Богородск-Ногинск. Богородское краеведение

«Представляется - о здоровье и даже жизнеспособности общества свидетельствует, в первую очередь, отношение к людям, посвятившим себя служению этому обществу»
Юрий Ивлиев. XXI век

Мы в социальных сетях:
 facebook.com/bogorodsk1781
 vk.com/bogorodsk1781
Дата публикации:
15 сентября 2007 года

Люди Богородского края

Источник: www . sovkos.ru

Воскресенский Леонид Александрович

(1913 — 1965 гг.)

«Знать о ракете больше, чем даже конструкторы!»

Леонид Александрович Воскресенский

Этому учил своих студентов профессор, доктор технических наук Леонид Александрович Воскресенский , организатор и первый заведующий кафедрой испытаний летательных аппаратов МАИ, он же, первый представитель профессии инженера-испытателя в области ракетной техники, возникшей в нашей стране в послевоенные годы.
Воскресенский родился в Павловском Посаде Московской области в семье сельского священника, воспитывался в семье старшего брата в Москве. Уже с 16 лет начал трудовую деятельность — электромонтером на заводе «Красный факел», совмещая работу с учебой в школе, а с 1932 года — в МЭИ. После четвертого курса института его призывают в армию, где он всерьез занимается совершенствованием оружия, и, уже демобилизовавшись, про. должает работать в этой области. Перед самой войной один из разработанных им образцов принимается на вооружение, и Государственный Комитет Обороны поручает Воскресенскому организацию eгo производства на предприятиях страны. В 1942 году Леонид Александрович назначается начальником электротехнической лаборатории института и разрабатывает новые образцы ракетного оружия, и за участие в этой работе награждается орденом Красной Звезды.
После войны его включают в число участников первых пусков мощных баллистических ракет. Здесь его талант прирожденного испытателя, его удивительную интуицию, выдержку и смелость оценил С.П. Королев . Уже тогда Сергей Павлович ставит его на свое место у перископа в испытательном бункере, доверяя «своему Лене» больше, чем себе. Абсолютно считаясь с его мнением при пусках, Королев был в то же время крайне требователен к своему заместителю по испытаниям в процессе подготовительной работы, где на Воскресенском лежала ответственность за разработку испытательного оборудования, систем измерений, программ и методик испытаний.

 

 

 

 

 

 

Воскресенский Леонид Александрович

Источник: www . novosti - kosmonavtiki . ru

История создания ракет и космических кораблей – это история жизни замечательных людей, творения которых в области ракетно-космических систем беспримерны. Один из них – Леонид Александрович Воскресенский, талантливый инженер-исследователь и испытатель отечественной ракетно-космической техники, заместитель Главного конструктора ОКБ-1 С.П.Королева, Герой Социалистического Труда, д.т.н., профессор, кавалер двух орденов Ленина и ордена Красной Звезды.

Леонид Александрович родился 14 июля 1913 г . в семье Павлово-Посадского священника (его отец и мать, будучи «служителями религиозного культа», после 1917 г . подвергались гонениям). До девяти лет он жил с родителями, а затем в Москве – на иждивении старшего брата Георгия, инженера завода «Манометр». Эта маленькая хитрость открыла Леониду путь в будущее: «сын живет от отца отдельно и отлучен от религиозного влияния».

В апреле 1929 г . Леонид начал свою трудовую деятельность электромонтером на заводе «Красный факел» в Москве. Без отрыва от производства он прошел три курса обучения в Московском энергетическом институте (1932–36). Затем – служба рядовым в 106-м особом саперном батальоне РККА (1936–37), работа в Государственном НИИ азота МХП СССР (1937–43, инженер), НИИ-3 МАП СССР (1943–44, нач. лаборатории) и НИИ-1 МАП (1944–47, нач. лаборатории), совершенствование знаний, приобретение опыта...

В сентябре 1944 г . на захваченном немецком артиллерийском полигоне в Дембице были найдены обломки нового секретного оружия – ракеты «Фау-2». «Осколки» доставили в Москву в НИИ-1, где в то время работал Л.А.Воскресенский. Для дальнейшего изучения реактивного вооружения непосредственно в Германии была образована межведомственная комиссия особого назначения, в которую вошли С.П.Королев, Л.А.Воскресенский, В.П.Мишин, Б.Е.Черток, Н.А.Пилюгин, А.М.Исаев, В.И.Кузнецов, М.С.Рязанский, В.П.Глушко и др.

Из воспоминаний В.П.Мишина: «8 августа 1945 г . нас поодиночке вызвали в ЦК ВКП(б) и проинформировали кратко: «Вы включены в состав Межведомственной комиссии, считайте – призваны в армию. Завтра вылетаете в Берлин… На месте вам объяснят, что делать… 9 августа 1945 г . рано утром на Центральном аэродроме в Москве у трапа самолета ЛИ-2 выстроились на посадку люди в необношенной, только что полученной со склада, мешковато висевшей на них форме. Среди них был и Л.А.Воскресенский, беспартийный, произведенный росчерком пера из рядового солдата в подполковники…»

В Германии состоялась первая встреча С.Королева и Л.Воскресенского, который после образования в марте 1946 г . института «Нордхаузен» (под руководством генерал-лейтенанта Л.М.Гайдукова) стал руководителем группы «Выстрел» и начальником отдела испытаний.

Получив необходимую информацию по ракете из различных источников, осуществив горизонтальные испытания десяти «Фау-2» (серия А4-Н), подготовив десять комплектов узлов и деталей для сборки ракет серии А4-Т на опытном заводе НИИ-88, советские специалисты, в т.ч. Л.Воскресенский, в начале 1947 г . вернулись на родину. На базе «Фау-2» предстояло создать отечественную индустрию по производству, сборке, испытаниям и запуску ракет.

В апреле 1947 г . Воскресенского переводят из НИИ-1 в НИИ-88 – он навсегда становится испытателем РКТ, создаваемой коллективом С.П.Королева. В структуре ОКБ-1 Головной проектно-испытательный отдел №19, который с октября 1951 г . по февраль 1954 г . возглавлял Леонид Александрович, функционировал 15 лет (1951– 1966), до его расформирования в 1966 г . в ходе реорганизации ОКБ-1 в ЦКБЭМ.

С февраля 1954 г . по 29 апреля 1963 г . Л.А.Воскресенский работал заместителем Главного конструктора ОКБ-1 по летным испытаниям ракет и космических объектов (был освобожден от должности по личной просьбе по состоянию здоровья), а с 29 октября 1963 г . по 16 декабря 1965 г . – научным руководителем испытательного «куста» ОКБ-1.

Работая с С.Королевым, Л.Воскресенский все время находился на самых ответственных участках отработки образцов новой техники, проявил незаурядные способности ученого, конструктора и испытателя, многократно, качественно и в установленные сроки проводил сложные экспериментальные и технические испытания всех видов изделий.

Из обращения к министру МОМ СССР С.А.Афанасьеву, подписанного С.П.Королевым 3 января 1966 г . «Л.А.Воскресенский, являясь выдающимся инженером и способным организатором, сумел сплотить вокруг себя большой творческий коллектив испытателей. Под его руководством были созданы методические и технические основы испытаний, требования к испытательному оборудованию и измерительным системам – основным средствам, определяющим необходимое качество испытаний. Лично ему принадлежит свыше 80 научно-технических трудов. На этих трудах воспитана целая плеяда высококвалифицированных инженеров-испытателей».

По поручению С.Королева Л.Воскресенский взаимодействовал с комиссией Василия Ивановича Вознюка по выбору полигона для запуска межконтинентальных баллистических ракет (МБР).

С 1957 г . по апрель 1963 г . Леонид Александрович как зам. главного конструктора по летным испытаниям выполнял роль стреляющего при отработке и пусках ракет разработки ОКБ-1 С.Королева: боевых изделий 8К71, 8К74 и 8К75, а также космических носителей 8К72 и 8К78.

О полигонных буднях Л.Воскресенского Б.Е.Черток вспоминал так: «Леонид Александрович обладал талантом окрашивания трудных часов на старте. Острил, шутил – и всегда к месту. Это было подобно острой приправе к пресной пище».

Э.Б.Бродский, сменивший Л.А.Воскресенского на должности начальника отдела испытаний, так охарактеризовал своего бывшего непосредственного руководителя: «Будучи человеком целеустремленным, он с энтузиазмом до мельчайших подробностей вникал в освоение нового. Поэтому Сергей Павлович Королев именно ему доверил столь сложный и ответственный участок работы, назначив своим заместителем по испытаниям РКТ».

Несомненно, сильной чертой Л.Воскресенского была инициатива в принятии смелых решений в экстремальных ситуациях.

А.И.Осташев, который работал под непосредственным руководством Леонида Александровича с 1947 по 1965 гг., рассказывал:

«Вся славная летопись ОКБ-1 по освоению космоса рождалась при активном непосредственном участии Л.А.Воскресенского – главного идеолога и руководителя испытательных работ.

Его отличали острый ум, уникальная быстрота и точность реакции в чрезвычайных ситуациях, тонкий юмор, большое жизнелюбие, способность достойно держать себя в любом обществе. Интересно, что только он среди всех работников ОКБ-1 общался с С.П.Королевым на «ты».

Экстремальных ситуаций при испытаниях ракет Л.Воскресенский пережил очень много. Вот лишь несколько примеров.

1953 г . На ГЦП Капустин Яр проводятся два запуска ракеты Р-2 под кодовыми названиями «Герань» и «Генератор» с экспериментом по линии Минобороны – распыление радиоактивной жидкости, заключенной в специальные емкости в головных частях, над заданной территорией.

При подготовке первой ракеты стартовая команда замечает течь мутной жидкости по корпусу со стороны «головы» и пытается покинуть опасное место. Стреляющий (Л.Воскресенский) поднимается на установщик, размазывает пальцем жидкость и артистично, на виду у всех... пробует палец языком. Спустившись с установщика, громко обращается к стартовикам: «Мужики! Давайте работать! Это гадость, но безвредная». Он был уверен, что этот эксперимент только имитировал процесс распыления «радиоактивного дождя», и не ошибся. Правда, вечером, после пуска, «для нейтрализации организма и ликвидации последствий пережитого» употребил-таки стопку спирта.

Вновь Капустин Яр. Боевая ракета Р-2 – на стартовом столе, головная часть впервые заряжена тонной тротила. Леонид Александрович как стреляющий командует: «Зажигание! Предварительная! Главная! Подъем!» Ракета, оторвавшись от стартового стола, через несколько секунд вдруг падает. Пожар на старте – гигантский всполох пламени. Королев выбегает из бункера, по пути хватая огнетушитель... «Сергей! Назад! – кричит Воскресенский, догоняет его и тащит обратно.

Прибывшие пожарные машины затушили огонь. К счастью, боеголовка не взорвалась – по штатной схеме она была заблокирована и приводилась в действие электрической командой на выключение двигателя, а ее в данной аварийной ситуации не было. Что касается аварии, то Леонид Александрович при осмотре места падения ракеты обнаружил бачок для перманганата натрия с открытым штуцером (не был закрыт пробкой), служащий для разложения перекиси водорода в газогенераторе. Парогазовая смесь раскручивает турбонасосный агрегат для подачи компонентов топлива в камеру сгорания. С открытым бачком двигатель только успел выйти на режим и остановился.

После этого случая Воскресенский шутил: “Чтобы Сергею неповадно было бегать на старте с огнетушителем, нужно удалить старт от бункера километров на 20, а пуском ракет с атомным зарядом управлять по радиолинии”».

Военный испытатель ГЦП и НИИП-5 В.Графовский вспоминает: «На Капустином Яре был случай перед пуском ракеты Р-5. Нас часто подводил один из узлов заправки кислородом – подпиточное приспособление с клапаном. Почти каждый раз перед самым пуском, когда нужно уже отстыковывать заправщик и убираться в укрытие, этот клапан заедало, он не закрывался плотно, и жидкий кислород лился на пусковой стол. Железо начинало трещать. Ситуация неприятная. Леонид Александрович кричит: «Что стоите? Давайте молоток!» Ему сунули молоток – и он начал дубасить по клапану. Тот закрылся. Все разбежались по укрытиям, и ракета взлетела...»

9 апреля 1961 г . Космодром Байконур. Первый пуск Р-9. По окончании скоростной заправки автоматика пуска была остановлена по команде стреляющего для осмотра ракеты. В перископ Л.А.Воскресенский заметил небольшую течь кислорода на стыке съемной и неподвижной частей пускового стола. Решил на месте осмотреть характер течи, взял с собой Бориса Аркадьевича Дорофеева и Аркадия Ильича Осташева. Установили: течь очень маленькая. Воскресенский принимает неординарное решение: снял с головы беретку, приложил к месту течи и... пописал на нее, предложив сделать то же самое сопровождающим. Тряпки обмерзли – и течь прекратилась…

В первых командировках на Байконур (площадка 2) Леонид Александрович жил в двухместном купе спального вагона. После постройки четырех домиков (по три комнаты в каждом) С.П.Королев распорядился так: дом №1 – для маршала М.И.Неделина (резерв), №2 – С.П.Королеву, В.П.Мишину и Б.Е.Чертоку по комнате, №3 – В.П.Бармину, В.И.Кузнецову и Л.А.Воскресенскому, №4 – Н.А.Пилюгину, В.П.Глушко и М.С.Рязанскому. Этим распределением Королев приравнял по привилегиям к главным конструкторам своих заместителей – Мишина, Чертока и Воскресенского.

Будучи человеком «старой закалки», Королев обязывал докладывать ему в любое время суток о замечаниях, выявленных во время испытаний ракет и космических объектов на Байконуре. В интересах нормального отдыха Главного конструктора Леонид Александрович сумел поломать этот порядок. Все доклады стали проводиться только утром, но никак не ночью. Примечательно, что в кругу близких С.П.Королев называл его ласково «мой Лёня».

На фоне таких прекрасных взаимоотношений существовали резкие различия во взглядах С.Королева и Л.Воскресенского на отработку блока «А» первой ступени тяжелой суперракеты Н-1 (изделие 11А52) для покорения человеком Луны. Леонид Александрович настаивал на строительстве мощного стенда для огневых испытаний всего пакета в полной связке и предлагал до начала летных испытаний Н-1 провести на этом стенде прожиг блока «А» в сборе. Однако он не получил поддержки ни у Королева, ни у Мишина. После аварии при первом пуске Н-1, уже после смерти Воскресенского и Королева, патриарх отечественной космонавтики Борис Евсеевич Черток высказался так: «Прав был Л.Воскресенский, что настаивал на строительстве и отработке блока «А» на стенде».

В конце 1960 – начале 1961 гг. по инициативе Л.А.Воскресенского в МАИ было образовано новое направление по подготовке инженеров-испытателей для ракетно-космической промышленности: создана спецкафедра 308, которой он бессменно руководил до последнего дня жизни.

Леонид Александрович любил жизнь и все то прекрасное, что ее составляет. Сам водил машину, в свободную минутку мог перекинуться в карты, поиграть в теннис. По этому виду спорта он имел квалификацию судьи республиканской категории. Увлекался горными лыжами, которые требуют не только хорошей физической подготовки, но и смелости, ловкости, решительных действий. Любил музыку. Последний раз был на концерте в зале Чайковского 14 декабря 1965 г ., всего за сутки до кончины. Друзья и коллеги не только уважали его как талантливого технического специалиста, но и любили за человечность, жизнелюбие, приветливость и сердечность.

Воскресенский ушел из жизни 16 декабря 1965 г ., на 53-м году жизни, в самом расцвете творческих сил. Причина смерти – инсульт… Менее чем через месяц не стало его близкого друга – Сергея Павловича Королева. Главный конструктор успел проститься с главным испытателем и позаботиться о его семье.

...В апреле 1967 г ., когда мы готовили на Байконуре первый пилотируемый корабль «Союз», М.С.Рязанский сказал: «Я догадываюсь, кого нам всем не хватает, – Сергея и Леонида». Первый пуск без Королева и Воскресенского – и первая гибель космонавта в новом корабле…


 
При использовании материалов сайта ссылка категорически приветствуется.
© Богородск-Ногинск. Богородское краеведение. 2004-2019
Политика конфиденциальности
Яндекс цитирования Check PageRank