Богородск-Ногинск. Богородское краеведение

«Представляется - о здоровье и даже жизнеспособности общества свидетельствует, в первую очередь, отношение к людям, посвятившим себя служению этому обществу»
Юрий Ивлиев. XXI век

Мы в социальных сетях:
 facebook.com/bogorodsk1781
 vk.com/bogorodsk1781

Женская доля


Уборка ржи в колхозе

Уборка ржи в колхозе "Пробуждение" в годы войны (А.В. Кустова крайняя справа)


Сижу по воскресеньям в Ногинском музее и уже много месяцев просматриваю номер за номером местную газету послевоенного времени "Голос рабочего", составляю хронику города и района. Не часто, но время от времени на газетных страницах появляется Черноголовка. Вот 1951 год, заметка из колхоза нашего "Победа": "…сельскохозяйственные курсы для молодых колхозников ведет агроном т. Кустова".

54 года назад… И не удивился бы ничему, да тут задание редакции: живет на поселке женщина, одна из старейших, была председателем сельсовета… Звоню, прихожу в 24-й дом. Встречает миловидная бабушка, ну да - "в возрасте", видно, что пожилая, но не скажешь, что без десяти сто, такое же чувство остается и от разговора. Но прежде знакомимся: Кустова Александра Васильевна, да, та самая!

А появилась она в Черноголовке в 1942 страшном году, когда немца чуть отогнали от Москвы, когда он был силен еще и самоуверен. В 100 км от фронта действовали колхозы, в колхозах - одни бабы, наши русские бабы, старики и подростки, практически дети. Они и снабжали, спасали фронт, армию, страну. Ни о каких американских сосисках и слыхом не слыхивали. Все обиды забыла, все простила русская душа и работала не за страх (страхов она натерпелась уже, как никто), работала за совесть, не получая ни копья.

12 колхозов, порученных Александре Васильевне в том году, были (пишу под ее диктовку): Беседы, Стояново, Старки, Ботово, Стромынь, Черново, Якимово, Якушево, Макарово, Боково, Ивановское, Черноголовка (колхоз "Пробуждение", после победы - "Победа"). Все это - северный участок Ногинской МТС. Она - участковый агроном. Хозяйства все малочисленные и многопрофильные, выращивали всего понемножку. У людей понятий об агрономии - никаких. Вызывают ее в Ивановское: капуста у нас испортилась, заражена чем-то. "Прихожу к ним,- рассказывает она,- а им капуста досталась цветная, которую, конечно, тут никто в глаза не видел". Вырастили и ее. Как и картошку, рожь, овес. Без удобрений, без химпрепаратов. Земля бедная здесь всегда была, конечно. А кормить истекающую кровью армию нужно было? Вот и кормили…

Летом ездила по деревням на велосипеде. Зимой хуже. Ходила пешком. Волков за войну развелось столько, что много раз блистали зрачки их в нескольких шагах от нее. Как-то из Ботова после лекции для колхозников вернуться не могла - волки дорогу "перекрыли". А там, где сейчас у нас озеро ближнее, на ее глазах волк задрал оставленную неосторожно козу.

Через много лет она вспоминала в одном из своих выступлений: "Работали в колхозах бесплатно, начисляли трудодни, а получать на них было нечего. Все, что собирали на полях, сдавали государству, еще - натуральную оплату за работы МТС. Жили тем, что заработают на станках. В каждом доме стоял ручной ткацкий станок. Станок получали в артели, туда же сдавали готовую ткань. Днем работали в колхозе, ночью за станком. Электричества не было. В домах и на фермах горели керосиновые лампы. На тракторах работали девушки 16 лет…"

Работали, работали, работали. Бесплатно… Она, агроном, числилась в МТС, государственной организации, получала 42 рубля. Это тоже почти ничего. И у нее не было коровы! Без коровы выжить было невозможно. Помогли добрые люди, молоко приносила сердобольная соседка. Потом дали теленка.

Удивляюсь: "А что и трактора были во время войны?" - "Были. Присылали из МТС. Девчонки на них лихие. Один бригадир-мужчина, он ремонтом и наладкой всего занимался. Да, еще лошадка была, одна на всю деревню, если перевезти чего. А картошку сажали да и убирали почти все вручную. Рожь - серпами. И исключительно опять женщины. И председателями во многих деревнях были женщины, часто неграмотные, но честные. И великие труженицы.

У нас в Черноголовке зав. фермой была Кузнецова (это местная фамилия) Мария Дмитриевна, героическая женщина. Почему героическая? Поехала сдавать быка на мясокомбинат, в городе ее танк сшиб, ногу отрезали, а она все равно осталась в строю и работала здорово, потом еще и председателем сельсовета была".

Заходит разговор о ферме. Где коровник был, свинарник? Как понял, недалеко совсем от нынешнего обелиска. Когда совсем прохудились, построили там, где теперь микрорайон наш "На семи ветрах", оттуда уже перенесли на современное место, где их, похоже, и настигает смерть. Или выживут?

- А председателей нашего черноголовского колхоза помните, Александра Васильевна?

- А как же, помню, но, наверное, не всех. В 42-м был Кузнецов Павел, отчество забыла, потом Сидоров Дмитрий Федорович, Севастьянов Парфен Костантинович, кто-то из города присланный, последний перед совхозом - Колкунов Николай Иванович.

- Где было правление колхоза?

-Тоже рядом с обелиском, в "слободке" на левой стороне, там же и клуб с библиотекой, все в одном доме.

- А что было на месте нынешнего "23-го километра"?

- Одно из полей нашего колхоза, небольшое, гектар 30.

У здания Ногинского горкома партии. 1958 год

У здания Ногинского горкома партии. 1958 год

- А что Вы скажете о Горячевке, Якушеве, Обухове?


- Горячевка была, там жил лесник и лесные рабочие, а Обухова уже не было, но остатки усадеб хорошо просматривались. Якушево - маленькая деревня, на одну сторону, домов 15. Сюда, ближе к нам, были торфоразработки, торф на машинах возили в Ногинск, я иногда пользовалась - они меня подвозили. Тяжелая работа. Женщины, "торфушки" их все звали, в основном с Рязанской области. А строения разные там стояли еще в начале 60-х…

- Да, тяжелые, тяжелейшие годы войны… А не помните, полигон во время войны работал? И когда легче жить-то стало?

- Про полигон не могу сейчас сказать. Помню, что в войну или сразу после бегали туда смотреть летчика разбившегося. Красивый был летчик.

Полегче же стало, когда мужчины начали возвращаться, кто уцелел, - Чемагин Павел Иванович и др.

- Расскажите, пожалуйста, Александра Васильевна, о своей семье. И чем занимались до 42-го года?

- Я родилась 22 апреля 1915 года во Владимирской области, в деревне. Отец работал на стройках, в частности - в Электростали. Стал там начальником столярного цеха, нас туда перевез. Трудовой стаж мой начался с 15 лет. Была лаборантом на отцовском заводе, так называемом "три-девять-пять", он выделился из "двенадцатого", снаряжательного, проходные были рядом. Одновременно училась в техникуме.

В Электростали вспоминаются почему-то… желтые лица. На нашем заводе делали противогазы, на соседнем - снаряды. Их начиняли взрывчаткой. Это вещь очень едкая. Вот лица всех старых работников и работниц и становились желтыми, как у китайцев.

Сама я занималась проверкой противогазов, тоже дело опасное было, попала в больницу, там посоветовали в "химию" больше не возвращаться. Перед войной окончила я Сельскохозяйственный институт в Мичуринске. Жили с мужем в Малаховке. Когда ушел он на фронт, жить стало не на что. Кто-то сказал про Ногинскую машинно-тракторную станцию. На центральной усадьбе в Молзине меня, беременную, взяли на работу с радостью - специалистов не осталось. Так я оказалась в Черноголовке. А сына родила уже в Ивановской больнице, там был один старый врач, он лечил от всех болезней и роды принимал. Хоронили тогда черноголовских тоже в Ивановском.

Сын Толя уже после войны четыре года учился в начальной школе, на месте нынешнего Дома ученых, потом три года ходил в Якимово, в дом раскулаченных (крепких мужиков) братьев Николаевых, отданный под школу (сгорел, мне кажется, в конце семидесятых. - М.Д.). Потом техникум в Электростали окончил, работал на "Сороковке" в Челябинской области.

Отец у меня тоже долго жил в Черноголовке, был "передовой", у него первого фотоаппарат был в деревне, первый телевизор, с линзой.

- Александра Васильевна, а в пятидесятые - шестидесятые годы изменилось что-то в Вашей судьбе?

В 56-58 гг. была я главным агрономом в МТС, потом около двух лет работала инструктором горкома по сельскому хозяйству, опять моталась по району. Из Ногинских начальников хорошо знала Блохина - председателя райсовета, Короника, Бабаянца. Есть фото: октябрь 1958 года, с Короником и Бабаянцем стоим мы у стенда перед зданием ГК, и весь стенд посвящен кукурузе. (Хрущевские времена, кукуруза, коммунизм не за горами, для кого-то "оттепель", для православных - новая волна гонений… - М.Д.).

Еще 7 лет проработала я по прямой моей специальности - главным агрономом Ногинского питомника. Объездили все деревни тогда, приучали непривычных к садам местных жителей разводить плодовые деревья.

А.В. Кустова с сестрой на фоне черноголовской гостиницы. Конец 50-х годов


А.В. Кустова с сестрой на фоне черноголовской гостиницы. Конец 50-х годов

- А когда Вы узнали, что в Черноголовке будет "что-то такое", небывалое в этих краях?


- Ходили как-то с сыном Толей за грибами на наше место (в районе нынешней второй площадки ИПХФ. - М.Д.). И на обратном пути встречаем человека в шляпе, незнакомого, но уверенного такого… "Дай, - говорит, - грибов". Так мне и самой нужно, это еда для нас, мы никогда не жировали. Тогда он и говорит: "А больше вы сюда не походите". - "Как так, всю жизнь ходим". - "А мы вот застроим и закроем все…" Тогда я и поняла, что начинается в Черноголовке новая жизнь. Год, наверное, был 56-й.

- Где Вы тогда жили-то, Александра Васильевна?

- Домишко мой, в котором поселилась в 42-м, сгорел в 53-м, новый перестроили из того, что занимало правление бывшего колхоза в Афанасове. Теперь на том месте дом № 6 по Институтскому. В 1967 году снесли почти все деревенские избы за речкой Черноголовкой, мою - тоже. Квартиры нам дали в заселявшемся тогда 24-м доме. Здесь и живу с тех пор.

- И вот в том году Вы стали председателем сельсовета. Чем же приходилось заниматься на новом посту?

- Когда избирали, составила речь с описанием жизни своей. Избрали единогласно,- местные жители все хорошо меня знали. С поселка, как помню, в сельсовете были Дмитрий Васильевич Ульянов и Валентин Михайлович Исаков. (А полуразвалившееся здание старого сельсовета еще стоит за только что построенным Гута-банком. Новый председатель, Власов, в 1969-м переехал в нынешнее здание администрации, и все стало называться поссоветом.)

Одно из главных наших дел - это то, что соорудили по деревням обелиски в память погибших. Может, слишком простые и неказистые, ведь собственных средств у сельсоветов не было. Подсобными средствами, на какие-то деньги собранные, а сделали. В Макарове, в Черноголовке, в Ботове. Есть фотография - открываю памятник в Ивановском. А вот черноголовской такой нет.

- А что еще, Александра Васильевна, делали?

- Колодцы по деревням восстановили, а то после войны тоже ведь никто ничего не ремонтировал. И жалобы разные разбирали, и женили мы, и регистрировали, и хоронили.

 

… Первый муж ее убит на войне. Второй умер. Сын Толя умер. Теперь с ней внук Илья живет с женой. Из их окна видно помещение "Милосердия" - когда-то здесь библиотека была поселковая. Уже выйдя на пенсию, Александра Васильевна работала тут библиотекарем у Лидии Егоровны Копытиной. А всего рабочий стаж нашей героини - 47 лет. Почти полвека в строю! Да какие полвека!

Эта статья, конечно, только слабый отблеск жизни такого замечательного человека, но все же - и посильное поздравление Александре Васильевне. С 90-летием, многоуважаемая и любимая!!! Напоминают о Вас яблони и вишни в деревенских садах. И обелиски в наших селах.

М. Дроздов. Черноголовская газета. № 16 (716) 21 апреля 2005 года.

 
При использовании материалов сайта ссылка категорически приветствуется.
© Богородск-Ногинск. Богородское краеведение. 2004-2018
Политика конфиденциальности
Яндекс цитирования Check PageRank