Богородск-Ногинск. Богородское краеведение

«Если мы не будем беречь святых страниц своей родной истории,
то похороним Русь своими собственными руками»
Епископ Каширский Евдоким. 1909 г.

Мы в социальных сетях:
 facebook.com/bogorodsk1781
 vk.com/bogorodsk1781

Вести из нашего краеведческого побратима - города Мышкин

«Правда для нас важнее законов», — считает защитник российской культуры В. Гречухин

Владимир Гречухин

Один из возможных путей России — набраться терпения и ждать.

«НАРОД помается ещё лет 50, а потом скажет: «Да пошли вы!»

ТАК рассуждает Владимир ГРЕЧУХИН, председатель Совета Мышкинского народного музея, лауреат премии Лихачёва за подвижничество в области культуры. Своё собрание Гречухин называет «музеем обломков человеческих жизней». Историю России он изучал не только по учебникам — он её делал: на комсомольских стройках Сибири. Он её собирал — своими руками, разыскивая на свалках маленького городка Мышкина и окрестных деревень старинные ружья и прялки, штофы из толстого зелёного стекла, якоря, валенки, ржавеющие машины — ровесницы века.

Сегодня в Мышкин приезжают сотни тысяч туристов, чтобы заглянуть в созданные Гречухиным музеи мыши или валенка, лоцманского дела или Петра Смирнова.

«Провинция — тающий материк»

— ВЛАДИМИР Александрович, многие деятели культуры считают, что надежда России — в провинции. Вы, житель этой самой глубинки, согласны с ними?

— Провинция сегодня — тающий материк. Как Антарктида. Придёт ли отсюда что-нибудь позитивное? Не придёт, к сожалению! Потому что, с одной стороны, волны столичности захлёстывают эти городки. С другой — накатывают волны деградации деревенской: пьянства, отчаяния, безверия. Ну и со всех сторон катят волны массовой культуры. Но угольки, маленькие огоньки провинциальной красоты — они есть и будут. Кому суждено их рассмотреть в великом хаосе сегодняшнего дня — те увидят. Кому не суждено — пройдут мимо.

Хотя, конечно, произошедший гигантский перелом перепахал всех нас.

— Мы в результате что-то важное потеряли?

— При таком резком переломе нужно было сохранить некоторую защищённость — в медицине, образовании. Тут государству надо было тормоза не отпускать.

А второе — межнациональная общность. Мы, пройдя через местный национальный кризис, сейчас пытаемся восстанавливать в Мышкине это утраченное братство.

— Хорошо ж было братство, если оно так кроваво развалилось!

— Его пытались крепить не на том уровне — вот в чём трагедия! Пример! В 70-е годы надумали мы печь в Мышкине свой пряник. И что же? Райпотребсоюз спросил: «Разрешение облпотребсоюза есть?» Обратились в облпотребсоюз. Там снова вопрос: «ГОСТ есть на мышкинский пряник? Обратитесь в Москву, в палату ГОСТов». Обратились. И услышали: «Не положено!»

И так происходило в отношении каждого народа. Дурацкая централизация, ожесточённая до предела. Хотя именно внутреннюю культурную жизнь автономии надо было разрешить полностью. Пусть бы цвело всё на местах. И республики тогда не побежали бы с такой скоростью из Союза. А теперь смотришь и думаешь: «Ну до чего мы доехали, дураки!» Какой же для меня иностранец белорус!

Нельзя было ни Эстонии с Молдавией, ни таким маленьким городам, как Мышкин, диктовать сверху рецепты пряников. Мы же в таком случае гражданами никогда не станем! Никакой инициативы сами не проявим!

«Незавершённый мы народ!»

— С ЗАКОНАМИ у нас вообще странные вещи происходят. Власти уже охрипли, призывая нас жить в правовом государстве. И мы согласны — да, надо. Но при этом каждый отдельно взятый гражданин или чиновник пытается эти законы обойти.

— Беда у нас и в законах, и в людях. Я перечитывал воспоминания немцев, воевавших против нас во Второй мировой. Один из их генералов очень точно выразился: «Русские — странный, незавершённый народ! С одной стороны, безусловно героический. С другой — совершенно недумающий. И продвинутый, и одновременно отсталый».

Он прав. Незавершённый мы народ! В чём это проявляется? Скажем, немцам — если есть нормальные законы, то им их достаточно. А русскому кроме закона нужна ещё и правда! Есть у меня сосед, бывший рабочий газовой станции. «Да видал я в гробу все эти законы, если мой начальник богаче меня! — говорит он. — Правда мне нужна!» Потому русскому человеку нужна правда, что он в законы не верит. Он знает: железное действие законов в России невозможно — ведь богатый их легко обойдёт.

Да и законы, принятые в последнее время, просто связали нас по рукам и ногам! В селе Учма за Волгой есть прекрасный филиал нашего музея. Решили мы провести туда электричество. И выяснили: чтобы повесить три лампочки в музее, надо обойти больше 10 разных инстанций. И к 30 тысячам рублей, потраченных на закупку проводки, добавить ещё 40 тысяч на разрешительные бумаги, оформление которых мы до сих пор не закончили. Что же получается? К народу, который верит в правду, приложили такие законы, которые и немцу-то не по силам — не то что русскому человеку!

— И что, так и будем до конца веков правду искать?

— У России, к сожалению, всегда было только два пути. Первый — набраться терпения и ждать, пока всё перемелется и лет через 100 шелуха идиотических законов отпадёт сама.

Но России, к сожалению, чаще всего годится другой путь — диктатура. Народ помается ещё лет 50 и скажет: «Да пошли вы все!» И как только появится лидер — диктатор гитлеровского толка, — так беднейшая часть населения его яростно поддержит.

— Мы этих диктаторов за предыдущие сотни лет, кажется, досыта наелись. И снова норовим наступить на те же грабли?

— Для меня ответ прост. Русь всегда находилась на восточном карнизе Европы. Каждая волна миграции народов, начиная от аваров и заканчивая татарами и турками, приходилась на эти места, стирая все начатки цивилизации, которые здесь успевали сформироваться. И каждый набег отбрасывал страну на сотни лет назад.

Но дело даже не в историческом отставании — историю можно догнать, надев ботфорты Петра I  и пришпорив страну, как лошадь. Социальные процессы никогда не догонишь и не обгонишь. Они зреют потихоньку и снова складываются у нас — пока на уровне Екатерины II .

А незрелость общества двигает его к простым решениям. Общество зрелое понимало бы, что диктатор не панацея. Что это грубый хирург, который, придя, отрежет больной орган, а заодно отхватит ещё и селезёнку и сделает тебя уродом.

— Кто, а главное — когда сможет посеять в России новое поколение людей, не склонных к таким «простым» решениям?

— Только время всё расставит по местам. Или через пять поколений сформируется общество более пристойное. Или пять поколений — и Россия сгинет. Останется лишь Московское княжество. А уж по какому пути пойдёт Россия, зависит и от нас с вами.


Юлия ШИГАРЕВА, Мышкин — Москва

Опубликовано в АиФ №38 от19 сентября 2007 г.

Владимир Гречухин

Ещё фотографии из Мышкина на нашем сайте:

 

 
При использовании материалов сайта ссылка категорически приветствуется.
© Богородск-Ногинск. Богородское краеведение. 2004-2018
Политика конфиденциальности
Яндекс цитирования Check PageRank