Богородск-Ногинск. Богородское краеведение

«Так говорит Господь: остановитесь на путях ваших и рассмотрите,
и расспросите о путях древних, где путь добрый, и идите к нему»
Книга пророка Иеремии. (6, 16)

Мы в социальных сетях:
 facebook.com/bogorodsk1781
 vk.com/bogorodsk1781
Дата публикации:
29 августа 2005 года

Народное хозяйство / Промышленность Богородского уезда / Хлопчато-бумажная промышленность

Хлопчато-бумажная промышленность

До XVI столетия в Россию «хлопчатая бумага» и изделия из нее ввозились с Востока через Астрахань. С середины XVI века развивающаяся европейская хлопчатобумажная промышленность стала поставлять свою продукцию через Архангельск. Хлопок привозился кипами и мешками, из тканей привозились: бязь, бумазея, киндак, камка, кумачь, китайка, миткаль и разные узорчатые одеяла и скатерти. Уже при царе Алексее Михайловиче русские стремились освоить ручное прядение хлопка и ткачество. И если намерение Алексея Михайловича развести «на Москве» хлопковые плантации осталось тщетным, то в XVII столетии в некоторых подмосковных деревнях появились собственные ткачи и красильщики. Особую пользу делу приносили иностранные мастера, вызывавшиеся сначала Алексеем Михайловичем, а потом Петром Великим. Скоро, однако, было замечено, что иностранцы, скопив некоторые деньги, покидали Россию, не оставив после себя обученных ремеслу работников. С целью насаждения отечественной промышленности, «не для прибыли казне, а единственно для образца» , В России начали устраивать различные заводы и фабрики: суконные, полотняные, кожевенные, поташные и др. Было велено через губернаторов присылать в Москву людей для «научения» фабричному мастерству.

В XVIII столетии в Московской и Владимирской губерниях началось бумаго-ткачество из заграничной пряжи. Купцы и другие зажиточные люди привозили пряжу и раздавали ее крестьянам по домам для переработки. Не смотря на то, что механические станки в этой отрасли появились довольно быстро, ручное ткачество по деревням (но уже из отечественной пряжи) продолжалось чуть ли не до середины XX века.

Замечательна инициатива московских купцов Ф. Пантелеева и Александрова, которые в 1808 году «предложили» устроить прядильню и «поставить оную в виду публики, на тот единственный конец, дабы всяк мог видеть как строение машин, так и само производство оных» . С помощью московского губернатора Т. И. Тутолмина они получили с казенной Александровской мануфактуры образцовые прядильные машины и устроили свою фабрику.

Возможно, что первое в России бумаго-прядильное заведение появилось в имении графа Я. В. Брюса вблизи Глинок, после его переезда туда в 1726 (27) году. Так или иначе, но бумагопрядильная фабрика в дер. Корпусах имела долгую жизнь, принадлежала многим хозяевам (Усачев, Алексеев, Колесов, затем – фирме почетных граждан Я. и Е. Лопатиных).

Необходимо, какой раз, подчеркнуть важную роль таможенно-протекционистской политики государства. В 1802 г. таможенная пошлина с ввозимого миткаля была увеличена с 10 коп. за аршин до 20 копеек. Купцу-промышленнику, который заграничный миткаль «перепечатывал» в ситец, возвращались 15 коп. от заплаченной пошлины за каждый аршин.

В 1796 году завел ситцевую фабрику в с. Успенском коммерции-советник Михаил Павлович Губин, который незадолго перед этим (1793) купил там же пороховой завод и бумажную фабрику. Открыл он здесь и производство миткаля, который использовал для «ситцев и выбоек» . Работать же на него «на дому» крестьяне Богородского уезда начали еще раньше. Крестьянка села Павлова (Вохна) Екатерина Степанова, например, ткала для М. П. Губина в начале 1790-х годов до 20 тысяч бумажных платков в год.

Необходимо указать на сдерживавшее влияние на развитие ситценабивной промышленности монополии на 10 лет, выданной правительством 9 июня 1753 г. иностранцам В. Чемберлену и Р. Козенсу. Данила Яковлевич Земской вместе с другим московским купцом – Иконниковым, пытался в 1761 году добиться разрешения от властей «печатать как на тех бумажных, а притом и на льняных российских полотнах колером и разными цветами» , т.е. организовать ситценабивное производство. Окончательное решение по их просьбе неизвестно, но в 1762 году Петр III монополию Чемберлена и Козенса ликвидировал за год до окончания срока. Десятилетняя монополия задержала нормальное капиталистическое развитие этой отрасли.

Разрешение крестьянам с 1769 г. заводить собственные производства, начавшаяся уже с 1783 г. практика таможенных запрещений на ввоз готовой заграничной продукции, способствовали созданию в Москве и губернии к 1812 году целой сети бумагопрядильных и бумаготкацких производств. Замечательны слова манифеста Александра I от 19 декабря 1810 г.: «Усмотрев из настоящего положения нашей торговли, что привоз иностранных товаров к явному ущербу внутренней промышленности..., и желая сколь можно восстановить надлежащее в сем равновесие, признали Мы нужным постановить ... нашей Торговли особые правила, коих целью есть преградить усиление непомерной роскоши, сократить привоз товаров иностранных и поощрить сколько можно произведения внутреннего труда и промышленности» . Был запрещен импорт всех иностранных изделий (полуфабрикаты облагались значительной пошлиной), а ввоз сырья, необходимого для ремесел и мануфактур, объявлен был беспошлинным.

Пожар 1812 года надолго вывел из строя московские фабрики (в числе 600 мелких и крупных мануфактурных заведений, пали и все хлопчатобумажные фабрики) и этим не замедлили воспользоваться и мелкие крестьяне-кустари и богатые купцы.

В 1815 и в 1819 г. правительство перешло от запретительной системы к покровительственной, т. е. направленной, скорее, на поощрение производителей более качественной и дефицитной продукции. Ввоз заграничной продукции рассматривался как необходимый элемент конкуренции, заставляющих отечественных промышленников следить за новациями Запада.

Такое изменение тарифной политики привело к разорению отдельных фабрикантов, но навыки и искусство, приобретенные на этих фабриках, не пропали даром и смышленые мастера «водворили» собственные фабрики и фабрички по деревням и селам.

Развитию бумагопрядения способствовал тариф 1822 года, который для ввоза из-за граница отдельных сортов бумажных, шерстяных и шелковых тканей устанавливал пошлину в размере от 100 до 250 % их стоимости, что было равноценно запрету. В результате иностранные ткани были вытеснены, отечественная хлопчато-бумажная промышленность достигла несомненных успехов. Выставка 1829 года в С.-Петербурге показала, что «ни одна мануфактура не сделала столь важных успехов в такое короткое время, как бумажные фабрики» .

Но пряжа, сработанная вручную, была неровная, ручное ткачество было медленным и дорогим, ткани грубы и дороги, краски не прочны, а узоры не изысканы. Если на простом стане ткач мог выткать вручную в день не более 12 аршин, то механический станок давал до 25 аршин. Ткань получалась ровнее и единообразнее.

Именно в это время, где-то около 1825 года, Савва Васильевич Морозов окончательно порывает с шелковым производством и осваивает новое – хлопчато-бумажное, которое станет делом жизни большей части его потомков. В 1825 году Савва, вполне независимый уже от своего прежнего помещика, основал бумаготкацкое производство в Москве для производства «цветного манерного товара» . В 1830 году он перевел свое первоначальное заведение из дер. Зуевой на другой – правый берег Клязьмы, где им у Н. Г. Рюмина был куплен участок земли. В историю эта местность войдет как местечко Никольское по построенной там церкви во имя Святителя Николая. В этом же году Савва Морозов открывает красильное отбельное отделение Зуевской мануфактуры и раздаточную контору в городе Богородске, а 14 апреля 1831 года покупает в городе домовладение. «По безграмотству и личной просьбе» Саввы Васильевича прошение в магистрат о вводе в права владения этим домом писал за него местный чиновник - коллежский регистратор Сергей Руднев, а подписал за Савву по той же причине богородский купец Панкратий Андрианович Старков.

Второй сын Саввы – Захар выделился из семейного дела в начале 1840 г., получив от отца капитал и красильное заведение с раздаточной конторой в Богородске. В 1842 Захар Саввич приобрел у помещицы О. А. Жеребцовой ее земельное владение при сельце Глухово (Жеребчиха тож), в 2 верстах от города на левом берегу Клязьмы. Помещица, продав землю, крестьян (6 дворов, человек 30–40) отпустила на волю. Иначе она и не могла поступить, так как купец не пользовался правом приобретения в собственность крестьян. С этого времени, собственно, начинается история Богородского-Глуховской мануфактуры, уникальной по размаху и совершенству производства, передовой в деле решения социальных задач фабричного населения.

В 1832 году в Богородском уезде официально значатся следующие предприятия «бумажных тканей» :

•  купцов Вандергюхт и Претра в пустоши Докторовой;

•  купца 2-й гильдии Семена Никитича Елисеева;

•  купца 3-й гильдии Родиона Леонтьева в с. Вохне;

•  крестьянина Тихона Ивановича Сафронова в деревнях Короткой, Смолевой и Радованьи;

•  купца 3-й гильдии Алексея Тихоновича Сафронова;

•  купца 3-й гильдии Родиона Леонтьевича Щепетильникова.

 

Кроме того, с бумажной пряжей работали и некоторые богородские шелковщики:

•  купец 2-й гильдии Анисим Иванович Аникин в дер. Фрязиной– полушелковые ткани;

•  купец 2-й гильдии Савва Борисов в дер. Корневой – нанка;

•  купец 3-й гильдии Матвей Иванович Гаранин в с. Павлове (Вохне) – нанка;

•  купец 2-й гильдии Филип Елис – нанка;

•  купчиха 2-й гильдии Залогина Ирина Ивановна в дер. Медовой – материя полушелковая;

•  купец 2-й гильдии Прокофий Иванович Кононов в дер.Зуевой – нанка;

•  крестьянин Иван Семенович Лабзин в с. Павлове (Вохна) – нанка;

•  купец 2-й гильдии Савва Васильевич Морозов при дер.Зуевой – нанка;

•  купец 2-й гильдии Давыд Иванович Широков при с. Павлове (Вохна) – нанка;

•  купец 3-й гильдии Никифор Алексеевич Щеглов при с. Павлове (Вохна) – нанка;

•  князь, действительный статский советник Борис Николаевич Юсупов в с. Купавна – нанка, холстинка, платки бумажные, миткаль.

На С.-Петербургской выставке 1839 года была представлена крашеная в «багрец» и в розовый цвет бумажная пряжа отечественного, как тогда говорили, – «туземного» , изготовления.

До 1842 года наши промышленники получали прядильные машины исключительно от бельгийских и французских заводчиков, которые имели возможность получать машины в Англии или делать машины по английским образцам.

После 1842 г., когда стремившаяся к сближению с Россией Англия, не страшась иностранных конкурентов, разрешила, наконец, вывоз прядильных машин, с этого момента наступила новая эра в российской хлопчатобумажной промышленности.

К числу первых крупных создателей хлопчатобумажного производства принадлежит крепостной гуслицкий крестьянин М. Е. Балашов, который в 1843 г. имел в Куровской 20 бумаготкацких станов с 20-ю наемными рабочими. Большое количество свободных рабочих рук, «сызмальства» занимавшихся домашним ткачеством, хорошее сухопутное сообщение с Москвой (Коломенский, Касимовский и Покровский тракты), плюс предпринимательские способности самого Максима Еремеевича, привели к успешному развитию фабрики. К 1916 году его потомки доведут число занятых в производстве рабочих до полутора тысяч.

За период с 1855 по 1881 годы привоз хлопка-сырца и бумажной пряжи увеличился почти в пять раз.

Изменения в денежной системе, оздоровившие экономику, близость и несомненность благодетельных реформ императора Александра II, придавали особое оживление всей промышленности страны в 1850-х годах.

На Московской выставке 1853 г. были представлены изделия богородских фабрик:

•  пряжа бумагопрядильной ф-ки Василия Ивановича Усачева, мануфактур-советника, вблизи с-ца Глинкова в д. Корпусах, основанной (возможно, что на месте учрежденной еще Я. В. Брюсом бумагопрядильни) в 1846 г., – 10 тыс. веретен, 400 рабочих;

•  трико и сатин суконной ф-ки К. К. Невиль, московского 1-й гильдии купца, в дер. Леоновой – 300 рабочих;

•  ситец и плис пунцовые и нанка кубовая ф-ки Карнея Ивановича Быковского, богородского 2-й гильдии купца, в Павловском посаде.

На С.-Петербургской мануфактурной выставке 1861 г. обратили на себя внимание хорошим качеством и умеренными ценами полушерстяные ткани богородской фабрики А. Ф. Елагина, которая уже тогда давала работу восьмистам рабочим.

После реформы 1861 г. в хлопчатобумажной промышленности, как и в других отраслях, возник непродолжительный застой, связанный с общей обстановкой непривычности нового уклада жизни, а также с уменьшением покупательной способности крестьянского населения. Повлиял на обстановку в промышленности и северо-американский хлопковый кризис, связанный с гражданской войной. Если в 1860 г. хлопка привозилось 2610591 пуд, то в 1863 г. 587289 пудов. Кризис в первую очередь проявил себя в уровне цен на товар: ситец низшего качества вместо 5 коп. за аршин в 1861 г. в 1864 году стал стоить 9 коп., «прохоровские» ситцы (московской мануфактуры Прохоровых) с 20 коп. поднялись в цене до 33 коп.

Сильно было влияние и коренного изменения рынка рабочей силы. Сразу же вслед за реформой многие рабочие, которым удалось «скопить копейку» , стали уходить с фабрики и возвращаться к земле. Фабриканты были вынуждены повышать заработную плату, удерживать рабочих всеми средствами. В наших местах рабочие уходили с фабрик, чтобы самостоятельно заняться тем же ткачеством у себя дома.

Но уже с 1864 года хлопчатобумажная промышленность вернулась к ускоренным темпам развития. Развитие шло по пути постепенной централизации производства в «сильных капиталистических руках» , создававших крупные мануфактуры вместо мелких фабрик, светелок и кустарных изб.

Сумма бумагопрядильного производства в России за 1950–79 годы увеличилась в 6 раз, в бумаготкацком – 4,5 раза, в набивном, красильном и отделочном производствах в 3,7 раза.

В это время окончилась гражданская война в Америке и производство хлопка в Штатах вновь достигло колоссальных размеров. Надо сказать, что отечественная перерабатывающая промышленность к этому времени уже полностью пользовалась российским хлопком и за рубежом покупались только самые тонкие качественные сорта хлопка. В 1860-е годы к России был присоединен Туркестан, в последующие годы протекторат России установился над значительной частью Средней Азии, была построена среднеазиатская ветка железной дороги, все это создало благоприятные условия для внедрения в крае высокосортного хлопка и вывоза его в центральную Россию. После открытия Среднеазиатской железной дороги жители края, получив возможность покупать сравнительно дешевый хлеб, перешли на расширенные посадки хлопка. Внедрение посевов хлопка в Средней Азии не обошлось без участия И. К. Полякова, одного из владельцев Саввинской мануфактуры «Викула Морозова сыновей, Ивана Полякова и Ко» , а также Ф. Л. Кнопа, тесно связанного с Б.-Гл. мануфактурой.

К этому времени относится и особо заметное качественное улучшение товаров, особенно смешанных, на что было обращено внимание иностранцами на Всероссийской мануфактурной выставке 1865 года в Москве.

На этой выставке богородские промышленники были представлены:

•  бумаготкацкой и отделочной фабрикой богородского купца Андрея Андреевича Скороспелова в с-це Истомкине, рабочих 300 чел., представлен плис черный (скоро эта фабрика будет куплена С. М. Шибаевым);

•  бумагокрасильной и ситцевой фабрикой Рабенеков «Людвига Рабенека сыновья» в с-це Соболеве, существовавшей с 1834 г. (400 рабочих), – ситцы, плюсы гладкие, платки, пряжа бумажная крашеная в «адрианопольский» цвет.

Необходимо отметить предприятия, которые выпускали смешанные ткани, и тоже участвовали в выставке:

•  фабрика Почетного гражданина временно богородского 1-й гил. купца Ивана Васильевича Соловьева с братьями, фабрика основана с 1795 г., занято работой 1600 чел., представлен атлас смешанный – шелк и хлопок;

•  ткацкая и набивная фабрика почетного гражданина и временно павловопосадского 1-й гильдии купца Якова Ивановича Лабзина и павловопосадского 2-й гильд. купца Василия Ивановича Грязнова, основанные: первая в 1848 г. и вторая в 1855 г., рабочих на обеих фабриках 1222 чел., – муслины и платки муслиновые бумажные и полушерстяные, награждены серебряной медалью. В 1881 году объединившаяся фирма получит Герб имени великой княгини Александры Петровны;

•  фабрика Куприяновых «Антип Куприянов» , существовавшая в дер. Молзиной с 1808 г. (270 рабочих), – различные полушерстяные материи, получена малая серебряная медаль;

•  полушерстяная и ситценабивная фабрики «Елагина Федора сыновья» и «Анисима Федоровича Елагина» , основанные в г. Богородске в 1820 и 1830 годах, – полушерстяные ткани. А. Ф. Елагин получил серебряную медаль, а фирма «Елагина Ф. Сыновья» – большую бронзовую;

•  фабрика богородского 2-й гильдии купца Павла Григорьевича Шалаева, основанная в г. Богородске в 1857 г. на месте первых богородских фабричных помещений Захара Морозова, рабочих 280 чел., – были платки полушерстяные;

Людвиг Рабенек на выставке 1870 года в С.-Петербурге получил золотую медаль «За полезное» для ношения на шее на Владимирской ленте за «выделку хлопчатых пряжи и тканей окрашенных в адрианопольский красный цвет» , было высоко оценено качество пряжи фабрики сыновей Франца Рабенека.

Были отмечены высокого качества хлопчатобумажные ткани фабрик Викулы Е. Морозова, И. Н. Зимина, М. Т. Новосадова, Богородско-Глуховской мануфактуры. Упомянутая выше Истомкинская фабрика А. А. Скороспелова, представленная и на этой выставке, особо ценилась на Кяхтинском рынке за «отчетливую окраску и отделку плиса» , отмечалось превосходство его тканей над Морозовскими.

Производимые тогда ситцы славились крепостью, яркостью и сочностью красок, которым не страшна была стирка.

Отечественная промышленность, всегда нуждавшаяся в собственных стойких красителях, получала большое число разнообразных красок с Дохтуровского (Докторовского) завода Богородского уезда «Павла Малютина сыновья» (основан в 1837 г.), названного на выставке «замечательнейшим из подобных заводов» и получившего право употребления Государственного герба. Такой же чести, но уже в 1882 году, удостоился и химический завод Людвига Рабенека за изготовление в больших объемах ализарина.

На этой выставке впервые, пожалуй, было обращено внимание на то, что «хлопкопрядильни..., окрепнув на прочных основаниях..., обратили также внимание и на судьбу фабричного рабочего народа, стараясь за его добросовестный суд доставить ему в награду большие житейские удобства, возможность умственного развития, а на случай постигшей болезни и медицинской помощи...» С этого времени на всех Всероссийских выставках при награждении экспонентов будут приниматься во внимание наличие при фабриках школ, больниц, благоустроенного жилья.

Как же сказывались общие успехи хлопчатобумажной промышленности на положении рабочих? После русско-турецкой войны (1877–78) в стране, из-за непосильных для ее бюджета военных расходов, разразилась инфляция - цены на продукты в 1880– м году поднялись по сравнению с 1877 г. на 13,7 %, а в 1881-м - на 22,2 %. За 20 пореформенных лет (1861–1881 гг.) цены на хлеб увеличились вдвое, на мясо почти в три раза. Заработная плата же на текстильных предприятиях увеличилась только на 15–20 %. В Богородском уезде зарплата стала даже уменьшаться. Уменьшение происходило косвенно из-за того, что владельцы предприятий расплачивались с рабочими нередко купонами процентных бумаг, срок оплаты которых наступал через несколько месяцев, и рабочие за счет инфляции теряли на этом до 20 % заработка. В этот период участились коллективные выступления фабричных, которым были известны и достаточно большие прибыли предпринимателей за счет поощрительных таможенных пошлин и возросший объем выпускаемой продукции. Возникало естественное чувство несправедливости, которое, во многом, способствовало распространению социал-демократических идей в рабочей среде.

Именно на этот период (1870-е годы) приходится прогрессирующее распространение механического ткачества, особенно ситцевых тканей. Самостоятельное ручное бумажное ткачество в это время практически исчезает и вся масса ручных ткачей уже работает или на крупные фабрики или на владельцев раздаточных контор. Высокопроизводительное механическое ткачество все более и более обесценивало труд домашнего ткача.

Больше появляется комбинированных предприятий, включающих в себя весь цикл переработки хлопка: бумагопрядение; ткачество; красильно-аппретурное и ситценабивное отделения.

Изменилась общая техника ситценабивного дела, благодаря удачным опытам крашения ализариновыми красками, что позволило значительно увеличить производительность фабрик без постройки дополнительных зданий и увеличения персонала. Особая роль в этом принадлежала заводу ализарина Л. Рабенека в с-це Соболеве (основан в 1872 г.). Тариф 1882 года, повысивший пошлины на готовые краски и оставивший на прежнем, низком, уровне пошлины на полуфабрикаты, способствовал тому, что германские фирмы устремились на российский рынок красителей и открыли предприятия по производству ализарина (в числе которых и Рабенек). Только в 1898 г. фирма Рабенека прекратила производство ализарина по соглашению с Консорциумом германских фирм, ставшим монополистом в этом области. На рубеже нового столетия химические предприятия страны, в числе которых были и богородские, начинают производство искусственных красителей. Следует подчеркнуть, что производство таких красок стало основой для будущей тонкой химической промышленности уже советской России.

 

 

 
При использовании материалов сайта ссылка категорически приветствуется.
© Богородск-Ногинск. Богородское краеведение. 2004-2019
Политика конфиденциальности
Яндекс цитирования Check PageRank