Богородск-Ногинск. Богородское краеведение

«Так говорит Господь: остановитесь на путях ваших и рассмотрите,
и расспросите о путях древних, где путь добрый, и идите к нему»
Книга пророка Иеремии. (6, 16)

Мы в социальных сетях:
 facebook.com/bogorodsk1781
 vk.com/bogorodsk1781

Преодоление

Виталий Попов

Рэм Александрович и Валентина Ивановна Арефьевы скоро отпразднуют шестидесятилетие совместной жизни. Встретились они в Ногинске 1953 году, и с тех пор дружно идут вместе рука об руку, иногда с ностальгией вспоминая минувшие времена.

 

Имя – эпоха

Вы знаете, что обозначает имя Рэм? Революция. Электрификация. Мир. Такое сокращённое от начальных букв этих слов имя дали родители своему сыну. Его отец в годы гражданской войны служил политработником в Красной армии, а мама была учительницей. Она учила русскому языку неграмотных красноармейцев. В 1923 году они обосновались в Твери на берегу Волги, где 25 ноября появился на свет Рэм Александрович. Отец, питерский коммунист, в Твери работал директором городского хлебозавода. Мама устроилась корректором в местную газету. В Твери мальчик окончил первый класс, а затем отца перевели в подмосковный город Зарайск.

Свои юные годы Рэм Александрович вспоминает с удовольствием. И память у него удивительно цепкая. Он очень любил лошадей. А хорошие лошади тогда были при милиции. После школы мальчик прибегал в конюшню, помогал ухаживать за лошадьми. Ходил с ребятами купать лошадей на Волгу в ночное...

Отца ждало новое назначение и их семья переехала в город Михайлов, находившийся тогда в границах Московской области. Там они поселились в бывшем купеческом доме. Отец был назначен заведующим банком. А бухгалтерами в банке работали поволжские немцы, которые были их соседями по дому. Рэм Арефьев вступил в комсомол, окончил школу. В 1940 году стал работать на машинно-тракторной станции, специализируясь на ремонте автомашин.

– 22 июня 1941 года, когда мы шли с ребятами из бани, на городской площади услышали репродуктор, – вспоминает Рэм Александрович. – Молотов сообщал о вероломном нападении Германии на Советский Союз.

Ребята тогда сами шли в военкомат. Ринулся туда и Рэм Арефьев. А ему сказали:

– Тебе ещё нет восемнадцати. Жди повестки... Для армии нужны машины. Работай там, где работаешь...

Но зимой 1941 года упорный мальчишка всё-таки добился того, чтобы его призвали в Красную армию. Новобранцев направили на формирование в город Арзамас. Там им выдали тёплую одежду, валенки. Потом они оказались в Москве, а затем эшелоном отправились на Ленинградский фронт. Паровоз шёл медленно, буржуйки в вагонам топили снегом... В городе Волхострое Рэм Арефьев впервые увидели истощённых жителей из Ленинграда.

Здесь новобранцам стали выдавать патроны. Один из них, баптист по религиозным убеждениям, отказался получать патроны, ссылаясь на то, что христианская вера не позволяет ему стрелять в людей. Невдомёк ему было, что христианская заповедь «Не убий» во времена свящённой войны за освобождение Отечества не принимается. Наш земляк, будущий патриарх Московский и всея Руси Пимен (в миру Сергей Извеков), будучи уже священнослужителем, с оружием в руках защищал Россию от немецких оккупантов. Кстати, баптиста, отказавшегося получать патроны, расстреляли...

Фронтовыми дорогами

Рэм Арефьев попал в сформированную 7-ю гвардейскую Тихвинскую дивизию, которая вскоре была направлена на передовую. Зима, снег, мороз. Кухня зачастую задерживалась. Немецкие самолёты низко летали, сбрасывая на продвигающие войска свой смертоносный груз. В лесу новобранцы копали землянки, обустраивались в них на ночлег, еловым лапником устилая мёрзлую землю. Тут их впервые немцы накрыли миномётным огнём. В то время на стороне немцев воевали и финны. Они слыли хорошими лыжниками, прекрасно ориентировались в лесу. Их снайперы забирались на высокие деревья и оттуда частенько стреляли, целясь, в основном, в чёрные шинели офицеров... Рэм Арефьев попал в морское подразделение, которым выдали чёрные кители и семизарядные винтовки. Дивизия готовилась к наступлению, к прорыву блокады Ленинграда.

При наступлении Рэм Александрович был ранен осколком снаряда в ногу. Так он оказался в 1942 году в санбате, а потом в госпитале в Вологде. Из Вологды попал на Урал, на станцию Чусовая. Госпиталь размещался в двухэтажном доме, где ранее жили рабочие с металлургического завода. Здесь Рэм Александрович собрал из выздоравливающих бойцов художественную самодеятельность, в которой был запевалой и баянистом.

Когда Арефьева комиссовали, он вернулся в Михайлов и встал на учёт в местном военкомате. Из бывших фронтовиков и гражданских лиц формировали истребительные батальоны, в один из которых был зачислен Рэм Арефьев. Служил в истребительном батальоне и его отец. Жили отец и сын дома, на окраине города, а мама с сестрой ушли в дальнюю деревню. Когда всех немцев выбили из города, мама с сестрой вернулись. Мама стала работать ответственным секретарём в городской газете. Рэма перевели в штаб истребительного батальона, входившего в состав войск НКВД. Они охраняли важные объекты, проверяли у подозрительные лиц документы на рынке и в других местах. Приходилось брать и скрывавшихся дезертиров...

– А когда вы познакомились с Валентиной Ивановной? – спрашиваю я у ветерана войны.

– До меня ещё время не дошло, – отвечает сидящая рядом супруга, которая вместе со мной слушает воспоминания своего мужа.

Рэм Александрович неторопливо продолжает свой рассказ. Из военкомата ему пришла повестка: его хотели мобилизовать на охрану пленных немцев. Но он отказался. Тогда его отправили в подмосковное Раменское. Оттуда в Москву. Потом, уже летом 1943 года, – в Тулу. Немцы тщательно готовилось к летнему наступлению на южном Орловском направлении. Рэм Арефьев попал в роту НКВД, охранявшую штаб 260-й дивизии фронта. В то время практиковались показательные казни дезертиров и предателей Родины. Рэм Александрович хорошо запомнил одну из них. Подогнали сотрудники НКВД на площадь грузовик, откинули на нём борт. Установили на грузовике скамейку. На неё заставили встать пять человек со связанными руками, с табличками на груди «Предатель». Набросили на них петли. НКВДэшник резко выбил сапогом из под их ног скамейку, и повешенные задёргались в предсмертных конвульсиях...

В июне-июле 1943 года сержант Рэм Арефьев оказался в составе походного военкомата на участке фронта на Орловско-Курской дуге. Ему был выдан ручной пулемёт. Он ходил в разведку. Взяли разведчики немца в плен. А у того на пряжке ремня выбита надпись «С нами Бог!» Бойцы Красной армии удивлялись: столько зверств творили фашисты на русской земле, а с ними Бог?..

А далее Рэм Арефьев освобождал Белоруссию. На окраине Гомеля, на реке Сож, бойцы ладили понтонную переправу. Здесь переправлявшиеся войска немцы накрыли миномётным огнём. Осколок мины ударил Арефьеву в приклад пулемёта и отскочил в бровь...

Он оказался в санбате, потом на госпитальной койке в Казани. Осколок мины повредил ему глазные нервы. Лечение результата не принесло, и с тех пор Рэм Александрович стал слепым... Домой он прибыл в сопровождении двух медсестёр.

Мраку вопреки

Пока ветеран войны и труда отлучился в другую комнату искать сохранённое им важное фронтовое письмо, в разговор включилась его супруга Валентина Ивановна:

– Мои предки – крестьяне из Рязанской области. Родилась я 25 ноября 1924 года. Когда мне было шесть лет, я по неосторожности я чем-то укололась в правый глаз. Сразу к врачам не обратились. А у меня началось симпатическое заболевание глаз... В Москве, в специализированном институте, я попала к известному офтальмологу профессору Авербаху. Он многое сделал для того, чтобы я почувствовала веру в свои силы. Училась в деревенской школе хорошо. И даже плясала в художественной самодеятельности. В кружке театральном роли разные играла... Иностранный язык у нас преподавала немка из Поволжья. Она была уверена в том, что незрячих детей, прежде всего, надо обучать иностранным языкам и классической музыке... Мы пережили финскую войну. Началась Великая Отечественная война. Отца взяли в армию...

Тем не менее, Валентина Ивановна считает, что ей повезло. Она окончила в Москве специализированную школу для слабовидящих и незрячих детей. Их там научили не только писать и читать по методу знаменитого французского педагога Луи Брайля, разработавшего шрифт для слепых людей. Валентина Ивановна подушечками пальцами и специальную, и художественную литературу бегло читает. В этой школе их выучили самостоятельно обслуживать самих себя в любых ситуациях, включая самые сложные. Валентина Ивановна до сих пор и пироги сама печёт, и овощи-фрукты консервирует, и пуговицу при надобности может пришить, и китель военный мужу гладит...

В 1953 году Валентина Ивановна попала по распределению в Ногинск, где работала в артели слепых, которая позднее стало называться УПП ВОС – учебно-производственное предприятие Всероссийского общества слепых. Здесь она познакомилась со своим будущим мужем Ремом Арефьевым, с которым они вместе дружно живут уже скоро как шестьдесят лет, преодолевая все мыслимые и немыслимые невзгоды. Супруги вырастили двух детей – Тамару и Александра. Сын окончил Московский архитектурный институт и ныне живёт и работает в Москве. Тамара Рэмовна живёт в Ногинске и часто навещает слепых родителей, обихаживая их скромный быт. В благоустроенной квартире пятиэтажного дома на улице Декабристов, в которой с 1976 года проживают супруги Арефьевы, везде чистота и порядок. Рэм Александрович и Валентина Ивановна не только внуков, но и правнуков, и праправнуков уже имеют. И на предприятии, которое в пору рыночных перестроечных реформ стало называться ООО «Шнурэлектропласт», почётных ветеранов труда чтут и не забывают. Правда, если в советские времена там работало около шестисот человек, сейчас трудятся чуть более ста инвалидов по зрению...

Рэм Александрович в настоящее время возглавляет Совет ветеранов войны и труда ООО «Шнурэлектропласт». А ранее он на предприятии и директором клуба работал, и инструктор по производственной гимнастике, и председателем профсоюзного комитета. При нём существовал отменный духовой оркестр, и художественная и театральная самодеятельность процветала. Его супруга Валентина Ивановна главную роль в спектакле «Васса Железнова» по пьесе Горького играла. При непосредственном участии Рея Александровича в УПП ВОС накануне 85-летия предприятия был создан музей боевой и трудовой славы, который функционирует и в нынешнее время. Ветераны войны и труда ежегодно возлагают к 9 мая цветы и венки возле памятника-зенитки на улице Декабристов, на городской Площади Победы и в других мемориальных местах. Когда 13 августа я договаривался с Арефьевыми о встрече, он сообщил, что сегодня к ним на предприятие прибывают заместитель председателя Московской областной Думы Иван Жуков, глава города Ногинска Владимир Хватов и начальник Управления социальной защиты населения Ногинского района Николай Огибалов. И на этой встрече пойдёт предметный разговор о дальнейшей заботе о ветеранах войны, труда, пенсионерах и инвалидах.

 
При использовании материалов сайта ссылка категорически приветствуется.
© Богородск-Ногинск. Богородское краеведение. 2004-2018
Политика конфиденциальности
Яндекс цитирования Check PageRank