Богородск-Ногинск. Богородское краеведение

«Представляется - о здоровье и даже жизнеспособности общества свидетельствует, в первую очередь, отношение к людям, посвятившим себя служению этому обществу»
Юрий Ивлиев. XXI век

Мы в социальных сетях:
 facebook.com/bogorodsk1781
 vk.com/bogorodsk1781

Досье: Павловский Посад и Павлово-Посадский район / Е.В. Жукова. Потомственный почетный гражданин (Федор Порфирьевич Манаев)

Е.В. Жукова

Потомственный почетный гражданин

 

Федор Порфирьевич Манаев – купец, городской староста, получивший звание Потомственного почетного гражданина Павловского Посада. Его деятельность, безусловно, оказала влияние на всю жизнь города.

Ф.П. Манаев родился в 1857 году. Воспитание получил домашнее, в Павловском Посаде, проживал в собственном доме по Павловской улице. Вся его жизнь, деятельность проходила именно здесь: здесь осуществлялась его торговое дело, здесь он основал детский приют и здесь построил храм. В списке купцов Павловского Посада на 1893 год Федор Перфильев Манаев значился как купец второй гильдии, здесь же указывалась его жена Ольга Андреева и дети: Федор пяти лет и Сергей трех лет, а также сообщалось, что в купечестве Ф.П. Манаев состоит по указу от 31 июля 1891 года.

В феврале 1896 года Ф.П. Манаев подал в Московский совет детских приютов Ведомства учреждений императрицы Марии заявление о своем желании вступить в члены Ведомства почетным старшиной и помогать детским приютам материально. Возможно, на такое решение Манаева повлиял пример городского старосты Павловского Посада Григория Алексеевича Краснова, состоявшего почетным старшиной Московского совета детских приютов. Г.А. Краснов представлял в Москву послужной список нового благотворителя: «Почетный старшина приютов второй гильдии купец Федор Порфирьевич Манаев не состоял и не состоит ни под судом, ни под каким следствием, вероиповедания православнаго и ни к каким запрещенным сектам не подлежит, никаких знаков отличия не имеет, торговой несостоятельности не подвергался, состоит пожизненным членом общества возстановления православнаго христианства на Кавказе, членом-соревнователем попечительства Императрицы Марии Александровны о слепых, членом Московскаго общества покровительства безпризорным и освобожденным из мест заключения несовершеннолетним, членом Ольгинскаго благотворительнаго общества, местнаго общества хоругвеносцев и Богородскаго отдела Кирилло-Мефодьевскаго православнаго братства».

 

Ф.П. Манаев

 

Ф.П. Манаев

 

В марте 1896 года купец Ф.П. Манаев был принят почетным старшиной Московского совета детских приютов со взносом сто рублей в год. Купец Манаев переводил деньги в Московский совет, а между тем каждый день видел бедность и нищету в родном городе. Через год Ф.П. Манаев предложил Совету организовать детский приют в Павловском Посаде, нашел подходящий дом, единовременно пожертвовал крупную сумму и в дальнейшем брал на себя обязательство содержать приют.

Все свои торговые доходы Манаев тратил на бедных, между тем его собственные дети содержались при том же Павловском детском приюте и председательница Московского совета детских приютов обращалась к попечителю Московского коммерческого училища «с покорнейшею и убедительнейшею просьбой: не признаете ли возможным допустить в Коммерческое училище безплатным, или в крайнем случае платным приходящим, воспитанника детскаго приюта, сына купца Федора Манаева десяти с половиной лет; отец мальчика обременен многочисленным семейством, и было бы благодеянием для семьи, если бы мальчик был помещен в училище и в будущем мог бы помогать своим».

В феврале 1898 года умер городской староста и почетный старшина приютов Григорий Алексеевич Краснов. Вскоре состоялись выборы нового городского головы. Одинаковое количество голосов получили двое: Федор Порфирьевич Манаев и Федор Онуфриевич Колчин. Собрание городских уполномоченных предоставило утверждение старосты московскому губернатору. По его решению старостой Павловского Посада был утвержден Ф.П. Манаев. Вступая в должность, городской староста давал клятву:

 

Я, нижеподписавшийся, обещаюсь и клянусь перед Всемогущим Богом и пред Святым Его Евангелием и Животворящим Крестом Господним в том, что хочу и должен Его Императорскому Величеству Государю Императору Николаю Александровичу, Самодержцу Всероссийскому верно и нелицемерно служить и во всем повиноваться, не щадя живота своего до последней капли крови и все к Его Императорскаго Величества Самодержавству, силе и власти стараться споспешествовать, все к Его Императорскаго Величества верной службе и пользе Государственной. Поверенный и положенный мне чин городскаго старосты подлежащим образом и по совести исправлять буду и для своей корости, свойства дружбы и вражды противно должности своей и присяги поступать не буду; и с тем пред Богом и Судом Его Страшным в том всегда ответственность держать могу. Господь Бог душевно и телесно да поможет мне; в заключение сей моей клятвы целую слова и крест Спасителя моего. Аминь .

 

В 1898 году Ф.П. Манаев был назначен заведующим и попечителем детского приюта в Зуево. Никакой платы за свою работу заведующим двух училищ Ф.П. Манаев не получал. Между тем заслуги его не остались незамеченными.

22 июня 1896 года Ф.П. Манаев был «Всемилостивейше награжден за усердие и особые труды по Московским детским приютам Ведомства учреждений Императрицы Марии золотой медалью для ношения на шее на Станиславской ленте», в 1897 году получил вензелевый золотой знак в память столетия учреждений Ведомства императрицы Марии, в 1897 году – серебряную медаль на Андреевской ленте в память коронования императора Николая Александровича. В 1898 году Ф.П. Манаев был удостоен серебряного знака Святой Нины, в июне 1899 года был высочайше награжден золотой медалью на Владимирской ленте. В 1900 году Ф.П. Манаев с разрешения государыни императрицы Марии Федоровны, покровительствовавшей Ведомствам учреждений императрицы Марии, был назначен директором Павловского детского приюта с оставлением в должности старосты Павловского Посада.

Как городской староста Ф.П. Манаев занимался всевозможными делами, а между тем у него была еще одна идея – построить в городе, классическую гимназию для мальчиков, а также серьезное учебное заведение для девочек. В 1901 году умер известнейший и богатейший московский купец и благотворитель Козьма Терентьевич Солдатенков, род которого происходил из Павловского посада. В своем завещании Солдатенков оставил огромные суммы на больницы, учебные заведения, разную другую благотворительность. Ф.П. Манаев решил обратиться к душеприказчикам покойного с просьбой помочь делу народного образования на родине К.Т. Солдатенкова:

«Павловский посад – родина К.Т. Солдатенкова, котораго имя всем так дорого и известно от мала до велика, все в нем знают благотворителя. Нет в посаде той семьи, которой неизвестно было доброе его имя, которая не была бы им облагодетельствована по части подачи помощи в нуждах, при выдаче в замужество дочери или награждения рекрута, той семьи, которая нуждается в помощи от пожарных действий. Все эти живыя воспоминания передаются из одной семьи другой. Слух о смерти К.Т. Солдатенкова очень опечалил жителей деревни Прокунино и Павловскаго посада, в нем все лишились близкаго покровителя. Козьма Терентьевич всегда сочувствовал делу народного образования, у нас в Павловском посаде существует двухклассная мужская школа, которая не совмещает всех желающих в ней поместиться, а народонаселение все увеличивается, а средств свободных у города нет. На мне по обязанности службы лежит как на отце города пещись обо всех его жителях, почему я убедительно прошу проникнуть в мою покорнейшую просьбу, увековечить память К.Т. Солдатенкова среди всех уважающих и чтущих доброе имя его жителей Павловскаго посада открытием в посаде классической гимназии имени К.Т. Солдатенкова, этот памятник вечный сам по себе будет свидетельствовать доброе имя среди его родины. Примите уверение в совершенном почтении и преданности. К сему покорный слуга Городской староста».

Однако из оставленных К.Т. Солдатенковым денег Павловскому Посаду не досталось ничего, и реальное училище для мальчиков и гимназия для девочек были выстроены лишь в последующие годы на средства городского управления и купцов посада.

Деятельный Ф.П. Манаев продолжал заботы о благоустройстве города, он хотел построить в посаде каменные торговые ряды по примеру других старинных русских городов, уже был подготовлен прекрасный проект. Но с каким трудом в Павлове проходили хорошие идеи, какие чинились препятствия и думой и самими жителями, какой начинался разброд! Замечательные по архитектуре каменные торговые ряды для Павловского Посада в чертежах пылятся в архивах.

Манаев занимался детскими приютами в Павловском и Никольском* посадах, количество опекаемых детей увеличивалось, удалось развернуть целое общественное движение в помощь бедным детям и сиротам, Манаеву помогали многие павловские и никольские купцы и фабриканты, вступая в почетные старшины Ведомства учреждений императрицы Марии.

Московский совет детских приютов ходатайствовал перед московским губернатором о награждении Ф.П. Манаева: «Принимая во внимание выдающуюся многолетнюю службу по детским приютам директора Павловскаго детскаго приюта купца Федора Порфирьевича Манаева, имеем честь покорнейше просить Ваше Превосходительство, не признаете ли Вы возможным войти с представлением о Высочайшем награждении купца Манаева за его выдающиеся заслуги золотою медалью на Андреевской ленте».

В мае 1902 года Ф.П. Манаев получил следующее известие: «Милостивый Государь Федор Порфирьевич! Государь Император по ходатайству Московскаго Совета детских приютов Всемилостивейше соизволил пожаловать Вам за усердие и особые труды по Московским детским приютам золотую медаль для ношения на шее на Владимирской ленте. О таковом монаршем соизволении Его Величества Московский Совет детских приютов имеет честь Вас уведомить».

В марте 1905 года исполнилось десять лет службы Ф.П. Манаева по детским приютам. За все это время, он израсходовал на пользу детских приютов около двадцати тысяч рублей.

В самом начале ХХ века городской голова Ф..П. Манаев принял деятельное участие в строительстве храма на Павловской улице на средства, завещанные П.Д. Долговым. Павловская улица некоторое время перед революцией в народе называлась Манаевской, а выстроенная им Казанская церковь с престолом св. Петра Александрийского до сих пор имеет второе, народное, название – Манаевская.

 

 
При использовании материалов сайта ссылка категорически приветствуется.
© Богородск-Ногинск. Богородское краеведение. 2004-2018
Политика конфиденциальности
Яндекс цитирования Check PageRank