Богородск-Ногинск. Богородское краеведение

«Представляется - о здоровье и даже жизнеспособности общества свидетельствует, в первую очередь, отношение к людям, посвятившим себя служению этому обществу»
Юрий Ивлиев. XXI век

Мы в социальных сетях:
 facebook.com/bogorodsk1781
 vk.com/bogorodsk1781

Орехово-Зуевские парки

А.Бирюкова

На сайте Детской школы искусств им. Я.Флиера имеется копия архивной справки из Центрального Государственного архива Московской области – ответ на запрос зав. отделом культуры Орехово-Зуевского Горисполкома А.Н.Тоболовой о подтверждении даты создания музыкальной школы и парка в городе, датируемая 1984 годом. Там есть очень интересные, но не совсем верные сведения: в 20-30-ые годы (прошлого века) в Орехово-Зуеве имелось четыре парка: «1 Мая», «Летний», «Городской» и «Центральный». Мне приходилось работать с некоторыми из указанных в справке фондами, поэтому я и увидела искажение фактов. Но это не из-за неправильности архивных документов – они подлинные, просто составитель справки не знал Орехово-Зуево, как знает его горожанин, был, так сказать, «оторван от местности». И дабы этот документ не ввел никого в заблуждение, я и решила написать о парках Орехово-Зуева по результатам моих работ в архивах различного уровня.

 

Одним из первых нужно упомянуть парк Народного Гулянья господ Морозовых (в настоящее время – парк 1 мая), как старейший.

Парк Народного гулянья господ Морозовых – Парк 1 мая, Парк им. Троцкого.

;Идея создания возможности рабочим и их семьям разумно проводить свой досуг принадлежала бывшему директору фабрики С. Морозова г. Алянчикову. Он ее и преподнес правлению Никольской мануфактуры в 1893 году. Савва Тимофеевич Морозов живо заинтересовался этой идеей, он отвечал в Правлении за социальную сферу, знал, что передовые фабриканты уже давно открывают при своих фабриках Народные театры и Народные гулянья. И решил последовать их примеру. Но претворение этой идеи в жизнь отодвинулось на несколько лет.

В местечке Никольском соседствовали две мануфактуры: «Саввы Морозова Сын и К°» и «Викула Морозов с Сыновьями», которые возникли при разделе имущества Саввы Васильевича Морозова – Саввы 1, поэтому организацию парка взяли на себя оба Правления. Это было уникальным явлением, ибо мануфактуры работали совершенно обособленно.

В 1896 году правлениями обеих компаний было выделено 20000 рублей в соотношении 3/5 - Морозовской и 2/5 - Викуловской, отведена роща в 16 десятин (чуть больше 16 га) из земель обоих хозяев, как можно видеть по карте местечка Никольского начала XX века. Эту «рощу расчистили и превратили в чудный парк, который обнесли забором, построили открытую сцену-эстраду, и при ней прекрасные хорошо оборудованные уборные (помещения для артистов – гримерные, прим. автора), поставили чайные буфеты и киоски для квасов и фруктов» (журнал «Театрал» № 127 за 1897 год).

Открытие парка Народного гулянья г.г. Морозовых состоялось «в воскресение 21-го июля 1896 г.», как гласит запись в Дневнике служащего Никольской мануфактуры «Саввы Морозова Сын и К°» Василия Ивановича Бычкова, хранящегося в фондах городского историко-краеведческого музея и неоднократно публиковавшегося. 19 августа 1896 года он об этом пишет: «Увеселения даются каждый воскресный и праздничный день и всегда разнообразятся, что приплата 10 к. за вход доставляет большое удовольствие. Публика, а особенно молодежь, охотно посещает гулянье и танцует до упаду. Замечательно, что со времени открытия гулянья молодежь очень редко приходится видеть под влиянием Бахуса».

Несмотря на то, что Народное гулянье было открыто летом 1896 года, в 1897 году еще продолжалось его благоустройство, на которое было выделено еще 10000 рублей также обоими Правлениями в тех же пропорциях, и еще лично Саввой Тимофеевичем 1000 рублей. Устройством развлечений занималась Комиссия народного гулянья, куда входили представители от той и другой фабрики. Рабочие обеих фабрик пользовались бесплатным входом при предъявлении наемного номера, а служащие и посторонние лица покупали входной билет: Бычков говорит о 10 копейках. Комиссия Народного гулянья наняла провинциального артиста А.К. Мартынова, чтобы он ставил «народные спектакли» для публики. Театральная труппа из провинциальных актеров, собранная Мартыновым, пользовалась успехом и симпатиями Орехово-Зуева. Выше упоминавшийся журнал «Театрал» указывает минимум посетителей 4 тыс. и максимум 12 тыс. человек в день.

В 1896 году Мартынов показал 5 спектаклей, в которых были сыграны пьесы: «Не все коту масленица», «Золотая рыбка», «Жених из долгового отделения», «Из огня да в полымя», «Записки сумасшедшего», «На узелки», «Сама себя раба бьет, коли нечисто жнет». Летом 1897 года до 1 августа были поставлены 9 спектаклей и сыграны пьесы: «На пороге к делу», «Женитьба», «Не в свои сани не садись», «Праздничный сон до обеда», «Женитьба Бальзаминова», «Жених из ножевой линии», «Добрый барин», «Медведь», «Ночное», «Если женщина решила, так поставит на своем», «Денщик подвел». Наибольшим успехом у зрителей пользовались произведения Н.Гоголя и А. Островского.

Вскоре и фабричные любительские театральные кружки выразили желание сыграть на сцене Народного гулянья. Комиссия Народного гулянья разрешила им поставить «Каширскую старину» А.Аверкиева «с исключительным участием любителей под управлением г.Мартынова» (в том же журнале). Потом это происходило неоднократно.

В сентябре Народное гулянье прекращало свою работу.

Мартынов вначале сделал навес перед открытой эстрадой для укрытия зрителей от непогоды. Но к 1900-му году в парке Народного гулянья был построен деревянный закрытый летний театр на 750 мест, как можно видеть из его плана в Орехово-Зуевском календаре и записной книжке 1903 года. В 1907 году его сменил заново выстроенный двухярусный деревянный Летний театр на почти 1,5 тысячи зрителей.

Летний театр на лето снимали антрепренеры. Так известно, что в 1901-1902 году Летний театр на народном гулянье содержал антрепренер В.Ф. Бурлаков: он набирал на сезон труппу актеров, которая играла в театре парка Народного гулянья. В 1911 году Летний театр на сезон снял артист Малого театра г. Головин. «Труппа составлена исключительно из артистов Малого театра. В нее вошли: Русецкая, Ленин, Муратов, Головин, Александровский, Истомин, Георгиевский и др. Спектакли будет даваться по воскресеньям», писала газета «Старый Владимирец».

Жандармский полковник Н.И. Воронов, не один раз бывавший в Никольском, вот как пишет о морозовском детище: «Театр расположен в прекрасном парке, где за сравнительно ничтожную плату рабочий может получить чай, молоко, квас и пр., за исключением спиртных напитков. По воскресеньям и праздничным дням в парке играет музыка. Нам приходилось не раз посещать парк и выносить приятное впечатление…»

В 1910 году стараниями Клуба-Спорт при Никольской мануфактуре «Викула Морозов с Сыновьями», особенно его Президента А.В. Чарнока, в парке Народного гулянья была сооружена футбольная площадка, на которой команда Клуба-Спорт принимала не только иногородние, но и иностранные футбольные команды. Рядом был выстроен павильон с раздевалкой и душевой, устроены трибуны для болельщиков. Вокруг футбольного поля была сделана велосипедная дорожка, которая зимой использовалась для катания на санках и коньках.

В советское время Народное гулянье переименовали в парк им. 1 мая, хотя старое название еще долго оставалось на устах ореховозуевцев. Здесь в августе 1918 года (по новому стилю) давал благотворительный концерт в пользу детских столовых Федор Иванович Шаляпин. В начале 20-ых годов прошлого века после выступления на открытой эстраде Л. Троцкого, видного профсоюзного и партийного деятеля советского государства, парк был переименован и стал называться Парком им. Троцкого, а затем вновь вернул себе название. Этот парк в некоторых документах и газетных статьях фигурирует под названием Летний. Таким образом, «Парк 1 Мая» и «Летний парк» в справке – это один и тот же парк.

Время от времени парк Народного гулянья - парк им. Троцкого, приходил в запустение как до, так и после революции. Сведения об этом можно найти в газетах за разные годы. Парк народного гулянья управлялся Комиссией Народного гулянья, в советское время парк перешел в ведение национализированных объединенных Никольских фабрик Товариществ мануфактур «С.Морозова Сын и К°» и «Викула Морозов с Сыновьями». Первые годы Советской власти им было, конечно, не до парка – не работали фабрики. Тем не менее, летний сезон работу в парке проводил Рабочий театр, который к маю месяцу заканчивал свой зимний сезон. В парке показывали кино, выступали известные артисты, рассказчики, куплетисты. Играл духовой оркестр, работал буфет. В случае ненастной погоды народное гулянье переносилось в Рабочий театр (ведь Летнего театра в парке уже не было - только открытая эстрада). Частенько вечер заканчивался сожжением фейерверка. Вход в парк, когда в нем не было специальных постановок (спектаклей, концертов и пр.) был бесплатным. Спортивные площадки в парке еще в 1923 году передали Совету физкультуры, но использование их согласовывалось с Правлением Рабочего театра.

В 1924-25 годах все чаще в городской газете «Колотушка» звучали слова о запущенности парка им. Троцкого.

И вот летом 1925 года новый директор Рабочего театра И.Е. Кулаков провел огромную работу по благоустройству парка им. Троцкого: заново спланировали дорожки и аллеи, убрали сухостой, посадили новые деревья, устроили детскую площадку, в аллеях установили скамейки, отремонтировали входные ворота. Уже во времена Морозовых Парк Народного гулянья освещался электричеством. Кулаков восстановил нарушенное электрическое освещение, приобрел новую киноаппаратуру, отремонтировал киоски для книжной торговли и буфет, восстановил водопровод, проложенный еще до революции, отремонтировал куб для горячей воды, восстановил два фонтана, устроил 7 клумб с цветами, посадил газонную траву около детской площадки. В парке заработал кегельбан, были устроены «гигантские шаги», восстановлена спортивная площадка и др. И.Е. Кулаков говорит уже о меньшей территории парка – 12 десятин, очевидно, часть парка отрезали подо что-то. К сожалению, он констатирует, что поведение посетителей стало значительно хуже, чем писал Н.И. Воронов. Вход в парк в выходные дни, когда устраивались народные гулянья, был платный, но были, как он их называет «заборники» - они проламывали или перелезали через забор. Так в один из дней, 15 июня 1925 года по кассе прошло 920 человек, а парке было не менее 4500 человек.

Интересно, что в эти годы профсоюзы организовывали специальные мероприятия по посещению парка: например, 4 октября 1925 года Орехово-Зуевское уездное отделение союза текстильщиков проводило массовую общегородскую текстильную прогулку в парке им. Троцкого.

В 1926 году профсоюз текстильщиков просил Городской Совет передать парк им. Троцкого в их ведение для культурного обслуживания рабочих. Горсовет отказал, но принял решение, по которому Рабочий театр заключил договор с союзом текстильщиков, и они совместно начали проводить массовую работу в Летнем парке.

Газета «Колотушка» в 1926 году пишет: « В парке шесть раз в неделю будет кино, концерты и несложные спектакли, карусель, тир, стрельба из лука». В этом году состоялся сеанс шашечной игры бессменного чемпиона России Сергея Андреевича Воронцова. Им было сыграно 54 партии, из которых была проиграна лишь одна – Б. Зайцеву с БПФ № 2, и четыре закончились в ничью.

В парке им. Троцкого выступали артисты Государственного цирка, пела Л. Русланова, известный бас Большого театра Г. Пирогов, выступали артист балета В. Цаплин, хор цыган, известный юморист Н.П. Смирнов - Сокольский и др. В некоторые дни в парке играли два оркестра – приглашенный из Москвы духовой и оркестр гармонистов клуба текстильщиков под управлением В. Макарова. Вот как поэтично описывает корреспондент гулянье в парке им. Троцкого: «Прекрасный большой парк с гордыми высокими красавицами-соснами… В парке тысяча удовольствий. Здесь полдесятка гигантских шагов, есть качели, вокруг которых густые кольца зрителей. Для голодных – буфет ЦРК (Центрального рабочего кооператива), столики. Всюду будочки с мороженым. Хороший духовой оркестр ласкает слух. Вечереет. Дребезжит звонок. В аллеях вспыхивают десятки цветных лампочек и ярких фонарей. Публика собирается в круг к эстраде. Начинается программа…» Заканчивается все красивым фейерверком из ракет.

В 1927 году в парке им. Троцкого проводился первый конкурс рабочего искусства, в котором приняло участие свыше 300 человек.

Сын секретаря горкома партии А. Галушкина – Виктор Александрович, мне писал, что «в Парке народного гуляния (1 Мая), открытого Морозовыми, А. Галушкин организовывал полеты на аэропланах и катание на них рабочих».

«И Савва Морозов и секретарь горкома партии Александр Галушкин решали одни и те же проблемы досуга рабочих - отвлечь от кабаков и образумить», пишет он. Но факты указывают на нечто иное: «А посмотрите влево. Никак целый оркестр гармонистов выступает или свадьба какая? Тут организована коллективная прогулка. Как на даче. У них все: палатка парусиновая, самовар, три гамака, стол, стульчики и, конечно…, бутылочки» - пишет корреспондент местной газеты о гулянье в парке им. Троцкого в 1927 году.

В конце 20-ых годов рядом с павильоном Клуб-Спорт построили кирпичный тир, снесенный совсем недавно.

До войны работу парка 1 мая еще можно проследить, а в послевоенное время о ней практически ничего нет в печатных изданиях. Из собственного опыта известно, что в 60-ых-80-ых годах прошлого века в парке 1 мая регулярно проводился День железнодорожника в августе месяце, который организовывал Клуб торфотранспорта. Кроме того, это было любимое место отдыха для жителей Воронцовско-Пролетарского микрорайона – летом в нем отдыхали семьями на траве, тем более что был вырыт искусственный водоем рядом с тиром – можно было и искупаться. Одно время парк сделали биологической базой педагогического института и там проводились какие-то работы, в частности посадка деревьев и кустов. На футбольном поле до сих пор встречаются любительские команды. Части ВДПО (пожарные) устраивают на нем показательные выступления. Но парк вновь требует вмешательства.

Дача М.Ф. Морозовой – Городской парк на Ленинской улице.

Второй парк, о котором говорится в справке, это Городской парк. Очень часто экскурсоводы и краеведы путают его с парком для служащих Никольской мануфактуры «Саввы Морозова Сын и К°».

Городской парк возник на месте дачи М.Ф. Морозовой в местечке Никольском. И здесь мне хочется поговорить о слове «дача» в предыдущем предложении.

В Книге «Моя малая родина» В.Алексеева и В.Лизунова написано: «В 1912 году в центре Никольского архитектором Бугровым был построен трехэтажный дом для русских служащих Саввы Морозова (в народе дом назван "Бугров дом"), ныне известный как старое здание Дома Советов. Четвертый этаж надстроен в советское время. Напротив дома Бугрова находился Морозовский сад (ныне горпарк) с дачей М.Ф. Морозовой».

Этим летом, работая в Центральном Историческом архиве Москвы, я узнала, что архитектор, строивший дома на Никольской улице, носил фамилию – Бугровский, поэтому и дом назывался «Бугровским». То, что в вышеприведенной цитате названо дачей, на самом деле было «хозяйским домом» - домом, принадлежавшим М.Ф. Морозовой, в котором постоянно не жили, но сюда наезжали из Москвы хозяева – Морозовы. А слово «дача» относится ко всей территории между Никольской улицей и железной дорогой от села Орехово (мало кто помнит, где была граница села Орехово, поэтому расшифровываю: примерно от теперешнего памятника В.И. Ленину на перекрестке ул. Ленина и ул. К. Либкнехта) до зданий хлопковых амбаров С.Морозова (красные кирпичные строения между школой № 3 и наркологическим отделением психбольницы № 8 на ул. Ленина).

На этой территории был обширный парк, пруд, сад, огород, площадка для лаун-тенниса и несколько жилых домов с надворными постройками. Хозяйский дом - дом Морозовых - был двухэтажный деревянный, оштукатуренный. Еще одно здание, известное сейчас, как дом Оглоблина, в котором и расположено наркологическое отделение, в 1914-1916 годах занимал В.Н. Оглоблин - директор Морозовской мануфактуры, и П.А. Резвяков – зав. морозовской больницей, - каменный, двухэтажный. Его территория отделялась от основной протокой, служащей для спуска лишней воды из дачного пруда в Клязьму. На даче по правую сторону от хозяйского дома находился двухэтажный деревянный дом, в котором проживал до своей смерти врач Морозовской больницы А.П. Базилевич. Напротив дома Морозовых стоял одноэтажный деревянный дом, в котором проживал В.С. Игнатов, красильный мастер. Ближе к дому Оглоблина на проезжей аллее стоял еще один одноэтажный деревянный дом, в нем жил И.А. Кузнецов, председатель правления Общества потребителей. В глубине парка, на некотором расстоянии от хозяйского дома в сторону села Орехово (т.е. теперь – к памятнику В.И.Ленина), находился двухэтажный деревянный дом, в котором жил директор Ткацких заведений Никольской мануфактуры Л.П. Дара. (В свое время, когда я узнала, что Л.П. Дара - член Театральной комиссии Зимнего театра, я в публикации сделала ошибку, посчитав, что фраза о его адресе: « ст. «Орехово-Зуево» Московско-Нижегородской железной дороги, Дача С.Морозова» - относится именно к хозяйскому дому). И совсем рядом с Никольской улицей находилось еще одно одноэтажное каменное здание людской. Большинство из этих домов снесли, когда строили здание Почтамта и кинотеатра «Художественный». Дом Морозовых долгое время использовался в качестве туберкулезного санатория, который открылся в нем в начале 1925 года и был снесен в 1997 году.

Таким образом, на территории дачи М.Ф.Морозовой жили директора, управляющие, специалисты Морозовской мануфактуры, это был как бы городской квартал. Вход (охраняемый) на их территорию был через главные ворота, которые располагались на Никольской улице у дома Оглоблина (там, где сейчас проезд к зданию Военкомата), и была еще калитка со сторожкой к селу Орехово (почти там же сейчас выход из парка к памятнику В.И. Ленина).

В июле 1918 года решением Комиссариата Отдела народного образования В.Ф. Гессе «дача при доме бывшего Оглоблина» (опять слово «дача» относится к территории) была превращена в Советский детский парк. Гулянье в нем разрешалось только до 8 часов вечера. В апреле 1922 года Коллегия ОНО разрешила «допускать организованные группы Клуба-Спорт, играющих в лаун-теннис, на площадку в Советском детском парке ежедневно с 7 часов вечера до захода солнца по предъявлению соответствующих пропусков при воротах». Всем работникам просвещения, а также отдельным гражданам разрешался вход в парк до захода солнца при предъявлении особого удостоверения, но с условием, что они не будут заходить на территорию сада и огорода. Какой же это детский парк, если вход - по удостоверениям?

Так было до 1925 года. В хозяйском доме открыли туберкулезный санаторий. Территорию за ним огородили и превратили в открытый парк для отдыха рабочих – Городской парк. Аллеи и дорожки, а также низкие места засыпали гарью и желтым песком, утрамбовали. Проложили входы со стороны улицы Ленина напротив Дома Советов (тогда еще не было кинотеатра «Художественный» на месте теперешнего торгового центра «Никольский») и со стороны железной дороги для жителей Воронцовско-Пролетарского микрорайона. Выстроили эстраду для оркестра и выступлений самодеятельности рядом с бывшей лаун-теннисной площадкой. В парке работали карусели, тир, кегельбан, лаун-теннис («теннис на траве»), были установлены щиты для бросания мячей, стрел и т.п., действовали читальня, шахматно-шашечный уголок. В парке были разбиты клумбы, заработал фонтан. Плодовые деревья бывшего хозяйского сада отгородили частоколом. Рядом с ними в центре парка была устроена сцена. Вначале перед ней располагались места для сиденья под открытым небом (на месте нынешнего Зеленого театра). Их огородили, и это стал Летний театр (сейчас – Зеленый). В разные годы этот Летний театр в парке бывал и под открытым небом, в некоторые годы над местами для зрителей натягивали тент для защиты от непогоды, а то и вовсе закрытым, с крышей. Закрытый театр строился по проекту местного инженера Столповского. Театр был деревянный, поэтому ежегодно после зимы его необходимо было ремонтировать. В парке работал буфет с кухней: подавали горячие завтраки и обеды. Позже его заменил ресторан Центрального рабочего кооператива. Культурно-массовую работу в парке вел Рабочий театр. В воскресные и праздничные дни играл духовой оркестр, проводились киносеансы. Было даже массовое карнавальное гулянье. На сцене Летнего театра выступали с концертами и постановками московские театры, отдельные солисты и т.п. Театр Сатиры, Театр Семперанто, студии Малого театра, артисты Большого театра, Театра оперетты, московского цирка и т.д. и т.п. – великое множество их показывало свое мастерство ореховозуевцам на сцене Городского парка. В 1927 году сюда приезжал чемпион мира по французской борьбе Иван Максимович Поддубный вместе с другими именитыми борцами из-за рубежа и городов России. Они давали показательное выступление. В парке устраивались танцы, работали аттракционы, проводились массовые игры. Уже первые дни эксплуатации парка показали, что он может работать без дефицита.

В 1926 году глухой забор парка по Ленинской улице заменили решетчатым. Каждый год приходилось подсаживать деревья, ибо осенью и весной их обгладывали коровы и козы, проходившие через проломы забора, который население разбирало (на дрова, думаю) осенью и зимой. Вход в парк был платный, а чтобы попасть на постановку в Летний театр, нужно было еще купить специальный билет.

Вплоть до начала Великой Отечественной войны летнюю работу в парке проводили творческие работники Рабочего театра – И.И. Логинов, А.Ф. Степанов и др. 21 июня 1941 года на сцене Летнего театра состоялась премьера комедии «Тот, кого искали» А.Раскина и М.Слободского Городского драматического театра под управлением заслуженного деятеля искусств РФ А.М.Самарина-Волжского.

В послевоенное время Городской парк стал самостоятельной единицей в составе учреждений кино и культуры.

В 1932 году инструктор Областного отделения РАБИС приезжал в наш город для проверки постановки культурно-просветительской работы. Он отмечает: «в летнее время работают три парка, конкурирующие между собой».

Сад профсоюзов

Третьим был Сад Упрофбюро (профсоюзов). Этот сад располагался у Клуба профсоюзов – сейчас это здание Центра детского творчества «Родник». Сад этот старинный. Он существовал уже в те времена, когда владельцем здания был директор Морозовских фабрик М.И. Дианов. Понятно, что тогда он был частным. В 1897 году в этом здании открыли Общественное собрание служащих при фабриках Товарищества Никольской мануфактуры «Саввы Морозова Сын и К°». В это время в парке устроили открытую сцену для показа постановок, установили киноаппаратуру, выстроили площадку для духового оркестра и т.п. В летнее время служащие фабрик собирались на отдых не в помещении, а в этом саду.

Как в Общественное собрание, так и в парк, примыкавший к нему, допускались только служащие фабрик и члены их семей. Сохранились воспоминания Н.С.Прохорова, который будучи мальчиком, вместе с другими мальчишками проникал в сад Общественного собрания. Пользуясь тем, что полицейского, который со стороны Никольской улицы наблюдал за порядком у входа в сад, один из мальчишеской ватаги отвлекал, «ребята по кирпичным выступам поднимались на верхушку забора и ловко спрыгивали в темноту заветного сада. Знакомой тропкой пробирались они сквозь высокие кусты, окружающие площадку кинозала, и становились зрителями. С жадностью, которая присуща человеку, дорвавшемуся до «запретного плода», вглядывались ребята в движущиеся картинки популярного фильма «Осени поздней цветы запоздалые» или какого-то другого кино того времени. Затем следовали комические ленты с Глупышкиным или Максом Линдером. Впечатляли ребячье воображение фильмы с участием именитых в ту пору драматических актеров: Веры Холодной, Мэри Пикфорд, Максимова, Мозжухина и других».

После революции сад открыли для посещения всех трудящихся. В летнее время в нем организовывал культурно-массовую работу профсоюз текстильщиков: кино, танцы, духовой оркестр, выступления самодеятельных кружков и профессиональных артистов. В саду профсоюзов выступали артисты Большого и Малого театров, московского цирка, эстрадные артисты (певцы, юмористы и т.п.), артисты оперы б. Зимина. В 1923 году в Саду профсоюзов впервые был показан первый номер живой газеты под названием «Живая Колотушка», приуроченная к 5-тилетнему юбилею Всероссийского профсоюза работников искусств. Затея оказалась интересной, и выпуск живых газет в Саду профсоюзов продолжался и далее. Особенно этот вид массовой работы был распространен в 1925-1928 годах.

Сад профсоюзов стал терять свое назначение развлекательного учреждения в 30-ые годы XX века. В 1929 году открылся Центральный клуб текстильщиков (позже его назовут ДК текстильщиков – современный ДК на Крутом), при нем был разбит сад со сценой и пр. Летнюю работу профсоюз текстильщиков перенес в него. Здание бывшего дома Дианова было передано отделу народного образования, и в нем разместился Дворец пионеров. Перед самой войной его законсервировали на капитальный ремонт. К 1941 году часть здания имела только стены. Тогда его и отдали под Учительский институт. Преподаватели и студенты восстанавливали здание своими руками. Сад, конечно, уже не использовался как общественный. После того, как Учительский институт был переведен в здание на улице Зеленой, здесь вновь Дом пионеров. В конце 1970-ых – начале 1980-ых годов здание расширили (удлинили вдоль улицы Ленина), урезав площадь сада. В настоящее время в малой части уцелевшего сада при Центре детского творчества «Родник» открыт детский велогородок.

Вот мы и познакомились с тремя крупнейшими парками, которые были в довоенном Орехово-Зуеве. Кроме них в городе были скверы почти у каждой казармы (жители казарм очень гордились своими скверами, разбитыми своими руками), сквер им. Барышникова, сад у памятника Моисеенко во Дворе Стачки. 72 гектара в городе было занято в 1931 году под скверами и парками.

В середине двадцатых годов профсоюз текстильщиков начал проводить массовые гулянья текстильщиков в выходные дни в загородной зоне – лесопарке «Мельница». Там выстроили эстраду, зацементировали танцевальную площадку, поставили качели, гигантские шаги и пр. Близость реки Дубенки привлекали в лесопарк «Мельница» горожан, особенно в жаркие дни.

Именно там и должен был располагаться Центральный парк культуры и отдыха согласно проекту планировки Орехово-Зуева 1931 года, который выполнила ГИП Контора МОКО. Лесопарк уже и называли так. Он должен был стать местом отдыха и центром политического и культурного воспитания и общения всего городского населения и даже прилегающих колхозов и совхозов. Об этом Центральном ПКиО и говорится в вышеупомянутой справке архива. К сожалению, этот проект не был выполнен. И очень приятно, что ныне лесопарк «Мельница» вновь приведен в достойный вид, где можно хорошо провести время с семьей.

История наших парков неразрывно связана с историей города, работой морозовских фабрик, богатейшей историей культуры Орехово-Зуева. Вероятно, где-то в архивах исследователей еще ждут удивительные документы, интересные факты. Моей целью является изучение истории Зимнего морозовского театра, но иногда встречаются материалы, которые заинтересовывают, выстраиваются в одну цепочку и открывают по-новому исторические факты. Сравнивая эти факты с опубликованными книгами об Орехово-Зуеве, становится понятно, что многие авторы не работали в архивах и часто переписывали из одного источника в другой ошибочные сведения. А история – наука точная. Поэтому мне и захотелось исправить ошибку в ответе ЦГАМО о парках Орехово-Зуева.

По инициативе Губернатора Московской области А. Воробьева, как известно, проходит ежегодный областной конкурс «Парки Подмосковья». В этом году в нем смогут принять участие и небольшие по площади парки. Возможно, и парки нашего города поучаствуют в конкурсе. Пожелаем им успеха!

 

Автор пользовался материалами ЦИАМ, ЦГАМО, ГАВО, Орехово-Зуевского городского краеведческого музея, газеты «Орехово-Зуевская правда», публикацией «Записки Николая Ираклиевича Воронова о событиях Владимирской губернии» (1907 г.).

 
При использовании материалов сайта ссылка категорически приветствуется.
© Богородск-Ногинск. Богородское краеведение. 2004-2019
Политика конфиденциальности
Яндекс цитирования Check PageRank