Богородск-Ногинск. Богородское краеведение

«Представляется - о здоровье и даже жизнеспособности общества свидетельствует, в первую очередь, отношение к людям, посвятившим себя служению этому обществу»
Юрий Ивлиев. XXI век

Мы в социальных сетях:
 facebook.com/bogorodsk1781
 vk.com/bogorodsk1781

Электросталь / Художник-архитектор Иван Сергеевич Кузнецов

Из статьи о И. С. Кузнецове в Википедии: "В годы Первой мировой войны, когда многие архитекторы остались без заказов, Кузнецов оказался одним из самых востребованных архитекторов, работая на оборонный заказ — строил заводы Второва и Михельсона (Москва, Серпухов, Затишье ( Электросталь), Богородск ( Ногинск)).

В отличие от большинства зодчих своего поколения, Кузнецов много и успешно строил производственные сооружения, причем разного профиля, выполняя весь комплекс проектных и строительных работ. Например, для снарядных заводов Н. А. Второва в Затишье им было возведено около 600 (!) зданий. Доскональное знакомство со строительной техникой и конструктивными особенностями тех или иных промышленных комплексов делало Кузнецова уникальным специалистом в этой сфере. Это и обусловило его послеоктябрьскую жизнь — М. В. Нащокина, Архитекторы московского модерна. Творческие портреты. — Издание 3-е. — М.: Жираф, 2005. — 535 с. — ISBN 5-89832-043-1 -- стр. 302"

Художник-архитектор Иван Сергеевич Кузнецов 

Кузнецов Иван Сергеевич - представитель поколения московских архитекторов, творчество которых в начале века обогатило архитектурную летопись древней столицы целым рядом неординарных сооружений. Несомненное дарование и кипучая энергия сделали Кузнецова одним из самых продуктивных зодчих Москвы.

27 мая 1867 года в селе Порецком Владимирской губернии н уезда Борисовской волости у каменщика-десятника Сергея Ивановича Кузнецова и жены его Зиновии Тимофеевны (урожд. Сомовой) родился сын Иван, крещенный в Преображенской церкви (построена в 1795 году), которая до сих пор возвышается в центре села. Крещение совершал местный священник села Порецкого Никанор Любимов. Восприемником был крестьянин села Петр Савельев.

Сергей Иванович Кузнецов летом, как и все жители села, уходил в отхожий промысел. Каменщики и кровельщики Порецкого всегда были настоящие мастера , их приглашали работать во Владимир, Ярославль, Андроников монастырь в Москве, в богатые помещичьи усадьбы.

Родители Зиновии Тимофеевны умерли от холеры. Трое детей остались сиротами. Зиновия была старшей , кроме того была сестра Анна, которая вскоре умерла, и брат Яков. Внучка Якова, Вера Леонидовна Ершова, вспоминала, что семья была бедная. Яков изо всех своих младенческих сил старался сохранить, как умел , семью. Главное, по его мнению, надо было не дать Зиновии выйти замуж. И вот однажды, когда к Зиновии прислали сватов, Яша запихал сарафан сестры в помойное ведро, невесте не в чем было выйти к гостям. Свадьба не состоялась.

Зиновия Тимофеевна рассказывала, как в день освобождения крестьян звонили в колокола и все жители села бежали к церкви, где священник с амвона зачитывал Манифест об освобождении крестьян.

Когда Ивану было семь лет, в селе случился большой пожар, жилье Кузнецовых сгорело.

В 1874 году после пожара отец Ивана Сергеевича , работавший в то время на фабрике Гюбнера, выписал всю семью, лишившуюся крова, в Москву.Они поселились в Лефортове на Газовской улице, 8, где на земле, арендуемой у города, построили собственный дом.

Иван начинает учебу в Городском училище. Oн сам рассказывал как это произошло. Переехав в Москву в конце сентября, они с отцом шли по улице и увидели мальчика в форме, которая им очень понравилась. Узнали у него, где он учится, пошли туда, но учеба в училище уже началась и им предложили придти на следующий год. Через год Иван Кузнецов стал учащимся Городского училища.

В воскресные дни он занимался в рисовальных классах того же училища. Зимой Иван учился в училище , а летом работал с отцом на стройках . Работа на стройке началась для него с кухни, в качестве кашевара. Он вспоминал, что в случае ошибки или провинности, его наказывали.

С апреля 1878 года (ему было 11 лет) отец отправил его работать на строительстве "Всероссийской выставки 1882 года" на Ходынском поле, где в то время производили постройку фундаментов для машинного отделения выставки. Там Иван занимался качанием воды в творило для гашения извести.

Осенью, когда кончались строительные работы, примерно с середины октября, Иван возвращался к отцу и продолжал учебу.В праздничные дни занимался рисованием, а по будням чертил под руководством учителя рисования Воскресной школы Ахметьева.

По совету Ахметьева в 16 лет Иван Кузнецов держал конкурсный экзамен в Училище живописи, ваяния и зодчества Московского Художественного Общества, куда поступил и окончил его вначале на малую серебряную медаль в 1890 году и окончательно в 1891 году на Большую серебряную медаль. Получил диплом классного художника-архитектора с представлением по сему званию чин XIV класса с правом производить постройки.

В 1885-86 году Иван Сергеевич поступил помошником к архитектору Федору Осиповичу Шехтель, у которого проработал пять с половиной лет.

У Кузнецовых было трое детей:Иван,Екатерина и Василий, впоследствии художник-архитектор Василий Сергеевич Кузнецов.

После смерти Сергея Ивановича(он умер внезапно от инсульта) Зиновия Тимофеевна, женщина решительная, держала сыновей в руках.Дети,уже будучи взрослыми, очень уважали свою "мамашу", советовались с ней и слушались ее. Например, когда Иван Сергеевич окончил Училище живописи, ваяния и зодчества, был архитектором, хорошо зарабатывал, решил для продолжения образования поехать в Германию.Как он рассказывал, сначала надо было получить разрешение мамаши. Однако, мамаша не решилась сама дать разрешение и надо было переговорить со священником.В конце концов разрешение было получено.

Вернувшись из Германии, Иван Сергеевич поступил учиться в Императорскую Академию Художеств в Санкт-Петербурге в качестве ученика в мастерскую Л.Н.Бенуа.

В ноябре 1897 года Иван Кузнецов "за отличные познания в искусстве и науках, доказанные им во время пребывания на архитектурном отделении, удостоин звания Художника-Архитектора с правом на чин Х класса при поступлении на государственную службу и предоставление производить постройки.Получил диплом 875 и право на ношение академического знака".

В 1900 году Иван Сергеевич женился на Надежде Константиновне Бутюгиной. Венчание состоялось 14 января в церкви Покрова Пресвятой Богородицы, что у Покровского моста в Москве.

У Кузнецовых было шестеро детей, но два мальчика, оба Кости, умерли маленькими. Осталось четверо: Сергей (1900г.), Александра (1903г), Михаил (1906), Зиновия (1908).

Иван Сергеевич трудился всю жизнь.Если посмотреть перечень его работ, то просто диву даешься, как мог человек столько сделать за одну жизнь. И детей своих Кузнецовы тоже учили трудиться.

До революции семья Кузнецовых летом жила на даче в Сокольниках .Дети всегда были заняты: играли на рояле, рисовали,учились иностранным языкам. В доме были гувернантки-немка Герда и француженка мадам Юбер. Учителем музыки был у них Архангельский, который посвятил сыну Ивана Сергеевича Михаилу музыку к "Солдатской песне" ("Скажи-ка, дядя, ведь недаром..."). Утром после завтрака дети наперегонки мчались к роялю, надо было открыть крышку, что означало, что ты занял рояль и будешь первым учить уроки, а потом свободен, а те, кто не успел захватить место, будут еще полдня ждать своей очереди.

Рисованию их обучал художник Сергей Окороков. Иван Сергеевич очень хвалил солнечный свет на картинах Окорокова.На уроки рисования приходили дети с других дач: Коля, Феликс, Женя и Лева Вишневские, Сережа Образцов ( в будущем "кукольник" ).

Иван Сергеевич считал, что человек сам должен выходить из сложных жизненных ситуаций и что приучать к этому надо с раннего детства.Когда младшей дочери Зине было пять лет, Иван Сергеевич выехал с ней на середину пруда на лодке и выбросил ее в воду. Она поплыла и всю жизнь была прекрасной плавчихой. Сына своего, впоследствии архитектора, Михаила Ивановича Кузнецова, дедушка послал отвезти письмо одному инженеру, но так как Иван Сергеевич только приблизительно знал где тот живет, то сказал, мол, поедешь на такую- то улицу, там есть высокий дом, найдешь этого человека и передашь бумаги. В десятилетнем возрасте, выполняя поручение отца, Миша ехал на ту улицу, искал подходящий, с его точки зрения, дом, находил управляющего, узнавал где живет нужный ему человек и передавал тому письмо.

В 1903 году Кузнецовы, жившие до этого в доме 8 по Газовской улице, переехали в дом 21 в Б.Ирининском переулке, впоследствии переименованном в Немецкий переулок, а в честь побед в Отечественную войну на Волховском фронте переименованном еще раз в Волховский переулок. Дом принадлежал Александре Александровне Бутюгиной, маме Надежды Константиновны.

Это был удивительно гостеприимный дом. Кузнецовы всегда любили гостей. В огромной сорокапятиметровой столовой стоял огромный "стол-сороконожка", его раздвигали и за ним свободно садились 35-40 человек. Когда дети Кузнецовых были молодыми, в доме собиралась молодежь. Было 24 двоюродных братьев и сестер, и еще они приводили своих друзей. Можно представить сколько было народа! Открывались все двери анфилады комнат. Можно было приходить в любых маскарадных костюмах, с маской на лице и совсем не обязательно было представлять хозяевам своих друзей. Был случай, когда Саша Кузнецова и Верочка Ершова (дочь двоюродной сестры Ивана Сергеевича, Веры Яковлевны Сомовой), похожие по росту и фигуре, оделись в одинаковые костюмы Пьеро и только по туфлям могли их различить. Тогда они менялись туфлями вот уж тогда никто не мог понять где Саша, а где Вера. Бывали в доме в Б.Ирининском танцы, загадывались шарады.Очень забавно получалось , когда на одну бумажку по очереди писали четверостишия, не зная, что написал предыдущий.

Иван Сергеевич был очень образованный человек и имел хороший вкус. Часто на Сухаревке он покупал антикварные вещи (фарфор, стекло и т.д.) В столовой на столе стелили клеенку, дети садились вокруг. Иван Сергеевич аккуратно кисточкой мыл новые приобретения и рассказывал чем интересна, приобретенная вещь.

Характерными чертами Ивана Сергеевича были прямота и смелость.В тяжелые послереволюционные времена, времена доносов и обысков, шла перепись населения с социальной точки зрения. Иван Сергеевич , исключительно смелый человек, на вопрос о происхождении, сказал: " Недорезанный буржуй". Совслужащий захохотал. А ведь все могло кончиться не так уж весело. Детей своих учил быть смелыми и честными людьми. И это ему удалось.

Друзей у Ивана Сергеевича было множество и среди людей его возраста ,и среди молодежи.Он хорошо зарабатывал и имел возможность помогать художникам, если они бедствовали.В свое время Иван Сергеевич дружил со скульптором Коненковым Сергеем Тимофеевичем, которому в начале его деятельности купил инструменты для работы, так как у Сергея Тимофеевича не было денег. Позже, когда Коненков уехал в Америку, а его первую жену Татьяну Яковлевну арестовали, дочь Коненкова Татьяна жила в семье Кузнецовых. Удивительно, что нигде не упоминается ( возможно, мне не встретилось), что скульптуры " Лада" и "Ника" Сергей Тимофеевич лепил со своей первой жены Татьяны Яковлевны Рукавишниковой.

Чтоб поддержать художников, Иван Сергеевич покупал у них картины. Так у Василия Ивановича Денисова Иван Сергеевич купил семь картин. В семье Кузнецовых до сих пор хранится письмо Василия Ивановича с благодарностью за поддержку и помощь.

Много лет Иван Сергеевич дружил с Николаем Николаевичем Смецким. Санаторий "Гульрипш-2" в районе Сухуми построен в 1914 году Иваном Сергеевичем Кузнецовым по заказу Смецкого.Это был санаторий на 200 человек, со службами, электростанцией, прачечной. Впоследствии он стал называться санаторий имени Ленина.

В письме Ивану Сергеевичу от 2 января 1928 года Николай Николаевич Смецкой писал по поводу санатория "Гульрипш-2":"Санаторий, 5500 куб. сажений, построенный под Вашим руководством, и по плану, и по выполнению , и по техническому оборудованию я считаю впереди двух других.( На земле Смецкого было выстроено 3 санатория.) Выполнены были следующие задания: все жилые комнаты для больных расположены окнами на юг, каждая на 2-х человек, кубическое содержание комнат выше нормы. Столовая и комнаты дневного пребывания больных тоже окнами на юг.Вдоль всех комнат идет односторонний корридор окнами на север, шириной 3,5м. Продолжением здания служат веранды совершенно открытые на юг. Каждая веранда имеет 50 кушеток."

В 1935 году И.С.Кузнецов заключил трудовое соглашение с Управлением Делами Наркомтяжпрома на проектирование и художественно-архитектурное оформление санатория в городе Сочи.

Обязанности главного строителя принял на себя Иван Сергеевич. Начальником строительства был Сергей Альбертович Юнг, главным инженером проекта - Константин Семенович Зарецкий. Была организована бригада молодых архитекторов, инженеров и техников.Начальники участков корпусов "А" ,"Б" и клуба- столовой были инженеры - конструкторы:Шестаков Александр Николаевич, Лучников, Раевский Александр Абрамович, по планировке и подпорным стенам- Черкашкин Геннадий Григорьевич. Бригадиром архитекторов был Михаил Иванович Кузнецов - сын Ивана Сергеевича. Техники: Столярова Александра Васильевна, Щедрова Зинаида Андреевна, Радзюн Виктор Адамович,Рудометкина Анастасия Ивановна- практикантка и др.Многие имена, к сожалению,неизвестны.С 1938 года и по сей день санаторий действует и является одной из самых интересных построек в городе Сочи.

Кузнецов работал в различных архитектурных стилях, отдавая предпочтение неорусскому стилю и неоклассике. Обращение к стилю модерн было эпизодом в его творческой биографии.Жанровый диапазон архитектора необычайно многообразен, он строил особняки и дачи,доходные дома и административные здания, церкви и богадельни, учебные заведения, больницы и санатории. Как никто из его современников, он очень много занимался промышленной архитектурой.Только в период 1914-1917 годов им было выстроено несколько военных заводов, включавших более 1000 строений.Выстроенные им здания гимназии им. Медведниковых в Староконюшенном переулке, Саввинского подворья на Тверской, административного комплекса "Деловой двор" на площади Варваринских ворот, церкви в Тезино Костромской губернии, церкви в селе Плешивец Полтавской губернии были по достоинству оценены современниками, и до сегодняшнего дня остаются выдающимися сооружениями, без которых не обходится ни одно издание по истории русской архитектуры.

С 17 сентября по 12 декабря 1997 года в Государственном Музее Архитектуры имени А.Б.Щусева прошла выставка"Художник-архитектор Иван Сергеевич Кузнецов" посвященная 130-летию со дня его рождения.Творчество Ивана Сергеевича было представлено большим количеством его работ из архива музея.Экспонировались проекты, чертежи, рисунки.Потомками Ивана Сергеевича были любезно представлены на выставку личные вещи архитектора.

Скончался Иван Сергеевич 3 июля 1942 года в Москве, похоронен на Введенском кладбище.

Практически готов к изданию подробный каталог творческого графического наследия И.С. Кузнецова с фотографиями существующих домов. В течение года составители каталога Сайгина Людмила Владимировна и Михайлова Ольга Борисовна работали в Центральном архиве Москвы, в архиве Государственного Музея Архитектуры им. Щусева, в архиве семьи Кузнецовых.Собрано большое количество материалов по работам Кузнецова.Найдены неизвестные ранее проекты и постройки Ивана Сергеевича. Выверены данные по помещенным в справочники и путеводители работам архитектора.

 

Село Порецкое

Во Владимирской области, Суздальском районе на берегу реки Нерль расположено старинное село Порецкое.

Впервые село Порецкое упоминается как вотчина Московского митрополита в XV веке, а затем до середины XVII века оно было во владении русских патриархов. В 1764 году монастырские земли перевели в разряд коллегии экономии.

В Географо-статистическом словаре Российской Империи, составленном П.Семеновым в 1869 году, сказано, что в селе Порецком "число жителей 1585 oбоего пола, 247 дворов. Жители каменщики и кровельщики. "Это было большое село.

Село Порецкое раскинулось на высоком берегу реки , на другом берегу заливные луга и сосновый бор.Места красивейшие и неудивительно, что мальчик, родившийся и проживший здесь первые годы жизни, стал художником-архитектором.Мельница,ранее водяная, а теперь электрическая, как и сотню лет тому назад, продолжает молоть зерно для окрестных деревень.В селе есть сыроварня, небольшой музей истории села. Дороги в селе асфальтированы. Село живет.

С давних пор в Порецком бывали большие пожары. Еще в 1460 году сгорела половина села, и потому Великий Князь Василий Васильевич на три года освободил погоревших от княжеской дани и пошлины.И семья Кузнецовых из-за пожара переехала в Москву.

Церковь Преображения Господня в селе Порецком (освящена в 1795 году):

Церковь Преображения Господня в селе Порецком (освящена в 1795 году)

Вид с колокольни:

Церковь Преображения Господня в селе Порецком (освящена в 1795 году). Вид с колокольни

Воспоминания о дедушке и бабушке

О Надежде Константиновне, нашей бабушке, следует сказать особо. Невысокого роста, с прекрасной фигурой, с необыкновенно красивыми руками, она была удивительным человеком, никогда ни с кем не ссорилась, никого не осуждала,была обаятельной, умной, умела смягчить любую сложную обстановку. Оказывала на дедушку, человека очень горячего, самое положительное влияние.

Иван Сергеевич считал, что у Надежды Константиновны, очень красивые руки(а он ,как художник, понимал в этом толк!) и говорил, что кисти рук в скульптуре "Лада" Коненкову надо было бы лепить с бабушкиных рук.

Бабушка прекрасно рисовала.До сих пор сохранились расписанные ею тарелочки. Обладала художественым вкусом. Иван Сергеевич часто советовался с ней по поводу своих проектов- привозил ее в мастерскую: "Лезь на лестницу, смотри. Ну как?"

Дедушка, Иван Сергеевич, был высокий, красивый, импозантный мужчина с большими, настоящими мужскими руками. Очень хорошо помню его руки. Он часто играл со мной и особенно весело было, когда он качал меня на ноге , положив одну ногу на другую. Или когда утром, оправляя кровать, вдруг, неожиданно для меня кидал в меня подушкой. Обычно дедушка ходил с тростью, держался прямо. Был веселый, лихой, увлекающийся, умеющий ухаживать за дамами, очень горячего нрава, однако, отходчивый.

В 1935-37 годах, когда строился в Сочи санаторий Наркомтяжпрома им.Серго Орджоникидзе, дедушка был главным архитектором этого строительства. Мы- это дедушка, бабушка, я и няня Евдокия Арестьевна Романова большую часть года жили в Сочи.Няня всю жизнь жила в семье Кузнецовых, нянчила всех детей Ивана Сергеевича, а потом и меня немного. Няня очень любила бабушку и говорила:"Я без всех могу, а без барыни (так она звала бабушку, Надежду Константиновну) не могу".Потому и брали няню с собой в Сочи.Она скончалась в 1935 году, похоронена в одной могиле с бабушкой и дедушкой. На их памятнике выбито ее имя и надпись "Няня семьи Кузнецовых".

Самое раннее воспоминание мое о дедушке связано, конечно, с Сочи. Помню зеленый двор перед домом, аллею, увитую виноградом, по которой я иду. Уже с 2,5 лет дедушка начал приучать меня к самостоятельности. Выдавал мне 3 копейки и посылал меня купить ему в киоске газету. Разумеется, за мной в это время следили, но я об этом не подозревала. И взяв нужную газету, с чувством выполненного долга, благополучно пребывала домой. Иногда дедушка сажал меня на спину, требовал, чтоб я крепче держалась за шею и плавал со мной. Он был хороший пловец. Бабушка, разумеется, возражала против подобных экспериментов, но Ивана Сергеевича очень трудно было остановить, если он уже принял решение.

Иван Сергеевич был убежден, что всегда необходимо настоять на своем, а наша прекрасная бабушка умела вовремя повернуть дело в более мягкую сторону. Обычно она говорила:" Муж - голова, а жена -шея: куда хочу, туда поворочу". В нашем доме в Волховском переулке были голландские печи. Всегда их ремонтировал один и тот же печник Иван Иванович. И вот однажды Иван Иванович сделал работу и запросил пять рублей, дедушка сказал:"Три" . Начали торговаться. Бабушка подмигнула печнику, отдала три рубля, проводила до дверей и дала еще два рубля. Печник ушел довольный и дедушка был удовлетворен: " Вот видишь , Наденька, я всетаки настоял на своем! "

Как пример необыкновенно горячего нрава нашего деда, можно привести рассказ бабушки, Надежды Константиновны.

Во время постройки санатория имени Серго Орджоникидзе в Сочи, однажды, вернувшись из командировки в Москву, Иван Сергеевич обнаружил,что въездные ворота построены уже, чем было задумано по проекту. Большие машины не смогут въехать на территорию санатория .Иван Сергеевич рассвирепел, бросился к прорабу, тот сразу понял, что надо спасаться.И вот по "лесам", построенным вокруг здания летел, как стрела, прораб, за ним, с соответствующими выражениями, недвусмысленно размахивая палкой, гнался дедушка, а следом бабушка со словами: "Иван Сергеевич, остановись! Иван Сергеевич, опомнись!" Прораб убежал, а потом сказал бабушке, что главное -убежать, не попасть под горячую руку, а Иван Сергеевич отходчив.

Веселый и лихой человек был Иван Сергеевич.Надежда Константиновна рассказывала как они с Иваном Сергеевичем были на концерте Вяльцевой или Плевицкой, модных в то время певиц . Собралась изысканная публика, великолепно одетые дамы, мужчины во фраках. Бабушка была в платье от Ламановой, в большой шляпе с цветами . Рядом элегантно одетый господин, Иван Сергеевич.Певица спела какую-то песню очень удачно, все зааплодировали. И вдруг Иван Сергеевич вскочил , неистово захлопал в ладони и заорал: "Ну баба, ну черт!" Этим он ввел бабушку в полное смущение. Так вести себя там не полагалось.А дедушка радовался ото всей души.

Дедушка был необыкновенно компанейский и увлекающийся человек.Бабушка рассказывала как в одну из поездок на экскурсию на гору Охун, недалеко от Сочи. В то время смотровая башня (арх. С.И.Воробьев) , не была еще достроена до конца, наверх подняться было нельзя. Возле башни сидели несколько мужчин и играли на национальных инструментах какую-то кавказскую танцевальную мелодию. Дедушка подошел и начал лихо плясать, мужчины обрадовались и стали хлопать в ладоши в такт танца. Наконец, дедушка остановился, тогда один из мужчин подбежал к нему, в азарте схватил дедушкины ноги и стал переставлять их, чтоб тот продолжал пляску, больно зажигательно плясал Иван Сергеевич.

Кроме того, дедушка был, что называется озорник. Когда мне было четырнадцать дней от роду, мама моя - Александра Ивановна Кузнецова заболела заражением крови. В те времена это было практически смертельно. Она болела шесть месяцев, нянчили меня бабушка, няня, дедушка, то есть те, кто был свободен от дежурств в больнице у постели моей мамы. Дедушка очень горевал и переживал, а когда мама, наконец, поправилась, а мне уже был один год, дедушка радовался и шутил. Он научил меня плясать " русскую", а сам при этом пел :" Ах, Ольгина мать собиралась помирать, помереть не померла, только страху нагнала." Вот такой развеселый был у нас дед.

Однажды сын Миша пригласил на маскарад в дом в Большом Ирининском переулке своего друга с красивыми большими усами. Тот в карнавальном костюме, в маске сидел в кресле возле двери. А так как многие приклеивали себе усы или бороды, то понять настоящие они или нет было нельзя .Иван Сергеевич, проходя мимо,вдруг вцепился в усы, пытаясь их отодрать, уверенный, что это его сын со словами: " Мишка, я тебя узнал! " А гость изо всех сил отбивался, так как хотел оставить свои усы при себе.

Был дедушка, что называется, легок на подъем."А ни съездить - ли нам с тобой, Надина, в Париж?" -обращался он к Надежде Константиновне. Из Новгорода Северского вызывали двоюродную сестру Ивана Сергеевича, Екатерину Яковлевну Сомову, приглядеть за домом и детьми и Кузнецовы уезжали недели на две.Они ездили во Францию, Италию, были в Египте. Обычно из-за границы всем привозили подарки.Бабушка рассказывала, что на границе надо было платить высокую пошлину за вывоз нового товара, ей приходилось к новым платьям пришивать старые подмышники , чтоб показать, что платье ношеное.

Через много лет, когда уже не было Ивана Сергеевича, а дети его были не очень молоды, все равно в доме в Волховском переулке собирались многочисленные гости на Рождество, на Пасху и 30 сентября в День имянин Веры, Надежды, Любви и Софьи. У бабушки Надежды Константиновны были сестры Вера и Софья и их потомки в этот день собирались у нас. Как и всегда на столе-сороконожке была голубая вышитая скатерть, были фрукты, легкое вино, пироженые, чай. А на Рождество у Кузнецовых рядились. Из сундуков доставали платья, шали , шляпы. Душой ряжения была Зиновия Ивановна."Артисты" представляли перед гостями сценки, немые или с куплетами. Раздавались открытки с пожеланиями, " дед мороз" дарил маленькие подарки. Все это было до 1975 года, пока нас не выселили из этого уютного дома.

Надежда Константиновна и Иван Сергеевич научили детей жить дружно, держаться вместе.Так и было всю жизнь.Все они жили в одной огромной квартире с 1903 по 1975 год, когда нас выселили из дома и все мы переехали на Юго -Запад Москвы, теперь уж в разные квартиры, но в один дом. И опять все рядом!Дети Кузнецовых всегда старались облегчить друг другу жизнь, протягивали руку помощи. Жизнь Кузнецовых, как и у всех людей их поколения, была нелегкая.

Когда началась Отечественная война мы, дедушка, бабушка и я, жили на даче в Кокошкино. Мама и тетя Зина вывезли нас в Москву 15 октября, когда в Москве уже началась паника, все старались любым путем уехать из Москвы. С первых дней войны жители поселка Кокошкино стали рыть укрытия. Я бы сказала , землянки или ямы, потолки которых были из бревен и сверху присыпаны землей.Вероятно, не такие уж надежные сооружения.Когда объявили воздушную тревогу в Кокошкино ( вроде бы возле станции упали бомбы) соседи прибежали к дедушке, как к непререкаемому авторитету: " Иван Сергеевич, в щель-то лезть?" -"Нет, бесполезно." И никто не стал прятаться в эти щели -норы -землянки.

По воспоминания Наталии Ивановны Радзюн, работавшей в мастерской И.С.Кузнецова при строительстве санатория в Сочи: "Все были молоды, энергичны. Работали много, была хорошая, дружная, деловая компания.Рабочий проект разрабатывался и дорабатывался прямо на месте. В мастерской обычно пели, запевал Иван Сергеевич, подпевали Михаил Иванович и Виктор Радзюн, а мастерская подтягивала.

Пели: " Не шей ты мне, матушка, красный сарафан", "Не гляди ты с тоской на дорогу", " Вдоль по Питерской, по Тверской -Ямской " и др.

В свободное время Иван Сергеевич организовывал пикники. Все собирались и на нескольких открытых машинах ехали за город. На пикниках Иван Сергеевич варил глинтвейн или рассказывал что-нибудь интересное. А потом вместс с молодежью пел модный , как сейчас принято говорить, шлягер того времени "Капитан, капитан, улыбнитесь"

Молодежь работала с увлечением, но иногда деньги не платили вовремя и тогда Иван Сергеевич содержал свою мастерскую, давая деньги на обеды, которые брали из столовой, а Муся Филлипова "облагораживала" борщи и щи. После получки с Иваном Сергеевичем рассчитывались.Ивану Сергеевичу всегда было легко иметь дело с молодежью."

Смецкой

Николай Николаевич Смецкой был удивительный человек, выделяющийся своей энергией, упорством и широтой начинаний. Это был страстный любитель растений. Он создал в окрестностях Сухуми лучший на Черноморье, а ,возможно , и в Европе дендропарк.Замечательные дендрарии были заложены им в районе Гульрипши - Агудзера. Они сыграли большую роль как опорные пункты, очаги распространения субтропической растительности на Побережье Черного моря.Николай Николаевич принимал личное участие в экпедициях за растениями, по их отбору за границей.

Смецкой построил на своей земле три санатория для легочных больных: "Агудзера", "Гульрипш" и "Гульрипш-2".

Весной 1916 года Николай Николаевич по дарственной передал оба санатория "Гульрипш" Министерству народного просвящения "для лечения в них туберкулезных больных, учащих и учащихся, не исключая учителей народных училищ."При санаториях Смецкой создал парк на 80 га , из которых 10 га были засажены пальмами , эвкалиптами и другими растениями теплых стран, а 70 га были засажены соснами. Как писал Смецкой " больным советуется жить вблизи сосновых рощ".

Все работы в саду и парке, все посадки были проведены под личным руководством и при участии Николая Николаевича и его супруги Ольги Юрьевны. Все хорошо разрослось.

Санаторий Агудзера Николай Николаевич предложил в дар Министерству для климатического лечения незаразных больных с круглогодичным сезоном. Предложение было принято , но оформить его не успели. В 1919 году все санатории как принадлежащие Русскому правительству, так и принадлежащие Смецкому были конфискованы Грузинским правительством. Из санатория "Агудзера" все движимое имущество было вывезено, а санаторий сожгли.Парк в 20 га , посаженный Смецким рядом с санаторием великолепно разросся,но в 1919 -1923 годах пострадал от порубок.

Сохранилась докладная записка, написанная Н.Н.Смецким 1 сентября 1923 года.Читаешь эту докладную записку Николая Николаевича и поражаешься как этот человек, которого лишили всего, заработанного трудом, будучи в преклонных годах, старается спасти для людей то, что еще сохранилось от лихолетья 17-годов.Он предлагает несколько вариантов как сохранить постройки , чтоб была польза людям. Предлагает передать в ведение Академии Наук сад, существующий с 1895 года , где финиковые пальмы из Африки уже достигли зрелого возраста.Предлагает передать Академии парк, где свыше 50 видов эвкалиптов(многие уже дают самосев), австралийские акации, цветущие зимой,где коллекция жирнолистных: агавы, кактусы, алое, , где коллекция хвойных из Северной Америки, Мексики,Гималаев, Японии, но никто не помогает Смецкому.Из Акдемии Наук приезжают только один раз, да и то мало знающий человек.Николай Николаевич предлагает план как произвести ремонт санаториев, как в уже построенных дачах сделать Дом отдыха. Обращается к Семашко. Все тщетно.

Последние годы жизни Смецким жилось нелегко.Ольга Юрьевна стряпала для жильцов, продавала пирожки на рынке.В 50-60 годах в парке дома отдыха "Сухуми"(видимо , на территории дачи Смецкого) Николаю Николаевичу был поставлен памятник работы скульптора Б.Гогоберидзе.

Храм в Плешивце

Об одной из интересных построек Ивана Сергеевича подробно написано в небольшой книжке, вышедшей в Киеве в 1907 году "Новый храм в украинском стиле. Покровская церковь в селе Плешивец Полтавской губернии".

" На северовосточной окраине Полтавской губернии по склону правого берега Псла расположено небольшое село Плешивец, Гадячского уезда.Существовавшая в нем старая деревянная церковь, построенная еще в конце ХVIII века, к началу ХХ века настолько обветшала, что оказалось необходимым соорудить новую.

Уроженец села Плешивец, викарий московской епархии Парфений, имея обширный круг знакомства среди московских архитекторов, получил от них множество эскизов каменной церкви во всевозможных стилях." Однажды преосвященный увидел у известного исследователя Запорожья Д.И.Эварницкого фотографию запорожского храма в Новомосковске Екатеринославской губернии, который напомнил ему с детства знакомые черты архитектуры украинских храмов.Церковь в Новомосковске была построена в 1773 году мастером из Водолаги Яковом Погребняком. Это девятикупольная церковь, имеюшая в плане квадрат, разделенный на девять частей . Такие церкви очень редки. Именно такую церковь задумал построить Парфений.

Проект храма в Плешивце по просьбе Владыки Парфения, был разработан московским художником-архитектором Иваном Сергеевичем Кузнецовым и начал строиться под его наблюдением в 1902 году, а в июле 1906 года совершилось его освещение.Так возник на территирии Полтавщины новый архитектурный памятник - первый опыт художественного воспроизведения национального зодчества.

Иван Сергеевич сам составил следующее техническое описание этого храма.План храма представляет фигуру креста.Фасады всех четырех сторон одинаковы. От главного массива храма на высоте 4,5 сажен от земли берут начало башни и , разбиваясь на три группы, пропорционально, одна выше другой стремятся вверх, таким образом, из общего массива образуется девятиглавый храм.

Главы освещаются окнами, причем 8 глав имеют два яруса окон, каждая по четыре окна в ярусе, а девятая, центральная глава, имеет три яруса окон по восемь окон в ярусе. Смотря на фасад церкви, трудно представить своеобразную грандиозность и легкость внутреннего вида церкви.Шестиярусный иконостас по рисункам Ивана Сергеевича выполнен в московской икиностасной мастерской И.А.Соколова, иконы прекрасного письма написаны московским художником В.П.Гурьяновым.Построен храм на средства отчасти прихожан, но главным образом, на пожертвования московских благотворителей.Стоимость постройки несколько более 100 тыс. рублей. Прихожане все, от мала до велика, старики и женщины, принимали самое живое участие в постройке - подвозкой материалов, выделкой кирпича, земляными и другими работами.

Село Плешивец расположено на склоне высокой горы, среди живописной местности. Новый храм поставлен на половине склона горы и виден на далекое расстояние. Общий вид его поражает величавой красотой.

В семье Кузнецовых хранится икона " Покрова Божей Матери", преподнесенная Ивану Сергеевичу жителями села, с надписью : "Благодарные прихожане архитектору -художнику Ивану Сергеевичу Кузнецову в память сооружения Храма во имя Покрова Пресвятыя Богородицы в селе Плешивец Гадячского уезда Полтавской губернии 1905 года октября ...дня."

Эварницкий Д.И.подарил Ивану Сергеевичу фотографию деревянного храма в Новомосковске с посвящением:" Первому- Погребняку, второму -Кузнецову. Эварницкий"

Брат и сестра

Младший брат Ивана Сергеевича, Василий Сергеевич родился в 1878 году. Как и старший брат, он окончил Московское Училище живописи, ваяния и зодчества и Императорскую Академию Художеств в Санкт-Петербурге в 1902 году.По рассказам Зиновии Ивановны Кузнецовой, у Василия Ивановича был негибкий характер, он нередко ссорился с заказчиками и потому многие его проекты не воплощены в жизнь.

Вместе с тем он был веселый, остроумный, хорошо чувствующий шутку человек. С ним дружили художник Константин Коровин, Федор Шаляпин, он был близко знаком с художником Валентином Серовым, дружил с актером Малого театра Остужевым. Константин Коровин в нескольких своих рассказах "Московская канитель", "Васина супруга","Мороз", "На севере диком","Причуды Шаляпина" и др. описывает массу шуток, связанных с "архитектором Васей". В воспоминаниях дочери Шаляпина - Ирины есть такие слова:"Отец и Коровин любили Кузнецова за его добродушие, широкую русскую натуру".

Некоторые работы Василия Сергеевича: жилой дом в Успенском переулке, первоначальный проект особняка Кекушевой на Остоженке, особняк В.С. Филимонова в Староконюшенном переулке, жилые корпуса для кооператива "Труженники искусства "в Воротниковском переулке.

Екатерина Сергеевна Кузнецова, сестра Ивана Сергеевича, родилась в 1870 году. Окончила Городское училище, далее самообразование. До революции работала в детском приюте. Недолго была воспитательницей в детской колонии в Сокольниках, на даче Лямина. Работала сестрой милосердия в Бахрушевской больнице. Была близко знакома с толстовцами. Жила в толстовской колонии в Перловке. Оттуда около 1928 года переехала в Кокошкино, где жила вместе со своей подругой, Соболевой Еленой Владимировной. Питались продуктами со своего огорода, разводили коз и кроликов. Екатерина Сергеевна страстно любила и знала театр. Любила книги, имела хорошую библиотеку, много читала и, как говорится, несла просвящение в массы. За три дня до смерти на лыжах обходила яблони, " не поели бы зайцы". Скончалась она 13 марта 1953 года. В Кокошкино все жители очень уважали Екатерину Сергеевну и гроб с ее телом несли на руках по всему поселку. Похоронена она возле церкви в Свинорье, в полутора километрах от Кокошкино.

Источник: http://www.varsanofiev.com/kuznetsoff/story.htm

 
При использовании материалов сайта ссылка категорически приветствуется.
© Богородск-Ногинск. Богородское краеведение. 2004-2018
Политика конфиденциальности
Яндекс цитирования Check PageRank