Богородск-Ногинск. Богородское краеведение

«Представляется - о здоровье и даже жизнеспособности общества свидетельствует, в первую очередь, отношение к людям, посвятившим себя служению этому обществу»
Юрий Ивлиев. XXI век

Мы в социальных сетях:
 facebook.com/bogorodsk1781
 vk.com/bogorodsk1781

Как минёр-розыскник Анатолий Худышев с собакой Джериком
разминировали в 1944 г. могилу А.С.Пушкина
в Святогорском монастыре

Г.В. Ровенский

Его худощавую, подтянутую фигуру, хорошо знают «истоковцы». Анатолий Федорович Худышев много лет проработал на этом фрязинском предприятии, лидере военной электроники. Ветеран войны и труда, участник знаменитого Парада Победы на Красной площади в июне 1945 г. за долголетнюю, отличную работу не раз награждался почетными грамотами. Он окончил заочно институт, защитил кандидатскую диссертацию. Кандидат технических наук — известный изобретатель (27 авторских свидетельств по проблемам диффузионной и злектронно-лучевой сварки, в том числе искусственного клапана сердца), председатель жилищного кооператива «Стрела-4». И сегодня – весь в хлопотах.

До войны Анатолий жил с родителями в подмосковном г.Щелкове, отец его – бывший артиллерист Конной армии Буденного был ранен на Польском фронте, и после излечения был демобилизован и стал работать на Артиллерийском заводе в Подлипках. Дед его освобождал Болгарию от Османского ига в 1878 г. и был награжден за героизм двумя крестами св. Георгия.

Во время войны 17-летний паренек из Щелкова окончил два курса техникума и был призван в конце 43-го года в Центральную военно-техническую школу дрессировщиков военно-служебных собак в Ново-Гирееве под Москвой. В апреле 1944 из молодых бойцов был сформирован 2й боевой учебно-опытный батальон и отправлен на стажировку на 3й Прибалтийский фронт, готовившийся перейти в наступление для освобождения Псковской земли. 4 отделения взвода, в котором служил Худышев, были размещены по службам полка. Отделение проводников собак-санитаров, вывозящих раненых с поля боя на маленькой тележке, забрала медсанчасть. Отделение с собаками-вестовыми включили в состав взвода связи. Артиллеристам было прикомандировано отделение с собаками-истребителями танков. А минеров-розысников придали саперам.

Я знал, что ветеран разминировал могилу поэта. И вот в прошлом году, когда пришлось мне для «Фрязинской Пушкинианы» пересмотреть гору книг по Пушкину и местам, связанным с его именем, увидел в одной книжке странный снимок могилы с надписью «Фашисты заминировали могилу А.С. Пушкина». На снимке могила обшита досками по всей высоте памятника. А внизу по периметру могилы лежат снаряды. Ну, даже для не сведущего человека ясно, что фотограф подготовил и снял бутафорию. Головками от снарядов могилу не заминируешь. В пушкинский год, встретив ветерана-сапера, поиронизировал я над «заминированием».

— Какие там доски и снаряды, — возмутился он. – Могила чистая была, несколько досок валялось, а мина была, да не одна…

И вот что он рассказал о том, чем закончился 9 июля 1944 г. его интерес к священному для русского человека месту – могиле поэта:

«Перед наступлением мы вместе саперами ночью проделали проход в минных полях и обозначили их заметными вешками, чтобы танки могли пройти в прорыв – за ними пехота… Когда наши войска освободили Святые Горы, то саперам было поручено разминировать Святогорский монастырь. И вот мы с лейтенантом и сержантом  да двумя саперами и нас двое с собаками начали осмотр монастыря. Сначала прошлись по двору, затем по кельям – нашли и обезвредили несколько мин-ловушек. Потом зашли в церковь, где отпевали Пушкина. Саперы продолжили тщательный осмотр помещений церкви и местности около неё, а я с сержантом и своим товарищем по училищу Сеньковым вместе с нашими собаками вышли из ворот монастыря и прошли к могиле А.С.Пушкина.

Мой Джерик (так звали мою собаку, натренированную на запах тола в минах) забежал вперед и уселся у могилы.

—     Ай-я-я, — журю я его. – Как не стыдно! Уселся прямо на могилу великого поэта.

Позвал я его, а он не слушается, построже позвал. Он прибежал, стал около меня. А сержант заподозрил неладное, наблюдая за поведением Джерика. Говорит: «Давай пустим собак. Нет ли там мин?». Мы пустили обоих собак. Собака Сенькова побегала и вернулась, а мой Джерик ( у него уникальное чутье – в 400 крат) опять уселся рядом с могилой.

Я осторожно похожу к нему и начинаю металлическим щупом землю пробовать, и, действительно, рядом с Джериком, щуп натыкается на железо. Начал саперной лопаткой землю снимать, а дерн рыхлый, легко снимается. Значит – мина есть. Осторожно нащупываю её, обхожу по контуру. Большая мина, круглая, противотанковая (в ней 5 кг тротила). Подкапываю скребком и руками освобождаю землю вокруг мины. Проверяю – нет ли бокового ударника, который проволочкой закреплен. Нет. Прощупываю скребком под миной – нет ли ударника на неизвлекаемость, с пружиной такой особенной – как поднимешь мину пружинка распрямится и … взрыв. Нет, мина без сюрпризов, но под миной еще что-то есть. Снимаю мину, укладываю в сторонке, а под ней вторая, для усиления, такая же. Вот рвануло бы, так рвануло. И могилу бы разрушила и «поклонникам поэта» конец бы пришел.

Потом проверили соседние могилы: Ганнибалов и Пушкиных. И там тоже нашли такую же мину.

Только осмотр кончили, как вдруг за стеной монастыря раздался взрыв.

Мы сразу туда, а там ступеньки взорваны и наши четверо в крови. Трое погибли на месте, а четвертый скончался через несколько минут, успел только сказать «Лейтенант сверху на ступеньку прыгнул». Сидели они на скамейке каменной разрушенной у входа, курили, а лейтенант – выше, на площадке у входа в собор. А потом, видно, как спускался, через две ступеньки шагнул — вниз на нижнюю, а под ней – мина, хорошо была запрятана. Боек ударника проволочку перервал – и взрыв. Осколками рубашки и мрамора ступеньки всех и поразило…

В августе 1989 во Фрязино формировался автобус для экскурсии в Пушкинский заповедник, и я решил снова повидать эти места… И вот снова я – в Пушкиногорье. Осиповское Тригорское, Пушкинское Михайловское, Ганнибалово Петровское, и только  к вечеру попали мы к монастырю. Походим ко входу в церковь. Вижу, ступеньки уже другие. Входи в церковь, куда заходили тогда в 1944 году, и вдруг вижу около алтаря на стене прикреплен стенд с большой групповой фотографией, где наш сержант и мы вдвоем с Синьковым и собаками. На фотографии – мы, присев, обезвреживаем мину. Представьте эту мою встречу через 45 лет с самим собой и друзьями...

Дело было к вечеру, в церкви было темно и мне не удалось сфотографировать снимок. А так хотелось бы иметь эту фотографию. Фотографий военных у меня нет, только послевоенная».

Вот такая непростая история с разминированием Святогорского монастыря. Еще год воевал солдат, не раз был на волосок от гибели. Как говорят, минер ошибается раз в жизни. Судьба уберегла его. Сотни мин обезвредил Анатолий Худышев. Медаль «За отвагу», орден Славы III степени и множество других наград Родины поблескивают на его груди в День Победы.

Молодых розыскников отозвали с фронта в апреле 1945. Вместе с товарищами он принял участие в Первомайском параде на Красной площади, затем в Параде Победы 24 июня, а затем и 1 августа – в параде физкультурников (группа велосипедистов). Потом служба еще продолжалась, был демобилизован в 1950, окончил Щелковский электровакуумный техникум и пришел работать в НИИ, в соседний с его Щелковом город Фрязино, один из центров советской электроники. Так начался его второй, тоже трудный путь и тоже удачный, путь в электронике в НИИ «Исток», о котором я уже рассказал вначале.

 
При использовании материалов сайта ссылка категорически приветствуется.
© Богородск-Ногинск. Богородское краеведение. 2004-2018
Политика конфиденциальности
Яндекс цитирования Check PageRank