Богородск-Ногинск. Богородское краеведение

«Представляется - о здоровье и даже жизнеспособности общества свидетельствует, в первую очередь, отношение к людям, посвятившим себя служению этому обществу»
Юрий Ивлиев. XXI век

Мы в социальных сетях:
 facebook.com/bogorodsk1781
 vk.com/bogorodsk1781

Судьба Школы Айседоры Дункан

Евгений Голоднов, краевед

Недавно страна отметила 120-летие великого Сергея Есенина.

В связи с этим небезынтересно вспомнить, что 94 года назад (3 декабря 1921 г.) в Москве его супругой Айседорой Дункан создана «Школа пластического танца». Любимой ученицей и последовательницей великой А.Дункан была наша землячка Мария Борисова. Она родилась в 1908 г., в г. Дрезна, в обычной рабочей семье текстильщиков. Впоследствии стала выдающейся русской танцовщицей. Танцы ослепительно стройной Марии Борисовой неизменно производили ошеломляющее воздействие на зрителей.



Айседора Дункан с учениками в танцевальной школе. Москва. 1921 г.

Главным принципом Московской «Школы пластического танца А.Дункан» стояла яркая, неповторимая индивидуальность. Яркими индивидуальностями были и сама Айседора, и её любимая ученица Мария Борисова, ставшая позже старшим инструктором. В организации Школы деятельное участие принимал народный комиссар просвещения России Анатолий Луначарский. В исторической хронике сохранились подробности того, как летом 1921 г. Айседора Дункан, которую правительство США лишило гражданства за исполнение танца с красным знаменем, приехала в Россию по приглашению А. Луначарского.

Главная цель Школы А. Дункан – это воспитание гармоничной личности средствами танца и музыки. В основу воспитания был положен принцип свободы творческого самовыражения в процессе духовного формирования ребёнка, развития его художественной интуиции.

Большая роль здесь отводилась музыке – средству, способному дать импульс образному воображению. Изучение танца начинали с простейших элементов, ритмичной ходьбы, марша, бега, прыжков. Контингент учеников состоял в основном из детей  рабочих в возрасте от 4 до 10 лет. Советское правительство разрешило А.Дункан создать массовую школу пластического танца для детей рабочих и крестьян. Дункан для этой цели выделили особняк, принадлежавший ранее балерине Балашовой. И вскоре школа открыла свои двери.В школе-интернате было предусмотрено семилетнее образование. Кроме того ребятишки ежедневно занимались пластической гимнастикой. Упражнения подбирались так, чтобы, по идее Дункан, наполнить содержанием каждый день ребенка. Уроки гимнастики вела приемная дочь танцовщицы Ирма. Танец вела сама Айседора. Результаты не замедлили сказаться - учащиеся делали поразительные успехи. Газета "Правда" писала ": дети, поступившие болезненными и хилыми, робкими, быстро начали крепнуть, смелеть, буквально перерождаться". Разумно, "идеально практично", Айседора организовала и летний отдых ребятишек, которых насчитывалось более четырехсот. В специально арендованном подмосковном имении дети свободно занимались гимнастикой, подвижными играми, плаванием, занимались английским, французским и немецким языками. Ежедневно они работали в огороде, в результате чего школа запасалась картофелем, капустой, морковью на всю зиму.

Воспитанницы великой американской танцовщицы выступали под мелодии революционных песен и пользовались большим успехом у тогдашнего советского зрителя. Но государственной поддержки не хватало, и необходимость заработать средства на Школу стала одной из причин, вынудивших А.Дункан отправиться в гастрольное турне по США и Европе. При этом она рассчитывала вернуться в СССР – этому помешала её неожиданная гибель в автомобильной катастрофе, в сентябре 1927 г. Приемная дочь Айседоры Ирма Дункан оставалась в Москве и руководила Школой.

К сожалению, Ирма была лишь хорошей преподавательницей гимнастики, не обладавшей талантом «зажигать» учениц. К тому же в СССР она не имела возможности защитить «авторские права» матери. После трагической гибели А.Дункан появилось огромное число «последовательниц», бездарных подражательниц. Именем Айседоры освящались уже банальные «танцевальные классы», порой вырождавшиеся в нечто фривольное, полубордельное.

Бывшая жительница Дрезны Мария Борисова ещё ребёнком попала в Московскую «Школу пластического танца» Айседоры Дункан. Из книги «Айседора Дункан и Сергей Есенин» узнаём, что мать М.Борисовой трудилась ткачихой более 40 лет на Зиминской прядильно-ткацкой фабрике, отец работал на фабрике электротехником, состоял в партии большевиков. Впоследствии Борисова всячески старалась продолжать дело великой танцовщицы в России.

Уже после смерти Айседоры газета Нью-Йорка писала о Марии Борисовой: «Кто видел танцовщиц студии Айседоры, тот заметил ослепительную, стройную и прекрасную фигурой темноволосую девушку, которая кажется более гибкой и динамичной, чем остальные из этих юных замечательных танцовщиц, див и русалок в красных рубашечках. Марии Борисовой – 19 лет…»

Через год после этой статьи, в 1929 г., М.Борисова вернулась в СССР и совершила поездку по стране. Страна поразила ее не только размерами, но и народными массами, которые долго и оглушительно скандировали: «Ур-а! Даешь индустрию!», «Да здравствует ВКП(б)!». Во время выступлений в Челябинске часто гас свет, дребезжал старый рояль, пол сцены был неудобен для босых ног танцовщиц, и все же они произвели ошеломляющее воздействие на челябинцев. Зал рукоплескал, люди кричали «бис», охапками бросали на сцену цветы. Газета «Челябинский рабочий» 26 июля 1930 года, освещая приезд ансамбля «ревтанцовщицы» мира, новатора и красного борца Айседоры Дункан, писала: «В Челябинск приезжает московский ансамбль балетной студии имени Айседоры Дункан под руководством Марии Борисовой. Выступление ансамбля - зрелище новое, волнующее…»

В 1929 г. приёмная дочь Айседоры Ирма Дункан уехала в США.  «Школа пластического танца» закрылась и перешла в административное ведение Центрального парка культуры и отдыха им. М. Горького. Вместо Школы появилась «Концертная студия Дункан», которую возглавила ученица великой танцовщицы Мария Борисова,  осуществлявшая постановки концертных программ в стиле танцев Дункан.

Лишенная помещения для регулярных занятий, студия все-таки работала, постоянно гастролировала, воспитывала новые поколения танцовщиц. В 1940-е гг. Студия была переведена в Москонцерт, где просуществовала до 1949 г. Затем была расформирована в эпоху «борьбы с низкопоклонством перед Западом», как «болезненное, декадентское искусство, завезенное в нашу страну из Америки». Попытки возродить ее в начале 1960-х не удались.

В 1963 году, в разгар «хрущёвской оттепели», группа бывших учениц Айседоры и Ирмы Дункан обратилась с письмом к тогдашнему Министру культуры СССР Екатерине Фурцевой с предложением оказать свою безвозмездную помощь в восстановлении в Москве Студии танца А. Дункан.

В ответ они получили чиновничью отписку: «Искусство пластического танца, как художественное направление, представляемое А. Дункан и её последователями, имело прогрессивное значение в первые годы советской власти. С этого времени пластический танец утратил самостоятельное значение для советского зрителя. Подчинить обучение современных танцовщиц изучению пластики было бы неправильным. Отдел музыкальных учреждений Министерства культуры СССР не считает целесообразным организацию студии пластического танца».

К тому времени уже ушли из жизни некоторые выдающиеся солистки Студии, такие как Александра Аксёнова, которой восхищался ещё Сергей Есенин.

И, хотя были ещё полны сил другие замечательные солистки, последовательницы великой Айседоры, – Мария Борисова, Мария Мысовская, Елена Терентьева, Валентина Бойе, Юлия Вашенцева, Елизавета Белова, Тамара Семёнова, Вера Головина – отрицательный ответ из правительства отбил у них охоту напоминать о себе. Так печально закончилась последняя попытка спасти уникальное и хрупкое искусство, привезённое в Россию из Америки женой Сергея Есенина Айседорой Дункан.

 
При использовании материалов сайта ссылка категорически приветствуется.
© Богородск-Ногинск. Богородское краеведение. 2004-2018
Политика конфиденциальности
Яндекс цитирования Check PageRank