Богородск-Ногинск. Богородское краеведение

«Так говорит Господь: остановитесь на путях ваших и рассмотрите,
и расспросите о путях древних, где путь добрый, и идите к нему»
Книга пророка Иеремии. (6, 16)

Мы в социальных сетях:
 facebook.com/bogorodsk1781
 vk.com/bogorodsk1781

Год 2013-й. Снова в Мышкин, с музыкой!..

Михаил Дроздов

Давненько мы с Евгением Николаевичем не ездили на дальние расстояния, а все больше - по нашему Богородскому краю, да по соседнему бывшему Покровскому уезду. Явно заждались нас просторы необъятной нашей Родины. И вот 24 августа этого, 2013-го, года поехали. Отправились в любимый наш Мышкин. В который, казалось бы, уже раз, но это по раздельности, а вместе здесь мы были, оказывается, только в 2006 и 2009 гг., о чем свидетельствуют путевые очерки на нашем  сайте.

Сегодня едем  в Мышкин с некоторыми, как говорит один мой знакомый, «нюансами». О них в основном речь и пойдет, но и не только...

Во-первых, мы ехали, что называется, с музыкой, и не просто, а с джазовой. Нас везет на своей машине  Валериан Кудельников, большой, впрочем, как и Маслов, любитель джаза, современного и классического, и всякого другого. Разных жанров и стилей в нем множество: бибоп, кул-джаз, хард-боп, модальный джаз, соул-джаз, джаз-фанк , фри-джаз, криэйтив, фьюжн, постбоп, эйсид-джаз, смус – это все из интернета мною выписано, и это еще не все. Я не только не знаток, но и не большой любитель джаза (русская песня – другое дело!), но прокатиться под  трубу Роя Элдриджа или под вибрафон Бэгса, да еще с комментариями Валериана, было, не скрою, приятно.

Во-вторых, ехали не через Калязин, как чаще всего ездят, а через Переславль. И тут еще были некоторые отклонения от основного курса, тоже своего рода нюансы.

24 августа 2013. Сб.

В 7-40 сажусь в машину Валериана. Под свинг Элдриджа промчались по Стромынскому тракту до Аленинской развилки. Справа древнее Филипповское, прекрасный Никольский храм, святое место, замечательный о. Стахий, добрейший священник с даром провидца. Не поучающий, а сочувствующий, говорящий не всегда так складно и ловко, как черноголовские священники и один черноголовский академик, а любимый, поди, тысячами людей со всех краев земли русской. Сам болящий, а многим тысячам помогающий. Благослови, отче, на дальний путь!..

Свернули налево на третье, дальнее, московское кольцо. Не доезжая нескольких км до Ярославки, опять повернули, теперь вправо, на бывшие ракетные позиции, скосили, вроде, путь, но не из экономии, а из... любви к искусству. Причем тут искусство сейчас поймем. Повернули где-то около половины 9-го. После нескольких неудачных проездов по военныи бетонкам  и заезда в умирающий бывший военный городок, после какой-то ужасной колеи (клиренс маловат для таких дорог, клиренс) мы попали в ПУТЯТИНО, а за ним  в ГАГИНО.  

В первой деревне, ныне совершенно непримечательной (в 10 км от Сергиева Посада, кто ею владел в древности – ясно из названия), было имение любовницы Мамонтова (да, наверное, он ей и купил). В 1890 году художник К.Коровин написал хорошо известный портрет хозяйки (на подоконнике с книгой в руках, молодая, жизнерадостная). Здесь собирался веселый народ. Об этом веселом народе и поговорим немножко. Мелким шрифтом только, для любителей. Чтобы не сильно отвлекало.

 

Ничем особым Путятино не славилось до конца 19 века, когда артистка частного театра С.И. Мамонтова в Москве Татьяна Любатович заимела здесь дачу. Большой  дом с флигелями стоял среди полупарка-полулеса. Каждое лето у Любатович бывало много гостей. Остатки знаменитого Абрамцевского кружка как бы переместились в Путятино, а в Абрамцеве скучала одинокая Елизавета Григорьевна...

Летом 1898 года в «егерском домике» усадьбы Любатович жили два друга, одногодки Ф.И.Шаляпин и С.В.Рахманинов, один пел, другой дирижировал в театре Мамонтова. Когда родилась мысль поставить оперу Мусоргского "Борис Годунов", именно здесь проходили первые спевки. Собралось много артистов. Шаляпин разучивал партию Бориса и изучал с Рахманиновым краткий курс музыкальной теории, Коровин писал эскизы декораций. Обычно работали по 4 -5 часов, а затем уходили по грибы, удили рыбу в большом пруду, слушали игру Рахманинова или пение Шаляпина, Любатович и Мамонтова.

В Путятине Шаляпин решил жениться. Балерина Иола Торнаги, в которую был влюблен Федор Иванович, входила в состав балетной труппы Мамонтова. Она приехала на дачу Любатович за неделю до свадьбы прямо из Италии. Венчались они в церкви соседнего села Гагино, находящегося в двух километрах от деревни. Свадьбу же справляли в Путятине. Прибыла почти вся труппа театра. И жениху и невесте, было тогда по 25 лет.

Сам Шаляпин описывал это событие так: "Живя у Любатович на даче я обвенчался с балериной Торнаги в маленькой сельской церковке. После свадьбы мы устроили смешной какой-то турецкий пир: сидели на полу, на коврах и озорничали, как малые ребята. Не было ничего, что считается обязательным на свадьбах: ни богато украшенного стола с разнообразными яствами, ни красноречивых тостов, но было много полевых цветов и немало вина. Поутру, часов в шесть, у окна моей комнаты разразился адский шум - толпа друзей с С.И.Мамонтовым во главе исполняла концерт на печных вьюшках, железных заслонках, на ведрах и каких-то пронзительных свистульках. Это невозможно напоминало мне Суконную слободу... А дирижировал этим кавардаком С.В.Рахманинов".

 

Татьяна Спиридоновна Любатович (1859-1932), не совсем обычная женщина, и не только потому, что была дочкой инженера, выходца из Черногории, и любовницей самого Саввы Мамонтова,  не только потому, что чисто и звонко  пела, что ее портреты писали Врубель, Коровин и Нестеров, а еще и потому, что у нее были нетривиальные сестры Ольга, Вера, Анна и Клавдия. Ольга и Вера были революционерками-народоволками, у первой даже мужем был знаменитый Н.А. Морозов (шлиссельбуржец). Анна – преподавательница иностранных языков - стала матерью Героя Советского Союза Марины Расковой. Клавдия (по мужу Винтер) - антрепренёр, официальный руководитель Русской частной оперы (1896–1899), спонсируемой Саввой Мамонтовым.

 

Дочка последней, она же племянница хозяйки имения и будущая жена певца А.В. Секара-Рожанского Елена Рудольфовна Винтер-Рожанская вспоминала: «…До бракосочетания Шаляпина с И.И. Торнаги Сергей Васильевич и Фёдор Иванович жили у нас вместе; они помещались в так называемом «егерском домике», маленьком флигельке о двух комнатах в саду, в конце большой берёзовой аллеи. В одной комнате они спали, в другой же стояло пианино, и Сергей Васильевич там занимался сам по утрам, а днём с учениками в большом доме за роялем... Лето 1898 года было чудное, исключительно жаркое и сухое, что в наших местах, то есть в лесных уездах Владимирской губернии, не так часто случается. В это лето и завязалась крепкая дружба между Рахманиновым и Шаляпиным, которая осталась неизменной до смерти Фёдора Ивановича». Рахманинов прожил в Путятино довольно долго, писал отсюда письма (например, С.В. Смоленскому) с обратным адресом: Московско-Ярославская жел[езная] дор[ога]. Ст[анция] Арсаки. Имение «Путятино» Т. С. Любатович. С. В. Рахманинов.

 

Никто тогда, летом 1898 г., в Путятино и предполагать не мог, что через год случится катастрофа с С.И. Мамонтовым и с его театром тоже. Но в том же веселом 98-м, только в августе, Мамонтов продал 1650 акций Московско-Ярославско-Архангельской железной дороги Международному банку (А.Ю. Ротштейн и Ко) и получил специальную ссуду под залог… В результате интриг его врагов Савва был разорен, акции «ушли», перестало существовать и любимое детище Саввы Ивановича – Частная опера…

Вот и усадебные постройки Любатович до наших дней не дошли. От парка осталось лишь несколько старых дубов и лип да зарастающий пруд. Кроме него ничто не напоминает об имении и том славном времени, когда здесь собирался цвет русской оперы и вообще – искусства. Так и мы проехали Путятино, не увидев даже живых людей в деревне.

Во второй деревне, точнее в селе Гагино, как уже упоминалось, 115 лет назад венчался Шаляпин с Иолой Торнаги, в том же веселом и талантливом путятинском окружении. Еще бы: шаферами у Федора Ивановича были С.В.Рахманинов и известный музыкальный критик С.Н.Кругликов, у Иолы Игнатьевны - К.А.Коровин и артист частной оперы С.И.Мамонтова - Саблин. Что было потом, мы уже знаем.

Хоть и село Гагино, но еще меньше деревни Путятино. Теперь, ну, по состоянию на 2010 г., официально зарегистрированное население  в Гагино– 1 человек. Количество индивидуальных жилых домов - 17.Названо оно по фамилии владельцев князей Гагиных или Велико-Гагиных (род присекся в 1772 г.). Находится вблизи речушки Киниболки в 12 километрах к северо-востоку от Сергиева Посада. В конце прошлого века оно относилось к Рогачевскои волости Александровского уезда Владимирской губернии. Ездили туда от станции Арсаки на лошадях 10 километров. Не так далеко, через деревню Стогово проходила когда-то большая дорога на Александровскую слободу, фактическую столицу когда-то Московского государства.

 

Среди хозяев села Гагино были и генерал-аншеф Чулков, и генерал-поручик князь Федор Федорович Щербатов. Это тот Щербатов, который со своим корпусом за полтора почти века до Фрунзе форсировал Сиваш и вошел в турецкий тогда Крым, а потом сплоховал с Пугачевым, за что и был уволен, и жил, и умер в этом самом Гагино. Во второй половине 18-го столетия здесь взамен деревянной Дмитровской была построена каменная церковь во имя Всемилостивого Спаса. В 1845 г.  рядом со Спасской была сооружена другая каменная церковь с тремя приделами – Казанской иконы Богоматери, Дмитрия Солунского и Параскевы Пятницы.

 

Много послевоенных лет сюда практически не было доступа, потом церковь стояла бесхозная, разрушающаяся. И вот - удивительное дело – за несколько лет из руин восстала красавица церковь необычных форм. И снова церковь – украшение всей округи!  Восстанавливается и зимний храм, установлена весьма изящная и явно весьма дорогая ограда…

Осмотрев церкви, поговорив со священником о.Василием, мы двинулись дальше, выехали вскоре на Ярославское шоссе и на хорошей скорости  долетели до Переславля.

Переславль

Еще 10-ти нет, а мы въезжаем в город по Московской улице, переходящей в улицу Кардовского. Дом художника, академика живописи Дмитрия Николаевича Кардовского (1866-1943) расположен вблизи Горицкого монастыря. Художник, родившийся недалеко от Переславля в усадьбе Осурово, жил здесь подолгу, много работал, как и его жена художница О.Л. Делла-вос-Кардовская. После смерти родителей их дочь передала все переславское владение Союзу художников. В 1956 г здесь открылся Дом творчества.

Проезжаем дом Кардовского и Горицкий монастырь, восстановленный многолетними трудами архитектора-реставратора И.Б. Пуришева. Месяца еще не прошло со дня его смерти. Я много слыхал о «Ване Пуришеве» от нашего черноголовского художника Ю.В. Журавлева, его одногруппника по Архитектурному (надеюсь, что еще удастся записать его воспоминания о друге юности). В июле умер Пуришев, в мае умер Красноречьев в Новгороде Великом, 4 года назад умер Савва Ямщиков. Уходят великие реставраторы, и смены им нет. Беречь, беречь надо последних...

В Горицком бывшем монастыре находится прекрасный историко-художественный музей. Московский меценат Свешников местного происхождения собирал картины, основатель музея М.И. Смирнов привез их из Москвы. Портреты супругов Свешниковых – в музее. Работы супругов Кардовских – тоже. И много еще всего, собранного местными краеведами и историками за почти столетие. Кстати, в Переславле, городе с замечательными краеведческими традициями, до сих пор, похоже, действует отделение ВООПИК. Сошлюсь на издание Переславского совета ВООПИиК «Переславская быль» 2004 года. А еще есть отличный сайт «Переславская краеведческая инициатива».  А с другой стороны, думаю: да и как тут не быть развитому краеведению, если у них тут чуть ли не первый в России провинциальный музей (Ботик!) и отсюда происходит семейство выдающихся русских краеведов и историков Смирновых?!

 

Переславль был когда-то во Владимирской губернии, но побывав в советское время в огромной Ивановской промышленной области, достался, в конце концов, области Ярославской. В городе этом, в 136 км от Москвы, на берегу Плещеева озера живет, как совсем недавно писали, 45 тыс. человек, на этот же год - как выясняли - уже 41 тыс. По другим данным (кому верить нынче?), тут население уменьшается не так быстро, как в других городах. Город входит в «Золотое кольцо» России. В 2009 г. его посетило 292 тыс человек. 91 % из них – экскурсанты, при этом 2 % туристов (5,8 тысяч человек) - иностранцы. Интересно, какой это процент от времен «железного занавеса»?

Историки полагают, что город первоначально основан, может, даже в 9 веке. Находился он в зависимости от Новгорода, но оставался языческим. Юрий Долгорукий прилично передвинул город и дал новое имя – «Переяславль» - значит «перенявший славу» от киевского Переяславля. Строительство Переяславля Нового началось с закладки Спасо-Преображенского собора в 1152 г. Здесь родился Александр Невский, здесь Петр Первый построил потешную флотилию. Когда в 1744 г. здесь создается епархия, в городе и ближайших окрестностях насчитывалось 12 монастырей и несколько десятков церквей (сейчас в городе 4 монастыря, действует 9 церквей). В 1818 г. Переславль посетила императрица Мария Феодоровна,  в 1823 г. - её сын, император Александр I, в 1837 г. – будущий император Александр II. В 1913 г. во время празднования 300-летия дома Романовых сюда приехал Николай II, он побывал в Никитском и Феодоровском монастырях, в усадьбе Ботик. Крестьян в этот день в город не пускали.

 

Останавливаемся у... Красной площади! Да, здесь тоже таковая, да постарше московской! Архитектурный ансамбль  ее включает в себя Спасо-Преображенский собор ХII века (тот самый – первый!), бюст Александра Ярославича Невского, земляной вал, опять-таки ХII века, церковь митрополита Петра 1584 года, Владимирский собор и церковь Александра Невского 1740-х гг. Заходим в  собор, где крестили Александра Невского. Собор - один из самых старых в Северо-Восточной Руси. Фотографируемся перед  памятником победителя шведов и немцев. Автор памятника скульптор Орлов, тот, что и Юрия Долгорукова перед Моссоветом поставил, а ваял его в старообрядческой церкви на Белорусской.

Походили немножко по древнему городу «в валах». И хватит, ехать надо, Мышкин ждет. А тут много еще достопримечательностей. Одних музеев вон сколько: Переславль-Залесский историко-архитектурный и художественный музей-заповедник. Музей-усадьба «Ботик Петра I» (1803), где хранится этот самый ботик «Фортуна». Переславский дендрологический сад. Музей утюга. «Дом чайника». Музей паровозов (в пос. Талицы). И это, похоже, не все.

Да, Мышкин ждет, но сначала все же выпили кофейку. И в сувенирной лавке купили первые сувениры, я – то, что осталось от знаменитого фабриканта-вышивальщика Засса – вышитый платок. Теперь едем. Едем медленно, вглядываясь, мимо (справа) школы №1 - бывшей мужской гимназии в стиле модерн да еще и редкой «модификации», мимо (слева) Переславского университета (ул. Советская, 2) - !!!

 

И такое здесь есть с 93 года. Создал профессор-кибернетик Айламазян, который был директором ИПС РАН. Называется, правда, крайне хитро: Негосударственное образовательное учреждение высшего профессионального образования Институт программных систем - «Университет города Переславля имени А. К. Айламазяна». Студентов три с половиной сотни, «преподов» около 70 человек, из них 10 докторов наук. Три направления в университете: прикладная математика и информатика, информационные системы и технологии, прикладная информатика. Ясно, что учебное это заведение состоит при Институте программных систем. Возглавляет сейчас то и другое С.М. Абрамов, членкор РАН, профессор, доктор физ.-мат. наук, работает здесь с 86 года. Он к тому же еще и.о. директора Российского научно-исследовательского института региональных проблем. И это учреждение, оказывается, местное: 152 020 Россия, Ярославская область, Переславский район, м. "Ботик", ФГНУ "РосНИИ РП". И что-то фотокинопленочное в городе есть или было.

 

Так тут уже целый куст НИИ! Что-то есть провидческое в том, что в 1955 году Федор Иванович Дубовицкий, подыскивая по заданию академика Семенова место для филиала Института химической физики, ездил и сюда, на полигон ВВС, подчинявшийся еще совсем недавно Василию Сталину. Показалось далековато, и они выбрали тогда Черноголовку. А теперь и здесь наука. И, наверное, как и в ЧГ, не лучшее время переживает...

Улица Советская кончается, проезжаем Трубеж, фабричные корпуса справа виднеются - бывшая Переславская мануфактура. Потом слева Борисоглебская слобода. В Никитской слободе у одноименного монастыря, тоже слева, есть поворот к валам древнего города Клещина, предшественника Переславля, ну, и к пресловутому «Синему  камню».

Но мимо, мимо. Ускоряемся, пролетаем под тихое завывание трубы джазмена...

В селе Вашка, если повернуть направо, то можно попасть в Охотино к Коровину, в нашем рассказе уже фигурировавшему. Мы там были несколько лет назад. Вид на дом – «не ахти», но это его, коровинский, настоящий дом, где он писал картины и принимал Серова, Шаляпина и др. Будущий (1918 г.) первый Народный артист республики впервые приехал к другу в 1903 г., после чего тоже себе тут, чуть подальше, в Ратухино, дачу завел. В 1904-05 гг. «странный архитектор» Мазырин (Анчутка - в воспоминаниях его однокурсника Коровина) выстроил ему хоромы деревянные, в которых тоже масса знаменитых гостей перебывала, даже Любовь Орлова. Сам ездил до 1915 г. включительно, правда, не так, как мы, а со станции Итларь. А «хоромы» разобрали. Начали в 60-е, закончили в 80-е годы...

Это все было (и частично есть), если повернуть вправо. Но мы не сворачиваем в Вашке, не останавливаемся в Петровске (оттуда, кстати, путь, к Годеновскому кресту), оставляем, тоже справа, рыбацкое когда-то Поречье с колокольней-ракетой...

Вот и РОСТОВ, Яковлевский монастырь хорошо виден, но мы делаем резкий разворот влево на угличскую дорогу. Варницы – родину святого Сергия - тоже пропускаем в этот раз, уж слишком блестящий и прилизанный там монастырь-новодел (писал уже по этому поводу). Через 20 минут мы уже в Борисоглебе, под монастырскими стенами. Прокудин-Горский в 1911 году снимал монастырь на цветное фото как одну из достопримечательностей России. Стены на снимке белые-белые, аж глаз ломит.  Ну а дороги – чисто грунтовые, песок... Так было!

Брисоглеб

Как и Мышкин, очень любим мы монастырь-крепость святого Иринарха. И тоже не раз здесь были. Но Валерьян не был. Останавливаемся. Идем в суровый, мощный этот кремль через удивительно красивый вход с двумя башнями и надвратной церковью. Вошли. Вот уж что не прилизано, так не прилизано! Тут за 4 года немногое изменилось, даже трудно сказать что... Никто, видимо, не помогает, печально и как-то запущенно. Здесь действует музей – филиал Ростовского – с целым рядом экспозиций. Но ему уже зачем-то противопоставляют музей монастырский...

 

Борисоглебский, по-простому – Борисоглеб – посёлок городского типа, центр Борисоглебского района Ярославской области. Населения в конце социализма быпо почти 6,5 тыс, в расцвете капитализма почти 5,5 тыс. Расположен на реке Устье в 19 км от Ростова (там и ЖД станция). Поселение возникло при Борисоглебском монастыре, основанном пришедшим из Новгородской земли иноком Феодором и присоединившимся к нему позднее Павлом по благословению Сергия Радонежского в 1363 г. Иноком монастыря был и знаменитый Пересвет. Здесь крестили Ивана III. В 1522–1523 гг. построен собор Бориса и Глеба (зодчий Григорий Борисов), в 1524–1526  - Благовещенская церковь с трапезной палатой, в конце XVII в. - Сергиевская и Сретенская надвратные церкви. Трижды здесь был Иван Грозный. Примерно с  1577 г. и до кончины в монастыре подвизался затворник Иринарх Борисоглебский (1547 - 13 января 1616) – преподобный Русской церкви. За благословением к Иринарху приезжали полководец Михаил Скопин-Шуйский и организаторы народного ополчения Дмитрий Пожарский и Кузьма Минин. К середине XVII века Борисоглебский монастырь владел 22 тыс. десятин земли и 4-мя подведомственными монастырями.

В 18-м веке Екатерина II примонастырские слободы из владения монастыря передала фавориту графу Г.Г. Орлову, с 1843 г. они во владении  графов Паниных. Секуляризация сделала Борисоглебскую обитель обычным второклассным монастырём. Источником существования монастыря в XVIII-XIX вв. были 280 десятин земли, сад и доходы от сдачи в аренду башен и монастырских торговых лавок за крепостными стенами. Кроме Екатерины II из императоров здесь был еще проездом Александр III. В праздник св. Бориса и Глеба у стен монастыря традиционно проходила значительная для Ярославской губернии ярмарка – торговали в основном скотом. В слободах занимались  переработкой картофеля и выработкой крахмала; окраской тканей и шитьем одежды; иконописанием; металлообработкой, изготовлением сельскохозяйственных орудий. Статус рабочего посёлка и современное название поселение получило в 1962 г. Основные предприятия поселка: крахмалосушильный завод, сыродельный завод (закрыт), хлебозавод (закрыт), птицефабрика (закрыта), типография (закрыта), комбинат строительных деталей, Райпо, ОАО «Борисоглебское торговое предприятие», АТП. Начиная с 2005 года, здесь установлены памятники герою Куликовской битвы Александру Пересвету (автор – З.Церетели), князю Пожарскому и затворнику Иринарху.

Монастырь существовал до упразднения в 1924 г., в советский период в нем размещались  почта, отделение Госбанка, склады льна и зерна, а также музей. В 1989 г. в соборе Бориса и Глеба возобновились богослужения. С декабря 1994 г. монастырь снова считается  действующим.

 

Одиноко стоящая у крепостной стены келья святого Иринарха восстановлена архитектором-реставратором А.Рыбниковым. К ней тянется красивая, тенистая липовая аллея. Рыбников вообще здесь многое в свое время восстановил (даже стены выправил, выпрямил). Но в борьбе реставраторов и монахов (сколько их здесь? Видели одного) победил игумен Иоанн. И у меня лично такое впечатление, что не благостно, а сиротливо и даже тревожно нынче в славной обители. Может, это только мое ощущение, ощущение раздрая какого-то? Может быть. Гуляем, однако, и наслаждаемся, по мере возможности, тем, что видим. Общая длина стен монастыря - 1040 метров, их высота 10 – 12 метров, толщина – до 3 метров. Восточная стена с шестиугольной башней - самая древняя. Самая красивая и одновременно самая высокая – 38 метров в высоту – это северо-восточная (Максимовская) башня монастыря. Она построена в конце XVII века. Наверху башни – смотровая площадка, я на ней был когда-то, видел монастырь сверху и даже окрестности, но Костина Хутора не видел... 

Подходим к Борисоглебскому собору. Он закрыт. Но знаем, что там, под спудом, мощи основателей -  преподобных Федора и Павла, и святого Иринарха. Знаем и то, что в 1911 году собор расписан в византийском стиле с золотом и серебром под руководством художника Ф.Е.Егорова по мотивам росписей В.М.Васнецова в киевском Владимирском соборе...

Посредине монастыря свободное пространство, с которого просматривается  почти все здесь внутри. Больше всего мне нравится трехглавая звонница с часами - «церковь под колоколы с часобитней», 17 век. Чуть позже пристроили тяжеловатое крыльцо. Царь Иван Грозный подарил монастырю колокол в 138 пудов, в 1758 г. появился побольше – в 261 пуд, в 1913 – еще больше - в 606 пудов, отлитый в Ярославле на заводе купцов Оловянишниковых. В 1929 г. все были сняты, разбиты, переплавлены. С 1988 по 2009 г. звонили в колокола Ростовского музея, в 2009 г. братья Ананьевы, православные меценаты, дарят монастырю набор из 10 новых колоколов, самый большой – 325 пудов. 

С 2010 года работают часы на колокольне, вот это, пожалуй, и есть новенькое. Новенькое для меня еще и то, что узнал я чуть позднее от наших черноголовских: куранты сии починены на новой, так сказать, технической основе нашими институтскими умельцами! Надо будет разыскать их и поговорить на эту тему, так ли все?.. Если так, то получается, что кроме «Робинзона 21–го века» Валентина Малова, Черноголовку с Борисоглебом еще связывает и техническое творчество...

Слева от нас – Настоятельские покои и Трапезная палата 16-17 века, опять-таки восстановленные Рыбниковым. Это уж точно – украшение монастыря – с кирпичными узорами на стенах, с изразцовым декором, с крыльцом, изумительно богатым самыми разнообразными деталями.

Но снова к собору, поближе к основателям-землякам, к Святому Иринарху, к святителю Тихону. У алтаря собора восстановленная (все тем же Рыбниковым?!) могила. Крепкий, мощный, как и крепость, крест. Здесь в 1503 году похоронен архиепископ Ростовский, Ярославский и Белозерский Тихон (Малышкин).

 

Это он участвовал в избрании и посвящении Предстоятелей Русской Церкви – митрополита Зосимы (1490 г.) и митрополита Симона (1495 г.), и управлял всей Полнотой Церкви как архиерей главенствующей епархии в период после низложения митрополита Зосимы в 1494 г. Был участником такого выдающегося события, как Освященный Собор 1492 года, утвердивший Пасхалию на восьмую тысячу лет и документально засвидетельствовавший признание Русской Церковью своего преемственного по отношению к Византии служения. Святитель Тихон явился соратником Иосифа Волоцкого и архиепископа Новгородского Геннадия в борьбе Русской Церкви с ересью жидовствующих, очаг которой возник в кон.XV века в северо-западной Руси. Ересь жидовствующих фактически представляла собой  идеологию государственного разрушения, заговора, имевшего целью изменить само мироощущение русского народа и формы его общественного бытия. В этом смысле она была страшна для судьбы России и Православия. Против ереси жидовствующих в 1490 году в Москве собрался Освященный Собор, в котором святитель Тихон принял активное участие. После деятельного 13-летнего управления Ростовской епархией в 1503 г. архиепископ Тихон по немощи отошел на покой в  Борисоглебский монастырь. Здесь он провел последние годы своей жизни и мирно отошел ко Господу в 1511 году. Надпись на белокаменном надгробии гласит: «лета 7020 месяца ноября в 12 день на память иже во святых отца нашего Иоанна Милостиваго преставился раб Божий архиепископ Тихон Ростовьски и Ерославски».


Святителю отче Тихоне, моли Бога о нас! И не дай снова порушить Троицу Святую! Господи, спаси Россию!

Уезжаем. Едем дальше по шоссе Ростов-Углич. Пересекаем речку Устье. Вот поворот на Костин хутор к «робинзону», энтузиасту детских палаточных спортивно-трудовых лагерей, другу моему В.Б. Малову. Но проезжаем и Валентина, под оркестр неизвестного мне мэтра джаза...

Мысли еще в монастыре. Ему в нынешнем году исполняется 650 лет. По этому поводу прошли уже очередные (13-е) Иринарховские чтения. Смотрю программу. Среди выступавших игумен Иоанн (Титов); В.С. Мартышин, «председатель местного отделения Международного фонда славянской письменности и культуры, член СП РФ, директор Ивановской средней школы». Ю.М. Лощиц, уважаемый мной писатель, первым в свое время рассказавший об Институте Рябушинского в Кучино. Известный протоиерей Ярослав Шипов. А.Д. Степанов с «Русской народной линии», А.А. Сенин из «Русского вестника». Много было интересных докладов, иногда звучащих интригующе или даже вызывающе, например, «О возможностях возрождения патриархальной традиции служения родине в современных условиях», «Патриотизм в условиях глобализации», Патриотизм В.П. Астафьева в свете современной дискуссии о И.В. Сталине». Но особенно бросилась мне в глаза тема доклада игумена Киприана (Ященко), кандидата педагогических наук, преподавателя МДА - «Подвиг Новомучеников – основа современного церковного возрождения».

 

Уже потом нашел, что о.Киприан  в 1974 году окончил Хабаровский пединститут. В 1987-м защитил кандидатскую диссертацию «Педагогические условия выбора профессии». Пострижен в монашество 20 августа 1994 года, рукоположен в иеродиакона 9 октября 2001 года, рукоположен в иеромонаха 9 февраля 2003 года. Удостоин сана игумена в 2008 году. Награжден орденом Преподобного Сергия Радонежского третьей степени, орденом Святого Иннокентия Московского третьей степени и наперсным крестом. Имеет ныне много важных должностей в РПЦ.

 

По-моему, о. Киприан и кто стоит за ним делают большую ошибку, считая так и претворяя эту программу в жизнь. Не потому, что новомучеников не надо помнить и поминать (надо обязательно!)  А потому, что это «напоминание» стало основой в церковной пропаганде. Это стало, а не то, что Церковь наша веками сохраняла страну нашу и народ наш от духовного и физического порабощения, была духовным, а фактически – суперстальным – стержнем Нации. А когда в начале 20-го века стержень этот стал изрядно слабеть и гнуться, то и начались всяческие катаклизмы. Более того, уже совсем другим людям, но опять-таки с помощью возрожденной почти из небытия Церкви, пришлось защищать, восстанавливать и строить по-новой Державу. Акцентируя внимание на новомучениках, мы как бы снова забываем о вековой стержневой роли Церкви и опять приходим к либерализму самого худшего пошиба. В умелых и хитрых руках возвышение новомучеников над всей предыдущей историей  легко превращается (и превратилось) в однозначное обливание помоями (обязательное и старательное) того времени, когда жили, творили, работали, не покладая рук, молились во всяких условиях, воевали, гибли, но отстояли свою землю, наши родители и деды, а значит, превращается  – хочешь ты того или нет – и в полив грязью, если не сказать хуже, наших дедов и отцов! В одном из интервью о. Киприан верно сказал: «И если взрослые при советском режиме были воспитаны хоть в каких-то нормах морали, то у современной молодежи в большинстве своем нет вообще никаких ориентиров». И не будет! Коль не будет уважения к предкам, к Победе, к Спутнику, к Гагарину!

Споры везде споры, расколы, страшное неуважение к собственной истории, неурядицы, нечистоплотная конкуренция, некрасивая борьба и просто мордобой...

Ладно, успокаиваемся. Проезжаем, однако, Давыдово, Бабаево, Ильинское. Теперь надо поглядывать по сторонам внимательнее. Не пропустить бы наш еще один важный «нюанс» сегодняшнего путешествия. Ну вот, конечно... Проскочили, под оркестр Дюка или кого-то из великих! Разворачиваемся, немного возвращаемся, сворачиваем, джаз вырубаем...

Улейма

Около 1 часа дня – мы в этом большом селе. Здесь школа, ДК. Купола над селом: Николо-Улейминский монастырь, год основания 1406, нынче женский, принадлежит РПСЦ (Русской Православной старообрядческой Церкви), т.е. так называемому Белокриницкому согласию.

 

Монастырь основан, по преданию, ростовским иноком Варлаамом. Первая деревянная часовня была поставлена в начале 1460-х гг. Первая деревянная церковь Николая Чудотворца, кельи для монахов и ограда построены на средства угличского князя Андрея Васильевича в 1469 г. В 1563 г. тщанием князя Георгия Васильевича построена церковь Введения во храм Пресвятой Богородицы, в 1589 г. - первый каменный Никольский собор. Строительство нового Никольского собора на подклете первого одноименного, разрушенного поляками, началось в 1620-е гг. Собор был освящен митрополитом Ростовским Ионой Сысоевичем 9 мая 1677 г., потом неоднократно реконструировался - в 1750-е гг, в 1852 г. и в 1887-1888 гг. В 1707 г. боярыня П.А.Нарышкина передала собору частичку мощей Николая Чудотворца, привезенных в Россию Петром I. Введенский храм построен на фундаменте одноименной церкви в 1695 г. Реконструирован в 1793 и в 1863 г. Надвратная церковь во имя Святой Живоначальной Троицы построена в 1713-1717 гг. В 1785 г. восстановлен после пожара. 

 

В 1938 г. в монастыре размещался Волголаг – лагерь для заключенных. Осенью 41 года, готовясь к отражению немцев, солдаты сняли железные кровли с башен, пробили отверстия для амбразур, укрепили башни брёвнами. От стен монастыря  до окружающих лесов рыли противотанковые рвы, на поле к северо-востоку от села стояли зенитки.  В 1942-м, наверное, в монастыре нашли приют дети из блокадного Ленинграда, здесь был создан детский дом, просуществовавший до 1954 года. Потом несколько десятилетий находился интернат для больных детей.

 

1. Собор Николая Чудотворца. 2. Церковь Введения во храм Пресв. Богородицы. 3. Церковь Троицы Живоначальной. 4. Водяные ворота. 5. Стены ограды (нач. XVIII в.). 6-13. Башни (нач. XVIII в.). 14. Келейный корпус. 15. Монастырская постройка. 16. Монастырские постройки (жилые и хозяйственные).17. Монастырская постройка. 18. Хозяйственная территория (огороды).

 

В 1992 г. монастырь передан русской старообрядческой церкви. Начинал его восстанавливать, по-моему, все тот же знаменитый и заслуженный, а ныне оболганный реставратор Рыбников. Кстати, в 2011 г. он реставрировал старообрядческий храм в Рыбинске. Здесь же что-то уже отреставрировано, еще больше – восстанавливается. Видно, что больших миллионов здесь не крутится. Сейчас, говорят, в обители «20 монахинь – 12 инокинь и 8 послушниц. Два раза в сутки в монастыре проходит служба – в 3 часа ночи и в 16 часов. Происходит она в Троицкой церкви, в молельной комнате. Возглавляет монастырь матушка Варсанофия. Обитатели монастыря – скромные, трудолюбивые женщины. Хоть образ жизни в монастыре уединённый, матушка Варсанофиия не препятствует проведению экскурсий на территории монастыря».

И точно, нам никто не препятствовал, но никто и не показался на свет Божий. Осмотрели храмы, другие постройки, монастырское кладбище. Отъезжаем от стен обители, так и не увидев обитатательниц монастыря, но оценив красоту и значение этого монастыря, одного из четырех всего лишь в РПСЦ. Староверы строги и блюдут веру, обряд, традиции. Блюдут лучше нас. В настоящее время, по оценкам, в Старообрядческой Церковью окормляется около миллиона человек. Из них только полмиллиона живёт в России, где у них около 260 храмов. Ещё 300 тысяч человек – в СНГ, 200 тысяч – в Румынии, 15 тысяч – во всем остальном мире. В мае 2013 года в РПСЦ была принята православная община из Уганды во главе со священником Иоакимом Киимбой, отделившаяся от Александрийского патриархата по причине перехода его на новый стиль. Вот такая история, братцы... До Углича нам совсем немножко осталось, км 10-11. На трассу!

Вот и Углич, 240 км от Москвы.

Были мы тут и в Кремле, и на причале не раз. Бродили, или лучше сказать – бегали, и по городу не парадному, для туристов непредназначенному. Сейчас только медленно проехали, вспоминая былое. Остановились все-таки. С местными переговорили. Говорят, сырзавод вроде работает, во всяком случае – столовая его. А часового завода, считай, нет. Машиностроение, пусть и в виде часов и часиков, нам не надо. Нам вообще ничего не надо. Нас всем снабдят. Запад нам поможет, Китай обеспечит. Ребята понимающие. Город все более и более кормится «от теплоходов». Для любопытствующих дадим мелко справочку.

Население по данным переписи 2010 года – 34 505 человек, по оценке на 1 января 2012 года – 33 900 человек. В советские страшные времена было 40 тыс... Местная традиция приписывает основание города Яну Плесковитичу (псковичу, стало быть), родственнику княгини Ольги. Годом основания называют несколько дат: 937, 947, 952 гг. Первое летописное указание относится к 1148 г. С 1218 г. Углич являлся столицей небольшого Угличского удельного княжества. В начале XIV века права на княжество были проданы московскому князю... Угличане существенно помогли царю Ивану Грозному во взятии Казани: построили деревянную крепость, которая была сплавлена по Волге и стала основанием города Свияжска. После смерти Царя его младший сын Дмитрий был отправлен с матерью в Углич. 15 мая 1591 г. восьмилетнего мальчика нашли мёртвым с перерезанным горлом во дворе дворца. В смерти Дмитрия подозревали Бориса Годунова... После разорения поляками Углич поправлялся крайне медленно, но все же поднимался: угличские «химики» , например, варили селитру и доставляли её в московский Пушечный приказ... К концу 19-го в. Углич, лишенный тогда ЖД, пришёл в упадок... В 1939 г. создано Угличское водохранилище, в 1935–1950 гг. построена Угличская ГЭС. Угличский речной порт (263 км от Москвы) ежегодно принимает около 1000 теплоходов и более 250 тыс туристов. Правда, если 1000 теплоходов поделить на 100 дней реальной навигации, то получится 10 пароходов в день. Не привирают ли официальные источники?

Достопримечательностей в Угличе масса, в частности: Угличский кремль с церковью Дмитрия на Крови (1692), Спасо-Преображенским собором (1713), колокольней (1730), палатами царевича Димитрия (1482) и др. Свято-Воскресенский монастырь. Богоявленский монастырь. Алексеевский монастырь (1371) с Успенской («Дивной») церковью (1628). Церковь Иоанна Предтечи (1689–1690). Богоявленский собор (1843–1853). Ансамбль Торговой площади – Торговые ряды (1860), купеческие дома. Гражданская застройка города XVIII–XIX веков (Зимин двор, например. Зимины – местные купцы, к орехово-зуевским отношения не имеют, но вполне могут иметь к Гаврилову Посаду, как мне там говорил Борис Волченков). Всего здесь 23 церкви, 3 действующих монастыря. А музеев аж 11: Угличский государственный историко-архитектурный и художественный музей. Центральный музей истории гидроэнергетики России. Музей городского быта XIX века. Дом-музей «Легенды Углича». Музей истории Углича. Музей кукол. Музей тюремного искусства. Музей истории русской водки. Музей мифов и суеверий русского народа. Музей рабочей лошади в д. Ивашково. Дом-Музей Калашникова. Музеев уже явно больше, чем заводов.. И посмотреть в Угличе действительно есть чего. Есть и путеводители по городу. Из старых, но добротных:  Ковалёв И. А., Пуришев И. Б. Углич: Путеводитель по городу и окрестностям. Изд. 3-е. – Ярославль, 1978. Нам уже знакомый Пуришев. Тот!

В этот раз едем из Углича в Мышкин по правому берегу Волги, причем довольно быстро. А вот ждем паром напротив Мышкина довольно долго, часа полтора (на первый чуть-чуть не вошли, он берет около полусотни машин). Перекусываем, мои спутники даже купаются в Волге, я только ладони опускаю в теплую довольно воду – ноги побаливают, хочу поплавать, а не могу. Плыву, ну, все плывем, только на пароме, минут 10, наверное. Паромов-барж таких, говорят, на Волге осталось только два – здесь и в Тутаеве.

Мышкин

Вид на город с парома – изумительный! Все фотографируют. Если сравнивать с известной фотографией Прокудина-Горского (в прошлом году или позапрошлом были с Е.Н. на его родине, за Киржачом), то, при сохранении общего абриса, Волга была заметно дальше и вообще гораздо меньше. Дома на первом плане были попроще и вообще почти все не такие, а на втором сейчас явно не хватает колокольни у левого, Никольского собора...

 

Мышкин расположен на левом высоком берегу Волги (обрывы по 10 м, если не больше). Напротив Мышкина впадает в Волгу река Юхоть. Название города по легенде произошло так: один князь (некоторые даже и прямо называют – Федор Мстиславский) прилег отдохнуть на этом самом берегу, а проснулся оттого, что по его лицу пробежала мышка. Вначале он рассердился, но потом увидел, что мышка спасла его от подползающей змеи.

 Площадь города 5,3 кв км, население едва не достигает 6 тыс (уж не растет ли за счет москвичей? Нет, как и по всей Руси – уменьшается, было больше 6 тыс.). ЖД здесь нет. Промышленности - почти нет. Упоминается в XV веке как село (позднее слобода). Город Мышкин  - с 1777 года. В XIX веке это значительный центр оптовой торговли маслом, яйцами, тканями и хлебом с Санкт-Петербургом, центр льноводчества. Вот какие замечательные слова о Мышкине оставил Аксаков в своих «Письмах из провинции»: «Мышкин - на Волге и населился выходцами из крестьянского торгового сословия, лучшего в губернии, самого предприимчивого, промышленного, трудолюбивого. В этом городе капиталистов больше, чем в Угличе, даром что в Угличе 10 тысяч жителей, а в Мышкине, который всего 30 верст от него, - 700. В Мышкине купцы богаты, имеют прекрасные дома, живут дружно между собой... Внутренней торговли нет почти никакой, и все купцы ведут оптовую торговлю. Одних яиц из Мышкина отправляют купцы в Петербург до шести миллионов! Впрочем, и крестьяне всей этой стороны (большей частью графа Шереметьева) очень богаты и ведут большую торговлю».

Девятнадцатый век стал периодом расцвета Мышкина. Богатые купцы Ситцковы, Чистовы, Столбовы были известны во многих городах России. А уроженец деревни Каюрово Мышкинского уезда Петр Арсеньевич Смирнов прославился как создатель знаменитой «Смирновской водки». Дворянин Федор Константинович Опочинин основал в Мышкине прекрасную библиотеку, которая, по утверждениям современников, могла бы сделать честь любому губернскому городу.

В 1927 г. город был преобразован в село Мышкино, в 1943 г. - в посёлок городского типа Мышкино. В 1988 г. райцентру было возвращено имя Мышкин, а в 1991 г. – статус города. Огромную роль в этом сыграл мышкинский краевед Владимир Гречухин, при содействии, конечно, других горожан, краеведов и вообще жителей России.

Как говорят официальные источники, «основным направлением в развитии Мышкина является туризм. Работа по привлечению туристов и созданию туристической инфраструктуры была начата в 1996 г.» Тогда в городе провели первый международный фестиваль «Мышь-96», в 2008 г. – второй. Когда-то мышка спасла князя, теперь – целый город (пусть и городок).

 

В официальных документах, справках и отчетах замечательные местные памятники истории и архитектуры – дома, храмы и пр. именуются объектами культурного наследия. Перечислю сначала таковые федерального значения: Присутственные места (конец XIX в.). Дом Серебряковых (конец XIX в.). Усадьба П.Е. Чистова (1830–1850). Усадьба Т.В. Чистова (1830–1850). Селище (памятник археологии X–XII вв). Теперь - регионального значения: Храмовый комплекс Никольского собора (1766–1837). Земская уездная управа (1840–1860). Собор Успения Богородицы (1805–1820). Дом Литвинова (1850-е гг.). Дом Пожаловых (1850е гг.). Но самое интересное в городе, кроме самой непередаваемой словами атмосферы, ауры маленького старого русского городка, это музей Гречухина и его друзей, называемый сейчас (списываю с билета за 70 р.): Некоммерческое частное учреждение культуры «Мышкинский народный музей». В нем фактически пять музеев:

1. Единственный в мире Музей мыши (собрание разнообразных изображений мыши: игрушки, посуда, скульптура и др.).

2. Историко-этнографический музей под открытым небом, включающий 16 (или сейчас и больше?) традиционных народных построек: дома, амбары, кузницы, бани, ветряную мельницу.

3. Музей уникальной техники, включающий коллекцию автомобилей, мотоциклов, мотороллеров, катеров, спецтехники, коллекцию старинных саней, домашней утвари, дверных замков, засовов и многое другое.

4. Музей столицы лоцманов – историко-бытовой музей.

5. Музей Петра Смирнова

Как въехали в город с парома, так сразу подкатили к гречухинскому музею. С превеликим удовольствием, как будто впервые, мы снова гуляем по дорожкам этой небольшой страны  - МикроРоссии, Мышкинии, а может – Гречухинии? Но Гречухина нынче в городе нет. Неугомонный, он уехал на конференцию куда-то, дома ему не сидится. Не увидели в этот раз его, не поговорили, не обсудили. Как живется сейчас его музею, при дикой нынешней конкуренции, недоброжелательности, стремлении местных властей все загрести под себя? Или у них такого нет? Какие планы? Что творится у них и везде с церковью? Как смотрит он нынче на отношения музейных работников, реставраторов и церковных властей у них и в других местах? Много вопросов у нас, а у Гречухина наверняка немало было бы ответов, но... Не пришлось. Но вспомнилась почему-то мелькнувшая где-то сравнительно недавно его книжка «Мышкин» из серии «Города России». Сколько уже им книг написано?! В том числе и увлекательная «По реке Сить» в «желтой серии», как мы в свое время называли серию «Дороги к прекрасному» - маленькие книжечки в желтых обложках, очень информативные, как правило. Мы тогда еще лично автора не знали, но уже уважали...

Посмотрели технику, деревянные постройки и пр. и пр. Валериана командировали в «единственный в мире музей мыши», где на длинных полках, на музейных витринах вокруг теснятся тысячи маленьких и больших тряпичных, пластмассовых, деревянных, глиняных этих животнх. Мне они совсем не по нраву, в отличие от всего остального в Народном музее. Но именно мыши, похоже, содержат все остальное. По этой же причине в 2008 г. открылся в центре города у причала Дворец мыши («Мышиные палаты»). На нас эти дворцы и палаты особого впечатления не производят, мы с Е.Н. отдыхаем, вспоминаем,  рассуждаем. Вот Гречухин не отдал свое дитё городской администрации (которой принадлежит уже несколько новых музеев, конкурентов старейшине). И правильно! Это, скорее всего, имело бы вполне отрицательные последствия. А по сути своей гречухинский музей и так принадлежит городу и народу. Потому совершенно справедливо называется Народным.

Помимо «Народного музея», в городе имеются: Музей льна и Музей валенка, в котором я со своими черноголовскими друзьями был. Есть также Музей Николы (Куров-центр), в котором мы с Масловым еще не были.. Вот этот музей Курова мне одна московская знакомая очень хвалила. И Евгений Николаевич  горит желанием узнать, что это такое. Нам сказали, что музей этот находится на Никольской улице напротив Никольского собора в двухэтажном довольно большом доме. Сказали и то, что Куров, вроде,  в Москве. Но пойдем все равно...

Валериан вернулся, поднимаемся от музея мыши к собору. Никольский собор построен в 1766 г. еще в селе Большое Мышкино, еще за 12 лет до того как село стало городом. Перестроен в 1830-х гг. Рядом с ним когда-то возвышалась трехъярусная колокольня  - парная Успенской. Та уцелела, а Никольская была взорвана, собор же стал клубом, но сейчас там снова служат. Вот-вот начнется вечеря. На короткое время, но заходим. Теперь, благословясь, можно и к Курову.

Дом №5 прямо напротив собора. В нем, бывшем доме причта, и располагается Музей Николы или Куров-центром – по имени организатора, руководителя и хранителя - Сергея Васильевича Курова. Подошли, но… Закрыт действительно... В общем, пришлось довольствоваться рассказом московской знакомой.  И тем, что узнали из интернета. Узнали, если кратко, следующее: Сам Куров - художник, краевед, резчик по дереву, руководитель и наставник кружка детского творчества. Официально его собрание называется «Историко-культурным Музеем семейных коллекций г. Мышкина – Православный Мышкин». И собраны здесь, в том числе, иконы святителя Николая. Особый зал посвящен купцу первой гильдии, известному блпаготворителю, городскому голове С-Петербурга (!) Александру Петровичу Березину,  который был родом из здешних мест и построил здесь Никольскую церковь, а в 1790 г. церковь Вознесения в Охотино. И особенно много материалов по истории священнической семьи Успенских-Порецких, служивших в соборе напротив, и их потомков и знакомых.

 

Вот, например, один только отзыв о музее Курова из интернета: «Музей стоит посетить, Сергей Васильевич расскажет об истории города и края больше, чем все экскурсоводы вместе взятые. У него много экспонатов, которые подняты со дна Волги. Много документов и фотографий помогающих представить историческую картинку живо и точно». А вот еще мнения о мышкинских музеях разных людей:

«Самый лучший музей в Мышкине! Сергей Васильевич уникальный человек, знающий, увлекающий, честный, порядочный... Самое яркое впечатление от посещения Мышкина. Понравился еще народный музей, остальное, кроме разочарования ничего не принесло».

 «Музею нужна помощь, поэтому советуйте всем, группы туристов водят только по палатам и мышам»....

Есть и попытка обрисовать общую музейную ситуацию в городе (только про «навальный мем» я не понял):

«Те туристы, которых толпами завозят в Мышкин на автобусах и теплоходах, не подозревают, что скрывается за фасадом очередной Потемкинской деревни, созданной в последние годы. Власти города (естественно, ЕР и прилипшим к ней навальным мемом) организовали «муниципальное туристическое предприятие» и отвернули поток туристов от Народного музея, созданного руками тех подвижников-краеведов, которые своими усилиями вернули городу его имя и славу. Так теперь и сосуществуют в параллельных мирах Потемкинский официальный туризм и Народный музей. Первые предлагают ряженных в мышиные костюмы скоморохов, длинноногих девок, чарку водки и кусок сыра в построенном недавно Дворце Мыши. Стоимость сомнительного удовольствия на входе – 200 руб. Заходить к этим жуликам строго не рекомендуется.

В противовес этому в Народном музее можно договориться о интересной экскурсии по городу, заглянуть за фасады зданий… К большому сожалению, для организованных туристов Народного музея как-бы не существует. Обнаружить его присутствие в городе они смогут лишь случайно. Да и вряд ли заглянут в «Дом мыши» за 50 руб, логично рассудив, что уже всё самое лучшее им показали в «Мышином Дворце» за кровные 200.

Общую картину дополняет третий уровень, существующий музей Православия и Народного просвещения. Этот уровень вместо сувенирных мышей предлагает погрузиться в реальную историю. Здесь создана потрясающая коллекция от находок, сделанных на дне Волги, до личных вещей мышкинцев, предлагая через призму отдельных человеческих судеб посмотреть на то, как устроен наш мир. На этот уровень туристы уже не добираются, несмотря на то, что создатель уникальной коллекции и единственный экскурсовод по музею – Сергей Васильевич Куров, за посещение и экскурсию денег не берет».

 

Как можно понять, отношения между музеями, настоящими и «потемкинскими дворцами», совсем непростые. Ну и настоящие местные краеведы тоже легонько (или уже и не легонько) скребутся. Да, идет борьба и в местном краеведении. К сожалению, эта конкуренция, этот рынок, которые «все расставят по местам», как нас уверяли бывшие партийные и новообученные в Америке деятели (сказки Гайдара-внука), ничего не расставил, а наоборот… Куров, как и Гречухин – бессеребряник, но что творится  в стране нам всем прекрасно известно. Бессеребряникам нынче, когда всех заставляют молиться на сребряник, тяжело...

Ну а что город? Город живет потихоньку, живет своей жизнью. Едем по нему после музеев, эту жизнь наблюдая, останавливаемся в гостинице, селимся. Бросаем вещи и идем снова гулять.

В Успенском храме. На колокольне его за небольшое пожертвование. У Опочининской библиотеки. На причале. Но пароход не стоит, туристов мало. Город живет туристами и газоперекачивающей станцией. Полное название последней звучит солидно, даже гордо: Компрессорная станция КС-18 «Мышкинского линейного управления магистральных газопроводов» ООО «Газпром трансгаз Ухта». Работающие на ней – элита города, они зарабатывают хорошо. Сказать про всех остальных, что они зарабатывают мало – может и не совсем верно, но ближе к «верно», чем «неверно». При нас по Волге прошло только две баржи. Пароходов сегодня ни одного, у людей сегодня дохода нет. И продавцы традиционного мышкинского товара свою невостребованную нынче энергию, переходящую в ярость агрессивного навязывания, переносят на нас, немногочисленных землян, т.е. прибывших в Мышкин по суше, по земле, а не воде. Почти убегаем...

Идя по улицам, смотря то налево, то направо, видишь, что на каждом доме есть памятная табличка. На них написано, кто жил в этом доме: купец, мещанин, крестьянин. Дома красивые, даже изящные. Хозяева были толковые и со вкусом. В одной статье прочитал: «Начинаешь гордиться за своих предков и за всю русскую нацию! Эта гордость помогает нам жить дальше и продолжать дело наших предшественников. Никогда не забывайте, кто вы есть на самом деле - Вы русские люди!» Солидарен полностью с автором.

Пошли на обрыв, т.е. на городской бульвар на крутом (вниз смотреть местами страшновато) берегу. Любуемся волжскими далями в очередной раз. А вот Валерьяна Волга здесь особенно не вдохновила и не удивила. Конечно, он родом из Самары, а там Волга ...! Ну а сам городок ему очень понравился.

Рядом с бульваром – Мемориал павшим на войне. Невиданный по размаху и исполнению для такого маленького городка. Подарок, видимо, Газпрома. Отрывки из писем мышкинцев с фронта и на фронт, воспроизведенные на стелах, невозможно читать без слез. Они, эти простые строки, пожалуй, стоят больше, чем весь гранит и бронза. Кто подал такую идею – гениальный человек!

Походили и поездили по городу вдоволь, всего насмотрелись. Туристический бум последних лет в Мышкине оказался палкой о двух концах. С одной стороны, появляются деньги  в городе. С другой – появляются новоделы и исчезает дух старины, исторический дух былой застройки. Еще хуже бум строительный, а он тоже в Мышкине наблюдается (как и в Плесе, и в других подобных местах), он убивает уже не отдельные «точки», а целые улицы и кварталы.

Мышкин мы очень любим. И с болью наблюдаем, как все больше и больше новоделов здесь появляется. Новоделы довольно щадящие, вроде и не давящие, и, тем не менее, с каждым ушедшим старым домом, даже самым непритязательным, уходит и дух старого города, и это самая страшнвя угроза замечательному нашему городку. Угроза, которую фактически нельзя ликвидировать, ибо все на земле не вечно. Лет через 20 Мышкин будет уже, наверное, совсем другим, и это, к сожалению, вполне естественно – ну а пока – гуляй, ребята, любители древностей российских, от души! Вот вечером и мы немножко в ресторане с названием «Мышеловка» гульнули... Народ веселился там по полной пограмме, никаких раздоров и скорбей там не было. Как говаривал когда-то коллега по лаборатории: «Живем хорошо, дорога-праздник!» И пусть...

На следующий день
25 августа 2013. Вс. Гостиница «Кошкин дом».

Встал часов в 6, просматриваю книгу «Рахмановы» Лены Юхименко, нахожу много интересного о Свешниковых, которыми сейчас занимаюсь. Хороший подарок сделал Евгений Николаевич! Но вот он же велит собирать пожитки. Собираемся. Завтракаем. Шведский стол очень даже приличный. Примерно пол-8 отъезжаем от гостиницы. Город еще спит, людей не видно. Прощаемся с Народным музеем, с городом. Мышкин наш любимый. И дорогой наш Гречухин. Не удалось поговорить в этот раз с Владимиром Александровичем. Очень жаль. Но, значит, приедем, снова!

По левому берегу держим путь в Углич. Слева же местами поблескивает Волга. Ускоряемся. И джаз тоже. Летим!

Перед плотиной крутые повороты. Въезжаем на плотину, справа шлюз, там огромная баржа. Не ее ли видели вчера в Мышкине?.. И прекрасный вид на Углич с середины Волги. Солнце, правда, не дает сфотографировать...

В Угличе едем не по центральным совсем улицам. Старые двухэтажные полукаменные дома, каких когда-то было много и в Ногинске. Им больше века, а стоят многие прочно, ровно, красиво.

За городом уже сворачиваем на калязинское шоссе. Скорость существенно за 100, но скорость не чувствуется в хорошей машине по хорошей дороге. Блюз убаюкивает даже. Иногда открываются виды-просторы, чаще – лес с обеих сторон. Калязин остается в стороне. Странно, но когда переезжали Жабню, я не увидел огромную космическую антенну-тарелку, которая всегда царила над всей этой местностью и видна была за много км. Или плохо смотрел, джаз отвлекал?..

Пересекли вторую Нерль, Тверскую (вчера – первую, Владимирскую)... Подлетаем к Сергиеву, вот уже и Деулино. Много машин у о.Бориса. Вот так: народ любил его и любит, а начальство при жизни не любило...

Лавра в лесах и сетках зеленых, точнее - колокольня и собор... Странно, что символом России хотят сделать сейчас, в каком-то не совсем серьезном и даже провокационном конкурсе, не столицу православия – Сергие Посад, не Московский кремль (может, сейчас действительно не самые лучшие чувства вызывающий, но ведь был символом много веков!), не Новгородский или Псковский, или Суздальский, а кремль Коломенский, памятник достойный, но мало кому известный. Да что там – кремль, мечеть Грозненскую символом почти сделали!.. Вспыхнула мысль и ушла. Ну а мы-то сами что, лучше? По древнерусским городам под американский джаз? Ну, это, как говорится, общечеловеческие ценности. Следующий раз поедем под русские или советские песни!

И джаз, и даже наши песни – это своеобразный наркотик, оберегающий нас от мерзостей современной жизни. У других – это ЛСД или водка. У нас, пока, музыка…

Станцию ЖД тоже проскочили, она слева, там наш «знакомый» Савва, бронзовый, сидит, в огромных бронзовых ботинках... Выбираемся на трассу.

Тут все хорошо известно. Повороты на Абрамцево, на Радонеж. Вот и поворот на Ногинск... Последняя запись у меня: 10-34 – Макарово. Через 2 минуты – Кресты, 3 км до Черноголовки. Выхожу. Весь путь занял три часа.

Расстояния от Мышкина до Ногинска по прямой 215, а по дорогам - 272 км, от Углича -233, от Ростова Великого -213, от Сергиева Посада -75...

Дополнения

Коль побывали в  Переславле по пути в Мышкин, не могу не дать некоторые еще сведения о городе и горожанах, интересные, быть может, не только мне.

 

Особо надо сказать о местной промышленности. Переславль не только храмы и монастыри, это еще был и довольно крупный фабричный центр. Даже Ленин о нем писал, точнее – об его фабриках. Их было в 1879 г. - 8, в 1890- 6, рабочих было 2,1 тыща (всего населения – 8, 5 тыс), годовая выработка 2,7 млн руб. В 1897 г. в Переславле 8662 жителя, 1620 зданий, 29 церквей, 8 бумагопрядильных, красильных и пр. фабрик с 3748 рабочими и с производством на сумму до 5 133 702 руб.

Сейчас из этих, прежних, предприятий работает ОАО «Залесье» (бывшее «Красное эхо») – одна из старейших ткацких фабрик России. Датой ее возникновения считается 1758 г. Основатель фабрики – купец Филипп Угримов. В 1816 г. фабрика значительно расширила свои возможности благодаря новому владельцу – московскому купцу Константину Алексеевичу Куманину. Куманины - знаменитые купцы, породнившиеся с Достоевскими – переславского происхождения. Поселки, где жили рабочие, назывались Куманинки. В 1847 г. фабрика обрела нового владельца - переславскую купчиху 2-й гильдии Екатерину Константиновну Медведеву, а в 1849 г. -  братьев Мартиниана и Василия Борисовских. Фабрика стала бумаго-прядильной, братья вложили в нее около миллиона рублей, в заправке на ней было 52 220 веретён и работало около тысячи человек. В 1889 году фабрика перешла в собственность Товарищества Переславской мануфактуры (основной капитал тогда 1,5 млн руб, из 1204 паев 100 было у И.П. Кузнецова, 95 – у П.П. Дербенева, 60 – у  АМ Первушина). В 1913 г. на фабрике 125 тыс веретен, рабочих 3200, прядильщик зарабатывал в день 1р.13 к. В 1922 году фабрика вошла в Александровский хлопчатобумажный трест и переименована в «Красное эхо». С 1993 года деятельность «Красного эха», но только по  производству технических фильтровальных тканей продолжает АО «Залесье» (Комсомольская пл., 5).

 

Сейчас работает и ЗАО «Новый мир» - предприятие по производству тюля, кружев, узких тканей, вышивки. Некоторые считают это ЗАО третьим мировым центром механической вышивки после  Арбона (Швейцария) и Плауне (Германия).  Похоже, платочки с вышитыми буквами-вензелями А, Б и пр., что все покупают в сувенирной лавке, – это их работа. Вышивали в Переславле вручную давно, а 1884 году привезли сюда механическую вышивальную машину, так появляется фабрика механической вышивки Н. С. Засс, считающаяся одной из первых в России. А все потому, что двумя десятками лет раньше немецкий фабрикант Павел Засс женился на дочери местного фабриканта Надежде Павловой, ставшей, естественно, Засс тоже.  Но «Новый мир», а ранее – «Красный вышивальщик», похоже, ведет свое начало от бумагопрядильной фабрики сестёр Гладковых, преобразованной в 1916 г. А.Гольдбергом в кружевную.

 

Ну, еще на любимую тему – о купцах. Сведения в основном с переславских сайтов, спасибо тем людям, которые изучают историю местной торговли и промышленности.

В 1805 г. в Переславле проживали 1697 купцов и мещан. Это был второй по величине (первый - Муром) город во Владимирской губернии. Он был крупнее губернского Владимира.

Алексей Алексеевич Куманин переселился в Москву, выдвинулся как общественный деятель и был избран московским городским головой. В 1812 г. он пожертвовал 50 000 рублей на ополчение, имя его вместе с именем другого переславца, Козьмы Васильевича Крестовникова, было занесено на мраморную доску в храме Христа Спасителя в Москве. Переславский первостатейный купец К.В. Крестовников (1755-1814) переселился в Москву в 1774 г., основал там сахарный и белильный заводы и ткацкую фабрику.

Марк Никитич Варенцов (1770-1845), потомственный почётный гражданин, московский 1-й гильдии купец и домовладелец – тоже из Переславля. К этому роду принадлежал Николай Александрович Варенцов (1862-1947, вот и Савва Морозов примерно так же мог прожить), автор интереснейших и очень субъективных воспоминаний. Одной из ветвей этого рода в Переславле, в черте старого вала, у южных его «ворот», принадлежал красивый особняк начала ХХ века (ул. Советская, 41 - ныне администрация национального парка «Плещеево озеро). В нем до 1918 г. жили почетный гражданин  Алексей Александрович Варенцов и его сын Владимир Алексеевич, исследователь флоры Переславского края.

В 1780-х гг. один из немногих в городе каменных жилых домов принадлежал фабрикантам Темериным, их мануфактура основана в 1781 г. Основателем фабрики был Василий Темерин. Андрей Алексеевич Темерин был с 1790 по 1824 гг. городским головой. Темерины вышли из купцов в дворяне. В 1844 г. местный художник Павел Календас  написал портрет Александры Петровны Темериной.

Знаменитые лесоторговцы Свешниковы построили за свой счет мужское и женское училище в Переславле. Добрую память о себе оставил и «переславский Третьяков» - купец первой гильдии, лесоторговец выше упоминавшийся Иван Петрович Свешников, который значительную часть своей прибыли тратил на собирание картин русских художников. Многие из них хранились в его переславском доме на улице Ростовской, 18.

Один из старейших в России (1884 год), переславский водопровод обязан своим существованием местному фабриканту и городскому голове Сергею Петровичу Павлову. Он был отцом города не на словах, а на деле. В 1913 г., во время посещения Переславля Николаем II, Сергей Петрович был уже разбитый параличом старик, которого в коляске вывезли к воротам, чтобы он мог видеть Государя. Император, проезжая мимо, снял перед ним фуражку и поклонился. Сын Сергея Петровича, Леонид Сергеевич Павлов (1870-1917?) был депутатом Государственной думы и Городским головой, дружил с Шаляпиным. Результаты же дел его - здание приюта, церковь Сергия Радонежского, что на улице Проездной, и по сей день украшают город. Еще адреса Павловых в Переславле. Их красильная фабрика (19-й век), в 1915 году продана товариществу «Проводник» (ул. Советская, д. 1). Одно из красивейших зданий старой части Переславля - дом купцов Павловых (Советская, д. 5); сейчас здесь находится администрация Переславского района.

В Мировую войну ранее выпускавший церковную утварь, медеобрабатывающий завод Захряпина стал выпускать снаряды. В город были эвакуированы фабрики из занятых немцами областей Империи: из Риги фабрика «Проводник» - производившая резиновые изделия; и кружевная вышивальная фабрика Александра Александровича Гольдберга из Гродно или Ковно.

 

На всякий случай, на любителя: Памятники гражданской архитектуры по перечислению одного из таких любителей:

– дом фабрикантов Темериных ХVIII века (Красный пер., д. 10);

– полуразрушенный корпус фабрики Темериных ХVIII века (ул. Трудовая, д. 2);

– здание типографии Шаланиных ХIХ века (ул. Ростовская, д. 19);

– здание Общественного собрания ХVIII–ХIХ веков (ул. Комсомольская, д. 2);

– здание детского приюта начала ХХ века (ул. Комсомольская, д. 5);

– фабрика Павловых ХIХ века (ул. Советская, д. 1);

– дом для чернорабочих бумагопрядильной фабрики конца ХIХ – начала ХХ веков (Комсомольская площадь, д. 1);  

– здание мужской гимназии начала ХХ века (ул. Советская, д. 3);

– здания городского и приходского училищ конца ХIХ – начала ХХ веков (ул. Советская, д. 2, 4);

– здание пожарной части конца ХIХ – начала ХХ веков (ул. Советская, д. 6);

– дом фабрикантов Павловых конца ХIХ века (ул. Советская, д. 5);

– здания Присутственных мест ХIХ века (ул. Советская, д. 14, 14а, 14б, 14в);

– здание сиротского приюта начала ХХ века (ул. Советская, д. 25);

– здание женской прогимназии ХIХ века (ул. Советская, д. 22);

– дом купцов Варенцовых ХIХ века (ул. Советская, д. 41);

– дом купца Н. А. Житникова начала ХХ века (ул. Кардовского, д. 20);

– дом врача В. К. Шилля конца ХIХ века (ул. Кардовского, д. 33);

– дом художника Д. Н. Кардовского, построенный в ХIХ веке (ул. Московская, д. 30).

 

Среди тех знаменитостей, кто жил и работал когда-то в Переславле, отмечу, по своему усмотрению, только некоторых (материал в основном с сайта ПереславльИнфо, но и не только, а Кардовских уже упоминал).

Бухарев Александр Матвеевич (1822-1871), русский православный богослов, экзегет и публицист. Родился в Тверской губ. в семье диакона. Окончил Тверскую ДС, затем МДА (1846), где был оставлен бакалавром и в 1852 стал э. орд. профессором каф. Свящ. Писания. Еще студентом принял постриг с именем Феодор. В 1853 получил сан архимандрита. В 1854 был переведен в Каз. ДА, где в том же году был утвержден орд. профессором по каф. догматич. и обличительного богословия. В 50-е гг. он начал работать над книгой, к-рой придавал большое значение, – "Исследования Апокалипсиса" (Серг. Пос., 1916), а также опубликовал ряд статей и монографий на библ. темы. Перевод Б. в Казань был не случайным. Одушевленный идеей освятить духом православия светскую культуру, он высказывал устно и письменно мысли, к-рые вызывали недовольство и смущение. Николаевская эпоха была для Рус. Церкви и общества трудным временем, и взгляды Б. казались чуть ли не революционными. Б. тяжело пережил притеснения церк. начальства, запрет печатания его книги об Апокалипсисе и резкие нападки со стороны редактора "Домашней беседы" В. И. Аскоченского. Наряду с митр. Филаретом (Дроздовым) Б. был одним из пионеров рус. библеистики. Его труды составили целый корпус толкований на ВЗ и НЗ. В них он стремился не только изложить исагогич. и экзегетич. традиционные воззрения, но и указать на связь Писания с насущными вопросами жизни. Трактуя библ. темы, он (явно или прикровенно) выражал свои заветные идеи и полемизировал с оппонентами. Его "Исследования Апокалипсиса" содержат цельную философию истории как тайны спасения мира.

В 1863, надеясь обрести бо?льшую свободу на светском поприще, Б. сложил с себя сан, женился и занялся публицистикой. Умер в забвении и бедности в Переславле. Могила его не сохранилась. Популяризации трудов и мыслей Бухарева способствовали о.Александр Устьинский, В.В. Розанов, о.Павел Флоренский.

Святитель Лука (Войно-Ясенецкий). В 1911-1917 гг. в Переславской больнице работал врач Валентин Феликсович Войно-Ясенецкий (1877-1961), в будущем святитель Лука, архиепископ Симферопольский и Крымский. Здесь он одним из первых в России делал сложнейшие операции на жёлчных путях, почках, желудке, кишечнике, даже на сердце и мозге. Прекрасно владея техникой глазных операций, он возвращал слепым зрение. Часто посещал церковь, где у него даже было своё место, безвозмездно лечил монахинь Феодоровского монастыря. Здесь же, в Переславле, Войно-Ясенецкий задумал написать книгу, в которой хотел изложить свой опыт хирурга, -те самые «Очерки гнойной хирургии», за второе, дополненное издание которых в 1944 г. ему, профессору и архиерею, главному хирургу огромного госпиталя, ещё недавно находившемуся в заключении, была присуждена Сталинская премия. В 1917 г. из-за болезни жены семья Войно-Ясенецких переехала в Ташкент.

Краевед, историк Смирнов Михаил Иванович родился 28 сентября 1868 года в семье священника в селе Большая Брембола Переславского уезда Владимирской губернии. После окончания Вифанской семинарии (г.Сергие Посад) в 1889 года работал учителем, служил по ведомству Министерства финансов. В 1914 году окончил Нижегородское отделение Московского археологического института. Был женат на княжне Мещерской.  Краеведческой деятельностью стал заниматься в 1885 году, начав с истории своего родного села. С 1917 г. по 1930 г. Михаил Иванович жил в Переславле-Залесском. При Временном правительстве был начальником переславской милиции, при соввласти - заведовал Лесным подотделом. Потом был заведующим Переславским подотделом по охране памятников искусства и старины при УОНО. В 1918 г. он организовал историко-художественный музей, официально открытый 28 мая 1919 г. Одновременно было открыто переславское научно-просветительское общество (ПЕЗАНПРОБ), руководство им, как и музеем, поручено М. И. Смирнову. В 1925 г. Центральное бюро краеведения специальным постановлением отметило, что "Пезанпроб" является лучшим среди уездных краеведных учреждений СССР. В 1927 г. М. И. Смирнов удостоен премии Наркомпроса за научные труды по краеведению. В 1928 г. Михаил Иванович выпускает в свет первый в истории города путеводитель по Переславлю со справочником, планом и иллюстрациями. Начата многоплановая работа, связанная с выявлением и изучением памятников археологии. В 1930 году, в январе, по ложному навету Михаил Иванович арестован и сослан в печально известный Туруханский край. Среди членов Пезанпроба нашелся предатель, врач Георгий Аркадьевич Карташевский, который на заседании Переславского исполкома вещал: «Ликвидируем гнилое научно-просветительское общество и создадим подлинно-научное общество краеведов-марксистов».

В родные края он вернулся только через три года, найдя приют в Сергиевом Посаде, где были продолжены краеведческие изыскания. С 1934 по 1937 г. Михаил Иванович - заместитель директора Загорского историко-архитектурного музея-заповедника, ведающего научной работой. В 1940 г., в 72 года, Михаил Иванович уходит на пенсию, но не прекращает творческой работы, продолжая изучать прошлое Переславля, Сергиева Посада, Коломны. Последние годы он провел в Черкизовском инвалидном доме под Коломной. Там и окончилась земная жизнь Михаила Ивановича Смирнова 2 ноября 1940 года.

Человеком, сыгравшим роковую роль в судьбе Смирнова, оказался один из его ближайших сподвижников бывший межевой инженер, энтомолог  («фаунист», как назвал его Пришвин) С.С. Геммельман (1877-1938), приехавший в Переславль в самом начале века, при Временном правительстве  - городской голова. В 1919 г. при непосредственном участии С.С. Геммельмана в Переславском музее открывается отдел природы. На основе своих многолетних сборов в 1927 г. С.С. Геммельман напечатал статью "Список жуков (Coleoptera) Переславского уезда Влад. Губ." в четвертом томе Трудов Переславль-Залесского историко-художественного и краеведческого музея. Это был первый и не самый плохой опыт исследования жуков отдельно взятой территории. На уездной конференции по изучению естественно-производительных сил Переславского края С.С. Геммельман выступает с докладом о вредителях сельского хозяйства и мерах борьбы с ними. 8 декабря 1930 г. арестован, приговор, однако, странный: лишен права проживания в 12 пунктах на 3 года. После этого он  спокойно работал в Ярославском музее.

Директором местного музея после М.И. Смирнова в течение 40 (!) лет был Константин Иванович Иванов (это примерно как в Ногинске – однофамилец Михаила Ивановича А.И. Смирнов).

Смирнов Василий Иванович, брат Михаила Ивановича и историка Сергея Ивановича Смирнова (1870-1916), историка, ученика В.О.Ключевского и Е.Е.Голубинского. Учился Василий Иванович в Переславском духовном училище (1891-1895), Владимирской семинарии (1895-1901) и Московской духовной академии (1902-1906), обучение в которой он сочетал с углубленным самообразованием, ставшим возможным благодаря причастности его к существовавшей в семинарии нелегальной библиотеке. В 1906 г. поступает в Московский университет, но вскоре прерывает учебу и служит в Костроме помощником инспектора духовной семинарии (1907-1908 ), преподавателем истории мужской гимназии (1908-1917), директором коммерческого училища (1917-1919).
Краеведческая деятельность В.И.Смирнова началась в Костроме, здесь он сформировался как исследователь краевед. Он стал одним из организаторов Костромского научного общества (1912), возглавлял краеведческий музей в Костроме (1919-1928) и Иванове (1929-1930). В тяжелое для отечественного краеведения время подвергся репрессиям и в сентябре 1931 года оказался в Архангельске. Здесь В.И. Смирнов  прожил на положении административного ссыльного в течение десяти лет. С огромным трудом ему удалось устроиться специалистом по музейному делу в Северном геологогеодезическом тресте (сектор минеральных ресурсов), где в короткое время он создал специализированный геологический музей (1932-1934)... В наше время краеведам Росссии хорошо известна его дочь Татьяна Васильевна Смирнова, музейный работник, глубокий исследователь сергиево-троицкого края.

Курчевский Леонид Васильевич (1890 - 1937). Родился в г. Переслале-Залесском. Русский и советский изобретатель в области вооружений. В 1916-1918 гг. заведовал КБ Московского военно-промышленного комитета. В 1918-1920 гг. возглавлял лабораторию в Комитете по делам изобретений ВСНХ и одновременно работал в автосекции транспортного отдела того же Комитета. В 1921-1922 гг. служил в Комиссии по звуковой разведке. В 1922-1924 гг. руководил мастерской-автолабораторией при Комиссии по делам изобретений. Известен своими работами в области безоткатных орудий, которыми занимался с 1923 г. В 1924 г. осуждён за растрату казённого имущества и средств. Находясь в заключении в Соловецком лагере особого назначения, построил опытный вариант пушки ДРП. С января 1930 г. был главным конструктором ОКБ-1 ГАУ. В начале 1934 г. специально для Курчевского организовано Управление уполномоченного по специальным работам. В 1935 г. построил истребитель, вооруженный безоткатной пушкой. Разработал так же аппарат для метания гранат, полярную лодку-вездеход, трёхосный вездеход на колёсном и гусеничном ходу, крылатую торпеду, глиссер.
Репрессирован в 1937 г.: был слишком близок к Тухачевскому да и слишком многое обещал...

Ученый и конструктор-ракетчик Михаил Клавдиевич Тихонравов, доктор технических наук, профессор, лауреат Ленинской премии, Герой Социалистического Труда, заслуженный деятель науки и техники РСФСР. Родился в семье учителя во Владимире, был организатором первых комсомольских ячеек в Переславле-Залесском. В 1919 году вступил добровольцем в Красную Армию, был в составе первого выпуска авиационных инженеров, подготовленных Военно-воздушной академией имени Жуковского. Конструкторскую работу начал еще в стенах академии. Тихонравов отдавал много сил исследованию далеких перспектив развития космонавтики, был инициатором новых разработок. В военные годы он занимался повышением кучности стрельбы из гвардейских минометов и разработкой ракетного перехватчика, а в конце войны уже создавал из снарядов «катюш» четырех ступенчатую ракету для исследования космических лучей. Сразу же после Победы под его руководством был разработан проект подъема человека на ракете на высоту до 190 км, а в 1951 году он выступил на научной конференции с теоретическим обоснованием возможности запуска ИСЗ с помощью нескольких ракет, объединенных в «пакет». В 1955 году Главный конструктор  Королев отправил руководству письмо, в котором говорилось «Товарищ Тихонравов является одним из старейших ракетчиков Советского Союза, продолжающих разработку идей К.Э. Циолковского, и его участие в работах нашего ОКБ по созданию спутников решающим образом поможет этому делу». Вся дальнейшая работа Михаила Клавдиевича подтвердила эти слова.

Михаил Михайлович Пришвин более 20-ти лет был связан с переславским краем. Весной 1925 г. Пришвин получает от директора Переславского музея Михаила Ивановича Смирнова приглашение на должность заведующего фенологическими наблюдениями на детской биостанции, которую планировалось создать на горе Гремяч, в бывшей усадьбе "Ботик". Первоначально Михаил Михайлович вместе с семьей остановился в музее, на территории Горицкого монастыря. Здесь он познакомился с сотрудниками музея. Вскоре совет музея постановил предоставить Пришвину квартиру из 4-х комнат в здании "Белого дворца" в местечке Ботик, и Пришвины переехали на гору Гремяч.
В "Белом дворце" Михаил Михайлович прожил почти год с ранней весны до поздней осени 1925 г. Каждый день он ходил по окрестностям Переславля, наблюдал за пробуждением озера, леса, знакомился с местными жителями - охотниками, рыбаками, знатоками края. В мае 1925 г. Михаил Михайлович в составе научной экспедиции Переславского краеведческого музея совершает увлекательное путешествие по реке Вексе, озеру Сомину, рекам Нерли Волжской и Кубре. Участники экспедиции собрали коллекции насекомых, богатый этнографический материал, открыли стоянки первобытных людей. По впечатлениям этого периода была написана книга "Родники Берендея", опубликованная в журнале "Красная новь" (1925 г.) с подзаголовком "Заметки фенолога с биостанции Ботик". Позже книга вышла отдельным изданием под заголовком "Календарь природы". Пришвин называл местных жителей "полевыми и лесными берендеями". В 1926 году по заданию газеты "Рабочий путь" Пришвин приезжает на торфоразработки и пишет серию очерков под общим названием "Торф", а в 1933 г. в "Литературной газете" он публикует краеведческий рассказ "Мох", написанный на переславском материале.  В 1935 г. Пришвин снова на переславской земле, готовит материал о работе Усольского леспромхоза. Благодаря ему был спасен сосновый бор от реки Куротень до села Усолье - "Пришвинский бор". В 1941-43 гг. писатель живет в Усолье, в доме Евдокии Ивановны Назаровой. Здесь им написаны "Рассказы о прекрасной маме», "Повесть нашего времени",  закончена работа над "Кащеевой цепью".

Михаил Ильич Кошкин родился 3 декабря 1898 г. в деревне Брынчаги. Когда ему было 7 лет на лесозаготовках погиб отец. Мать пошла батрачить, чтобы прокормить трех детей. В 1917 г. Михаила призвали в Красную Армию, в 1921-24 гг. он учится в Коммуниверситете, где учился с 1921 по 1924 г. потом работал на различных административных и партийных должностях. В 1929 г. семейного тридцатилетнего инициативного работника в числе "парттысячников" направили для обучения в Ленинградский политехнический институт, где Кошкин был зачислен на кафедру "Автомобили и тракторы". В 30-е годы в Ленинграде формировалась научная и производственная база танкостроения и кафедра "Автомобили и тракторы" явилась основным звеном по подготовке квалифицированных кадров для этой отрасли.
После успешной защиты в 1934 году инженер Кошкин стал работать Ленинградском заводе опытного машиностроения им. Кирова Танковое производство на этом заводе было организовано в начале 30-х годов. Там были разработаны и изготовлены многие опытные колесно-гусеничные и чисто гусеничные машины. Михаил Ильич участвовал в разработке опытных образцов танков Т-29 и Т-46-5. С 1937 г. он главный конструктор танкового КБ на харьковском заводе. Михаил Кошкин руководил работами по модернизации уже существующих танков и испытанию новых опытных образцов. За свою недолгую творческую жизнь он разработал и довел до серийного образца только одну машину, но какую – знаменитейший Т-34! М.И.Кошкину посмертно присуждена Сталинская премия (1942 г.) и присвоено звание Героя Соцтруда (1990 г.). Умер он 26 сентября 1940 года, 42 неполных лет.

Иван Борисович Пуришев (26 ноября 1930 г., Москва – 31 июля 2013 года, Москва, похоронен в Переславле) – архитектор-реставратор, создатель и сотрудник Переславской реставрационной мастерской, писатель. Сын литературоведа-германиста и исследователя древнерусской фресковой живописи профессора Б.И. Пуришева. В 1956 г. окончил МАрхИ, с 1957 г. работал в Ярославской специальной научно-реставрационной производственной мастерской. В 1967 г. разработал герб Переславля-Залесского. Был профессором МАрхИ (история русской архитектуры), членом-корреспонденом Российской и Международной академий архитектуры, действительным членом Международной организации по охране памятников и достопримечательных мест при ЮНЕСКО.В экспедициях по русскому Северу делал обмеры и проекты реставрации церковных и бытовых зданий.Выступал по Центральному телевидению в передаче «Клуб кинопутешественников», рассказывая о деревянных памятниках на Северной Двине и в городах Золотого Кольца". По проектам Пуришева реставрированы церковь Петра митрополита, крепостные стены и башни Никитского монастыря,церковь Святого Духа в селе Новое,Владимирская церковь в Коровницкой слободе, Никитская церковь в селе Елизарово, братский корпус Данилова монастыря, Владимирская церковь, церковь Александра Невского, Введенская церковь и трапезная Фёдоровского монастыря. 

Да, в Переславле не вспомнить о Пуришеве нельзя. При всем разнообразии его проектов, главной темой реставрационных работ И.Б. было восстановление упразднённого и наполовину разрушенного церковными властями Горицкого монастыря. Начинал он в 1960 г. с северо-западной башни, закончил в 1996 г. колокольней с церковью Благовещения. И.Б. Пуришев – автор 9-ти, по крайней мере, книг, посвященных архитектуре древних русских городов, особо – Переславля. Почетным гражданином последнего он и являлся. И является – Почетным - навсегда.

 
При использовании материалов сайта ссылка категорически приветствуется.
© Богородск-Ногинск. Богородское краеведение. 2004-2018
Политика конфиденциальности
Яндекс цитирования Check PageRank