражданского и духовного покаяния. А без покаяния не будет прощения...

(Опубликовано в газете «Колокольня» №20 за 2002 г.)

Группа техника-геодезиста М.Д. Киселева на работе по съемке и планировке Павловского Посада. Фото 1929 г.

Группа техника-геодезиста М.Д. Киселева на работе по съемке и планировке Павловского Посада. Фото 1929 г.

( из фонда Павлово-Посадского историко-художественного музея)

 

Памятный крест и фундамент под будущую часовню

Памятный крест и фундамент под будущую часовню. Совр. фото

 

К 105-летию кончины Козьмы Терентьевича Солдатенкова

(1818-1901)

ДИНАСТИЯ СОЛДАТЕНКОВЫХ ИЗ ПРОКУНИНА

В 1830 году на древнем прокунинском кладбище был похоронен местный старожил Егор Васильевич Солдатенков. Он был современником Герасима Курина, но в его ополчение не входил, хотя к событиям 1812 года имел прямое отношение, что будет видно из нашего рассказа.

История деревни Прокунино уходит своими корнями в глуб­окое прошлое, когда наша волость Вохна с северной стороны (по реке Клязьме) граничила с другой великокняжеской волостью с названьем Кунья, а к югу от Вохны (с границей примерно по р. Дрезне) была волость Загарье.

Если в Кунью волость и дальше – в Радонежье или Троицкий монастырь направлялись охотники за пушниной, торговые или про­мысловые (к радонежским бортникам за медом) люди, либо паломники из Серпухова, Коломны, Гжели, Раменья, Бронниц, Гуслицы и т.д., то путь их лежал, как правило, через вохонскую землю и далее – за Клязьму.

От сельца Вохна и соседнего Дмитровского погоста ближе всего к Клязьме были деревушки Дуброво и Прокунино. В последнем топониме тогдашняя приставка ПРО- означала «пред-» или «перед-» ( до ). Таким образом, Прокунино издревле служило как бы предварительным "путевым указателем" близости волости Кунья, земли которой, действительно, начинались сразу за рекой. И характерно, что, например, заклязьминская деревушка, расположенная за Большим Двором, называлась уже Куняево (Куньево) – в последствии Востриково.

Духовное влияние Троице-Сергиева монастыря, вотчиной которого почти двести лет была вохонская земля, изначально усилило и укрепило древлеправославные традиции в селениях волости. Поэтому многие их них не приняли церковных реформ патриарха Нико­на и остались верны старому обряду, сохраняя ему верность и по сей день. Среди исконных родов Прокунина большинство остались ревнителями древлего благочестия - старообрядцами.

Из уважения к хранителям древлеправославной духовной культуры наших предков автор этих строк проследил и восстановил многовековые родословные древа коренных прокунинских фамилий – Курдиных, Минофьевых, Демидовых, Солдатенковых. О последней и пойдет речь.

Бесспорно, что фамильным родоначальником Солдатенковых является Егор Васильевич, гранитное надгробие которого украшает сегодня прокунинское кладбище. Мы расскажем о нем подробнее чуть ниже. Но всероссийскую известность и славу фамилия обрела благодаря внуку Егора Васильевича – Козьме Терентьевичу Солдатенкову. С него мы и начнем наш рассказ.

В 2006 году исполняется 105 лет со дня кончины Козьмы Терентьевича Солдатенкова – замечательного российского предпринимателя, прогрессивного книгоиздателя, мецената-благотворителя и старообрядческого деятеля, родившегося 22 (10 по старому стилю) октября 1818 г.

Опись наследства Солдатен­кова, опубликованная в альманахе "Богородский край" (№ 1 за 1996 г.), красноречиво свидетельствует о предпринимательском таланте Козьмы Терентьевича, а его просветительская книгоиздательская деятельность довольно подробно освещена в книге А.П. Толстякова "Люди мысли и добра". В сборнике М. Гавли­на "Российские Медичи" имя Солдатенкова по праву стоит в одном ряду с выдающимися меценатами-благотворителями Морозовыми, Рябушинскими, Третьяковыми, Щукиным, Мамонтовым, Кокоревым, Мальцевым и другими предпринимателями-филантропами второй половины XIX века, чьими благородными деяниями строилась в России новая культурная жизнь.

В последний путь Козьму Терентьевича провожала вся Москва. Гроб с телом Солдатенкова несли от самого Кун­цева (его подмосковного имения) до Рогожского кладбища 5 часов. В похоронной процессии можно было увидеть представителей всех сословий – от крестьян до вельможных особ. На могилу было возложено более 70 (!) венков. Один из них – собственноручно городским головой князем Голицыным – "От города Москвы".

Чем же К.Т. Солдатенков заслужил такую благодарность и уважение москвичей?

Будучи одним из самых богатых людей России (его наслед­ство оценивалось в 8 миллионов рублей в ценных бумагах), Солдатенков нашел достойное применение своим капиталам. За 45 лет издательской деятельности (1856-1901) он выпустил около 200 названий книг художественной, исторической, научной, философской, экономической, искусствоведческой тематики, причем около 60% названий составила серьезная переводная литература. Практически все его издания стали ныне библиографической редкостью. Нераспроданные книги на сумму 150 тыс. руб. он завещал Москве.

К.Т. Солдатенков в привычной для себя позе благотворителя, достающего кошелек. Фотографии второй половины ХIХ века.К.Т. Солдатенков в привычной для себя позе благотворителя, достающего кошелек. Фотографии второй половины ХIХ века.

К.Т. Солдатенков в привычной для себя позе благотворителя, достающего кошелек. Фотографии второй половины ХIХ века.

 

Начав собирать картины русских художников на 4 года раньше П.М. Третьякова, к концу своей жизни Солдатенков составил замечательную галерею отечествен­ной живописи, которую завещал Румянцевскому музею. Среди 230 ее полотен находились работы Тропинина, Иванова, Брюллова, Перова, Ге, Федотова, Васильева, Пукирева и других знаменитых художников. Кроме того, музею были переданы 28 картин за­рубежных мастеров, 17 скульптур, объемное собрание гравюр и рисунков, а также древних русских икон.

Солдатенковская галерея была открыта для свободного посещения гражданами и пользовалась большой популярностью в народе, особенно у студентов, школьников и интеллигенции, о чем свидетельствуют, например, сохранившиеся архивы Павлово-Посадской женской гимназии и Реального училища. Регулярные экскурсии в Румянцевский музей были действенной формой эстетического воспитания учащихся, а также формой их поощрения.

Солдатенков завещал Румянцевскому музею также личную библиотеку из 8 тыс. книг и 15 тыс. журналов. При жизни Козьма Терентьевич ежегодно выделял по тысяче рублей на нужды музея, выплатив в общей сложности 40 тыс. руб.

Завещание потомственного почетного гражданина К.Т. Солдатенкова может служить своеобразным реестром его благотворительной, предпринима­тельской и общественной деятельности. В разные годы он занимал около двух десятков почетных и ответственных должностей, среди которых особенно показательны такие, как: гласный Московской Городской Думы (1863-1873), штатный член Попечительского Совета Художественно-промышленного музеума (с 17 января 1865 г.), действительный член Академии Художеств (с 19 сентября 1894 г.) и т.п.

На средства Солдатенкова была построена в Москве круп­нейшая больница для бесплатного лечения (ныне Боткинская), прекрасно оснащенное ремесленное училище, несколько школ, лечебных заведений, приютов, богаделен. Постоянно выделялись суммы на содержание бедных студентов и гимназистов ряда московских учебных заведений. О его постоянной материальной помощи Рогожскому кладбищу и старообрядцам следует рассказывать отдельно.

Даже беглый обзор заслуг К. Солдатенкова перед русским обществом объясняет почти­тельное отношение к нему современников и предполагает такое же уважение в нынешнее время. Однако внимание наше к этой выдающейся личности оставляет желать лучшего. Так, в 1993 году практически незамеченным остался 175-летний юбилей со дня рождения Солдатенкова, а в 1998 г. – его 180-летие. И, это грустно.

Изучение фактов биографии таких замечательных людей всегда имело особую значимость для истории русской культуры, а для наших краеведов данная тема особенно актуальна, по­скольку род Солдатенковых происходит из деревни Прокунино Игнатьевской (изначально Вохонской) волости Богородского уезда.

Сейчас эта деревня стала ул. Гагарина в городской черте Павловского Посада. Первый космонавт, разумеется, абсолютно никакого отношения к данной местности не имеет. Это типичная топонимическая нелепость – из разряда многочисленных идеологических издержек эпохи развитого социализма.

В большинстве известных публикаций указывается, что род Солдатенковых происходит не из Богородского, а из Коломенского уезда. Однако это не вполне соответствует истине. В обычных границах Коломенского уезда деревни Прокунино никогда не было. Но тогда возникает законный вопрос: почему же в ревизской сказке родоначальника династии Егора Васильевича Солдатенкова (деда Козьмы Терентьевича) отмечено, что он «прибыл в Московское купечество в 1797 году октября 27-го дня из Московской губ. Коломенского уезда Вохонской волости, д. Прокуниной из крестьян»? (Это данные 6-й ревизии 1811 г. по Семеновской слободе Москвы).

Но при этом исследователи «не замечают» ревизских сказок сыновей Егора Васильевича (Терентия и Константина), прибывших и записавшихся в московское купечество по третьей гильдии на 2 года раньше отца (30 июля 1795 г.). А в их ревизских сказках отмечено, что прибыли они из Московской губернии Богородской округи (уезда), Вохонской волости, д. Прокуниной из экономических крестьян. Там же сказано, что «жительство они имеют в приходе церкви Сергия Чудотворца, что в Рогожской части, в собственном доме, а торговлю производят в отъезде шелковым товаром».

Загадка перемещения д. Прокунино (вместе с Вохонской вол.) из Богородского уезда в Коломенский разрешается следующим образом. Павел I, ревизуя предшествующие административные нововведения своей покойной матушки Екатерины II , указом от 31 декабря 1796 г. упразднил Богородский уезд (а также Воскресенский, Подольский, Никитский, Бронницкий), образованный указом императрицы еще 5 октября 1781 г. И Богородские земли были поделены между Дмитровским и Коломенским уездами. Однако, вскоре после смерти самого Павла, сын его Александр I все вернул "на круги своя" указом от 12 февраля 1802 г. Богородский уезд был восстановлен. Вохонская волость пробыла в Коломенском уезде по прихо­ти Павла всего 5 лет, о чем сегодня знают немногие.

Происхождение Солдатенковых всегда и везде привычно указывается по ревизской сказке Егора Васильевича как главы семейства, а именно – из Коломенского уезда. Нам же удалось проследить "богородские" истоки крестьянского рода Солдатенковых (по ревизским сказкам и церковным исповедным ведомос­тям) до середины XVII века. При этом выяснилось, что предки Козьмы Терентьевича всегда значились в "записных раскольниках", как и большинство семейств данной деревни.

Сам К.Т. Солдатенков прекрас­но знал о своем происхожде­нии, о чем свидетельствует следующий пункт его завещания:

"Внести в Богородскую уездную Земскую Управу, или заменяющее ее установление, пятнадцать тысяч рублей с тем, что­бы капитал этот навсегда оставался неприкосновенным и был положен на имя Общества крестьян деревни Прокуниной, близ Павловского Посада, родины моих доверителей, и с процентов с него выдавалось бы: каждой из девиц этой деревни, которая в течение года, считая с первого января, вступит в законный брак, по пятидесяти рублей; и каждому мужчине, взятому в военную службу в том же году, тоже по пятидесяти рублей; выдачу производить единовременно за две недели до Рождества Христова... а при остатке этой суммы, за выдачей полных пятидесяти рублей, остальную употреблять на уплату лежащих на крестьянах деревни Прокуниной земских повинностей".

Как показывают приходно-расходные книги сельского общества д. Прокунино, приведенный выше пункт завещания К. Солдатенкова в точности выполнялся вплоть до октября 1917 г. Благодарные крестьяне в память о благодетеле постоян­но заказывали поминальные молебны, о чем свидетельствуют сохранившиеся расписки о выделении средств на эти требы: "Октября 16 числа получено деревни Прокунина от сельскова старосте от Василия Петровича 5 руб. на литургию за упокой Казмы". Приложена печать: "Священно-иерей Трефилий Лукич Емельянов". Или: "С приложением церковной печати Священник получил от Василия Петровича Булычева 5 руб. заупокой Казмы, О. Трефилий Лукин Емельянов". (Орфография подлинников – В.С .)

Истоки неустанной и благотворительной деятельности К.Т. Солдатенкова видятся нам в его высокой христианской духовности, обусловленной религиозно-нравственной "прививкой", кото­рую он унаследовал от предков-старообрядцев, ревниво охранявших вековые идеалы «древлего благочестия». Это предполагало не только истинную беззаветную веру, но и жизнь в соответствии с этой верой.

Егор Васильевич мог служить достойным примером для свое­го внука во всех отношениях. Он никогда не изменял старой вере, не боясь всю жизнь числиться в «записных раскольниках». Эта твердость духа, вера и надежда на высший Божий промысел помогали трудолюбивому, предприимчивому крестьянину успешно строить свою жизнь.

Судя по данным из книги И.Мешалина "Тек­стильная промышленность крестьян Московской губер­нии в XVIII веке и первой половине XIX ", Егор Васильевич с двоюродным братом Егором Яковлевичем первыми из односельчан воспользовались свободой ткачества на станах, объявленной для крестьян в 1769 г. Уже на сле­дующий год у первого в светелке работало три, а у второго – четыре шелкоткацких стана. Два стана заработали и у соседнего сметливого крестьянина-старообрядца Ивана Ильича Курдина ( одного из предков автора этой публикации – В.С . ).

Указ от 6 мая 1784г. о поощрении местной промышленности позволил Егору Васильевичу в том же году организовать уже небольшое шелкоткацкое предприятие, где на 13 станах работали 26 человек, в том числе сам хозяин и члены его семьи. Сыновья Солдатенкова – Терентий и Константин – были первыми помощниками отца.

Предприимчивые братья наладили активные торговые связи с Москвой, потом переселились туда (1795 г.) и открыли свое собственное предприятие, ко­торое в 1807 году размещалось в 4 корпусах. На 49 станах производились шелковые тка­ни, а на 30 – миткаль при 110 наемных рабочих. В надежные руки передал дело Егор Солдатенков, живя рядом с сыновьями и молясь за них на Рогожском кладбище.

Терентий Егорович Солдатенков

Терентий Егорович Солдатенков

Летом 1812 г. в связи с наполеоновским нашествием Солдатенковым пришлось покинуть Москву, но Егор Васильевич, движимый высоким патриотическим и гражданским чувством, пожертвовал 20 тыс. рублей на защиту Отечества. На эту огромную сумму можно было экипировать и вооружить немалый отряд ополченцев. Пожертвования такого масштаба по Московской губернии, возможно, еще и были, но подобные примеры среди уроженцев Богородского уезда нам пока не известны.

При таком достойном поступке стоило ли московскому тогда купцу Егору Васильевичу Солдатенкову на седьмом десятке лет самому вставать с вилами или мушкетом в ряды вохонского народного ополчения, которое и так насчитывало более пяти тысяч крестьян – это к вопросу участия Е.В. Солдатенкова в событиях 1812 года. Козьма Терентьевич гордился этим благотворительным поступком деда, стараясь быть достойным его памяти.

В 1819 году Егор Василье­вич выписался из Москвы в богородское купечество и до­живал свой век в родной деревне Прокунино у двоюродного брата – Егора Яковлеви­ча, потомки которого и до сих пор живут здесь. Недавно ушел из жизни один из них – известный павловопо­садский краевед Сергей Григо­рьевич Солдатенков (1945-2000).

Благочестивый Егор Васильевич, тихо и скромно доживая последние годы на земле пред­ков, не кичился своим первогильдейским купеческим прошлым и тем, что его сын Терентий также стал известным столичным купцом 1 гильдии и претендует на звание почетного гражданина. Любопытно, что в исповедных ведомостях Воскресенской церкви села Павлова за 1820-е годы Е.В. Солдатенков, живущий в крестьянской семье "записных раскольников" и сам числился как обыкновенный крестьянин-раскольник Егор Васильев, Как видно, его это не очень заботило...

Известно, что могилы Солдатенковых (в том числе и Козьмы Терентьевича) на Рогожском кладбище, к сожалению, утеряны. Тем пристальней с годами становился наш интерес к чудом уцелевшему на старообрядческом Прокунинском кладбище массивному надгробию из серо-розового гранита, на котором высечено:

"Под сим камнем погребено тело раба Божия Георгия Васильевича Солдатенкова. Скончался 1830-го года июня 11 дня в 10-ть часов пополунощи. Жития его было 86-ть лет 26-ть дней, Тезоименитство его мая 16-го дня".

Прокунинское кладбище в 1960-е годы. На заднем плане – надгробие Е.В.Солдатенкова. Фото Ф.А. Ситнова

Прокунинское кладбище в 1960-е годы. На заднем плане – надгробие Е.В.Солдатенкова. Фото Ф.А. Ситнова

Теперь уже нет сомнений о принадлежности этого замечательного памятника родоначальнику славной династии Солдатенковых – Егору Васильевичу (по святцам Георгию). Факт его кончины в 1830 г. зафиксирован в ревизских сказках г. Богородска по 8 ревизии за 1834 г. А в "Книге Богородского Магистрата на записку духов­ных завещаний на 1829 год" мы обнаружили и полный текст духовного завещания Е. Солдатенкова. Предлагаемый нами документ публикуется впервые (орфография подлинника):

"Духовное завещание Егора Васильевича Солдатенкова. Я, нижеподписавшийся Богородской 2 гильдии Купец Егор Васильевич Солдатенков, находясь в здравом рассудке и твер­дой памяти на основании Городового положения 88 Статьи при нижеподписавшихся свидетелях, учинил Сие Духовное за­вещание о всяком ныне имеющимся у меня и впредь быть могущем имении, в том что по кончине Моей какое останется после меня имение как недвижимое так и движимое в чем бы оно ни заключалось в домах ли лавках ли или в фабричных заведениях а движимое в образах, вещах, имуществе, Долговых Актах, Наличных Деньгах, словом всякую принадлежность и под всяким наименованием без всякого исключения предостав­ляю во всегдатную единственную и неотъемлемую собственность и полное распоряжение одним сыновьям моим Московским Купцам Терентию и Константину Егоровым Солдатенковым.

С тем что ни дочерям моим как достаточно от меня ни награжденным и никому из родственников моих от сих сыновей моих никакого Моего имения ни под каким предлогом не требовать. Цену же всему имению какое после меня останется имеют объявить по совестя сами означенные преемники онаго сыновья мои Терентий и Константин Солдатенковы.

Марта дня 1829 года."

Другим почерком дописано: "Подлинное завещание на руки получил богородской 2 гильдии купец Егор Васильев сын Солдатенков а вместо ево за неумением грамоты и писать по ево личному прошению богородский купец Иван Се­менов сын Кумав руку приложил".

(И.С. Кумов – известный потомственный богородский старообрядец – прим . B . C .).

Принимая во внимание грустный факт потери могил славного сына России Козьмы Терентьевича Солдатенкова и его родителей на Рогожском кладбище в Москве, мы сегодня с удовлетворением можем констатировать, что, к великому счастью, Промыслом Всевышнего сохранена и продолжает храниться на Вохонской земле могила родоначальника династии Солдатенковых.

Теперь каждому русскому становится понятно, какой символический смысл, какую национальную, историческую и культурную ценность обретает этот древний, чудом сохранившийся памятник на прокунинском кладбище! Время всероссийской известности и паломничества к нему еще не настало, но оно зримо приближается. Вот почему этот уникальный памятник требует срочных и действенных мер по его охране и от посягательств на эту священную территорию всяких «новых русских».

До последнего времени у этой святыми была своя небесная защита. На земле же ее хранил упомянутый выше краевед Сергей Григорьевич Солдатенков, который дважды с помощью односельчан устанавливал гранитное надгробие на свое место.

Итак, благословенная вохонская земля, наперекор социальным катаклизмам, продолжает хранить свои святыни, оживляя и материализуя нашу историческую память, давая нам истинные духов­ные ориентиры на спасительном пути национального возрождения.

Старообрядческий священник о. Сергий Дурасов и краевед С.Г. Солдатенков у могилы Е.В. Солдатенкова, май 1997 г. Фото Е.Н.Маслова

Старообрядческий священник о. Сергий Дурасов и краевед С.Г. Солдатенков у могилы Е.В. Солдатенкова, май 1997 г. Фото Е.Н.Маслова

 

К 160-летию открытия Павловского Посада

(1845-2005)

 

ГДЕ ТЫ, БЛАГОРОДНОЕ СОБРАНИЕ?

или вдоль по Кировской…

 

Царская (потом Советская, а ныне Кировская) улица изначально была центральной в посаде. Обычно по ней приезжие добирались с вокзала до центра, где располагались на площади обширные торговые ряды. На главной улице, замощенной булыжником, до революции было средоточие наиболее заметных, значимых и богатых домов и построек, которые соответственно принадлежали известным и зажиточным гражданам посада.

Страховочная стоимость многих домов по реестру 1910 года составляла 3-15 тысяч рублей (Коковы, Антоновы, Брюсовы, Чернышевы, Фадеевы, Хлудовы, Ширины, Прошенковы, Шевелкины, Грязновы – этот последний особняк (роддом) недавно сожжен) и доходила даже до 19 т.р. (фабрика Куделиных – позднее школа КИМ). Это притом, что оценка подавляющего количества обывательских домов в посаде составляла от 100 до 500 руб.

 

Особняк Грязновых на фото 1930 года.

Особняк Грязновых на фото 1930 года.

На этой же улице располагались (и существуют по сей день) старейшие учебные заведения: Реальное училище (шк. №1) и Женская гимназия (шк. №2).

Здание бывшей женской гимназии (пристроено двухэтажное левое крыло в 4 окна). В 1930-е годы – шк. им. Н.К.Крупской. Фото 1930 г.

Здание бывшей женской гимназии (пристроено двухэтажное левое крыло в 4 окна). В 1930-е годы – шк. им. Н.К.Крупской. Фото 1930 г.

 

Типография братьев Бутаевых

Тут же была типография братьев Бутаевых (сохранилась), и оба первых павловских синематографа (И.Я.Тарасова и М.Е.Лейкина) также были здесь. Характерно, что оба здания активно использовались при советской власти и поэтому сохранились.

Синематограф И.Я.Тарасова

Синематографы И.Я.Тарасова и М.Е. Лейкина. Фото ок. 1930 г.

Синематограф М.Е. Лейкина.

А лейкинский «Вулкан», в 1994 году вернувший свое исконное дореволюционное название, даже и сегодня не изменил своего профиля, как, впрочем, и все вековые павловские фабрично-заводские постройки, дожившие до позорного процесса искусственного обанкрочивания работавших в них предприятий. Но наш разговор сегодня не об этом, хотя тема больная и актуальнейшая.

После организованного в 1934 году убийства С.М. Кирова (слишком верного рыцаря большевистской ленинской когорты), центральная посадская улица (Советская к тому времени) в одночасье стала Кировской, хотя Сергей Миронович Костриков (он же Киров) и не числился в списке почетных обывателей посада. Но умудренные «революционным опытом» (карательная расправа с жителями после сожжения Совета в 1918 г.) посадские обыватели с пониманием и даже энтузиазмом приняли очередное переименование в массе прочих нововведений. Попробовал бы кто тогда возразить…

Символично, что утрата Советской улицей своего гордого названия, полученного на гребне кровавой, всесокрушающей революционно-романтической волны победившего большевизма, совпала с вырождением или перерождением этой громко декларируемой «советскости» под зловещим влиянием расползающейся из Кремля эпидемии тоталитарного античеловеческого режима. Кстати, местная цитадель этого режима – райком компартии (тогда ВКП(б) – также обосновался на центральной улице посада.

Райком ВКП(б). Ныне (с пристройкой) музыкальная школа . Фото ок. 1930 г.

Райком ВКП(б). Ныне (с пристройкой) музыкальная школа . Фото ок. 1930 г.

С годами и десятилетиями облик Кировской почти не менялся, не считая появления двух-трех кирпичных пятиэтажек в хрущевские времена. Но они как-то не очень выделялись на общем фоне, т.к. вокруг еще достаточно было относительно крупных старинных построек. Наиболее заметной и изящной из них была нестандартной архитектуры детская поликлиника напротив Больших домов.

Дом Барановых

 

Это столетнее здание (дом Барановых), несмотря на перебор современных рекламных вывесок, украшает нашу центральную улицу по сей день и смотрится маленьким дворцом на фоне безликой жилой коробки. А разве не является украшением оригинальное (1910 г.) светлое здание реального училища? Даже не верится, что в нём всего два этажа. Как оно контрастирует с соседним пролетарским кирпичным домом (1927 г.) и современным бетонно-блочным серым массивом, что напротив парка!

Современные бетонные «соты» напротив горпарка

Современные бетонные «соты» напротив горпарка

Реальное училище. С открытки начала ХХ века.

Реальное училище. С открытки начала ХХ века.

Первые Большие (фубровские) дома по Советской улице . Фото 1930 г .

Первые Большие (фубровские) дома по Советской улице . Фото 1930 г .

 

Всегда выделялся среди прочих старинных построек на Царской-Советской-Кировской улице редкий образец деревянной гражданской архитектуры, уже более 120 лет стоящий на перекрестке с улицей Свердлова (ранее Сергиевской) – великолепный двухэтажный бревенчатый дом (сейчас №45). Это бывшее городское имение Василия Ивановича Чернышева – Почетного гражданина Павловского Посада, управляющего фабриками знаменитого «фарфорового короля» в Дулеве М.С. Кузнецова.

Образованный, умный и деятельный Чернышев был в посаде одним из самых уважаемых граждан. Кстати, это он обеспечил изразцовой дулевской плиткой облицовку мемориальной часовни в память 100-летия подвига вохонских ополченцев в Отечественной войне 1812 года. Часовня, как известно, была в 1932 году разрушена красными безбожниками, но образцы подобной кузнецовской плитки ещё сохранились в облицовке первого этажа здания нынешнего ГАИ в Филимонове и на одном из погибающих домов на Павловской улице.

Поместье Чернышевых было настолько функционально удобно и прочно, что в нем на протяжении всей советской эпохи размещались различные властные, административные и общественные организации, не говоря уже о пребывании здесь треста столовых и прочих поздних добровольных обществ, и контор.

Здесь в первые годы советской власти развивал свою деятельность Павловский «Райсовпроф», здесь была редакция знаменитой популярной местной газеты «Ленинская искра». Дом этот должен быть сплошь облицован мемориальными досками.

 

Дом В.И.Чернышева на Советской улице. Снимок 1930 г .

Дом В.И.Чернышева на Советской улице. Снимок 1930 г .

Не секрет, что в этом здании в свое время (с 1887 г.) много лет действовала домовая церковь Чернышева (отсюда крестообразная форма второго этажа), которая потом, в 1908 году, была переведена в новый Свято-Дмитровский древлеправославный храм на Рождественской (ныне Урицкого) улице. (Напомним, что эта крепчайшая храмовая постройка была с трудом разрушена и снесена в год 1000-летия крещения Руси (1988). Так пополнился местный список «заслуг» эпохи атеизма…).

Таким образом, многократно освященное здание Чернышевых благополучно прослужило весь ХХ век, принося горожанам немалую пользу, пока на это (якобы выгодное в коммерческом отношении) место не «положили глаз» представители безбожного отряда новорусских хищников. По их заказу историческая достопримечательность посада уже дважды поджигалась только в 2004 году, от чего сильно пострадала. Бедные зомби дикого капитализма даже не представляют масштаба грядущих несчастий, которые они сами на себя навлекают содеянным святотатством. Не ведают, что творят…

Я не раз видел, как проходящие мимо изуродованного красавца-дома старожилы охают, ахают и возмущаются. Некоторые замечают, что силы высшей справедливости защищают дом и не дают сгореть ему полностью. Значит над этим освящённым местом, как и положено, есть свой ангел-хранитель. Но кто-то уверен, что бандиты дожгут посад…

Неоднократно уже поджигался и старинный особняк, в котором нынче располагается городская детская художественная школа. Согласитесь, что поджигать детское учреждение – это вообще из ряда вон выходящее варварство. И это – в самом центре! Симптоматично для нашего больного времени…

Историческому облику посада наносится невосполнимый ущерб. Так и хочется порой крикнуть юным горожанам: «Эй, Ребята-Мальчиши! Пионеры-тимуровцы! Или как вас там теперь – «скауты», что ли… Оторвитесь вы, наконец, от своих компьютеров на часок, хватайте свои фотики-цифровики и бегите по улицам и переулкам – хотя бы зафиксируйте остатки того, что называлось посадом. Снимите последние старорусские дома, с любовью и для достойной, здоровой жизни построенные вашими предками. Снимите последний вековой дуб (3,5 м. в обхвате) на центральной улице, последние сосны в городском парке и за роддомом.

Уцелевший пока фрагмент Царской улицы на сегодняшней Кировской.

Уцелевший пока фрагмент Царской улицы на сегодняшней Кировской.

Снимите обреченный дом Штирлица-Тихонова на бывшей Вознесенской улице и остатки исторического квартала на Воскресенском спуске (ул. Толстого), где сохранились элементы архитектурного декора, привлекавшего специалистов. Снимите дом известного русского поэта Олега Чухонцева, разочарованно оставившего некогда сиреневую, а ныне приговоренную малую родину.

Дом, в котором родился и вырос поэт Олег Чухонцев. Совр. фото.

Дом, в котором родился и вырос поэт Олег Чухонцев. Совр. фото.

Снимайте все последние беззащитные старинные дома, на которые неумолимо надвигаются, всё круша и сжигая на своём пути, коммерческие кирпичные и бетонные Годзиллы дикого и неуправляемого российского капитализма! И даже священные угли тоже стоит снять как укор и урок…

Еще немного, и такой уникальный российский феномен как посад (в Московской губернии их было всего два) превратится в безликий среднестатистический бетонно-кирпичный, спально-торговый улей, лишенный всякой самобытности. Таких нынче тысячи. Снимите, мальчиши, для будущей книги позора и нас, законопослушных, которые не сохранили, не отстояли и сдали свой посад.

Кому и подо что сдали? Кому угодно и подо что угодно. По желанию любого, имущего власть, деньги и волю, посад можно превратить – хотите в промзону, хотите в сплошную Чуркину поляну, хотите в танкодром и все такое прочее, от чего избавляются другие, уважающие себя населенные пункты центральной России. Но мы-то как законопослушные граждане ещё и батюшек приведём, чтоб освятить всё это дело…

Однако, процесс уже пошел… И пошел он не сегодня, а благополучно шел уже тогда, когда по телефонному звонку из горкома партии (что был всё на той же Кировской улице) бульдозеры к очередному юбилею крушили и ровняли у Воскресенской колокольни последние древние надгробия и могилы, в том числе и самого инициатора учреждения посада Давыда Ивановича Широкова. А самая первая и древняя улица Вохны – Нижняя (гордость и историческое начало любого поречного поселения) тогда же срочно была переименована в честь заезжего латышского стрелка, красного палача и карателя местных жителей за контрреволюционный бунт в 1918 году – Августа Мелькисовича Лукиниса (псевдоним Лукин), который затем мирно и безбедно дожил до старости в своей родной Латвии. Вот в этом и есть наша самобытность… Так за что же нас жалеть, земляки?..

Если единства гражданского нет,

Если нас держат за быдло и стадо,

И покупают за горстку монет –

Так нам и надо…

Пусть хоть на фотографиях останется то, что называлось нашей исторической родиной и что можно будет показать своим удивленным потомкам, если они, конечно, не сгинут в виртуальном компьютерном мире-капкане, который так хитро, ловко и дальновидно расставляется и размножается в распадающейся славянской цивилизации…

Можно еще снять на Кировской и фасад уцелевшего двухэтажного каменного здания (№21), что стоит между новым «ледяным домом» пенсионного фонда и «Каблучком». Когда-то дом (со страховой оценкой в 5500 руб.) принадлежал наследникам Почетного гражданина Сергея Андреевича Лабзина. В этом старинном здании (где нынче внизу сладкий магазин, а наверху куча конторок) с 1894 по 1917 год располагалось Общественное собрание (а в обиходе «Благородное собрание», также «Дворянское» или просто «Клуб»). В самом деле, заведение напоминало этакий «аглицкий клуб» местного масштаба, где проводили досуг и общались преимущественно состоятельные павловские обыватели.

 

Здание бывшего Общественного собрания. Совр. фото.

Здание бывшего Общественного собрания. Совр. фото.

 

Здесь можно было не только прилично закусить с рюмочкой и перекинуться в картишки, но, самое главное, можно было хоть до утра заинтересованно обсуждать последние новости и актуальные вопросы жизни посадского общества. Принимались здесь заказы и на обслуживание семейных торжеств, балов, проводились благотворительные мероприятия.

Сейчас в посаде плодятся заведения, где тоже можно выпить, закусить, потанцевать, поиграть в бильярд и всякую электронику. Но, скажите, какое из них в одночасье и без ограничений во времени может принять в гости или «на постой» свои или иногородние общественные делегации, конференции, слеты, общественные организации, ассоциации, формирования, группы и клубы типа побратимства городов (в будущем), народной дипломатии (насущно), совета ветеранов культуры (увы, не существует), коллекционеров (распались), военно-исторические (есть необходимость), экологические (актуально), следопытов (редкость), районное литобъединение (давно умерло), приличные и полезные фан-клубы и т.д. и т.п. – список можно продолжать.

Был у нас родившийся на волне демократических реформ «Вохонский народный дом», но с уходом его председателя-энтузиаста Николая Бушманова (1950-2002) распался. Немало добрых дел было и на счету закрытого ныне Фонда культуры «Посад» под председательством Владимира Федоровича Шишенина. Возрождение часовни в память защитников Отечества – его идея, как и благополучно осуществленный проект создания уникального музея истории русского платка и шали, работающего в Павлово-Покровском ДК.

Следует признать, что на сегодня у нас нет общественного формирования, способного достойно и профессионально представлять такой самобытный исторический феномен Московии как Павловский Посад – на любых уровнях – от областного до международного. А ведь у нас есть люди и дела, которыми можно гордиться. Чего стоит, например, ревностный хранитель памяти Достоевского в России Николай Паншев! На эти моменты справедливо обратил внимание в последней предвыборной кампании кандидат в мэры полковник МВД в отставке (а по призванию краевед и настоящий гражданин) Ю.А. Родионов. Более тысячи голосов в защиту его программы – свидетельство актуальности поднятых проблем и вопросов.

Нет сомнения, что образование и деятельность историко-культурного общественного клуба в посаде могло бы стать объединяющим фактором для истинных граждан-патриотов своей земли. Фонды местных и столичных архивов представляют замечательную документально-историческую базу для воссо-здания родословной, как всего посада, так и коренных его родов и семейств. Здесь просматривается широкое поле для творческой, (развивающей патриотические качества) деятельности молодого поколения в необходимом контакте со старожилами и, конечно, с педагогами-энтузиастами.

Использование полезного опыта всех прежних Павловских народных клубов и обществ, начиная от «Благородного собрания» и до наших дней, несомненно, даст положительный результат в осуществлении проекта. А освободившийся нынче дом Чернышева как самое старинное и заслуженное здание на центральной улице может стать настоящим Народным домом и подлинным Благородным собранием возрождающегося посада. В любом случае, реанимированный дом-памятник будет достойным подарком к 160-летнему юбилею открытия, т.е. реального рождения Павловского Посада, который мы должны отметить в мае 2005 года. Давайте вместе подумаем над этим перспективным проектом, уважаемые земляки.

(Опубликовано в газете «Колокольня» №3 за 2005 г.)

 

Последняя зима обреченного дома

Последняя зима обреченного дома

С любовью к малой родине

ДЫМ ОТЕЧЕСТВА …

 

… Его не стало в ночь на 17 мая. Но когда на следующий день я зашел с ним попрощаться, прах еще дымился в нескольких местах. Как будто отходили в инобытие остатки его души. Тонкие синие струйки, поднимаясь над черным пепелищем, плавно и витиевато изгибались и вырисовывали, выписывали в прокопченном воздухе загадочные знаки и письмена. Это было похоже на прощальное письмо-завещание тем, кто способен его прочитать … Я прочитал, вернее, сердцем ощутил эти прощальные, щемящие душу слова: «ДЫМ ОТЕЧЕСТВА».

Стоящая у пепелища обугленная черно-белая береза, по возрасту годившаяся мне в матери, а кому-то и в бабушки, обреченно и красноречиво молчала. Она, давным-давно родившаяся и выросшая здесь, создавая неповторимую поэзию пейзажа, теперь потеряла смысл своего существования и покорно приготовилась к концу…

Из-под груды углей торчал чудом уцелевший угол резного наличника. До нынешней ночи это было окно в ХIХ век. Но теперь розовый цвет его на черном фоне больше напоминал фрагмент недогоревшей и незахороненной плоти… Кто-то заботливо и по-хозяйски собрал и уложил пирамидой обгорелые кирпичи. Получилось что-то вроде памятника…

Из-под груды углей торчал чудом уцелевший угол резного наличника. До нынешней ночи это было окно в ХIХ век. Но теперь розовый цвет его на черном фоне больше напоминал фрагмент недогоревшей и незахороненной плоти… Кто-то заботливо и по-хозяйски собрал и уложил пирамидой обгорелые кирпичи. Получилось что-то вроде памятника… Из-под груды углей торчал чудом уцелевший угол резного наличника. До нынешней ночи это было окно в ХIХ век. Но теперь розовый цвет его на черном фоне больше напоминал фрагмент недогоревшей и незахороненной плоти… Кто-то заботливо и по-хозяйски собрал и уложил пирамидой обгорелые кирпичи. Получилось что-то вроде памятника…

А мимо черных, дымящихся руин пролетали красивые машины и проходили люди. Некоторые из них, к моему удивлению, не обращали на пепелище внимания. Вот, ловко перешагивая через выкатившиеся на асфальт головешки, проспешила мимо молодая «джинсовая» семейка: папа, мама и сынок. Мажорные – как с телерекламки соков или чипсов. Восхитившись серебристым джипом на обочине, семейка пропорхнула в сторону центра мимо теперь одиноко стоящего рядом с пепелищем векового дома М.Е.Лейкина и им же построенного «Вулкана». Вспомнились слова классика: «Здравствуй, племя молодое, незнакомое!». И подумалось, что, действительно: новые времена – новые племена…

Бывший дом М.Е. Лейкина рядом с его «Вулканом». Совр. фото.

Бывший дом М.Е. Лейкина рядом с его «Вулканом». Совр. фото.

 

Но вот – совершенно иная реакция. Как всегда, тихо и скромно у пепелища появилась представительница интеллигенции старшего поколения – известная в городе поэтесса и журналист Любовь Михайловна Желток-Епифанова. Чем дольше смотрела она на дымящиеся угли, тем больше голубые глаза ее наполнялись печалью, и скорбная тень опускалась на ее светлое, доброе лицо… Возможно, в этот момент в душе Любови Михайловны глубокие грустные чувства переливались в такие же грустные строчки… Сделав пару прощальных фотоснимков, она исчезла так же тихо и скромно, как и появилась.

Я же долго не мог покинуть это место. Не оставляло ощущение, что я потерял близкого друга. Да так, в сущности, оно и было. Мы, уроженцы посада, всю жизнь проходившие по нашей центральной улице, привыкли к этой вековой деревянной «крепости», которая придавала нашему бытию подсознательное ощущение стабильности, устойчивости, надежности и подлинности.

С гибелью этого дома-ориентира порвалась еще одна невосполнимая нить в том, что мы называем связью времен. Печально, что потеря эта не первая и не последняя. Буквально несколько месяцев назад я посвятил этой больной теме такое стихотворение.

Вещий Олег

«Так многого вокруг недостает,

что, кажется, терять уже не больно…»

Олег Чухонцев

Горит посад, горит который год,

и вспоминаются стихи невольно:

«Так многого вокруг недостает,

что, кажется, терять уже не больно…»

 

Историю хороним там и тут.

Играйте марш Шопена, музыканты!

Жгут старину, о предках память жгут

варяги и бандиты-коммерсанты.

 

Старинный город гибнет не в бою,

и потому, запрятав в сердце жалость,

Поэт покинул родину свою –

ту, от которой трети не осталось.

 

Горит посад, хоть не совсем Содом.

Опять бесстрастно пресса повествует,

что особняк, в котором был роддом,

как связь времен уже не существует.

 

Прикрыт стыдливо сеткой голубой

в углях квартал на Воскресенском спуске.

Он вопиет: «Ну, где ж ты, «старый»

русский?

Гляди – что «новый» делает со мной!..»

 

Почетным Гражданином возведён –

красавец-дом был украшеньем

Царской.

Он выстоял в эпохе пролетарской,

зато сегодня трижды подожжен.

 

В Больших домах у мира на глазах

сожгли сараев целые гектары

не потому, что они были стары, –

прибрал землицу пришлый олигарх…

 

Законное имущество жильцов

бойцы из «01» спасать не смели…

Сама история Больших домов

горела обреченно две недели.

 

Сараи гибли не от «петуха» –

Жгли лиходеи веру

в Справедливость.

Где правит грех –

уходит Божья милость ,

и добродетель – в рабстве у греха.

 

Твой вещий стих – как приговор,

Олег,

Но в алчный век он души не разбудит.

Где память предков предал человек,

Там и о нём потомство позабудет.

 

Вслед за страной уйдет её народ,

Хотя полно двуногих и безрогих,

« Так многого вокруг недостает »,

Теперь недостает ещё и многих…

 

Над пепелищем солнышко встает,

Но голуби не кружат над сараем.

Так многого вокруг недостает,

Не потому ль мы тоже вымираем ...

Строки эти недавно были прочитаны перед еще живым домом. Но с наглухо забитыми ржавым железом окнами, смертельно обожженный дом напоминал приговоренного слепоглухонемого, дни которого сочтены. Дом был явно обречен. И все это понимали. Знали, что недолго осталось ему стоять. Не жить, а именно стоять. Совсем недолго. И проходя мимо, удивлялись, что он, вопреки логике, еще существует. И у некоторых романтично настроенных идеалистов-земляков все же теплилась совсем маленькая и наивная надежда на чудесное возрождение замечательного здания.

Мы всегда надеемся до последнего. Так странно устроена человеческая психика: порою точно знаешь, что вот это «некое роковое событие» обязательно произойдет, случится, и даже чувствуешь, что вот оно уже надвигается, что оно уже неотвратимо. И все же, все же, все же…

Известно, что по народному календарю ночь на 17 мая испокон слывет соловьиною, поскольку именно с нее в нашей полосе открываются соловьиные концерты. Но в эту ночь в Павловском Посаде соловьи молчали. Вместо них пели пожарные сирены…

На варварском костре больной эпохи полыхала очередная безвинная жертва – милая сердцу горожан – частичка нашей малой родины и национального достояния.

Случилось-таки… «Аки тати в нощи» с четвертого или даже пятого захода беспредельщики все же сожгли дотла этот самый старинный, обаятельный и любимый всеми деревянный двухэтажный дом – один из символов старого посада.

Неповторимый уголок города утратил свое лицо. Памятник истории и культуры безвозвратно потерян и останется теперь только на наших фотографиях и в воспоминаниях. Похоже, что такая же судьба ожидает и другие деревянные дома старого города, стоящие на коммерчески выгодных местах. Что и говорить, горький «подарочек» преподнесли нам вечно и принципиально неуловимые «пироманы» к самому 160-летию Павловского Посада, приходящемуся на май этого года. Напомню, что посад был открыт 13 мая 1845 года по ст. стилю.

Несколько месяцев назад автор этих строк в своей публикации предлагал устроить в особняке Чернышева своего рода «Народный дом» или «Благородное собрание», что весьма актуально для нынешнего времени социального нестроения. Однако предложенный проект требовал немалых средств, энтузиазма и доброй воли. Все это оказалось в дефиците. Теперь о головной боли можно не беспокоиться: «нет дома – нет и проблемы».

В нынешний «год петуха» только за неполные пять месяцев в посаде произошло около семи десятков пожаров, на которых полностью сгорело около тридцати построек. Местная власть, какой бы авторитетной и жесткой она ни была, без деятельной и сознательной помощи населения, к сожалению, оказывается бессильной в борьбе со стихией саморазрушения, набирающей силу вместе с диким российским капитализмом. Отсутствие гражданского единства открывает дорогу всем неприглядным явлениям, порожденным эпохой перемен. Думается, что тем, кому дорог родной город, должны сделать правильные выводы из случившегося.

Глава района пообещал, что на месте сгоревшего памятника истории и культуры во избежание соблазна для коммерческих структур (которые уже прицениваются к выгодному месту), будет разбит газон, чтобы не давать пищу для досужих домыслов обывателей, что это администрация посредством пожаров освобождает площадки под строительство. Идея с газоном, конечно, не самая плохая, но для пущей верности и восстановления справедливости на этом месте неплохо бы поставить исторический памятник городского значения. Место для него самое подходящее и с точки зрения планировки очень удачное. Исторический монумент мог бы украсить центральную улицу города, которая катастрофически утрачивает свое лицо и самобытность, как, впрочем, и весь посад. О сюжете будущего памятника можно подумать вместе и объявить конкурс.

Это могут быть и Иван Калита, и Дмитрий Донской, и Сергий Радонежский, и другие ключевые фигуры, которые имели прямое отношение к истории Вохонской земли. Пусть создание этого монумента станет актом и символом нашего гражданского единения.

 

***

Бывший дом Почетного гражданина Павловского Посада В.И.Чернышева. Фото 1980-х годов.

Бывший дом Почетного гражданина Павловского Посада В.И.Чернышева. Фото 1980-х годов.

и Пепел Отечества…

Пепел Отечества

( Материал в сокращении опубликован в газете «ППИ», №24 от 16 июня 2005 г.)

СТАРЫЕ ХРОНИКИ ПАВЛОВСКОЙ ЖИЗНИ

 

ПАВЛОВСКИЙ ПОСАД В УЕЗДНОЙ ГАЗЕТЕ

 

Информацию о жизни старого Павловского Посада можно обнаружить в десятках дореволюционных периодических изданиях. В их числе, например, "Русские ведомости", "Московские ведомости", "Но­вое время", "Московский Листок", "Московские Губернские ведомости», "Биржевые ведомости", "Церковь", "Петербургский Листок" и мн. др.

Но, пожалуй, чаще и регулярнее прочих изданий павловскую жизнь освещала уездная газета "Богородская речь" , поскольку наш посад входил в Богородский уезд с 1782 года. Эта еженедельная политическая, экономическая, общественная и литературная газета (редактор Н.М.Суходрев), подшивки которой сохранились в РГБ за. 1911-1913 годы, позволяет нам сегодня познакомиться со всем спектром трудов и забот, проблем и интересов местных обывателей того времени – времени наших дедов и прадедов...

Откроем "Богородскую речь" за 1911 год и прочитаем наугад несколько разных заметок из калейдоскопа с тарой хроники посадской жизни. Что-то может показаться актуальным и сегодня…

 

БЕШЕНСТВО

 

В Павловском Посаде заболела бешенством кошка, поцарапала несколько людей и загрызла двух кур. На страстной неделе зарегистрирован случай собачьего бешенства в дер. Андронове. Буньк. волости. Покусаны лошадь и корова.

За последние дни в П.П. зарегистрированы по одному случаю бешенства собаки и лошади. В виду того, что бешенство в П-Посаде продолжается, ветеринарно-санитарный надзор считает необходимым строжайшим образом следить за содержанием собак и просить об этом на­селение в видах собственной же безопасности. (№11 за 24 апреля).

Тяжкие ожоги и рана

 

25 марта в дер. Юдино Игнатьевской волости крестьянин П.О. Поганышев 29 л. буйствовал у себя на квартире и, схватив кипящий самовар, хотел облить кипятком уговаривавшего его тестя Я.Д.Ефремова, но промахнулся и обдал кипятком лежавшего в люльке своего сына Василия 2. После этого Поганышев схватил вилку и нанес ею Ефремову рану в шею. Оба пострадавшие отправлены в фабричную больницу Абрамова. Ожоги и раны признаны тяжкими.

 

МИРНОЕ НАШЕСТВИЕ ФРАНЦУЗОВ

 

Близ вокзала «Павлово-Посад», на правой стороне р. Вохонки, широко раскинулись обширные, возникшие недавно фабричные владения Русско-французского анонимного общества. Русского элемента в на­званном Обществе очень немного, преобладают французы, сумевшие за­хватить объемистый уголок посадской земли, около 32 десятин. На этом пространстве пришельцам можно показать заграничные таланты.

Небезынтересно сопоставить ис­торический факт с теперешнею действительностью. Когда Наполеон в 1812 году вторгся в Москву, некоторые отряды «великой армии» рассыпались по окрестностям.

В то время, когда отряд генерала Нея расположился в Богородске, значительный отряд из его состава бросился на с. Павлово (нынешний Посад) Вохненской (в то время) во­лости. Крестьяне с. Павлово под предводительством крестьянина Курина на берегу р. Вохонки, на том самом месте, где теперь водворились французские промышленники, дали крупное сражение французам и разбили их на голову. Факт этот как выдающийся отмечен даже нашим знаменитым историком С.М. Соловьевым (см. его «Учебную книгу Русской истории»).

А вот за последние годы заяви­лись французы и мирно завоевали целый угол ценной земли, упираю­щийся в берега р. Вохонки, и по са­мые рельсы Нижегородской чугунки.

Посадские «отцы», заседавшие в это время в Посадской Думе, весьма охотно уступили французам землю и по дешевым ценам, тысяч за 15 с чем-то.

Носились слухи, что кое-кто при этом прилично попользовался. Сдел­ка эта оформлена была очень по­спешно и мотивировалась тем, что с устройством фабрики разовьются в Посаде торговые дела, появится спрос на квартиры и т.д.

Интересно было узнать, в каких цифрах выразилось развитие Посада, а пока приходится отметить необыкновенное изобилие кабачков и шинков близ фабрики.

Как, подумаешь, переменчиво время! Старики с вилами и лопата­ми отстаивали землю, а внуки и правнуки без лишних разговоров уступили.

 

«РЫЖИЙ» И ЕГО ПОСЛЕДОВАТЕЛИ

 

Года два тому назад по Павловскому посаду разгуливал босяк «Рыжий». Из общей массы попрошайничающей братии он выделялся тем, что ходил круглый год с голыми ногами. «Голь на выдумку хитра», - говорит русская пословица. И тут эта выдумка создала ему популярность и вместе с нею большую удачу в «настреливании» медяков на водку, чем та, ка­кой пользовались его обутые коллеги. «Рыжему» нашлись подражатели, и теперь по Павловскому посаду шляется, пробуждая своими босыми ногами добродетельные чувства в ближних, человек пять здоровенных детин.

СТО ТЫСЯЧ

 

Разрешенные к сбору для нашего самоуправления почти сто тысяч рублей на предмет замощения улиц способны вызвать живые аппетиты. Однако, дело не в аппетитах, а в деле городского хозяйства. Наше бездо­рожье тормозит развитие промыш­ленности и торговли. Существующие у нас мостовые устроены весьма не­удовлетворительно: в дело употреб­лен крупный булыжник, скат в стороны слишком крут. Допускать замощение только середины улицы можно при крайней нужде, которой теперь при субсидии не должно быть. Во всяком случае, главные улицы, вроде Царской, должны быть замощены сплошь, от тротуара до тротуара. Кстати, следует теперь же поднять вопрос о замощении тротуаров. Нужно надеяться, что некоторые домовладельцы согласятся принять на свой счет замощение тротуаров перед их домами. Ведь по улицам не только ездят, но еще и ходят, – нужно позаботиться и о пешеходах.

Крайне желательно, чтобы рабо­ты по замощению были произведены аккуратно и бережливо и не подавали поводов к кривотолкам. А их много раздается вокруг нашего по­садского управления. Только и слы­шишь: такой-то рысака завел, такой-то три дома приобрел, и т. д. Очень возможно, что разговоры о злоупотреблениях не что иное, как сплетни недоброжелателей. Но общественные дела следует вести так, чтобы не подавать даже и повода к кривотолкам.

***

З накомя читателей с прошлым нашей малой родины, запечатленным на страницах газеты "Богородская речь", нельзя не заметить, что наша дореволюционная уездная пресса не ограничивалась только официальными отчетами о разных мероприятиях и событиях в жизни уезда. Газета порой предоставляла воз­можность своим читателям познакомиться и с публикациями литературного жанра, в частности, со стихами.

Продолжая листать подшивку "Богородской речи" за I 911 и 1912 год, мы убедимся не только в разнообразии газетных жанров, но и с удивлением отметим, что некоторые проблемы, заботы и вопросы, волновавшие посадцев сто лет назад, перекликаются с нынешними. Порядок и чисто­та в городе, физическое и духовное здоровье граждан – это то, что сегодня мы называем экологией среды, социальной экологией, экологией души. Изменились слова, меняется социальное устрой­ство общества, а проблемы у горожан во многом остаются прежними.

 

***

ПИСЬМО ИЗ ПАВЛОВСКОГО ПОСАДА

 

Ma tante , не бойтесь, Бога ради,

Что даже я пишу стихи,

Но, право, скучно так в Посаде,

Что прямо сохнешь от тоски.

Здесь не с кем обменяться словом,

Одни лишь сплетни здесь царят,

И все о старом, как о новом,

И дни и ночи говорят.

Здесь новый человек заметен,

Как канарейка средь ворон,

И целой сетью разных сплетен

Тотчас окутан будет он.

Беда тому, кто по ошибке

В наш павловский забрел вдруг край!

А я-то должен без улыбки

Внимать, молчать и кушать чай,

Вставляя слово невзначай,

Как ноту в такт фальшивой скрипки.

Здесь все уснуло крепким сном

В молчанье и покое сладком,

И только в клубе об «ином»

Мечтает гражданин «порядке».

Танцуют в клубе гимназистки

(До часу можно только им),

И пишут глупые записки

Они поклонникам своим.

У тех мозги из лучшей пакли...

Их, впрочем, не за что ругать,

Они и ходят на спектакли,

Чтоб вдоволь там потанцевать.

Какое дело им до пьесы -

Кто хочет, тот ее смотри,

А наши франты, как черкесы,

Лезгинку жарят до зари.

Люблю я танцы, но не в клубе,

Где (уверяю честью Вас)

Оркестр гремит «Венеру в шубе»,

А все танцуют па-де-грас.

Приказчики из местных лавок,

Девиц различных хоровод,

Какой-то бешеный гавот

Манишек, галстуков, булавок.

Тоска, смертельная тощища!

Конфузясь, все идут в буфет:

Там воздух, будто бы, почище,

Поменьше шума, мягче свет.

Графины, рюмки и фужеры

К себе в объятия зовут

И, озверевши, кавалеры,

Со скуки пьют, и пьют, и пьют.

И лишь блеснет зари румянец,

Бредут они домой поспать,

Чтоб завтра скучной жизни танец

Вновь повторять и повторять...

Кончаю я свое письмо...

Passez moi, ma tante, le mot:

Чем дальше, тем яснее мне,

Что наш прогресс – прогресс в спанье!

А. Посадов

 

ИЗ ПОЛИЦЕЙСКОЙ ХРОНИКИ

 

23 апреля, рано утром в Павловском Посаде полицейский служите­ль С.Бобылев задержал не имеющего определенных занятий крестьяни­на А.Г.Новикова со свертком, в котором оказались усовершенствованные воровские инструменты, в том числе громадные механические клещи для перекусывания больших замков. Новиков и жена его дава­ли Бобылеву 10 р., прося "простить и не губить их". Производи­тся дознание.

В ночь на 21 апреля в Павловском Посаде из незапертой квартиры И.И.Благовещенского похищена одежда на 43 р. 60 коп.

ОБЪЯВЛЕНИЯ

 

С 1 июня с.г. 1911 мною, Василием Алексеевичем Когтевым, открывается в Павловском Посаде Богородского уезда против Торговой площади в доме Федора Порфирьевича Манаева СКЛАД ПИВА, МЕДА, ПОРТЕРА разных фирм и кваса, морса и искусственных минеральных вод фирмы "В.А.Когтева".

Цены - вне конкуренции с доставкой в П.Посаде и его окрестностях по заводским ценам.

С совершеннейшим почтением В.А.Когтев.

***

На 16 сентября при Богородском уездном съезде назначена публичная продажа недвижимого имения умершего В.И.Чернышева в П.Посаде на Царской улице. Право на одну треть из дворового места 658 кв. сажен земли с домом и двором. Право оценено в 2 тыс. р.

***

Женская гимназия объявляет новую плату: приготовительный класс – 15 руб. с местных, 30 - с иногородних учениц. 1,2,3 клас­сы – с местных - 40р., с иногородних - 60 р. С учениц 4,5,6,7 классов с местных - 45 р., с иногородних - 65 р.

 

 

ВЫСОЧАЙШИЕ НАГРАДЫ ПО СОБСТВЕННОЙ ЕГО ИМПЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА КАНЦЕЛЯРИИ

Государь Император в Монаршем внимании к особым трудам и за­слугам, оказанным некоторыми лицами по нижепоименованным учреждениям, состоящим под Августейшим председательством и покровительством Ея Императорского Высочества Великой Княгини Марии Павловны, Всемилостивейше соизволил пожаловать 2-го текущего мая согласно положению Комитета о службе чинов гражданского ведомства и о наградах:

По Императорскому российскому пожарному обществу.

По Павлово-Посадскому московской Губернии пожарному об­ществу, серебряные медали с подписью "За усердие" для ношения на груди, на Станиславской ленте членам общества; мещанам: Николаю Галкину, Семену Янову, Егору Нырнову, Василию Проханову, Андрею Жирнову, Василию Воеводину и Ивану Болдину; крестьянам: Михаилу Соловьеву, Василию Карпову и Тимофею Рожкову.

Кроме того, наградным знаком, Высочайше утвержденным 8 июня 1901 года.

Знаком Императорского российского пожарного общества и похвальным отзывом нижепоименованных лиц:

По Павлово-Посадскому Моск. Губ. пожарному обществу: серебряный знак – членам общества: Ивану Ермакову, Дементию Агафонову, Егору Ермакову, Ивану Ерохину, Михаилу Зубрилину, Михаилу Кузнецову, Александру Соколову, Михаилу Макарову, Василию Кулысову, Петру Дмитриеву, Петру Хренову, Дмитрию Афонину, Егору Родину, Степану Булыгину, Василию Галичникову, Никите Манову и Герасиму Демидову. ("Богородская речь" №14 от 15 мая I 911 г.)

 

Лавы

 

У лав через р. Вохонку за собором совершенно нет перил. Некоторые, особенно женщины, дойдя до лав, возвращаются обратно и идут другой, более дальней дорогой. Немудрено, тем более, что доски ходуном ходят, а держаться не за что. Тут же берег Вохны осыпается и ближе подходит к заборам владельцев на Нижней улице. Если так дело будет продолжаться и дальше, то здесь совсем скоро не будет прохода. Кстати, с осыпающимися берегами сползают в Вохну и надгробные памятники и плиты бывшего когда-то здесь кладбища. Хороша память к праотцам, которые когда-то трудились, создали посад, а теперь валятся в речку. (1912 г.)

Пора очистить

 

Почти рядом с казенной винной лавкой у большого моста приютилась чайная лавка или трактир, как их принято здесь называть. Грязь здесь царствует неимоверная, почему и избрали ее своей резиденцией местные «коты», золоторотцы или бывшие люди. И день, и ночь она полна ими, полна также улица против трактира. Порой здесь приходится наталкиваться на разные безобразные сцены. «Коты» осаждают вас попрошайничеством на мерзавчик или сотку. Если порой жутко бывает проходить здесь мужчине, то о женщине и говорить нечего — они бегут от этого места, как от чумы. Нет здесь прохода и от пьяниц. Невдалеке от Торговой площади и у собора посты городовых, но на скопление здесь пьянствующей публики внимание городовыми не обращается, она предоставлена себе и делает, что хочет. (1912 г.)

 

К борьбе с порчей телеграфа и телефона в губернии

 

Губернатор обратился к населению Московской губернии со следующим воззванием: «При личных объездах моих Московской губернии, а также из донесений полицейских властей и почтово-телеграфного начальства мне ста­ло известным, что в разных местах губернии население причиняет повреждения телеграфным и телефонным проводам, разбивая в большом количестве изоляторы - фарфоровые чашки, на которых укрепляется телеграфная и те­лефонная проволока. В особенности много замечено таких повреждений по Можайскому тракту, в пределах Звенигородского и Верейского уездов. Счи­таю долгом предупредить, что закон карает такие хулиганские поступки весьма строго, по 1140 ст. Улож. о Нак., а именно, виновные подвергаются лишению прав и ссылке на поселение в Сибирь или заключению в исправительных арестантских отделениях. Предписав полицейским властям установить строжайшее наблюдение за телеграфными и телефонными линиями с целью обнаружения виновных в повреждениях их, я обращаюсь к населению губернии, во избежание тяжких последствий, с просьбой всеми мерами предотвращать возможность повреждений телеграфа и телефона и предупреждаю, что виновные без всякого снисхождения будут привлекаться мною к указанной в законе ответственности». (1912 г.)

 

Лекция Б.И. Сыромятникова

 

Лекция г. Сыромятникова, прочитанная им 4 ноября, отвечает назревшей потреб­ности в политическом просвещении масс, при чем под понятие масс нужно подвести в Павлове и торгово-промышленный класс. Лектор поставил задачей ознакомить аудиторию с идейным политическим наследием XVIII века и представить обзор реформаторских планов Сперанского.

Лекция, так сказать, дышит современностью: вопросы времен Екатерины II и Алек­сандра I не получили еще разрешения и по сие время. Просвещенный абсолютизм Екатерининской эпохи, взятый на прокат из Европы, при своем практическом применении дал у нас пышный расцвет полицейского государства. Опека над жизнью граждан приняла при Павле I чудовищные размеры, что привело к всеобщему недовольству и к дворцовой революции. По справедливому замечанию лектора, Сперанского выдвинуло время: хаотическое состояние государственных дел предъявляло спрос на выдающиеся организаторские способности, на гениальный ум, способный пролить свет на царивший беспорядок и указать новые пути...

Какое имеет это отношение к Павловской хронике? Павловский обыватель ныне в некотором смысле вершитель судеб, избиратель и выборщик, и нужно сказать, плохой избиратель.

На предвыборном собрании г. Доброклонский говорил, что нам нужны такие депутаты, которые были бы в одно и то же время и черносотенцами, и социалистами, и правыми, и левыми, и огонь и вода, и мед и деготь... Я не хочу обижать г. Доброклонского, но скажу, что это крайнее политическое недомыслие, невозможное ни в какой другой стране, где происходит легальная борьба партий. Очень и очень нам нужно учиться политической истории... (1912 г.)

(Материалы опубликованы в газете «Колокольня №№9,10,11 за 2002 г.)

Это было недавно, это было давно

 

Мир наших увлечений

ВОЗРОДИТЬ КЛУБ КОЛЛЕКЦИОНЕРОВ

 

Известно, что увлеченные люди могут коллекционировать что угодно: от пивных крышек до автомобилей, от божьих коровок до бриллиантовых украшений и т.д. и т.п. - до бесконечности. И в каждом виде собирательства есть свой резон, искушение, интерес, польза. Но сегодня мы ведем разговор о наиболее традиционных видах коллекционирования, с которыми почти каждый из нас знаком и которыми был ув­лечен в детстве, юности, а то и в зрелые годы. У некоторых эта по­требность или страсть остается на всю жизнь. Для таких людей ра­дость их "охоты" за предметами своих увлечений состоит не только в находке и приобретении заветной вещи, но и в естественное желании показать свой трофей достойным людям, друзьям, специалистам, которые по достоинству оценят и находку, и труд "охотника".

Когда-то у таких людей в Павловском Посаде было свое излюбленное место и время для встреч и общения. Помнится, где-то с сере­дины 1970-х годов (а, возможно, и раньше) в нашем городе существо­вало Павлово-Посадское отделение Всесоюзного общества филателистов (ВОФ). Его члены имели установленного образца официальные членские билеты с фотографией и номером. В эти билеты заносились отметки об уплате ежегодных членских взносов: по 1р. 20 коп. за каждое полуго­дие. Владелец билета получал льготу на безотказное и своевременное получение свежего коллекционного материала: почтовых марок всех се­рий, блоков, открыток, конвертов и т.п. Все это регулярно поставлял из столицы (ВОФ) председатель нашего отделения.

Такие отделения ВОФ были в каждом городе, и везде устанавливалось постоянное место сбора филателистов. Как-то так сложилось, что наши филателисты облюбовали для себя ДК "Октябрь", где и собирались еженедельно по выходным дням.

Дом культуры «Октябрь», где работал клуб коллекционеров . Фото 1969 г

 

Дом культуры «Октябрь», где работал клуб коллекционеров . Фото 1969 г

 

Клубный билет автора настоящего сборника

Клубный билет автора настоящего сборника

За вход взималась символическая пла­та, и лекционный зал внизу был предоставлен увлеченным людям на не­сколько часов. Народ не спеша раскладывал свои сокровища по столам (хватало всем) и после необходимой информации председателя начина­лось главное, совершаемое по особым правилам и законам, интригующее действо: обстоятельный взаимный просмотр интересующего материала, когда при его демонстрации можно услышать самые невероятные комментарии владельцев. Это настоящий театр, в котором участвуют все! И всем это нравится, всем доставляет удовольствие, каждый сам придумывает по ходу спектакля слова для своей роли. Удачным итогом этого дейс­тва становится приобретение желанного материала или его обмен.

Смысл и пользу коллекционирования понимавшим лю­дям доказывать нет необходимости. Это всем понятно и известно давно. Например, о почтовых марках, которые по сути являются визитными карточками страны, довольно удачно выразился основатель ВОФ, известный исследователь Арктики Э.Т. Кренкель: "Хорошая коллекция, по существу, является своеобразной энциклопедией, где представлена все: история страны с ее знаменательными датами, география стра­ны, ее города, природные богатства, культура и, конечно, люди, делами которых славится страна". Сказано хорошо, но не полно.

Следует добавить в этот перечень науку и технику, экономику, вооруженные силы, освоение космоса и много чего еще. Например, коллекция по теме "Искусство", в частности, "Живопись" – это же целый микро-музей или галерея в одном альбоме! Кто собирает - тот знает.

То, что сказано о почтовых марках, в полной мере относится и ко всем видам коллекционирования, связанным с изобразительной (художественной) и информационной составляющими материала. Это традицион­ные и всем известные предметы собирательства: значки (фалеристика), монеты, жетоны и медали (нумизматика), открытки (филокартия), старые бумажные денежные знаки и чеки (бонистика), спичечные этикетки (филумения) и т.д.

Надо сказать, что многие павловопосадцы, увлеченные всеми этими видами собирательства, тоже по выходным стали приходить в ДК "Октябрь", и вскоре в нашем городе образовался довольно солидный "Клуб коллекционеров", куда стали постоянно приезжать гости и из соседних городов. Популярность клуба росла с каждым годом, и шел разговор об организации отдельной детской секции, что и было сде­лано для юных филателистов (КЮФ).

На встречах клуба коллекционеров можно было встретить са­мых разных (по возрасту и профессии), но всегда, интересных людей. Частыми гостями были школьные преподаватели географии к истории, которым удавалось приобретать много экспонатов для школьных музеев и краеведческих уголков. Особенно легко было скомплектовать экспозицию из старых и старинных монет, а также из дензнаков всех историчес­ких периодов страны. Кстати, здесь же можно было приобрести и специальную литературу практически по всем видам коллекционирования, порой довольно редкую... Всегда можно было купить или выменять свежий номер интереснейшего в познавательном отношении журнала-альманаха "Советский коллекционер", который издавался, чуть ли не с 20-х годов XX века.

Почти на каждой встрече членами клуба делались доклады и обстоятельные сообщения ознакомительного и исследовательского характера, как по своим собраниям, так и исторические экскурсы по знаменитым и уникальным коллекциям мира. При этом широко использо­вались иллюстрации и слайды. Некоторые раритеты можно было увиде­ть воочию и даже потрогать руками, конечно, с разрешения владель­ца. Каждая встреча становилась импровизированной выставкой или своеобразным "летучим" музеем.

Конечно, как и везде, были свои маститые, особо уважае­мые и всеми признанные коллекционеры. Их авторитет был непререка­емым, к их мнению всегда прислушивались и уважали его. Среди про­чих своей солидностью и обстоятельностью особо выделялся майор в отставке Анатолий Георгиевич Козлов. Не забыть и высокого, седого, с глазами, утомленными от постоянного рассматривания марок Анатолия Ивановича Андреева, который навсегда ссутулился от своего любимого занятия, но это его не волновало. Он жил в стране Филателии, и вокруг него всегда был рой увлеченных подростков.

Вспоминается и немолодой, наглаженный эксцентричный нумизмат-корот­ыш Карпыч – ИТР с Корневской фабрики. Из-под его кепки или шля­пы (для солидности) сквозь очки огромного увеличения смотрели на все происходящее вокруг восторженные удивленные глаза. Карпы­ча интересовало все, и каждый раз он доставал еще и часовую лупу для разглядывания старых монет. Потом выдавал эмоциональный комментарий на весь зал, вызывая у некоторых улыбки... Кстати, лупы и про­чие увеличительные стекла были почти у всех "спецов". Была она и у постоянно интригующего (театр!) коллекционера, потомка знаменитых павловских кузнецов Владимира Сергеевича Болдина – эксперта широкого профиля. Была своя "увеличилка" и у замечательной учительницы школы №4 Натальи Сергеевны Калининой. Удивительно широкий спектр интересов и увлечений позволил ей и в школе организовать содружество юных коллекционеров.

Можно было бы еще рассказать и о страстном коллекционере, бывшем худруке ДК "Октябрь", замечательном драматическом актере, незабвенном Борисе Николаевиче Чуваеве, который не пропускал ни одной встречи и приходил со своим братом. Кого только не было на этих собраниях! Рабочие и пенсионеры, врачи и педагоги, чиновники и домохозяйки, ученые и духовные лица, военные и «люди в штатском»… Родители приводили детей, а дети – родителей. Это был настоящий клуб ин­тересных встреч, которых всегда с нетерпением ждали каждую неделю.

Клуб коллекционеров был! Но в начале 1990-х годов он вместе с другими общественными формированиями прекратил свое многолетнее плодотворное существование в буреломе разрушительных реформ ель­цинской эпохи. Вместе со сбережениями, людей лишили уверенности в завтрашнем дне и общности. Что характерно, за десять лет ушли из жизни все, перечисленные выше замечательные люди-коллекционеры, собиратели и верные хранители культурных и исторических ценностей своего Отечества. Ушли все до одного! Распались и распылились их коллекции – многолетний итог работы ума и сердца. Кто оценит эти потери? Нелепые потери, убавляющие число патриотов...

Однако, жизнь не останавливается. На смену "старой гвардии" приходят новые энтузиасты. Приятно знать, что, напри­мер, комплексная коллекция нашего земляка Николая Паншева, пос­вященная Ф.М. Достоевскому, обрела уже европейскую известность, а Владимир Шишенин на основе своей коллекции создал первый и пока единственный в мире музей истории русского платка и шали. Примеры весьма достойные, но в городе подрастает целое племя молодых коллекционеров, ибо собирательство живет и развивается, пока люди не утрати­ли любознательности. Только общаться им пока негде... А ведь этот досуг куда более содержательней и полезней, чем, скажем видеочернуха, пиво, клей и прочие балдежные "оттяжки". И так уж...

Поэтому хочется обратиться ко всей гвардии увлеченных людей, а главным образом, к руководителям культучреждений города с предложением: а не возродить ли нам в своем Павловском Посаде Клуб коллекционеров? Дело-то ведь доброе.

 

(Опубликовано в газ. «Колокольня» №33 за 2002 г. и «Вестник Вохны» №6 за 2003 г.)

 

Коллекционные почтовые марки СССР, посвященные космическому полету нашего земляка В.Ф. Быковского («Восток-5») и В.В. Терешковой («Восток-6») в июне 1963 года.

 

Коллекционные почтовые марки СССР, посвященные космическому полету нашего земляка В.Ф. Быковского («Восток-5») и В.В. Терешковой («Восток-6») в июне 1963 года.

Библиотека краеведа

 

НОВОЕ РОЖДЕНИЕ СТАРОЙ КНИГИ

 

Жители Павловского Посада начала ХХ века не хуже нас были знакомы с историей Вохонской земли. Так, еще более 130 лет назад первый из известных нам павловских краеведов Иван Быковский, используя «Собрание государственных грамот и договоров, хранящихся в Государственной Коллегии иностранных дел», изданное в типографии Н.С. Всеволожского (Москва, 1813 г.), а также другие источники и документы, систематизировал и опубликовал исторические сведения о родном крае в «Русских ведомостях» № 137 за 1864 год.

Сегодня мы по достоинству оцениваем этот патриотический шаг нашего земляка и весьма благодарны ему за доброе дело.

В 1900 году материал И. Быковского был использован в брошюре «Историко-археологическое описание Павловского посада Московской губернии», составленной псаломщиком Воскресенского собора Тихоном Михайловичем Троицким и напечатанной в местной типографии братьев Бутаевых. Брошюра эта, безусловно, сыграла свою просветительскую роль, т.к. публикация Быковского к началу века была основательно подзабыта. К тому же «Описание» было дополнено историей церквей вохонского края с XVI века, взятой Тихоном Михайловичем из книги В. и Г. Холмогоровых «Исторические материалы о церквах и селах ХVI-ХVIII ст. Вып. 2. «Вохонская десятина», изданной в 1888 году.

Весьма обстоятельно Троицкий рассказал о Воскресенском храме Павловского Посада, в котором служил с 1871 года, об учреждении местного общества хоругвеносцев, а также об открытии женской общины при новой Покровско-Василъевской церкви на городском кладбище.

«Историко-археологическое описание Павловского посада» задумывалось в двух выпусках, но появился только один – «О церквах». Судьба второй части неизвестна. Возможно, в ней отпала необходимость с выходом чуть раньше работы И. Ф. Токмакова «Историко-статистическое и археологическое описание города Богородска», в которой был помещен объемистый очерк о Павловском Посаде.

Обе эти книги до последнего времени были наиболее популярны у местных краеведов как источники для изучения дореволюционного прошлого нашего города. Отдельные экземпляры «Описаний» как реликвии хранятся в старинных павловских семьях, что свидетельствует о непроходящем интересе горожан к своей истории.

В силу редкости и ценности брошюры Т.М. Троицкого она была перепечатана на страницах замечательного альманаха «Богородский край» (N1 за 2000 г.). Второе рождение книги стало настоящим подарком всем павловопосадцам и, особенно, краеведам, за что мы искренне благодарны редактору альманаха Е.Н.Маслову. Однако в силу ограниченности тиража издание это досталось не многим, поэтому материал вскоре был перепечатан газетой «Вести Вохны» (№№44-47 за 2000 год) по инициативе ее редактора Николая Бушманова (1950-2002), уделявшего большое внимание освящению вопросов краеведения.

Поскольку и сегодня этот ценный краеведческий материал продолжает оставаться в дефиците, есть необходимость и целесообразность переиздать его в нашем сборнике для всех, кого интересует история родной земли. (Орфография подлинника в значительной степени сохранена).

В. Ситнов

 

ИСТОРИКО-АРХЕОЛОГИЧЕСКОЕ ОПИСАНИЕ ПАВЛОВСКОГО ПОСАДА МОСКОВСКОЙ ГУБЕРНИИ * 1

Т. Троицкий

 

I.

 

Павловский Посад, бывшее село Павлово, или Вохна, существует с древнейших времен. О Вохне упоминается в актах начала XIV (14-го) столетия, т. е. с тех пор, когда Государство Русское находилось еще под тяжелым игом татар и Великий князь Иоанн Данилович Калита сам должен был платить дань хану татарскому. У Калиты было много вотчин, в числе которых была и Вохонская волость, но как она была велика, выяснить трудно потому, что местность эта много терпела от междоусобиц и нашествия врагов, которыми истреблены были многие памятники того времени.

ИСТОРИКО-АРХЕОЛОГИЧЕСКОЕ ОПИСАНИЕ ПАВЛОВСКОГО ПОСАДА МОСКОВСКОЙ ГУБЕРНИИ

 

Вохною назывался большой округ селений, лежащих по берегам рек – Вохонки и частию Клязьмы, но лишь центром этого округа было село, которое в некоторых актах называлось собственно Вохною, Власьевским и селищем Павлово. В церковно-административном отношении Вохна также имела свое значение, где большая местность с десятками церквей называлась «Вохонскою десятиною».

«Из духовного завещания В. Кн. Иоанна Даниловича Калиты, писанного им при отъезде в татарскую орду в 1328 году, видно, что Вохна была княжеской вотчиной. В этом завещании сказано, что Вохну он завещал супруге своей княгине Елене, умершей в 1332 году инокиней прежде своего супруга. По смерти Калиты Вохна перешла к внуку его В. Князю Димитрию Иоанновичу Донскому и была его любимым местопребыванием * 2 . К этому времени, нужно полагать, относится построение первой церкви во имя св. Великомученика Димитрия Селунского. «В. Кн. Димитрий Иоаннович завещанием, писанным в 1389 году, передал Вохну вместе с другими Московскими волостями сыну своему Петру Димитриевичу. Когда он умер, его владения вместе с Вохною выпросил у хана В. Кн. Василий Темный для своего дяди князя Юрия (Георгия) Димитриевича Галичского.

Князь Юрий по духовному завещанию, писанному около 1430 года, отдал Вохну сыну своему князю Василию Юрьевичу Косому: «А из волостей из Дмитровских даю сыну своему Василью: Сельну, Гуслицу, Вохну, Загары, Рагож, Куней» * 3 .

Князь Василий Косой после неудачной войны с двоюродным братом своим В.Кн. Василием Темным попался в руки последнего, был им ослаблен и лишился всех своих владений, которые вместе с Вохной отданы были его шурину, князю Василию Ярославичу Боровскому, который вскоре возвратил все Темному. Духовным завещанием, писанным в 1462 году, Темный предоставил Вохну своему сыну князю Юрию Васильевичу; после его смерти она перешла к брату его В. Кн. Иоанну Васильевичу III и при нем, по освобождении России от татарского ига, Вохна опять была причислена к Московским волостям великокняжеским. Великий Князь Иоанн Васильевич III завещанием, писанным в 1504 году, Вохну с другими вотчинами передал своему сыну князю Андрею Ивановичу Старицкому, после которого она перешла к сыну его Владимиру Андреевичу, двоюродному брату Грозного, который и променял Вохну на Звенигород с волостями Иоанну Васильевичу Грозному в 1566 году, а сей последний пожертвовал ее Троице-Сергиеву монастырю, что видно из подтвердительной грамоты, данной монастырю Грозным в 1582 г. 11-го мая * 4 . В точности определить время перехода Вохны во владение Сергиева монастыря за неимением документов невозможно, но раньше подтвердительной грамоты Грозного видно, что по писцовым книгам Московского уезда в Вохонской волости в 1577 и 1578 годах находилась вотчина Троице-Сергиева монастыря, погост Дмитровский на речке Вохне, а на погосте церковь Дмитрия Селунского, да теплая церковь св. Георгия муч. Христова * 5 .

Построение второй церкви во имя Великомученика Георгия должно относить ко времени владения Вохною князей Георгия Димитриевича Галичского или Юрия (Георгия) Васильевича.

После перехода Вохны во владение Сергиева монастыря в ней по писцовой книге 1587 г. значилось: сельцо да три погоста, да 114 деревень живущих, да погост пуст, да 37 пустошей. В Вохонской волости в то время жил в особо устроенном доме монастырский приказчик, где он принимал от крестьян денежные сборы, а в сараи и амбары, находившиеся при этом доме, собирал с них рожь, овес, хмель и даже иногда кур и баранов. Кроме монастырского приказчика здесь проживали на счет крестьян избранные из среды их старосты и целовальники * 6 .

В писцовых книгах 1594 г. говорится: погост Дмитровский на реке Вохонке, а в нем церковь Дмитрия Селунского, да теплая церковь Мученика Христова Георгия, а на погосте: двор поп Киприян, двор поп Иван, двор проскурница, двор пономарь Калина, да пять келий, а в них живут нищие, питаются от церкви Божией. А всего в Вохонской волости три погоста живущих, да два погоста пусты, да сельцо живущее, да 119 деревень, да 30 пустошей, а в них двор монастырский, а во дворе живет дворник Федотка, да четыре двора поповы, да три двора Пономаревы, да три двора проскурницы, да двор пуст попов, да 12 келий нищих, да 535 дворов крестьянских, а людей в них 538 человек, да 4 двора бобыльских, а людей в них тож, да 15 дворов пустых крестьянских.

Из упомянутых трех погостов до сего времени существуют только два, носящие те же названия, именно: Никитский на реке Дрезне и Уполоза на реке Клязьме * 7 .

В это время в теплой Георгиевской церкви был устроен придел в честь Препод. Сергия, что видно из писцовых книг за 1623 и 1624 гг.: «церковь Дмитрия Селунского древяна клетцки, да теплая церковь, а в ней два престола: Страстотерпец Христов Георгий и Чудотворца Сергия, а в них образы и книги, и свечи, и колокола тояж Вохонские волости все мирское строение, да на церковной земле во дворе поп Иван, во дворе поп Антон, во дворе церковный дьячок Федька Карпов, во дв. пономарь Герасимко Ерофеев, во дворе просвирница Ирина, да на церковной земле 5 келий, а в них живут нищие, питаются от церкви Божий; пашни церковные земли 13 чети в поле, а в дву потомуж, сена по речке Вохонке 10 копен, лесу дровяного 6 десятин с полудесятиною; да при том погосте сельцо Павлово, на речке Вохонке: а в нем крестьян и бобылей 26 дворов; да в сельце торжок, торгуют по воскресеньям, а на том же торжку 30 лавок рубленых, да 20 скамей, а в тех лавках торгуют тож Вохонские волости крестьяне, оброк с тех лавок платят в монастырскую казну на год по два рубля по пяти алтын с деньгою, и из монастыря ж те лавочные и с того торжку таможенные деньги с сегодняшнего 131 году (1623) платят на Москве в Государеву казну в Большом приходе в год по 30 рублев» * 8 .

По окладным книгам Патриаршего Приказа с церкви Дмитрия Селунского за 1628 год: «дани 31 алтын, заезда 7 алтын, наместничьих 2 алтына, по наказу гривна».

Через 7 лет, в 1635 году в тех же окладн. кн.: «дани 3 рубли 15 алтын, наместничьих 2 алтына, по наказу гривна» * 9 .

Спустя 11 лет, именно в 1646 г. произошло следующее изменение по описанию: «в селе Павлове церковь Великомученика Димитрия, да Великомуч. Георгия, да Парасковеи, нарицаемыя Пятницы, у церквей во двор поп Иван, во двор другой поп Иван же, во дв. дьячок Федька Остафьев, во дв. пономарь Данилка Тихонов, во дв. просвирница Ирина; на церковной земле 3 двора бобыльских, да крестьянских бобылей 44 двора» * 10 .

В это смутное для России время церкви часто были разоряемы от набегов врагов и разбойников, а потому многие из них строились в местах, сокровенных от глаз хищников, в низинах и густых лесах * 11 . Нужно полагать, что церкви села Павлова подвергались общей участи и были совершенно уничтожаемы, так например: в 1665 году, т.е. спустя 19 лет после описанного, упоминается: «В Дмитровском погосте существовала одна только деревянная церковь во Имя Воскресения Христова * 12 .

Через 15 лет по дозорным книгам Патр. Приказа 1680 г.: «в селе Павлове, что на речке Вохонке, на погосте церковь Св. Димитрия Селунского деревянная, у церкви во дворе поп Патрикей Шитов, во дворе поп Яков Иванович, во дворе дьячок Алешка Ильин, во дворе пономарь Илюшка Иванов, во дворе просвирница; церковной пашни по 8 чети в поле, а в дву потомуж, сена в полях, да на пустоши Зимнице и в отхожих лугах на 100 копен, да на лужке Барановском по реке Клязьме, пашни паханые 2 чети» * 13 .

Далее после 6 лет в описании опять является изменение, а именно: «в книге 1686 года отмечено: в селе Павлове церковь Воскресения, да в приделе Св. Димитрия Селунского, дани 3 р. 24 алт. 2 деньги, заезда гривна» * 14 .

1703 г. июня в 12 день выдан антиминс по благословенной грамоте, в новопостроенную церковь во имя Воскресения Христова с приделы в село Павлово тояж церкви попу Игнатию Патрикееву * 15 .

Это было в царствование Императора Петра Великого, а храм был уже каменный, что доказывается описанием следующего 1704 года: «в селе Павлове церковь Воскресения Христова каменная» * 16 .

«1710 года, августа в 9 день, по благословенной грамоте, отпущен антиминс для освещения церкви во имя Воскресения Христова в Московский уезд, в село Павлово под расписку попа той же церкви Игнатия» * 17 .

Освящен сей храм 10 октября того же года и существует по настоящее время, но по случаю пристроек в изменившемся виде.

Из описания о церквах с. Павлова нельзя не упомянуть следующего: в 1736 году производилось судебное дело, «где свидетели» Московского уезда, Вохонской десятины * 18 староста поповской дворцовой Куньевской волости церкви рождества Богородицы поп Антип Григорьев, да Черноголовской волости села Ямкина церкви Рождества Христова поп Никифор Никифоров, той же волости села Воскресенского церкви Покрова Пресв. Богородицы поп Петр Филатов, села Рогож церкви Николая Чудотворца поп Василий Иванов, села Рогож ямщик Борис Алимпиев сын Ананьин, вотчины секретаря Романа Иванова Христофорова, порохового завода крестьянин Андрей Тимофеев сын Возник и деревни Бунковой крестьянин Клим сын Козлов, при произведенном следствии о завладении помещиком Яновым церковною Богословскою землею, объявили: «издавних-де лет до разорения литовского в том Рогожском стану было церквей: только в начале церковь во имя Воскресения Христова с приделы Димитрия Селунского, да великомученика Георгия, что была село Павлово, ныне же именуется Вохна, да другая во имя Иоанна Богослова, что меж рек Шерны и Клязьмы, третья во имя Николая Чудотворца, что ныне Берлюковская пустынь, четвертая Петра и Павла на реках Шалове и Клязьме, на устьях» * 19 .

Это последнее описание относится к до литовскому разорению, т.е. к началу 17-го столетия, следовательно, о Воскресенском храме с приделы здесь упоминается в первый раз и много раньше того времени, как о нем упомянуто выше за 1665 год.

Выше сказано, что настоящий храм существует с 1703 г. В начале он был очень небольшой и невысокий; где в настоящее время находится купол с 5-ю главами, была острая четырехскатная крыша с одною малою главкою и одноярусная невысокая колокольня. С западной стороны трапеза храма оканчивалась у того столба, где в настоящее время находится свечной ящик церковного старосты; придельные алтари были на том месте, где в настоящее время начинаются боковые своды трапезы, в первом окне к востоку.

Наружный вид этого храма в первый раз изменился в 1838-1839 гг., когда при церковных старостах Аниките Петровиче Нырнове и Андрее Семеновиче Лабзине трапеза храма была удлинена пристройкою к западу и вновь построена настоящая колокольня. Кирпич для этой постройки доставлялся с двух церковных заводов, нарочито для того устроенных и частию приобретался покупкою. Кроме кирпича на постройку употреблено большое количество белого, мячковского камня.

Подрядчиком каменной кладки был крестьянин Владимир Ромзанов, который взял за прикладку трапезы и постройку колокольни 16,400 руб. ассигнациями. За устройство и постановку главы и креста на колокольню и за 12 пудов листовой меди, за золочение червонным, через огонь, золотом неизвестный благотворитель уплатил 1285 руб. 71 коп. на серебро * 20 .

Современники рассказывают, что для бута под колокольню был привезен народом из Ямского леса громадный камень «с хорошую избу» и что при перевозке его был насмерть раздавлен один из участвующих * 21 .

Второе изменение наружного вида храма последовало в 1850 году, когда он был возвышен накладкою стен и купола, на котором устроено 5 глав.

Еще большая перемена в наружном и внутреннем виде храма произошла в 1860 году, когда при церковном старосте Василие Ивановиче Грязнове на месте малого прежнего Воскресенского алтаря построен настоящий обширный, а придельные алтари перенесены в одну линию с настоящим и расширен храм в южную и северную стороны по 15 аршин.

Такое же изменение произошло и в 1875 г., когда при церковном старосте Якове Ивановиче Лабзине был устроен второй купол на трапезе с изменением типа ее крыши. Внутреннее благоустройство и украшение храма шло также последовательно, как и внешнее. Воскресенский храм по своему благоустройству и благолепию может считаться одним из лучших провинциальных храмов.

В настоящее время при церковном старосте В.Н. Грязнове, с его определения, церковный капитал значительно увеличился и благодаря этому храм продолжает еще более украшаться. С прошлого 1899 года начались работы по реставрации стенной живописи, которая вероятно должна окончиться, в виду обширности храма, в будущем 1901 году. Живопись вновь заменяется дорогою художественною и исполняется известным художником Я.Е. Епанешниковым. В храме находятся следующие древнейшие иконы: 1. Сошествия во ад Воскресшего Спасителя, в серебряной ризе, на которой вычеканена надпись, что образ сей поставил Василий Елизаров, сын Дмитриев, из д. Игнатьева, в 1552 году. 2. Живоначальная Троицы. 3. Казанской Божией Матери. 4. Тихвинской Божией Матери. 5. Святителя Николая Чудотворца. 6. св. Пророка Ильи. 7. Покрова Пресв. Богородицы. 8. Всех скорбящих радосте. 9. Великомученика Димитрия и 10. Преподобного Сергия Радонежского Чудотворца. Последние девять икон, по преданию, были принесены из Троицкой Лавры в то время, когда село Павлово принадлежало монастырю * 22 . На вышеупомянутую икону Покрова Пресв. Богородицы в 1813 году прихожане соорудили серебряную ризу в память избавления Российского Государства от нашествия 1812 г. полчищ Наполеона, на которой сделаны две дощицы с надписью, которая между прочим гласит «за отражение кары Божией должны мы праздновать во все века, служить молебны со акафисты ежегодно в сей день Покрова Пресвятой Богородицы».

Завещание это еще исполняется, но едва ли все прихожане знают о нем. Павловцы исстари отличались своею набожностью, любили церковное благолепие и на это не жалели своих собственных средств. Эта характерная черта прежних Павловцев по наследию перешла ко всем настоящим прихожанам храма, которые еще с большим усердием продолжают дело их предков.

В настоящее время при Воскресенском храме существует Общество хоругвеносцев, устав которого утвержден Святейшим Синодом 21 апреля 1893 года. Общество имело целью установление порядка при изнесении Святыни из Воскресенской церкви Павловского посада, а во время крестных ходов охранение сей Святыни и поддержание благолепия оной, а по мере увеличения средств, и оказание пособия бедным членам сего общества и по возможности другим бедным православного вероисповедания, отличающимся особенным усердием к посещению храма Божия. Общество это образовалось из небольшого кружка любителей, возникшего в 1887 году по инициативе одного из местных жителей Н. Ив. Чеснокова.

В следующем 1888 г. к кружку примкнуло еще несколько человек, сочувствующих, а потому, с целью восстановления большего порядка во время крестных ходов, был избран распорядителем один из первых и ревностных пионеров кружка мещ. Павлов. пос. Вас. Вас. Болдин, а в помощники ему избраны мещ. Ник. Ив. Чесноков и Я. Еф. Якашин. Это зарождающее общество на свои личные средства, а частью других благотворителей, в 1887 году соорудило для храма 4 хоругви, стоящие 450 руб. Для небольшого кружка сооружение сих, относительно ценных, хоругвей послужило как бы поощрительным толчком вперед.

Когда в 1888 году к кружку примкнуло еще несколько состоятельных лиц, им сооружены были 2 хоругви в память 900-летия крещения Руси, а в 1890 г. еще 2 очень ценных хоругвей в память Чудесного спасения драгоценной жизни Государя Императора и Его Августейшей семьи в день 17 октября 1888 года.

В сентябре месяце 1892 г., когда вся православная Россия торжественно праздновала день 500-летия блаженной кончины великого Угодника Божия Сергия Радонежского Чудотворца, этим кружком любителей изготовлены были две ценных хоругви, из которых одна была отправлена при представителях от прихожан, с общим крестным ходом из Москвы в дар Троице-Сергиевой Лавре. Вместе с тем представители вручили Священно-Архимандриту Лавры Митрополиту Московскому и Коломенскому Леонтию печатную записку, из которой видно, что ими, «кроме усердия верующих, руководило еще то обстоятельство, что прихожане Воскресенского храма некогда были вотчинниками Троице-Сергиевой Лавры. Поэтому, следуя примеру предков, вверявших себя покровительству угодника, они и явились в качестве представителей, со своею хоругвью, чтоб засвидетельствовать свою горячую веру и поклонение св. Сергию, одному из великих заступников Русской земли».

В ответ на записку и пожертвование Его Высоко-Преосвященством 11-го ноября 1892 г. дана грамота следующего содержания: «Христолюбивым гражданам Павловского Посада Московской губернии. К знаменательнейшему торжеству по случаю исполнившегося пятисотлетия со времени блаженной кончины Преподобного Сергия, собравшему в основанную им обитель несметное множество усердных богомольцев, и вы, христолюбивые граждане, вместе с другими отнеслись с искренним религиозным сочувствием, которое подвигнуло вас, в выражение благоговейных чувств, принести знаменательнейшей обители бронзовую вызолоченную хоругвь. Во внимание к усердному пожертвованию вашему считаем своим долгом сим выразить вам, с призыванием благословления Божия, нашу Архипастырскую признательность».

При участии церковного старосты В.Н. Грязнова и местного духовенства, наконец, удалось исходатайствовать об утверждении кружка в общество хоругвеносцев. С этого времени общество возросло в количестве членов и материальные средства его увеличились, что видно из последующего: 1893 года, в память утверждения общества и одного умершего благотворителя Якова Ив. Лабзина, устроены две хоругви в серебряных ризах, ценою в 1200 рублей. В следующем 1894 году общество имело уже небольшой запасный капитал и соорудило еще одну дорогую с серебряными ризами хоругвь в память кончины Государя Императора Александра III с надписью «Царю Миротворцу и Правдолюбцу».

В 1896 году, когда неприкосновенный капитал достиг 1700 руб., общество постановило в память Священного Коронования Государя Императора Николая Александровича и Государыни Императрицы Александры Федоровны проценты с означенного капитала выдавать в помощь престарелым, больным и неспособным к труду членам общества. В 1897 году обществом сооружена икона Новоявленного святителя Феодосия Черниговского Чудотворца, в дорогой серебряно-вызолоченной ризе. Икона освящена при мощах святителя в г. Чернигове при представителях от общества; при освящении иконы была получена от местного Архипастыря пелена с гробницы Святителя, которая в настоящее время находится в особом ларце у иконы. В настоящее время число членов достигло более чем 300 лиц, а капитал возрос до солидной суммы, и цель общества в действительности осуществляется. Старостою хоругвеносцев с основания состоит по выбору В.В. Болдин, а помощниками его: Як. Ефим. Якашин, Тим. Евдок. Чаусов, Ив. Никол. Соколов и Ив. Ив. Чесноков.

Хоругвеносцы являются во время положенных крестных ходов в кафтанах, сходных по форме с хоругвеносцами Московских соборов.

Павловцы также издавна в церковном благолепии любили и хорошее Богослужебное пение. Старожилы рассказывают, что бывало в праздничные дни на клиросах с дьячками певали по обиходу местные купцы богатеи. Последние, часто бывая по торговым делам в Москве – центре церковного благолепия, и других городах России, научились любить хорошее партесное пение.

В начале 60-х годов текущего столетия явились любители из числа прихожан, которые завели триольное пение, но оно существовало недолго.

Воскресенский храм, вид с западной стороны. Конец ХIХ в.

Воскресенский храм, вид с западной стороны. Конец ХIХ в.

 

В 1855 году случайно на фабрику Я. И. Лабзина поступил из Москвы один служащий, некто Ив. Ив. Иванов, который был любителем партесного пения и знал, как устроить хор. Ему было поручено составить для храма хор певчих, что он конечно и выполнил, согласно с своими познаниями и управлял этим хором до 1870 года.

Пение с годами удавалось совершенствовать и в настоящее время главный церковный хор может считаться одним из лучших в провинции. Регентами хора после Иванова были: Егор Васильев, Троицкий с 1870 г. по 1872 г., Ераст Степ. Виноградов с половины 1872 по 1880 г. В начале 1872 г. до поступления Виноградова временно исполнял обязанности регента Алексей Семен. Заседателев, с 1880 г. до настоящего времени – Александр Григор. Золотов. Кроме главного хора существуют еще любительские, лучшим из которых считается так называемый ранний под управлением Ив. Лавр. Болдина.

Достойна замечания ризница храма, в которой находится много очень дорогих облачений из старинных и новейших парчей. Есть довольно хорошая библиотека, из которой выдаются прихожанам книги для чтения. Издавна в приходе Воскресенской церкви Павловского Посада, кроме посада и четырех его слобод, значилась еще 21 деревня, но в 1863 году от прихода отчислено 8 деревень ко вновь образовавшемуся приходу в деревне Мере (ныне село Казанское).

О церковном причте: в начале 18-го столетия, в 1704 г. было четыре священника и следующий состав проч. член. причта: св. Игнатий Патрикеев, Семен Игнатьев, Алексей, Петр Яковлев. Дьяк Григорий Игнатьев. Дьячки: Степан Ильин, Иван Степанов, пономарь Нестер Андреев * 23 .

В конце столетия, 1768 г. что видно из генерального плана на церковную землю, было тоже 4 свящ.: Петр Нестеров, Петр Иванов, Егор Иванов и Никита Васильев.

Далее, в 1796 году было уже 3 свящ.: Димитрий Иоаннович (в 1824 г. – протоиерей), 2-й Петр Иванов и 3-й Петр Нестеров * 24 . В 1803 г. свящ. Димитрий Иоаннов (Куняев, умерший протоиереем в 1835 г. 11 фев. в 66 лет). Яков Петров, Петр Гаврилов. Диаконы: Антип Гаврилов, Павел Яковлев. Дьячки: Антон Алексеев, Петр Павлов, Матвей Логинов. Пономари: Дмитрий Егоров, Козьма Абрамов и Парфен Петров.

Такой состав причта существовал без изменения до 1888 г. Состав лиц свящ.-ц. служ. 50 лет тому назад и до сего времени: в 1850 году были свящ. Матвей Александров, Никанор Соколов, Антоний Лебеданцев (+1871 г.). Диаконы: Михаил Розанов, Иоанн Алексеевич Смирнов. Дьячки: Михаил Петров Батурлинский (умер в заштате 1872 г. в 98 лет); Иаков Кедров (+ 1852 г.). Александр Ив. Смирнов (+ 1866 г.). Пономари: Иван Никит. Дмитриевский, Иоанн Козмин Воскресенский (+ 1867 г.), Димитрий Егоров Отрадинский (опред. в 1848 году, + в 1898 году). Протоиерей Сергий Стефанович Цветков (Благочинный и кавалер) с 1858 г. (+ 1878 г.). Протоиерей и кавалер орд. св. Владимира 4-й ст. Павел Петрович Доброклонский с 1853 г., диакон Михаил Иванович Беляев с 1861 г., определен во священ, в 1871 г. (+ 1887). Диакон Николай Леонтиевич Цветков с 1853г. (+ 1897 г.). Дьячок Иоанн Иаков. Кедров с 1852 г. (+1899). Диакон Иоанн Петров. Смирнов с 1871 г. (+1898 г.). Псаломщ. диак. Георгий Иоанн. Воскресенский с 1867 г. (+ 1898 г.). Дьяч. Мих. Мих. Троицкий с 1855 г. (+1871 г.). Псаломщик Василий Федорович Любимов с 1861 г., псаломщик Алексей Иван. Щеглов с 1865 г. Свящ. Петр Петрович Соколов с 1878 г. Свящ. Николай Михайлович Ансеров с 1886 г. В 1888 году открыта 4-я штатная священ. вакансия, на каковую переведен из с. Трахонеева Моск. уез. Священ., бывший благочинный, Иоанн Иоаннович Кротков. Псаломщик Тихон Михайлович Троицкий с 1871 г. Псаломщ. Василий Васильевич Смирнов с 1897 г. (+ 1898). Диакон Николай Иоаннович Русинов с 1893 г. Диакон Николай Димитриевич Сокольский с 1898 г. Псаломщ. Василий Стефан. Холин с 1898 г. Псаломщ. Василий Егорович Воскресенский с 1898 г. Церковные старосты: с 1832 г. Аникита Петр. Нырнов по 1851 г. Андрей Семенов Лабзин с 1832-45 гг. Корнилий Иванов Быковский с 1851-60 гг. Еремей Семенович Лабзин с 1845-47 гг. Василий Иоаннов. Грязнов с 1860-69 гг. Иаков Ив. Лабзин с 1869-92 гг. и Василий Никифорович Грязнов с декабря 1891 г.

Краткие сведения: В 1842 г. неизвестным жертвователем отлит большой колокол, весу в котором 973 пуда 20 фун. В 1848-49 гг. построены настоящая ограда и св. ворота. 1860 г. устроены в первый раз духовые печи в подвалах хр. 1887 г. устроен новый иконостас в главном храме. 1891 г. устроены башенные часы на колокольне. 10-го апреля 1892 г. устр. новые иконостасы для двух местных икон: Великомуч. Димитрия и преп. Сергия. В этом же году сооружены иконы с иконостасом, в память чудесного спасения Царской семьи 1888 г. 17 октября. В 1896 г. выписана с св. горы Афона Икона Великомуч. Пантелеймона. 1898 г. к празднику Пасхи устроена дорогая, из кованого серебра, одежда на главный престол, весом 200 фун. или 5 п. В этом же году вызолочены 2 главы на куполах храма. Все это устроено на доброхотные пожертвования от прихожан, как отдельных лиц, так и по подписке.

С 1873 года и до сего времени приносится ежегодно из г. Бронниц Чудотворная икона Иерусалимской Божией Матери. В 1860 г. открыто новое кладбище, на котором в 1870 г. на средства местного фабриканта Якова Ив. Лабзина была начата постройка нового каменного в 2 этажа храма, постройка которого вчерне окончена в 1872 г. В 1874 г. июня 16-го Преосвященным Игнатием Епископом Можайским был освящен в нижнем этаже престол в честь Преподобного Василия, память коего празд. 28 февраля.

При храме не было еще своего причта, а потому священники до опред. причта были наемные: о. Андрей Минервин, после смерти коего до 1894 г. был св. о. Василий Смирнов. Диаконы и псаломщики в это время отправляли богослужения от местной Воскресенской церкви.

В 1894 г. был определен отдельный причт, состоящий из священника и псаломщика: свящ. Павел Михайлович Нехотенов; псаломщ. Василий Михайл. Соколов до 1895 г., с коего – диакон Николай Алексеевич Смирнов.

Храмоздатель пожелал здесь устроить женскую общину. В 1894 г. июля было совершено открытие Покрово-Васильевской общины. Попечительницами общины утверждены дочери умершего храмоздателя Ольга и Наталия Лабзины.

В 1895 г. в августе месяце в верхнем этаже означенного храма были освящены 3 престола.

В настоящее время в общине живет более 100 сестер, начальницею которых состоит мать Алевтина.

При общине открыт приют на 12 человек бедных детей и сирот.

 

***

Примечания-сноски, данные в брошюре

 

1. Троицкий Т. Историко-архитектурное. описание Павловского Посада Московской губернии. В 2-х выпусках. Выпуск 1. П.-П. 1900 год.

2. «Русские Ведомости» 1864 г. № 137. (Подчеркнуто внуку потому, что В.К. Димитрий Донской был внуком Калиты, а не сыном, как сказано ошибочно в означенном № «Русск. Ведом.», тоже и в церковной летописи Воскресенской ц. – Здесь и далее примечания автора.)

( Примечание публикатора : в данном месте Т.М.Троицкий также неточен, поскольку после кончины Калиты Вохонскую волость (вместе с великокняжеским престолом) унаследовал его старший сын Семен Иванович , а затем младший – Иван Иванович, сыном которого и был Дмитрий Донской (1350-1389) В.С.)

3. Из «Русских Ведомостей» 1864 г. № 137.

4. Из № 137 «Русских Ведомостей» за 1864 г.

5. Вохонская десятина, историч. материалы о церквах и селах Московского уезда, 1888 года, стр. 50. В. и Г. Холмогоровых.

6. «Русские Ведомости» 1864 г. № 137.

7. Русские Ведомости» 1864 г. № 137.

8. Истор. материалы о церк., Вохонская десятина, стр. 50 и 51.

9. Там же стр. 51.

10. Там же стр. 51.

11. В церковной ограде при настоящем Воскресенском храме в низине есть отгороженное место наподобие часовни; по преданию здесь находился престол одного из древних храмов, но которого не известно (примеч. автора).

12. Из Русских Ведомостей 1864 г. № 137.

13. Историч. материалы о церкв. Холмогоров, стр. 51.

14. Там же стр. 51.

15. Там же стр. 51.

16. Там же стр. 51.

17. Там же стр. 51-52.

18. Вохонская десятина занимала часть Московского уезда. К ней были причислены села, расположенные от Рогожской заставы города Москвы по обе стороны Владимирской дороги, ныне находящейся в уездах Московском, Богородском и Бронницком.

19. Вохонская десятина. Истор. материалы о церквах Московского уезда. Холмогоровы, стр. 128.

20. Церковно-приходо-расходные книги за 1837-1838 гг.

21. Это обстоятельство подтверждается записью в метрические книги Воскр. цер. о смерти от задавления камнем за 1838 г. мая 25 дня, № 41, крестьянина д. Афонасова, Хрисанфа Антипова, 35 лет.

22. Из церковной летописи Воскресенского храма.

23. Вохонская десятина, стр. 51.

24. Из метрических книг Воскресенской церкви.

 

 

ПРИМЕЧАНИЯ И ПОЯСНЕНИЯ ПУБЛИКАТОРА

 

Быковские – происходят из экономических крестьян дер. Быковой Вохонской волости. Отец И. Быковского – Корней Иванович (по святцам Корнилий, род. в 1790 г.) женился на богородской купеческой дочери Пелагее Спиридоновой и записался в богородское купечество в 1830 г. По выбору богородского общества был купеческим старостой. В 1845 г. перечислен в Павлово-посадское купечество по 3 гильдии (позднее по 2 и 1 в 1858 г.), где имел каменный и деревянный дома, красильню, шелковую и бумажную фабрикики с общим количеством рабочих 830 чел. (1857 г.). В честь именитых граждан их улица в посаде до середины 80-х годов называется Быковской. Корней Иванович 10 лет (1851-1860) был старостой местного Воскресенского собора. Сын Ивана Корнеевича Анатолий в 1889 г. получил степень лекаря и долго был известным уездным врачом. Сестра И.К. Быковского Екатерина (в замужестве Ермакова) пожертвовала средства на постройку в память о себе и своим родителям трехпрестольной церкви в с. Рахманове во имя св. влмц. Екатерины, св. свщмч. Корнилия и св. мц. Пелагии. Храм был возведен в 1905 г. Кроме того, оставлен капитал на ежегодное пожертвование бедным невестам.

 

Т.М. Троицкий. Из клировой ведомости Воскресенской церкви П. посада за 1903 год: «Псаломщик Тихон Михайлович Троицкий 46 лет, родился в Московской губернии, из духовного звания, сын дьячка. По увольнении из 2-го класса «Донского» духовного училища определен на настоящее место... 1871 июля 28... в стихарь посвящен 1872 мая 2. ...С 1897 г. состоит учителем пения в женской церковно-приходской школе. По представлению Московского Совета Детских приютов и определению Епархиального начальства утвержден в должности безвозмездного учителя при Павловском Детском приюте».

 

По преданию, Дмитрий Донской построил здесь первый храм после победы в Куликовской битве 1380 г. в благодарность своему небесному покровителю св. Димитрию Солунскому.

 

Целовальник – должностное лицо в русском государстве 15-18 вв. Избирался из посадских людей или черносошных крестьян для выполнения различных финансовых или судебных обязанностей. Клялся честно выполнять их (целовал крест). (СЭС).

 

Алтын (от тат. алтын – золото) – старинная русская монета и счетно-ден. единица с 15 в. 1 А = 6 моск. деньгам. ДЕНЬГА (тюрк.) - рус. серебр. монета 14-18 вв. 200 моск. Д. составляли моск. рубль. В 17-19 вв. чеканилась также медная Д. (СЭС). ГРИВНА с 16 в.-денежно-счетная единица = 10 копеек (отсюда гривенник). (СЭС).

Вохонская волость принадлежала Троице-Сергиевой лавре до выхода в 1764 г. указа Екатерины II о секуляризации (конфискации) церковных земель и переходе их в управление государственной Коллегии экономии.

 

Постановлением Президиума Мособлисполкома Совета Р.К. и К.Д. от 17.09.1935 г. № 2140 (по ходатайству Павлово-Посадского РИКа) Воскресенский собор был закрыт. Все названные древние иконы утрачены.

 

Колокол был отлит на средства известного богородского (в последствии павловопосадского) купца второй гильдии почетного гражданина Давыда Ивановича Широкова (1790-1849). Он же субсидировал устройство, установку золоченой главы и креста на новую колокольню в 1839 г. (см. «Московские губернские ведомости» № 22 за 1845 г.). За многогранную благотворительную деятельность «в пользу государственных крестьян Богородского уезда» Д.И. Широков был награжден 2 золотыми медалями «За усердие» на Аннинской ленте для ношения на шее. Видимо, Т.М. Троицкий намеренно не называет фамилию благотворителя, не поощряя его симпатии к староверию. Еще в 1825 г. Широков в числе прочих прихожан Воскресенской церкви подписал прошение к церковным и гражданским властям о переводе церкви по образцу Единоверческой на службу по старому обряду, а позднее выдал замуж своих дочерей Дарью и Пелагею за весьма известных старообрядцев-предпринимателей – Абрама Саввича Морозова и Герасима Ивановича Хлудова. По свидетельству старожилов-очевидцев колокол Широкова был сброшен с колокольни летом 1936 г., и обломки увезены на переплавку.

 

Из отчета Богородской уездной комиссии по изъятию церковных ценностей за май 1922 г. видно, что из Воскресенской церкви Павловского Посада изъято серебряных изделий общим весом 15 пудов 14 фунтов и 72 золотника. Для сравнения: из Богоявленского богородского собора изъято всего 9 пудов 39 фунтов 80 золотников.

В. Ситнов

Воскресенский собор на открытке нач. ХХ в. (до1912 г.). Справа внизу видна в изгороди старая деревянная часовня памяти героев 1812 года .

 

Воскресенский собор на открытке нач. ХХ в. (до1912 г.). Справа внизу видна в изгороди старая деревянная часовня памяти героев 1812 года .

Специальный тираж 1000 экз. Издано на средства автора.

 

 
При использовании материалов сайта ссылка категорически приветствуется.
© Богородск-Ногинск. Богородское краеведение. 2004-2018
Политика конфиденциальности
Яндекс цитирования Check PageRank