Богородск-Ногинск. Богородское краеведение

«Так говорит Господь: остановитесь на путях ваших и рассмотрите,
и расспросите о путях древних, где путь добрый, и идите к нему»
Книга пророка Иеремии. (6, 16)

Мы в социальных сетях:
 facebook.com/bogorodsk1781
 vk.com/bogorodsk1781

«Текстильному городку» - 50 лет!

Евгений Голоднов, краевед

Помните популярную в советскую эпоху песню со словами:

Подмосковный городок,

Липы желтые в рядок.

Подпевает электричке

Ткацкой фабрики гудок.

Городок наш - ничего,

Населенье таково:

Незамужние ткачихи

Составляют большинство…

9 декабря 2011 г. исполнилось полвека со дня известной песни об Орехово-Зуеве «Текстильный городок» (1961 г.). Автор стихов - Михаил Танич, автор музыки - Ян Френкель. Первые исполнители: М. Кристалинская, В. Толкунова... Потом у Танича были «Черный кот», «Любовь-кольцо», «Как хорошо быть генералом», «Что тебе сказать про Сахалин», «Комарово», «Проводы любви», «Погода в доме»...

...В середине 1980-х я заинтересовался фактом пребывания известного поэта в родном городе. На глаза мне попало его интервью в бывшей главной Московской областной газете-органе МК КПСС «Ленинское Знамя» (дело было в 1986-м). В нём поэт подтвердил связь «Текстильного городка» и г. Орехово-Зуево, а не города Иваново. В советское время не раз слышал по ЦТ, когда дикторы во всеуслышанье сообщали, что «Текстильный городок», посвящён, мол, ивановским ткачихам. Видимо, им был незнаком текста песни, начинавшейся со слов «Подмосковный городок, липы жёлтые в рядок». «Город невест», насколько известно, и сейчас, и в начале 1960-х принадлежал Ивановской области.

О своей судьбе М.Танич оставил воспоминания в книге мемуаров «Играла музыка в саду» (2000 г.), в т.ч. о жизни в Орехово-Зуеве, где он проживал с семьей в конце 1950-х - начале 1960-х. «...Вот жизнь, никак ее коротко не пробежишь. Но уж скоро перевал. Еще поездить без билета из Орехово-Зуево в Москву, в той самой увековеченной Веничкой Ерофеевым электричке: Павлово-Посад, Фрязево, Купавна... А что делать, если у тебя в кармане всего рубль, а до вечера в Москве хоть булочку с чаем перехватить надо. Вот гонорарчик днем в какой газете перехватим - и назад, пожалуйста, как Савва Морозов, а не как Веничка... Москва-Петушки, с билетом, с бутербродом, с гостинцами для семьи... Нашлись люди в городе Орехово-Зуево под Москвой, готовые отдать нам взамен нашей однокомнатной квартиры свою двухкомнатную, полуподвальную во Дворе Стачки ( дом № 76/4, прим. автора Е.Г.). Это было весьма колоритное место, Двор Стачки - там как будто еще продолжалась стачка на текстильной мануфактуре Саввы Морозова, хотя хозяева, разумеется, давно сменились. И вот отсюда я уже мог стратегически доставать Москву в электричке «Москва-Петушки» за 84 копейки, а когда их не было, без билета».

Около четырех лет прожил поэт в Орехово-Зуеве с семьей (матерью, женой, детьми).

Вот его воспоминания в стихах:

«Как долго, как долго

Я ехал с войны,

И то почему-то

не с той стороны.

Фанерный баульчик,

Селедка залом,

Всех тише в вагоне

Сижу за столом.

Казенный билет

до родительских мест.

Все как у солдат,

Но столица -

В объезд.

Орехово-Зуево,

Повременя,

Вздохнет и в Егорьевск

Отправит меня...»

Михаил Танич родился в 1923-м, во время Великой Отечественной командовал орудием, участвовал в штурме Берлина. В 1947 г. за свою оплошность (похвалил качество дорог в Германии) был сослан как враг народа в лагеря. После освобождения ему было запрещено проживать в 39 городах страны. Так значилось в справке. Разрешили поселиться «у 101-го километра», куда он приехал из Волгограда, где ранее проживал. Валил с такими же, как он, осужденными лес до самой смерти Сталина.

По свидетельству актрисы Орехово-Зуевского народного драматического театра - спутника МХАТ им. Горького, почетного гражданина города, ветерана Великой Отечественной Л.Н. Харламовой (1924-2010 г.г.), семья М. Танича жила в одном из домов на улице Московской. Это был конец 50-х. Сам поэт ездил в Москву, где начал сотрудничать с литературными журналами и композиторами. Его жена Лидия Николаевна Козлова(кстати, автор известных песен, к примеру, шлягера 1980-х «Снег кружится..») работала в бухгалтерии ткацкой фабрики № 3.

Л.Н. Харламова оказалась не единственной хранительницей данной информации. На мои публикации в газетах и выступления на местном радиовещании откликнулся коренной ореховозуевец, бывший сосед поэта В. П. Гавриков. Вот что рассказал Виктор Петрович:

«В начале 60-х годов мы жили в доме № 76 во Дворе стачки. Это было старое двухэтажное деревянное здание с низкими окнами первого этажа. Михаил Танич (мы потом узнали, как зовут новых соседей) приехал со своей женой и дочерьми. Ходили они поначалу в телогрейках. Поселили их в двух смежных комнатах. Они сразу установили между ними перегородку. Потом устроили новый вход. Использовали окно, которое доходило почти до земли, и сделали тамбур. После того, как семья обжилась на новом месте, к ним приехали родители жены и мать поэта Марина Пантелеевна. Жена Михаила Танича Лидия Николаевна (известная поэтесса России Лидия Козлова родилась в 1937 г., она вторая жена М.Танича, с 1956 г., мать его двух дочерей - Инны и Светланы, работала тогда в ЖКО Хлопчатобумажного комбината).

Все в нашем доме жили по-хорошему, не скандалили. Они тоже. Михаил часто уезжал в Москву, возвращался поздно, но все же мне удавалось иногда с ним встречаться во дворе. Однажды вечером он ходил и что-то говорил себе под нос. «Что, – сказал я ему, – не выходит?». «Да нет, – отвечает, – выйдет». Слышу слова: «Подмосковный городок…» А я возьми и продолжи: «Липы желтые в рядок». Он заинтересовался: «Где это?» «Около пединститута», – говорю. «Надо туда сходить», – ответил Танич. Вот тогда и получились, наверное, стихи для известной песни.

Я с Инной Танич часто играла, – рассказывает дочь В.П. Гаврикова Татьяна Антонова, – мы были одногодками. Жили через стену. У них в палисаднике стоял стол и росла черная смородина. Мы там пили чай со смородиновым листом. Михаил Танич был среднего роста, крепкий мужчина с черной густой шевелюрой. В шесть утра он уже отправлялся в Москву. Его мать выделялась из толпы, она носила модные шляпки и хорошо одевалась. Отец Лидии Николаевны потом умер и был похоронен на Ореховском кладбище недалеко от входа. И мать ее, Полина Ивановна, также умерла до их отъезда в Москву.

Что было потом, многим известно. Знакомство Михаила Танича с композитором Яном Френкелем дало музыкальному миру много популярных песен, и первая из них – о нашем городе, та, в которой остались слова «липы желтые в рядок». Здесь и фабрика, и электричка все знакомое и родное для многих ореховозуевцев.

Итак, существуют две версии о пребывании поэта в нашем городе. Вполне возможно, что они и не перечеркивают друг друга, просто семья М. Танича могла переехать за три – четыре года, когда жила в Орехово-Зуеве, с квартиры на квартиру.

Москва стала основным городом в песенной судьбе поэта. Но «липы желтые в рядок» стали удачным стартом в его творчестве и в Орехово-Зуеве об этом помнят.

 

 
При использовании материалов сайта ссылка категорически приветствуется.
© Богородск-Ногинск. Богородское краеведение. 2004-2018
Политика конфиденциальности
Яндекс цитирования Check PageRank