Богородск-Ногинск. Богородское краеведение

«Так говорит Господь: остановитесь на путях ваших и рассмотрите,
и расспросите о путях древних, где путь добрый, и идите к нему»
Книга пророка Иеремии. (6, 16)

Мы в социальных сетях:
 facebook.com/bogorodsk1781
 vk.com/bogorodsk1781
Дата публикации:
08 декабря 2009 года

Второй Лух

Давно звал друзей в Лух, и все как-то не получалось. Но вот уговорил, поехали вчетвером, резко, без особой подготовки. Собрались-то в сухопутный Лух, а получился еще один рывок на полноводную Волгу, второй за это лето. Правда, формально уже не лето, сентябрь начался, но очень тепло. Народ вокруг, и во Владимирской области, и в Ивановской, ходил полураздетый, по-летнему. А про Волгу читайте ниже.

 

4 сентября 2009г., пятница. Черноголовка-Лух

 

Итак, все-таки после обеда поехали. Какая иномарка у Толи – не разберу, да и неважно. Мы с ним впереди, Галина с Ольгой сзади сидят. Едем по Горьковке, хотя сначала хотели по Стромынке. Через Глухово-Панфиловку-Успенск-птицефабрику выскочили на трассу и вскочили в мощный поток машин, ни разу, слава Богу, не остановившийся. Пока сами не остановились: в горле пересохло...

Лакинск

Свежее их фирменное пиво теперь продается и справа по движению и слева. Попробовали справа. Так себе, но, в общем, неплохое. Взяли с собой…

 

Владимир как-то объехали и где-то свернули влево, на Ковров.

Ковров

Кто в Союзе не знал этот город? Только идиот! Ведь в каждом раймаге Союза обязательно продавался «Ковровец». Конечно, это не «Ява» – «макака» красная, мечта парней. И даже не «Иж-Планета», но все ж таки мотоцикл. И мирную известность пулеметному городу принес…

Так вот я про Ковров знал (значит, не идиот, все-таки) и чем здесь занимаются – тоже знал, но никогда здесь не был. А Толя знал и был. И я, благодаря Толе, теперь сподобился. Город еще несет на себе следы сравнительно недавнего визита Путина, везде «Единая Россия», снова «Единая Россия» и только «Единая Россия». Доходит до смешного: на мощной кирпичной высоченной ограде, за которой стоят такие же могучие коттеджи, красуется надпись: «Единая Россия – Единый район!» Видимо, это единый коттеджный поселок районных функционеров партии. Мощный, очень, как и партия…

Едем по новым микрорайонам. Новым, но каким-то холодноватым. В городе всю жизнь делали пулеметы, потом еще и центрифуги для разделения изотопов, а для блезиру – мотоциклы. И бедным город никогда не был. В начале 20-го века здесь жило 15 тыс человек, в начале 21-го – 160 тыс, для райцентра немало.

Но вот въезжаем в старую часть. Улица Дегтярева, очень уютная… Вековые домики, которые помнят и Дегтярева, и Мосина, наверное, но Мосин здесь, по идее, не был, жил в курортном городе Сестрорецке под Питером. Улочка Федорова, надо понимать – изобретателя первого нашего автомата, учителя Дегтярева. На берегу Клязьмы несколько церквей, в целом довольно живописная картина. Переезжаем Клязьму и вырываемся на оперативный простор, т.е. прём…

Ковров

Ковров

Холуй

Что-то строится в центре этого то ли села, то ли поселка. Очень оригинальное, совсем не сельское. Оказывается – художественное училище. Ведь село Холуй – известный художественный центр холуйской (или как?) росписи. И музей у них есть. Но сейчас уже закрыт.

Речка Теза, подозрительный какой-то, несерьезный мост, но солидная набережная, храм на ней. Едем мимо храма. Речка – та самая, на которой выше по течению и Шуя, и Дунилово, мы там в этот раз не будем, но Теза нам еще встретится.

Южа совсем рядом…

Южа

«Закрыли нашу кормилицу», - с грустью говорит женщина. Это она о текстильной фабрике. Закрыли окончательно или как ?– «южанка» не знает. Кормила фабрика весь, считай, город. Народ тоскует, мужики злоупотребляют.

Предприятие принадлежало когда-то Балиным. Балины начинали в Дунилове под Шуей, что-то у них и в Иванове было (поселок или микрорайон Балино до сих пор так именуется). Известная фамилия. Семья Ивана Викуловича Морозова с ними дружила. Жили на Поварской, усадьбы под Москвой, одна – совсем недалеко от Черноголовки, там теперь областная туберкулезная больница…

Рядом с неработающей краснокирпичной фабрикой, большой и красивой, как и все дореволюционные строения, стоит, на очень низком постаменте, тяжелый, вот уж действительно мощный наш танк! Кажется, что он готов в любой момент рвануть вперед. Но нет вождя, нет команды, и он стоит. Да что танк, все вокруг стоит!

Читая табличку, понимаем: учителя и школьники местной школы, и родители-рабочие, наверное, собрали во время войны деньги на танк. Сталин им прислал благодарность, и его слова полностью приведены. Краткие, точные, емкие. Кому не лень сейчас клянут Ивана Грозного, Сталина, да если бы только их - всю нашу историю клянут. И дальних предков наших, и отцов, и нас, значит. А здесь, в Юже, не побоялись хулителей…

Ну а мы ускоряемся. У нас впереди еще одно место, после Холуя, прославленное своими мастерами росписи.

Палех

Был в Палехе первый раз я в самом начале 95-го, приезжали с юными разведчиками из Шуи; Юра Листопадов, всеумеющий и многознающий человек, основатель первого здешнего скаутского отряда, организовал тогда поездку: чтобы знали дети искусство палешан и гордились им. Через 7 лет мне опять удалось здесь побывать. И вот снова через 7 лет. Тут несколько музеев, тут удивительный храм, изукрашенный местными богомазами. Их называли владимирскими, поскольку был это когда-то Шуйский уезд Владимирской области…

Времени у нас светлого почти уже не остается, поэтому не останавливаемся, а только замедляем ход, вертим головами в разные стороны. Красивое село… Или это поселок?

Лух

Это моя, не скажу – наша, главная цель. Это родина Второвых. Второвыми, крупнейшими капиталистами Москвы и России, основателями Электростали, я давно занимаюсь, в 2002-м я искал здесь следы их пребывания, почти нашел, но… Вот из-за этого «но» я снова здесь, вот почему Лух «второй» и вот почему потащил я сюда своих приятелей на их автомобиле.

Мало что в Лухе изменилось, но кое-что изменилось. Гостиница теперь не на боковой улице, а на центральной площади прямо, у памятника участникам «ВОВ» (так они и не исправили режущее ухо неуважительное «ВОВ» на стеле вместо – «Великой Отечественной войны»)…

Темнеет. Устроились в этой новой гостинице, очень маленькой, но чистенькой, на 2-м этаже. Вытащили припасенную еду, лакинское пиво. А ничего, неплохое пивко, хорошо прошло!

Под нами бар, который не давал нам спать до пол-третьего ночи. В городке и всего-то несколько тысяч жителей, но бар действует, гремит, как в столицах. Пол-третьего же вдруг резко замолчал и тишина как будто обрушилась на Лух.

 

5 сентября 2009г., суббота. Лух-Юрьевец

Лух

Рано утром в гостинице разговорился с уборщицей, она родом из Шуйского района. Поговорили и о купцах, она даже помнит, что некий купец Аржанников похоронен около Шартомского монастыря, ныне процветающего. А как оказалась в этой-то «глухомани»? Да замуж вышла, глухомань-то и есть, но попробуйте мужу или другим лухским сказать - для них – Шуя – ничто!..

Мне понравилось: у нас, у лухских, собственная гордость!

Пока мои спутники еще спят, я пробежался по городу. Но своих знакомых лухчан - далеких, но все же родственников Второвых - не нашел, к сожалению. Знакомого толкового краеведа («краеведку», на самом деле) – тоже. Расстроился...

А наши тем временем встали. Перекусываем, собираемся, несем все добро в машину. И осматриваем городок. Это не сложно: практически все «историческое» сосредоточено вблизи центральной (Соборной, по-моему) площади.

Первым делом идем в музей. Он здесь специализирован, да еще как - посвящен… электросварке! Но вы не пожалеете. И увидите и узнаете много интересного про местного помещика Бенардоса – изобретателя этой самой сварки. И про сам город тут кое-что есть. Жаль, портреты Второвых так и не висят. И жаль, что не удалось встретиться, с кем планировал. Беседую с сотрудниками музея, передаю приветы, статьи. Милые, самоотверженные люди, где-то на самых границах цивилизации хранят они культурные ценности нашей нации; получая копейки, не уходят с поста – смены нет…

Лезем на валы древней крепости - местного кремля. Замечательный вид на речку Лух, столь любимую туристами-байдарочниками. Где-то внизу, глубоко, женщины на плоту особом полощут ковры. Идет своя жизнь. Мужики выпивают во дворе крепости. А как же?! День-то начался! Ну а мы фотографируемся у памятника Бенардосу. Заходим в открытый храм, один из трех, стоящих рядышком на одной, так сказать, площадке…

Еще ходим по городу. В магазине, где продают ковры и телевизоры, покупаем по книжке о славном Лухе. И прощаемся с ним. Почти все достопримечательности этого маленького оазиса истории мы и осмотрели. Свою же задачу я, однако, не выполнил…

Тогда - на Волгу! Дать душе простор, отдохнуть, отдышаться, отрелаксировать! Судя по карте, от Луха до Юрьевца, до Волги – рукой подать, км 50-60 от силы. Расспрашиваем, как нам туда прорваться. Народ скептически смотрит на нашу иномарку и говорит – не прорветесь. Тогда путь один и он кружной, неблизкий. Что ж, едем кружным путем, через Кинешму. И в Кинешме, и в Юрьевце был я 12 лет назад: пора, пора освежить впечатления.

Икона преподобного Тихона Лухского

Икона преподобного Тихона Лухского

Выезжаем за город в сторону Вичуги. Справа видим купола, колокольню, это Тимирязево, монастырь Тихона Лухского, 1498 года основания. Паломники прибывают, присоединяемся к ним, осматриваем обитель. Кроме монастыря здесь еще и отдельно стоящая голубая шатровая церковь – «под Гжель», как нам показалось…

Вичуга

Эта часть города раньше была сама по себе и называлась Тезино (но Тезой здесь и не пахнет). На солнце блестит, слепит нас золотой купол высоченной колокольни, слившейся почти с высоченной же церковью. Из красного качественного кирпича сложены стены, украшенные великолепными и огромными по размеру майоликовыми панно, все вместе это необыкновенно, царственно красиво.

Модерн в русской исторической интерпретации (неорусский стиль) называли у нас часто этак небрежно квази-, а то и ложнорусским стилем. А появился он, как ни парадоксально, раньше собственно модерна и начало ему положил… Виктор Васнецов! Да, великий русский художник-сказочник, которого либералы не любили да и не любят сейчас, прямо скажем, за его русскость, еще в 1880г. вместе с Поленовым спроектировал в Абрамцеве у С.И. Мамонтова маленький изящный храм, от которого можно отсчитывать новую эру русской архитектуры. И наши зодчие года до 1914 строили в неорусском стиле изумительные церкви и соборы, в основном старообрядческие, но и не обязательно церкви и не обязательно староверские.

Этот – обычный православный - спроектирован архитектором И.С. Кузнецовым в 1911г. по заказу фабриканта И.А. Кокорева, по трагическому поводу Дочка Кокорева девятнадцатилетняя Лидия читала вечером в спальне и случайно опрокинула на себя горящую свечу. Вспыхнула легкая кисейная одежда, и пока подоспела помощь, девушка получила страшные ожоги, от которых через несколько дней умерла. Отец выстроил в память о ней замечательную церковь, в которой кроме главного престола был освящен придел во имя св. Лидии.

Да, блестящая работа И.С. Кузнецова, создателя «Делового Двора» в Москве, первого строителя Электростали (то и другое для «нашего» Второва) и пр., и пр. А это его творение на меня лично произвело одно из самых сильных впечатлений, что я получал от архитектуры. Как и собор в Кронштадте, как Никольский собор Латкова в Хотькове, как храм-колокольня на Рогожском, Федоровский собор в Царском селе архитектора Покровского. Нет, нет, не один Шехтель (неверующий, кстати, но любимый мной) у нас был великим архитектором, тем более церковным. Совсем не один!

После свидания с таким шедевром (а нам и внутренность показали, и мы испытали здесь истинный, что называется, трепет души), все остальное смотреть даже и не хотелось. Хотя мы знали, что здесь, в Вичуге, творили и другие столичные мастера – Адамович, Жолтовский, что здесь коноваловсая больница, Коноваловская площадь, дворец Коноваловых, их же фабрики и мн др.

Фабрика Разоренова-Кокорева у нас по ходу движения, но мы сворачиваем на Старую Вичугу, едем мимо бывшего завода Пелёвина, мимо знаменитой некогда усадьбы Татищевых. Старая Вичуга и дала в 1920-е годы имя всему городу. Город-то город, но по-прежнему довольно четко сохраняются его составные части – Тезино, Гольчиха, Бонячки и т.д.

В Старой Вичуге, кроме всего прочего, очень интересный, редкий Ленин стоит. Вообще, коллекция каменно-бронзовых Ильичей в стране огромная и, если присмотреться, среди них есть чрезвычайно любопытные экземпляры. Нельзя их уничтожать, надо наоборот собирать. Тут Ленин провожает на гражданскую войну комсомольца. Комсомолец - в буденовке, изобретенной, между прочим, упомянутым выше Васнецовым, а пошитой на фабриках упомянутого уже не раз Второва еще до октябрьского переворота. Мир тесен и сильно связан: последний Коновалов, из главных местных фабрикантов, был соучредителем Второва по Товариществу «Электросталь»! Одним из директоров правления у Коноваловых был инженер Измаил Лопатин. Лопатины (по-видимому – эти самые) меня тоже интересуют, это ведь и связь с Локаловыми и Локаловской мануфактурой (см. «Рывок на Волгу») и с Богородским уездом тоже – в Глинках, когда-то Брюсовских, в конце 19-го века была фабрика Лопатиных. И уж если пошли такие параллели, то км в 20 отсюда находится бывшая усадьба А.И. Бибикова, покорителя Пугачева и родного брата Г.И.Бибикова, благоустроителя знаменитого богородского имения Гребнево. На их сестре, помним, был женат Кутузов…

Вичуга – Кинешма

Вот и удаляется Вичуга, уменьшается, пропадает вдали. Она и на самом деле убывает, а если уж совсем откровенно говорить - вымирает. В 1970 жило здесь 53 тысячи, в разгаре застоя еще больше, а нынче - 38 тысяч, да и есть ли на самом деле? В историческом плане с Вичугой и окрестностями связано немало знаменитостей. Вот только четыре из них, но какие: социолог Питирим Сорокин, экономист Николай Кондратьев, художник Ефим Честняков, маршал Василевский! И вот еще меня заинтересовала пропущенная тоже нами пригородная усадьба Миндово — родина полярного исследователя, капитана 2-го ранга барона Б.Нольде и, скорее всего, – семейное гнездо промышленников Миндовских, бывших староверов, обстроивших всю Волгу в этих местах.

Обязательно приедем сюда еще с Е.Н. Масловым, будем исследовать Вичугу как фабричный центр. Не мы первые, конечно, но хотелось бы сравнить с нашими подмосковными фабричными городками. На скорый взгляд, по крайней мере, много общего уже можно найти, а вот отличия еще поищем. Да, достойный город Вичуга. Только одних династий крупных промышленников сколько отсюда вышло?! Коноваловы, Кокоревы, Миндовские, Морокины, Пелёвины. В результате их деятельности в 19-м— начале 20-го века была создана мощная промышленность в Вичуге и районе, в Кинешме, в Наволоках, в Заволжске, в Юрьевце. Города Вичуга и Наволоки, посёлок Каменка своим рождением обязаны основанным в них фабрикам. Как говорят, уездный центр Кинешма благодаря деятельности вичугских фабрикантов из мещанского городка превратился в крупный промышленный центр. Кинешемские краеведы, правда, отбиваются, развивая, наоборот, тему влияния Кинешмы на Вичугу.

В Кинешме сейчас 92 тыс жителей, а было еще недавно 105. Потери поменьше, но и здесь констатируем: планы мадам Тэтчер, ихнего Бжезинского и наших руссоненавистников неуклонно выполняются.

Кинешма

Сначала заехали куда-то на сторону, влево, к трикотажной фабрике. А потом - прямо к центральной набережной, с прекрасным видом на Волгу. Вот, вот она! Снова, через два месяца, опять Волга, и через 12 лет – Кинешма. Если сравнивать с июлем этого года, мы уже км на 300 ниже по течению, по карте - вбок, сильно вправо.

Красивая, очень красивая набережная, не хуже почти и Ярославской. Фотографирую женщин на фоне Волги, величественной, спокойной, почти без всякого движения. Раньше здесь где-то был паром (переправлялись на нем в 1997-м году, когда по пути из Ярославля в Нижний, стояли временно мы с ребятами лагерем на той стороне), теперь не видно. Вдали слева что-то слабо, в дымке, проступает. Мост, что ли? Действует, строится? Спрашиваем местных . «Уже три года,- говорят,- ездим!» Тогда ясно дело с паромом.

Обстановка в стране и в городе тяжелая, а погода нынче хорошая, наш народ на нее только, похоже, и реагирует: волжский берег полон нарядных людей, а около Дворца бракосочетаний очередь шикарных автомобилей. Живем, значит, все-таки!..

Походили, полюбовались, пообедали. Узнали на всякий случай относительно ночевки. «Хоть сейчас!» – сказали. Турист, видно, схлынул. Да и был ли?

Снова идем по богатому некогда, купеческому, фабричному городу. Теперь - в сторону речного вокзала. Там удивительный комплекс белоснежных церквей. И много еще всего интересного в Кинешме, но сейчас нет у меня времени вдаваться в подробности (а сколько их здесь – таинственно-сказочных!). И тогда, 5 сентября, время подпирало нас, солнце потихоньку клонилось на запад, а что нас ждет с ночевкой и пр. в Юрьевце мы представления не имели.

Решма

До нашей сегодняшней цели километров 60. Едем на восток вдоль реки, но ее самой не видим. И вот Решма. Необыкновенно живописное место на Волге. Маленькая церковка со звонницей… Заброшенный большой и красивый деревянный дом рядом с монастырьком… Очень обходительная старая интеллигентная монашка принимает записки и пр. Сестры живут где-то в деревне…

Юрьевец

С кручи коренного берега ныряем вниз… И сразу на Волгу, широченную здесь (потом узнали – до 18 км !, ну уж до 8-то – точно!). Свои ладони в Волгу, как говорится, опусти! Опускаем дружно и вообще умываемся волжской водой, вода чистая. А необъятное это водное пространство на самом деле уже - Горьковское водохранилище. До Нижнего, впрочем, больше 100 км еще.

Ищем гостиницу. Нашли у самого порта (порт фактически бездействует). Она считается музейной и представляет собой бывший купеческий дом с изразцовыми печами, высокими потолками, просторными залами и верандами. Лет 100 дому…

Проехали вокруг города, искали усадьбу Миндовского, но не нашли. А была, Сейчас же фактически ничего существенного, говорят, не осталось, потому и не нашли. Остановились у воинского мемориала. Отсюда, сверху, и изумительный вид на город, на собор, на старые постройки. Юрьевец (Юрьев Поволжский) – самый древний город Ивановской области, основан в 1225 году владимирским князем Юрием Всеволодовичем, внуком Юрия Долгорукова, дядей Александра Невского, погибшим в битве на Сити, впоследствии - канонизированным…

Быть у Волги и не прокатиться по ней – как это может быть?! Идем с Галиной в порт. Должно же быть что-то здесь прогулочное? Официально нет, а неофициально находим. Недешево, но круто. Катаемся на катерке. До изгиба Волги. Именно здесь она делает резкий поворот с востока на юг. Видите на карте? А мы в этом изгибе были! Были и у огромного креста, стоящего посредине всего разлива. Когда-то на этом месте монастырь располагался. Здесь и островов хватает. Летом они полны загорающих отдыхающих, сейчас пустынны.

Ольга боится воды, трепещет, но терпит героически. Как в пословице: и хочется, и колется, но за компанию ведь! А и на самом деле страшновато, когда волна бъет со страшной же силой по днищу «Казанки».

Накатались вдоволь, возвращаемся мимо родника. От него наверх идет лестница крутая, там где-то больница на высоте. В августе 97-го, в кромешной тьме сойдя в порту с «Ракеты», мы с ребятами-скаутами залезли на гору, поставили палатки, сварганили быстро ужин и уставшие за тяжелый день улеглись спать. Проснулись мы от грозных и изумленных одновременно криков: между палатками бегала в белом халате, как выяснилось, главная врачиха больницы и кричала. Мы осмотрелись и тоже изумились: ночью встали чуть ли не посередине больничного двора! Но отходчив русский человек. И мы тогда договорились…

Ну а сегодняшним вечером в кухоньке гостиницы случился какой-то не совсем понятный по замыслу пир. Сначала с нашими соседями, потом еще какие-то ребята из города подгребают, потом кого-то посылают еще за, потом наши уже все спят, а я принимаю удар на себя… Зато сон был отменный, как на больничной горе…

 

6 сентября 2009г., воскресенье. Юрьевец – Черноголовка

Юрьевец

С утра «ударяем» по музеям. Их три в городе – Краеведческий, братьев Весниных, семьи Тарковских. Еще есть картинная галерея. Не будем описывать здешние музейные ценности, нет у меня сейчас времени на все, как уже говорил, да и в интернете можно многое по этому поводу найти. Приятно удивило, что в музее братьев-архитекторов экскурсовод – мужчина. Мы начали уже от этого отвыкать. Все музеи интересны по-своему, но богаче и разнообразнее всех, конечно, главный городской музей. Впрочем, и весь Юрьевец, а впрочем, и все подобные старинные русские городки, сам по себе представляет музей под открытым небом. И в этом хранилище древностей (но не таких уж и древних) мы досматриваем то, что не увидели вчера вечером…

Потом у женщин рынок, и здесь женщины, как всегда, задерживаются дольше запланированного. Рынок большой, всю центральную площадь и прилегающий квартал заполнил. Разнообразия, правда, особого нет, и местного происхождения мало что есть, но зато ржавых метизов любого назначения – просто навалом! Ленин тоскливо поглядывает со своего пьедестала на весь этот НЭП нашего времени. Любопытный экземпляр вождя и здесь: рука у него за спиной таинственно так спрятана. Что-то он там держит!? А оказывается – почти и ничего – кепку, всего-навсего, и даже не вторую, как на одном из монументов!

Но пора, пора, пора… Вырываемся, наконец, из объятий замечательного этого городка. В нем-то сколько народа живет? Нашел потом – 11, 5 тысяч, а в лучшие годы больше 21 тысячи. Почти в 10 раз меньше, чем в Кинешме, но зато почти в 4 раза больше, чем в Лухе.

Сегодня отсчитываем все в обратном порядке. Решма осталась справа. Проскакиваем Кинешму, объезжаем Вичугу…

Родники

Хотел ведь, хотя бы мельком, посмотреть Родники. Но проехали как-то сходу, промчались по краю и ничего толком не увидели. А город Красильщиковых надо будет осмотреть в дальнейшем тщательно, точно – уж с Масловым теперь, с ним не забалуешь...

Входили Родники, между прочим, в Юрьевецкий уезд Костромской губ. И Лух наш дорогой - тоже.

 

Где-то на полпути между Родниками и Иваново – снова пересекает нам дорогу Теза – река русской промышленности, как и наша Клязьма, а из местных - Талка, Уводь и пр. Звучит символично - как антитеза безволию и безалаберности, порой, других русских мест, как пример для многих. Здесь русские мужики и бабы, и никакие другие, ткали, пряли, красили, торговали, получали, вкладывали, строили огромные фабрики, поднимали русский текстиль на мировой уровень… Когда-то…

Иваново

Проехали по центральным, весьма представительным, если можно так выразиться, улицам. Нашли, наконец, их текстильную ярмарку (видать, еще кое-что в области работает). Пока Галя с Олей ее изучают, мы с Толей изучаем недалекую «Красную церковь». Построил тот же архитектор Беген, что фактически вел стройку шехтелевского несуществующего теперь здесь храма… Впечатляет «Красная»! Там, между прочим, мощи местного святого епископа Кинешемского лежат. Учился когда-то он в Англии, был преподавателем в Москве, вместе с главным редактором журнала «Вокруг света» Поповым книжки писал по скаутизму, а потом – вот судьба выпала – вернулся на малую родину, стал священником, гонимым епископом, святым…

Конечно, посетить Иваново и не купить ситчику, одеяльце, ночнушку там – невозможно! … Ну, купили, купили, а для души? А для души надо успеть в Музей им. Бурылина…

Музей нас раздавил, заполонил и окрылил… Нет слов, чтобы дать достойную характеристику этому уникальному собранию, нет слов! Это не просто столичный уровень, это уровень мировой. Спасибо тебе, русский купец-фабрикант Дмитрий Геннадиевич Бурылин! Он сказал как-то: «Музей – это моя душа, а фабрика – источник средств для жизни и его пополнения…». Комментировать тут нечего.

В Музей текстиля (напротив, через улицу), в Художественный музей (дальше по магистрали) мы уже опоздали. Тогда уезжаем.

На выезде уже из Иванова – указатель на Ново-Талицы. Родина И.В. Цветаева, там музей, но я не был и никто из спутников тоже. Оставляем на будущее…

Суздаль и далее по Стромынке

Долетели до Суздаля, по какой-то отвратительной дороге пробились к въезду в центр, но в центр не едем, а огибаем по окраинным улицам, монастыри и отдельные храмы все остаются слева от нас. Но вот и указатель на Юрьев Польский. То, что нам нужно, сворачиваем. Здесь начинается Стромынский старинный тракт, а вернее – кончался он здесь. Как и в Москве улица, выводящая на тракт, называлась Стромынка…

Мы еще не обедали, а надо. Ищем место хорошее, начиная с Иванова, и вот, наконец, видим подходящее. Пруд у какого-то села . В нем восстанавливается церковь, с другой стороны пруда, вдали, тоже церковь, шатровая, похоже. Перепад воды очень большой. Шумит приятно водопад. Солнце клонится к закату, но достаточно яркое еще.

Устраиваемся на позднюю трапезу на берегу пруда. Кроме всего прочего - у нас арбуз на десерт. Кайфуем.

А потом при несколько неожиданных обстоятельствах знакомимся с председательницей местного колхоза. На мощном джипе, строгая и умная, она произвела на меня сильное впечатление. Благодаря таким женщинам еще и держатся такие островки сельского хозяйства (а здесь пашут, сажают и собирают, похоже, неплохой урожай всего). Да и от всей поездки, и не только этой, одно из главных впечатлений – это то, что нынешняя Россия держится на женщинах. А мужики или пьянствуют, или сидят на съездах «Единой России», или их просто нет…

Но едем.

Красивейшая дорога, любовно обсаженная, даже просто проехаться по ней, то взлетая на высоты, откуда видно за десятки, наверное, километров, то спускаясь в тар-тарары, где внизу какая-нибудь речечка или ручеек, так вот даже проехать по ней, любуясь, этими красотами – одно удовольствие. Владимирское ополье. Почти чернозем. Да, здесь еще пашут!

Здесь, возвращаясь с Ярославской Волги, ехали мы два месяца назад, и вот - опять. Тогда отвернули на родину Солоухина, сейчас мы летим как бы в обратном направлении…

Юрьев Польский - Кольчугино - Киржач – Аленино

В сумерках Толя ведет машину изумительно, находя все входы и выходы без всяких планов и даже заколдованный для многих город Кольчугино проехал без заминки и даже в совершенно темном Киржаче не усомнился нигде ни на секунду. Ну, знает он эти места как профессионал, поездил в свое время, а мы-то всего лишь любители…

Аленино – Филипповское – Мележа – Черново – Стромынь - Черноголовка

Совсем уже «наша» земля: дачи наши черноголовские в соседнем Захарове… Никольская церковь, куда ездят многие черноголовцы, электростальцы, москвичи и пр. и пр. Мечтаю написать когда-нибудь про местного священника о. Стахия. И думаю, что напишу, а пока - низкий поклон, батюшка!

Дачник возвращается, поток машин сгущается. Поворот резкий в Чернове, лежащие препятствия в Стромыни и Якимове содействуют образованию пробки. Но доехали! В 10 часов мы уже в своих квартирах…

Спасибо вам, друзья!

Итоги

Проехали 970 км , отсутствовали дома 56 часов, и были эти 56 часов - захватывающего интереса, истории, красот. Осмотрели,- что лучше, что хуже,- Лачинск, Ковров, Холуй, Южу, Палех, Лух, Вичугу, Кинешму, Решму, Юрьевец, Иваново. Вот такой «Лух» у нас получился! У меня – второй.

 

Фото А.Колюбакина и Г.Иванчихиной

 
При использовании материалов сайта ссылка категорически приветствуется.
© Богородск-Ногинск. Богородское краеведение. 2004-2019
Политика конфиденциальности
Яндекс цитирования Check PageRank
На верх страницы