Богородск-Ногинск. Богородское краеведение

«Представляется - о здоровье и даже жизнеспособности общества свидетельствует, в первую очередь, отношение к людям, посвятившим себя служению этому обществу»
Юрий Ивлиев. XXI век

Мы в социальных сетях:
 facebook.com/bogorodsk1781
 vk.com/bogorodsk1781

Первое зимнее, первое новогоднее

Из Черноголовки в Железнодорожный и немножко дальше, а к Москве ближе

М.Дроздов, Е.Маслов

Продолжаем мы с Евгением Николаевичем наши путешествия по родной земле. Хотели и это, первое в 2009-м году, описать поподробнее, но по болезням разным и прочим обстоятельствам не смогли мы продолжить начатое сразу после поездки, поэтому публикуем, что есть…

Станция Обираловка. Картина из музея в Железнодорожном

Станция Обираловка. Картина из музея в Железнодорожном

В последний день ненужных (и вредных) народу и стране каникул, 10-го января уже 2009 года, сподобились мы продолжить походы-вояжи по бывшему обширному Богородскому уезду.

Начинали мы нашу экспедицию при 12 градусах мороза, что было вполне терпимо, заканчивали почти при 20-ти, что было весьма ощутимо…

По Стромынскому тракту

Наш путь лежит из Черноголовки на юго-запад, в район города Железнодорожного. Проедем туда через Балашиху, а в Балашиху - по Стромынскому (Щелковскому) шоссе. Везет нас наш постоянный спутник Сережа, у него теперь новая машина. Если старая работала на газе, что было довольно экономично, то эта работает на солярке, что, оказалось, крайне неудобно. Наша солярка к зимним условиям не приспособлена – выпускается она, скорее всего, для стран Африки, а потому наши дорожные приключения начались км через 10 после старта. Транспортное средство наше просто встало посреди дороги, а потом героическими усилиями Сережи все же малой, совсем малой (человеческой!) скоростью продвинулось до первой заправки. Восприняв из подземного хранилища новую порцию относительно теплого горючего, побежало тогда уж дальше. Теперь кратко опишем, где удалось на этот раз побывать.

Медное-Власово

Вся эта дорога от Москвы до Киржача была когда-то цепочкой шелковых и… медных фабрик и заводиков, такое вот странное сочетание промыслов, но оно было. Некоторые места, как и эта бывшая мыза, несут память о былом своем предназначении в своем названии. Знаменитые Кольчугины тоже начинали на Стромынском тракте, только подальше, на Мележе…

Ну а здесь, на Любосеевке и Воре, в 1822 году основал Андрей Яковлевич Савельев медно-латунный завод, переходивший последовательно к его сыну Ивану Андреевичу и его супруге Ольге Федосеевне. А делали здесь, в основном, котлы, тазы, самовары, подносы. В 1860 г . владелица, не выдержав конкуренции, продает завод купцу Зернову, а тот, через три года, - местным шёлковым фабрикантам братьям Соловьёвым. Один из них, Иван Иванович был заядлый охотник. Говорят, когда эсеровская «боевая дружина» пришла к нему в поисках оружия, то унесла около двух десятков самых разнообразных ружей…

Главный усадебный дом И.И. Соловьева зимой выглядит совсем уныло. Сейчас памятник русского усадебного зодчества, а это действительно Памятник, умирает. Но если посмотреть на примыкающий к нему поселочек, то только окружающая природа да этот усадебный дом могут хоть как-то скрасить человеческое существование тут – все остальное на человеческое жилище мало похоже.

Улиткино

Обратили внимание, что на дорожном указателе надпись: «Усадьба Улиткино». Усадьба, а может быть сельцо? Действительно, здесь когда-то могла быть усадьба дочери Дмитрия Кантемира и любовницы Петра I - Марии, потому сельцо и называлось Марьино. Впоследствии одно время усадьба принадлежала весьма колоритной личности - промышленнику Колесову…

Переезжаем низину, то ли болотце, то ли пруд бывший, оказывается – речка Любосеевка, та самая, впадающая в Ворю в Медном-Власове.

На самом высоком месте села (а фактически - дачного поселка, как и все почти наши села теперь) - церковь Марии Магдалины, небольшая, усадебная, любовно восстановленная. Немного в России храмов, посвященных этому имени, в Московской области так и единственный. Где-то в глубине лежит под ним его основательница Мария Кантемир, царствие ей небесное…

Отсюда, сбоку, хорошо просматривается зимой огромное здание школы-интерната МИД. Что-то там сейчас? Или по-прежнему дипломатические детки?

Возвращаемся к Стромынской дороге. Она раньше проходила через Улитино (так писалось еще и у Нистрема) Кошелева стана, теперь не проходит. Под линией ЛЭП не так давно устроили кладбище. До этого ближайшие были далековато – в Леонихе, наверное, Гребневе или в Берлюках… А усадьба-то, оказывается, в Улиткино на самом деле есть, только не имеет отношения к старине. Это «просто» загородный клуб. Там ресторан, гостиница, коттеджи, бассейн, баня, ну, все как ныне полагается…

Проезжаем Райки

Да, едем мимо бывшей усадьбы, нынче – пансионата «Юность», мимо, в частности, сгоревшей года три назад самой древней деревянной хозяйственной постройки. Была она ближайшей к дороге и хоть и хозяйственная, а выполнена была в стиле классицизм, при Давыдовых, потомках кригс-комиссара, наверное, или при Абазах, потомках молдавского боярина, сподвижника упоминавшегося Кантемира.. Кто строил дачи (осталась сейчас одна только) в усадьбе следующим владельцам Кондрашовым - неизвестно, а вот Некрасову хозяйский (не хозяйственный!) «американский» дом вместо сломанного дворянского построил сам Кекушев, ну, может, помогал ему сам Фомин. В доме этом проживал Молотов, правда, когда был уже не у дел...

Проезжаем Биофабрику

Поселок Биокомбината (теперь чаще так говорят) возник на месте усадьбы Кашинцево, перед революцией принадлежавшей фабриканту из соседних Городищ С.И. Четверикову, отцу выдающегося советского генетика. Женой С.И. была М.А. Алексеева, двоюродная сестра Станиславского. В 1930 г. усадьбу заняли под противочумную станцию, которая вырабатывала соответствующую вакцину. Станция превратилась в конце концов в Щелковский биокомбинат, выпускавший лечебные препараты для ветеринарии. Выпускавший…

После Чкаловского поворота и 6-й роты ДПС

Памятник на месте расстрела капитан-лейтенанта Игоря Остапенко. Немым укором нам всем. Как когда-то никто не встал на защиту царя, так и в 93-м на защиту единственно более или менее законной власти, Верховного Совета, поднялся только этот офицер из нашего Дуброва. Застрелился он или застрелили тут его…

Большие Жеребцы

Свернули в Медвежьих озерах с шоссе налево, км три проехали. Медленно прокатились по центральной улице деревни, ничего пока, с первого раза, «подозрительного», т.е. чего–то старинного не заметили. А искали что-нибудь фабричное. Ведь Жеребцы – родина Каулиных, знаменитых фабрикантов середины 19 века. Ну, ничего, продолжим поиски летом!

А за деревней в лесочке прячется бывшая усадьба Демидовых Алмазово с Сергиевской церковью. Недаром, видно, один из садовых кооперативов здесь называется «Алмаз».

И Жеребцы, и Алмазово – это был самый край Богородского уезда, а сейчас это вблизи границы Щелковского и Балашихинского районов. Возвращаемся на Щелковское шоссе, выезжаем из Медвежьих озер, проезжаем Долгое-Ледово и оказываемся в Балашихинском районе, даже и не районе, а судя по указателям, прямо в Балашихе.

Никольское-Трубецкое

В большом селе Пехра-Покровское, не доезжая сотни метров до речки Пехорки, сворачиваем и опять резко налево. Пехра-Покровское тут же кончается, и сразу начинается Никольское-Трубецкое. Теперь это все Балашиха, как мы уже сказали, мощно, широким фронтом выходит она на Щелковское шоссе.

В бывшем селе бывшая высотная доминанта – храм Рождества Божией Матери. Теперь со всех сторон он застроен. Ставим машину, обследуем территорию, хоть и бегло.

Церковь (1858-1862) считалась когда-то как бы при Балашихинской мануфактуре (Шелапутины, Карзинкины, Лунн). Сейчас мануфактуры нет, а церковь в весьма приличном виде. Большое хозяйство у нее. Большое кладбище за церковной оградой. Немало могил и около храма. Обращает на себя памятник … митрополиту! Уж не обновленческому ли? А вот памятников храмоздателям Горшкову, Каулину, Хлудову мы не обнаружили. Но, может, их и не было…

Балашиха

Едем по улице Свердлова (!), потом в районе «Криогенмаша» выезжаем на Горьковку и уже с трассы сворачиваем налево, на Леоновское шоссе. Пехра-Яковслевское генерала Х.Х. Роопа остается позади, знаменитые когда-то Горенки графов Разумовских, купцов Третьяковых (других) и еще многих именитых владельцев - где-то совсем-совсем сзади…

Кучино

Кончается Балашиха, сразу же начинается Железнодорожный, точнее – Кучино.

Степино, бывшую усадьбу Степана Рябушинского, проехали, не заметив даже поворот к ней. Да и осталось ли там еще что-то?! Года четыре или три назад там еще были развалины маленькой, по-своему изящной электростанции (Рябушинские любили жить комфортабельно), аллея подъездная сохранялась, больше ничего…

Пансионат «Серпа и Молота» справа, теперь, конечно, что-то совсем другое… А чье было-то имение? Владимира, Михаила Рябушинских? Подзабылось, вот так-то, сходу. А ведь лазил и здесь, и лекцию когда-то в пансионате читал, был вопрос, помню, о «библиотеке графа Рябушинского». Ну, как же, - с такой фамилией и не граф?! В 20-е годы магнитная или гравитационная обсерватория тут стояла, нынче только домик сторожа стоит, из старого-то…

Рябушинки, Гидрогородок, гидрометтехникум. Когда-то в нем с незабвенной Антониной Николаевной устраивали мы «Рябушинские чтения» для студентов… Ходим, осматриваем, какой уже раз, а все равно интересно. Великолепной усадьбой Рюминых все это было. Лев Толстой с Рюмиными в каких-то отношениях, недаром Аня Каренина на Обираловке закончила свою измученную жизнь, недаром конюшни, сохранившиеся здесь (вообще-то – филиал ГАИШа!), в народе называют конюшнями Вронского. После Рюминых А.В. Алексеев, отец упоминавшейся М.А. Четвериковой, владел, ну а потом староверы Рябушинские купили. В начале 20-го века многочисленные братья и сестры поделили обширную территорию.

Эта часть, где техникум, где от него спускается красивая «лестница в никуда» (за забором бетонным, не видно теперь) досталась Дмитрию Павловичу. Слышите, внизу шумит река? Это Пехорка, река русской науки. А «науки» - потому, что устроил на ней Дмитрий Павлович, великий русский ученый, гидродинамическую лабораторию, а ниже по течению на правом берегу – первый в Европе Аэродинамический институт. Фильм «Жуковский» смотрели? Ну, тогда знаете…

Уезжаем, нас в музее Железнодорожного ждут хорошие люди. Но все же хотим на минуту заскочить к «родному пепелищу»… Сгорел-таки ведь недавно бывший Кучинский аэродинамический институт – гордость России и Европы! Сгорел и сгорел, и спросить не с кого… Но и подъехать нам не удалось: все занято складами и гаражами, перекрыто шлагбаумами, дорогая, видно, здесь земля…

Институт имени Штернберга. Конюшни Вронского

Институт имени Штернберга. Конюшни Вронского

Железнодорожный

По Носовихе въезжаем в центр города, разыскиваем улицу Новую, там музей. И директор краеведческого музея Наталья Александровна Сотникова, и старейший теперь местный краевед Евгений Ильич Тихомиров жили когда-то в Дуброво, т.е. наши почти земляки. Евгений Ильич окончил Горьковское радиотехническое училище и Институт связи, вышел в отставку в 79-м, после армии стал работать на пароходах экскурсоводом-организатором и изучать, довольно въедливо, историю нового своего местожительства. У него издано много статей и брошюр, в том числе книжечка про Кайнарджи с подробным описанием некрополя, со списком и схемой, очень основательно. С Натальей Александровной мы познакомились весной на Вторых Всероссийских краеведческих чтениях, где оба выступали с докладами, она еще тогда приглашала к себе в музей. И вот…

Разговор начался с того, что вспомнили прежних краеведов, наших общих знакомых. Антонина Николаевна умерла, умер и Борис Тимофеевич. А было ему 102 года! Вековой же юбилей отмечали вот здесь, в музее...

Наталья Александровна ведет по музейным разделам. Усадьба Кучино. Рябушинские и Кучинский аэродинамический институт. Андрей Белый в Кучино. Кучинский кирпич (и сами кирпичи присутствуют тут же, в натуре). Станция Обираловка. Саввино. Поляковская фабрика. Быт русский вообще. Довоенный быт. Война. Послевоенное наше житье. Радиолы огромные, телевизоры типа КВН с линзами, первые магнитофоны…

У музея хороший выставочный зал, выставки идут непрерывно. У какого-то стенда разговорились особенно. Оказывается, кроме наших Куприяновых, к этим местам прямое отношение имеют и богородские фабриканты Мироновы. Что-то типа усадьбы, а потом – дачного поселка, В.Г.Миронов назвал в честь своей жены Ольги Гавриловны, так и называют до сих пор – Ольгово или Ольгино. После войны тут, как и в Кучино, пленные немцы дома строили…

Музей произвел прекрасное впечатление. И не потому, что он огромный, богатый и пр. (помещения его очень небольшие, фонды хранить негде, проблем хватает), а потому, что ведется музей с великой любовью! Все время пополняется, люди идут сюда, несут фамильные реликвии, знают, что не пропадет и будет выставлено. Очень богатый музей!

Но, прощаемся с Натальей Александровной, спасибо, Наташа!..

Троицкое-Кайнарджи (село Павлино)

Теперь наш гид - Евгений Ильич. Едем в Павлино, сначала мимо бывших глиняных карьеров, видим развалины деревянного то ли Миловановского, то ли Куприяновского дома… Евгений Ильич рассказывает… А вот и оно – бывшее масонское гнездо, и нескрываемое… Церковь Троицы, как считают, построил в 1778 году выдающийся наш архитектор и масон высокого градуса В.И. Баженов (у него, кстати, усадьба была одно время рядом с Черноголовкой, откуда мы и приехали)… Через 100 лет здесь построен еще храм Вознесения.

А в 1775-м Екатерина II праздновала в Троицком победу фельдмаршала графа П.А. Румянцева-Задунайского над турками, и тогда велела назвать усадьбу Кайнарджи. Сын графа С.П. Румянцев, министр и академик, в честь императрицы установил памятник в соседней деревне Фенино. Похоронены он и дочь его Зинаида в особой часовне, ее все называют мавзолеем Румянцевых, сзади Троицкой церкви. Рядом с этим мавзолеем (куда мы благодаря Евгению Ильичу тоже попали) много могил князей и графов. Пожалуй, такую концентрацию титулованных особ можно встретить только на немногих московских и питерских великосветских погостах.

Съездили мы и в Фенино, при этом опять пересекли все ту же Пехорку, много раз нам сегодня встречавшуюся. На постаменте Императрицы сейчас памятник погибшим в Великую Отечественную войну. Сама статуя в свое время увезена в Москву…

Ну, уж заодно. Дом белорусского посольства на Маросейке знаете? Графам Румянцевым принадлежал. А потом мужикам, ставшим купцами, Каулиным. Мы их тоже вспоминали. Такие вот метаморфозы…

Саввино

Или Савино? Наталья Александровна однозначно отвечает: Саввино. Или как? Запутались. Это поселок при станции Обираловка или наоборот – станция Обираловка устроена вблизи Саввина? Евгений Ильич говорит, что каменную церковь Преображения Господня начали строить в 1863 году из миловановского кирпича. В церкви мы тоже побывали, помолились, осмотрели три фаянсовых иконостаса работы Тверской фабрики М.С. Кузнецова. Для нас, богородских, важно, что в 1909 г . придел преп. Серафима Саровского освящал игумен Берлюковского монастыря Тимолай. Впрочем, Саввино всегда до революции было тоже в Богородском уезде, а местная фабрика (теперь, естественно, недействующая) принадлежала Поляковым и Морозовым. Фамилию Морозов носил и местный многолетний батюшка Алексий Морозов, однофамилец, конечно. Видимо, он похоронен около храма, как и жертвователь князь С.А. Ухтомский. Обеднели потом Ухтомские, только что титул и остался …

Побывали мы и на могилке матери нашего «солнечного клоуна» Олега Попова. Жили они когда-то и в Глухове…

Новый Милет

Милет – древнее обжитое место. Владельцами были Воронцовы, потом Голицыны, от них перешло село, и надолго, к Ухтомским, о которых только что говорили. Средств у них не было и при новой усадьбе церковь в начале 20-го века построили не они, а местный фабрикант Сергей Орлов. Церковь незатейливая, но и не совсем маленькая, в честь святителя Николая Мирликийского, любимейшего нашего русского, мы считаем, святого… Рядом было кладбище, ближе всех к храму был похоронен храмоздатель Орлов и одна из Ухтомских. Значительная часть кладбища и эти могилы, в частности, ушли под нынешнюю дорогу.

Невдалеке - большой водоем, за ним высоченная гора. Спрашиваем, а это что за вершина посредине Среднерусской равнины? А это свалка, оказывается! Грандиозная. И как в подтверждение слов, на дороге показалась колонна мощных мусоровозов…

И мы едем дальше…

Новый Милет. Церковь святителя Николая Мирликийского

Новый Милет. Церковь святителя Николая Мирликийского

Полтево-Никольское

День нашего путешествия хмуроватый выдался. А тут выскочило солнышко и осветило маленькое чудо - упрощенно-рокайльную церковку-колокольню, из белого камня полностью сложенную. Искусствоведы явно ее стиль по-другому определяют, но для нас явно было, что перед нами один из шедевров Подмосковья. Такие храмы «простые» помещики не строили. И действительно. Вот кое-кто из списка владельцев села. Князь Дмитрий Пожарский. Думный дворянин Федор Полтев. Адмирал Федор Апраксин, бравший Выборг, Гельсингфорс, победитель при Гангуте, это он и построил в 1706 году чудесную Никольскую церковь. Но продолжаем список. Барон Андрей Остерман, канцлер Российской империи. Граф Иван Остерман, вице-канцлер. Граф Александр Остерман-Толстой, генерал от инфантерии, при Кульме потерявший руку. Князь Мстислав Голицын, граф Остерман. Последний владелец – князь Александр Голицын, граф Остерман. Было ли такое еще созвездие титулов и чинов на Богородской земле?! Видимо, нет…

Слева лес, бывший явно парк, там, видно, и была самое усадьба…

Холодает к вечеру заметно, Евгений Ильич с Сережей остаются в машине, мы бродим кругами вокруг удивительного храма...

Снова Саввино

Возвращаемся в Железнодорожный той же дорогой. Фабрика Поляковых-Морозовых ликвидирована, как и вся наша промышленность, т.е. перестраивается под что-то другое. Мы с улицы и не увидели даже старых корпусов. Евгений Ильич говорит, что они в принципе есть, но сейчас мы смотрим домик бывших хозяев бывшей фабрики. И показывает нам дом Поляковых, у пруда (или речки?) и небольшой рощицы перед ним. Очень интересное сооружение, судя по всему, было, нынче обветшало, многое уже потеряло, тем не менее, обходим его, фотографируем…

Благодарим Евгения Ильича за этот последний сегодня подарок, благодарим за всю экскурсию, для нас устроенную. Прощаемся, выезжаем из города...

 

Несемся по Носовихе в сторону Электроуглей. Обсуждаем мысль, пришедшую по пути: три дороги на восток ведут из Москвы – Стромынский тракт (Щелковское шоссе), Владимирский тракт (Горьковское шоссе) и вот это Носовихинское шоссе. Последнее из них - самое скромное, самое узкое, самое малоизвестное. Но именно оно практически не пересекает сколько-нибудь крупных рек. Что бы это могло значить? Пока не решили…

 

Сворачиваем на Обухово, объезжаем Ногинск. Полная луна. Холодно, но впечатление приятное. В 5 часов мы дома…

 
При использовании материалов сайта ссылка категорически приветствуется.
© Богородск-Ногинск. Богородское краеведение. 2004-2018
Политика конфиденциальности
Яндекс цитирования Check PageRank