Богородск-Ногинск. Богородское краеведение

«Если мы не будем беречь святых страниц своей родной истории,
то похороним Русь своими собственными руками»
Епископ Каширский Евдоким. 1909 г.

Мы в социальных сетях:
 facebook.com/bogorodsk1781
 vk.com/bogorodsk1781

Дом искусств в Орехово-Зуеве

А.Бирюкова

В Орехово-Зуеве до революции досугом населения занималось несколько учреждений. Это морозовский Зимний театр, парк Народного гулянья господ Морозовых (сейчас это парк им. 1 Мая) с Летним театром (по непроверенным сведениям он сгорел в 1916 году), открытой сценой и футбольным полем «Клуба-Спорт», Общественное собрание служащих Никольской мануфактуры «Саввы Морозова Сын и К?» (в настоящее время это Центр детского творчества «Родник»), «Клуб-Спорт» с его лучшим в тогдашней России футбольным полем (стадион «Знамя труда» в наст. вр.), а также помещение для спектаклей в бетонном корпусе БПФ Товарищества Никольской мануфактуры «Викула Морозов с сыновьями» (до сих пор не знаю, где это). После революции они продолжали действовать уже с новой властью. «Клуб-Спорт» передали Российскому Союзу молодежи, в Общественном собрании организовали Клуб текстильщиков. Дополнительно в помещении БПФ № 1 открыли Рабочий клуб имени П. Моисеенко, в здании Никольского начального училища (школа № 3) открыли Рабочий клуб имени 8 Марта.

Весной 1918 года в Орехово-Зуеве был открыт Дом искусств. Упоминание о его открытии имеется в отчете комиссара по народному образованию Виктора Федоровича Гессе в апреле того года. Находился он в ведении Отдела народного образования (далее - ОНО) Совета рабочих депутатов. Дом искусств располагался в бывшем жилом доме № 102 напротив Центральной электростанции. Когда-то в нем располагалось старое училище Товарищества В.Морозова с Сыновьями (до открытия училища в помещении нынешней школы № 1). Это здание сохранилось и сейчас: оно стоит у железной дороги на правой стороне путепровода, если ехать по нему в сторону 1-ой городской больницы, по адресу ул. Волкова, д. 23. После Дома искусств в нем будет работать Центральный клуб РКСМ, где в 1923 году литературный кружок будет вести Степан Андреевич Терентьев, редактор газеты «Колотушка», драматический – режиссер Рабочего театра Николай Васильевич Краснов, а художественный кружок – Александр Николаевич Шапошников, учитель, и Николай Петрович Поляков, бывший рабочий фабрик и художник-самоучка. А еще позже в нем будет располагаться школа № 5. Сейчас там находится администрация филиала Магистральных Тепловых Сетей Моэк 14-й эксплуатационный район. Здание внесено в список памятников истории регионального значения.

При Доме искусств были организованы три секции – Художественная, Музыкальная и Драматическая.

В художественной секции занимались около 30 учащихся разного возраста: были служащие и рабочие с бывших производств г.г.Морозовых, учителя и учащиеся ореховских школ. Обучали их три преподавателя - Н.П. Поляков, В.И. Взоров и А.Н. Шапошников. Поляков был практиком, Взоров и Шапошников окончили Художественное Промышленное училище, быв. Строгановку. Художественная секция в 1920 году была переименована в Школу Художественного воспитания. В Художественной секции были классы набойки и гравюры – их вел Н.П.Поляков, В.И. Взоров обучал лепке, живописи, читал лекции по истории искусства, А.Н. Шапошников вел класс живописи, фигурный класс и читал лекции по перспективе. Занималась Школа не только в помещении Дома искусств, но и первом этаже Башни, что возле Зимнего театра. Оборудовать студию в Башне и приобрести инвентарь Художественной секции помог Л.П. Дара, бывший заведующий Ткацкими фабриками С. Морозова, очевидно, в то время он еще продолжал работать на Никольских Объединенных фабриках С. и В. Морозова (так после национализации стали называться все фабрики Орехова). Необходимый холст секция сначала получала по ходатайству ОНО с фабрик, краски, клей, кисти – через Центральный рабочий кооператив, глину для лепки – с фабрик Дулева. Когда в Орехове стало трудно с получением необходимых расходных материалов, в Москву был послан учащийся школы - ремонтный мастер БПФ С. Морозова Алексей Бугров. Каким-то образом он попал на прием к видному советскому государственному и партийному деятелю Н.И. Бухарину. Николай Иванович вспомнил, что при посещении Орехово-Зуева по партийным делам он видел местную «Школу живописи», так он ее назвал. «Там очень хороший руководитель и несколько талантливых «учеников» из многих рабочих», - пишет он в своей записке на склад искусств, с просьбой помочь Бугрову. И помог. Только вот интересно – о ком он так выразился: о Полякове или Шапошникове? Наверное – о Полякове, ведь Шапошников в то время был еще очень молодой – почти мальчишка.

Среди учеников Художественной секции Дома искусств мы находим и фамилию Владимира Памфилова – того самого художника, чьи картины в фойе Рабочего театра в 1921 году настолько заинтересовали А.В. Луначарского, что он предложил ему помочь поступить в Высший художественно-технический институт. Занимаясь в ВХУТЕИНе, Владимир жил в семье А.В. Луначарского. По окончании института работал театральным художником, а затем его увлекла батальная живопись. Немало полотен написано им в годы Великой Отечественной войны, его кисти принадлежит картина «Подвиг гвардии рядового Александра Матросова».

Ученики Художественной секции часто выезжали на экскурсии во Владимир, в Боголюбово Владимирской губернии, в Москву, где посещали различные художественные галереи, памятники зодчества.

Музыкальной секцией Дома искусств заведовал А.Н. Гайгеров, он же преподавал сольное и хоровое пение, читал лекции по истории музыки – 24 часа в неделю, это значит по 6 часов в день – очень большая нагрузка. Столько же работали и педагоги по фортепиано – В.М. Гайгерова и С.Н. Корсаков. По количеству часов можно судить о большом числе учеников секции. Фортепиано преподавала также Е.В. Красоткина. Аккомпаниатором была В.А. Гайгерова, в 1918 году ей было всего 15 лет, а она работала наравне со своими родителями! Класс скрипки и хорового пения вели А.Д. Козлов, М.А. Журавлев и В.В. Марков (они работали еще и в школах города, в Доме искусств у них было всего по 6 часов в неделю).

А.Д Козлов организовал ансамбль Русской песни, который в 1920 году стал Народным хором. Был в Доме искусств и духовой оркестр.

Пианино для Дома искусств были приобретены в результате реквизиции их у бывших хозяев. Так в материалах Исполкома СРД за 1918 год есть решение: «Реквизировать пьянино у Белицына - лесопромышленника, Смирнова, Флиер - ювелира, Никульского - механика, о.Алексея - священника, Рождественского - священника, Дубровского - священника, Орлова - священника, Гаевского - бывшего казенщика Зуевской казенной лавки». А вот в 1920 году Дом искусств попросил во временное пользование у Рабочего клуба Дрезны две валторны – «которые у вас лежат неиспользованные».

А.Н.Гайгеров зимой 1919 года часто болел, и занятия переносились к нему в квартиру. Исполком дополнительно отпускал ему керосин для освещения жилья (очевидно, существовала какая-то норма отпуска керосина).

Педагоги Музыкальной секции не только обучали музыке и хоровому пению (кстати, их ученики тоже были разновозрастные – от мала до велика), но и являлись пропагандистами музыкального искусства среди населения, как города так и сел и деревень уезда. Среди уже упоминавшихся документов Исполкома СРД часто встречаются такие: пианистов Дома искусств В.А.Гайгерову и С.Н.Корсакова считать мобилизованными исполнителями концертов «Недели фронта» или «Крестьянской недели» и т.п. Может быть, именно после одного из таких концертов Варя Гайгерова и сказала с горечью своей сестре: «Представляешь, я играю им Шопена, а они лузгают семечки!». Как все повторяется: и сейчас в зрительном зале посетители спектаклей, концертов и т.п. также «лузгают» - нет, не семечки – поп-корн, а частенько еще и распивают спиртное. И вообще у некоторой части публики стало нормой приходить в театр навеселе.

Работникам Дома искусств приходилось заниматься не только творчеством. В холодное время года нужно было заготавливать топливо для обогрева помещения. Они всем коллективом выезжали на работу по заготовке топлива, и тогда Дом искусств закрывался. От работ по заготовке освобождались только те, кто был занят в это время в концертах.

Театральная секция или драматическая – в ней соединились несколько кружков драматического искусства, которые существовали в городе. Сюда же перешли из Зимнего театра и актеры труппы П.Ф. Шарова, тем более, что именно он стал руководителем и режиссером театральной секции. Предполагалось, что при секции будет студия, где новичков в театральном деле будут обучать театральному искусству. Но П.Ф. Шаров, который в то время был актером МХТ, в Орехове бывал наездами, вести студийную работу ему было трудно и не хватало времени. Поэтому он выделил группу наиболее способных любителей и занимался с ними постановкой спектаклей. Приезжал он поздно вечером в 10-12 часов (так ходили поезда из Москвы) и занятия шли ночью. Частенько бывало, что прямо с занятий рабочие шли на фабрику. Так могли поступать только настоящие любители искусства!

 От студийной работы П.Ф. Шаров категорически отказался, что вызвало уход многих молодых любителей из секции. Это грозило развалом самой секции. Отдел народного образования, обеспокоенный этим, летом 1918 года обратился в Комиссариат по просвещению с просьбой подобрать для Орехово-Зуева, где много любителей драматического искусства, руководителя театральной студии, который мог бы жить в Орехове и заниматься с рабочими после их работы. Интересно, что в письме особо указывалось, что «желательно, чтобы он (руководитель) не показался секции некомпетентным, принимая во внимание, что до него занимался П.Ф. Шаров»!

В городе было много театральных самодеятельных кружков. Весной 1919 года ОНО решил создать городское театральное объединение. Для руководства и работы в этом объединении был выбран Александр Филиппович Степанов, талантливый актер труппы Шарова. В то время он был служащим в конторе Механического завода. ОНО договорился с фабричным начальством об отпуске Степанова за 2 часа до окончания для его ежедневных работ по театральному делу. Разрешение было получено с условием, что жалованье за эти 2 часа будет выплачивать Степанову ОНО. Степанов очень серьезно взялся за дело, и первое, что он сделал, это осмотрел все театральные декорации, которые находились в очень неприглядном состоянии, и добился финансирования их реставрации. Реставрацией занялись уже известные нам художники: Шапошников, Взоров, Соколов и др. Степанов же вел занятия с молодыми любителями, а затем заменил П. Шарова в Драматической секции Дома искусств.

Домом искусств руководил Совет. Председателем Совета первоначально был А.Н. Гайгеров, секретарем В.Ф. Акимов. Заведующим хозяйством был А.И. Мокеев (в некоторых документах – Макеев), с декабря 1919 года он стал председателем Совета Дома искусств.

Уже осенью 1919 года в Доме искусств была открыта выставка, и состоялся праздник, на котором подвели итоги работы Дома за год.

Учащиеся Дома искусств постоянно выступали на сценических площадках в Орехове и районе. Дом искусств был школой, подготавливающей учащихся к сценической деятельности. В целях их развития в области искусства Совет Дома искусств использовал их присутствие на всех спектаклях и операх, исполняемых Московскими артистами, так как считал их показательными. ОНО выделял для учащихся Дома искусств билеты на театральные постановки. Из одного такого письма о выделении билетов мы узнаем количественный состав секций: Музыкальная – 60, Драматическая – 50, Художественная - 30 человек.

Дом искусств имел огромное значение для культурного развития Орехово-Зуева, был своего рода кузницей актеров, режиссеров, художников, музыкантов, певцов. Многие из них продолжили свою работу уже в Зимнем театре - в Театре-Студии под руководством режиссера Льва Николаевича Королева.

 

В статье использованы материалы Центрального Государственного архива Московской области, книги А. Коновалова «Записки старого ореховца». Фото из фонда городского историко-краеведческого музея. Фото современного здания – Т.Алексеевой.

 
При использовании материалов сайта ссылка категорически приветствуется.
© Богородск-Ногинск. Богородское краеведение. 2004-2019
Политика конфиденциальности
Яндекс цитирования Check PageRank